Форум » Омут памяти Кубка Серебрянного Дракона » Команда: Марс Майерс и Томас Мортемер » Ответить

Команда: Марс Майерс и Томас Мортемер

Серебряный Дракон:

Ответов - 6

Марс Майерс: Не торопясь, студентка в слизеринской мантии прошла мимо других студентов, уже занятыми выполнением задания. В её руках была маленькая клетка с белой лабараторной крыской, которая взялась у неё непонятно откуда. Впрочем, каждый раз самые неожиданные и нужные вещи обязательно находились. С ничего не выражающим лицом, девочка бросила отчужденный взгляд на трудящихся, надеясь обнаружить напарника среди них. "Никогда не варила зелья в паре.. Как хорошо, что у нас хотя бы зельеварня есть в Подземельях, не без тренировок, - подумала Марс про себя и улыбнулась, вздохнув не то с наслаждением, не то с облегчением. - Надеюсь, хотя бы мыша мучать не придется сегодня." Деловито Майерс скинула мантию, засучила рукава и собрала длинные волосы в хвост. Она принялась изучать рабочее место: осмотрела котел, проверила ёмкости, и.. не обнаружила таймера. Как-то, помнится, она уже запорола самое простое зелье, забыв о нем, и не прочитав рецепт внимательно. Более таких ошибок студентка не допускала. С этой мыслью она сделалась серьезнее, и достала из сумки таймер-песочные часы, на всякий случай. Затем, прочитав правила тура и список ингредиентов, девочка вскинула бровь, беззвучно прошептав что-то на подобии "ясно-понятно" на своем родном языке. В ожидании напарника девочка начала подготовку рабочего места, для мистера Мортемера. Она намеревалась отправиться за ингредиентами, так как замок был более знаком ей, чем уважаемому гостю. Это могло существенно ускорить весь процесс. Сосредоточившись на планировании поисков в голове, Марс поставила родниковую воду в котле на горелку, на медленный огонь.

Томас Мортемер: Когда Томас только в первый раз услышал о сути задания второго тура, он не смог удержаться от недоверчивого хмыканья, приподняв в лёгком недоумении брови. Варка зелья. Да ещё и в паре с человеком, личность которого целиком и полностью зависела от выбора стервицы Фортуны и личной удачи самого игрока, которая вполне могла ему повернуться на этом задании филейной частью. Прекрасно. Просто блеск. С учётом того, как чудесно ладил господин Мортемер с незнакомыми людьми, он уже заранее сочувствовал своему невольному напарнику. Или напарнице. Имя товарища по несчастью ему ни о чём не говорило, кроме того, что звучало оно очевидно по-мужски, но, что-то ему подсказывало - всё могло быть и не так, как казалось на первый взгляд. Этот турнир не переставал его удивлять с того самого момента, как он только прибыл под своды замка Хогвартса, так что, морально Томас уже готовился ко всему, чему угодно. Даже к тому, что у его напарника будет зелёная кожа и фиолетовые глаза, к примеру. Маловероятно, с учётом того, в какого рода мир они прибыли, но всё же, мало ли. Что если вдруг…? Нормально просмотреть книгу чемпионов он так и не удосужился, так что действительно понятия не имел, с кем ему придётся выполнять этот тур. Фыркнув таким своим мыслям и слегка тряхнув головой, чтобы их вытурить и сосредоточиться на неожиданно свалившемся, как рояль с неба, задании, Мортемер направился в сторону лабораторного полигона, где должно было находиться всё необходимое для варки зелья оборудование. И ожидать неизвестный напарник. Так, по крайней мере, Томас надеялся. Попутно он заглянул в библиотеку, прихватив с собой оттуда энциклопедический справочник с описаниями видов необычных