Форум » Верхние ярусы Замка » Выручай-комната » Ответить

Выручай-комната

Hogwarts: Выручай-комната - зачарованная комната. Она расположена на седьмом этаже напротив портрета Варнавы Вздрюченного, избиваемого троллями, которых он пытался обучить балету. Вход в неё появляется только тогда, когда человек трижды пройдёт мимо неё, испытывая огромную необходимость в помощи, и назовёт то, что ему необходимо. Конечно же, комната будет выглядеть именно так, как хочется. Многие ученики (и не только) приходят именно сюда, когда хочется побыть одному, ведь выручай-комнату нельзя обнаружить ни на одной карте, даже на Карте Мародёров.

Ответов - 174, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Милисента О`Лири: Милисента сверлила приемник таким взглядом, словно он, о ужас, посмел посмотреть в сторону Натаниэля. Или, о кошмар, даже улыбнуться ему! Все соображения по поводу пароля для сегодняшнего выпуска (по крайней мере, цензурные) были уже высказаны, датчик ловли сигнала побывал во всех возможных позициях, но ничего кроме противного «ххшшршшххш» никто от приемника не услышал. - А по-моему, радиоприёмник всё слышит и не очень доволен, что его обзывают – может, ему не хватает любви и более трепетного обращения? Милисента закатила глаза. Нет, она, конечно, искренне хорошо относилась к Полумне, но в самом деле!.. Тем не менее, непосредственное и светлое замечание Луны странным образом успокоило раздраженную мисс О`Лири. Торжественно вручив приемник шестикурснице, когтевранка вновь поднялась на ноги, надеясь найти применение избыточному количеству содержащейся в ней энергии. Услышав слова Джинни, Милисента удивленно вскинула брови, с любопытством уставившись на гриффиндорку. Ладно, спрашивать все равно бесполезно, вернется – сами все узнаем. Тем временем, дверь открылась и в комнату, наконец, вошла новенькая. Бровь Милисенты решила пожить своей жизнью и поползла под челку. Как же ее зовут? Кажется, она с пятого курса… Матерь троллья, вот уж не ожидала! С этой девочкой с пятого (или четвертого?) курса Милли ни разу не разговаривала, но она производила впечатление человека, предпочитающего соблюдать все правила и лишний раз не нарываться на неприятности. Натаниэль бы оценил. Прогнав из головы мысли о гриффиндорце (хватит с него и Аллерии), Милли, оказавшись представленной Айфери (точно, Айфери Крис!) дружелюбно ей подмигнула. Поймав розового единорога, Милисента запустила его в лоб Соланж, попутно пытаясь вспомнить, откуда же она знала новенькую. А уж не на нее ли Амикус наложил тогда Империус и заставил объясниться в любви к новому режиму?.. Тогда понятно, как она тут оказалась. Милисента прониклась уважением к Айфери: для человека, привыкшего соблюдать правила, вступить в подпольную и запрещенную организацию дорогого стоит. Сразу видна работа над собой. - Привет, Айфери! Проходи, располагайся, чувствуй себя как дома. Здесь Кэрроу до тебя не доберется, - похлопав пятикурсницу по плечу, Милисента вновь начала мерить комнату шагами, раздумывая, чем бы занять себя до прибытия Невилла. Можно было бы поотрабатывать еще какие-нибудь заклинания, но Милли считала, что статичных манекенов Кэрроу она уже переросла. В конце-концов, когда ей придется поднять на них палочки (а что этот момент рано или поздно настанет, Милисента не сомневалась), вряд ли они будут стоять как истуканы. А, значит, практиковаться надо в обстановке, приближенной к настоящей драке. Милли окинула взглядом ОД-шников в поисках того, с кем бы можно было устроить импровизированную драку… - Reparo! – прозвучал голос Соланж и Милисента увидела, как кончик ее палочки смотрит на манекен Амикуса. А вот и партнер для драки… - Эй, Дельгенхейм, а как насчет вместо беззащитного манекена Кэрроу сразиться с тем, кто может дать сдачи? – криво ухмыльнувшись, поинтересовалась семикурсница, небрежно поигрывая своей палочкой. Если бы не чертики, весело пляшущие в глазах Милисенты, то можно было бы счесть, что она всерьез настроена на конфликт. – Тем более, за мной еще должок за сорванное свидание. Expelliarmus! Взгляд Милли упал на Айфери. Неплохо было бы посмотреть, на что способна и она! - Айфери, давай с нами! Вы с Соланж вдвоем против меня, - Милисента хитро прищурилась, испытывающе глядя на пятикурсницу и все так же небрежно поигрывая палочкой.

Айфери Крис: Едва пятикурсница вошла в Комнату, к ней подлетела Соланж. - Айфери! Как добралась, без проблем? - Ну… - не успела когтевранка ответить, как однокурсница уже начала знакомить её со всем ОД. Айфи еле успевала пожимать руки, приветливо кивать и бормотать что-то вроде «Добрый день» и «Очень приятно». Удивительно, что это нисколько не утомило девушку. Напротив, с каждым знакомством она всё больше чувствовала уверенность. Уверенность в том, что в следующем году Хогвартс вновь станет прежним, как в то время, когда юная мисс Крис только поступала сюда. Ещё бы, ведь все улыбались, кивали и подбадривали когтевранку. Все такие дружелюбные, просто поразительно! Наконец, обход закончился, и Айфери, схватив с полки первую попавшуюся книгу, уселась на подушку. Нет, читать совсем не хотелось, и открытая книга лишь создавала иллюзию занятости. Сама же девушка с любопытством оглядывалась по сторонам. Теперь она могла внимательнее рассмотреть зал. Особое внимание привлекали манекены. Фигура Аллерии (однокурсницы Айфи) выглядела лишней среди силуэтов Пожирателей смерти. И кто поставил их в один ряд? Недалеко от мисс Винд «глядел свысока» безносый Амикус. Так ему тдёт куда больше. У когтевранки было достаточно оснований, чтобы ненавидеть Кэрроу. Чего только неделя в больничном крыле стоит! Может, мадам Помфри так и не долечила её сознание? Может, поэтому она решилась на подобную авантюру? В любом случае, урок ЗОТИ и его последствия девушка помнила слабо, так что этого самовлюблённого тролля она не ненавидела, но презирала. Впрочем, если выпадет шанс оставить настоящего Амикуса без носа, пятикурсница непременно воспользуется им. Интересно, каким заклятием это лучше сделать? Думаю, стоит потренироваться заранее, на всякий случай. Манекен Амикуса уже был занят, и Айфи не терпелось посмотреть на «схватку», но вдруг прозвучал голос Милисенты: - Эй, Дельгенхейм, а как насчет вместо беззащитного манекена Кэрроу сразиться с тем, кто может дать сдачи? Тем более, за мной еще должок за сорванное свидание. Expelliarmus! О, настоящая дуэль! Это даже лучше, чем избиение неподвижной фигуры. Когтевранка поудобнее устроилась на подушках, рассчитывая увидеть захватывающее и крайне поучительное представление. И вдруг... - Айфери, давай с нами! Вы с Соланж вдвоем против меня. Я? От волнения задрожали колени. Девушка, конечно, шла сюда именно за практикой, но прямо сейчас… Вдох-выдох. Это просто дружеский поединок, ничего страшного. Заодно проверим, на что я способна. Когтевранка встала с подушек, отложила книгу и достала из кармана волшебную палочку.

Hogwarts: - Добро пожаловать в Отряд Дамблдора, Айфери. Добралась до сюда без приключений? - Джинни протянула руку для рукопожатия вошедшей Айфери. Зал, по мере того, как Соланж знакомила когтевранку с участниками, наполнился дружелюбными звуками приветствия. - Привет.,- Привет. - сидящие рядышком Парвати и Лаванда помахали мисс Крис. Тут же рядом отозвалась Ханна Эббот- Добро пожаловать, - , скромно улыбнувшись Айфери. - Рада видеть тебя здесь, - староста Когтеврана успела даже обнять девушку, не скрывая удовольствия, что в Отряд Дамблодра вступила волшебница именно с её факультета. Когда последние успели с Крис наговориться да расспросить, когда и почему девушка решила вступить в "опасную и нелегальную группировку", когтевранки отошли отрабатывать заклинания. *** От взора двух самых больших сплетниц школы не убежали два манекена Аллерии Винд и Натаниэля Ранйяра, которые чуть ранее были любезно предоставлены Выручай-Комнатой специально для Милисенты (а может и вовсе по её заказу?). Парвати Патил и Лаванда Браун, держась за ручку друг друга, оживлённо о чём-то шептались, то и дело посматривая в сторону когтерванок: Соланж, Милли и Айфери. Но если двое из них не представляли для сплетниц особого интереса (на данный момент), то объект в лице мисс О'Лири для девушек был очень любопытен. - Что это с ней? Она что, рассталась с Ранйяром? - озадаченно спросила Парвати ту, которая была в курсе всего и вся в Хогвартсе, касаемо "любовного фронта" учащихся. - Ты что, разве не слышала?! Он весь рождественский вечер у Слизнорта провёл с когтевранкой с пятого курса... с Винд. - шёпот Лаванды Браун звучал так, будто она сейчас рассказала самую важную новость Вселенной. - С той, любимицей Кэрроу? - Даа, представляешь?! Мне всегда казалось, что у Натаниэля есть вкус. - Он что, сам её пригласил? - Скорее всего! Может, чтобы насолить и заставить ревновать? Я слышала, у них и так не всё в порядке с отношениями было. По-моему, Ранйяру не нравится, что Милисента всё-время нарывается на Кэрроу. Вспомни только совместные уроки по маггловедению с когтевраном! - Вообще тебе не кажется странным так напоказ выставлять все свои чувства? Даже манекены! Будто бы она хочет, чтобы все вокруг знали об их отношениях. По-моему, это некультурно. - Очень, - деловито согласилась с лучшей подружной Лаванда, даже не подозревая о том, что на месте Милисенты сама бы устроила целый скандал и тогда бы точно вся Школа была бы в курсе, что на любовном фронте Браун что-то неладное. - Слушай, а ты слышала историю про мистера Филча и мадам Пинс....? Девушки так и продолжили шептаться, сидя на мягких подушках, о своей любимой теме, дожидаясь, пока Джинни Уизли объявит о начале собрания. *** - Никто не видел Энтони? - тем временем младшая Уизли подсчитывала, все ли на месте. - Он просил передать, что задержится на пару минут... он у профессора Флитфика был. - тут же отозвалась староста Когтеврана - Падма Патил. - Хорошо, спасибо - Джинни озадаченно посмотрела на настенные часы и обратилась ко всем присутсвующим, - - пару минут и можем начинать, я сейчас вернусь. Следующий круг (или два) - Соланж-Айфери-Милли

