Форум » Творческий уголок » Стихотворения от Мэри Линн) » Ответить

Стихотворения от Мэри Линн)

Дария: Здравствуй... если хочешь прочесть мое творчество - читай, только не забудь написать то, что ты действительно о нем думаешь. [more]Я еще живу... Я ранена, Но не убита. Я хочу взлететь, но не могу- Крыло подбито. Я кричу Кричу Опять кричу от боли... Жить хочу!!! О, боже...жить хочу.... На воле. Видно, такова судьба- Скитанья Век за веком. Я хотела птицей быть... А буду Человеком. * Сегодня я проснулась на рассвете, И сразу в сердце укололо болью. Тебя здесь нет, и нет на этом свете. И мне на рану кто-то сыпет солью. Пусть не были мы лучшими друзьями, Пусть иногда шутили и смеялись. Но ты ушел. И мы остались сами. И навсегда, наверное, расстались. Пусть слезы ангелов на том и этом свете Потушат в сердце догорающий костер.. Давно ушел. И мы уже не дети. Но все это я помню до сих пор. * Я сильна в своем Я. Кем бы я не была. Моя цель - жизнь моя. Не гранит, не скала, Не песок, не земля - Это не про меня. Создана из огня. Соткана из дождя. Пусть не пара они, Но во мне оба есть. В каждом слове моем Теплых искр не счесть. В каждом шаге моем Чу! Дождя перестук... То, что "Я" мы зовем - Не пустой это звук. * Он, бедный, готов был на все для нее. Она же себя от любви оградила. Сказала:"Не бейся ты, сердце мое!",- И сердце навеки для чувств охладила. Он был неуклюжим, смешным человечком, И сам он не знал, как тот лед растопить. Он просто шепнул в тиши:"Бейся, сердечко!" Он просто сказал ей: "Так будем дружить!" Навеки-веков теперь скрыты надёжно Те чувства у них у обоих в груди. Он ждет. Просто верит, что лёд осторожно Растает. И скажет она одно слово - прости. * Мне говорили - поздно верить в сказку, А я читала ее сотни тысяч раз. И мне неважно, что чужая ласка Не достигает моих иссушенных глаз. Мне нужно плакать - Слезы только лечат, Не принося ни горя ни беды... А моя сказка будет длиться вечно, И навсегда оставит в памяти следы. *** Не считайте меня изгоем. Просто я выживаю сама. Я с собой разделю свое горе, Если будет вокруг тьма. Если свет не успеет погаснуть, Усмехнусь я сама себе. Одиночество? Это прекрасно. Я сама- ключ к своей судьбе. А дорога ещё далёка.... Но я вижу -в конце горит свет! Кто сказал вам, что я одинока? Поверьте мне на слово: Н Е Т! *** Эти рифмы нам небом нашептаны, Эти строки нам адом навеяны, Мы идем по тропинке протоптанной, Оклеветаны и осмеяны. Низко-низко склоняем мы голову, Когда демоны потешаются, Но в какую не смотрим мы сторону - Всюду ангелы улыбаются. И нигде нету нам утешения, Не встречаем мы сострадания. Нам неведомо слово прощения, Одиночество - наше призвание. И тропа в наказание сделана: С двух сторон нас по-разному судят. Но не ангелы мы и не демоны, Мы всего-то лишь навсего Люди. *** Моя душа сказала мне:"Прощай", И улетела прочь. Куда? Не знаю. Быть может, там, где существует рай Она порхает. А я звала ее, звала в ночи, Прислушиваясь тихо к звукам ночи. Но ночь шепнула мне:"Молчи, Она не хочет. Ведь ты терзала ее каждый день, На мелкие осколки разбивая. Тебе ей заниматься было лень, Я это знаю. Ведь ты любила, ненавидела, ждала. Ну а душа растила крылья. И, что ее тогда ты предала, То стало пылью. Она не хочет возвращаться, не придет. И не суди ее ты строго." Но я, сто лет уж напролет Ищу дорогу. Давно мертва, но дух силен, я не сдалась, Что было сном, то стало былью... Нашла. Простила. За руку взялась- Мелькнули крылья .. *** Зачем берешь ты бритву в руки, Режешь себе вены? Поверь: он не простит разлук, Не вынесет измены. Поверь: он не такой, как ты Друг другу вы чужие. Забудь его, развей мечты, Разбей мечты пустые. Напрасно ты себя убьешь И ни за что погубишь. И сердцу снова нагло лжешь. .....Ведь ты его не любишь... Он - лишь стена от всех обид, От всех проблем защита. Он обогреет, сохранит... И снова правда скрыта. Что мучаешь его собой, Сама о том не знаешь. Полно проблем.....и ни одной, Ты это понимаешь? *** Стресс, Стресс, снова я и депрессив, Упаду, Потому что нету сил, Нету солнца. Только ветер. А меня никто-никто тут не заметит. Вниз. Вниз По разрушенным ступенькам. Проснись! Сегодня воскресенье. Сегодня день, Когда мечты в небытие Уйдут.....ты там. Я тут. Пять минут нам дано На размышленья...мало, Но что поделать. Значит, надо. Значит, будет так. Кто-то сказал... Ты отрицал, Вот и пропал...в небытие пропал..... Сегодня снег Идет. А я в бреду. Пройдет. Сегодня нет Меня.. Я где-то далеко отсюда. Если нет огня. На сердце лёд-броня. И нету слез. Нельзя Мне плакать. Не буду. За окном Ничего. Только снег Только снег... Сколько можно?! Этих рек Крови По телевизору и в сердце? Уже навек. Неясный свет Там впереди, Где-то далеко...мне не дойти. Я здесь. Я буду Останусь. Меня нет.. Меня нет. Сегодня снег Идет. А я в бреду. Пройдет. Сегодня я уйду И не вернусь Оттуда. В душе моей беда. И эти холода Меня спасут. Нельзя Мне плакать, Не буду........ *** Ты говоришь мне, я - Маэстро? Ну что ж, не стану отрицать. Мне даже очень будет лестно, Если меня так станут звать. Но друг, постой, отвечу честно: Нет палочки в моих руках. Пред залом, сценой и оркестром Я ощущаю только страх. Из тысяч звуков и мелодий Предпочитаю тишину. А жизнь тем временем проходит, И я в плену. В ее плену. Мне чужды люди, смейтесь! Смейтесь. Я громче стану хохотать. А вы, мечты мои, развейтесь. Здесь дела нет, вам нужно ждать. Ты говоришь мне, я - Маэстро?.. Какая разница? Пусть так. Заметь, как, право, интересно Осознавать, что жизнь - пустяк...[/more]

