Форум » Подземелья » Подземелье » Ответить

Подземелье

Hogwarts: Нижние этажи школы и подземелье.

Ответов - 96, стр: 1 2 3 4 All

Кир ЛайСи: В отличие от парнишки, у его собеседницы гардероб был поразнообразнее, чем у самого Кира. И парень был впечатлён наряду - такие в его родном мире носили представители определённых субкультур, однако на Аиде он смотрела очень красиво и энергично вписывался в её образ. Зато на этом фоне довольно забавно смотрелся новогодний аксессуар в виде головного убора. Услышав ответ девушки, юноша не смог не уловить томные тяжёлые нотки интонации в её голосе. Это заставило улыбку немного поубавить, но в глазах добавились одновременно заинтересованность и лёгкая осторожность. Ненадолго остановившись, парень как раз провёл все вышеописанные изменения в лице, а его следующий шаги были более осторожными. Он наконец осознал окончательно, что сейчас пересекся не со старшим курсом своего Университета, а с человеком больше незнакомым, даже учитывая их небольшую прогулку. Парень поправил капюшон, как бы проверяя, что он на месте и никуда деваться не собирается. - Красивые места, не находите? Намного интереснее этих лестниц, на которых заблудиться проще,чем в лабиринте, как считаете? Уж не знал он, воспримутся ли его слова, как шутка, или же девушка даже не заметит этого, однако говорил он тоже с лёгкой осторожностью. Для пущей драматичности, парню осталось только руки развести в стороны, показывая, что он не опасен, но само собой такого он делать не станет.

Аида Прах: -Лестницы - это всего лишь лестницы. Не более того. У нас своды замка подпирают атланты, а стерегут циклопы. - что именно стерегут циклопы и про Жуткие Ворота она решила умолчать. Рано такое знать столь впечатлительному... Юноше? Парню? По всем внешним показателям он казался Аиде старше, чем она сама, однако эту разницу в возрасте она как будто бы и не ощущала вовсе. Вот и сейчас она смотрела на Кира хоть и холодно, но в нотках голоса то тут то там мелькали чуть более благосклонные интонации. Она сделала пару шагов к нему навстречу и юноша более явно ощутил притягательный аромат её тела, в котором можно было разобрать именно то, что он любил, в то время другой человек мог описать этот запах совершенно иначе. Она не колдовала, не проклинала, ничего не использовала. Она просто была чуть ближе и это казалось её неотъемлемой частью. -Я советую вам бояться людей, а не лестниц. - на удивление легко и непринужденно произнесла Аида, поставив свёрток из-за спины на пол и немного оперевшись на него. Он был меньше трости и толще, чем она. -Но сначала лучше расскажите как вы провели время в Хогсмиде. Кажется, вашу решимость не сломала ни небольшая неприятность, ни потёртый наряд. - девушка прислонилась бочком к стеночке и скрестила ноги для удобства, настраиваясь на долгий разговор. Стена была холодная, но это не казалось такой уж большой проблемой. А вот то, что скоро начнется Турнир и все они станут соперниками - это может быть проблемой. В бесчувственном взгляде Аиды и правда сквозило сожаление, но лишь отчасти. Нельзя было сказать, что она испытывает лишь его.

Кир ЛайСи: Парень даже не пытался скрыть удивленного и впечатленного взгляда в виде одной приподнятой брови. Об атлантах и циклопах он лишь читал в книжках, но в жизни их встречать ещё не приходилось. На это предложение парень ничего не ответил, но впечатление на его глазах от услышанного точно скрыть не получилось бы, даже если хотелось. - Насчёт людей у меня забавный парадокс получается. Этих существ я боюсь меньше всего, но при этом я очень боюсь находиться рядом с ними. Сказано это было с долей сожаления и ухмылочкой одновременно. Ведь для него это - всё равно что самому человеку бесконечно бродить вокруг праздничного стола целыми днями и ни разу ничего не попробовать. Тем временем он ощутил такой знакомый и одновременно нет запах. Он был очень приятен, он буквально манил к источнику, но вот разобрать этот запах было невозможно, по крайней мере парню. Стараясь сделать это как можно незаметнее, парень сделал вдох поглубже, пытаясь всё больше сохранить его в себе. - К сожалению, Хогсмид был для меня относительным мероприятием. Решимость на что? Спросил он и тут же решил сделать предположение, встав рядом с девушкой и вдыхая всё больше этого запаха. Если вы имеете в виду турнир, то... Парень на мгновение замялся, не зная с чего лучше начать объяснение. ...ну скажем так, у меня никогда не было какого-то духа соревнования. Я не помру от того, что займу не первое место. А значит серьёзной мотивации от меня ждать не стоит. А потертый наряд пусть будет напоминанием, чтоб в следующий раз держался крепче. Кир на мгновение вернул взгляд на талию девушки, за которую и держался во время полёта, затем тут же вернул взгляд обратно к глазам и пожал плечами. Даже несмотря на долгий срок совместной жизни с чудовищем, его основной целью всегда была именно жизнь, хоть какая-то, а ему хватало соревнований с самим собой, как в первый день приезда. А как вы? Отдохнули от того происшествия? Спасибо вам ещё раз за помощь и беспокойство. В голосе его была настоящая и искренняя благодарность. Даже учитывая возможность того, что Аида сделала это по политическим причинам, сам факт помощи отпускать было неправильно.


Аида Прах: Она очень внимательно его слушала, но однако он явно не учитывал пары очень интересных фактов. Аида сделала решительный шаг к нему навстречу, оказавшись практически вплотную к нему, и не смотря на разницу в росте, даже сейчас, она умудрилась смотреть на него суть свысока, словно немного снисходительно. -Тогда вам, возможно, стоит бояться и меня тоже. Я надеюсь, что смогу ещё пару или даже тройку раз вас удивить. - темная плавным движением поправила свои черные волосы, запустив в них элегантные пальцы в перчатках. Она не любила отступать и игра на чужих эмоциях приносила ей некое неоспоримое удовольствие. От её взгляда не укрылось и то, как он бесстыже и бесхитростно смотрел на её талию. Девушка слегка прищурила темно-зеленые глаза и тихо прошептала: -Мистер ЛайСи... Это некрасиво так осматривать благородных дев. Тем более из родов тёмных волшебников. Некрасиво и опасно для жизни... Или ещё чего-нибудь. Или кого-нибудь - её голос был приятно низок, отчасти схожий по тембру с утробным урчанием большого кота, а её запах все больше въедался в память, вызывая приятные ассоциации. Однако, она не стала продолжать эту игру, во избежании разнообразных непонятных моментов. Демонолог не сдвинулась и с места, но тем не менее её тон стал совсем иным, как и выражение лица стало чуть менее серьезным. -Благодарю за заботу, но я в полном порядке. Этого слишком мало, чтобы серьезно навредить таким как я. Фактически, через год моё обучение подходит к концу. Я могла бы уже быть выпускницей, если бы постоянно присутствовала а школе.

Кир ЛайСи: Аида буквально не прекращала радовать глаза парня. Как только она подошла вплотную, её сила притяжения только больше увеличилась и занимала все мысли парня на данный момент. Её слова о том, что ему стоит бояться Аиду вызвали улыбку. Но это была не ухмылка, а скорее благодарность. Странно, конечно, что чуть ли не на прямую угрозу человек отвечает благодарностью, но всё же это было так. - Ну значит ничего удивительного, Мисс Прах. Пока Аида подходила к парню, тот заприметил момент, в котором не все волосы решили поправиться и вернуться к остальным. Если вы и впрямь представляете такую большую опасность для меня... Он с улыбкой поправил волосы девушки, продолжая притягиваться к ней, ведомый запахом. ...то я сам буду к вам тянуться. Рука не вернулась на место сразу. Парень аккуратно и нежно, едва заметно провёл тыльной стороной ладони по гладкой щеке девушки и только потом вернул руку на место. - Можете расценивать мой взгляд, как комплимент, Мисс Прах. Само собой он пытался соблюдать личные границы своей собеседницы, однако своими действиями она сама уже успела их нарушить. Его улыбка сменилась обычным добродушным взглядом. Если речь идёт о магическом дворянстве, то тут парень был скорее простолюдином. - А я и не буду надеяться. Я скажу прямо. Я хочу с вами увидеться ещё не один раз в моей человеческой жизни. Ещё во время прошлой встречи Кир понял, что перед ним была не просто девушка - в ней было что-то особенное, что-то, что могло перепутать все планы Дахасы. Этим она привлекала не меньше, и Кир об этом молчать тоже не собирался. В вас есть что-то такое, что-то особенное и загадочное. Он смотрел ей в глаза, не отрываясь. А затем взгляд снова прошёлся по всему телу. И это что-то притягивает к вам, несмотря на ту опасность, о которой вы сейчас говорите. Последние слова он произносил буквально шёпотом, дабы скрыть эти слова ото всех, кроме самой Прах. Он понимал, что кавалеров у такой важной особы должно быть множество, которые в разы интереснее, статнее, красивее и богаче на титулы, чем сам Кир. Но его прямолинейность не давала ему скрывать подобные чувства от тех, к кому он их испытывает.

