Форум » Верхние ярусы Замка » Винтовая лестница » Ответить

Винтовая лестница

Hogwarts: Широкая лестница, ведущая на верхние ярусы Замка - 5-7 этажи, к башням Домов и Астрономической башне. Коридоры: К переходу на средние ярусы: блуждающие лестницы К горгулье и далее - в кабинет Директора В совятню На крышу Замка В ванную старост Поднятся к Астрономической башне Поговорить с Полной дамой Отгадать загадку Ворона

Ответов - 33, стр: 1 2 All

Серафина Нотт: *едва успела сойти с лестницы, как она резко дернулась и направилась в другую сторону* Странно.. случилось что?.. *затаила дыхание, прислушалась к Замку: тишина, спокойная, утренняя учебная тишина, когда обитатели - спят, студенты - учатся, преподаватели - учат, домовики - готовят обед. Ничего необычного. Кивнула пролетевшему мимо призраку, тот по-джентельменски приподнял шляпу и склонил голову. Нашла маленькую лесенку, ведущую к маленькой.. но очень важной башенке, поднялась наверх*

Ольга Элин: Переход из темы: http://hdhog.forum24.ru/?1-18-0-00000024-000-0 Ролевая игра (Осенний РПГ-Турнир на приз Синей Башни). Участники: Элис Уайтхолл, Ольга Элин и Джойс Монтанелли. Ситуация №7. Странное поведение. Как ни старалась профессор Элин доставить свою коллегу в целости и сохранности, но шесть-семь углов, то она ей сшибла, плюс две снесённые картины и один бюстик волшебника насколько древнего, что даже Ольга не знала, как его звали, а ведь это её работа – знать всяких непонятных личностей из прошлого. В общем, завтра, рассматривая синяки, мисс Уайтхолл непременно вспомнит свою подругу добрым словом. А, тут ещё не вписав в поворот, Ольга впечатала профессора Эльфийских языков в стенку, не сильно правда… так на небольшую гемотомку. Но этого оказалось достаточно, чтобы снять сразу два наложенных на Элис заклинания. – Третий Петрификус за день это уже слишком… Сказала Ольга, обращаясь к своим туфелькам-безкаблучницам, и уже представляя себе погоню за сумасшедшей Элис по всему замку. Но Арес как всегда явился вовремя с упаковкой в зубах. – Любовь моя! Псина! – Восклицала профессор Элин, нетерпеливо вырывая пакетик из пасти и разрывая его о заботливо выставленный псом клык. Наконец, антидот был извлечён, и оставалась только последняя часть, влить его в стремительно приходящего в себя профессора. Но Ольга сегодня столько всего пережила, что это показалось ей проще простого: – Элис. Я тут подумала. Ты права. Если любишь, нужно в этом признаться тому, кого любишь. Только сделать это надо правильно, подобрать слова. И тебе не обойтись без удачи так, что, дорогая моя подруга, отдаю с тяжёлым сердцем, для себя берегла, но что не сделаешь ради родного капитана и ста галеонов, которые ты мне будешь должна. Вот, это Феликс Фелицис, между прочим, подарок самого… ну неважно… я ему жизнь спасла, не дала найти Атлантиду… в общем это долгая и сложная история. Бери, пей и будь счастлива. Ольга чуть не заплакала, сама поверив в эту чушь, и протянула Элис флакон в надежде, что та, будучи не совсем адекватной, не заметит очевидной разницы. Наблюдая одним глазом за мисс Уайтхолл, Ольга хитро улыбнулась, она была права, зелья хранили в одной упаковке с антидотом, и теперь профессор Элин оказалась счастливой обладательницей любовного напитка, спрятанного в карман…

Alice Whitehall: В ужасе Элис почувствовала, что снова не может двинуть ни рукой, ни ногой, а лежит бесформенным мешком на полу и моргает глазами. Профессор Элин оказалась коварной и непредсказуемой дамой. Планы мести превратились в целые стратегии в голове профессора Уайтхолл. Кроме построения стратегий заняться было нечем. Профессор Элин между тем орала на весь коридор, раздавая ЦУ собаке и первокурснице. «Эк, ее разбирает, - подумала Элис, - со временем из нее выйдет отличный капитан команды». В этот момент Ольга взмахнула палочкой, и тело Элис взмыло воздух. - Нет! – вопил мозг, - не надо меня никуда нести! А как же кабинет директора! В окаменевшем кулаке Элис сжимала заветный медальон. - Спасите! – хотела прокричать незадачливая Уайтхолл. Но, увы, заклинание работало на «превосходно с плюсом». Следующим в череде кошмаров стало многократное крушение углов и имущества школы. Элис могла только жмуриться, охать про себя и добавлять к своим стратегиям планы оттаскать Ольгину собаку за хвост, а лучше отвести ее в цирюльню для собак, чтоб больше досадить профессору, разрушающему личное счастье Элис на каждом шагу. «Она пытается все время навязать мне Ягами», - продолжали вращаться мысли в голове Элис, - «наверное, она влюблена в кузена. Но я ему скажу, чтоб держался подальше от этой мегеры». На этой эпичной мысли путешествие Элис завершилось сокрушительным ударом, искрами из глаз и кратковременной потерей сознания. Когда Элис открыла глаза, назойливый профессор все еще крутилась возле нее, а ее собака нагло обнюхивала нос капитана «Бесов». Внезапно рядом с собачьей мордой оказалось лицо профессора и флакон с какой-то отравой: - Я знаю, ты хочешь отравить меня, - прошептала Элис, - и сама признаться ему в любви. Тело болело, голова раскалывалась. - Хорошо, я умру, с его именем на губах, - профессор Уайтхолл пафосно откупорила пузырек и сделала большой глоток, воображая себя Джульеттой, вернее, Ромео, потому что отравился именно Ромео. Зелье оказалось приятным на вкус и, вопреки ожиданиям Элис, она не умерла, а … уставилась на профессора Элин. - Что это было? – тут туманы в мозгу рассеялись полностью, и Элис закрыла лицо руками, - о, Мерлинова борода, какой кошмар! В правой руке внезапно обнаружился металлический предмет. Элис пару мгновений рассматривала медальон, потом открыла его и с отвращением вынула оттуда березовый лист, не далее как пару часов назад украшавший мантию директора. - Ольга! Как ты могла позволить! Где колдография с Лайтом! – причитала Уайтхолл. Настырный пес, все еще крутившийся рядом, ткнулся носом в карман Элис. Из кармана тут же выпал заветный портрет. «А я еще хотела сделать шашлык из этого милого пса». Элис поспешно вернула портрет на его законное место. - Так, - она снова обратилась к Ольге, - где мне найти мисс Монтанелли?И знаешь, если будешь мучаться вопросом, что мне подарить на день квиддичиста, купи мне фляжку как у Грозного Глаза, - и профессор Уайтхолл, прихрамывая, отправилась в больничное крыло, сверкая фингалом под глазом. Вылитый Грозный Глаз в молодости. ***конец ролевой***

Рената Алтейд: Рената медленно спускалась по винтовой лестнице, горестно бормоча что-то себе под нос и крепко сжимая под мышкой исписанные пергаменты. На носу когтевранки красовалось чернильное пятно, а руки были измазаны по локоть. К счастью, было уже довольно поздно, и никто не мог её здесь увидеть. «Пресвятая Ровена, да у меня все пальцы распухли от этой писанины! Да чтоб я ещё раз в здравом уме отложила сдачу работы на последний момент! Нет, конечно, практика – это хорошо, но явно не для моих рук», – ворчала девочка про себя, с горестным выражением лица разглядывая в полумраке свои ладони. – «Нет, это же надо так вымазаться. Как свинюшка, честное Алтейдовское. Надо купить себе Прытко Пишущее Перо и не мучиться больше с этими чертовыми чернилами!» Беззвучные жалобы и стенания недовольной когтевранки прервал какой-то резкий скрежещущий звук, и девочка, явно не готовая к каким-либо встречам в такое время, тут же выронила все пергаменты. – ААААА! – заорала Рената так, что, казалось, на этот крик должен сбежаться весь Хогвартс.

Софи Мид: Софи выскочила из арки на нижнюю площадку винтовой лестницы и бегом устремилась вверх по ступеням, спотыкаясь и натыкаясь в темноте на углы. Девушка надеялась встретить в Астрономической башне или где-нибудь неподалёку Ренату. Подруга, по расчетам Софи, должна была в ближайшие минуты сдать свою практическую работу по астрономии. Вот ещё один вираж, и до ближайшего окошка осталось несколько футов кромешной темноты. Сердце бешено колотилось. В таких местах в Хогвартсе можно влипнуть в самые чудные загадки и приключения, но входила ли в их число недоделанная домашняя работа? «Только бы повезло!» – думала когтевранка, впрочем, без особой надежды. – «Пресвятая Ровена, это в первый и последний раз! Я так хочу выспаться сегодня!» Как бы в ответ на безнадёжные мольбы девушки, выше по лестнице, буквально в двух шагах от когтевранки, раздался звук шагов, и Софи пришлось резко остановиться. При этом металлические подковки на ботинках девушки издали мерзкий звук, напоминающий вопль баньши. Вслед за этим раздался не менее оглушительный женский крик. – Что за чёрт! – воскликнула Софи, отпрянув, но в этот момент показался источник звука, и у девушки отлегло от сердца. – Рената! Слава Мерлину! Ты-то мне и нужна, – выпалила когтевранка, с жадностью поедая глазами Ренату и рассыпавшиеся по полу пергаменты, подозрительно похожие на черновики вожделенной практической. – Мне немедленно нужна твоя практическая! Я совершенно ничего не успеваю! Дай посмотреть, а? Буквально двадцать минут!