Соланж Деллингхейм: - Эй, Дельгенхейм, а как насчет вместо беззащитного манекена Кэрроу сразиться с тем, кто может дать сдачи? Тем более, за мной еще должок за сорванное свидание. Expelliarmus!  - Protego! - моментально среагировала Соланж. Распрямившись, она скользнула вперёд. - Мимимилличка! - на лице рыжей когтевранки расползлась дьявольская улыбка. Она неспеша обошла семикурсницу кругом. - Ты права, долги надо отрабатывать. А твои висят слишком долго. Может, заодно расплатишься за наглость одного гриффиндорца? - приблизившись, последнюю фразу она сказала так тихо, что их могла услышать разве что Айфери. Развернувшись, девушка направилась в центр секции. Это было то, что нужно! Все гнетущие мысли Соланж сразу же отошли на второй план, а внутри девушки загорелся огонёк азарта. Предвкушение от предстоящего поединка заполнило её: она была более чем готова испытать свои силы перед опытным противником. И, к тому же... как не устроить красочное шоу! Проходя зал, по пути когтевранка склонилась к Айфери и быстро шепнула ей: - Постарайся зайти к ней с другого угла. Так ей будет гораздо сложнее отбивать атаки. Только ни в коем случае не становись напротив меня! Прокрутив палочку в руке, она выкинула её вперёд и слегка склонила голову. Соланж не была поклонницей этикета, но, в конце концов, она всегда любила эффектность. - Потанцуем? Не медля больше ни секунды, дуэлянтка перешла в наступление. - Fumos! - лёгкий взмах палочкой, и в сторону лица Милисенты стремительно отправилась струя густого дыма. Следующее заклинание понеслось к манекену пожирателя, - Waddiwasi! - с радостным скрежетом профессор Кэрроу полетел в объятия семикурсницы. С лица Соланж не сходила улыбка, а на щеках разлился румянец. Она двигалась так быстро, надеясь тем самым уменьшить шанс попадания в неё ответных заклинаний, что и без того непослушные волосы пришли в полный хаос. - Protego! Vigor! Protego! - задорно крикнула Соланж. Она не могла упустить шанса испробовать на практике эффективность Веселящих Чар, о которых только что читала.

Айфери Крис: — Постарайся зайти к ней с другого угла. Так ей будет гораздо сложнее отбивать атаки. Только ни в коем случае не становись напротив меня! Что ж, с другого так с другого. Айфи встала с противоположной стороны, чтобы девушки образовали угол градусов в 60. Какое заклинание стоит использовать? Остолбеней? Левикорпус? Может, Инкарцеро? — Потанцуем?— весело спросила Соланж. А что, это неплохая мысль... Айфери легко взмахнула палочкой и произнесла заклинание, о котором читала ещё курсе на третьем, но опробовать шанса не было. — Tarantallegra Хмм, может ещё... — Cantis Использовать серьёзную боевую магию совсем не хотелось. Это всё же небольшая дружеская дуэль. Возможно, Айфи просто боялась кому-либо навредить. Тем более, с таким багажом теоретических знаний, было бы неправильно не попробовать все заклятия, что в нормальной схватке весьма бесполезны. И правда, кому навредит небольшой пируэт? А сейчас - самое время. — Titillando — Colloshoo, — продолжала когтевранка, не забывая вовремя защищаться.

Милисента О`Лири: - Protego! – моментально среагировала Соланж на ее заклинание и воздух вокруг Милисенты завибрировал от силы получившегося щита. Удачно выполненное заклинание послужило своего рода бальзамом на душу Милисенты – не так давно они с пятикурсницей, тренируя это нужное совершенно каждому заклинание, разгромили комнату до постапокалиптического состояния. Милисента, бывшая членом ОД с той самой сходки в «Кабаньей голове», очень болела за их тайное сообщество и за каждого его участника, принимая близко к сердцу все успехи и неудачи каждого соратника. Благо, успехов было неоспоримо больше: кто-то, наконец, ликвидировал пробелы в базовых знаниях, а кому-то удавалось нечто более сложное. И, несомненно, наблюдался личностный рост каждого из участников: взять того же Невилла, которому Отряд помог избавиться от неуверенности в себе и раскрыть свой магический и личностный потенциал. Да что там, даже легкомысленная Лаванда Браун поражала своей старательностью во время тренировок. Единственным, о чем жалела Милли, было то, что за два года ей так и не удалось убедить Натаниэля стать с ними в одни ряды. Гриффиндорец, не желавший изменять своей позиции нейтралитета, насторожено относился ко всякого рода формированиям и организациям. А еще не интересовался боевой магией. И интересовался дипломатией. Можно подумать, если его где-то в темном углу подкараулят Пожиратели, он будет вести с ними светские беседы… А совместная подпольная деятельность наверняка бы поспособствовала их бОльшему сближению. И не было бы никаких Винд. Кто следующая? Паркинсон? - Мимимилличка! – как и ожидалось, Соланж нашла идею с дракой занимательной, незамедлительно выдав Айфери несколько указаний . - Ты права, долги надо отрабатывать. А твои висят слишком долго. Может, заодно расплатишься за наглость одного гриффиндорца? Потанцуем? - Думаю, этот гриффиндорец и без моей помощи сможет разобраться со своими долгами! Protego! – хмыкнула Милисента, ожидая летящего в нее луча заклинания танца. - Fumos! Waddiwasi! - Tarantalegra! – вторила сокурснице Айфери. Заклинание танца последовало, но оттуда, откуда его не ждали. Дым из палочки Соланж, пусть он и не был едким или раздражающим, на несколько секунд ухудшил видимость и вынудил Милисенту переместиться на несколько метров вправо. Перемещение дало свои плоды - теперь две ее оппонентки отлично находились под прицелом ее палочки. Профессор Кэрроу с противным радостным скрежетом ударился в стену. Мгновение спустя в него прилетел луч заклятия Айфери и манекен, будучи радостно подброшенным в воздух, выполнил совершенно не грациозный пируэт. - Obscuro! – прицелившись в Айфери, Милисента решила попрактивоваться заодно и в невербальной магии: колдовать таким образом в бою гораздо сложнее, чем в спокойной обстановке. – Ictus! Deprimo! - Vigor! – послышался голос Соланж и отвлекшаяся на Айфери Милли от души расхохоталась, как будто она ей только что сообщила радостную новость о свадьбе Алекто Кэрроу с главой клана горных троллей. - Finite Incantatem! – сконцентрировавшись, Милли избавила себя от действия Веселящих чар и сместилась на пару метров влево. – Protego! Милисента ускользнула с траектории заклинаний Айфери, о которых, впрочем, позаботился еще и наколдованный щит, и направила палочку на Соланж. - Vespertilios! – в свое время Милисенте на тренировках неоднократно доставалось от фирменного Летучемышиного сглаза Джинни, но в конце концов заклинание ей покорилось и даже стало одним из ее любимых. А еще Милисенту забавляло, что при определенном освещении крылышки ее летучих мышей, казалось бы, принимают розоватый оттенок. Розовые летучие мыши, какой абсурд. – Tricsimarvus! Protego! Locomotor mortis! - Expelliarmus! – в одном из учебников Милисента недавно вычитала, что благодаря усложненному движению палочкой можно разоружить нескольких противников сразу. Почему бы не опробовать? Заклинания, которые использовала Милли, были не настолько безобидны, как у ее оппоненток – нечестно? Едва ли. Милисента крайне сомневалась, что Кэрроу будут бросаться в них заклятиями щекотки и танцев, и считала, что время веселых и шуточных заклинаний прошло.