Аида Прах: Аида холодно смотрела в глаза Киру, когда тот приближался. Смотрела, но не двигалась. Отступить она не имела никакого права, поэтому даже не подумала об этом, не смотря на столь близкий контакт. Они вдвоем, одни, в пустом и холодном тёмном подземелье, таком неуютном... Здесь казалось, что может произойти все что угодно и никто и никогда не услышит крик боли или мольбы о помощи. Он позволял себе слишком много, просто маг в лохмотьях. Даже без желания победить особого, как будто просто приехал на прогулку. Они были одни в этот момент, когда он поправил ей волосы тёмной стало так...страшно. Ей давалоьс больших усилий, чтобы не дрогнуть и не сделать шаг назад. Иезавель, нет. Нет. Нет. Только попробуй. Я не... - но что делает напуганный зверь? Атакует до последнего, без жалости. Резким и быстрым движением левой руки она перехватила ладонь юноши и крепко сжала её, не давая отнять руку. Её пальцы каменной хваткой сжимали ладонь Кира все сильнее и сильнее - в её движениях ощущалась некая резкость и остервенение, да и сама хватка была больше свойственна сильному мужчине. Её пальцы были слегка островатые на конце, впиваясь даже через перчатку в его ладонь. Практически любое неверное движение Кира могло привести к вывиху запястья. Взгляд девушки тоже приобрел неестественный холод. -Вам. Лучше. Держаться. На безопасном. Расстоянии. - сердце замедляло свой ход, а страх полностью исчезал. Она сможет себя защитить и не допустить самого худшего. Тёмная чеканила слова так, как будто бы забивала гвозди в крышку гроба. -Есть турнир, мы никуда ещё не уезжаем. Я боюсь, что если Вы продолжите приближаться ко мне так близко ещё, то и я и Вы имеем все шансы вылететь с турнира. А прежде чем это произойдет - то Ваша сущность будет являться миру снова и снова. Это не угроза - это предупреждение.

Кир ЛайСи: Такой реакции девушки, на вроде бы аккуратные и нежные прикосновения Кир не мог ожидать, он увидел испуг в её глазах. А его запястье было в миллиметре от вывиха. Он не понимал такой реакции, а объяснить её мог опять же тем, что девушка перед ним была не совсем обычная по происхождению. Кир только сейчас задумался о том, что скорее всего он сейчас нарушил какой-то определенный этикет разговора, принятого в высших сословиях. Ну а что он мог поделать? В данном случае девушка вполне могла считать его обычным оборванцем, у которого нет какой-либо великой династии за спиной. Его взгляд с улыбки сменился на дружеские и сожалеющие, но только в глазах, губы уже и забыли о том, что буквально секунду назад излучали улыбку. - Ну хотя, на что я рассчитывал. На лице возникла какая-то обреченная улыбка, а взгляд переключился на запястье, которое практически пострадало в районе связок и ладони. Куда уж мне до голубых кровей, не так ли, Мисс Прах? Он знал о многих преимуществах потомственных магов и особых представителей других магических рас в Магисмо. Изучая их, его не один раз посещала мысль о том, чём таким он отличается, если все они такие же живые существа. Вот и сейчас... Парень сжал губы и выгнул ладонь наружу, впивая ногти Аиды в свою ладонь. А затем он вывернул руку, но совершенно не безопасным способом. Он стоял на месте и не двигался с него ни на шаг, в итоге впившиеся ногти прошлись ещё и вдоль ладони, связки на запястье были разорваны и две кости заработали микротрещины. Причём провёл выверт парень так, чтобы доставить девушке как можно меньше дискомфорта, а ведь на её ногтях даже крови не осталось - Кир стёр её собственными слоями кожи во время выверта. - Простите за моё поведение. Наверное, я сделал что-то не так. Он убрал повреждённую руку за спину, поскольку знал, как к такому зрелищу обычно относятся окружающие. В этот раз вся процедура заняла около десяти секунд. Но держаться от вас подальше довольно трудно. Мы с вами очень часто пересекаемся. Моя сущность всего лишь воскрешает меня и восстанавливает моё тело, в этом я не вижу ничего страшного, если этого не видит никто. Зла я вам не желаю, да и желать не планирую. И тут парень сделал то, за что любой адекватный человек уже назвал бы его сумасшедшим. Он вернул руку, которую только что залечил обратно в руку Аиды, только в этот раз он пропустил свои пальцы между её пальцами. Так ломать гораздо удобнее, можно даже пальцы при должной сноровке зацепить. Можешь потренироваться, мне не жалко. Спокойный голос был призван успокоить девушку и донести до неё, что Кир не опасен для неё. Он всё ещё не понимал, что происходит у него в голове, но сейчас он отбросил его в сторону, и выставил на первый план тот факт, что его попросту сторонятся. А потому и не было смысла выводить эти отношения дальше знакомства.

Аида Прах: Она хотела отпустить его руку, разжать пальцы - но не успела этого сделать, потому что парень первым дернул руку, выломав её и выбравшись из захвата. Зачем? Он хочет страдать? Думает, мне приятно причинять ему боль? От её внимания не укрылось и то, что он сделал все это максимально заботливо и нежно, как будто бы не хотел причинять ей никаких неудобств. Это было удивительно...Он тешил её неумеренное эго, фактически, позволяя делать все что она пожелает безнаказанно, но это было не правильно. Он ставил благо чужих намного выше своего собственного, что не давало покоя Аиде, потому что для неё это было невозможно. Даже помогая и защищая других, она делала это помня о себе. И здесь было дело не в том, какой она человек и каких она кровей. Когда он убрал руку, то стало намного проще и тёмная без особого труда заглушила гул агрессивных голосов в голове, вернув себе свое хладнокровие. -В этом есть большая часть моей вины тоже. Вы удивитесь, но я никогда не общалась с юношами наедине. Для меня это...тяжело. - её голос был спокоен и размеренен. Аида могла бы пояснить и больше, если бы ему было интересно. Да и не любила она давить на жалость. Её жизнь даже при таких условиях намного лучше, чем у большинства других. Она смотрела как будто бы сквозь Кира, будто бы не видела его. Юноша шагнул ближе к ней, как будто бы проверяя, как много ещё ему позволено. Только на этот раз девушка была к этому готова. Она задержала дыхание и закрыла глаза, когда он переплел их пальцы, замирая на месте как вкопанная. Мысленно она представила себя в совсем ином месте, месте где ей было спокойно и хорошо, где не было ни одного звука, кроме редких капель воды, а холод пещеры и прохладный блеск кристальных наростов поглощает все эмоции и чувства. Это помогало ей смирится, обуздать внутренних демонов и то, что не давало ей покоя. Одна её часть и правда хотела закончить дело до конца. Так она выдержала секунду, а может даже целых три, прежде чем убрала свою руку. Вместе со свободой пришло ещё большее облегчение. Возможно, отчасти подействовали и его слова тоже. -Я не буду ничего ломать. - задумчиво произнесла она с нотками хрипотцы в голосе. Из её взгляда исчезли искорки, придающие ему живость, и теперь она вновь смотрела на него взглядом мертвой селедки. - Вам нужно больше думать о себе. Хотя бы иногда. Не обязательно жертвовать своей жизнью и отдавать все ради других людей. Эти люди могут не оценить вашей жертвы. Обладая таким.... помощником, вы перестали ценить свое тело и свою жизнь, потому что вам не страшно, что с вами произойдет. А вы думали о других? Какого вашим друзьям смотреть на ваши страдания, которые вы причиняете себе?

Кир ЛайСи: Кир уже был готов принять очередную порцию болевых ощущений, однако этого не произошло. Створки души девушки снова захлопнулись, и это было видно по её взгляду, который снова стал каким-то равнодушным. А руку она убрала, ясно давая понять, что на сегодня сеанс мазохизма закончился. На каждый вопрос от Аиды Кир не мог ответить ничем другим, кроме как ухмылкой. - Поверьте мне на слово, Мисс Прах. То, что я чувствую сейчас - лишь песчинка в той пустыне боли, которую я чувствую при превращении в этого помощника. Можно даже назвать это ценой, которую я плачу за полную безопасность своей жизни. Кир лишь вторил интонации девушки, его слова для него самого не были какими-то судьбоносными, учитывая ту частоту, с которой он пересекался с Дахасой за всю свою жизнь. В отличие от вас, мне ценить уже нечего, кроме собственной жизни. Друзей у меня не так уж и много, поскольку мой помощник здорово ограничивает мой круг общения. И никто из моих настоящих друзей ни разу не видел тех ужасов, которые могут со мной произойти. Кир попытался абстрагироваться от девушки, но получалось это с трудом. Его желание прикоснуться к ней боролось с тем фактом, что он этого может быть попросту не достоин в её глазах. Знаете, у меня возникает странное чувство. Вы ведь так близко, а в то же время так далеко. Не раскроете секрет, почему меня так тянет к вам? Слабовато для признания в любви и слишком прямо для комплимент или лести. Но прямолинейная часть парня не собиралась молчать.

Аида Прах: -Зачем мне заставлять вас перевоплощаться снова и снова? Вам нравится, когда я причиняю Вам боль? Или когда это случается в принципе. В человеческой природе есть интересная особенность - к боли нельзя привыкнуть, её можно только учится ослаблять. Избегать. - девушка все так же была близко, но теперь она скрестила руки под грудью, будто пыталась защититься. Она размышляла о чём-то, возможно взвешивал все варианты. То что с ней происходило - она не говорила об этом даже с Лесей. Все не было времени, подходящего момента и многое-многое другое. Она не была красавицей, она была харизматичной и умной, но людям далеко не это нужно при первой встрече. Однако, мало знакомым людям открывать душу было проще. Аида совершенно спокойно посмотрела на свою левую руку и стянула с неё перчатку, оголяя красную морщинистую ладонь, покрытую плотной кожей с чешуйками, а вместо ногтей там красовались настоящие небольшие коготки. -Я считаю, что это из-за моего путешествия. В отличии от Вас я не умею отращивать новые конечности, а выжить мне хотелось. Это рука суккуба. Я думала, что она несовместима с людьми. Все исследования указывали на это, но... Видимо, я исключение из правил. - закончив, она снова одела перчатку на руку и чуть горделиво задрала носик. Мол, видишь, я все рассказала тебе. Чего ещё от меня тебе нужно? Но все же она не могла не добавить, так же негромко и спокойно. -Это феромоны. Обычная химия. Притяжение настоящее. Но оно работает всегда, вне зависимости от моего желания. - Аида не собиралась извиняться, давить на жалость, манипулировать им и все в таком роде. Нет. Он задал ей вопрос, а она холодно ответила. Сейчас Прах не удивилась бы, если бы он изменил свое отношение к ней. Ведь не все любят демонов или даже нейтрально к ним относятся, тем более к суккубам.