Рената Алтейд: Рената увидела перед собой Софи и с облегчением вздохнула. – Мид, ты меня с ума сведешь своими внезапными появлениями. Какого черта вообще?! Жадная до домашек Алтейд, едва услышав просьбу Софи, нахмурила брови. «Хех, она, конечно, мне подруга и все такое. Но какой смысл обучения, если все начнут списывать? Да грош цена такому обучению», – заключила девочка, поспешно собирая пергаменты с пола. Теперь оставалось лишь это как-то сказать подруге. Рената скользнула взглядом по хрупкой фигурке Софи, заглянула ей в глаза… Умоляющий взгляд мог растопить чьё угодно сердце, и четверокурсница уже могла бы протянуть подруге эти чертовы пергаменты, а потом до конца дней своих корить себя за преступную халатность по отношению к качеству обучения… Но… нет. Вместо этого когтевранка плотно зажала пергаменты под мышкой, оправила мантию и лучезарно улыбнулась пятикурснице: – Дружба дружбой, а табачок – врозь. А работу я только что сдала, правда-правда. Да и спать уже пора, такой поздний час… И, да, наверху Астрономической башни никого нет. Профессор Дария ушла минут десять назад в подземелья. Так что не расстраивайся, у тебя целая ночь впереди… – Рената выразительно посмотрела в окно. – Прости. Спокойной ночи, – и, повернувшись на каблучках, зашагала прочь.

Софи Мид: Софи только усмехнулась в ответ на гневный возглас напуганной до полусмерти Ренаты. Сама девушка тоже почувствовала, что ей явно не по себе в непривычно тихой башне. Но у неё были дела поважнее, чем пестование в себе болезненной тревожности. Её интересовали сейчас только пергаменты, и ничего более. Софи, затаив дыхание, слушала отповедь Ренаты, и на душе у девушки становилось всё тоскливее и тоскливее. Расхожий тезис «жизнь есть страдание» теперь не казался таким уж надуманным, а фигура Шопенгауэра в воображаемом Зале Славы из фантазий когтевранки стремительно переместилась из пыльного угла на центральный постамент. – Сдала? – со вздохом повторила девушка и прищурилась, наблюдая, как подруга поспешно собирает разлетевшиеся пергаменты, прикрывая их ладонями, и крабьим ходом продвигается к двери, ведущей в башню Когтеврана. «Похоже, меня ждёт длинная ночь», – подумала когтевранка и поёжилась от холода. – Что ж, надеюсь, у тебя будет высокий балл. Тебе следует поторопиться, до отбоя осталось совсем немного времени, – мстительно добавила девушка, прочтя на лице подруги муки совести. – Спокойной ночи. Дождавшись, пока шаги Ренаты стихнут, Софи присела на щербатые ступеньки и уставилась в окошко. Девушка колебалась между желанием отправиться спать и стремлением сдать злосчастную работу без отработок и порицаний. Шопенгауэр в мысленном Зале Славы поманил девушку пальцем, и Софи решила действовать. «Займусь практической работой сейчас, а завтра утром в толчее незаметно подложу её на стол профессору Дарии», – сообразила когтевранка. Ободрившись такими мыслями, девушка решительно поднялась и направилась на самый верх Астрономической башни. Переход в тему: http://hdhog.forum24.ru/?1-24-0-00000007-000-0-0-1318923634

Джулия Мэксим: Джулия Мэксим прогуливалась по коридорам Гриффиндорской башни, теребя в руках листок с заданием первого тура конкурса по криптологии. Что же это может быть - думала гриффиндорка и внимательно всматривалась в буквы, написанные на листке. Че верокурсница около получаса разгуливала по коридорам своей родной башни и пыталась понять, куда же ей предстоит отправиться и с кем сразиться. Девочка вышла из башни и направилась в сторону общей гостиной. Несмотря на то, что там всегда собиралось много народу, там было явно спокойней, чем в родной башенке. Всю дорогу к гостиной Джулия пыталась понять, что же зашифровано. Практически у входа в гостиную гриффиндорку осенило и она поняла, что ей надо отправляться к винтовой лестнице. Так, куда мне отправляться я теперь знаю, а вот с кем я встречусь это вопрос - шептала под нос четверокурсница и быстро бежала по лестницам. Девочка была почти у цели. Джули остановилась и решила перевести дух. Пока гриффиндорка стояла до нее дошло название существа, с которым ей предстоит встретиться. Это буриданов осел - пробормотала Джулия и побежала дальше. Спустя минут десять девочка стояла у винтовой лестницы. Джули осмотрелась, но почему-то никого не обнаружила. " Здесь кто-нибудь есть?" - пролепетала гриффиндорка, потянувшись рукой в карман за палочкой, вдруг, что случится. На ее зов никто не отозвался. Джулия еще раз внимательным взглядом обвела лестницу и спросила еще раз: " Здесь кто-нибудь есть?" Вдруг, за спиной послышался шорох. Четверокурсница медленно обернулась и ее взору предстал буриданов осел. Таак, - протянула Джулия, - что же я знаю о буридановом осле. Гриффиндорка сосредоточенным взглядом сверлила осла и пыталась вспомнить хоть что-то об этом существе. Девочка стала судорожно шарить в карманах мантии, вдруг, какая-нибудь книженция найдется. Помнить надо, но сегодня был такой день, что ничего не вспоминалось. Четверокурсница пошарила, пошарила и нашла заветную книженцию. Буриданов осел - существо, которое среди двух одинаковых вещей не может выбрать одну и так и остается ни с чем. - торопливо прочитала Джулия и убрала книжку в карман мантии. Что же делать? Нужен какой-нибудь предмет, которого два. - мысли быстро носились в голове девочки. В карманах мантии валялись только гриффоладки и яблоки, которые девочка очень любила. Четверокурсница бросила мимолетный взгляд на предмет, лежащий у лап осла и потянулась в карманы за яблоками. Выбор был не простой. Джулия, конечно, со всеми делилась яблоками, но с ослами ей делиться не приходилось. Девочка решила, что портал важнее любимой еды и уверенно извлекла из карманов два красных идентичных по размеру яблока. Гриффиндорка приблизилась к ослу и положила на равно расстоянии от него два яблока. Девочка очень надеялась, что нелегкий выбор его отвлечет на некоторое время и она сможет беспрепятственно забрать портал. Осел посмотрела на девочку, а затем на предметы, которые она положила. Ему явно не сильно нравилось, что кто-то вторгается в его место обитания. Осел оценивающе обвел взглядом девочку и сделал недовольное выражение морды. Джулия непонятливо посмотрела на осла и задалась вопросом: Что же так ему не понравилось в девочке. Гриффиндорка посмотрела на него, пожала плечами и стала ждать реакции на яблоки. Осел перестал созерцать девочку и принядась рассматривать предметы, которые она положила на пол рядом с ним. Вскоре он понял, что это два идентичных яблока и пытался выбрать одно. Четверокурсница воспользовалась тем, что осел был занят нелегким выбором, пробралась к нему и аккуратно забрала портал. Девочка спрятала вещицу в карман и посмотрела на осла. Гриффиндорке стало его жалко. Она подошла к нему поближе, достала из сумки мелок и написала на полу: Портал забран Джулией Мэксим. Джулия посмотрела на пытающегося выбрать что-то одного осла, забрала одно яблоко, положила рядом гриффоладку, спрятала мелок обратно в сумку и отправилась в башню с чувством выполненного долга.

Фиби Рейнольдс: Пикник на крыше Аляля-ля-ля-ля, аля-ля-ля, а я сошла с ума, какая досада, - напевала про себя Фиби, перепрыгивая с одной ступеньки на другую и крепко держа в правой руке корзинку для пикника. Слизеринку совершенно не смущало, что она четверокурсница, что она уже старая взрослая, что она солидная особа, стажер, в конце концов, и все дела, да и вообще, сознательный человек, твердо нацеленный и ориентированный на свое профессиональное будущее. Но, поскольку Фиби по жизни была человеком довольно упоротым, просто пыталась это скрывать (чаще безуспешно), то ее уровень ненормальности зашкаливал в присутствии определенных людей, а в сегодняшней истории это была Норман, которую нельзя было назвать абсолютно нормальным человеком. Поэтому, предвкушая встречу с гриффиндоркой, Фиби напевала странные песенки с прилипчивым мотивчиком и несла еду, куда же без нее. Идея устроить пикник на крыше Хогвартса возникла внезапно и негаданно, собственно, как и любая идиотская гениальная идея возникает, когда ты связываешься с гриффиндорцами. Фиби перепрыгнула через ступеньку, мысленно восхищаясь своей физической подготовкой, и схватилась свободной рукой за стену, потому что слизеринка иногда испытывала некоторые трудности с удержанием равновесия. Собственно, именно Фиби, бродя по замку, умудрялась врезаться в дверные косяки или углы. Несколько раз слизеринка серьезно задумывалась над тем, чтобы придумать новую должность "Личного сопровождающего мисс Фиби Кэролайн Рейнольдс" и повесить объявление о поиске в Большом зале. Слизеринка благополучно добралась до подоконника и уселась на нем, вытянув длинные ноги в проход и водрузив корзинку с едой себе на колени. Надеюсь, Мири более продумана, чем я, и догадалась захватить покрывало, - подумала Фиби, а потом хлопнула себя по лбу с мысленным проклятием "волшебники мы или где?!.." и, достав палочку, призвала персидский ковер теплое, пушистое покрывало. И, пользуясь случаем, укуталась в него, прячась от сквозняков, гуляющих в старинном замке.