Соланж Деллингхейм: Если бы еще каких-то полгода назад вам довелось лицезреть, как Соланж Деллингхейм пытается сразить кого-нибудь атакующим заклинанием, то ничего, кроме несварения желудка, это зрелище бы у вас не вызвало. Не то, чтобы когтевранка не любила Защиту от Тёмных Искусств: нет, на первом курсе профессор Люпин прочитал очень интересный вводный курс, а на втором она получила необходимые базовые навыки. Однако в дальнейшем мысль об этом предмете вводила её в уныние. У Соланж на протяжении всех лет её обучения было достаточно интересных дел, которые она предпочитала дополнительным тренировкам. Именно поэтому на третьем курсе она чуть не осталась на второй год: одни Боги знают, как она наскребла на "Удовлетворительно" по практике. А на четвёртом курсе Снейп ещё больше возненавидел её, ибо даже на Зельеварение она не доставляла ему столько проблем. Благо, тогда он работал уже не в кабинете Зельеварения, и на отработках больше не приходилось вручную отдирать от котлов таких же склизких и мерзких слизняков, как сам профессор. Впрочем, надо отдать этому пожирателю должное, после того года навыки в дуэлях у Соланж стали не столь печальными, как раньше. До пятого курса Соланж полагала, что атакующие заклинания ей будут мало полезны. Блестящих познаний в области Чар ей хватало, а в открытые "боевые" противостояния она предпочитала не вступать, пользуясь тактикой "Свалить до того, как противник осознает, что только что случилось". Конечно, ей случалось несколько раз участвовать в своего рода дуэлях, но в этих редких случаях она предпочитала уворачиваться, используя свою физическую ловкость, а так же использовать чары и сглазы. Но в этом году Соланж осознала, насколько была неправа. Количество дуэлей с её участием превысило допустимую норму раза в четыре (учитывая тренировки в ОД, и того, в семь), а практика показала, что иногда просто чарами не отделаться. И, как бы это ни было иронично, особую любовь к Защите ей привил Амикус Кэрроу. На пару со своей сестричкой. Конечно, Соланж не могла каждый раз отвечать заклинаниями на их пыточные проклятья или рукоприкладство, но она не сомневалась в том, что настанет день, и она сразится с подонками лицом к лицу, не скрываясь. Так, чтобы они могли видеть лицо того, кто придаст краски их унылому существованию. Не то, чтобы она считала, что через короткое время может стать мастером дуэли, но за четыре месяца она успела усвоить, что близнецы Кэрроу не столь сильны, как хотят показаться, и единственное заклинание, которое у них всегда работает безотказно - это Круцио. Впрочем, вернёмся к дуэлянткам, мысли которых сейчас явно далеко не столь мрачны, как повествование выше. Девушки пребывали в приподнятом настроении духа, о чём можно было судить по заливистому смеху Милисенты, в которую попало заклинание Соланж. Вообще когтевранка начала думать, что Веселящие Чары надо бы использовать почаще, потому что смех членов Отряда Дамблдора радует слух. В отличие от тошнотворного и зубосводящего смеха Алекто Кэрроу, который когтевранка в последнее время стала слышать чуть ли не чаще, чем смех ребят. Вдоволь отсмеявшись, Милисента перешла в нападение. Закрывшись щитом от Айфери, она стала одно за другим посылать заклинания в Соланж. Сперва в сторону когтевранки отправилась целая стая злобных летучих мышей. Нет, обычно Соланж нравились эти создания, особенно некоторые их виды, но сейчас она бы предпочла не иметь с ними дела. - Oppugno! - она посчитала, что будет лучше, если миниатюрные копии профессора Снейпа отправятся туда, откуда прилетели. - Tricsimarvus! Отвлекшись на мышей, Соланж чуть не упустила следующее заклинание и еле успела отвести корпус. Заклинание просвистело в нескольких миллиметрах от её носа, оставив когтевранку с ошарашенным выражением лица. И не успела девушка опомниться, как в неё полетел следующий луч. Соланж опоздала буквально на пару мгновений, и заклинание успело сразить её прежде, чем она невербально прокричала "Protego!". Это заклинание она - спасибо Милисенте - успела отработать до автоматизма, и поэтому оно стало первым "боевым" заклинанием, которое у неё получилось невербально. Впрочем, так как ноги Соланж теперь были намертво склеены вместе, щит сыграл против неё же, отбросив раскрасневшуюся когтевранку на пол. В следующее мгновенье палочка (видимо, поняв, что с такой бездарностью она больше не хочет иметь никаких дел) выскользнула из её руки и радостно полетела к Милисенте (вероятно ожидая, что её там примут лучше. Наивная). Так как всё произошло очень быстро, Соланж потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что она сидит на полу, а её пятая точка подаёт сигналы бедствия. - Милли, знаешь, когда-нибудь моя задница при виде тебя начнёт дёргаться сильнее, чем при виде наших любимых профессоров, - проворчала когтевранка, потирая вышеупомянутое место.

Айфери Крис: - Protego!- воскликнула Айфери, едва заметив взгляд Милли. Щит, к счастью, был одним из заклинаний, которые когтевранка тренировала. На первом курсе, когда уроки ЗОТИ вёл профессор Люпин, девушка просто обожала этот предмет, и всегда на отлично отрабатывала заклятия. С атакующими маленькая мисс Крис не очень ладила, зато защита выходила отменно. Впоследствии, уроки Защиты становились всё хуже и хуже, преподаватели всё неприятнее и неприятнее, и любовь к этому предмету сильно поубавилась, уступив место астрономии и древним рунам. Но щиты Айфи до сих пор делала прекрасные. Так что теперь, окружённая невидимой защитой, девушка внимательно наблюдала за оппонентами. Интересно, разговоры во время дуэлей не мешают колдовству? В любом случае, так намного веселее. Можно было бы кинуть пру проклятий в спину Миллисенте, пока та отвлеклась, но зачем? Вдруг я что-то напутаю? Покалечу? Нет, не сегодня. Когтевранка продолжала спокойно наблюдать за поединком, не принимая никаких попыток к действию. Да и зачем мешать людям? У них свои отношения, мне ни к чему туда лезть. Возможно, именно нежелание лезть в чужие дела, привело к тому, что Айфи почти ни с кем не общалась. Хотя, на первом курсе у неё была подруга… но это уже совсем другая история. - Expelliarmus! Волшебная палочка послушно выскользнула из руки и улетела вдаль. - Пока, - грустно подумала девушка и пошла к Миллисенте, дабы забрать свои 12 дюймов остролиста. Вот такой бесславный конец. Совсем безоружная, бесполезная. Теоретически, можно носить с собой револьвер, для таких случаев. Интересно, Protego защищает от пуль? Айфи взглянула на Соланж, растянувшуюся по полу, и поняла, что всё прошло не так уж и плохо. По крайней мере, я ещё на ногах.