магических растений - в силу специфики работы он хоть и начал с недавних пор подтягивать свои знания по травологии, но они всё ещё были далеки от идеала. И Мортемер, как человек практичный до мозга костей, предпочитал сразу организовывать себе возможность перестраховаться. Зашёл Томас в отведённую для их зельеварных экспериментов лабораторию немногим позже после того, как была дана условная отмашка приступать к заданию. Как и ожидалось, около котла уже стоял его предположительный сокомандник - и ну надо же, это всё-таки оказалась девушка. Благо хоть без зелёной кожи и похожая на нормального человека. Совсем развеселившись от этой мысли - до состояния какой-то залихватской отчаянности, когда в таком состоянии ты готов уже даже на дракона пойти с грудью наголо, настолько тебе всё нипочем - Томас подошёл к ученице… Слизерина, судя по мантии (в этот момент Мортемер оценил практичность формы учеников Хогвартса, отличающейся у каждого ученического дома по цветам; у них в Магисмо о принадлежности студента к тому или иному факультету пришлось бы спрашивать). Кивнув ей в знак приветствия, Томас поинтересовался на всякий случай: - Марс Майерс? - и только убедившись в том, что попал по адресу, герцог, как и полагается по всем правилам его аристократического приличия, слегка поклонился, положив руку на правую сторону груди. - Томас Мортемер, ваш напарник по зельеварению, к вашим услугам. Вижу, вы уже готовите рабочее место. На этом моменте в голосе Мортемера скользнули нотки искреннего уважения к собеседнику - ему импонировали люди действий, которые сразу без лишних слов приступали к делу. Может, им даже удастся друг с другом поладить. По крайней мере, Томас надеялся на это - он-то уже был готов усмирить свою аристократскую гордость, прекрасно понимая, что от степени эффективности их командной работы и взаимодействий будет зависеть итоговый результат. Осторожно положив прихваченный справочник на край стола с котлом и начав в свою очередь собирать волосы в пучок, чтобы не мешали, он как бы между делом поинтересовался: - Полагаю, Вы первая отправитесь за ингредиентами? Будет лучше, если Вы оставите мне на откуп добычу растительных ингредиентов, - под растительными ингредиентами в этот момент Томас подразумевал клубень аконита и яд бешеного огурца. Стянув волосы лентой таким образом, что из пучка осталась торчать небольшая прядь, Мортемер пояснил. - На улице мороз и холод, мне воспитание не позволит отпустить Вас одну в такую погоду черти пойми куда. Даже если вы хорошо знакомы с окрестностями. А что-то ему подсказывало, что по крайней мере аконит вряд ли будет любезно поджидать их где-то в пределах замках. - Позвольте лучше мне заняться трудно-добываемыми ингредиентами. Вы не будете против? Вряд ли его вопрос подразумевал возможность отказа. Так или иначе, но девочка перед ним стояла совсем ещё молодая, и заставлять её шариться где-то по сугробам в поисках необходимых ингредиентов? Увольте. Его по крайней мере, как мужчину, иномирца и вообще некроманта по профессии, жалко не было. И как человек, явно старше своей, пусть и временной, но всё же напарницы, он чувствовал за её безопасность своего рода ответственность. Явно сказывалась жизнь с оравой призрачных детей под боком, одного из которых ему сейчас так отчаянно напоминала Марс. Поэтому он и не собирался усложнять ей жизнь больше, чем мог своим весьма склочным и нелюдимым характером, плохо переваривающим разного рода социальные взаимодействия с абсолютными незнакомцами.

