Форум » Верхние ярусы Замка » Галерея за часами » Ответить

Галерея за часами

Hogwarts: Легкая навесная галерея, соединяющая два крыла замка. В конце галереи - огромные астрономические часы. Легкие готичные своды из светлого камня, резные окна, хогвартский парк прямо под галереей. Здесь довольно ветрено днем, но очень тихо ночами; сюда не достает туман, и все пропитано древностью... (Галерея посередине, соединяет два крыла, под ней - небольшая арка-пролет)

Ответов - 40, стр: 1 2 All

Severus Snape: Парк ---> Убедившись, что кроме покинувшей Слизерин Индиго, факультет в порядке и больше никто его не покидал этой ночью, Снейп запечатал двери заклятьем и направился к выходу. Слизеринцы спали, а если бы хоть кто-то попытался удрать, он бы почувствовал это мгновенно - так работало Охраняющее заклятье. Спать не хотелось совершенно, да и обещание, данное Саре - о том, что они продолжат разговор, начатый в парке, Снейп решил сдержать: совесть отчего-то не позволяла ему, сославшись на усталость, удалиться в свои подземелья, где до рассвета он обдумывал бы ночную встречу, разговоры, события... На это у него еще будет время. Потому было решено отправиться в максимально близкую к Пуффендую и Слизерину территорию - галерею между крыльями замка. Выйдя вновь на свежий воздух, Северус почувствовал себя спокойнее: рядом были стены замка, Запретный Лес разве что проглядывался неясно сквозь туман, ученики спали в своих постелях. Подойдя к одному из прорезных сводчатых окон, профессор зельеварения облокотился о подоконник и обернулся на идущую по коридору галереи Серафину Лейн. - Заботы и тревоги... - тихо проворил он, - так часто мешают быть самими собой... На чем мы остановились, Сара? -

Серафина Лейн: Профессор Нумерологии шла немного позади декана Слизерина, отстукивая каблучками на каменном полу монотонный ритм и рассматривая картины, развешанные на стенах. Волшебники на них лениво потягивались, открывали глаза и, недовольно посмотрев, на Сару, снова погружались в сон. Так страшно, наверное, быть картиной. Изо дня в день одно и тоже. Видишь только одно место. Да, можно проходить между рамами, но не сотни же веков подряд? Хотя, свою жизнь Лейн не считала куда боле интересной, во всяком случае в последние пару лет. Она подошла ближе к человеку, ждавшему её в галереи. Всего за пару часов он стал таким родным. Лейн лишь усмехнулась и молча подошла к огромному окну, за которым скоро должен был появиться первый лучик утреннего солнца. - Мы говорили о прошлом. Давайте не будем о нём говорить, - всё ещё запинаясь от пережитого в Лесу шока, тихо сказала девушка и в задумчивости стала разглядывать погасающие звёзды на небе.

Severus Snape: - Вы хотите сказать, не говорить - сейчас, а потом оно вернется? Знаете, я еще там хотел вам это сказать, Серафина... Снейп запнулся, помолчал, а потом продолжил: - Ничего не бывает просто так. Встречи, ночи, туманы... Иногда стоит быть более внимательным к тому, что происходит вокруг - вдруг в этом и есть ответ на многочисленные вопросы. Снейп посмотрел на горы, которые уже были видны, пусть и окутанные еще туманом. - Знаете, мой вам совет. Вот сейчас взойдет солнце. Представьте, что это ваша жизнь. То, что мы с вами пережили в лесу, так там и останется, а солнце все равно взойдет. Просто с первым лучом оставьте все дурное в прошлом, в вашем собственном лесу. И улыбнитесь солнцу. "Мерлинова борода, я ли это говорю?.." Над горами стало светлеть...

Серафина Лейн: «Пронзит рассвет лучом незримым ночь И та отступит в тень, а после уйдёт прочь, Оставив в размышлении двух людей. Они смотрели вслед, но не пошли за ней, Решив, что прошлое должно уйти, Уйти и попросту остаться позади.» Сара улыбнулась. Она никак не могла понять, откуда в этом человеке столько добра и понимания. Ещё пару дней назад, скажи ей кто-нибудь, что она будет встречать рассвет Северусом Снейпом – не поверила бы. Не всё такое, каким кажется. Вот и мрачные горы на горизонте, окутанные пару минут назад густым туманом в свете утреннего солнца стали другими, будто парящими в воздухе, живыми и открытыми. Лейн всегда любила природу. Людей сторонилась, а вот к окружающему миру тянулась. Она могла часами сидеть на подоконнике, подобрав ноги под себя, всматриваясь в капли проливного дождя за окном. Искать там ответы на свои вопросы и ждать радугу, которая непременно появлялась. Или могла пропасть на целый лень и лежать на траве где-нибудь в парке, гадая на ромашке и разговаривая с птицами. Они её понимали, она их тоже. Хоть и говорили совсем на разных языках. То, что сейчас говорил Северус было странно слышать. Но в глубине души девушка понимала, что он прав. Прав во всём сказанном. Так жаль, что он не появился раньше. Было бы не так тяжело. - Спасибо, - уже в который раз произнесла она. Большего говорить не требовалось. Сара сделала выводы и, закрыв глаза, обернулась к восходящему солнцу. – Рассвет, – тихо произнесла девушка, ощущая мягкие прикосновения весеннего солнышка.