Милисента О`Лири: Соланж, как видимо, пожелала обратить рукокрылое оружие Милисенты против нее самой. Выставленный ранее невербальный щит был готов принять на себя удар, но этого не потребовалось: «Oppugno!» пятикурсницы не возымело на мышек никакого действия и рукокрылые создания в свое удовольствие повеселились вокруг рыжеволосой оппонентки Милисенты. В следующую секунду в руки Милли радостно прилетели палочки Айфери и Соланж. Довольно ухмыльнувшись, когтевранка направила свое орудие на поверженную коллегу по дурно пахнущим делишкам: - Finite incantatem! – ноги пятикурсницы пришли в нормальное состояние. - Милли, знаешь, когда-нибудь моя задница при виде тебя начнёт дёргаться сильнее, чем при виде наших любимых профессоров! – ворчала потирающая вышеуказанное место когтевранка. - Весьма сомнительный комплимент, должна сказать. В твоем стиле, - хмыкнула семикурсница. - Давайте теперь вкратце пройдемся по вашим действиям и ошибкам, - наставительным тоном объявила когтевранка, по излюбленной привычке заложив руки в карманы и принявшись измерять шагами периметр помещения. Какой когтевранец откажет себе в удовольствии прочесть лекцию ближнему своему, будучи искренне заинтересованным в том, чтобы его чему-нибудь научить? Милисенте, искренне недоумевавшей, чем думала Шляпа, отправляя ее на отцовский факультет, такая привычка была свойственна в меньшей степени, чем многим ее сокурсникам. Да что там, в меньшей степени, чем некоторым гриффиндорцам, которым как раз-таки самое место на Когтевране. Но не тогда, когда дело касалось ее любимой темы: боевой магии и темных существ. Об этих материях когтевранка могла читать и вдохновенно вещать часами. - В целом, все получилось довольно неплохо. Как для шуточной учебной дуэли, - сдвинула брови Милисента, - Соланж, молодец, активно двигалась – это усложняет задачу ее противнику, поскольку в движущуюся цель попасть гораздо сложнее, использовала разнообразные заклинания. Наконец-то научилась ставить приличный щит, - уголок губ Милисенты поднялся вверх. Пусть бы только попробовала не научиться, - но, тем не менее, мы имеем то, что имеем, - семикурсница продемонстрировала отжатую у Соланж палочку, вернув ее владелице. – Поражение в дуэли и утеря оружия. Будь на моем месте кто-то не столь благожелательно настроенный, безоружная Соланж оказалась бы полностью в его власти. Проблема Соланж в том, что она слишком много… ммм… выпендривалась. Увлеклась зрелищными эффектными заклинаниями, оставив громадные дыры в защите. Рядом с Милисентой появлилась учительская доска и кусочек мела. Семикурсница схематично изобразила на доске стайку летучих мышей. - Летучемышиный сглаз – идеальное заклинание для отвлекающего маневра. Само по себе оно едва ли нанесет существенный вред, но если противник не успеет вовремя защититься, он будет полностью поглощен тем, чтобы отбиваться от мышей. От сглаза можно защититься двумя способами: выставить щит… - рядом со схематичным изображением мышей появилось схематичное изображение щитовых чар. Apparo! Vitum! Mobilus! – схематичные мыши ударились в щит и исчезли, не причинив цели существенных неудобств. – … или попытаться взять мышей под контроль, и с помощью Oppugno направить их против хозяина. Тот, будучи занятым поддержанием действия сглаза, едва ли успеет среагировать на этот маневр. Более эффектно, и при правильном соотношении сил, - Милли сделала логическое ударение на последних словах, - более эффективно. На доске появилось схематичное изображение того, как жертва летучемышиного сглаза берет рукокрылое оружие под контроль и обращает его против владельца, который не успевает выставить щит. - Проблема в том, что взять чужое заклинание под контроль может только более сильный волшебник. В нашем случае с Соланж это был весьма опрометчивый ход, поскольку я опытнее и лучше владею боевыми чарами. Конечно, существует небольшая вероятность (примерно 20%), что у нее это могло бы получиться, но тогда она бы 80% своей энергии сконцентрировала бы на контроле над моими мышами и была бы уязвима для любой внешней атаки. При этом для меня, как для более сильного волшебника, отбиться бы не составило особого труда. Поэтому, Соланж – тебе совет: не гнаться за эффектностью и действовать проще. Отвлекшись от Соланж, Милисента обратила взгляд на новенькую. - Айфери… - семикурсница окинула девушку оценивающим взглядом и вернула ей палочку, - весьма неплохо. Особенно для первой тренировки. Подозреваю, что раньше тебе не приходилось участвовать в дуэлях за пределами кабинета Защиты? У тебя неплохо поставлена защита, что в условиях настоящей схватки сослужит тебе хорошую службу. Но ты слишком скованна и боишься (или не хочешь) атаковать. Опасаешься поранить товарища? Не хочешь быть нападающим? Задумавшись, Милисента опять несколько раз прошлась из стороны в сторону, подбирая нужные слова. - В мирное время хорошего владения защитными чарами тебе было бы достаточно. Но сейчас, к сожалению, идет война, и если ты решила присоединиться к Отряду, то осознаешь, что тебе придется и нападать. Ты ведь за этим сюда пришла, научиться быть нападающим? – семикурсница остановилась в метре от Айфери, посмотрев ей в глаза. – Синяки на тренировках – обыденное дело и они у тебя будут, хочешь ты того или нет. И у твоих товарищей будут синяки, оставленные тобой. Разумеется, это все будет только в том случае, если ты решишь продолжить посещать сборы Отряда, - Милисента слегка улыбнулась, не отводя взгляда, - лично я думаю, что Отряд в твоем лице приобретет ценного союзника. Но, конечно, тебя никто принуждать не будет, и окончательный выбор за тобой. Развернувшись, Милисента прошлась к ближайшей книжной полке и уселась на подушку, скрестив ноги по-турецки и уставившись в первую подвернувшуюся под руку книгу. Проведенная учебная дуэль и последующая импровизированная лекция натолкнула Милисенту на мысль. На пятом курсе благодаря Отряду она пришла к выводу, что хочет связать свою жизнь с боевой магией и борьбой со злом. На шестом курсе Милисента, приняв участие в защите Хогвартса от атаки Пожирателей, утвердилась в этом желании. Жизнь опальной бунтарки на седьмом году обучения все больше укрепила Милли в решимости внести более серьезный вклад в свержение пожирательской тирании. А здорово было бы когда-нибудь вернуться в Хогвартс преподавателем Защиты от Темных искусств, и учить детей постоять за себя. Конечно, пока здесь хозяйничают Снейп и Кэрроу, путь Милисенте, особенно в качестве преподавателя, сюда заказан. Но когтевранка верила, что падение Волан-де-Морта неизбежно, а, значит, Хогвартс когда-нибудь станет тем местом, в которое захочется вернуться. И через сколько-то лет, поработав в Аврорате, можно будет и поинтересоваться возможностью преподавания. Профессор О`Лири. Интересно, профессору Флитвику, МакГонагалл, Стебль, Люпину и прочим преподавателям долго приходилось привыкать к новому обращению? Семикурсница усмехнулась. Где-то на задворках сознания пронеслась мысль о том, что через несколько лет ей бы больше хотелось быть Милисентой Ранйяр, но Милисента О`Лири даже под пытками щекоткой не призналась бы в том, что примеряла себе эту фамилию. В любом случае, все это будет возможным, только когда этот кошмар закончится. Что Милли знала точно – что не стала бы создавать семью в такое неспокойное время и обрекать их своих гипотетических детей на жизнь таком мире. Нужно будет завтра с ним поговорить и извиниться. Пусть когтевранка искренне считала, что ее вины в последней ссоре нет (в конце-концов, она не строила глазка какому-нибудь… Нотту!), девушка решила, что она попробует договориться с собственной гордостью. А то, чего доброго, фамилия Натаниэля достанется Аллерии. Или Паркинсон, чего уж там. Где-то неподалеку от Милисенты послышалось хихиканье. Обернувшись, когтевранка увидела, что исходит оно от, кто бы мог подумать, Парвати и Лаванды, наверняка смакующим подробности их с Натаниэлем недавной ссоры. Вот уж две курицы. Милли подумала, что явно польстила Лаванде, несколько минут назад подумав, что Отряд научил ее быть взрослее. Смерив Браун насмешливым взглядом, Милли вновь обратила взгляд на пятикурсниц.

Соланж Деллингхейм: Только когтевранка удобно уселась и собралась привести свой летучемышиный аэродром (читай, рыжее гнездо на голове) в порядок, как прозвучала фраза, которую Соланж меньше всего на свете хотелось сейчас услышать. - Давайте теперь вкратце пройдемся по вашим действиям и ошибкам. Соланж застонала и, закатив глаза, спрятала лицо в руках. Ага, вкратце, да, конечно. Щ-щ-щас! Эта невыносимая женщина просто обожала командовать и раздавать всем наставления. Ей Кэрроу не дай искупать в помёте - позволь проповедовать о боевых заклинаниях день и ночь. И, что самое главное, если Милисента начинала, заткнуть её было совершенно невозможно. Когтевранка нещадно насиловала её мозг каждую тренировку, и Соланж уже морально приготовилась к долгой и нудной лекции. - В целом, все получилось довольно неплохо. Да неужели. Как для шуточной учебной дуэли, - она так и знала, - Соланж, молодец, активно двигалась – это усложняет задачу ее противнику, поскольку в движущуюся цель попасть гораздо сложнее, использовала разнообразные заклинания. Наконец-то научилась ставить приличный щит. О да, Соланж научилась. Спустя часовые лекции, реки пота и парочку подорванных стен. Милисента безбожно гоняла её до посинения при каждом удобном случае, используя не самые нежные и безобидные методы. В прошлый раз они довели Выручай-комнату до такого состояния, что Соланж откровенно удивилась, как та вообще пустила их на следующий день. После этого пятикурсница искренне считала, что без особых усилий сможет убить кого-то щитовыми чарами. - Но, тем не менее, мы имеем то, что имеем. Поражение в дуэли и утеря оружия, - Соланж посерьёзнела и автоматически приняла свою палочку из рук Милисенты. - Будь на моем месте кто-то не столь благожелательно настроенный, безоружная Соланж оказалась бы полностью в его власти. Проблема Соланж в том, что она слишком много… ммм… выпендривалась. Увлеклась зрелищными эффектными заклинаниями, оставив громадные дыры в защите. Рыжая когтевранка налилась румянцем. - И что в этом такого?! - негодующе произнесла она. - Зрелищные - не значит менее эффективные! Соланж раздражала эта привычка Милисенты рассказывать ей о том, какими заклинаниями лучше пользоваться, а какие оставлять для театрального шоу. По мнению Соланж, дыры у неё остались только по невнимательности, да и только. На самом деле в глубине души она понимала, что Милли права на все сто процентов, и это ещё больше выводило её из себя. Появившаяся из ниоткуда доска красноречиво говорила о серьёзности намерений Милисенты провести факультативную лекцию по Защите от Тёмных Искусств. Соланж недоумевала: почему семиукурсница, обычно не признававшая чьи-либо наставления и ценящая свою репутацию такой же оторвы, какой была сама Соланж, в такие моменты становилась зануднее всяких Ранйяров, Грейнджер и Кристалл, затмевая своим великолепием даже профессора Биннса. Нет, когда речь заходила о Чарах или - упаси Мерлин - Рунах, тут и саму Соланж невозможно было остановить... Но она, положа руку на сердце, считала, что в такие моменты была и не в половину так занудна, как одна рыжая когтевранка, которая сейчас прохаживалась вдоль доски и рисовала какие-то схемы. Разумеется, Соланж была примерной ученицей и внимательно слушала Милисенту. Она даже, усмехнувшись, достала неизвестно откуда тетрадь с пером и стала сосредоточенно перерисовывать схематичных мышей и схематичных магов. - ... при этом для меня, как для более сильного волшебника, отбиться бы не составило особого труда. Поэтому, Соланж – тебе совет: не гнаться за эффектностью и действовать проще. - Последнюю фразу Соланж передразнивающе отчеканила в тон Милисенте, потому что слышала её уже далеко не в первый раз. Пока профессор О'Лири (Надо же, а ей идёт!) нашла себе следущую жертву в лице Айфери, Соланж воспользовалась моментом и решила довести схему до ума. Несколько минут брызги чернил летели во все стороны, а перо дёргалось в предсмертных конвульсиях. В результате Соланж, поставив последнюю закорючку, вытянула тетрадь на свет и осталась полностью довольна своей работой. Оставался последний штрих. Apparo. Vitum. Mobilus. - Милли, смотри! Тебе нравится? Соланж подёргала за рукав Милисенту, которая уже перестала вещать и теперь пыталась загипнотизировать дверь. Поднявшись на ноги, когтевранка гордо продемонстрировала Милли рисунок, на котором та с диким воплем носилась по всей тетради от стаи летучих мышей, уж больно походящих на миниатюрных Северусов Снейпов в плаще. Руки и волосы девушки хаотично развивались позади неё, а ноги в своём беге, казалось, могли бы опередить сам Хогвартс-экспресс.