Кир ЛайСи: После того, как Кир услышал краткий экскурс о жизни Аиды в плане именно негатива, он понял, что возможно у них общего гораздо больше, чем он считал на самом деле. Сейчас он не жалел, а скорее именно понимал её. Он не перебивал её до того самого момента пока она не закончила. А едва Аида притихла с забавным горделивым видом, как Кир не удержался от улыбки. Он уже знал, что сделает, но сперва решил её подготовить. - Позвольте тогда мне, перед тем, как умереть, кое-что вам объяснить. Видите ли, то, что вы излучаете в плане любого воздействия, так или иначе сглаживается тем другим парнем, который не даёт возможности использовать на меня что либо, кроме магии света. Он видит в вас только плохое, и это перебивает то, что вы делаете на практически природном уровне. Его разговор стал более увлечённым - ему хотелось объяснить как можно больше, но при этом побыстрее. А значит, что меня к вам тянет не только ваш запах. Вы чем-то напоминаете меня самого, если я правильно понял ваш рассказ. И вот на этой ноте Кир перешёл с динамичного рассказа на более размеренный, стараясь удерживать себя в руках. Думаю, что моё притяжение - не просто феромоны. Я и сам не пойму, что это, и очень хочу понять кое-что. Его рука медленно и размеренно двинулась вдоль талии девушки. Что делать с этим простолюдином после столь наглого поступка, решать уже вам. И вот тут Кир прильнул своими губами к губам Аиды, даря ей нежный поцелуй, а рукой он заботливо притягивал девушку к себе за талию. Его голова наполнялась разными мыслями, и ни одна из них не источала ни капли негатива в сторону Аиды.

Леся Лесная: Леся с Тейт бездумно шатались по замку в поисках приключений и дошатались до подземелий. Уж здесь-то должно быть что-то интересное, а может и даже опасное. Подземелья были сырыми и темными, несмотря на то, что они освещались факелами, и пахло затхлостью. Ничего необычного, среднестатистические такие подземелья. Однако, пока девушки шли, все яснее доносились голоса, причем смутно знакомые, а один даже более чем. Нельзя было расслышать, о чем говорили люди, ибо делали они это довольно тихо. Однако, когда людей можно стало не только слышать, но и видеть, они уже далеко не разговаривали. Лесная остановилась как вкопанная, оценивая ситуацию. Чем дольше она стояла, ты больше до нее доходило, и тем больше казалось, что у нее сейчас начнет выходить пар из ушей от увиденного. Сложно было сказать, что девушка именно сейчас испытывала, ибо это была необъяснимая смесь эмоций. Но одно она чувствовала более чем прекрасно. Злость. Ах, да. Темную же заставило разозлиться следующее зрелище: это наглый парнишка из Магисмо, на удивление пока еще живой, держал Аиду за талию, при этом целуя её. Леся пару минут обдумывала ситуацию, при этом лицо ее сохраняло беспристрастное выражение, и понять о том, что у нее творилось внутри можно было лишь по ярко-красным от негодования ушам и глазам, которые поменяли свой цвет с яркого изумрудного на темный, кажется почти черный. При этом в глазах ничего не отражалось, даже блики от огня, и казалось, что она засосет этого Лайси сейчас прямо к себе в душу, где ее демонята разорвут его на части. Лесная медленно подняла руку и щелкнула пальцами: ближайший к парочке факел взорвался с громким хлопком и потух. - Я вам не помешала? – со злой усмешкой на губах проговорила девушка. Причем на Прах она зла не была, пока не разберется в ситуации. - Или ты сейчас же отходишь на пару метров от моей девушки, или же я сожгу тебя заживо. – медленно произнесла темная, сверля взглядом парня. – Учитывая то, насколько я сейчас недовольна, моя стихия во мне бушует и сгоришь ты быстрее чем успеешь позвать мамочку. Затем она перевела серьезный взгляд на Аиду. - Дорогая, не объяснишь мне что тут происходит? Я готова более чем внимательно тебя выслушать. – староста сложила руки на груди и приготовилась слушать.

Тейтинера: Гуляя по Хогвартсу, Тейтинера вынесла приговор каждому встречному, особенно если это были джентльмены. Они не впечатляли девушку от слова совсем, своими познаниями и мыслями делилась со старостой. - Ну, никто не умеет ухаживать за дамами! Смотрю на них и думаю, либо они, как испорченные тормоза, либо без тормоза, - возмущалась демон, - хоть открывай кружок по флирту. А некоторые даже не знают... - как только рыжая услышала голоса, тут же замолкла. Один тембр голоса был знаком до судорог мозга, второй слышала впервые. Выйдя из-за поворота, Тейт впала в сильный культурный шок, и по мере выхода из состояния онемения, смогла выговорить только: - О, еще один, джентльмен... Увиденная картина была настолько банальной, что даже несколько воодушевило оценить степень наглости и умелости целующего по десятибалльной шкале. Наглость была на твердую одиннадцать, умелость не превысила трех балов. Так же оценку прошла Аида, она на взгляд рыжей тянула на уровень седьмой удивленности. Больше темная ничего не смогла предпринять, потому что дальше ее макнуло с головой в гневную ауру старосты. Слова Леси пугали и поражали, конечно, демон догадывалась о взаимности дам, представленных сейчас, но не настолько. Однако, нежелание быть поджаренной восторжествовало: - Леся, может ты дашь шанс оправдать свой необдуманный поступок этому юноше, а потом будем делать из него отбивную? К тому же, уважаемая Аида, думаю сама немного в шоке, - в голосе чувствовалось некое напряжение, а на лице была натянутая оправдательная улыбка.

Мари Бернсон: Прогулка по "тихому" Хогвартсу доставляла удовольствие Мари. Следить за вечно куда-то спешащими учениками и профессорами с окон было интересно, ведь это означало, что жизнь не стоит на месте. Прогулки в одиночестве стали довольно обычным для неё явлением с приездом в Хогвартс. Как-то тут было спокойно, тихо и такая атмосфера настраивала на прогулки и философские рассуждения. Сегодня, как и всегда, Мари пошла на прогулку по коридорам старинного замка. Так часовая, а может и больше прогулка должна была бы уже закончится если бы не голоса из одного коридора, а потом какой-то звук взрыва. Все это совсем не понравилось старшекурснице и она тихо отправилась узнать, что же там происходит. Картина её честно говоря удивила: Кир, который держит Аиду за талию и стоит возле неё, а также еще две девушки и одна из них кипела от бури эмоций. Да, что тут происходит? -подумала Мари и подошла к двум незнакомым девушкам из-за спины, а потом сказала: -Приветствую, вас, милые дамы. ,-перевела взгляд на Аиду и Кира,-Мисс Прах и мистер ЛайСи, вы нечего не хотите объяснить?-Конечно слова адресовались больше другу и было известно, что наверное мисс Прах вряд ли захочет, что-то объяснять, но вот Кира допытывать права она имела. -Дамы, с вами я не знакома как и думаю, вы со мной так, что я представлюсь. Мари Бернсон, студента Магисмо, префект Магнуса,-слово"префект", она сказала как можно громче, чтобы её друг понимал, что теперь она не просто подруга, а также, что если она и сможет его вытащить отсюда живым, то душу потом сама промоет. -Åm kankviļè cev, un hau oncets bensei, pačrì bensei.,-обратилась Мари к Киру, который должен был понять, что она сказала.

Аида Прах: Намеренно или же нет, но юноша сравнил Аиду с собой. Это вызвало у неё не самые позитивные чувства, потому что она во всем отличалась от него, он жил так как велит ему дух внутри, а Аида так, как сама того пожелала. Поэтому это сравнение вызвало у темной только кривую ухмылку, которую она скрыла за элегантным движением ладони. Неужели он был так неуверен в себе, что даже дал ей разрешение убить его, но за что...? Парень приблизился ближе и склонился над ней проводя рукой по её талии. Вздрогнув всем телом и лишь чудом удержав своё самообладание, она поняла что ещё секунда и произойдёт что-то непоправимое. В мгновение ока губы Аиды покрылись толстым слоем кристаллов, поверхность которых была немного колючей и холодной как лёд, внутри этих наростов виднелось немного чёрного. Это была небольшая плата за то, чтобы не допустить столь наглого поступка. За спиной она услышала звук шагов и рассерженный голос Леси и Тейт. Сердце девушки пропустило пару ударов, но после этого к ней вернулось спокойствие. Мертвецкое спокойствие. Она взглянула на Кира как на пустое место. И с нескрываемым презрением по взгляде убрала его руку со своей талии и сделала шаг назад, не поворачиваясь к нему спиной и в пол-оборота взглянув на подруг. -Мистер ЛайСи ошибся. - из-за кристаллов на губах она говорила медленно и немного деревяно, как будто под наркозом. - Он не стоит того, чтобы тратить на него свои силы, Mi corazon. За холодом глаз девушки читалось презрение. Хотя, сам один факт того, что она решила кристаллизовать собственные губы, чтобы не дать ему поцеловать её, уже много говорит о её отношении. Она предпочла шанс стать уродиной до конца жизни, но не дать ему поцеловать себя. Но даже сейчас её тело источало приятный переменчивый аромат, для каждого свой и совершенно уникальный. Чуть позже, как черт из табакерки, явилась и Мари. Аида взглянула на неё с чуть меньшим безразличием, чем на Кира и произнесла чуть хрипловато: -Вопреки моим просьбам не приближаться, Кир нарушил моё личное пространство и попытался совершить действие, которое без преувеличения можно назвать сексуальным домогательством. У меня есть два свидетеля, а при желании их число можно довести до 15. Замечательно, что вы префект. Значит я могу настаивать на официальных извинениях передо мной и на запрет о приближении ко мне ближе чем на 5 метров. Само собой и я не приближусь к этому .. юноше. - по её холодному голосу не было понятно, правда она настроена мирно или что-нибудь задумала. От столь длительной речи в уголке губ девушки показались капли крови. Все же работа с плотью и кровью была опасной в первую очередь для неё самой.