Severus Snape: Первые лучи солнца озолотили вершины гор, и, несмотря на то, что внизу еще было темно, туманы постепенно начали расползаться - и Северус увидел, как в хижине Хагрида, которая была видна с галереи, засветился огонек в окнах: лесничий проснулся, и, наверное, только что развел огонь. Огонь был слишком уж ярким для простого пламени, и Снейп чуть улыбнулся про себя: то, что зонтик Рубеуса Хагрида - не простая безделушка, знали, кажется, все, только делали вид, что не замечают... Огонек вспыхнул и, словно испугавшись того, что его увидели, тут же стал слабее. Снейп, усмехнувшись, отвернулся и посмотрел на волшебницу, которая стояла рядом, прикрыв глаза и подставив лицо восходящему солнцу. Северус невольно залюбовался ею: бледность ушла, оставив место краскам, и Сара словно оживала под его лучами. Внезапно Снейп почувствовал, словно его щеки коснулись чьи-то теплые руки - и посмотрел в ту сторону, откуда пришло прикосновение. И тут же зажмурился, закрылся рукой: это первые лучи солнца коснулись его, и это чувство было столь непривычным и забытым, что он был попросту ошарашен... Опустив руку, он увидев, что Серафина стоит, как стояла, и на лице ее блуждала улыбка. И впервые за много лет Снейп заметил, что это удивительно красиво - солнце и человеческое лицо, улыбающееся, такое теплое. А потом он понял, что глядя на нее, он вспоминает другого человека, другую девушку, которая была похожа на солнечный лучик, и с которой много лет назад он также стоял на этой галерее... Девушку, которой больше нет. Но впервые в жизни от таких мыслей мир не потускнел вокруг, и не захотелось отворачиваться от солнца. Северус посмотрел на горы, вершины которых были уже окрашены в розовый и золотой, на небо, которое в нежных лучах рассвета играло всеми красками, и... улыбнулся. "Ты, наверное, видишь меня", - думал он, глядя туда, откуда ему, как он чувствовал, тоже улыбался невидимый, но самый дорогой, близкий и единственный во всем мире любимый человек - на это небо. "Впервые за столько лет - я улыбаюсь встающему солнцу, и тебе... Не страдаю, не закрываюсь в себе, не ненавижу кого-то, не надеваю маску, а просто улыбаюсь, и мне есть, кому сказать за это спасибо. И я знаю: ты тоже сейчас улыбаешься" Беседуя мысленно с той, с кем привык беседовать на протяжении почти 16 лет, Северус думал также о девушке, стоящей рядом. Он надеялся, что просыпающийся день действительно принесет ей счастье, а ушедшая ночь унесет ее боль. В конце-концов, такие ночи бывают нечасто. Их стоит ценить, а не скрывать даже от самого себя, потому что далее наступит день, и все пойдет, как шло, только...чуть-чуть по-другому.

Серафина Лейн: «Он, наверное, прав. Он был прав до сих пор, Надо просто довериться И шагнуть в коридор. Светлый, солнечный путь, От тебя до него… Судьба странно рисует Нашей жизни узор…» Как же было тепло и хорошо. Сара всё ещё стояла с закрытыми глазами, греясь в лучах утреннего солнца, которое медленно поднималось всё выше из-за гор, на вершинах которых, укутавшись в облака, ночевало. Лейн уже давно так не радовалась рассвету, хотя ещё пол часа назад очень боялась его наступления. Всегда боишься впускать в жизнь что-то новое. Сара была готова кружиться и танцевать. Откуда вдруг такое воздушное состояние? От того, что ее, наконец, кто-то понял. За несколько минут она поняла, как ошибалась, закрываясь от людей. Да, боялась, но не все в этом мире плохие. Да и плохих людей не бывает. В каждом живёт и ангел и демон, просто иногда один перебарывает другого, нарушая равновесие. А демон вовсе не плохой. Он друг и советчик во многих ситуациях, главное знать, как его приручить и обуздать. Ангел. А Ангел он всегда ангел. Девушка открыла глаза и… удивлённо посмотрела на стоящего рядом Северуса. Она совсем про него забыла. Тот улыбался. Улыбался искренне и открыто солнцу и небу и… ещё кому-то, кого мог видеть только он. Она никогда не видела его таким. Эта ночь многое изменила в их жизни. Надо было отдать ей должное, пока она совсем не растворилась в рассвете. Серафина заклинанием призвала перо, пергамент и чернила и, действуя так, как ей подсказывало сердце, быстро вывела на небольшом клочке бумаги «Спасибо», открыла окно и протянула ладонь с запиской наружу. Её мигом подхватил порывистый ветер, уже успевший проснуться, и унёс куда-то вдаль. Зачем она так сделала, было известно лишь им, двоим – Саре и Ветру, который будто поджидал её у закрытого до этого окна. Возможно, и Северус понял. Он, почему-то, всегда понимал. Этим громким словом «всегда» была лишь ночь, но Лейн без боязни смогла сделать вывод и надеяться, что так действительно будет всегда. Они молчали, думая каждый о своём. Разговоры сейчас были излишни. Да и что в такой ситуации могли сказать друг другу два таких близких, но и таких далёких человека? Они друг о друге ничего не знали, но тонко чувствовали состояния души. Сара, опять подчиняясь только порыву, ловко скинула с себя тёплую мантию и забралась на широкий подоконник, обхватив руками колени. Она наблюдала за происходящими переменами в природе и в себе. Не желая думать о чём-то плохом. Плохого не было, было не приятное. Также как и не бывает безвыходных ситуаций. Бывают ситуации выход, из которых нам не нравится. Безысходность страшное чувство, но девушка нашла выход. Ещё не поздно всё изменить, ещё не поздно измениться. Серафина облокотилась на стену и ещё раз взглянула на Северуса, невольно улыбнувшись. Видел ли он – не важно. Но она знала, что он почувствовал. Лейн опять отвернулась к окну, устремив взгляд куда-то вдаль. Волшебно.