Ответов - 105, стр: 1 2 3 4 All

Мэри Линн: Theodor Edward Black возможно. Но тогда страшно подумать, от чего ударились в него вы 0_о Мари Раймон не плачь, мракоборец, не последнюю гулянку справляли))

Джелейн: Мэри Линн, как это на нас похоже:)) Класс! Очень позитивно!

Мэри Линн: Ледяным сквозняком мне уткнется в ладонь, Серой тучей укроет меня в колыбели, И пока буду спать, облетит весь мой дом, И потушит в камине последний огонь, И сожжет те страницы, которые тлели... Я закрою окно, зацепившись за вечер, Что, не глядя, уйдет по своим делам. А в ладони останутся давние встречи, И вино не залечит, ничто не залечит Мою рану сквозную, не выгребет хлам. Я буду помнить это лето вечно, Я буду называть эту осень сном, Но когда-нибудь, рассмеявшись беспечно, Все себе я прощу, закрывая окно.


Ольга Элин:

Тейтрин Эстель: Импрессионистическая зарисовка №3(в соавторстве с Мэри Линн) Разойдутся дороги, Разлетятся пути. Ты разбил себе ноги В кровь. И не видно ни зги, Сосчитай до пяти, У обочины ты найдешь Кров. Это будет шалаш Или дом лесника, За горами солнце Взойдет. Этот мир еще наш. Знаешь, наверняка Ты не раз еще встретишь Восход. Значит будет утро и день, Значит мы живем до сих пор. И плевать, что у судна крен! Знаю, мы проиграли спор. Хоть удачу не схватишь за хвост, И пускай против ветра нам плыть, Но мы поняли сказка – всерьез, Нам её бы сберечь не забыть.