Кир ЛайСи: Ох уж эти способности студентов ходить настолько тихо, что в просторном и пустом подземелье их никто никогда не слышит. Вот и тут, как чёрт из табакерки выскочила ненормальная мадама в сопровождении ещё одной подруги. Вместо того, чтобы по-человечески поздороваться, незнакомка взорвала факел рядом с Киром. Но Кира больше отпугнули кристаллы на губах Аиды. Он молчал всё то время, пока выслушивал выпендрежи со стороны неадекватной девчонки. От неё же он почувствовал сильный уровень гнева, который можно было бы за обе щеки сожрать, но начальный порыв Кира остановила Мари, появление которой было не менее неожиданным. Причём остановила одним своим появлением. - Marie? От неожиданности удивленно произнёс парень, который был готов получать моральных тумаков. Желая что либо сказать ей о том, что здесь происходит, он замер от удивления, услышав предъявленное обвинение со стороны Аиды. Забавно, что именно от неё он ожидал гораздо более логичных вещей. - Íja aļavekou. Махнул он рукой в сторону старосты тёмного отделения. А затем обратился уже к Аиде. А ты не забывай про свою химию, которую распыляешь на всех. Тут ты пойдёшь подстрекателем. Ну и само собой он не мог пропустить способ красивого появления. Он свистнул в её сторону и сказал. Слышь! А ты всегда нападаешь на тех кто слабее тебя? Ты же староста вроде, нет? Или тебя через постель на эту должность поставили? Кир в разговоре всегда предпочитал полную взаимность. И раз его оскорбили, он не станет терпеть. По сути его сдерживало только то, что Мари присутствовала здесь. Пока что единственными адекватными оставались она и подруга Лесной. Hukars... Произнёс он с презрением и усталостью в глазах к персоне Лесной. А затем перевёл взгляд на Мари. Å propo de si mìv goļdenets? Кир уже не хотел здесь находиться, но было кое-что в словах Аиды, что не давало ему покоя. Предупреждаю сразу. Если в её сторону... Он ладонью показал на Мари. ...хотя бы ветерочек дунет, я геноцид устрою тому, кто что-то в её сторону скажет. Его взгляд упал на декоративную цепь, которая уже готова была поддаться магии парня и оказаться у него в руке. А затем глаза вернулись на Лесю. Парень телепортировался к ней в упор, не оставляя практически не сантиметра между ними. Доступно объясняю? Даже находиться рядом с такой выскочкой было противно. Лезет в чужие дела, кидается взрывами направо и налево, при этом показушными фразами раскидывается. В глазах парня не было ничего, кроме сплошного мрака и разочарования. Он рассчитывал на более продуктивное сотрудничество с другой магической академией, А получил лишь обвинения в свою сторону от той, от кого ожидал их меньше всего.

Мари Бернсон: -Вопреки моим просьбам не приближаться, Кир нарушил моё личное пространство и попытался совершить действие, которое без преувеличения можно назвать сексуальным домогательством. У меня есть два свидетеля, а при желании их число можно довести до 15. Замечательно, что вы префект. Значит я могу настаивать на официальных извинениях передо мной и на запрет о приближении ко мне ближе чем на 5 метров. Само собой и я не приближусь к этому....юношу,-сказала Аида и повергла Мари в шок, который быстро пропал, ведь сейчас на кону была репутация всего Магисмо, а также безопасность этих трех девушек, которые явно не знаю, что их может ждать, хотя вот Аида кажется что-то знает... -Мисс Прах, думаю мне больше свидетелей не нужно, я видела все своими глазами, а как знаете себе, мы верим больше, чем другим. Конечно можете. Я извинюсь за мистера ЛайСи и думаю он тоже сейчас извинится, я же права?,-девушка перевела взгляд на парня и произнесла спокойно: - jomb arobeů, si nevolhets sprav? -Также я проведу беседу с мистером ЛайСи и запрещу к вам близко подходить,-закончила девушка и все бы было наверное уложено если бы не вспыльчивый характер Кира, который решил еще что-то добавить и высказать. -Мистер ЛайСи, я прошу вас помолчать и, чтобы я от вас больше не слышала оскорблений в сторону кого угодно. Думаю, вы не сильно будете рады штрафу в виде учебных баллов?,-сказала Мари и кинула на парня пронзительный взгляд. От него я вообще такого не ожидала, конечно могли преувеличить девушки, но в любом случае я чувствую его вину и темную магию...Супер, на моих плечах теперь лежат много проблем, но я была к ним готова. Все таки не зря я сама давно просилась на такую ответственную должность.-думала Мари, а пока она думала Кир решил опять удивить и пригрозил девушкам, что если ей что-то скажут плохое или сделают им конец. Конечно было приятно слышать, что тебя решили защитить, но сейчас вообще не понятно, что ей может угрожать. Да и она если и начнут угрожать сможет дипломатично все уладить, а если полезут в бой, то защитится тоже сможет и довольно не плохо. -Мистер ЛайСи,-уже намного громче произнесла девушка,-Прошу пройдите за мной и чтобы от вас я пока не слышала никаких слов. Дамы, еще раз извиняюсь, обещаю, что беседа о поведении будет проведена, при чем сегодня и сейчас. До свидания.,-сказала Мари и кинув взгляд на парня объясняя, чтобы тот шел за ней отправилась в общий холл, а вернее в комнаты, проводить беседу с Киром, который её сегодня очень удивил свои не самым лучшим поведением. -Nevét nejisteů nauet, ìħ åm nepoznej strnisa. Si preļets auf spravå nerr lej klidej? -по дороге обратилась девушка к парню.

Леся Лесная: - Леся, может ты дашь шанс оправдать свой необдуманный поступок этому юноше, а потом будем делать из него отбивную? К тому же, уважаемая Аида, думаю сама немного в шоке, - в голосе Тейт чувствовалось некое напряжение, а на лице была натянутая оправдательная улыбка. На слова девушки Леся хотела сказать что-то очень возмущенное, но сдержалась. Тем временем в подземелье становилось все интереснее и интереснее. Почти сразу за ней и Тейт пришла девушка из Магисмо. -Дамы, с вами я не знакома, как и думаю, вы со мной так, что я представлюсь. «Мари Бернсон, студента Магисмо, префект Магнуса», - произнесла прибывшая. Лесной с каждой секундой становилось все легче себя контролировать, нет, она была так же зла, просто смотрела на это с холодной головой. Точнее хотя бы старалась. Поэтому, когда с ними поздоровались, она посмотрела на Мари и представилась: - Здравствуйте, милая дама. – Лесная даже вежливо улыбнулась, причем вполне искренне. – Позвольте представиться, Леся Лесная, студентка Тибидохса, староста тёмного отделения. – Мари выглядела серьезной, и казалось, что она явно была против конфликта. Затем она перевела взгляд на парочку, где тем временем Аида заговорила. Говорила медленно, будто скованно, поэтому девушка присмотрелась с Прах – губы той были покрыты кристаллами. Никакого поцелуя. В глазах Лесной плескалось торжество. Хоть на секунду сомневалась ли она в подруге? Конечно, нет. Аида была из тех девушек, которых было страшно касаться, а иногда и даже смотреть на нее. Поэтому Лесю весьма удивило, что этот наглец был все еще жив, и вообще оказался так близко к Аиде. Скорее всего темную сдерживало несколько причин, например, то, что убивать на этой территории было нельзя, да и в принципе сильно высовываться тоже. -Вопреки моим просьбам не приближаться, Кир нарушил моё личное пространство и попытался совершить действие, которое без преувеличения можно назвать сексуальным домогательством. У меня есть два свидетеля, а при желании их число можно довести до 15. Замечательно, что вы префект. Значит я могу настаивать на официальных извинениях передо мной и на запрет о приближении ко мне ближе чем на 5 метров. Само собой и я не приближусь к этому .. юноше. – Леся слушала Прах, и каждое сказанное ею слово успокаивало. Даже не сами слова, а что-то изнутри. Было слышно, что данная ситуация явно не нравилась и самой ее участнице. Прах сама бы разобралась с этим наглецом, просто Лесю с Тейт как назло в это время потянуло в подземелья. Но наконец-то в разговор вступил этот наглец. - Слышь! А ты всегда нападаешь на тех, кто слабее тебя? Ты же староста вроде, нет? Или тебя через постель на эту должность поставили? - слетели грубые слова с его губ, которые скорее всего должны были быть обидными, однако на лице старосты это вызвало лишь ехидную улыбку. - Да, я староста. – с утвердительным кивком, произнесла Леся, переводя взгляд темных и хитрых глаз на Лайси. – И я на тебя не нападала, я лишь привлекла ваше внимание. Или ты каждый шорох принимаешь за нападение? Тебя, наверное, в детстве много обижали? – с нотками сочувствия, медленно говорила Леся, слегка не сдержавшись. – Увы и ах, к сожалению, не через постель, исключительно за свои достижения. – будто расстроившись, вздохнула девушка. – Я настолько хороша, что никакая постель мне не требуется. Да и в Тибидохсе к таким методам относятся слегка отрицательно. Ей хотелось сказать, что-то про то, что если у них должности занимаются через постель, то не во всех заведениях оно так происходит. Однако, здесь присутствовала Мари, которая ко всему прочему была перфектом. И как-либо задевать эту девушку не хотелось, поэтому она сдержалась. Конфликта между школами ей тем более не хотелось, да и с Мари Леся была бы не против пообщаться, наладить контакт с другой школой. Но и сводить данную ситуацию на нет она не может себе позволить. Слишком нагло он поступил. Интересно, интересовался ли он у Аиды, есть ли у нее кто-нибудь… Скорее всего нет. - Предупреждаю сразу. Если в её сторону... - Кир ладонью показал на Мари. ...хотя бы ветерочек дунет, я геноцид устрою тому, кто что-то в её сторону скажет. Лайси резко оказался рядом с Лесной, почти не оставляя пространства между ними. Впервые за это время девушка обрадовалась, что ничего за сегодня не ела, ибо от такой близости она почувствовала рвотные позывы. Наглый, грубый, самоуверенный парнишка. Казалось, что у Леси заскрипят зубы от злости, настолько ее раздражало присутствие этого человека так близко. Он не понравился ей еще в первый день, со своей резкой реакцией на безобидное предложение Мусина. -Доступно объясняю? Лесная даже не шелохнулась, ей не было страшно. Она лишь поправила свои волосы рукой, при этом не отходя от парня, и холодно смотря ему в глаза. - А вот тут вы додумали уже от себя. На госпожу Бернсон никто не покушается, она вызывает исключительно положительные эмоции, в отличии от вас. – размеренно говорила девушка, причем довольно тихо, но, чтобы было слышно всем. – Причем на вас тоже никто не нападает, я лишь аккуратно привлекла внимание, может лишь немного погорячилась в начале, чтобы выслушать, как вы оказались в такой ситуации с моей дамой сердца. Однако, думаю вам тоже было бы неприятно, застань вы свою девушку в таком положении. А вот уже вы ведете себя агрессивно, молодой человек, как минимум нарушая личное пространство. Лесная говорила уверенно и максимально вежливо, хотя ей хотелось ехидничать. Алли явно не будет довольна, если узнает о их небольшом конфликте. Турнир еще не начался, а она все же встряла куда-то. Девушка была слегка недовольна собой и своей горячностью, однако не жалела ни об одном сказанном слове или действии. За Аиду она была готова рвать хоть зубами, даже если это и не требовалось. Однако, нужно прийти к некому перемирию в данной ситуации. И желательно без жертв.