Айфери Крис: - Айфери… - Ну же? Что? Всё ужасно? Я безнадёжна? Мне придётся уйти из выручай-комнаты и никогда сюда не возвращаться? Буду как всегда сидеть в библиотеке, читать книжки и мечтать о чём-то большем? - весьма неплохо, - Фуууух… - Особенно для первой тренировки. Подозреваю, что раньше тебе не приходилось участвовать в дуэлях за пределами кабинета Защиты? У тебя неплохо поставлена защита, что в условиях настоящей схватки сослужит тебе хорошую службу. Но ты слишком скованна и боишься (или не хочешь) атаковать. Опасаешься поранить товарища? Не хочешь быть нападающим? - Мда, - почти неслышно шепнула Айфи. Нападать – это плохо. Эту простую истину девушка усвоила ещё в детстве, когда случайно выбила однокласснику зуб. Защищаться – хорошо, контратаковать – тоже, а вот нападать… Пожалуй, трудно обойтись без атаки, особенно в сложившейся ситуации. Вероятно, стоит пересмотреть приоритеты. - В мирное время хорошего владения защитными чарами тебе было бы достаточно. Но сейчас, к сожалению, идет война, и если ты решила присоединиться к Отряду, то осознаешь, что тебе придется и нападать. Ты ведь за этим сюда пришла, научиться быть нападающим? Может, она и права, Айфи пришла научиться сражаться. Обучение боевой магии – вот ради чего создавался ОД. Но страх покалечить окружающих был слишком силён. Что, если оппонент не сумеет отразить заклятие, пострадает? Слишком рискованно. – Синяки на тренировках – обыденное дело и они у тебя будут, хочешь ты того или нет. И у твоих товарищей будут синяки, оставленные тобой. Разумеется, это все будет только в том случае, если ты решишь продолжить посещать сборы Отряда, - Милисента ободряюще улыбнулась, и Айфери чуть улыбнулась в ответ, - лично я думаю, что Отряд в твоем лице приобретет ценного союзника. Но, конечно, тебя никто принуждать не будет, и окончательный выбор за тобой. Звучит до крайности лестно, хотя похоже на попытку оставить Айфи в ОД. В любом случае, уходить девушка не собиралась. Только не теперь: пора уже научиться преодолевать страх. Милли отвернулась, а Айфери подошла к манекену Долохова и взмахнула палочкой. - Остолбеней! Фигура лишь слабо пошатнулась. Ну ничего-ничего, ты у меня ещё полетаешь! Айфери глубоко вдохнула и вновь подняла палочку. Я смогу.

Hogwarts: Пока участники Отряда Дамблдора были заняты своими делами (в основном, самостоятельно практикуясь у манекенов или же дожидаясь появления Джинни и Невилла, убивая время за разговорами), Полумна Лавгуд всё не теряла надежды настроиться на нужную волну радиоприёмника. Когтевранка отбивала разнообразные ритмы волшебной палочкой по радиоприемнику и крутила ручки. Иногда можно было услышать обрывки советов о том, какая модель метлы самая удобная для длинных перелётов или какая ожидается на следующую неделю погода, однако, приёмник вскоре поддался Полумне и та услышала знакомый голос Ли Джордана. - Ой... кажется поймала! Ребята, идите все сюда! - зал резко замолчал и даже Лаванда с Патил перестали активно шептаться, тут же подскочив и приземлившись ближе к радиоприёмнику. "Поттерский дозор" - чуть ли не единственная станция, которая рассказывала правду о том, что делается в мире, в оппозицию диктатуры Министерства и нового режима и, разумеется, все ОД-шники были постоянными его слушателями. Судя по тому, что Ли Джордан о чём-то вещал, то программа уже несколько минут, как началась... «... однако прежде чем мы послушаем Равелина и, сегодняшнего эксклюзивного гостя - Хиппи (по словам гостя, он выбрал это псевдоним в дань магглам, выражающие свой протест обществу, ведя бродяжнический образ жизни) позвольте на минутку отвлечься, чтобы сообщить о потерях за декабрь, которые, как обычно, не считают нужным освещать в программе новостей Волшебного радиовещания и в «Ежедневном пророке». Политика Министерства по учёту о "маггловских выродках" всё набирает обороты и недавно нам стало известно, что"поцелуй дементора" по решению Суда получили такие магглорождённые волшебники, как Донаган Маккей,Уэнди Билшпротс (оба в бывшем работники Министерства) и Мэри Кесада (в бывшем - охотник в квиддичной команде "Гордость Портри)". Чистокровный супруг миссис Кесада был убит при попытке сопротивления. Кстати говоря, Мэри и её муж Мартин являлись выпускниками Слизерина и учились со мной на одном курсе... О судьбе их малыша неизвестно. При странных обстоятельствах также погибла семья магглов из троих человек. По утверждению магловских властей, причиной смерти стала утечка газа (в который раз слышим эту отмазку!), но члены Ордена Феникса сообщают мне, что истинная причина — Убивающее заклятие. Дорогие радиослушатели, я приглашаю вас вместе с нами провести минуту молчания в память Донагана Маккей и Уэнди Билшпротс, Мэри Кесада, Мартина Кесада и неизвестных маглов, убитых Пожирателями смерти». Из радиоприёмника послышался звук метронома, отсчитывающий минуту молчания. Многие из ребят услышали знакомые имена, а кто-то про себя даже вспомнил скандальную историю несколькогодичной давности произошедшей на Слизерине, когда чистокровный волшебник начал встречаться с магглорождённой и на этой почве разразилась драка между слизеринцами. Теперь, оба мертвы благодаря Пожирателям Смерти. «Спасибо... А теперь я обращаюсь к нашему постоянному участнику Равелину за последними новостями о том, как новый порядок в волшебном мире отражается на жизни магглорождённых». «Спасибо, Бруно»,— произнес голос, который, несомненно, принадлежал Кингсли. «Магглорождённые по-прежнему находятся под прицелом у Амбридж. Количество пострадавших не становится меньше, а чем больше невинных подвержено пытке дементорами - тем с более счастилвой физиономией Долорес шагает по министерству. Ходят слухи, что новая эпидемия, которая разразилась не так давно в Британии, когда тело покрывается изумрудными пятнами и дым из ушей, дело рук - исследователей, работающих на Амбридж. Этой болезнью Пожиратели хотели вычислить магглорождённых волшебников, кто сфальсифицировал документы о чистоте крови или скрывается, хотя, эта затея обернулась неудачей, так как немало чистокровных подверглись этому заболеванию. Также, внушает надежду то, что нередки случаи, когда волшебники и волшебницы, рискуя собственной жизнью, защищают своих друзей, пряча их и скрывая от "охотников за маггловскими выродками". Я хотел бы призвать наших слушателей следовать их примеру и ни в коем случае не выдавать магглорождённых Министерству Магии, так как это - верный путь к смерти» «Слышишь, Дин?! Не попадись в лапы министерству и все остальные, будьте бдительны! Спасибо за адекватную оценку ситуации! Равелина - нашим новым министром!!! А теперь перейдём к нашей постоянной рубрике "Друзья Поттера". Добрый вечер, Хиппи!». «Добрый вечер, мистер Бруно», — Это же мой папа! — удивлённо завопила Полумна, узнав голос своего отца с полуслова. «Мы очень рады, что Вы смогли присоединиться к передаче. Вы знаете, что Ваш вклад очень ценен и все очень ценят вашу храбрость и правду... если вы понимаете, о чём именно я говорю. Явный намёк на выпуски "Придиры", которые также не подпевали общепринятой цензуре Министерства. « Традиционный вопрос рубрики: как Вы думаете, Гарри Поттер жив? «Я продолжаю в это верить» «Как и мы все! Скажите, как обстоят дела у друзей Гарри в Хогвартсе при новом режиме? В этом году преподавательский состав пополнился не самыми лицеприятными личностями, а заведует всем сейчас волшебник, который никогда не моет свою голову! Даже в мои времена!» «Насколько мне успели рассказать, ребятам в этом году приходится несладко. Учеников заставляют разучивать непростительные заклинания и тренировать их на друг друге, а провинившихся подвергают пыткам дементоров! Амикус и Алекто Кэрроу всеми силами пытаются сломить дух учеников, который царил при Альбусе Дамблдоре. Однако, ребята, я знаю, не сдаются. Где могут, высказывают свою позицию и "преподают урок" пожирателям... Только бы не стоило это им жизни...» «А что вы посоветуете Отряду Дамблдора? Они наверняка нас сейчас слушают!» «Ммм... Быть осторожными и не забывать, что Пожиратели Смерти опасны и при надобности, могут лишить и жизни. Однако, надо до конца стоять за свои убеждения и бороться! Только так можно победить Пожирателей и вернуть мир! » «Я слышал, что осенью ребятам удалось с лихвой проучить этих Кэрроу и искупать их в ванне с навозом! Так держать! А что вы думаете, Хиппи по-поводу...» Внезапно, дверь, откуда не так давно вышла Джинни Уизли, отворилась. Из неё вышла младшая из Уизли, с сияющей улыбкой, держа в руках огромную коробку с маркой магазина близнецов. Затем в дверях оказался Невилл Долгопупс, который с неким благоговением в глазах азартно осмотрел помещение. - Ребята, у нас гости. Ну, думаю, нет смысла их представлять, - Невилл лукаво ухмыльнулся и отошёл в сторону, а за ним появились лица небезызвестных Фреда и Джорджа Уизли. За ними - десятки летающих коробок со всевозможными товарами из их магазина. «... берегите друг друга! Не теряйте веры! Хорошего вечера!» - тем временем радиоэфир "Поттеровского дозора" подошёл к концу.