Марс Майерс: Погрузившуюся в мысли и в рабочий мыслительный процесс девочку внезапно отвлёк приторный запах нежити. Знакомый. Она отвела взгляд от рецепта, на пару секунд погрузившись в пустоту. Будто вакуум образовался вокруг, и только чувство зашевелившегося внутри монстра встало на передний план. "Мне же щекотно, - с иронией подумала Марс, посмеявшись в мыслях. - Сиди тихо." Марс перевела взгляд, на появившегося перед ней статного молодого человека. Кажется, он был гораздо старше большинства студентов Хогвартса. - Марс Майерс? - мистер Мортемер отличался от того образа, который сложился в сознании девочки, теряющейся в догадках о напарнике. Теперь она поняла, что до боли знакомый запах принес он. Да и в целом, среди чемпионов обычно видишь зазнавшихся заносчивых юнцов. Юноша определенно был не из таких - вежливое приветствие выдавало в нём аристократа. - Томас Мортемер, ваш напарник по зельеварению, к вашим услугам. Вижу, вы уже готовите рабочее место. Засмущавшись, второкурсница немного растерялась: - Здравствуйте, рада нашей встрече, - Майерс кивнула, постаравшись сделать это как можно доброжелательнее. Общение с незнакомцами было для неё сложным, но некоторые факторы обещали облегчить беседу и совместную работу. - Да, я подумала, что будет лучше сразу влиться в работу, я не привыкла тратить время попусту. Слизеринка искренне надеялась, что её речь не выглядела слишком грубой для первого знакомства. - Полагаю, Вы первая отправитесь за ингредиентами? Будет лучше, если Вы оставите мне на откуп добычу растительных ингредиентов. На улице мороз и холод, мне воспитание не позволит отпустить Вас одну в такую погоду черти пойми куда. Даже если вы хорошо знакомы с окрестностями. - произнёс Мортемер, завязывая волосы в пучок. На один момент молодой человек напомнил ей отца своим строгим взглядом. Наверное, в молодости он выглядел примерно так же, как и этот юноша. Девочка решила, что надо побороть привычку разглядывать людей, изучая детали, ведь кому-то это может показаться невежливым. Она бросила взгляд на справочник, который положил молодой человек на угол стола, приметив несколько закладок в разных местах. Марс оценила подготовленность напарника к испытанию и ответила: - Благодарю Вас, сэр. Мороз и снега не страшны мне более.. - этой зимой действительно Марс могла выходить на улицу, ограничившись одной лишь осенней мантией или свитером. Несмотря на это, девочка задумалась, что возможно, предстоит поход в лес, а его лучше оставить более опытному волшебнику, несмотря на то, что никто и ничто не пугало её. Размышления нарушил повторный вопрос от напарника: - Позвольте лучше мне заняться трудно-добываемыми ингредиентами. Вы не будете против? Отказываться от предложения уже было бы невежливо, ведь может быть, гостю было бы приятно изучить окрестности нового для него замка. Тем более, Британия не отличалась обилием снега, что существенно облегчало бы поиски некоторых ингредиентов. - Если Вы настаиваете, я вынуждена согласиться, - мягко улыбнулась Марс. - Я точно смогу дать Вам наводки о некоторых местах, где можно обнаружить необходимые нам компоненты. И всё же, даже соглашаясь с настойчивым предложением, в душе остались колебания. Отправлять на холод гостя тоже наверное не совсем вежливо! По-детски, растерявшись еще больше, Марс не заметила как начала слегка теребить слизеринский галстук руками. Ей совершенно не хотелось ставить напарника в неудобные условия, ровно так же, как и не хотелось, чтобы Хогвартс показался негостеприимным местом. Уговорив саму себя не паниковать, она подумала о том, что госпожа Фортуна неспроста поставила её в пару с Томасом Мортемером. Она вздохнула, успокоилась, решив, что наверное в этот момент стоит положиться на волю случая, ведь возможно сложившийся необычный тандем мог дать неплохие результаты. Уступая место за котлом господину Мортемеру, она продолжила: - В таком случае, я поспешу за ингредиентами, которые можно найти в замке. Думаю, мне понадобится около 20 минут.