Severus Snape: Разговаривая с Лили мысленно, погрузившись в воспоминания, Северус Снейп отвлекся, когда внезапно что-то его встрепенуло: это Серафина, написав что-то на клочке бумаги, бросила его за окно, где бумажку тут же подхватил ветер. Скинув мантию и забравшись на подоконник (первым порывом было - схватить ее за руку, испугавшись, что она может упасть, но потом Снейп успокоился, убедившись, что подоконник достаточно широк, чтобы с него не упасть. Да он и не позволит ей упасть, в конце-концов. Усевшись, она улыбнулась ему - и только после этого Северус понял, что сам улыбался мгновение назад. Нет, все же прошедшая ночь была в высшей степени необыкновенной... - Н-да, - промолвил он, - нам, волшебникам, кажется, что мы знаем все секреты магии, умеем ею управлять и сделали ее подвластной себе. Но получается так, что это она играем нами, а сильнее ее - сама жизнь. Я вижу по вашему лицу, что страхи остались в ночи, и хочу, чтобы вы знали, просто знали: следующей ночью они не вернутся, и не вернутся никогда - это видно по вашим глазам, по вашему лицу: оно освободилось от масок и теней. Снейп слегка щурился от солнца - отвык от него, такого яркого на рассвете, все больше занимаясь школьными делами, бродя по замку, по своим подземельям. Сару же почти не было видно: солнце, казалось, наконец-то заполучив ее в свои объятия, заливало ее фигуру светом так, что казалось, будто она соткана из него. ...Наступал рассвет и школа постепенно просыпалась. Тут и там зажигались огни в окнах, а через пару мгновений профессор почувствовал, что в галерее появился кто-то еще. Этому кому-то ничего не угрожало, в отличие от ночных путешественников: утренние прогулки не возбранялись. Присмотревшись, Снейп увидел слизеринскую старосту, Грандвурген: девушка несла в руке метлу. Не будучи уверенным в том, что студентка заметила преподавателей - обычно студенты первыми приветствовали профессоров, Снейп вновь обратился к Серафине: - Мои студенты, как видите, ранние пташки. В связи с этим хочу поделиться мыслями, Сара... мыслями, которые мучают уже не первый день, а особенно - после сегодняшней ночи. Мы с вами видели боггарта, а откуда боггарты в Запретном Лесу - я понятия не имею. В Лесу водится достаточно разной дряни, но боггарт означает загрязненность, такого раньше не наблюдалось. Они порождение человеческих страхов, и это значит, что в Хогвартсе стали много страшиться чего-то... ученики боятся, боимся мы, - Снейп снова смотрел на горы вдалеке, разговаривая словно с самим собой, на самом же деле обращаясь к Серафине, - это ненормально...