Тейтинера: Выплывшая будто из ниоткуда за спину демона, студентка Магисмо, как выяснилось парой минут спустя, несколько напрягла Тейт. Демонам веками закладывали недоверие к людям особенно к таким интересным с виду. Плюс ко всему, рыжей показалось недовольство на лице пришедшей. Тейтинера мысленно подметила: " сложившаяся ситуация ей явно не по вкусу.... Точнее что ее знакомый вляпался в такую интересную ситуацию, выставляя их учебное заведение в наших глазах в отрицательном свете. Но да, ладно, она вроде не смотрит так, как юноша на несчастную цепь" Темная встала поближе к старосте, но в пол оборота, чтобы следить за всеми сразу. После представления Аиды и Леси, представилась уже самая Тей: - Приятно познакомится с Вами, Мари, - легкая улыбка озарила лицо представляющейся, - Тейтинера, пятый курс, Темное отделение, - голос был спокойным, что-то внутри девушки подсказывало, что надо все таки вести себя подобающе возрасту, а он в сумме превышал всех присутствующих. Правда рассудительность не сильно задержалась в теле демона. Слова и поведение юноши сильно задели гордость и чувство самосохранения жизней присутствующих. Ведь не смотря на большую концентрацию старост на один квадратный, отрицательная энергия просто пропитывала конфликтующих. Рассоединив собой Кира и Лесю, девушка заговорила, взгляд был стальным, даже несколько сверлящим, а голос холоднее льдов на Севере. - Уважаемы Дамы и Мари, прошу прощения за сей тон. Но...! Мистер, если Вы думаете, что феромоны это повод целовать занятых девушек, это не так. К тому же, прошу, Вас обращаться к девушкам подобающе. Ваши манеры, оставляют желать лучшего. Мы не хотели Вас никак задеть или ранить! Только привлечь внимание! - рыжая повторила, слова старосты, потому что ей показалось, что до студента слова не дошли с первого раза, - Прошу извинить! Но и вы тоже должны извиниться! - рыжей не нравилось, что от парня разило мраком и гневом, - и к слову, Леди Бернсон мы видим впервые и не настроены на нее враждебно, а даже наоборот, дружелюбно! - окатив Кира волной осуждения и возмущения одновременно, Тейт резко развернулась к старосте, уперлась в плечи и отодвинулась вместе с ней, поближе к перфекту Магисмо, после чего резко повернулась, смирила взглядом Кира. "Было бы кому геноцид устраивать, и так никого не осталось" - мысленно возмущалась темная, - "и вообще, он нежить или некромаг. Надо бы узнать..." - студентка выследила взглядом Аиду, и удостоверилась в ее сохранности, - "интересная магия кристаллов" - так же подметила демон. И не смотря на такую экспрессивность и возможно нелогичность в действиях, переживание томилось в груди девушки, правильно ли она поступила отчитав студента из Магисмо, и не обидится ли на них Леди Бернсон, не сильно ли она задела чувства Аиды и Леси, не смотря на желание обезопасить всех.

Кир ЛайСи: На данный момент все карты были против Кира. Ему не поверят, если он расскажет про угрозы убийства со стороны Леси, он окажется главным агрессором в любом случае. А потому всё, что ему оставалось, это последовать приказу своей старшей. Он не хотел прерывать своё вполне успешное обучение и свои стремления из-за двух мадам, которые его просто напросто подставили. Всё, что он получит - это выговоры. Ну а что? Ведь один первокурсник - это ведь так страшно для целой старосты и и старшекурсницы. Кроме усмешки это ничего не вызывали их попытки, а уж тем более заявления самой Аиды. Он не ощущал ничего, кроме гнева со стороны Леси, и его злость всё больше подстрекалась голодом Дахасы. Его дыхание участилось, но не от злости, а от страха за то, что сейчас может произойти. Но развела в сторону их именно Тейт. - А по-вашему правильно ли привлекать внимание угрозами убийства? Спросил он спокойным, но чуть дрожащим голосом. Он совершил страшную ошибку тем, что подобрался настолько близко к источнику греха. Не самого вкусного, но греха. На том расстоянии ему достаточно было открыть рот и высосать всё самое страшное из старосты, а посиневший труп оставить прямо в подземелье. Эти мысли и посещали голову парня. Но он знал, чьи это мысли, чья это агрессия и чьё желание убить. А его ещё и все подначивали в этот момент с требованиями извиниться за такой пустяк. - Извините. Коротко бросил он, можно сказать в воздух, а не кому-то конкретно. После чего двинулся к выходу, а прошёл прямо насквозь Тейт и Леси. Ему сейчас было не до обхода со стороны. Он понимал, что если не поспешит, то обходить уже через минуту будет некого. Его ускоренный шаг чуть ли не переходил на бег. А уже дойдя до лестницы, Мари только и смог ответить. - Sor les lansets? голос парня прерывался дрожью и учащенным дыханием. Благо, удаление от источника такого греха, как гнев, помогало ему постепенно прийти в себя. Åm ahorem eļsta. Åm volhem eļsta gvilem. Он взялся за голову и выдохнул, пытаясь убедить себя, что и это говорит не он. А затем он взглянул на Мари. Rient, Marie. Si prevekej mah àme? Он чувствовал вину лишь за то, что не способен полностью контролировать своё внутреннее естество. Если бы сейчас он не был студентом Магисмо, то и не сдерживался бы. Сейчас, всё что он сделал, это указал в сторону примерного выхода из замка. Он уже знал, что ему нужно, даже при условии, что его уже отпускает. И двинулся по лестницам вместе с Мари. ---> Главные ворота Хогвартса.

Аида Прах: Ситуация была довольно щекотливой, но не нерешимой вовсе. Аида вовсе не хотела, чтобы все произошло именно так, но зато другой её план полноценно мог осуществится. Кто бы мог подумать, что она понравится юноше, который понравился...другой её хорошей подруге? Столь резкий отказ и неприятная ситуация должна была окончательно разрешить всю ситуацию. Гнев, ярость, презрение - лучшие убийцы теплых чувств в мире. И юноша, сюда по тому что он показал, ничем не отличается от слабых тёмных, не осознавших своей сути. Все это время Аида стояла спокойно, практически без всякого напряжения, но спину держала безупречно ровно, все как и положено. Ещё и на своем языке говорили... Ну ладно беспородный, ну а Мари-то? Эх, им явно не хватает уроков этикета. Будь я кем-то поважнее, объявила бы им за такое неуважение вендетту или оборвала все союзы. - хмуро промелькнуло у неё в голове. Но впрочем, это уже были не её проблемы. Ещё немного повыступав, Кир с Мари удалились и Аида осталась вместе с девушками, к которым ощущала .... благодарность. Это было трудно выразить словами так, чтобы это отражало действительность. Не смотря ни на что, Аида редко благодарила от души и всякими дежурными "благодарю" здесь было не отделаться. Для начала она чуть виновато взглянула на Лесю и Тейт. Особенно на Лесю. Это не должно было выяснится таким образом. -Что же, теперь я выяснила насколько далеко это может зайти. - с долей печали в голосе произнесла тёмная. -Леся, прости меня. То что было - произошло вопреки моему желанию. Когда я была в Нижнем Подземье, уже ближе к Тартару, то я потеряла руку. Однако, мне удалось заменить её на руку суккуба и...она приросла, хотя вроде не должна была. С тех пор во мне как будто что-то поменялось, а тело начало источать приятный для всех аромат. Для каждого разный. Я думала, что он не сможет так сильно влиять, ведь это всего-лишь часть. Хотя, возможно, дело в том, что просто он урод. - ладонь девушки легла на локоть левой руки, задумчиво поглаживая его. Прах уже готовилась к тому, что Тейт может сказать ей нечто неприятное, но чрезвычайно правдивое. Но такова уж была она по свей сути, и на это не было смысла обижаться. Только подумать об этом и переварить. Потому что нельзя быть всегда во всем правым. -Большое вам спасибо. В качестве извинения предлагаю разделить термос особого Тибидохского какао где-нибудь...Где покрасивее и поприличнее. Местный какао, конечно, тоже не плох, но он не такой крепкий. - девушка говорила очень медленно и отрывчато, так как её губы были все ещё в кристаллах. Аида зажмурилась, собралась с духом и начала прокручивать в голове долгий, мучительный процесс де-кристаллизации. Медленно кристаллизованная кровь и влага становились вновь самими собой, стекая по лицу и подбородку девушки и капая на пол. Она могла медленно разрушать кристаллические решетки которая сама создала магией, но не могла восстановить клетки и ткани, которые были разорваны изнутри. Тёмная слегка переживала за свою внешность, что останется уродкой до конца жизни, но больше она переживала за Лесю, которая могла заметить насколько все плохо. Поэтому Прах достала белый платок и прижала его к лицу, слегка отвернувшись от Леси. Сердце бешено колотилось и впервые Аиде хотелось буквально сгореть от стыда и чувства беспомощности.