Томас Мортемер: Вопреки опасениям Майерс, речь её на слух Томаса звучала очень вежливо и учтиво. Как и взгляд, внимательный и долгий, не ощущался для герцога чем-то обременительнее задания, требовавшего кооперации с абсолютным незнакомцем. Будучи человеком весьма примечательных внешности и способностей, он давно уже свыкся с тем, что вызывал у людей вокруг нездоровый интерес, и как ты ни старайся, чужое пристальное внимание ты от себя не отведёшь. Поэтому чем указывать каждому встречному-поперечному на их невежество и тратить свои итак немногочисленные нервы, он предпочитал подобные долгие разглядывания попросту игнорировать, продолжая заниматься исключительно своими делами. Да и взгляд Майерс казался настолько по-детски простодушным в своём исследовательском стремлении подметить каждую, даже самую незначительную мелочь, что Томас про себя решил и вовсе не заострять на этом внимание. А как ни в чём не бывало, сфокусироваться на построении диалога. Он взглянул сосредоточенно на Марс лишь в тот момент, когда та подала голос. Теперь, когда одна из старших духов-лисиц стояла рядом, сравнявшись с девочкой по росту, и смотрела на неё с такой же внимательной неотрывностью, как сама Майерс парой мгновений назад на Томаса, сходство становилось очевидным. То, как они обе держались с небольшой холодной отстранённостью на людях, когда эмоции словно бы припорошены горстью снега, оставляя больше пространства для трезвого расчёта, как относились ко многим вещам с рассудительностью, какую не у каждого взрослого человека встретишь. Как смотрели долго и внимательно, разглядывая каждую интересующую их деталь. Единственное, что у Марс не было восточного разреза глаз и лисьих хвостов с ушами, а у Цукиёми - формы Слизерина, хотя явно имелось что-то другое, что не плавало на поверхности, а скрывалось где-то глубоко впотьмах. Цукиёми тоже это почувствовала и теперь всматривалась во что-то, ей одной ведомое, выискивая причину того, почему от девочки тянет чем-то потусторонне знакомым - призраку это было легче разглядеть, чем живому, ещё пока обучающемуся медиуму, который прекрасно улавливал разного рода нежить по отдельности, но ещё пока плохо различал случаи, когда Жизнь и Смерть плотно переплетались между собой в едином тандеме. Может у девочки был похожий, как у Кира, случай, когда где-то там, глубоко внутри, дремлет тёмная инородная сущность, и её толком не видно и не слышно, пока та не даст о себе знать, заворочавшись на своей лежанке из тонких планов, как потревоженный во время зимней спячки медведь. Или что-то ещё похожее, но при этом несколько иное… Томас не удержался на этом моменте от едва различимого хмыканья. Везло же ему в последнее время натыкаться на людей, которые тем или иным образом были переплетены с миром Неяви. Но было в них и кое-что ещё схожее. То, как обе девочки смущались, когда начинали испытывать неловкость. Наблюдая за внутренними метаниями Марс по поводу того, принимать его предложение или же нет, он видел перед внутренним взором похожий до боли случай - то, как неосознанно Цукиёми теребила край кимоно и просила едва различимым шёпотом позаботиться о ней и её сестре. Как тогда Томас искренне не понимал причины метаний лисицы, так и здесь не мог взять в толк, что мешает девочке согласиться с его предложением. Ведь не понимай Томас, на что идёт, связывая себя контрактом с духами лисиц, принял бы он их под своё покровительство и протекцию год тому назад? Так и здесь - не отдавай он себе отчёта, на что подписывается, стал бы он предлагать подопечной дома Слизерин подобное разделение обязанностей? Они хоть и выглядели безумно взрослыми и рассудительными для своих лет, но обе оставались где-то глубоко в душе искренними и в чём-то даже простодушными детьми... даже несмотря на факт того, что обе явно были не так просты и могли в случае чего постоять за себя. В тот раз с Цукиёми ему было достаточно один раз бережно потрепать её по голове между ушей, чтобы развеять все сомнения и убедить, что отныне они - часть семьи Мортемер. Но Майерс не была его подопечной и вряд ли бы приняла ободряющие похлопывания по макушке от совершенно постороннего ей человека. Да и сам Томас ни в жизнь бы себе нечто подобное не позволил - это было бы в высшей степени неуместно. Так что Томас ограничился лишь едва ощутимой полу-усмешкой, словно бы призванной ободрить и развеять все оставшиеся сомнения Майерс, а также тихими словами: - Не стоит беспокоиться. Если бы я не отдавал себе отчёт о всех возможных рисках данного предприятия и не подготовился бы заранее, то и не стал бы ничего подобного даже предлагать. А вот за наводки я буду искренне благодарен, в вашей местности я пока всё ещё плохо ориентируюсь. Когда девочка