Форум » Верхние ярусы Замка » Галерея за часами » Ответить

Галерея за часами

Hogwarts: Легкая навесная галерея, соединяющая два крыла замка. В конце галереи - огромные астрономические часы. Легкие готичные своды из светлого камня, резные окна, хогвартский парк прямо под галереей. Здесь довольно ветрено днем, но очень тихо ночами; сюда не достает туман, и все пропитано древностью... (Галерея посередине, соединяет два крыла, под ней - небольшая арка-пролет)

Ответов - 98, стр: 1 2 3 4 All

Лирдарин Нэтари: Пожалуй, это было лучшим подарком ему за все труды - взгляд Кира, который пытался осознать случившееся и сложить все элементы мозаики. Пусть сил в итоге было потрачено немерено, но Лирдарин был откровенно доволен. - Да, всё именно так, - согласно кивнул юноша, чуть склоняя голову в уважении перед сообразительным соперником. - Но у меня бы не вышло, если бы ты не стал бесплотным... Так что ты мне, можно сказать, подыграл всё-таки, - на губах сама собой появилась довольная улыбка. - Мы не договаривались об условиях боя, и я решил немного... Попроказничать. Я рад, что ты воспринимаешь это хорошо! Лир был действительно рад. Тем более, что игры с иллюзиями порой доставляли ему неимоверное удовольствие. А ещё были неплохой тренировкой собственного магического резерва и умения владеть собой, наблюдать за телом, за окружающим миром и пользоваться его возможностями. Младший Нэтари не торопился встать, ноги-то и правда плохо держали. И помощь была кстати... - На деле в реальном бою я бы быстро проиграл, - покачал головой Лирдарин, протягивая в ответ руку, чтобы подняться... Вот только пальцы прошли сквозь ладонь студента, рассыпаясь едва заметными бликами в воздухе. А позади снова раздался металлический звон меча, а последовавшая за этим ситуация наверняка бы могла вызвать у ЛайСи дежа вю. Лирдарин снова стоял у него за спиной, а лезвие меча плоской стороной касалось плеча у шеи. Только теперь уже совершенно реальное и ощутимое. - А может и не проиграл бы, - хохотнул юноша, убирая меч и теперь уже отправляя их под новый металлический звон в ножны. Обойдя Кира, он слегка поклонился и заговорщицки шепнул. - Никто не верь в победу над иллюзионистом до конца. Выпрямившись, он хлопнул ЛайСи по плечу, ещё раз показывая, что теперь точно настоящий и что ни на есть тот самый Лирдарин Нэтари. - Но теперь верить можно, потому что у меня просто нет уже дальше сил колдовать, - добавил он, и доказательством служило то, что юноша уже действительно был весь в испарине, взлохмаченный, и на ногах держался не особо твёрдо. Хотелось на свежий воздух и отдохнуть. - В качестве извинения и благодарности за прекрасный бой предлагаю прогуляться. Ты когда-нибудь катался верхом?

Кир ЛайСи: Кир с улыбкой слушал своего друга, который тоже остался доволен результатом боя. Вот такие тренировки стоили того, чтобы немного попотеть - когда оба соперника остаются довольны и никто не лезет с криками "да я бы в реальном бою...". Однако всё изменилось, когда рука Лирдарина коснулась руки Кир, а в итоге тот начал рассыпаться на множество частиц. В этот момент улыбка с лица Кира пропала, а за спиной он снова услышал звон меча. Кир снова закинул меч на плечо и повернулся к источнику, понимая, что Лир должен быть там... в этот раз. Он видел улыбку на лице парня одновременно с усталостью, означавшей, что он устал от создания копий. - Ей богу... убил бы. двинулся он к Лиру с возмущённым лицом, желая в этот раз удостовериться в его реальности самостоятельно. Он сперва пощупал рукав кимоно младшего Нэтари, а затем ткнул пальцем в щёку парня с требовательно-возмущенным видом. - Никогда не хитри с самым страшным чудовищем своего университета, друг мой. Сказал парень спокойным голосом, поскольку это даже и угрозой назвать было нельзя, но хотелось парню тоже завернуть что-нибудь интересное, а в голову ничего путного не приходило. - Верхом? У парня округлились глаза. Кататься ему приходилось разве что на коньках зимой, да паркуром заниматься. Ну... Я по телику видел... киньчики там всякие были. А ты хочешь прокатиться что ль? С моими навыками лошадь меня сама оседлает и поедет. Посмеялся парень, понимая, что способ отдыха им предстоял не самый простой, по крайней мере для Кира.