Альборек Мортимер: Команда Julexa Shell и Альборек Мортимер Когда Альборек отправился за чешуей змеи, внутренние думы, которым он придавался по дороге, возвели его в ранг прославленного героя, подвинув с пьедестала самого Геракла и водрузив на него юного волшебника. И, как оказалось, не зря: расчистить стойла Авгия было бы гораздо проще, чем отыскать последний ингредиент для волшебного зелья. Но обо всем по порядку. Покинув помещение, в котором в котором теперь бурлили сразу три котла, Мор не на шутку растерялся. Что за змея, чешую которой он должен добыть? Где искать эту самую змею? Эти и другие странные вопросы терзали сердце молодого пуффендуйца, и в конце концов, натолкнули его на мысль, что проще всего искать чешую змеи там, где водятся змеи. Спустившись вниз по лестнице, ведущей в подземелья замка, Мор остановился у прохода к тупиковому коридору и осмотрелся. Было темно, пахло сыростью, прочими зловониями и близкой удачей. Если где-то поблизости не завалялась шкурка змеи, то должно быть она завалялась где-то по другой близости, иначе и быть не могло. Мор зажег Люмос, но какой-то липкий болотный туман поглощал большую часть этого света. – Нужно придумать что-то понадежнее. – шепнул он в темноту и снова огляделся. Если не принимать в расчет специфический аромат этого места, обстановка была достаточно стильной. Впрочем, ароматы Мортимера не смущали, во-первых, потому что он только что варил гной бубонтюбера, в во-вторых, потому что достаточно длительный период прожил по соседству с жирной одноглазой птицей, по имени Альдонсо. Это обстоятельство помогло Альбореку выработать иммунитет ко всякого рода запахам, ибо Альдонсо частенько показывал свою голубиную природу во всей красе. Итак, не отвлекаясь на принюхивание, Мор, будучи ценителем своеобразных интерьеров, мог в полной мере насладиться убранством подземелий замка, вот только ничего, что можно было бы использовать в поисках ингредиента, ему на глаза не попадалось. В общем-то он не очень понимал, что искал: какой-нибудь волшебный клубочек, который приведет его к шкурке и поможет найти дорогу обратно, или шар прорицания, или шляпу без кролика… В итоге поиск «волшебного помощника» затянулся настолько, что юноша начал забывать, что пришел сюда не за клубочком, а за змеиной чешуей. После нескольких часов блужданий к Альбореку незаметно подкрались упадческие мысли: «Неужели ошибся? Неужели здесь нет ни одной змеи? Неужели зелье сварить не удастся, и мой кубок достанется Ливе Унсет?» Поддавшись унынию, Мор остановился у стены и тихо сполз по ней на пол, уронив рядом свою палочку. Мягкий тусклый свет осветил влажный, покрытый мхом выступ на стене. Под ним что-то блеснуло и этот блеск наполнил сердце пуффендуйца надеждой. Вот это удача! За выступом из трещины в стене торчал хвост маленького, но очень толстого ужика, праздно предававшегося сезонной линьке. Альборек от природы обладал магнетическим обаянием и харизмой, а потому для него совершенно не составило труда обаять маленького черного гада. – Ну здравствуй, Бенито! – ласково сказал он змейке и поманил к себе. – Как же долго я тебя искал. Ужик как зачарованный заполз на ладонь Мортимера, а дальше – дело техники. Конечно, до этого «раздевать» ужей ему не доводилось, но что ни сделаешь ради кубка? Помогая своему новому другу расставаться со столь же необходимой для волшебника, сколько ненужной ужу чешуей, Мор заметил некоторую особенность змейки. Бенито был одноглазым. – Жирный одноглазый голубь… Жирный одноглазый уж… К чему бы это? – размышляя о странном совпадении, волшебник не заметил, как быстро преодолел обратный путь. Отдав чешую Джул, он поклялся сразу же по окончании турнира посетить колдовскую аптеку на задворках Хогвартса, и купить у доктора Пиллима несколько флакончиков глазных капель и заклинание стройности. Так, на всякий случай…

Марс Майерс: Марс быстрым шагом шла по коридору Подземелья в свою комнату, намереваясь захватить некоторые принадлежности для зельеварения, приобретенные ей до приезда в Хогвартс. Особенно необходимым ей казался индикатор кислотности и термометр, которых в подготовленной лаборатории не было. "За 20 минут точно справлюсь, потайных ходов в замке полно. А благодаря своему чутью я уже почти их все знаю, - в предвкушении поисков думала студентка. - Только не мешался бы никто." С этой мыслью она вспомнила об обилии народа в замке, и даже в подземельях, которые раньше почти всегда безлюдными. Это хоть и смущало девочку, но давало возможность изучить больше личностей, больше человеческих повадок, наблюдая со стороны. Возможно, даже получиться найти новых друзей. Когда Марселин подходила к двери в гостиную Слизерина, её остановило чувство, будто кто-то следует за ней. Она обернулась, никого не обнаружив, а любопытство начинало брать верх. На секунду показалось, что прежний запах нежити, исходивший от мистера Мортемера, преследует её. Запах стал отдаляться, когда девочка обратила на него внимание, и внезапно, в обход своим планам, она последовала за запахом. Что же мне предстоит узнать? - Майерс задалась вполне логичным вопросом, буркнув его себе под нос, рассчитывая, что запах не спроста преследует её. Как и следовало ожидать, вопрос остался без ответа. Запах вел девочку в узкий коридор, освещаемый тёплым светом факелов, и уходившему, предположительно в сторону нижних ярусов замка. Через несколько минут спектр запахов расширился, и Марс учуяла запах какао, выпечки и специй. "Это ход, по которому нам кофе домовики носят в Подземелье? На кухню?" Преодолев еще один поворот, она обнаружила тёплую комнату, ведущую вглубь кухни Хогвартса. Пухлая домовиха в фартуке в горошек, не обращая внимания на пришелицу, расставляла кадки, прикрытые влажной тканью вокруг каменной печной стены, которая по всей видимости была недавно затоплена. Внезапно Марс, из-за открывшейся взору картине, вспомнила об одном из ингредиентов, о котором чуть было не забыла. "Тесто для пуффендуйских плюшек! - осенило её. - Не пойди я за призрачным запахом, так и пошла бы в обход, через Внутренний двор." - Здравствуйте! - застенчиво обратилась слизеринка к домовихе. Та посмотрела на нее, немного удивилась и продолжила заниматься своим делом, лишь ответив тихо "Добрый, добрый день." - Извините пожалуйста за беспокойство! Марс решила, что на обыкновенную стеснительность и немногословность времени нет, поэтому продолжила более твёрдо: - Со всем уважением к вашему делу прошу Вас поделиться тестом для пуффендуйских плюшек! У нас идет испытание за Кубок, и нам очень оно нужно для его прохождения. Молчаливо домовиха откинула ткань с кадки с уже подошедшим тестом для плюшек и макнула жилистую маленькую ручку в большой карман фартука с мукой. Она пару раз хлопнула в ладоши, и белым облачком мука осела на их поверхность. После она заботливо отделила добрый кусок теста, похлопала по нему, формируя шар, и завернула его в в платок, извлеченный уже из другого кармана. - На, душенька, бери, - доброжелательно ответила домовиха, похлопав Марс одной рукой по протянутым ладоням девочки. - Худенькая ты, маленькая для чемпионки, приходи, накормим тебя, душа моя. Марс засмущалась от такого замечания и проявленного к ней радушия, что её бледные щечки вспыхнули румянцем а по спине пробежала дрожь. - Извините за беспокойство еще раз, покорнейше благодарю! - пролепетала девочка на скоростях, и смущаясь, выбежала обратно в узенький проход, из которого пришла, аккуратно прижимая к себе кулек с пышным тёплым тестом. - Я обязательно занесу Ваш платок после испытания! - Хо-хо, милые нынче пошли слизеринцы, - выразила мысли вслух домовиха, глядя вслед спешно скрывающейся за поворотом девочке. ---------> Больничное крыло

Альборек Мортимер: - ... нет, честное слово, вот брошу все и уеду в Урюпинск! - Мор неистово бранился и громко бурчал, поздно вечером спускаясь в Подземелья Слизерина, в поисках негодяя-расхитителя кабинета Зельеварения. Он был уверен, что портрет Северуса стащил кто-то из слизеринцев. Нет, а кому он нужен на Гриффиндоре? Дойдя до длинного подвального помещения, наполненного тишиной и полумраком, пуффендуец трижды споткнулся о ступеньку, порожек и еще одну ступеньку, и почти проклял местного архитектора. Коридор вероятно вел к гостиной факультета, потому что впереди горел свет и откуда-то из-за стены очень слабо доносились веселые голоса студентов. "Прекрасно!" - юноша потер ладони и важно выпрямившись, направился на едва уловимый звук. Идея ловить всех по одиночке Мору не нравилась, а здесь - такая удача. Правда, он понятия не имел, что скажет студентам, ведь он даже никого не подозревал. Да и вообще, спускаться сюда, не обдумав стратегический план действий, было весьма опрометчивым поступком. Уверенность Альборека пошатнулась, и он замедлил шаг, на ходу соображая, что делать. Раздумья прервали звуки. Тихий коридор, в котором только минуту назад можно было пытать тишиной заключенных из Азкабана, наполнился звуками со всех сторон. Впереди послышались шаги, а сзади - какой-то странный и непонятный шорох. Мор не на шутку струхнул, уж не змея ли? Но расслабляться было некогда, потому что шаги приближались, а в конце коридора показалась дрожащая в свете свечей тень. Пуффендуец даже на какое-то время почувствовал себя каким-то домушником, находящимся здесь на незаконных основаниях и быстро оглядел стены, в поисках какого-нибудь выступа, за которым можно было спрятаться. Осознание того, что он здесь вообще-то по делу, да и никаких законов не нарушал, пришло не сразу, но в тот же момент судьба покинула ему новую порцию стресса. Шорох усилился и что-то тяжелое больно ударило по плечу и расцарапало кожу под мантией. Мортимер замер от страха. Фигура какой-то девушки вывернула из-за угла. Мор слышал, как стук его сердца отдается эхом по всему коридору, а желтая подкладка капюшона его мантии, конечно, сверкала, как линза маяка на море. Его определенно заметили, а он так и не подобрал слов для предъявления претензий. Хотя повернуть голову он так и не решился, но рука сама потянулась к плечу. Пальцы нащупали что-то теплое и мягкое, а в ухо влетел громкий и радостный "Курлык". - Альдонсссссо! - приглушенным шепотом засвистел пуффендуец, смахивая птицу с плеча. - Я же просил тебя, не показываться никому на глаза! Тебя повсюду ищут! Мне тебя в клетке запереть что ли? Голубь вспорхнул с плеча Мора, сбросил на пол небольшой конвертик и, оставив на разорванном плече мантии, свою голубиную любезность, улетел обратно. - Ох, ну спасибо, приятель! - во весь голос выкрикнул ему вдогонку Альборек, вытирая плечо носовым платком. Тем временем фигура приблизилась достачно, чтобы пуффендуец мог разглядеть в ней коллегу по цеху. Он наклонился, поднял конверт с пола и дождавшись, когда Роки подойдет ближе, широко улыбнулся. - Привет, стажер Дру!