Miriam Norman: Сегодня был самый обычный и ничем не примечательный день. Такой же, каким был день вчерашний или четырехмесячной давности. Светило солнце, пели птицы, дул ветер, Земля крутилась вокруг Солнца и своей оси... Все было так, как должно быть. И все же.. Это был обычный день для необычных занятий. Пикник на крыше? Действительно, почему бы и нет? Что может быть лучше? Только пикник на крыше под ливнем. Но не в этот раз! О, да, единственное, что нас ждет, так это плавка от жары. Ну и что? Это будет эффектным завершением пикника. Пикника, о котором будет после знать вся школа... Впрочем, не важно. Итак, звенит будильник и тело Мириам приводится в вертикальное положение. В комнате, что любопытно, больше никого нет. Тишина, покой, тихое сопение файра... Так, стоп. Почему это все еще сопение?! Норман, ради Годрика, не теряй логику. Потому что он еще спит, - вещал внутренний голос. А, простите пожалуйста, почему он спит? Что, будильник только для Мириам звенит? Непорядок. - В конце концов, мой милый друг, - произнесла гриффиндорка над ухом файра. - Мы вместе идем на пикник, если ты вдруг забыл. А потому, сударь, извольте проснуться хотя бы! Иначе мы опоздаем. А это не очень красиво. Файр приоткрыл один глаз и воззрился на хозяйку. На эту жестокую женщину, которая не дает ему поспать. Но что делать? Пикник это не такое уж и плохое занятие. Хотя, кто знает, возможно сон лучше. Надо бы подробнее изучить данный вопрос. Причем мы должны иметь в виду, что все это происходит утром замечательного дня, когда никуда не надо идти. Так что, вероятно, сон был бы важнее... Поесть можно успеть всегда, а вот с путешествием в царство Морфея все сложнее. Но сегодня все будет именно так. - Не обижайся. Выспишься на крыше, - усмехнувшись, изрекла Мириам и направилась в разведку к шкафу. И, о чудо! в этот раз проблема из разряда "нечего надеть" была решена довольно быстро. Странно, но хорошо ведь! Буквально через 15 минут Норман была уже полностью готова. И даже Ас был почти бодр. Все идеально. Девушка взяла сумку, в которой лежали различные собственноручно приготовленные вкусности, прихватила пару небольших подушек и направилась к месту, на котором они с Фиби договорились встретиться. Шаг, шаг, еще шаг. И еще один. И вот еще парочка. Да-да, мы почти пришли! Шаг, Шаг... И вот впереди уже виднелась винтовая лестница, ведущая на крышу. Норман окинула полным безысходности взглядом лестницу, уходящую до бесконечности вверх. И вот все это надо пройти пешком... Вы серьезно что ли? Не сказать, что Мириам всегда была активным человеком... И даже участь в такой школе, как Хогвартс, где лестниц больше, чем учеников, наверное, гриффиндорка, как и в первый день пребывания здесь, всей душой ненавидела эти сооружения. Слишком много ступеней. Слишком. Впрочем, сегодня оно точно того стоит. Быстрый взлет по ступеням... Почти пришли! Ступенька, еще одна, вот с трещиной, а та почему-то выше предыдущей... А! Вот и слизеринка. Фиби сидела на подоконнике, вытянув ноги в проход. Мириам уверенным шагом направилась к мисс Рейнольдс. - Сударыня, Вы преграждаете мне путь своими очаровательнейшими ножками! - заявила Норман.

Фиби Рейнольдс: Фиби посмотрела на наручные часы: у мисс Норман было достаточно времени, но девушка почему-то нетерпеливо подергивала ступней в ожидании. Наверное, это из-за того, что ей скорее хотелось поскорее приобщиться к прекрасному, то есть, к Норман. Слизеринка тихо засмеялась, когда со всех сторон хорошенько обдумала эту мысль. Надо же...и придумается такое. Кажется, кто-то переобщался с гриффиндорцами. Определенно. Фиби от скуки принялась пересчитывать уже в сотый, наверное, раз, трещины в древних-предревних стенах замка. Будто они могли исчезнуть, пока слизеринка досчитает от первой до последней. Но нет, трещины не только не исчезали, но (Фиби уже дошла до такой стадии) даже увеличивались в количестве. Слизеринка задумчиво посмотрела на противоположную стену и, не дождавшись, пока трещины начнут с ней разговаривать, решила перечислить в уме демонов. Сначала в алфавитном порядке, потом в обратном. Итак, начнем. Асмодей, Абаддон, Вельзевул... - не успела Фиби дойти хотя бы до Люцифера, как внизу, на лестнице, послышались шаги и сбивчивое дыхание. - Видимо, мисс Норман торопится, - ухмыльнулась слизеринка, довольно поцокав языком и посмотрела на наручные часы. Сверяла их по Мириам, которая, определенно, отличалась пунктуальностью. Фиби мысленно отправила гриффиндорке кучу плюсиков в карму, так какне терпела непунктуальных людей и ненавидела опаздывать. Да и не опаздывала, в общем-то. Но внезапно до Фиби донеслись еще какие-то звуки. Еще топот нескольких...ног? Лап?.. Фиби непроизвольно сжала волшебную палочку в ладони, хотя и прекрасно понимала, что Мириам не могла привести с собой какого-нибудь дементора. А хотя, шуш их знает, этих гриффиндорцев, у которых в башне есть Азкабан. Через мгновение на узкой винтовой лестнице показалась рыжая макушка, а следом, собственно, и вся Мириам целиком. Лицо Фиби тут же озарилось сияющей улыбкой №1 из ее "Арсенала Сияющих Улыбок", которой слизеринка одаривала только своих лучших друзей, и еще иногда поклонников, в редких случаях. Девушка быстренько отмахнулась от этой мысли, она же скромная, в конце концов. Возле Мириам возникло и...существо, которого внутренний процессор Фиби мгновенно идентифицировал как файра. Девушка даже знала его имя, хотя гриффиндорка никогда о нем не рассказывала. Впрочем, Фиби много чего знала о людях, которые ей об этом не рассказывали. - Сударыня, Вы преграждаете мне путь своими очаровательнейшими ножками! - тоном, как минимум, наследной принцессы заявила Мириам. Фиби, с лица которой все не сползала Сияющая улыбка №1, посмотрела на свои ножки и безоговорочно признала правоту гриффиндорки, найдя их, как минимум, привлекательными, но для приличия и для того, чтобы лишний раз продемонстрировать свою природную скромность, возразила деловым тоном: - Сударыня, Ваша грубая лесть не делает Вам чести, - деланно строго произнесла слизеринка, хотя внутренний голос вопил: ДЕЛАЕТ, ДЕЛАЕТ, ЕЩЕ КАК ДЕЛАЕТ!! Фиби с опаской покосилась на Асмунда, который смотрел на нее как-то укоризненно, и сняла с коленок корзинку, а затем и с себя теплое покрывало, в котором уже успела свить гнездо пригреться до состояния блаженной сонливости. - Ну что? - произнесла слизеринка, прижимая к себе покрывало, - готова ли ты покорить местные высоты? - девушка взглянула на, казалось, бесконечное количество ступенек, достающих до небес, и пожелала себе скорейшего совершеннолетия, чтобы пройти аттестацию по трансгрессии и забыть о перемещении на дальние расстояния на своих двоих - имеются ввиду, ступеньки вверх в количестве одной тысячи - как о страшном сне. Мириам, все же, не выглядела воодушевленной, но задуманное стоило всегда доводить до конца. Фиби всегда следовала этому правилу, и собиралась сделать это и сейчас.