Милисента О`Лири: Ощутив атаку на свой рукав, безмятежно сидящая на подушке Милисента, обратила взгляд на Соланж, которая ей настойчиво совала свою тетрадь. Ну разумеется. Летучемышиный сглаз Милисенты таки был обращен против нее. Не в реальной жизни, так хоть в мечтах пятикурсницы. Едва когтевранка в подробностях собралась объяснить Соланж маршрут ее путешествия вместе с этим самым рисунком, раздался голос Полумны: - Ой... кажется поймала! Ребята, идите все сюда! Забыв о Дельхейнгейм, Милисента уселась рядом с приемником, прислушиваясь к голосу, вне всякого сомнения, принадлежащем Ли Джордану. - …позвольте на минутку отвлечься, чтобы сообщить о потерях за декабрь… Мерлин, только не это. Скорее уже по привычке Милисента повернулась к ребятам спиной и слегка наклонила голову, чтобы упавшие на лицо волосы скрыли появившиеся слезы. Это было ужасно: слушать это радио, надеяться не услышать там имен родителей или маминых маггловских родственников… И, даже несмотря на то, что имена Джеймса и Маргарет О`Лири не звучали в выпусках «Поттеровского дозора», это не приносило девушке облегчения: каждый погибший был чьим-то родителем, ребенком, братом или сестрой. Испытывать облегчение от того, что в этом месяце сиротой осталась не она, а кто-то другой… Милисента так не могла, и каждое услышанное имя воспринимала как свою личную потерю. - …"поцелуй дементора" по решению Суда получили такие магглорождённые волшебники, как Донаган Маккей,Уэнди Билшпротс (оба в бывшем работники Министерства)… Поцелуй дементора. Самая жестокая и бесчеловечная казнь. Милисента пыталась изучить какую-то информацию в книгах о дементорах и их поцелуе, но литературы, предоставляемой Выручай-комнатой, было недостаточно, а пробираться ради этого в Запретную секцию… даже для Милли это уже было запредельным риском. С Кэрроу ведь станется удовлетворить ее любопытство. И от катастрофического дефицита информации эти существа наводили еще больший ужас. На тренировках Отряда рысь ее никогда не подводила, но будет ли она столь стабильной, когда придет ее время выступить против настоящего дементора? Милисенте показалось, будто она опять слышит этот предсмертный хрип, ощущает это зловонное дыхание. Вот на ее горле смыкаются отвратительные неживые пальцы… …и Мэри Кесада… Звуки отдаленно знакомой фамилии вернули Милисенту туда, где ей и полагается быть. То, что фамилия показалась ей знакомой, совершенно не удивило девушку – она уже успела привыкнуть к тому, что богатая фантазия в сочетании с ранимой натурой воспринимает все несколько иначе. Горгулья побери, кого она обманывает, неужели к этому можно привыкнуть?! Кесада. Милисента усилием воли заставила себя прислушаться к словам диктора. В голове вертелось какое-то испанское мужское имя. Мигель? Маурисио? … чистокровный супруг миссис Кесада был убит при попытке сопротивления. Кстати говоря, Мэри и её муж Мартин являлись выпускниками Слизерина и учились со мной на одном курсе... В голове звякнул колокольчик, которого Милисента так боялась. Все когда-то бывает в первый раз. Вот ей и довелось услышать в списке потерь знакомые имена. Жизнь слизеринцев никогда не представляла для Милисенты особого интереса. Чистокровные ограниченные снобы (в большинстве своем), даже не осознающие, насколько жалки и убоги они в своем желании самоутвердиться за счет тех, в чьих жилах течет красная, а не так называемая «голубая» кровь. Но, тем не менее, она отлично помнила ту развеселую историю малоаристократичного слизеринского мордобоя – именно тогда она с удивлением для себя отметила, что, вероятно и в этом змеином кубле каким-то чудом могли затесаться нормальные люди. Она помнила обсуждения этой ситуации в компании когтевранцев и Натаниэля и возмущения 14-летнего гриффиндорца по поводу «глупого махания кулаками», помнила, как она упрямо заявила, что сама бы не против почесать кулаки об эти задранные выше Астрономической башни высокомерные носы. И вот теперь их больше нет. Нет больше старшекурсника, судя по всему, достаточно адекватного для того, чтобы иметь собственное мнение и понимать, что есть вещи важнее чистоты крови. Нет больше его подруги, ради которой он открыто выступил против несправедливых порядков. Мерлин, они же ведь ходили по тем же коридорам, по которым ходила сама Милисента, они вместе с ней обедали в Большом зале, они наверняка не один вечер провели на Астрономической башне, которую парой лет позже облюбовали уже они с Натаниэлем. И вот теперь их больше нет. Милисента даже не помнила, как они выглядят... выглядели… и от этого комок в горле стал еще ощутимее. Буквально вчера они ходили с ней по одной земле, дышали с ней одним воздухом, радовались жизни, строили планы на будущее… Когтевранка себя одернула. Разумеется, в это проклятое время только и остается, что радоваться жизни и строить планы на будущее. Наверняка они, так же как и сама Милисента жили в постоянном страхе за собственные жизни и жизни друг друга, наверняка их последние дни были посвящены сокрытию от Пожирателей смерти. Послышался звук метронома, а Милисента впервые в жизни ощутила, что прошедшее время может быть настолько страшно. Мерлин, она даже не помнила, как они выглядели!.. Ведущие рассказывали что-то о какой-то новой болезни, но звуки радио доносились до Милисенты как будто сквозь толстый слой ваты. Крепко сжав руки в замок, она сидела на своей подушке и невидящим взглядом смотрела в одну точку, даже не пытаясь сдерживать слезы. Это было настолько ужасно, что слез даже не было. Серебряная терновая веточка настолько сильно впилась в кожу, что на пальцах проступило две небольшие капельки крови, но когтевранка этого не почувствовала. Она, горгулья побери, даже не помнила, как они выглядели. - Это же мой папа! – из состояния оцепенения Милисенту худо-бедно вывел голос Полумны, и она вновь обратила свое внимание на приемник, положив голову на плечо ближайшего к ней человека. Что и говорить, это, конечно, было не то плечо, в котором она сейчас так нуждалась. Мистер Лавгуд вещал о счастливой жизни самого безопасного места в мире. Милисента не особо вслушивалась в эту часть программы: эти новости предназначались для внешнего мира – едва ли люди, находящиеся в Хогвартсе здесь и сейчас, и на собственном опыте испытавшие все прелести нового режима, могли узнать здесь что-то новое. Я слышал, что осенью ребятам удалось с лихвой проучить этих Кэрроу и искупать их в ванне с навозом! Так держать! Я бы сказала, что там скорее было целое озерцо, - слабо усмехнувшись, мысленно поправила ведущего Милисента. На лицах ребят промелькнул скепсис – вероятно, они приняли это за фигуру речи или домыслы: далеко не все подробности развеселого Хэллоуина Алекто Кэрроу получили огласку и, согласно официальной версии происшествия, от драконьего дерьма пострадала только галерея за часами. Что же, Алекто вполне можно понять. Послышался скрип двери и Милисента встрепенулась, отметив, что оккупированное плечо принадлежало Падме Патил. Судя по довольной улыбке Джинни и огромной коробке вредилок… Не может быть! Чокнутые! - Ребята, у нас гости. Ну, думаю, нет смысла их представлять. - ДЖОРДЖ, БАБУИНОПОДОБНОЕ ТЫ СОЗДАНИЕ! – сорвавшись со своего места, когтевранка бесцеремонно повисла на шее у друга. После того, что она услышала в сегодняшнем выпуске, ей жизненно необходимы были хорошие новости. И это, Мерлин подери, было именно то, что нужно. Вспомнив о приличиях, Милисента отцепилась от Джорджа и от души впечатала пятюню его близнецу: - ФРЕД! В пекло приличия! Еще раз испытав шею Джорджа на прочность, когтевранка улыбнулась во все свои пока-еще-32-зуба: - Как вы… заявиться в Хогсмид, кишащий Пожирателями! Чокнутые! – в голосе Милисенты слышалось неприкрытое восхищение, а ее глаза алчно косились в сторону заветных коробок.