Серафина Лейн: «Следы слёз. Я прочту тебе Сказку Про расставшихся брата с сестрой Ты поверь. Я хотела снять маску Но я с детства боюсь быть под ней не такой. Ты мой ветер надежд. Я поймаю тебя в свои ловкие сети Не хочу отпускать. Ты останься со мной В тёмных водах холодной ладонью к тебе Прикоснусь – видишь. Мир здесь совсем другой.» Солнце всё выше поднималось над горизонтом. Казалось, оно взошло за считанные секунды и в этот мир пришло ясное утро. Ясное утро, с которым тени прошлого девушки, наконец, растворились. Растворились навсегда. Больше её не будут беспокоить. Она отпустила их и поняла, что впереди светлое будущее. Непременно светлое. Иначе быть не может. Она уверена. Всё тот же лёгкий ветерок трепал, белокурые волосы Сары, заставляя улыбаться. Улыбаться ветру, солнцу, Северусу. Всем-всем в этом мире. Северус Снейп обернулся. На его лице тоже была улыбка. Не смелая, возможно робкая, но необыкновенная и искренняя. Таким она ещё не видела. Ночь изменила многое в этих двух волшебниках. Слова Северуса с лёгкостью дошли до самого сердца девушки, и оно счастливо замерло оттого, что не придётся бояться. Не придётся жить прошлым. Ответ не требовался. Она и так это знала, и возражать или спорить было бы глупо. А вот маски непременно вернутся. К сожалению, помимо странного и страшного прошлого, есть не менее приятное настоящее. Нельзя же закрывать глаза на всё. А всегда идти «против» настоящего почти невозможно, как бы не хотелось. А тем временем Школа начала пробуждаться от сна. Студенты, любящие вставать раньше остальных, спешили прогуляться перед завтраком в парке или полетать на метле, в качестве зарядки. Лейн и сама бы сейчас не отказалась от полёта на метле. Девушка любила летать. Послышались, тихие шаги и Серафина обернулась. Через галерею проходила девушка, судя по переливающемуся в лучах солнца значку на мантии – староста Слизерина. За свои не долгие годы работы в Школе Сара так и не познакомилась со всеми студентами, но имя старосты Слизерина помнила, хоть и смутно. На приветствие Лейн кивнула и проводила старосту внимательным взглядом. Счастливая, сейчас она сможет ощутить лёгкость полёта, а Серафине придётся идти в свой кабинет, заниматься факультетскими делами. Девушка вздохнула, но уходить не собиралась. Может просидеть на подоконнике до заката? И не важно, что подумают проходящие мимо ученики, о профессоре Нумерологии, часами сидящей у открытого окна. Северус вновь заговорил, и девушка обратила на него внимательный взгляд, после чего вздохнула и в задумчивости стала рассматривать деревья в саду и опушку Запретного леса. - Людям, да и вообще всем живым существам, свойственен страх. За себя, за близких.… Именно страх придает жизни остроту и смысл. – Сара на секунду замолчала - А в нашем случае - это вполне объяснимо. Ученики боятся вполне определенных вещей - Лорда, смерти близких, да мало ли еще чего! Всё же идёт война, хоть и тщательно скрываемая. А вот нам я думаю, немного сложнее. Мы боимся страха, неопределенности, последствий своей слабости. Девушке не свойственна была подобная откровенность. Себе, разумеется, Сара врать никогда бы не стала, но вот настолько правдиво открывать свои личные мысли - нет. А Северусу Снейпу она, почему-то, доверилась. И не в первый раз.

Severus Snape: Грандвурген прошла мимо, поздоровавшись с профессорами - Снейп ограничился кивком головы, что означало в его исполнении и "доброе утро" - впрочем, мало кто из учеников действительно верил в то, что профессор Снейп способен пожелать кому-либо, включая своих учеников, действительно _доброго утра_, и "принято, проходите", о чем думалось теми, кому были адресованы эти кивки, чаще, нежели верное восприятие послания; и все, что угодно. Ответив таким образом старосте своего факультета, профессор вернулся к созерцанию рассветных гор, но лицо его постепенно принимало привычную мрачность: Северус Снейп осознал, что до начала занятий осталось меньше часа времени, а значит впереди еще один долгий день. Мысленно прикинув, что его ждет днем, он вздохнул: Гриффиндор и Пуффендуй. Слизеринцы и Когтевранцы сегодня не занимались на зельеварении, что удручало: первые были надеждой зельевара, вторые подавали надежды. В факультеты, у которых предстояло вести сегодня, Снейп не верил, хотя ученики часто доказывали обратное. Он стоял, молча глядя на горы и размышляя о своем, когда до его сознания долетели последние слова Лейн. ...Кстати о Пуффендуе. - Нет, речь не совсем о слабостях. Безусловно, страхи человека в первую очередь заключаются в нем самом, но в данном случае речь не о нас... я боюсь - за них, - Снейп неопределенно указал на школьный двор, где одна за другой начинали появляться маленькие и повыше фигурки в черном. - Мы взрослые люди и наших сил, так или иначе, но хватит на то, чтобы бороться даже с тем, что живет внутри нас, нашими страхами и нашими слабостями. А они... они еще дети, все до единого. Как бы ни пытались казаться взрослыми. И если даже у вас, у ребенка, которого напугали в детстве, пусть и выросшего, хватило сил отдать рассвету ночные страхи, то их души чаще всего подвержены влиянию страхов и просто влиянию. Впрочем... это тема для обсуждений долгих и долгих. Если будет желание, мы с вами побеседуем об этом. Снейп замолчал, обдумывая сказанное - не сказал ли лишнего. Худое лицо покрылось привычной тенью. Повеял утренний ветерок, и пришлось закутаться в черную мантию - скорее по привычке, нежели боясь простудиться. С минуту профессор обдумывал, говорить или не говорить Саре о том, что он задумал, размышляя и глядя на горы, но слова словно вырвались сами: - Знаете, профессор Лейн... Мне не дает покоя происшествие в Лесу. Я намерен разобраться в этом, и сегодня после того, как все ученики лягут спать, я отправлюсь туда.