Роки Дру: Как чувствуют себя люди, когда они думают про себя "День прожит не зря!"? Наверное не очень хорошо, ибо Роки себя именно так и чувствовала. Слизеринка успела сделать днём всё, что она откладывала целую неделю, а значит она молодец! Но подобные энергозатраты сказались на вечернем состоянии. Решив поднять себе настроение, префект отнесла все пергаменты в свою комнату и сменила школьную форму на более удобную: повседневные шорты с футболкой. Роки оглядела себя в зеркало. Отражение ей очень даже понравилось, так что настроение тут же поднялось. Так, а дальше что? Не буду же я сидеть остаток вечера в комнате? Роки взглянула на часы. Время было уже позднее, но не оставаться же в одиночестве после того, как она весь день посвятила себя бумажкам. Нет-нет-нет. Душа требовала приключений, так что никакой спальни, но куда же пойти? Слизеринка задумалась на несколько секунд. В общую гостиную идти не хотелось, ибо атмосфера, витающая там последнюю пару недель мгновенно утомляла, а Роки же хотелось сейчас просто отвлечься. Так, за пару секунд было принято решение идти в гостиную Слизерина (ибо никто не поймёт слизеринцев лучше, чем сами слизеринцы!) Роки вышла из комнаты и взмахом палочки закрыла дверь. Девушка не предполагала, что встретит кого-то ещё не дойдя до гостиной, однако в одном из коридоров послышался очень странный шёпот. Максимально странный, учитывая локацию. - Альдонсссссо! Я же просил тебя, не показываться никому на глаза! Тебя повсюду ищут! Мне тебя в клетке запереть что ли? Альдонсо? Это который вроде голубь? Которого вроде стащил Винсент, чтобы сходить на свидание с Ливой? Винсент решил спрятать голубя в подземельях Слизерина?! Внутри Роки тут же вскипели не самые приятные эмоции. Девушка не хотела иметь ничего общего с этой историей от слова совсем, в том числе и если кто-то вдруг решил сделать подземелья временным пристанищем голубю. Префект направилась прямиком к шёпоту, мысленно уже отчитав Винса за бездумность и так же мысленно отправив его к себе в башню. Шаги девушки оказались под стать настроению и тут же отозвались в коридоре топотом стада слонов. Однако, дойдя до источника шума, слизеринка не обнаружила там когтевранца в гобелене, вместо него там стоял знакомый пуффендуец. - Ох, ну спасибо, приятель! - во весь голос выкрикнул ему вдогонку Альборек, вытирая плечо носовым платком. Кажется парень сказал это голубю, который уже благополучно удалялся куда-то в неизвестном направлении. Роки была немного много удивлена ситуацией, потому не сразу нашла, что сказать. А вот Мортимер оказался куда более обучен манерам. - Привет, стажер Дру! - Мор, - Роки всё ещё не сводила удивлённого взгляда с пуффендуйца, хотя сама не могла понять чему именно она удивляется. Что с тобой? Это же не прилично молчать и пялиться! - Что ты здесь делаешь? Очень гостеприимно, ага да - Тебе помочь? Глупо выглядишь, Роки. Очень глупо. Решив не говорить больше ничего, чтобы не нагнать ещё больше неловкости, чем уже есть, слизеринка прикусила губу и вопросительно посмотрела на Мортимера

Альборек Мортимер: Бодрая походка Роки слегка замедлилась и Мору показалось, что девушка не просто не ожидала увидеть здесь его, но и вообще рассчитывала на встречу с кем-то другим. Пуффендуец продолжал улыбаться и нервно вертел между пальцами конверт, принесенный голубем, пока слизеринка наконец не произнесла его имя. В лице девушки читалось смятение, он не мог понять, чего ожидать в следующий момент, префектской оплеухи или приглашения на чай со слизеринским зефиром. Кажется, Роки и сама этого не знала, она словно вела какой-то внутренний диалог, пытаясь договориться с собой о судьбе несчастного пуффендуйца. - Что ты здесь делаешь? Альборек занервничал. Вот сейчас начнется. Как завести такой сложный разговор, в таких неподходящих условиях? Еще и эта строгость в голосе... - Тебе помочь? Мор облегченно вздохнул. Если ему предлагают помощь, значит бить не собираются. Но напряжение на лице Дру не пропало, а значит нужно было объясняться. - Д-да... - заикаясь начал Альборек. - Я хот-тел сп-просить... Конверт выпал из рук, и лицо юноши озарила странная кривая улыбка. "Конверт!" - пуффендуец зацепился за эту мысль, как утопающий за спасжилет, словно это письмо содержало инструкцию по обвинительный речи. - Погоди минутку... Мортимер ловко открыл конверт и вытащил записку. Пляшущие неровные буквы сообщали: "ТОМАС ЗАКОНЧИЛ РЕСТАВРАЦИЮ. АЛЬБОРЕК МОРТИМЕР МОЖЕТ ЗАБРАТЬ ПОРТРЕТ В УДОБНОЕ ДЛЯ НЕГО ВРЕМЯ. Т." Томас! Как он мог забыть? Он же сам попросил домовика Унсет сделать ремонт на портрете Снейпа! Обивка на подлокотниках кресла порвалась, и Северус постоянно цеплялся за них рукавами мантии, отчего сильно нервничал и постоянно пребывал в отвратительном настроении... Мор поднял глаза. Роки стояла напротив и прожигала его вопросительным взглядом. А он еще хотел обвинить ее подопечных в краже. Вот глупец! Что же теперь делать?.. Альборек почувствовал, что еще минута промедления и Роки просто обойдет его, как лежащий на дороге камень, и пойдет дальше. - Э-эм.. Как пройти в библиотеку? - выпалил он и покраснел, как гриффиндорский шарф. "Прекрасно, Мор. Ты просто гений!"

Роки Дру: Роки ожидала всё что угодно в ответ на свой вопрос. Вообще всё, что угодно. Девушка привыкла к тому, что мальчики в Хоге - народ непредсказуемый, ты пытаешься найти логику их поведению или словам, но она отсутствует от слова совсем (а ведь ещё что-то про женскую логику говорят!). Но Мортимер повёл себя ещё более неожиданно, чем остальные: он вдруг начал заикаться! - Д-да... - заикаясь начал Альборек. - Я хот-тел сп-просить... О боже, я что такая страшная? Это я на всех такой эффект оказываю? Молодец, Роки, ты - эталон дружелюбия! Какой кошмар! Префект готова была провалиться под землю, только бы попытаться исправить свою первую реакцию на пуффендуйца. Было крайне непривычно видеть Мора вот таким. Слизеринка открыла было рот, чтобы извиниться за свою реакцию, как вдруг из рук парня вдруг выпал конверт. Взгляды Мора и Роки перешли с друг друга на конверт на полу. - Погоди минутку...- Мортимер ловко открыл конверт и вытащил записку. Роки откровенно не понимала. что происходит, а ведь происходит явно! Прямо здесь и сейчас. Слизеринка вновь посмотрел на пуффендуйца, ожидая, когда тот дочитает записку. Девушка пыталась по эмоция Мора угадать, что там могло быть написано, но, как на зло, ни одна мимическая мышца пуффендуйца не дрогнула. Закончив читать, Мортимер снова подняла взгляд на Роки. - Э-эм.. Как пройти в библиотеку? - выпалил он и покраснел, как гриффиндорский шарф. Нет, всё таки мальчики в Хоге непредсказуемы! - Как прой.. - Роки не сдержалась и, согнувшись пополам звонко рассмеялась. Девушка просто хотела пойти найти слизеринцев, чтобы чуть снять напряжение среди, так сказать, своих, а вместо этого в коридоре оказался пуффендуец с голубем и конвертом, которому срочно понадобилась библиотека. Вдоволь насмеявшись Роки снова подняла взгляд на Мортимера и широко улыбнулась. Как-то уж так исторически сложилось, что слизеринка верила во всякие там знаки судьбы, все дела. И раз уж сегодня она встретила Мортимера здесь, в подземельях, то это определенно какой-то знак! - Да, Мор, я знаю, как пройти в библиотеку, впрочем так же, как и ты - префект склонила голову набок, - И если она тебе ну вот очень прям нужна, то я могу показать тебе, как туда пройти, но что-то подсказывает мне, что тебе туда не очень-то и нужно. А раз уж ты здесь.. - девушка закусила губу, - Мне бы хотелось прогуляться, не составишь мне компанию? Конечно, если у тебя нет других планов Для чего-то же он сюда пришёл Неловкость ситуации и так уже зашкаливала, так почему бы не добить?