Соланж Деллингхейм: Соланж стояла и нахально улыбалась во все свои вроде-бы-32 зуба Милисенте, ожидая восторженного отзыва от своей работы, когда раздался голос Полумны, у которой каким-то чудестным образом получилось настроить радиорухлядь. Пятикурсница сразу же забыла о своём намерении побесить "профессора О'Лири" и в момент оказалась у приёмника, заняв место немного в стороне от общей группы ребят, но так, чтобы ей было хорошо слышно. В образовавшейся тишине раздался голос Ли Джордана, опального гриффиндорца и небезызвестного комментатора квиддичных соревнований в Хогвартсе, а теперь и одного из ведущих "Поттеровского дозора". " ... позвольте на минутку отвлечься, чтобы сообщить о потерях за декабрь, которые, как обычно, не считают нужным освещать в программе новостей Волшебного радиовещания и в «Ежедневном пророке»..." Соланж замерла и вся обратилась в слух. Сейчас как всегда будут оглашены имена жертв этой бессмысленной войны, имена тех, кто пал, защищая свои жизни и жизни своих семей, имена тех, кто пытался бороться против монстров, захвативших страну. Иногда после выпусков "Поттеровского Дозора" Соланж казалось, что Пожиратели побеждают, и надежды на то, что восстановится хоть какая-то справедливость, больше нет. Каждый день погибали невинные: погибали из-за того, что группе сумасшедших фанатиков ударила в голову моча бумсланга и они возомнили, что могут решать, кто достоин жить, а от кого надо немедленно избавляться, как от мусора. И это было странное чувство: Соланж каждый раз очень боялась услышать имена Рева Лофтсона и Лейки Деллиннгхейм в списках погибших и одновременно... ждала этого. Неизвестность казалась девушке невыносимей всего, за несколько месяцев она извела себя переживаниями и попытками узнать хоть что-то о судьбе своих родителей, и теперь даже подтверждение её самых худших опасений казалось ей облегчением. Легче было признать, что она осталась одна, чем томиться ожиданиями, надеждой и строить сотое оправдание тому, что за два с половиной месяца с ней ни разу не смогли связаться. Конечно, глубоко внутри Соланж понимала, что она, возможно, слишком много хочет и накручивает себя. Ведь если её родители в бегах, то едва ли у них есть возможность прислать ей весточку. Но её богатое воображение вкупе с глубоким чувством любви к матери и отцу пораждали чувство смятения и даже в некоторой степени обиды... "...что"поцелуй дементора" по решению Суда получили такие магглорождённые волшебники, как Донаган Маккей,Уэнди Билшпротс (оба в бывшем работники Министерства) и Мэри Кесада (в бывшем - охотник в квиддичной команде "Гордость Портри)". Чистокровный супруг миссис Кесада был убит при попытке сопротивления. Кстати говоря, Мэри и её муж Мартин являлись выпускниками Слизерина и учились со мной на одном курсе... О судьбе их малыша неизвестно..." К горлу подступил тугой комок и Соланж стиснула зубы, чтобы не разрыдаться прямо здесь и сейчас. Донаган Маккей, Уэнди Билшпротс, Мэри и Мартин Кесада... Имена двух последних волшебников ей были смутно знакомы. Кажется, кто-то когда-то рассказывал ей о громкой истории, в которой они фигурировали. Что же за история?.. Но всё напрочь вылетело из головы. Возможно, когда-то она даже видела Мэри и Мартина в стенах Хогвартса, а теперь одну приговорили к поцелую дементора, а другой погиб, вероятно, при попытке защитить свою семью. Соланж считала это жутко несправедливым. Все мысли, бьющиеся в такт метроному, вытеснили чувства, и ей казалось, что она готова пойти и прямо сейчас повырывать глотки тем уродам, которые смогли сотворить такое. Нет, саму по себе смерть Соланж не считала чем-то ужасным и неправильным: для неё она была началом новой жизни, переходом на следующую ступень бесконечной лестницы развития и упадка, великого круговорота. Было много вещей, которые, она считала, намного страшнее смерти. Но сейчас она не могла понять, почему же тогда её распирает изнутри эта грусть, отчаяние и злость. Соланж привыкла считать себя независимой и эгоистичной, еще год назад она была горда тем, что ей нет необходимости волноваться о каких-то внешних событиях, о политике, о людях... Ей казалось это неинтересным, банальным. Было много интересных вещей, которыми она могла заниматься, не замечая ничего вокруг себя. Так, её не волновало ни то, что Сириус Блэк, а затем остальные Пожиратели Смерти сбежали из Азкабана, ни то, кидал ли Поттер имя в кубок и правду ли говорил о Волан-де-Морте, - казалось, она не замечала сгущавшихся туч вокруг. Вместо этого она была занята шутками и приколами, вылазками за территорию замка и противостоянием со Снейпом и Амбридж. Но теперь, оказавшись в самой гуще событий, она стала менять свои взгляды на многие вещи. Соланж не знала, малодушно ли это: то, что она хочет сбежать и оставить весь этот кошмар позади себя. Да и смогла бы она пойти на такое? Наверняка. Но тогда зачем она вела эту борьбу с Кэрроу и их режимом, вместо того, чтобы затаиться и дождаться момента, когда она сможет спокойно скрыться? Чего же она хочет на самом деле?.. Когтевранка слушала о том, как Амбридж издевается над магглорождёнными, об эпидемии, захватившей Британию, слушала призывы быть осторожнее и не выдавать скрывающихся, и тянущее чувство не отпускало её. Но тут раздался возглас Полумны: — Это же мой папа! Соланж прислушалась внимательней. Отец Полумны, Ксенофилиус Лавгуд, был одним из тех отчаянных людей, кто не боялся открыто противостоять новому режиму. Он был главным печатным голосом оппозиции: его журнал рассказывал всю правду о новой власти и о событиях, которые происходят по всей стране. "Придира" распростронялся подпольно, так же, как на третьем курсе в Хогвартсе, и министерство не могло ничего с этим поделать. «...Как и мы все! Скажите, как обстоят дела у друзей Гарри в Хогвартсе при новом режиме? В этом году преподавательский состав пополнился не самыми лицеприятными личностями, а заведует всем сейчас волшебник, который никогда не моет свою голову! Даже в мои времена!» Соланж издала странный сдавленный смешок, больше похожий на всхлип. Шутка про профессора Снейпа была стара как первый и, видимо, единственный тюбик шампуня в ванной директора, но до сих пор не потеряла свою актуальность. «Насколько мне успели рассказать, ребятам в этом году приходится несладко. Учеников заставляют разучивать непростительные заклинания и тренировать их на друг друге, а провинившихся подвергают пыткам дементоров! Амикус и Алекто Кэрроу всеми силами пытаются сломить дух учеников, который царил при Альбусе Дамблдоре. Однако, ребята, я знаю, не сдаются. Где могут, высказывают свою позицию и "преподают урок" пожирателям... Только бы не стоило это им жизни...» «А что вы посоветуете Отряду Дамблдора? Они наверняка нас сейчас слушают!» «Ммм... Быть осторожными и не забывать, что Пожиратели Смерти опасны и при надобности, могут лишить и жизни. Однако, надо до конца стоять за свои убеждения и бороться! Только так можно победить Пожирателей и вернуть мир! » Соланж утвердительно кивнула. Всё же, каким бы иногда безвыходным не казалось положение, они должны продолжать бороться. У них есть шанс на победу, и если они не будут сдаваться, то вернут справедливость и порядок в этот мир. "Чтобы можно было снова этот порядок нарушать", - мелькнул ехидный голос где-то на краю сознания. "Я слышал, что осенью ребятам удалось с лихвой проучить этих Кэрроу и искупать их в ванне с навозом!.." "Скорее в целом озере", - усмехнулась про себя Соланж и подумала, что было бы, узнай вся школа тогда в подробностях, как Алекто беззаботно рассекала волны драконьего дерьма. Развесёлый Хэллоуин Алекто Кэрроу, как получил название тот памятный день в узком кругу лиц, породил много слухов в Хогвартсе, многие из которых были не так уж далеки от истины. Было сложно поверить, что кому-то понадобилось топить галерею за часами в драконьем навозе просто так... Следующие слова диктора и мысли Соланж потонули в удивлённых и восхищённых возгласах ребят. - Ребята, у нас гости. Ну, думаю, нет смысла их представлять. Соланж резко обернулась и остолбенела, не поверив своим глазам. В проёме стояли близнецы Уизли, а за ними повисли в воздухе десятки коробок с вредилками. Великая Горгулья! Невероятно! Когтевранка вскочила на ноги и сделала шаг вперёд, но её опередили. - ДЖОРДЖ, БАБУИНОПОДОБНОЕ ТЫ СОЗДАНИЕ! Вообще, после хэллоуинского приключения на Астрономической башне Милисента определённо вызывала у Соланж чувство симпатии, хотя когтевранка и не упускала возможности подколоть семикурсницу при каждом удобном случае. Но когда она повисла на шее у Джорджа, пятикурсница ощутила странную волну негативных эмоций относительно Милли. Негативных это мягко сказано... Соланж уже видела, как вырывает рыжие волосы одной особы и засовывает их... далеко и на долго, а затем выцарапывает ей глаза и отправляет их следом. Мерлиновы кальсоны, да эта нахальная семикурсница слишком обнаглела и многое себе позволяет! Устроить бы ей хорошую трёпку прямо здесь и сейчас! Комната услышала пожелание когтевранки и услужливо предоставила манекен Милисенты в секции для тренировок, но она даже не увидела его, сверля затылок О'Лирли, которая только что второй раз решила отяготить шею бывшего гриффиндорца. Раздался жалобный писк. Это Соланж сжала в руке тетрадь, которую все еще держала у себя, и схематичная Милисента, упав, сплелась с летучими мышами в один большой комок. Что это со мной? Соланж поняла, что её несёт куда-то не в ту сторону. Тряхнув головой, она отбросила тетрадь в угол и радостно подлетела к ребятам. Отодвинув Милисенту в сторону так, будто та была всего лишь каким-нибудь стулом, вставшим у неё на пути, она радостно раскинула руки. - Фред, Джордж! НЕВЕРОЯТНО! Вы ненормальные! - она восхищённо переводила взгляд то на Джорджа, то на Фреда, то на вереницу коробок с вредилками позади них. Весело ухмыльнувшись, она дружески двинула кулаком Джорджу по плечу. - Совсем не изменились, канальи!

Айфери Крис: В конце концов, Айфери удалось отправить Долохова в нокаут. Не успел тот коснуться земли, как раздался голос Полумны, всё это время возившейся с приёмником: - Ой... кажется поймала! Ребята, идите все сюда! В наступившей тишине лёгким эхом разносился знакомый голос. До этого, Айфи лишь один раз доводилось слушать Поттеровский Дозор, но звучащего с небольшими помехами Ли когтевранка могла узнать из тысячи. Тепло и радость наполнили сердце пятикурсницы, но не надолго. -"поцелуй дементора" по решению Суда получили … супруг миссис Кесада был убит … о судьбе малыша неизвестно … погибла семья магглов … Убивающее заклятие… Как страшно жить там, снаружи, за пределами замка. Даже пытки Кэрроу вдруг показались мелкими пакостями разгулявшихся детей. Здесь максимум рассудка лишишься, а там… Сколько ещё людей должно погибнуть? Что-то среднее между гневом и скорбью подступило к горлу и не давало дышать. Нет, Айфи не боялась смерти, ни своей, ни чужой. Но чувство несправедливости, напрасные жертвы. Вряд ли она могла им чем-то помочь, особенно сейчас. Разве что сражаться? Окончить эту войну? Завершить бессмысленное кровопролитие? Минута молчания завершилась, и из приёмника вновь донёсся голос Бруно. Айфи жадно слушала новости извне, ибо в Пророке уже давно не писали ничего дельного. - Магглорождённые по-прежнему находятся под прицелом у Амбридж. Отвратительная женщина… Первый преподаватель, которого мисс Крис искренне невзлюбила. Видимо, она не только детей ненавидит, теперь ещё и магглорождённых тиранит. Ужасно, ужасно! Интересно, каким заклятием можно превратить человека в мышь? И надолго ли это? Вопль Полумны вернул девушку к действительности. - ...Ммм... Быть осторожными и не забывать, что Пожиратели Смерти опасны и при надобности, могут лишить и жизни. Однако, надо до конца стоять за свои убеждения и бороться! Только так можно победить Пожирателей и вернуть мир! Весьма… воодушевляюще. Он, наверное, очень волнуется за Луну, не хочет, чтобы она рисковала. И мои родители, наверное, за меня переживают. Поскорее бы к ним. От эфира оторвало внезапное появление Джинни и Невилла. - Ребята, у нас гости. Ну, думаю, нет смысла их представлять... Близнецы Уизли! Вот уж кого Айфи не ожидала здесь увидеть! Или ожидала, но не сейчас. В любом случае, появление Фреда и Джорджа вызвало шок. Не то что бы они много общались (только на поле для квиддича), но боевой дух ребята поднимать умели. А влетевшие вслед за ними коробки ВВВ вознесли бунтарское настроение до небес.