Лирдарин Нэтари: - Ей богу... убил бы, - поведал ему ЛайСи, и Лирдарин в ответ только тихо фыркнул. - Вряд ли. Этот скромный эльф ещё нужен тебе как соперник, - он хотел было ещё поклониться по привычке, но тут Кир решил сам проверить, не иллюзия ли в очередной раз. Пока тот зачем-то изучал ткань кимоно, младший Нэтари стоял с совершенно невозмутимым видом, но когда его ткнули пальцем в щёку, с губ сами собой сорвались совершенно непонятные, но очень эмоциональные выражения на родном языке. - Мистер ЛайСи, вы что, решили, будто я могу частично иллюзией быть?- фыркнув, Лирдарин лёгким движением отвёл чужую руку, а затем и Кира обошёл, чтобы поднять выроненный веер. Оглядев аксессуар, юноша досадливо цыкнул - по щёлку шёл шлинный разрыв, да и металл теперь был с щербинками и слегка погнутый. Починке не подлежит, оставалось спрятать за пазуху да потом выкинуть. - Никогда не хитри с самым страшным чудовищем своего университета, друг мой. Ах так, мои же фразы переделываем? Хмыкнув, Лирдарин сделал заинтересованное лицо, прямо-таки весь - вежливый интерес: - Искренне благодарю за совет. А также хочу попросить поведать мне, что же это за самое-самое страшное чудовище? Познакомишь меня с ним? А вот перспектива поездок верхом Кира явно не очень воодушевляла. Даже более чем - если судить по глазам. Очень хотелось сказать что-нибудь особенно заковыристое на слова про столь самостоятельную лошадь, но в голову так ничего и не пришло. Поэтому младший Нэтари просто покачал головой, прежде чем шагнуть к выходу с галерее. - Я тебя поучу. Это всё несложно, а я знаю, что в Хогвартсе рядом дикие лошади обитают. И не бойся, что дикие! - поспешил Лир успокоить студента, подняв руки. - С ними можно ладить, как с домашними. Они все умные животные. А я буду рядом. Пошли. --> Равнина


Яхья Фатхи: Коридоры закончились. Яхья Фатхи пропадал там часами, до самой ночи, добредая до тупиков, разворачиваясь и находя выход за новыми, незамеченными ранее дверьми. У копта был простой план: до распределения изучить весь замок, чтобы не тратить на плутания своё студенчество. Он успел перезнакомиться, кажется, со всеми местными пауками, и заходить к ним по дороге на лекции в будущем не планировал. Отыскал пару пыльных гобеленов, за одним из которых скрывался тайный проход. Залез и туда. Завёл себе врага из почерневших от времени рыцарских доспехов, неудачно на них налетев. Врага надо знать в лицо, но забрало едва не забрало его руку, поэтому настаивать мальчик не стал. В конце концов, нужно и передохнуть. Вдохнуть воздуха. Воздух подул с галереи, и копт расценил это как приглашение. Оценить вид. Почувствовать себя очередным «последним королём Шотландии». Встать посередине, раскинуть руки в стороны и что-нибудь покричать. Усесться на край подоконника и, если удастся, плюнуть кому-нибудь проходящему внизу на макушку. Концы волос шкодливо пожелтели. Нет, так я делать, конечно, не буду. Галерея располагалась очень высоко. Не долетит, это во-первых. Во-вторых, поздно вечером там никого нет. Лёгкий ветер гулял там вместе с ним, едва ощутимый. Чтобы поздороваться, нужно действительно расположиться в проёме окна. Чтоб не свалиться — постараться не запороть это знакомство. Он мог. И забрался на подоконник, подставляя лицо невидимым ладоням: — Светлого вечера, — пробормотал Фатхи в темноту то ли неотступающей зимы, то ли весны, которая ещё не планировала наступать. Войско Александра Македонского. — Как Диоген из старой притчи, попросил бы тебя не загораживать солнце, но мы сами от него отвернулись.