Miriam Norman: Нет, серьезно? Ты только посмотри на это! Тут еще около пятисот ступеней, не меньше! Ас, это жестоко. Почему бы нам не устроить пикник прямо тут? Да, на лестнице. Знаешь, на самом деле это уже кажется мне не такой уж плохой идеей, - мысленно обращалась гриффиндорка к файру. Но тот ей не отвечал, ступеней меньше не становилось, а Фиби, кажется, была непреклонна в беспокоящем Норман вопросе. Что ж... Придется идти? - Сударыня, Ваша грубая лесть не делает Вам чести, - серьезно изрекла Фиби. Мириам же незаметно (насколько это было возможно) закатила глаза. - Ах, помилуйте! Где же в моих словах проскользнула лесть?! - обижено воскликнула Мириам. - Все это было чистейшей правдой и ничем иным более! Асмунд тем времен подумал, что ждать девушек совершенно бессмысленно, а потому бросил короткий изучающий взгляд наверх и бодрым шагом направился на крышу. Гриффиндорка, заметив это, только вздохнула и покачала головой. - Ну что? Готова ли ты покорить местные высоты? Вот мисс Рейнольдс, кажется, была готова на все сто процентов. Она даже поднялась с насиженного места, взяла покрывало и корзинку. А это уже серьезно! Интересно, есть шанс убедить ее в том, что на ступенях даже удобнее сидеть? - А у меня что, есть выбор? - с горечью усмехнулась девушка. - Идем, сударыня. Покорим очередную вершину. Девушка вздохнула и медленно направила свое бренное тело в сторону крыши.

Фиби Рейнольдс: Фиби посмотрела вслед Асмунду, который определенно не собирался дожидаться этих двух клуш, выясняющих, кто кому льстил, а кто нет, и пошел вверх, оставив девушек наедине. "- Умное животное... Знает, что с женщинами лучше не связываться," - хмыкнула слизеринка, а затем до нее донесся голос Мириам. То, что гриффиндорка закатила глаза, Фиби проигнорировала: чего греха таить, у самой была такая привычка. - Ах, помилуйте! Где же в моих словах проскользнула лесть?! - обижено воскликнула мисс Норман. - Все это было чистейшей правдой и ничем иным более! - Что же, да будет так, - великодушно согласилась Фиби, махнув рукой. Девушка смотрела, как на лице Мириам отображалась ее внутренняя борьба. Слизеринка усмехнулась себе под нос, зная, что Мири капитулирует. Да и вообще, негоже это, гриффиндорке быть ленивой! Или гоже?.. Впрочем, на этот вопрос Фиби ответить не успела, потому что мисс Норман с горечью усмехнулась и изрекла: - А у меня что, есть выбор? Идем, сударыня. Покорим очередную вершину. Слизеринка улыбнулась и бодро направилась вверх по ступеням, позвав Мириам: - Следуйте за мной, сударыня, и поскорее, а то скормлю Асмунду весь домашний грильяж!.. ------> Крыша Хогвартса

Эйш Николеску: По винтовой лестнице медленно поднималась невысокая черноволосая девушка. Вид у нее был довольно растерянный, казалось, она что-то искала. И искала, как окажется чуть позже, довольно долго. Буквально две минуты назад, отчаявшаяся найти домашнего любимца Эйш, а это была именно она, узнала от знакомого гриффиндорца, что бесстыжий комок меха проскользнул в общую гостиную Гриффиндора. «Подумать только, - едва ли не с ненавистью думала когтевранка, - а почему не в кабинет директора? Почему только в гостиную гриффиндорцев?» В действительности, под бесстыжим комком меха, девушка имела в виду собственную кошку, по кличке Дымка. Три часа назад юная стажерка обнаружила отсутствие любимца, и вот, спустя два часа, злодейка судьба привела Николеску к гостиной Гриффиндора. Задумавшись о своей горемычной судьбе, Эйш не заметила, как налетела на маленького первокурсница. Мальчик, однако, попался изворотливый: вовремя вынырнув из- под надвигающейся стажерки, студент с гриффиндорским галстуком едва ли не с ужасом покосился на черноволосую ведьмочку. «Гриффиндорский галстук, гриффиндорский… - на автомате повторила про себя Эйш, - стоп, гриффиндорский галстук!» План созрел в голове когтевранке в долю секунды. Еще не успевший уйти первокурсник был сцапан за руку и утащен в нишу стены. - Как ты мне вовремя попался! - радостно прошептала пятикурсница, с интересом разглядывая свою добычу. - В общем, мне нужна твоя помощь. В глазах первокурсника блеснул ужас. Когда тебя ловят и затаскивают в нишу стены какие-то подозрительные синеглазые пятикурсники - это кого угодно напугает. - Ну, чего ты, ты ж гриффиндорец, нарушать правила в твоей крови! - ободряюще произнесла стажерка. - Ты просто откроешь проем в гостиную и подержишь пока я не зайду, ладно? Я даже закрою уши, чтобы не разоблачать вашу тайну! Стоит, наверно, отметить, что Эйш была чуть выше первокурсника, совсем чуть-чуть, да и отличалась скорее хрупким, даже болезненно-худым телосложением, а пугающего в ней было, в общем то, не много. Разве что глаза, угрожающе синие, как море перед штормом. Первокурсник неуверенно кивнул, пытаясь разглядеть лицо незнакомой девушки. Эйш мотнула головой, пытаясь скинуть с лица выбившуюся прядь волос и, схватив мальчишку за рукав, потянула вверх по лестнице. В этом ведь нет ничего подозрительного, правда? Всего лишь когтевранский стажер ведущий за руку первокурсника, все как надо. Правда, ведущий к гостиной Гриффиндора… но кого это интересует, да?

Адела Коларжова: «И снова меня спасает мой любимый квиддич…или нет, на этот раз даже он меня не спасёт», – думала Адела с мрачным весельем, взлетая по ступенькам лестницы, ведущей к гриффиндорской гостиной. Тренированное тело послушно несло когтевранку наверх, покорно сокращая расстояние до цели, хотя длинная чёрная мантия и сковывала движения пятикурсницы. Но как бы быстро Дела ни передвигалась, это не могло отменить простого факта: колокол, возвещающий Хогвартсу об отбое, уже прозвучал, и вход в Башню Гриффиндора для представителей других факультетов был закрыт. Быстрые ноги – это, увы, не Маховик Времени. «Всё пропало, всё пропало, ла-ла-ла, ла-ла-ла», – мысленно напевала Адела. Конечно, девушка чуть-чуть преувеличивала. Что именно пропало-то? Руки-ноги на месте. У родных и близких всё в порядке. Подумаешь, казалось бы, какая мелочь – забыла вернуть обратно конспект по нумерологии, который одолжила знакомой гриффиндорке. Вот только вспомнила Дела о сем благородном поступке только сегодня вечером. Когда до СОВ осталось всего двенадцать часов! А предмет, по которому утром состоится экзамен, ты посещал в последний раз четыре года назад… В воображении Делы встала яркая картинка: она подбегает к дверям гостиной, минуту-другую отчаянно стучится, потом опускает руки, свешивает голову вниз и, развернувшись, плетётся обратно к себе в спальню. И всё же, несмотря на полную бессмысленность своей погони за потерянным временем, Дела зачем-то продолжала бежать. Терять, в конце концов, уже нечего… …а вот находить есть что. Или, вернее, кого. Уже выйдя на финишный завиток винтовой лестницы, Дела вдруг заметила в некотором отдалении от себя две спины. И если одну из них прикрывала гриффиндорская мантия, то вторую – когтевранская. И эта спина показалось Деле подозрительно знакомой. Но что Эйши могла делать после отбоя на лестнице, ведущей всего в одном направлении – к Гриффиндору? Этого Дела знать не могла. Да и не очень хотела. В конце концов, если Эйш оказалась здесь по какому-то секретному делу, то зачем Деле совать в него свой не очень длинный нос? Главное – что Эйш уверенным шагам направляется в гостиную к гриффиндорцам, а значит, она знает, как туда попасть. Дела остановилась и собралась с духом, обдумывая, как деликатно попросить Эйш о помощи и не сказать ничего лишнего. В конце концов, тут есть представитель и чужого факультета. И кто знает, что у него на уме и как он отнесётся к вторжению когов в родную башню? – Привет, Эйши, – Дела старалась говорить как можно более уверенно и спокойно, хотя она всегда почему-то немного стеснялась загадочной темноволосой девушки. Впрочем, вину за это Дела возлагала не на румынку, а на собственную застенчивость. – Как дела? Так приятно встретить знакомое лицо…эээ…вечером. Быть может, нам по пути? – последние слова Дела произнесла с нажимом. Эйши ведь когтевранка. Она не может не понять намёка. И оставить товарища в беде она тоже не может. Правда ведь?