Серафина Лейн: «Мы стремимся все больше успеть. Мы меняем дела на дела. Погружаясь в забот круговерть, Мы теряем остатки тепла. Мы в залог оставляем мечты И подводим надеждам баланс. И уродство немой пустоты Укрывает иллюзий атлас. Создаем мир ненужных вещей Из осколков несбывшихся снов И не ищем пропавших ключей От хранящих мечты сундуков. А когда-то два белых крыла Отрывали легко от земли. И Любовь по соседству жила, И печали терялись вдали.» Сара, не отрываясь, смотрела, как вспыхивают, подобно огню, новые лучи солнца и озаряют некогда тёмный мир. Так странно было осознавать, что всего лишь за ночь столько в жизни Лейн изменилось. Если верить словам многих мудрых людей, это к лучшему. Было ли лучше это для Серафины – неизвестно. Девушка ещё не до конца поняла, что будет делать дальше. С некоторых пор целью её жизни было забыть прошлое, а сейчас оно ушло. Что делать дальше? Жить. Такая короткая ночь способна изменить многое в существовании человека и вернуть его к жизни. К радостной и, как хотелось надеяться, беззаботной. Хотелось. Холодный порыв ветра вернул замечтавшуюся девушку в реальность. Суровая штука жизнь. Все счастливые сказки когда-нибудь заканчиваются. Как закончилась эта ночь. День приобретал свои привычные очертания, будто ничего не изменилось. Сара поёжилась и спрыгнула с подоконника. Апрель - время, когда, если учитывать латинское происхождение названия данного месяца, молодая весна только открывает свои объятья. Время переменчивое и, часто, холодное. Непредсказуемое, но, тем не менее, солнечное. Странное сходство между месяцем и самой девушкой, вероятно не зря именно в апреле она родилась. Лейн ещё раз улыбнулась солнцу и, накинув мантию, прислонилась к стене, вслушиваясь в каждое слово профессора зельеварения. Страх. Так много для каждого человека в этом слове, в этих звуках. Девушка вновь поёжилась, почувствовав холод каменной стены. - Дети, порой, гораздо сильнее в этом вопросе, чем взрослые. Хоть и чаще боятся, – в привычной задумчивости произнесла девушка и взглянула на наручные часики. Время не щадит никого. Завтрак, а значит, скоро начнутся занятия, но ведь так не хочется идти в душный класс и объяснять никому не интересную тему по Нумерологии. В последнее время и сама девушка перестала любить свой предмет. Вот она, Взрослая жизнь, когда ты должен делать то, что должен, а не то, что хочешь. Как жаль, что Хогвартс-Экспресс не может отвезти в страну детства. Но, хватит жить прошлым. Как бы грустно не было всё проходит. Даже то, чего не было. Сара, вздохнув, отошла от стены и осмотрелась. Старинная галерея. Сколько же людей она повидала за всё своё существование. Скольких уже нет в живых… Мимо то и дело сновали студенты, спешащие по своим делам. Суматоха – враг души. Убивает, путает, пугает. Привычка современного мира. Все куда-то спешат, как по мановению волшебной палочки, не задумываясь ни о чём. Взгляд холодных глаз наткнулся на Северуса, который всё ещё стоял на прежнем месте. Было ли интересно Саре, о чём он думает? Безусловно. Но вмешиваться в чужую жизнь она не собиралась, поэтому, вздохнув, выслушала намерения декана Слизерина. Неудивительно, что он решил отправиться в Лес сегодня ночью, девушке и самой не давало покоя происходящее там. Лейн, с глазами полными решимости, улыбнулась. - Я иду с вами. Буду ждать вас у ворот, после отбоя, - серьёзным тоном произнесла профессор и, резко развернувшись на каблучках, поспешила к выходу, давая понять, что отказ в любом случае не будет принят во внимание.

Severus Snape: Набрав воздуха побольше, чтобы высказать на одном дыхании то, что он думает по поводу такого "благоразумного" решения Серафины, Снейп осекся на первом же слове, когда девушка, решительно высказав свою точку зрения по данному вопросу, развернулась на каблуках и уверенно пошла в сторону дверей. Бежать следом, размахивая палочкой и угрожая связать, нажаловаться директору, наложить заклятие недвижимости, и просто выражать свое негодование по поводу для Северуса Снейпа было немыслимым и унижало его достоинство. А потом по лицу скользнул первый действительно теплый солнечный луч - и внезапно раздражение сменилось почти восторгом. Усмехнувшись вслед Серафине, Снейп пробормотал что-то вроде "Ну, что ж, ваше право...", и, последний раз посмотрев на горы вдалеке, развернулся и зашагал в другую сторону, к противоположному выходу, направляясь в свои классы... Эта ночь многое изменила, и он был обескуражен тем, потому что привык к целостности своей оболочки, которая за временем застыла настолько, что, казалось, пробить ее невозможно. Он не ожидал этого, и ему было странно и непонятно многое, как и понятна и непонятна была эта не менее странная, но оттого не менее восхитительная девушка. А Северус Снейп давно уже не испытывал чувства восторга по-отношению к кому-либо... ---> Запретный Лес