Tadeusz Novak: Впереди слышалось журчание ручья, и, казалось, что там и есть выход из этой дурацкой пещеры. Тадд делает шаг навстречу, держась за липкую склизкую каменную стену, но его пальцы увязают в ней, словно в перегретом податливом пластилине. Он тянет руку, но она, словно в китайской ловушке, проваливается дальше. За стеной должен быть воздух, пространство, однако она будто бесконечна. Новак уже почти не чувствует руки, только пробегающий по венам холодок, словно тысячи игл вонзаются в кожу, заставляя морщиться от боли. Пальцы сжимаются, надеясь отыскать хоть что-то, за что можно уцепиться, но лишь плещутся в этой чёрной воде. И как он раньше не заметил гул, с которым наполнялась эта малая пещерка?.. вода накрывает сначала ноги по колено, затем чувствуется выше, цепляется ледяными ладонями в кожу, сжимает плечи, окуная... он пытается плыть, искать выход, но воздушный карман становится меньше. Ныряет, но кракен уже близко... Он задушит его, он за... *** Тадеуш резко сел на кровати, пытаясь стянуть с себя наваждение. Это сон, просто сон, бессвязный и совершенно глупый, чтобы верить в то, что все это правда. Смаргивая последние крошки кошмара, он поежился под одеялом от усиливающегося покалывания в руке, которую он, видимо, отлежал. Сжимая и разжимая пальцы, пуффендуец поставил босые ноги на холодный пол, наслаждаясь этим ощущением. Он даже не заметил до этого, как сильно ему было жарко. Ложиться вновь бессмысленно: кошмары могут вернуться, в духоте это очень частое явление. И, хоть уже было очень поздно для прогулок по замку, поляк решил рискнуть. Как был, босой и в пижаме с раскиданными по плечам волосами, он юркнул за дверь спальни, а затем быстро миновал пуфыендуйскую гостиную, где догорали и тлели угольки, в которых искристо резвились саламандры. Одну из них он очень тайно и осторожно принёс сюда из Общей гостиной, и неизвестным ему образом их теперь было около пяти. Улыбаясь, он вышел в коридор, осматриваясь. Фрукты на картине отсутствовали. Интересно, кто-то с соседнего холста их съел или домовики и их пополняют, как еду на столах факультетов?.. В кухне тихонько позвякивали бронзовые кастрюльки и серебряные ложечки, чувствовался запах теста и дрожжей: эльфы готовили булочки и хлеб для завтрака. Поборов искушение прихватить одну-другую, Новак пошёл дальше. Ночной Хогвартс сильно отличался от того, что было днём. Он итак-то был загадочен, а теперь, когда освещался тусклыми редкими факелами и масляными лампами, да лунным светом витражных окон, он даже немного пугал. Проходя вестибюль, Новак отметил, что главные двери, ведущие на улицу, закрыты, даже думать о том, чтобы незаметно их отпереть, было бы глупо. Но ведь наверняка где-нибудь осталось открытое окошко или проход на акведук?.. Что-то звякнуло вдали, и Новак вздрогнул. Нет, он не боялся, что поймают: на этот случай у поляка было придумано алиби: достаточно сказать, что ходил во мне и инсценировать резкое пробуждение. Но вот непосвящённые углы, тьма в которых множилась, шебуршала, расползалась, вызывали не совсем страх, но больше брезгливое недовольство. Он тихо шлепал по коридорам, стараясь избегать самых темных, да и вообще держаться окошек. Ноги сами вели его куда-то, пока сознание медленно возвращалось. Как так вышло, что он заснул так рано? Кажется, он был в Хогсмиде, пил там тёплый чай и кушал печёное яблоко в карамели... а как вернулся?.. Воспоминания по ниточке тянулись за ним по коридорам, словно он большой паук, что прядёт их нить за собой. Возвращался долго, попытался срезать путь, в итоге чуть не заблудился, в школу вернулся с закатом... а потом? Надо было написать домашнюю работу, но, кажется Тадд решил прилечь с дороги на пару часов, чтобы ночью что-то написать... но зачем? Завтра нет уроков, выходной день. Да-да, вот почему он был в Хогсмиде, а не в замке... Чей-то голос вывел из размышлений. Тадеуш остановился, прислушиваясь. Показалось или правда?.. И, когда поляк уже было решил, что ему показалось, голос прозвучал снова. Он был откуда-то сверху, буквально немного выше. Пуффендуец шагнул за угол, взошёл почти неслышно по лестнице и оказался за огромным часовым механизмом. Шестеренки двигались тихо и неслышно, знатно смазанные и ухоженные: домовики очень постарались. Новак уже видел эти часы из внутреннего дворика, они находились над входными дверьми. Какой-то звук напугал его, он только сейчас заметил фигуру мальчика в оконном проеме. В волосах мальчугана искрились Луна и молодые звёзды, только вышедшие на небе, словно веснушки ранним летом...значит, поляк проспал совсем ничегó. Пуффендуец сделал осторожный шаг к мальчику, стараясь его не напугать. — Привет?.. — полувопросительно как-то сказал он, пытаясь разглядеть незнакомца.