предупредительно уступила ему место у котла, он признательно кивнул, вставая около медленно, но верно нагреваемой воды. Он также безмолвно кивнул, когда Марс сказала, что ей потребуется минут 20 на то, чтобы принести первый ингредиент, буквально одними губами пожелав ей вслед: - Удачи. И лишь когда та скрылась из виду, Томас обратился чуточку громче к уже ожидавшей его распоряжений Цукиёми: - Пригляди за ней на всякий случай. Если будет возможность или острая необходимость - помоги и укажи путь к нужному ингредиенту. Не то, что бы Томас сомневался в компетентности Майерс или так уж искренне за неё переживал, чтобы озаботиться защитой - в напарницу свою он верил, да и излишними порывами альтруизма не страдал никогда… просто Цукиёми явно проявляла к девочке интерес, хоть и не показывала это явно, в силу общей закрытости характера. Но и так просто оставить Мастера ей не позволяла принципиальная ответственность за принятые на душу обязательства. Отсылая её вслед за ученицей Слизерина, он таким образом разрешал внутреннюю дилемму Цукиёми и молча давал ей дозволение поближе познакомиться с объектом своего интереса. Да и явно в этом задании присутствие обоих духов ему пока что было без надобности. Лисица, послав Мастеру искренне благодарный взгляд и поклонившись напоследок, тут же растворилась в стене, сливаясь с тонкими планами, чтобы девочка её не увидела. - А мне что прикажите делать, Мастер? - А тебе… - Томас задумчиво взглянул на оставшуюся без дела младшую лисицу, которая явно была до глубины души возмущена перспективой сидеть сложа руки. И усмехнулся себе под нос. - Следи за интенсивностью огня и за тем, чтобы вода не выкипела раньше времени. Всё равно пока ингредиентов не было и варить кашу им было не из чего - даже пресловутого топора в ближайшем поле обозрения не наблюдалось. Зато обнаружился висящий на крючке около входа рабочий фартук в количестве двух штук, один из которых Томас решил накинуть на себя - чего добру пропадать. Так что, оставив котёл на заботу духа, который со стихией огня обращался явно получше Мастера, он полностью экипировался и углубился в изучение рецепта. А также закладок, оставленных в справочнике по растениям, чтобы понимать, с чем ему придётся столкнуться.

Томас Мортемер: Пока Майерс ходила за ингредиентами, Томас успел изучить вдоль и поперёк состав их будущего варева, и теперь… абсолютно ничего не выражающим взглядом пялился на строчку, где, кокетливо завиваясь аккуратными завитушками (и словно насмехаясь над ним), красовалось название теста для пуффендуйских плюшек. Он мог ещё понять назначение игл акулобраза, яда бешеного огурца и аконита. Два последних, например, насколько сумел понять Томас из хогвартских лекций и справочника, обладали преимущественно целительными свойствами и применялись в различных лечебных настойках - тот же огурец повсеместно встречался в зельях от простуды. А аконит и вовсе обладал жаропонижающими и обезболивающими свойствами. Иглы акулобраза тоже более менее, в теории, в связке с другими ингредиентами могли сработать, как анестетик, - уж коли они, при контакте с человеческой кожей, заставляли человека засыпать, то и воздействие на нервную систему организма имели очень даже весомо конкретное, в ключе полного успокоения. Или упокоения, если человеку не удастся вовремя выплыть на поверхность воды до того, как он в ней захлебнётся, полностью отключившись. Но тесто для пуффендуйских, Боги помилуйте, плюшек… Предвечной ради, это кулинарный поединок, или всё-таки зельеварение, каким вообще боком к их вареву притулилось обычное дрожжевое тесто?! В общем-то, это пресловутое тесто и заставило мозги Томаса закипеть от натуги, потому что какое бы чисто логическое объяснение он ни пытался придумать наличию этого ингредиента (святые угодники) в зелье, любое из них не проходило проверку чисто здравого смысла. А просто скинуть все составляющие настойки в котёл, перемешать, и на объяснение того, как у них получился такой результат, сказать очевидным тоном “Магия!”, ему не дало бы внутренне чувство профессионализма. Потому что он маг, или где, он сам должен понимать, как эта самая магия работает, но почему. Боги. Именно. Тесто?! Уже вознамерившийся было пойти побиться об стенку от безнадёжности (вдруг в мыслях случится прояснение), Томас отвлёкся на открывшуюся дверь. И вздохнул с едва уловимым облегчением - он уже начинал слегка волноваться, почему его напарницы нет так долго. Кивнув в ответ на все приветствия и оценив принесённые ингредиенты, Томас решил поделиться своими соображениями с напарником. Вдруг бы у неё получилось найти объяснение наличию теста в полностью лечебной настойке. - Я тут поразмыслил над содержанием нашего зелья и пришёл к выводу, что мы, по