Эмили Рэдфилд: Около входа в Башню Гриффиндора, прислонившись к стене, стояла Эмили, староста этого факультета и тихо напевала любимую песню. Стояла там уже долго... по крайней мере, ей так казалось. Гриффиндорке поручили "охранять" вход от студентов других факультетов после объявления отбоя. Очень утомительное занятие, особенно к вечеру, когда хочется спать, а нельзя. -Sanctus Espiritus... redeem us from our solemn hour... Ко входу подошла первокурсница из Дома Огня. Эмили вернулась в реальность, произнесла пароль и впустила девочку в башню. "Эх, гриффы, сколько вас там ещё бегает по замку?" - подумала она и вздохнула. Делать было нечего, с поста уходить нельзя, даже книги с собой никакой нет. Только учебник по Драконологии, который староста перечитывала уже столько раз... Народу ходило всё меньше и меньше, иногда мимо пробегали студенты с других факультетов, направлялись в свои гостиные, реже - профессора. -Sanctus Espiritus... insanity is all around us... Впустив в башню ещё 2-3 студента, Эмили услышала, что несколько человек приближаются ко входу в башню и что-то активно обсуждают. Как-то не по-гриффиндорски они разговаривают. Девушка подошла поближе и прислушалась - голоса знакомые. Судя по топоту ног, идёт три человека. "Когтевранцы?..." И вот Эм заметила трёх студентов, идущих в её сторону с винтовой лестницы. Две когтевранки и первокурсник-грифиндорец. Плохое зрение помешало гриффиндорке разглядеть лица, однако одного она всё же распознала - Эйш. Охотничий слух уловил некоторые слова из их разговора: "гриффиндорец", "пропустишь нас". "Они хотят проникнуть в башню?... но зачем?" - Эмили была удивлена такому повороту. Зачем же было похищать грифиндорца? Подождали бы до завтра... Староста решила выяснить эту причину, поэтому накинула капюшон, чтобы скрыть свои ярко-алые волосы и села на ближайший подоконник. "Вроде они меня не заметили... Вот чёрт, лицо всё равно видно!" - она подёргала за край капюшона белой мантии и быстро достала книгу из сумки. Закрыв половину лица учебником по ИМС Рэдфилд принялась следить взглядом за компанией. Главное, чтобы не узнали по мантии. Подумаешь, сидит студент на подоконнике, читает книгу после отбоя...

Эйш Николеску: Спокойную прогулку Эйш прервало появление еще одного героя этого странного ночного путешествие. - Привет, Эйши, - когтевранка резко повернулась, почувствовав, как сердце ухнуло куда-то в пятки. Николеску никогда не была трусихой, но, согласитесь, когда ты собираешься нарушить школьные правила, и тут кто-то тебя ловит… -Ой! - только и сумела выдать румынка, столкнувшись нос к носу с… Аделой. Пятикурсница говорила что-то еще, а девушка пыталась утихомирить взбесившееся сердце. Кровь стучала в висках и мешала расслышать слова. -.…может, нам по пути? - донеслось из внешнего мира, и организм Эйш внезапно перестал барахлить. - Мерлин, - выдохнула стажерка, борясь с внезапным для нее желанием обнять Аделу. - Как хорошо, что это ты, а не профессор Сордео… Тем временем маленького гриффиндорца напугало появление еще одной пятикурсницы Когтеврана. Ладно, одна когтевранка, но когда их две… Мальчонка вывернулся из рук Эйш и предпринял отчаянную попытку к бегству. Но попытка оказалась безуспешной: гриффиндорец был сцапан и водворен на место. «Что они планируют? Захват башни? Теракт? Вот знал же, что не нужно было сидеть в библиотеке и пытаться написать сочинение!.. Уже был бы в гостиной…» Эйш хмуро глянула на гриффиндорца и фыркнула. - Мне кажется, нам с тобой по пути! - подмигнула когтевранка, обращаясь к Аделе. Спрашивать, что ловец Лафы забыл вечером у башни Гриффиндора, румынка не решилась. Она вообще довольно редко лезла в чужие дела. - Пошли быстрее, пока не поймали! - и, схватив Аделу за руку, девчонка едва ли не бегом принялась сокращать оставшееся расстояние до площадки, где, собственно, и находился вход в гриффиндорскую обитель.

Hogwarts: РПГ "Назад в 1997!" 4. Свидание или розыгрыш? Натаниэль назначает Милисенте свидание на Астрономической башне. Ребята встречаются в назначенное время на 4 этаже возле винтовой лестницы. Однако на Астрономической башне они оказываются не одни: там они встречают Соланж, которая в ту ночь, пребывая в лирическом настроении, рассматривает звезды и играет на своем губном варгане. Заметив Милли и Нейта, Соланж считает своим долгом рассказать (обращаясь преимущественно к когтевранке), что сегодня получила с совой свой заказ из Всевозможных волшебных вредилок - набор прекраснейших навозных бомб с какими-то новыми невероятными свойствами. Милли приходит в восторг и девушки строят планы по испытанию товара, жертва испытаний выбирается мгновенно - профессора Кэрроу. Натаниэль возмущен тем, что свидание испорчено, затем пытается образумить девушек и не дать им совершить новую глупость. Локация: Винтовая лестница (Верхние ярусы замка) - > Астрономическая башня и далее по сюжету Октябрь месяц, канун праздника Хэллоуин. Пятница. Время: 20:30. Ученики Хогвартса постепенно готовятся ко сну, в то время как Натаниэль с Милисентой решают вместе провести остаток тяжёлой недели. Коридоры Хогвартса заметно пустеют, ведь комендантский час начинается ровно в 21:00. Участники: Натаниэль Ранйяр, Милисента О`Лири, Соланж Деллингхейм Мастер: Мэри Кесада

Натаниэль Ранйяр: "И кто только придумал этот комендантский час? Нет, серьезно. Одно дело - безопасность несовершеннолетних волшебников, за которых Школа во главе с администрацией несет полную ответственность на время пребывания этих самых несовершеннолетних на территории Хогвартса. И совершенно другое - совершеннолетние волшебники, подобное ограничение деятельности которых противоречит современному законодательству," - Натаниэль важно вышагивал по винтовой лестнице, что вела в Астрономическую Башню в обнимку с позаимствованным в библиотеке томиком Британского магического права. "Но, с другой стороны, совершеннолетние волшебники, находясь на территории Хогвартса и являясь субъектом образовательного процесса, обязаны соблюдать установленные Школой правила," - рыжеволосый волшебник поморщился и миновал первый лестничный пролет. За последние несколько месяцев жизнь семнадцатилетнего студента Школы Чародейства и Волшебства "Хогвартс" заметно изменилась, и "хорошими" эти изменения нельзя было назвать даже с большой натяжкой. Да что уж там, изменения оказались просто отвратительными. Новый школьный устав, абсолютно немыслимые законы, которые (по мнению Натаниэля) адекватные представители власти принять не могли бы, да и весь диктаторский режим в целом - явились одними из десятка причин, которые подтолкнули юного Ранйяра к активному изучению магического законодательства. Единственной проблемой оказался острый дефицит необходимой литературы в школьной библиотеке. Вот, например, та книга, которую Натаниэль держал сейчас в руках, была выдана юноше, так сказать, не совсем официально. Из, так сказать, каким-то чудом не изъятой части школьной библиотеки. Имена этого, так сказать, чуда, пожалуй, упустим. Второй лестничный пролет. Гриффиндорец обратил внимание на дату публикации книги. Старое издание, выпущенное еще до глобальных изменений в законодательстве. Конечно, с тех пор много изменилось. Взять хотя бы этот отвратительный комендантский час! Это же нужно было додуматься - ввести обязательный комендантский час для всего британского магического сообщества! Миновав третий лестничный пролет, Натаниэль на ходу спрятал талмуд в сумку. "Где бы достать последние издание со всеми поправками?" - кажется, не такими вопросами положено задаваться гриффиндорцам в четвертом колене. Однако, будучи невероятно дотошным, как самый приторно-настоящий когтевранец, Ранйяр задавался именно такими вопросами. Кстати о когтевранцах. Интересно, как сильно задержится Милисента на этот раз? Нет, не так. На каком на этот раз наказании за несоответствующее нормам поведение задержится Милисента? Четвертый лестничный пролет. Натаниэль остановился и прислушался к тишине. Именно сегодня юноша собирался сказать девушке что-то очень важное. И ничто не должно испортить этот момент. Будучи подкованным и в школьном уставе, гриффиндорец прекрасно знал, что использовать магию в коридорах - строго запрещено. Но разве кто-то говорил о лестничных пролетах? Натаниэль извлек из кармана мантии волшебную палочку и маленький остаток от маггловского карандаша. - Florabellio - так то лучше. Юноша изящно облокотился на перила, держа в руках небольшой букет ромашек.