Яхья Фатхи: Стоя в проёме окна и держась руками за шероховатые стены, чтобы не упасть, Яхья подставлял лицо лёгкому холодному ветру, пытаясь в его тихих, неуверенных порывах уловить приближающуюся весну. — Я разделил небеса. Тёмные и усыпанные звёздами. В глубине сердца он всё ещё был тем древним звездочётом, уверенным, что земля упрятана в стеклянной полусфере. Маленькие сияющие гвоздики (на которых она крепится? или это просто для красоты?) управляют приливами, по ним можно предсказать урожай и судьбу. — Я рассёк небосклон. Древние звездочёты довольно быстро сообразили, что мир устроен несколько сложней, чем вообразившийся крохотный островок, защищённый прозрачным куполом. — Я пересёк землю, следуя по пятам. По чьим? Позади послышались тихие шаги. Яхья привык к звону колокольчика, скрипу двери лавки зельевара, что нарушал воцаряющуюся там тишину, но, когда обернулся, увидел привидение и вздрогнул. Скудный свет засеребрился на практически белых волосах, от которых, кажется, тоже исходило сияние. У Яхьи и самого они побелели. Метаморфы не умеют лгать. На призраке была пижама, а сам он оказался бос. Вот до чего доводит ночное цитирование Египетской книги мёртвых... — Привет?.. Для пришельца с того света приветствие прозвучало очень неуверенно. Может быть, он умер недавно? Призрак студента Подготовительного отделения, который не пришёлся ко двору ни одного из факультетов, и его поразила молния, как только Шляпа покинкула белокурую голову? Яхья нервно рассмеялся и встал в оконном проёме боком, чтобы разглядеть незнакомца повнимательней. — Светлого вечера, — он говорил очень ровно, стараясь хотя бы голосом не выдать волнения. — Подходящего для приятной прогулки и хорошей компании, — копт приветсвенно кивнул. — Яхья Фатхи к вашим услугам.

Tadeusz Novak: Тадеушек с интересом разглядывал нового ночного знакомца, поляк точно помнил, что его волосы не были светлыми несколько секунд назад. Вообще встретить в коридорах ночного замка студента, учитывая комендантски час, достаточно сложно, но увидеть юного мага, в котором течет столько магии... Поляк подумал, что сорвал джекпот. Он уже слышал о метаморфмагах, и искренне считал, что метаморфмагия — признак очень сильного волшебника, магия по жилам которого течет бурным потоком, преумножаясь и выплескиваясь в виде изменений внешнего вида: осознанно это или нет. Увидеть такого мага вживую поляк даже и не надеялся, поэтому даже поймал себя на мысли, что очень невоспитанно пялится на волшебника в проеме. — Меня зовут Тадеуш Новак, — очнувшись, произнес волшебник, шагнув неслышно к мальчику и протянув ладонь для пожатия. Теперь он мог разглядеть его, складывая имя и внешний вид. — Рад встретить еще одного не-британца. Кажется, у тебя египетское имя, я прав?.. Ой, извини, если это невежливо... Тадеушек затараторил смущенно, сделав вид, что очень увлечен разглядыванием засыпанного звездами неба цвета индиго. В Британии поляк чувствовал себя излишне задержавшимся гостем, несмотря на то, что родители переехали сюда с концами из-за неприветливости набожных соседей к способностям Новака, которые тоже контролю почти не поддавались. Волосы не поддавались стрижке и росли, как росли и любые растения, которым он желал в этом помочь. Кактусы начинали цвести, распуская огромные цветы, похожие на лучезарные звезды разных невообразимых цветов... в церкви растений не было, поэтому, сбагренный туда сердобольной матушкой, Тадд мог делать вид, что молитвы, Библия и хоровое пение спасают его от «вселившегося духа». Но по-настоящему мальчик не понимал, что же плохого в том, что он может помогать растениям цвести? Он никогда не выращивал ничего, похожего на волшебный стебель Джека, а растения не вяли быстрее, чем могли бы естественным путем. И только когда родители перестали чураться сил мальчика, они тоже столкнулись с косыми взглядами прихожан, и вот тогда-то... они не выдержали и решили перебраться в другую страну. Перед выбором были Германия, находящаяся очень близко, а также Британия. В последней отец получил работу, что открыло им двери к беспроблемному переезду... Учить язык пришлось на ходу, поэтому даже сейчас Тадеуш разговаривал с акцентом, и больше понимал иностранцев, говорящих на английском, чем самих англичан. Ему хотелось о многом спросить Яхью, но Тадд себя остановил. Кажется, волшебник был немного насторожен, и поляк решил продемонстрировать свое дружелюбие, тепло улыбнувшись ему и заглянув в глаза.