Джелейн: Рассвет. Прекраснейшее время суток. Переход от Тьмы к Свету. А когда на небе ни облачка, это просто фантастическое зрелище. Восточный край неба начинает румянеть, как кожа на морозе. Зарево разгорается, но солнце ещё не встаёт. Оно любит "поваляться в кровати". Зимой же солнце ещё более лениво, но действо ещё более величественно и прекрасно. Удивительно смотреть на ясное ночное небо и чувствовать приближающееся утро... Даже теперь, будучи привидением, Джелейн обожала наблюдать за рассветом. Он настраивал на нужный лад, придавал душе особую мелодию, и с рассветом понимаешь, как пойдёт день. Странно, но никого из призраков Белла не замечала за таким занятием, и всё никак она не могла взять в толк, почему. Ведь это красиво и необычно... Хотя в этом были и свои плюсы - полное одиночество в последнее время стало присуще Изабелле. Волны меланхолии всё чаще накатывали на душу привидения. Джелейн всё стояла и смотрела на начало нового дня... если кто решит со мной здесь сыграть - буду рада:)

Eva Rosier: *Точкой на горизонте коридора показалась фигура, направляясь прогулочным шагом в сторону комнаты каминов. Сквозняк развивал кучерявые волосы Розье, она, в свою очередь, встряхивая головой, пыталась вернуть на место непослушные локоны. "Против природы не пойдешь, на что мне, Мерлин, такое непослушные волосы?" - мелочно подумала она, преодолевая очередной пролет. Наконец - прямой отрезок, с небольшой комнатой, который Ив надеялась преодолеть без последствий для внешнего вида. Коридор был слабо освещен, и женщина, воспользовавшись "Lumos!", уверенно продвигалась вперед, посматривая под ноги. Войдя в галерею, Розье заметила призрака, застывшего в воздухе. Ив, не скрывая удивления и любопытства подошла со спины, и опустив палочку, повернула голову на бок, чуть слышно кашлянув. - С вами все впорядке? - риторически спросила она, прищурив глаза от рассвета. "..хотя что может быть невпорядке с призраком? дважды не умирают" - мысленно добавила она. Недожидаясь ответа Ив отошла за колонну, дабы яркий свет не раздражал глаза. Наблюдая за тем, как исчезает тень в галерее, она забыла о всех поспешных делах, и, все ещё ожидая не менее риторического ответа призрака, неотрываясь смотрела за игрой свето-тени.* Будьте рады

Джелейн: Джелейн стояла... точнее, парила над полом, в задумчивости глядя на рассвет, как вдруг за спиной раздался женский голос. - А, доброе утро, профессор Розье... - Белла печально улыбнулась. - Разумеется, всё в полном порядке. Просто я очень люблю размышлять в это время. Знаете, мисс Розье, рассвет и закат - два времени, когда никуда не хочется спешить и невольно задумываешься о жизни... - произнесла Белла, подумав: "И какая же может быть у меня жизнь?" Нет, нет, ты живёшь! Ты видишь, слышишь, даже чувствуешь запахи вокруг! - сопротивлялся внутренний голос суровой реальности. Душа как всегда металась, не желая признавать действительность....

Eva Rosier: *Эва удивленно посмотрела на печальную улыбку Джелейн и не менее печально улыбнулась на её слова.* "Странно, однако, не знала я, что призраки могут грустить, они потеряли и обрели слишком много, чтобы вдаваться в эмоции и подобные состояния." - У меня закат и рассвет ассоциируются с вечностью, как альфа и омега, - вышла из тени колонны на свет и опять прищурила глаза. "Свет..привыкну, не всегда же сидеть в полумраке" - Это похоже на размышление ни о чем, ведь все на столько относительно, - смахнула с плеча несуществующие пылинки и подошла к застывшему призраку, - он привораживает, - кивнула в сторону восходящего солнца, - не хотите поделиться мыслями?, - удивилась сама себе.

Джелейн: Джелейн с пониманием смотрела на профессора. "Да уж, утро всех располагает в философии..." - Да уж, мир относителен, время относительно, даже сама жизнь относительна... Но есть кое-что чёткое... Думаю, что где-то есть центр, который всегда неподвижен... Относительно всего... Знаю, это невозможно, но ведь и для маглов магия невозможна... Белл удивилась словам преподавателя. Но что-то располагало сегодня к разговорам и откровенности. - Знаете, я тут подумала... Было бы неплохо узнать побольше о.... о моей смерти... Внутренний голос и голос разума тут же замолкли. Даже само привидение такого от себя не ожидала. Это говорило её сердце, желавшее узнать всю правду... Которая порой острее кинжала...