Альборек Мортимер: Мор стоял красный, как вареный рак и тихо проклинал себя за чересчур находчивую смекалку. Должно быть, Роки приняла его за полного идиота, и, если так, то она очень даже права. Нужно было как-то срочно реабилитироваться в ее глазах, и он принял решение сделать это, чего бы ему это ни стоило. Собравшись с мыслями, юноша расправил плечи (это всегда добавляло ему немного уверенности, плюс два сантиметра к росту), натянул на лицо загадочную улыбку, мол, гляди, как здорово я пошутил, и прищурив один глаз, начал наблюдать за реакцией девушки. Реакция не заставила себя долго ждать. И хотя Альборек не мог с точно уверенностью сказать, что именно так развеселило Роки, его попытка показаться нормальным, или реплика про библиотеку, но реальность превзошла все ожидания - слизеринка разразилась таким заразительным хохотом, что Мор и сам не смог сдержаться и рассмеялся вместе с ней. - Да, Мор, я знаю, как пройти в библиотеку, впрочем так же, как и ты <... > И если она тебе ну вот очень прям нужна, то я могу показать тебе, как туда пройти, но что-то подсказывает мне, что тебе туда не очень-то и нужно. А раз уж ты здесь.. <... > Мне бы хотелось прогуляться, не составишь мне компанию? Конечно, если у тебя нет других планов Да, Мортимер непонаслышке знал все ходы, выходы, пожарные лестницы и заячьи тропки, ведущие в библиотеку, он даже умело пользовался каталогами, и что скрывать, прекрасно ориентировался в залах, и не прибегая к помощи библиотекарей, мог с легкостью найти полку, на которой стоит Сильмариллион, но вот сейчас ему точно не нужно было в библиотеку, Роки раскусила его, как тыквенную семечку. Сейчас ему вообще ничего не было нужно, он и здесь-то оказался только из-за своей забывчивости и собственной глупости. А предложение звучало заманчиво. - Так, получилось, Роки, что я абсолютно свободен. Как насчет импровизированного пикника на крыше? По дороге заскочим на кухню, у меня там припрятана полторашка тыквенного сока. А, если повезет, стянем у домовиков еще и какую-нибудь вкусную булку! Мор сделал шаг навстречу девушке и протянул ей руку. - Соглашайся. Я расскажу тебе жуткую историю о похождениях маленького пуффендуйца по глубоким подземельям Слизерина!

Роки Дру: Глупо, глупо, глупо. Ну кто так приглашает прогуляться? Секунды ожидания ответа от Мортимера казалось длились вечность. Роки непроизвольно потянулась руками поправить юбку, ибо она всегда так делала, когда нервничала, однако никакой юбки не обнаружилось, ведь еще несколько минут назад она сама же сменила форму на повседневную одежду. Что ж, раз пальцами нельзя зацепиться за край ткани, то тогда их стоит спрятать в карманы. Роки отправила правую руку в задний карман, всё ещё удерживая взгляд на парне. - Так, получилось, Роки, что я абсолютно свободен. Как насчет импровизированного пикника на крыше? По дороге заскочим на кухню, у меня там припрятана полторашка тыквенного сока. А, если повезет, стянем у домовиков еще и какую-нибудь вкусную булку! Девушка выдохнула, она не умела принимать отказы и после "нет" всегда ходила загруженная мыслями о том "почему же нет", хотя внешне никогда старалась этого не показывать. Вот и сейчас, до того, как Мор согласился на прогулку, Роки уже приготовилась к тому, что придётся некоторое время ругать себя за поспешное приглашение, но. к счастью, всё обернулось более чем удачно, а значит можно расслабиться. - Тыквенный сок, говоришь? - девушка улыбнулась, делая вид, что раздумывает над предложением, а затем Мор вновь сделал то, чего Роки не ожидала. Он протянул ей руку! - Соглашайся. Я расскажу тебе жуткую историю о похождениях маленького пуффендуйца по глубоким подземельям Слизерина! Слизеринка и так уже была согласна (всё таки она ж сама и предложила прогуляться), но протянутая рука парня снова вывела её из равновесия. Нужно просто подать свою руку и через мгновенье её убрать? Или нужно продержаться за руки определенное время? К тому же это первое касание, сейчас они с Мором пройдут некий невидимый барьер, что означает, что они смогут по-приятельски касаться друг друга: ободряюще похлопывать по плечу, или смешно щёлкать по носу, или ещё как-то. А может не по-приятельски? Касания ведь определяют степень близости отношений, и всё такое, короче говоря первое касание это очень важно! Мысли сменяли одну другую, но стоять и раздумывать вечность было нельзя. Роки вытащила руку из кармана и протянула парню, мягко вложив её в его ладонь. Чувство неловкости не покидало, но слизеринка старалась отключить голову и довериться пуффендуйцу. Он же парень, вот он пусть и решает, что будет дальше и как долго они будут держаться за руки. - Звучит, как очень хороший план! Идём на кухню, а потом на крышу. И учитывая, какие сочинения ты умеешь писать в домашках, я о-о-очень хочу послушать твою историю - Роки улыбнулась и почему-то вдруг расслабилась. >>>Кухня Хогвартса

Алонзо Моретти: Мучительная жажда голода застряла в горле тугим комом огня. Все тело жгло, каждая клетка его чахлого сосуда «сгорала» изнутри, «визжала» от боли, дикой тоски по крови и «боролась» со слабостью. Вся темная магия Алонзо, что спала в нем эти несколько месяцев, полыхала сгустками в теле и в его глазах, больше побуждая думать, что он демон, нежели вампир. Моретти был в растерянности. Все, что он помнил, это засада в его же любимом доме, в его особняке, в который он вложил столько любви, заботы и человеческих жизней, хотя последнее его не волновало, вообще. Если бы понадобилось убить хоть всю планету этих бездарных тварей под названием человек, он бы сделал это. Моретти вернулся пополнить свою коллекцию экспонатов, в своем восхитительном и чутком музее пальчиков, когда эти дикари напали на него целым отрядом. Подожгли, обвили чистым серебром, истощая его красивое тело. У него не было шансов. Он стал слишком расслабленным и самонадеянным за эти 90 лет. Как мог он так оплошать, как мог перестать думать о своей безопасности? Теперь настал час расплаты… Достаточно было пару капель густой и насыщенной крови мага на его бездыханное тело, чтобы пробудить его от сна. Он очнулся в металлическом ящике, в холоде, в комфорте для своего сосуда и хрипло и тяжело задышал. Тело еще горело от серебра тягучих цепей. Где я? – пронеслось в голове итальянца. – Что происходит? - Арно… - еле выдавил из себя тихий скрип вампир. Но в ответ пришла лишь тишина. Темнота обволакивала его, заглатывая сознание, которое только и делало, что демонстрировало вспышки битвы в Италии. Снова этот хаос сражения затуманивал его, остатки ноздрей раздувались. Страх этой невыносимой боли снова и снова его окутывал. Моретти достаточно было собрать свою волю в кулак и оттолкнуться от стены ступнями, чтобы пробить дверцу ячейки и оказаться ослепленным светом. Глаза ярко заболели, боль не отпускала, и ему хотелось крови. Много крови, желательно, в том объеме, чтобы полностью восстановить его тело и силы. Тело. Его прекрасное тело было изуродовано этими скотами. Куски торчали из рук, живота и ног. Кожа буквально сыпалась с него, облезая. Стоило ему встать на ноги… он увидел на столе свои останки. Моретти бросило в жар и ужас. Как теперь смотреть на Арно, где, в самом деле, сам Арно и где сам Моретти? Вампиру потребовалась пара минут, чтобы осознать, что он не в родной Италии. Запахи, что витали вокруг были не те, птицы за стенами этого помещения щебетали иначе. Даже шум ветра не напоминал ему дом, вся магия в округе была иной, непохожей на его горячий нрав. Морг – это не худшее место, где можно очнуться после такой нежелательной спячки, в самом то деле. Поэтому Алонзо не смутило само место. Он не стал осматриваться, ему было глубоко наплевать на сородичей лежавших в остальных ячейках. Все о чем он мог думать. Это о крови. Замки вселяли доверие в Моретти. Как правило, в них много пищи, если замок функционирует, а этот был как раз из «живых». Он слышал голоса детей. Оооо...дети… приятное, восхитительное и мягкое лакомство. Алонзо обожал детей. Их кровь не так густа, как у взрослого человека, она чистая, не отравлена этими зельями, алкоголем. Хотя, если это вино из его родины, Моретти не был против. Но алкоголь притуплял сам вкус пищи. Дети более питательны, насыщены. Алонзо слышал их, но был еще слаб. Он только встал на ноги. Именно поэтому его шатало в коридорах подземелий по которым он шел. Равновесие сильно страдало, не хватало сил на концентрацию. Его рухлядь под названием тело сильно подводило. На очередном повороте он врезался в стену, наваливаясь на нее, и не заметил факела. Пламя обдало его плечо, и вампир издал жалобный и ужасающий крик боли. Тело вспыхнуло, но также и быстро погасло, стоило ему удариться о стену несколько раз и рухнуть на влажные полы подземелья. Он боролся с болью и немощностью, и совершенно не думал о следах плоти, что он оставил, о сломанном факеле, лежавшем где-то теперь на полу. Все, что отравляло его ум, это еда. И мысли о горячей крови. Ему нужно было поесть, но он слаб…слаб для человека, поэтому ему сойдет любая пища. Неосознанно, на черной, от копоти, поверхности, что создал факел, Алонзо написал пальцем слово «кровь». Он напряг слух… ему нужно что-то мелкое, более безобидное, чем человек. Моретти нашел силы встать и побрел в сторону выхода из подземелий. Ему нужно наверх. К воздуху, желательно на более высокие помещения этого замка. Вампир сконцентрировался на оставшихся силах и не заметил, что оставил следы от ног. Они шли к верхним ярусам замка.



полная версия страницы