Милисента О`Лири: Милисента торопливым шагом поднималась по лестнице, несмотря на то, что до назначенного времени было еще 10 минут. Эта неделя выдалась относительно спокойной - всего два наказания от Кэрроу, и то, от одного ее отмазал профессор Флитвик. Ну, как отмазал - вызвался собственноручно провести отработку со студенткой своего факультета, заставив Милисенту писать строчки “я больше не буду на весь класс критиковать методы воспитания профессоров Кэрроу”. Вероятно, причиной почти осторожного поведения стала обнаруженная в тетради по Трансфигурации записка “В пятницу в 20-45 жду тебя у винтовой лестницы. Н.Р”. Первый пролет позади. Он всегда подсовывал записки с приглашениями на свидание в тетради или учебники Милисенты, мотивируя это тем, “что может хоть это тебя заставит открывать их чаще!”. Эта фраза, сказанная с фирменными ворчливыми интонациями гриффиндорца сейчас настолько явно прозвучала в голове девушки, что она не сдержалась от ехидного фырканья. В любом случае, эту привычку, несмотря на такое занудное обоснование, она находила неимоверно очаровательной. Мерлин, как же хочется поскорее его увидеть! Второй пролет позади. С воцарением новых порядков жизнь в Хогвартсе стала невыносимой. Если с постоянными отработками и наказаниями от Кэрроу Милисента почти смирилась (в конце-концов, это ее выбор, за язык ее никто не тянет), то внедрение комендантского часа означало существенное сокращение количества романтичных прогулок в обществе одного гриффиндорца по коридорам замка. А именно эти нечастые вылазки мотивировали Милисенту хоть как-то следить за тем, что она говорит, ведь вечер в обществе Натаниэля гораздо приятнее вечера в обществе профессора Кэрроу. Между тем, третий пролет остался позади. Поправив и без того безупречно уложенные волосы, сегодня накрученные в легкие локоны, девушка поежилась от сквозняка и ускорила шаг. Наверное, не стоило надевать такое легкое и короткое платье - на Астрономической башне в такое время довольно холодно. Но да ладно, Натаниэлю оно всегда нравилось, а опцию “отжать пиджак” еще никто не отменял. Размечтавшись о пиджаке, Милисента едва не врезалась в стоящую у перил фигуру. - Тебе что, заказали меня, что ты стоишь прямо на проходе? - непринужденно поинтересовалась Милисента, задрав голову и заглянув юноше в глаза. - Отличный способ: и как будто несчастный случай, и в назидание студентам, дескать нечего после отбоя по замку бродить. Как и всегда, ромашки. То ли это девичья память, то начало старческого маразма, но Милисента совершенно не помнила, чтобы за все время знакомства хоть раз упоминала о своих любимых цветах. Улыбнувшись, девушка взъерошила гриффиндорцу волосы на затылке и, поднявшись на цыпочки, поцеловала его в щеку. - Нееейтик, как же я соскучилась, - в очередной раз взъерошив рыжие волосы парня, когтевранка крепко к нему прижалась, уткнувшись носом в плечо. Сквозняки, они такие сквозняки.

Натаниэль Ранйяр: На лестнице эхом отозвались чьи-то шаги. Юноша насторожился. Однако, чем громче становились эти самые шаги, тем отчетливее Натаниэль понимал, кому именно они принадлежат - слишком уж знакомым был стук невысоких каблуков и слишком уверенным - в нынешнее время далеко не каждый будет так вышагивать. Особенно - перед самым комендантским часом. Еще раз убедившись, что он надежно закрыл сумку с книгой (которая однозначно показалась бы Милисенте одной их тех, на которые юноша зря тратит свое время: "Лучше бы в ОД вступил!"), Натаниэль стряхнул с плеча несуществующие пылинки. - Тебе что, заказали меня, что ты стоишь прямо на проходе? - стоит только на секунду отвлечься, как кто-то пытается совершенно наглым образом нарушить твое личное пространство, - Нееейтик, как же я соскучилась. - На-та-ни-эль!, - обладатель столь прекрасного имени деланно закатил глаза и искренне улыбнулся, что в последнее время по понятным причинам случалось не так уж и часто. Свободной от букета рукой гриффиндорец обнял девушку и вдохнул сладкий запах рыжих волос. Лаванда. И... мед? - Здравствуй. Юноша вложил в ладонь девушки ромашки. Так странно. На миг Натаниэлю показалось, что нет никакой войны. Что все негативные события, произошедшие за последние годы, стерлись из мировой истории, и в магическом сообществе все монотонно и привычно. Но, увы. Освободившуюся от цветов (даме не положено знать, что эти самые цветы минуту назад были трансфигурированы из огрызка маггловского карандаша!) руку Натаниэль запустил в волосы девушки, тихо прошептав на ухо: - Я тоже по тебе скучал. Пойдем? - конечно, рыжеволосый юноша не мог не обратить внимание на свежие шрамы на руке Милисенты, очевидно - следы нового наказания за несоответствующее нормам поведение. Раздумывая о том, как бы поделикатнее попросить девушку (в сотый, нет, в тысячный раз!) не нарываться на неприятности, Натаниэль повел когтевранку наверх по лестнице прямиком на Астрономическую башню. Между прочим, созвездие Феникса в это время года наиболее яркое... А, может, ну ее, эту деликатность? ---> переход в локацию: Астрономическая башня: http://hdhog.forum24.ru/?1-24-0-00000007-000-0-0-1499770765

Аллерия Винд: Переход из локации: http://hdhog.forum24.ru/?1-10-0-00000029-000-0-0-1502520043 - Нехорошо раньше времени за подарком подглядывать, Винд! "Подарком? Что, простите?", - пронеслось в голове девушки, когда Соланж уже отбежала от кровати Аллерии. И, пока Рия пыталась сообразить, что же сделать с хулиганкой, та выскочила за дверь. Заклинание, которое должно было прилепить обувь Соланж к полу, попало в дверь, оставив мисс Винд в недоумении. Ярость все больше охватывала девушку, и, еще бы чуть-чуть, из ушей когтевранки пошел бы пар. Понимая, что Солажн далеко не убежит, Аллерия немного успокоилась и открыла дверь. В гостиной ребята притихли, вид у них был ошарашенный. Заметив снесенную мебель, Аллерия мигом спустилась в гостиную и побежала к двери, ведущей на лестницу к нижним этажам. Спасибо, Соланж, ведь если бы не ее неожиданный побег, Аллерии долго пришлось бы расталкивать толпу студентов, чтобы пробраться к двери. Судя по тому, что когда Аллерия открыла дверь, Соланж находилась совсем неподалеку, последняя не рассчитывала на то, что разъяренная Рия побежит за ней. Встретившись взглядами, Аллерия улыбнулась уголком губ и сказала: - Ха, теперь не убежишь! - Аллерия взмахнула волшебной палочкой и произнесла заклинание: - Conjunctivitis Curse! Чего именно хотела этим заклинанием добиться Аллерия? Она сама-то не знала. В порыве ярости, девушка была готова пускать заклинание за заклинанием, лишь бы наказать хулиганку за свои действия. Точнее, за непонятный "подарок" в постели Аллерии. На мгновение она пришла в себя и, осознав, какое заклинание пустила в девушку, запаниковала. Если все получилось, и Соланж ослепнет, мало ли она с испугу упадет и сломает себе что-нибудь? Нет, Аллерия не хотела бы так сильно навредить Соланж. Ее отношения с представителями Когтверана и так не клеились по понятным причинам, так если еще и Соланж сильно пострадает от ее руки, Аллерии будет житься совсем не сладко. «А если она ослепнет навсегда? О, Мерлин, нет, это будет перебор!», - одумалась когтевранка. Тем временем, пока девушка надеялась на то, что промахнулась, красная вспышка быстро двигалась в сторону Соланж...

Соланж Деллингхейм: Да, вот она, самая родная, самая определяющая жизнь Соланж черта! То, что она ни черта не не думает. Действует почти в любой ситуации по принципу "как ноги поведут", а мозги на ходу включать отказывается. По идее, злосчастной героине этой истории надо было остаться в гостиной. В конце концов, там когтевранцы, которые Аллерию недолюбливают (некоторые недолюбливают и Соланж, но в этой ситуации они, скорее всего, не стали бы ставить ей палки в колёса), и члены Отряда Дамблдора, которые могли бы помочь... Но нет, последний вариант даже не пришёл бы в голову девушке, которая уверенно считала себя независимой во всём. И чтобы бросаться за спины семикурсников? Не-е-ет, смеётесь, что ли? Скорее мантикора под бульдозер полезет за мятным шариком. Но последующие события всё-таки намекнули, что хотя бы гостиную-то покидать точно не стоило. Ибо Винд, у которой, кажется, волосы на голове шевелились как змеи у Медузы Горгоны, а глаза обещали вывалиться из глазниц (по крайней мере, Соланж так показалось), выскочила в коридор вслед за ней. И, кажется, вовсе не собиралась вести светские беседы. Как только статуя с орлом открыла проход с той стороны, Соланж схватилась за палочку. "Что ж, в ближайшее время хотя бы не надо будет беспокоиться об оставленной ловушке", - успела промелькнуть мысль в голове когтевранки. - Ха, теперь не убежишь! - на лице Винд застыла злобная полуулыбка. - Conjunctivitis Curse! Солаж ожидала, что в неё полетит заклинание, а потому отреагировала мгновенно: - Protego! - палочка взмыла вверх, - Silencio! Воу! До Соланж только что дошло, каким заклинанием в неё запустила потенциальная пожирательница. Что ж, арсенал соответствует званию! И теперь все мечты о мирной беседе за чашечкой чая окончательно рассыпались прахом. - А ты попробуй догони! - крикнула Соланж, скрываясь внизу за поворотом винтовой лестницы. Уж в чём-чём, а в искусстве бега постоянно уносящей откуда-нибудь свои ноги Соланж сомневаться не приходилось, к тому же, практика полётов по лестнице у неё уже была. Те самые ступени, которые она сейчас перепрыгивала, ещё помнили ту знаменитую (разумеется, в узком кругу лиц) погоню. Соланж залилась звонким смехом, отмечая всю комичность ситуации. По крайней мере, комичной она казалась ей. В конце концов, не смотря на все последствия, события осени до сих пор вызывали в ней нежные возвышенные чувства и отголоски былого ликования. - Здравствуйте, сэр Кэдоган! - разворачиваясь на площадке восьмого этажа, крикнула Соланж портрету маленького рыцаря. Схватившись рукой за стену, она случайно соскочила с одной из ступеней и полетела вниз. К счастью, перескочив треть пролёта, равновесие она удержала, но зато резко нагнулась, из-за чего бок резко прошибло болью (последствие вчерашнего гнева Алекто Кэрроу). Это замедлило её, но, впрочем, ненадолго. Сомнений в том, что Винд летит за ней, у неё не возникало, поэтому она припустила к главным лестницам замка, надеясь затеряться в лабиринтах коридоров.