Eva Rosier: *Ив отошла к стене, и притулилась спиной, в поисках опоры, разговор, как ей показалось, будет долгим, ведь рассуждать о смерти можно до самого её начала, да что уж там, и после - живой пример, этот призрак.* - Смерть..эта тема вам не нравится, ведь так? и все равно вы уперто хотите про это говорить.. вы любуетесь рассветом, потому что смерть у вас отождествляется с закатом, а рассвет, это то, что было вами потеряно.., - подняла глаза к потолку, - жизнь. - Смерть это процесс, и, пожалуй, очень мимолетный. Для вас, смерть -это прошлое и то, что связывало вас с жизнью, - загадочно улыбнулась и посмотрела на окончательно исчезнувшую тень на стене, - на самом деле вы хотите поговорить о жизни, раз почитаете, вспоминаете свою смерть. Розье не удивилась выстроеной мысли, ведь тема жизни и смерти была ей близка.

Джелейн: Джелейн улыбнулась снова. - Видимо, вы меня неправильно поняли, мисс Розье. Я имела в виду, что я хочу узнать больше о том, как я умерла... Ибо я ничего не помню... В памяти возникли расплывчатые образы: какая-то комната, какой-то человек... Но видела Белла только очертания... Ничего конкретного... И это раздражало, злило, даже бесило привидение. Как так? Что же рассказать другим?

Eva Rosier: - Вполне возможно, я же ни разу не умирала, - сумбурно проговорила Розье, рассматривая стены и свод галереи. Женщина подошла к висящему на стене портрету какой-то девушки. - А зачем вы хотите это узнать? ведь эта информация уже никак не поможет вернуть все на прежнее место, - повернулась к призраку, - да, мне все таки вас не понять, - покачала головой, - я не ностальгирую. - Миссис, не мисс, - шепотом произнесла она и улыбнулась. Розье с интересом продолжала курсировать по галерее, рассматривая картины.

Джелейн: "Поздравляю, Белл, теперь тебя даже профессора не понимают..." - Внутренний Голос веселился вовсю, хотя особых причин для этого самого веселья Джелейн не видела. Вопрос поставил призрака в тупик. И правда, зачем ей это знать? Может, оставить всё как есть? Нет, Джелейн была не из таких. Хотелось узнать как можно больше о своей жизни, настоящей жизни, а не тому подобию, которую сейчас вела Изабелль. - Знаете, миссис Розье, - исправившись, тихо произнесло привидение, - я и сама не понимаю, зачем мне это надо... Просто такое чувство, что кусок моей жизни просто вырвали. Есть какая-то пустота внутри...

Eva Rosier: "Ты с ума сошла, наверное..разговаривашь с призраками о смерти. жить что ли надоело?" "Хотя, потеряв что-то ценное ты тоже долго вспоминаешь и пытаешься восполнить утрату. Чем не призрак?" *Отчетливый ритм шагов эхом разносился от угла к углу, Розье вышагивала по диагоналям, бросая взгляды на картины, и, остановившись, посмотрела на Джелейн.* - А каким образом вы хотите узнать о своей смерти?, - внимательно посмотрела на полупрозрачного призрака, - если кусок вырвался, нужно вставить новый, не оставляйте пустоты, - удивилась своим словам и подошла к окну.

Джелейн: Белле уже не нравилось, что сказала слишком много, и ругала себя за откровенность. И чем же тебе поможет практически незнакомый человек, Белл? - буквально издевался внутренний голос. "М-дааа, смерть меня сильно поменяла...." - Я не знаю... Нужно откуда-то начать, ведь начало - это самое главное... Но я не имею ни малейшего представления о том, где можно найти хоть какую-то информацию? Джелейн задумалась. Можно поискать на кладбищах... Но привидение и при жизни не очень-то любило кладбища... Теперь же, после смерти кладбища навевали на призрака тоску. Но начать-то откуда-то надо?!

Eva Rosier: "Задерживаюсь я, не иначе.. не буду беспокоить призраков, так, глядишь, и они меня не будут беспокоить" -подумала она, вспоминая последние кошмары. - Что ж, доброго вам предновогоднего вечера, - Ив приветливо кивнула, - разбирайтесь в себе, на сколько это возможно. "..своя душа - потемки" *Эва подошла к окну, и выглянула во двор. Белые мухи спускались с небес, дети, в разгар учебного семестра, отложив книги, играли в снежки во дворе.* - Время, - шепотом произнесла она и покинула галерею. "ёлка.. подарки..хм..праздники. Дань традициям." ------->Слизерин

Джелейн: - Вечера? - Джелейн улыбнулась. - Сейчас пока ещё утро, профессор Розье. Удачного вам дня! Собеседница ушла. Белл ещё немного постояла в галерее. День набирал обороты, но территория Хогвартса ещё оставалась в тени благодаря стенам замка. В галереях, коридорах и на улице стали появляться обитатели школы. Издали не было видно лиц, но чувствовалось, что все рады - рождественские каникулы, как-никак. То тут, то там уже полетели снежки - один даже пролетел мимо привидения. Призрак улыбнулся и покинул галерею. >>Пирс>>