всей видимости, варим настойку для обработки ран. Смотри, - и Томас принялся объяснять свою мысль, указывая поочерёдно на каждый ингредиент в списке для работы. - Яд бешеного огурца применяется в противопростудных настойках и купирует различные воспалительные процессы. Также его в малых количествах используют для нанесения на раны, чтобы обеззаразить и получить антибактериальную защиту. В свою очередь клубень аконита, - палец переместился на пару строк ниже. - В его свойствах значится обезболивающее и паралитическое. Значит, он может снять основной приступ боли, когда рана нанесена вот только что, и тем самым мгновенно облегчить страдания человека. Иглы акулобраза… Тут Томас честно на пару мгновений задумался, пытаясь грамотно сформулировать мысль. - Тоже в принципе может сработать, как анестетик. При его способности усыпить человека, а значит, прямо воздействовать на нервную систему, блокируя посылаемые мозгом сигналы, например, проснуться, - Мортемер сам на мгновение умолк, озарённый мыслью - а ведь действительно, если человек, будучи окружённым со всех сторон водой, не может проснуться, коли имел место быть слишком активный контакт с выделяемым иглами акулобраза веществом, значит, либо до мозга попросту перестают поступать сигналы об опасности, либо сам мозг не может дать команду телу проснуться. Потому что купируются основные каналы связи, по которым головной центр отдаёт приказы всем остальным конечностям. Может, это не совсем то объяснение, которое ожидаешь услышать от волшебника, или нормального видного учёного - учёным как раз Томас не был, поэтому, вполне мог и сбрехать - но звучало, в принципе, вполне логично. Тряхнув головой и сбрасывая с себя озарение, Мортемер продолжил: - В первую очередь при разрезе кожных покровов страдают именно нервные окончания. И именно они возвещают о том, что человек ранен и находится в опасности. Вещество игл акулобраза же, при всех своих свойствах, в теории может также послужить обезболивающим и анестетиком, который заблокирует сигналы от повреждённых нервных окончаний, облегчая человеку его участь раненого. А вот тесто для плюшек… На этом моменте герцог взглянул на пресловутый ингредиент, как на врага народа, которого он самолично пристрелил бы где-нибудь при встрече в тёмном переулке без лишних свидетелей. Но увы, ингредиент итак не обладал самосознанием живого, чтобы имел смысл так с ним разделываться. - В душе не ведаю, во имя чего нам понадобился ещё и этот ингредиент. Если только он не срабатывает, как связующее звено для всех остальных компонентов… и не призван придать зелью определённую структуру, - Томас снова задумчиво потёр подбородок. - Но тогда получается, что мы варим не зелье, а… мазь? - но это даже звучало абсурдно. Не логичнее было бы в таком случае использовать масло или гусиный жир, из которых мази, собственно, и делают? Зачем тесто? Последнее логичное объяснение, которое он смог придумать, это что тесто ещё в теории может сработать, как абсорбент, поглотив все ненужные им вредные вещества, которые могли выделить остальные ингредиенты, сделав тем самым зелье относительно безвредным для тела человека. На этом все светлые идеи Томаса заканчивались. - Ладно, давай лучше приступим к делу. Для начала, я думаю, нам следует отварить иголки акулобраза, чтобы их них выделилось нужное нам вещество. Томас протянул руку в сторону, чтобы девочка передала ему нужные ингредиенты, и кинул их в уже закипевшую воду, выбрав из общего пучка самые длинные иголки в количестве трёх штук. - Полчаса отварить будет достаточно. После этого в получившийся раствор, предварительно хорошенько промяв, можно будет кинуть тесто, и мешать его, пока зелье не загустеет. Справишься с этим? - он взглянул на Майерс, совершенно не заметив, как уже перешёл в процессе работы с “вы” на “ты”. Да и так в любом случае дело пойдёт быстрее - чем раскланиваться постоянно в вежливых реверансах, сейчас им было необходимо сосредоточиться на деле. - А я пойду за остальными ингредиентами. Он уже вознамерился было выйти из комнаты, но притормозил, вспомнив, что надел давеча фартук. И зачем, спрашивается? - последовал закономерный вопрос, и Томас снял его, передав в руки Марс. - Вот, накинь пока. Лишним не будет. О, да, кстати, если тебе надо будет увеличить мощность огня или уменьшить… - эту фразу он уже говорил, стоя в дверях. - Просто попроси её. И вышел прочь из комнаты, оставляя Майерс один на один с их будущим варевом. Под котлом, тем временем, греясь в языках умеренного пламени, потянулась и широко зевнула маленькая, солнечно-рыжая лисичка, неспешно потоптавшись на своей импровизированной лежанке. А потом и вовсе лукаво подмигнув обратившей на неё внимание девочке. ------> Туманный овраг.