Аллерия Винд: - Protego! Silencio! Аллерия резко пригнулась и сделала пару небольших шагов, чтобы увернуться от заклинаний, одно из которых, отскочив от щитовых чар, направилось в нее саму. «А она не так проста, как я думала! Надо быть осторожнее», - пронеслось мельком в голове Аллерии. В надежде, что Соланж не успела далеко убежать, Рия резко поднялась и кинула заклинание в сторону Соланж: - Locomotor Wibbly! Но Соланж быстра и ловка. Аллерия в очередной раз промахнулась, что начинало ее сильно бесить. Заклинание ударило совсем рядом со спиной девушки, но не задело ее. Та задорно крикнула ей: - А ты попробуй догони! - Ты серьезно, Деллингхейм?! – Прокричала ей вслед Винд, пытаясь нагнать девушку. Она услышала задорный смех, Что привело Аллерию еще в большее бешенство. - Да как ты смеешь, мерзавка? Ты хоть осознаешь, с кем решила потягаться? Аллерия стала похожа на большой ком, состоящий из ярости, злости и, в какой-то мере, обиды. "Как у нее хватает наглости такое вытворять? Она должна уважать меня и мою силу! Да еще так смеется... Ну, сейчас я ей покажу, что такое настоящий смех!", - с этой мыслью Аллерия взмахнула палочкой и произнесла: - Rictusempra! – Аллерия понимала, что направила заклинание в никуда, поэтому не удивилась, когда услышала, что Соланж продолжила издевательски насмехаться над ней. Девушка хотела лишь пригрозить Деллингхейм, что если та не прекратит, то сильно пожалеет об этом. В порыве гнева Аллерия спускалась настолько быстро, насколько ей позволяла физическая подготовка. Конечно, Соланж ей не обогнать, но далеко эта мерзавка убежать не могла. Когда Аллерия в очередной раз споткнулась, она не заметила этого, ведь ее мысли были заняты лишь заклинаниями, которые она применит на Соланж, когда поймает ее. Конечно, проказнице было легко уворачиваться на лестнице, но, что будет, когда они окажутся на свободной площади, где Соланж негде будет скрыться от гнева Рии? Вдруг Аллерия услышала непонятный звук. «Упала?», - радостно пробежала мысль в голове когтевранки, и она ускорила шаг. Но, не увидев Соланж на лестнице, она запаниковала. - И куда ты убежала?.. – громко спросила Аллерия, и, оглядевшись, она поняла, что у Соланж был только один выход – блуждающие лестницы. Переход в локацию http://hdhog.forum24.ru/?1-23-0-00000022-000-0-0-1317995030

Милисента О`Лири: Милисента выскользнула на площадку, ведущую к винтовым лестницам и оглянулась по сторонам: на какое-то мгновение ей показалось, что она ощутила на себе чей-то взгляд. Но площадка была пуста, как и когтевранская гостиная, которую она покинула несколькими минутами ранее. Когтевранка стала спускаться в сторону блуждающих лестниц, прикидывая, как бы лучше спланировать свой маршрут, чтобы не наткнуться на ночных обитателей замка. Ночной патруль, призванный следить за соблюдением комендантского часа, в такое время опасности уже не представлял, кабинет Филча находился в другом крыле замка (но не стоит исключать вероятность бессонницы мерзкого завхоза), но шансы наткнуться на Пивза или кого-то из призраков, были достаточно велики. Коснувшись кулона-капельки, спрятанного под футболкой, Милисента криво усмехнулась: изящное украшение, размером лишь самую малость превышающее мозг Амикуса, содержало в себе такое количество тролльего навоза и такой хитрый механизм, что просто в голове не укладывалось. Семикурсница практически дословно помнила инструкцию с пояснением принципа работы бомбы, но это казалось совершенно невероятным! Может быть, хоть в этот раз удастся одним глазком посмотреть на результат своих трудов… В конце-концов, троллий навоз - самое то для Амикуса, с его-то уровнем интеллекта и манерами. Гоблинская работа все же - нечто более изящное и утонченное.

Аллерия Винд: Аллерия вслушивалась в шаги. Она была вне себя от радости, что наконец-то поймает мерзкую старшекурсницу и покажет ей свои навыки в Непростительных Заклинаниях под наблюдением близнецов Кэрроу. "Пришел час расплаты, Милисента", - подумала про себя девушка, но тут же замерла, - "А вдруг она отправилась на свидание с Нейтом?". От этой мысли слезы навернулись на ее глазах, которые она мигом смахнула. Она отпрянула от двери, продумывая, что ей даст слежка за Милли. Спустя секунду-другую она решила, что если это свидание, то она помешает ей прийти на него. Тогда Натаниэль разозлится, что может подтолкнуть его к расставанию. "Да, в любом случае, я поймаю ее с поличным, и ей не хило влетит от надзирателей. Надо идти", - пронеслось в голове девушки, она прислонила ухо к двери. Шагов полуночницы уже не было отчетливо слышно, поэтому Аллерия аккуратно отворила дверь, сделав щелку, в которую с трудом пролезла, выглянула на лестничную площадку в поисках рыжей копны волос. Убедившись, что Милисента действительно далеко ушла, девушка быстро начала спускаться по лестнице, стараясь не издавать звуков. Заметив старшекурсницу, Аллерия резко остановилась, затаив дыхание. "Только бы не заметила", - молилась девушка. Милли продолжала свое движение, а Аллерия решила сбавить темп. Она, стараясь держать приличную дистанцию, начала тихо и медленно спускаться в след за когтевранкой, пока та не свернула к блуждающим лестницам. Переход в локацию (ссылка будет позже)

Hogwarts: РПГ "Назад в 1997!" Эпизодическая ролевая. Не далее, как пару месяцев назад Хогвартс отпраздновал профессиональный праздник всех влюбленных парочек, к которому, разумеется, не остались равнодушными Натаниэль с Милисентой. Соланж, не желающая поддаваться всеобщему сумасшествию, решила использовать этот день как возможность в очередной раз досадить Кэрроу, во что вознамерилась втянуть Милисенту. Известно, что по итогам Дня Святого Валентина оба Кэрроу обзавелись нервным тиком, дергающим глазом и опустошили все школьные запасы валерьянки (а может быть, и чего-то покрепче). Что же произошло в тот день, и почему Натаниэлю вдруг досталась внушительная порция внимания Соланж? Участники: Натаниэль Ранйяр, Милисента О`Лири, Соланж Деллингхейм Мастер: Лилиана Портер (с активным участием)

Милисента О`Лири: Тишину, царящую на винтовой лестнице в самый разгар комендантского часа, нарушал стук женских каблуков и едва различимые перешептывания. Если бы в этот момент здесь оказалась, скажем, Алекто Кэрроу, то она бы пришла в неописуемый восторг – мало того, что поймано целых два нарушителя комендантского часа, так это еще те самые нарушители, которых ей после одного из уроков Маггловедения очень хотелось поймать на чем-то незаконном и проучить со всей жестокостью, отомстив Милисенте за подрывную деятельность против пожирательского режима, а Натаниэлю – за заступничество. Но, к счастью, никого из Кэрроу и им подобных в обозримой близости не было, а поэтому Милисента, держа Натаниэля за руку, уверенно спускалась по винтовой лестнице и что-то без умолку рассказывала своему рыжеволосому спутнику, периодически прерываясь на хихиканье. Настроение у когтевранки было самым что ни на есть замечательным: с самого утра и целый день шел пушистый снег, за завтраком сова принесла письмо из дома, днем были только приятные уроки у приятных преподавателей – Трансфигурация с гриффиндорцами, Заклинания с пуффендуйцами и Травология со слизеринцами. И даже присутствие змеиного кубла на последнем уроке не испортило этот день: ее противная тезка Милисента Булстроуд, поскользнувшись в теплице, опрокинула на себя и стоявшего рядом Нотта жбан с удобрениями, здорово повеселив этим Милисенту из Когтеврана. А еще на Заклинаниях Милисента обнаружила в своей тетради записку от Натаниэля: «После последнего урока жду тебя на внутреннем дворике. Н. Р.». Так что, после уроков рыжеволосые семикурсники вдоволь насладились хорошей зимней погодой, а после ужина отправились исследовать укромные места в замке и нарушать комендантский час. Торопиться было некуда – закончилась рабочая неделя, и впереди было два дня выходных. И День святого Валентина. Вот и на месте. Остановившись рядом с входом в Башню, Милисента положила руки на плечи Натаниэля и мягко ему улыбнулась, ощущая приятную легкость. - Так быстро пришли, - тихо сказала девушка, не желая нарушать сложившуюся атмосферу. После того злополучного урока Маггловедения Милисента, боясь навлечь на Натаниэля неприятности и все-таки испытать тот пресловутый Круциатус, свернула подрывную деятельность, став вести себя тише воды, ниже травы: остались в прошлом ночные диверсии и словесные перепалки с Кэрроу, Филчем и слизерицами. Остались в прошлом даже собрания ОД. Кэрроу, видимо, почувствовав, что Милисенту удалось «усмирить», стали уделять ей меньше внимания. Даже отработки и наказания стали почти редкостью. Единственное школьное правило, которое стабильно продолжала нарушать Милисента – комендантский час. Удивительно, сколько свободного времени появилось у когтевранки! Почти все его она проводила в обществе Натаниэля: прогулки по школьному двору и замку, совместная подготовка домашних заданий, нескончаемые беседы. Прямо как на пятом и шестом курсе. Разумеется, это не могло не радовать Милисенту. Но все-таки, чего-то не хватало, и с определенной периодичностью хотелось вытворить что-нибудь эдакое. Но, нет, она обещала. И Натаниэлю, и себе. Задрав голову, девушка заглянула Натаниэлю в глаза. Пальцы когтевранки принялись мягко перебирать волосы на затылке гриффиндорца. – Не хочу возвращаться в Башню, - когтевранка смешно наморщила носик, - может, еще прогуляемся? – впрочем, даже если они еще погуляют, возвращаться в башню не станет хотеться больше. - И почему мы не на одном факультете? – тихо шепнула Милисента, крепче прижавшись к гриффиндорцу. Хотелось, чтобы этот момент длился как можно дольше.