Fallen: Fallen ещё никогда не была в этом месте, но она знала, что тут очень красиво. Девочка поднималась к галерее медлено, рассматривая все уголки. Резные узоры окон бросали тень от луны на пол. Волшебное место - подумала Фал. А ведь здесь и правдо волшебно ночью. Изредка поддувает лёгкий прохладный ветерок и чувствуется запах весны. Изредка поддувавший ветер колыхал волосы Fallen. Потоки вдохновения озоряли её всё больше... О, это просто чудесно! - сново мелькнуло в голове гриффиндорки. Тут девочка подошла к огромному, старинному, открытому окну. Резко подул сильный ветер, но очень быстро прекратился. Fallen посмотрела вниз и увидела парк. Он весь как будто бы сиял. Это волшебство! Ну конечно это не столь необыкновенно для Хогвартса. Но такой красоты я ещё не видела! И вдруг, в углу часовни что-то зашуршало и засияло. Фал слегка перепугалась. Она тут же достала палочку. Подождав ещё минутку, смотря что же произойдёт дальше, Фал разглядела, что это что-то к ней подлетает. Испуганная, только произнесла две первые буквы заклинания, как только увидела, что это всего лишь светлячок. Фух - вздохнула Фаллен. Это всего лишь ты маленький дружочек, ты меня напугал. Лети... - указав ему дорогу рукой к огромному окну, произнесла она. Светлячок улетел. Fallen снова подошла к окну и посмотрела вслед за её новым другом. Она была рада, что он теперь летел своей дорогой, своим свободным путём. Девочка наклонила голову вниз и вновь увидела тот же чудесный парк, светящийся серебрянным светом. Пока, я ещё вернусь - на прощание сказала она и так же медленно, как и приходя, спустилась вниз по лестницам.

Selinna Inessa Tepes: Селинна решила прогуляться по Хогвартсу. Замок всегда навивал ей положительные эмоциии и за время своего отсутствия, она успела соскучится по его каменным стенам. Мысли летали где-то далеко и она не заметила как ноги привели ее в конец галереи, где висели огромные астрономические часы. Селин, любила смотреть на них, как секундная стрелка движется по кругу, нарезая минуту за минутой. Вот и сейчас она замерла как под гипнозом, разглядывая часы и думая о чем-то своем.

Alice: Элис быстро шла по коридорам замка, особо не заботясь, куда ее ведут ноги. Девочка полностью погрузилась в мысли, не оглядываясь на проходящих мимо учеников и о чем-то задумавшись. Так когтевранка и не заметила, как достигла галереи с часами - она подняла голову, будто опомнившись, и увидела в паре шагов от себя очень знакомую особу... - Селинна. - тихо окликнула она и подошла ближе, чувствуя, как по лицу расползается улыбка. Слизеринка была поглощена своими мыслями, рассматривая стрелки часов, и когтевранка чуть коснулась ее локтя, искренне радуясь, что встретила свою подругу.

Selinna Inessa Tepes: «Вот еще одна минута прошла безвозвратно»,- подумала девушка перед тем, как кто-то произнес ее имя и дотронулся до локтя. Сердце замерло от неожиданности, и она оглянулась. Перед ней стояла Элис, освещая галерею своей лучезарной улыбкой. Селина любила эту улыбку, которая на прекрасном лице когтевранки, смотрелась уж очень обезоруживающе. Еле сдержав порыв нахлынувших чувств, чтоб не стиснуть в объятьях подругу, Сел лишь улыбнулась и с сияющими глазами произнесла: - Здравствуй, солнышко! Как я рада тебя видеть!

Alice: Элис не часто улыбалась вот так широко, и сейчас она все не могла сдержаться и растянула улыбку во весь рот. - Здравствуй, родная, - она крепко сжала ладонь подруги, - не представляешь, как я рада тебя видеть... Когтевранка взглянула на часы и рассеянно подумала о том, если бы можно было остановить время или хотя бы замедлить... - Как твои дела? - спросила она у Сел, все так же улыбаясь и краем глаза наблюдая за ходом часов...

Selinna Inessa Tepes: Рука Элис сжала ее ладонь и Селинна почувствовала как это дружеское тепло, растеклось по телу. Это еще больше растрогало Слизеринку и она в ответ, широко улыбнулась. -Ох, Элис я только, что приехала из дому! Соскучилась безумно по всем и всему! Как у тебя дела на факультете? Что тут новенького? Я слышала о множестве перемен, но пока не в курсе, что правда, а что просто слухи! Сел, так хотелось обо всем расспросить свою подругу, что в один момент завалила Когтевранку вопросами. Но заметив, что Элис смотрит на часы, спросила: -Ах, ты наверно торопишься, а я тебя задерживаю?



полная версия страницы