Мэри Линн: Кожен день починаючи з кави, Розгортаючи свіжу газету, Як ти визначиш, де твоє право Собі ставити авторитети... Мрієш - як? І про що? І навіщо? Гроші, знову. Авто і квартира. З кожним роком все більше і більше До людей твоя власна зневіра. Куриш тільки кубинські сигари, Випускаючи дим у кватирку. По ночах ти не бачиш кошмарів. І солодким замінюєш гірке. Подивись, твої очі скляніють! Тож на кого ти схожа, людино? І такі, як ти, тільки і вміють, Що ділити життя на години. Подивись і одумайся, брате. Ще нічого змінити не пізно... Щоб у смерті хвилин не благати, Не роби собі гіркую тризну.

Мэри Линн: Я - Время, услышьте, бесславное Время, Мне почестей нет, лишь хула и позор! Меня не выносят на суд сожаленья, Присяжные сами несут приговор. И каждый из вас своим долгом считает Мне плюнуть в лицо, осквернить, оскорбить... А ночью тайком шепотком умоляет Прошедшие дни вспять назад обратить. Я прямо смотрю - одевают мне маску, Я просто бреду вникуда, вникуда... Давно я отвыкло от света и ласки, Давно потеряло себя без следа. Всегда выступаю карателем Божьим, Хотя не караю, а только учу. Всегда рассудить меня просят, но сложно Судить, если жизнь сама гасит свечу. И тут же в очах бунтовского народа Уже я - не Время, а истинно Смерть... Мне тычут по собственной воле свободу, И вновь говорят:"Время любит лететь". Куда? Я иду по тропе-перепутью, Пока хватит сил я не остановлюсь... А где ваша совесть, скажите мне, люди? Ее я не брало, уж в этом - клянусь.

Мэри Линн: Боли больше нет, боль ушла давно. Ты ведь дал обет - значит, суждено. Суждено бродить в переулках тьмы, Жизнь свою прожить, как в немом кино. Только по щекам росы битых грез, Сквозь телеэкран глянуть довелось. Словно в зеркалах отразились мы... И вернулось вспять, каждый - в свою ось. Кто теперь ты мне? Родич ли, чужак? Разум говорит, что серьезный враг, Сердце уж сто лет, как молчит, молчит... Узы раскололись, и распался брак. Никакой любви, нынче это грех, В клятвах на крови вместо смысла - смех. Кто поймет меня, кто найдет ключи? Ты теперь - чужой. Хэппи-энд для всех.

Джелейн: Мэри Линн, это потрясающе... *утёрла слезинку* Супер....

Мэри Линн: В ушах эденский цикл звучит, как песня, что в дороге Поют усталые шуты, садясь за руль невзгод. Я все еще иду вперед, переставляя ноги Едва-едва, за шагом шаг, ломая тонкий лед. Следы мои с отрывом в час запорошатся снегом - Зима заботливой рукой укроет окоём. А я - размеренно - к нему, не рысью и не бегом. И ночь, светлея и смеясь, переменится днём. Я знаю, где-то - цель, и к ней я направляю стопы, Вперед меня спешат, летят, сбиваясь на ходьбу, И падают. И падают в разрытые окопы... Зачем? Зачем гневить назло Удачу и Судьбу? Я всё еще иду, борясь с желаньем опуститься В холодный снег. Закрыть глаза и смолкнуть навсегда. В каком горячечном бреду я вижу ваши лица... За шагом шаг. Зима метет. Не станет ни следа.

Тейтрин Эстель: *организовала аккомпанимент, бренча на гитаре*

Мэри Линн: Скрипачка Мэри брала ноту "ля" И неспеша пюпитр поправляла. Бродячий пес, мешая и скуля, Вертелся на ступеньках у вокзала. Вагоны проезжали, грохоча, И скрипка вслед им тонко подпевала. Толпа взирала, дико хохоча, С издевкой легкой; но не отпускала. Творила Мэри заново пассаж, Глаза блестели ярким серым блеском. Грузили пассажиры свой багаж, Спешили по вагонам, занять место. Была июльская каленая жара, И тучи тяжко плыли над перроном. Как мир была мелодия стара, От тротуара отбиваясь звоном. Свистел состав, кричали люди вслед, Стоял в сторонке мальчик, громко плача, Карманник брал монету на обед В карманах тех, кто спорил и судачил. Кипела жизнь, а ливень все не лил, И люди молча пробегали мимо. Бродячий пес лишь тоненько скулил, И девочка играла пантомиму... не знаю, поймете или нет...