Натаниэль Ранйяр: Вечер - особенное время суток. Вечер после официального отбоя - особенней в двойне, не смотря даже на то, что факт нарушения правил неимоверно раздражал рыжеволосого семикурсника. Но совершенно другое дело - нарушать режим совместными с Милисентой прогулками по Замку. Удивительно, но Хогвартс кажется совершенно другим в пропитывающей его звенящей тишине: в коридорах не слышны ни раскатистый смех, ни звонкие голоса - лишь тихое эхо от двух пар обуви, принадлежащих бессменным нарушителям комендантского часа. В этот поздний вечер Натаниэль пребывал в довольно неплохом расположении духа - конец учебной недели нес в себе определенный шарм приближающихся выходных. Юноша вел спутницу за руку, слушая мелодичный голос когтевранки, вещающий обо всем на свете и улыбался. Разве можно было не улыбаться, когда в их с Милисентой жизни, наконец, наступило спокойное время? Не далее, чем несколько часов назад гриффиндорец размышлял о наступивших переменах, лениво переворачивая страницы учебника на истории магии (неимоверно скучный предмет даже для Натаниэля!). Казалось, последние два месяца пролетели как пара дней, как пара спокойных, размеренных дней безо всяческих неприятностей и туманных историй. Неужели Милисента действительно прислушалась к мнению юноши? За эти самые два месяца Натаниэль еще более усердно занялся изучением магического права. Официальной причиной тому служило желание юноши стопроцентно поступить в Академию по окончании Хогвартса и начать успешную карьеру в выбранной области, но истинной причиной было нечто иное. Покинуть Британию. Разумеется, успех и будущая карьера имели для амбициозного Ранйяра большое значение, но существовали вещи и не менее важные. Все чаще Натаниэль считал дни до выпускных экзаменов. Сохранять спокойствие и равнодушие в царящей в Школе атмосфере становилось сложнее. Достигнув места назначения, Ранйяр на долю секунды сжал руку девушки крепче, улыбнувшись мысли о том, насколько хорошо проходила очередная пятница. – Не хочу возвращаться в Башню, может, еще прогуляемся? И почему мы не на одном факультете? Натаниэль в очередной раз улыбнулся и аккуратно провел рукой по огненно-рыжим волосам Милисенты. - Но, согласись, будь мы на одном факультете, пропала бы некая романтика этих поздних встреч. И нарушением режима мы хоть как-то поддерживаем твой уровень адреналина, - Натаниэль усмехнулся. Юноша прекрасно понимал, что запретные прогулки по Замку едва ли сравнятся с привычными выходками когтевранки. - Кстати, о встречах. Нам еще не запретили походы в Хогсмид? Можно выбраться на выходных в "Три метлы", обстановку сменить. Думаю, и ребята будут не против - Майкл давно жалуется на то, то "эти стены подавляют в нем личность," - очередная усмешка показалась на губах гриффиндорца. Юноша мельком взглянул на часы. Наверное, пора было отпустить девушку в Башню, но семикурснику абсолютно не хотелось этого делать.

Соланж Деллингхейм: Времена меняются, мир вокруг становится практически неузнаваем, но люди, как ни странно, остаются те же. Трудно искоренить опасную привычку, особенно если ты её таковой не считаешь. Соланж Деллингхейм, несмотря на то, что режим Кэрроу с каждым днем все плотнее наступал жителям Хогвартса на горло, продолжала регулярные ночные вылазки. То, что она еще ни разу не попалась за этот год на глаза смотрителю Филчу или близнецам Кэрроу, можно было бы посчитать чистой удачей, если бы не одно но: за все свои пять лет обучения в Школе Чародейства и Волшебства Соланж успела изучить замок и многих его обитателей как свои пять пальцев, и лучше нее, пожалуй, его тайны знали разве что близнецы Уизли и еще несколько особо любопытных гриффиндорцев. Исследование лабиринтов огромного замка стало одним из самых излюбленных занятий Соланж с самого первого курса. Исчезающие и появляющиеся двери, коридоры-обманки, вредные стены и разница в направлении блуждающих лестниц между средой и пятницей - во всём этом рыжая пятикурсница ориентировалась без труда. А еще были картины. Было время, когда Соланж в свободное время часто гуляла по коридорам замка, рассматривая древние холсты и здороваясь с персонажами, на них обитающими. С некоторыми из них удалось даже наладить очень хорошие отношения. Например, забавный карликовый рыцарь, называвший себя сэром Кэдоганом, иногда провожал когтевранку до ее башни, безостановочно рассказывая о своих подвигах, а статный ирландец сэр Седрик, обитающий на четвертом этаже, нередко предупреждал когтевранку об опасной близости кого-то из профессоров или, бывало, учил неприличным ирландским песенкам, которых нахватался от своего портрета-близнеца, висящего в каком-то ирландском пабе. Больше всего сложностей в ночных гуляниях представлял Пивз. Никогда нельзя было угадать, в настроении он устроить проблемы тебе или вместе с тобой. И вот сегодня безумно хохочущий полтергейст решил, что, так как вся школа спит, а ему скучно, то Соланж - очень подходящий объект для его развлечений. И хорошо, что он решил кидаться пауками, а не навозными бомбами. И - слава Мерлину! - не додумался орать на весь замок, выдавая ее местоположение. Вытащив из своих волос затесавшегося паучка, Соланж аккуратно посадила его на латы и продолжила свой путь наверх, в башню Когтеврана. Всё-таки время уже было достаточно позднее, а, как ни крути, завтра лучше было бы быть выспавшейся. Проблема была лишь в том, что сна у когтевранки не было ни в одном глазу. Преодолевая последние пролёты, Соланж услышала приглушённые голоса, исходящие откуда-то сверху. Ну и кому на этот раз не спится? Не то чтобы когтевранка часто натыкалась на таких же, как она, полуночных студентов: во-первых, комендантский час и наказания, назначавшиеся за его нарушение, не способствовали развитию ночной жизни учащихся, а, во-вторых, если речь не заходила об организованных вылазках ОД, то и ловить-то особо студентам было нечего. Режим Кэрроу вымотал всех без исключения, и несколько спокойных часов, проведённых перед камином в башне своего факультета, были предпочтительнее блужданию по замку в неположенное время. Но, естественно, находились и такие же сумасшедшие, как Соланж. И почему-то пятикурсница не удивилась, обнаружив, что этими сумасшедшими были никто иные, как Милисента О’Лири и её рыжеволосый гриффиндорец Ранйяр. Различить их голоса девушке не помешали даже съедающие звуки узкие каменные стены. - А я-то думаю, что у меня глаз задёргался! – расплывшись в поистине ангельской улыбке, Соланж стояла, оперевшись плечом о стену. – Оказывается, это Милли рядом, - когтевранка хихикнула, окинув сладкую парочку наигранно-кислым взглядом. И что за тошнотворное зрелище! Без тазика и посмотреть нельзя, ей-Мерлин. Стоят, милуются, воркуют как два голубя по весне. Не хватает только поющих купидонов. Пятикурсница относилась ко всем этим отношениям с хорошей долей ехидства, забавляясь тому, как, начиная курса с четвёртого, все как будто сходят с ума, бегая в поисках того, с кем можно пошушукаться в углах, глупо похихикать и непременно позаливаться слюнями. - И Натаниэль. – Соланж подмигнула. - Хороший сегодня вечер, не правда ли?



полная версия страницы