Томас Мортемер: --------> Кафедра Мракоборства. Вернувшийся из путешествия за ингредиентами весьма довольный собой Томас заглянул в котёл, варево в котором уже приобрело за время его странствий необходимую густоту. - Ты молодец, Марс, - тихо похвалил Томас, вешая зимний плащ на крючок с рабочими фартуками, и затем выставляя на стол все недостающие ингредиенты. - Можешь отдохнуть. Дальше я сам закончу. И вновь накинув фартук, Томас принялся дорабатывать их, по всей таки видимости мазь для обработки ран от различного рода инфекций. Рядом с котлом на полотенце лежали уже отваренные, выловленные иглы акулобраза, давшие при термической обработке в полчаса нужное им вещество. При дальнейшей работе с зельем они бы им помешали, так что, верным решением было их выловить и отставить в сторону. Впитавшее в себя вещество разваренное тесто дало эффект того, что жидкость загустела, стала большей похоже на основу для мази, которую в дальнейшем смешивали со всеми остальными необходимыми ингредиентами. Томас кивнул, оценив консистенцию зелья - на самом деле, зельевар-интуит из него был так себе, и составлять какое-то новое зелье он не умел от слова совсем, но за неимением гербовой, как говориться. Взятый им клубень аконита уже был промыт в родниковой воде от лишней грязи и слегка высушен от капель, так что Томасу осталось лишь осторожно нарезать его кружочками и сбросить в котёл, чтобы сок аконита пропитал их густое варево. Промешав по часовой стрелке зельевую мазь десять раз, он откупорил бутылёк с ядом бешеного огурца, добавляя на глазок чайную ложку. Большего им и не нужно было, чтобы зелье вместо того, чтобы исцелять, не начало наоборот человека травить. Так что и яда было добавлено ровно столько, чтобы он отдал зелью исключительно свои целительские свойства. На такую тару этого было вполне достаточно. Промешал ещё десять раз по часовой стрелке зелье, пока то не приобрело от добавленного яда огурца мятно-зелёный цвет. Только после этого Томас тихо шепнул Аматэрасу выключать огонь, и та, кивнув, мгновенно поглотила весь пламень, выпрыгивая из под котла на стол. Сам котёл Томас оставил настаиваться в прохладном месте, чтобы их зелье остыло и окончательно загустело в мазь для обеззараживания ран. Томас не стал особо мудрить, а так и решил назвать их варево "Мазь для обработки ран и предотвращения зарождающейся в ней инфекции". Вот теперь можно было вздохнуть с облегчением. Всё... закончили. Ссылки на локации с добытыми ингредиентами: Тесто для пуффендуйских плюшек: http://hdhog.forum24.ru/?1-25-1611322582785-00000001-000-60-0#076 Один пост на пути к иглам акулобраза: http://hdhog.forum24.ru/?1-9-1611322499570-00000001-000-0-0#007 Клубень аконита: http://hdhog.forum24.ru/?1-22-1611322534744-00000005-000-120-0#151 Яд бешеного огурца: http://hdhog.forum24.ru/?1-10-1611322557233-00000035-000-0-0#002



полная версия страницы