Мэри Линн: Так много лет молчать, и наконец сорваться. Так много лет таить в себе тупую боль. Скажи мне, кто учил тебя так улыбаться? Кто разучил с тобой по нотам эту роль? Ты пафосно кричишь о лживости и чести, Ты горько строишь речь из гнева и обид. Не просишь ничего: ни совести, ни лести, Но за тебя твой яд всё внятно говорит. Я не хочу сейчас высокопарных строчек, Увы, театр закрыт, софиты не горят. Не будет немых сцен и дерзких троеточий. Один лишь только острый, как бритва, серый взгляд. И из всего, что есть, я понимаю ясно, И страшно мне от этого вдвойне воспринимать: На дне души моей до ужаса прекрасно, До ужаса спокойно тебя могу понять.

Мэри Линн: Все мои последние стихи можно видеть в моем Ли.рушном дневнике(Лоуренс_Канзас), куда я впредь буду писать. То, что накопилось, выкладываю сюда. - Утром зеркала коснется взгляд, И не вспомнит, где уже встречались Равнодушье и холодный яд С непонятной приторной печалью. Синие глаза не лгут, Не умеют нагло лицемерить. Цвет изменят, но не отомкнут Вековые запертые двери. Днем по лужам пробежит трамвай, Отразив в холодных брызгах ясный, Как хрусталь, нетронутый январь В серых бликах глаз из доброй сказки. Вечер память снегом заметет, Горькую, как очи цвета кофе. Что еще должно пройти, пройдет На запущенном автопилоте. - Не грустить была команда, Ну же, улыбнись. В этом мире смеха мало, С миром поделись. Солнце скоро вновь проснется, Затрепещет лист... Вновь мелодия забьется - Это пианист. Он играет не по нотам, А под звуки трав, И во всем он ровным счетом Тысячу раз прав. Лучше бить по струнам тонким И слагать вирши, Лучше голосом петь ломким, Чем в бессилье жить. Пианист играет быстро, Не жалея рук. Посмотри на пианиста, Улыбнись, мой друг... - К Рильке Я так хотела б все ваши сонеты Перевести на легкий русский слог. Ведь мир не знал прекраснее поэта, Который, словно мир, был одинок. Хотела б я, чтобы на стенах дома, Где я живу, и вертится вся жизнь Писали строчки вашей идиомы, О вечных истинах задумавшись. Быть может, как-нибудь, в воскресный вечер, Гуляя в парке, по аллее лет, Ошибочно я в ком-нибудь вас встречу, И безответно улыбнусь вослед. - Обо мне не напишут хвалебных речей, Только плач. Да и то, лишь когда я уйду. Ветер будет кружить листопад на пруду, И играть волосами бегущих детей. Я останусь здесь вся. На страницах из книг Я не раз напишу что-нибудь о любви, О дожде напишу, что к окошку приник, И неспешно пускает вниз капли свои. Мне чернилом послужит хмельная роса, А пером - звонкий смех в гулком доме пустом. Вы не бойтесь, ежели очнется вдруг дом, Не пугайтесь, услышав мои голоса. Обо мне не напишут хвалебных речей. Мне они не нужны, вовсе я не герой. Может, время пойдет на секунду быстрей. Я не знаю, но вы не идите за мной. - Я кольцо потеряла сегодня, Когда шла по бульварному снегу. Лед трещал под моими ногами, И пускал паутинками трещины. Я была в состоянии сонном, Но все время срывалась на бег я. И его затоптала шагами Одинокой, измученной женщины. Ночью сон мне приснился нелепый, Будто я потеряла ребенка. И больничные белые стены, И закрытая узкая комната. Сон был вовсе не темный, а светлый, И смеялась я поутру громко, Кровь все так же текла по венам, Снег все так же царил над городом. Я спешила куда-то, не помню... Шел какой-то там день моей жизни, Но, увидев глаза прохожего, Строго я на него посмотрела: "Я совсем не похожа на соню, Помню все маршруты и линии. Отчего же тогда невозможное Каждый раз свои ставит пределы?"

Heather McMillan: Прекрасные стихи, западают в душу



полная версия страницы