Яхья Фатхи: Фатхи пожал в ответ протянутую руку, чувствуя лёгкое разочарование: ладонь была тёплой, по-детски мягкой ладонью одиннадцатилетнего мальчика, а вовсе не леденящего душу призрака, сквозь которого можно было бы пропустить пальцы. Разве только через его волосы. Какие красивые... Он обязательно рассмотрит их при свете дня и изобразит. Добавит в свою коллекцию. Когда-нибудь накопит достаточно обликов, чтобы никогда больше не быть не собой. Поклонники маскарадов отдыхают. - Рад встретить ещё одного не-британца, - мальчик говорил с акцентом, и в речи его особенно выделялись шипящие звуки, но Яхья никак не мог их идентифицировать. Хотя что-то слышал об этом. Тадеуш Новак. Чех, что ли? - Кажется, у тебя египетское имя, я прав?.. Ой, извини, если это невежливо... - Ты преуспел в определении национальности больше, чем я, - копт доброжелательно улыбнулся. Не стоит обрушивать на человека при знакомстве тонкости между теми, кого называют египтянами, и коптами, о которых слышали единицы, несмотря на то, что генетически именно они являются прямыми потомками древних египтян. Неважно. Просто неважно. Следует хотя бы попытаться в вежливость. Или невежливость. - Твоя фамилия похожа на чешскую, но я не очень в этом уверен. Так, молодец. Дедушка поставил бы тебе... сколько? Три балла из десяти за учтивость? Иногда так сильно хочется заткнуть внутренний голос... Самый лучший способ - начать говорить вслух: - Увидев замок со стороны, я, конечно, предполагал, что это ящик Пандоры с возможностью заблудиться на каждом повороте. Некоторые храмы в Древнем Египте делали с лабиринтами. Кажется. Не буду строить догадки, какие цели преследовали архитекторы храмов и учебных учреждений. Надо либо очень ненавидеть студентов и верующих, либо, напротив, желая им только добра, каждый божий день подбрасовать возможность доказать своё стремление к истине и беззаговорочную веру. Блуждающими лестницами вымощена дорога к заветному диплому выпускника, - Яхье определенно повезло, что Тадеуш молчал; возможно, мальчик о чём-то думал; возможно, своим потоком сознания Фатхи его отвлекал; но любая пауза давала волю внутреннему голосу, который становился особенно голосист по ночам. - Короче говоря, подобное чувство юмора мне достаточно близко, и я решил исследовать замок на наличие подводных камней, тупиков и подземелий с крокодилами, которые могли бы по ошибке перепутать меня с добровольно вступающей в их пасти жертве Себеку, проложить подходящие маршруты и всё такое прочее. Ага, ночью. Ты такой утомительный. - Но не мог пройти мимо звёздного неба. А здесь на удивление тихо, - копт пожал плечами и хитро прищурился. - Теперь твоя очередь, Тадеуш. Я уже понял, что ты не привидение; надеюсь, что и не лунатик тоже. Ты же не лунатик?



полная версия страницы