Hogwarts: - Фред и Джордж?! - негромко спросила себя Ханна Эббот. - Как? - из оцепенения вышла и староста Когтеврана, смахивая следы от слёз после услышанного в эфире и с удивлением рассматривая прибывших. - Лаванда, я тоже их вижу? - кажется, Парвати Патил не верила своим глазам, которые были не менее красные от слёз, чем у её сестры. - Нет, это действительно они! Какие же они восхитительные! - Лаванда влюблёнными и восторженными глазами рассматривала Фреда и Джорджа. - Мееерлиновые трусы, какие идиоты... - бубнил под нос себя Майкл Корнер, видимо, единственный в зале, который тут же начал представлять последствия того, если близнецов увидят в школе нежелательные лица. - ВЫ?!?! - был слышен громкий возглас Симуса Финнагина. - ВАУ! ФРЕД, ДЖОРДЖ! - Терри Бут был явно под впечатлением. - РЕБЯТА, КАК ВЫ...?? - даже Энтони потерял дар речи. Шум, ропот и звук громких аплодисментов наполнил зал, как только небезызвестные близнецы Уизли оказались на пороге Выручай-Комнаты. Что сказать: все присутствующие были глубоко шокированы наглости и храбрости Фреда и Джорджа заявиться в самое логово врага. Ходили слухи, что Невилл и Джинни держат тесный контакт с продавцами волшебных вредилок, чтобы разрешить дефицит их товара в Хогвартсе, однако, мечты об их собственном появлении казались более, чем заоблачными. - ДЖОРДЖ, БАБУИНОПОДОБНОЕ ТЫ СОЗДАНИЕ! - Я безмерно польщён, что спустя столько лет ты нас продолжаешь милым образом путать, но я Фред! - совершенно невозмутимо произнёс Джордж. - Эй, Фред, ты украл от меня мои законные объятия! Это меня должны сейчас обнимать! - возмущённо пролепетал Фред. Джордж, отвечая на дружеские и крепкие объятия когтевранки, показал брату свой длиннющий язык. - Серьёёёзно? Хватит народ путать! - Джинни явно сверлила братцев не одобряющим взглядом. Такое чувство, что эта их шутка меняться местами друг с другом не умрёт никогда. - ФРЕД! - только Джордж! Моя мелкая сестрица до сих пор не научилась нас отличать! - поправил Фред Милли, но также смачно отвесил когетвранке пятюню и начал приветствовать и остальных отрядников. Тем временем комната, действительно, услышала пожелание Соланж и услужливо предоставила манекен Милисенты в секции для тренировок, но она даже не увидела его, сверля затылок О'Лири... однако, внезапно появившийся манекен заметили другие. - Смотри туда! - пользуясь суматохой и ажиотажем вокруг близнецов, Парвати подёргала за рукав свою лучшую подругу и указала на манекен Милисенты О'Лири. - Да-а-а, кажется он самый! Хи-хи, Деллингхейм что, ревнует? - ну, что сказать. Лаванда Браун быстро могла сопоставить 2+2, когда дело касалось любого рода отношений и, быстро просканировав взглядом то, куда смотрели глаза Соланж, а именно на обнимающую Джорджа (или это всё же был Фред?) Милли, гриффиндорка тут же определила, что к чему. А вообще быстро она меняет парней. Был рыжеволосый Ранйяр, а теперь виснет на одном из Уизли! Какая странная. - не без зависти в голосе подумала уже про себя Браун. Возможно, причиной невидимой антипатии был тот факт, что ей сам Натаниэль Ранйяр когда-то очень симпатизировал. Видимо, сама Браун тоже была неравнодушна к рыжим волосам у юношей. - Фред, Джордж! НЕВЕРОЯТНО! Вы ненормальные! - Джордж лишь ухмыльнулся и весело распушил рыжие волосы Соланж, в такой суматохе даже не сразу осознав, что Соланж была в Отряде Дамблдора лишь первый год. Те продвигались с Фредом к центру зала, а за ними - коробки с вредилками. Близнецы пожали руки Симусу и нескольким когтевранцам, пробираясь через толпу, а, когда Фред заметил Айфери, то остановился и с прищуром оценивающе поглядел. - О, Невилл, у вас даже в этом году даже больше новеньких, чем мы ожидали! Привет, я Фред! - сказал Джордж, протянув руку. - Нет, это я Фред! - возразил настоящий Фред, легонько подтолкнув братца и протягивая свою руку. - МАЛЬЧИКИ! - рявкнула сердитым тоном Джинни и близнецы серьёзно призадумались на тему того, когда их младшая сестрица стала так похожей на их матушку в гневе. Тем временем Джиневра продолжила, - ну правда, у вас не так много времени здесь. Это ведь все вредилки? Вам надо возвращаться обратно и... - реплику гриффиндорки прервал любопытный голос старосты Когтеврана. - Кстати, да! Фред, Джордж, а как вы смогли пробраться прямо сюда? Вы же не шли через всю школу... не шли ведь? - честно говоря, Падма Патил уже не была уверена ни в чём, зная близнецов и их любовь к авантюре. Все с ожиданием смотрели то на близнецов, то на Джинни, то на Невилла. - Это всё дело в Выручай-Комнате, - отозвался Невилл, - - кажется, я стал по-настоящему её понимать. Она может сделать всё, что только ты пожелаешь... главное правильно и точно попросить. Мы с Джинни и Луной пару дней назад ходили на проверку в Визжавшую Хижину: она почти не охраняется и кроме призраков никого нет. Там-то и должны были оказаться целая порция волшебных вредилок... Но ведь их не унесёшь по всему Хогсмиду в Хогвартс, при этом не оставаясь незамеченными, так? Надо было думать, как попытаться их перенапавить из хижины прямиком сюда.... и тогда Выручай-Комната неожиданным образом в один день открыла проход. Поэтому, кажется, проблема с недостатком вредилок решена, ну. а Фред с Джорджем решили сами их нам в первый раз доставить.... для нас это самим было неожиданностью! - Невилл постарался как можнопонятнее объяснить весь процесс, чем они с Джинни и Луной занимались. - Портативное болото, отвлекающие обманки, порошки мгновенной тьмы, великолепная взрывчатка, кровопролитные конфеты... - Джинни произносила слух содержимое в коробках, внимательно осмтаривая каждый и уже в голове продумывая план серьёзного дебоша. - Замечательно! Когда вернёмся с каникул, сможем сразу же устроить Кэрроу весёлое полугодие. По-моему, с таким количеством мы можем развязать настоящее восстание! Спасибо, Фред и Джордж, а теперь вам серьёзно нужно поторопиться... кто знает, как долго визжавшая хижина будет безопа... - Сестрёнка-командир, да ты тут я вижу заместителем Гарри являешься! А фамилию, случайно, его ещё не взяла? - Фред расхохотался, успев поймать Джинни в свои объятия и сделать "сливу" до того, чем та бы вновь возмутилась и послала братцев к Мерлину. Тем временем Джордж достал откуда-то одну коробочку, не совсем похожую на других, так как та была обвёрнута в бумагу с рождественской тематикой. У обоих близнецов прыгали лукавые искорки в глазах. -Прежде, чем мы покинем вас, мы бы хотели самолично поздравить ваших профессоров (нетрудно, догадаться, каких) с наступающим Рождеством! Не просто так же мы сюда заявились! - с лукавой ухмылкой начал Джордж. Фред его тут же подхватил. - Верно! Мы для них приготовили специальный подарок... Не думаю, что Амикус с Алекто в этом году стояли под омелой, мм? - Фред расплылся в хитрой улыбке. - А так как подарок к Рождеству, дарить после каникул его будет не актуально. Так что у меня есть вопрос ко всем: есть ли желающие сходить с нами в небольшое путешествие по школе и проставить несколько очень занятных ловушек? - Джордж обратился ко всем присутствующим. - Не волнуйся, сестрица, обещаю, не единая душа за пределами этой комнаты не узнают о нашем здесь присутствии. - тут же добавил Фред и подмигнул младшенькой.

Милисента О`Лири: Когда в комнате появились Фред и Джордж, Милисента словно вновь очутилась на своем пятом курсе, когда самой большой ее проблемой были отвратительные котята Долорес. Все-таки, близнецы обладали удивительным умением одним своим присутствием даже мертвого из могилы поднять. - Эй, Фред, ты украл от меня мои законные объятия! Это меня должны сейчас обнимать! Обнимающая Джорджа Милисента захихикала и совершенно по-Натаниэлевски закатила глаза, когда ее достаточно грубо оттолкнули от Джорджа. Но обрадованная встречей со старыми (уже разменявшими третий десяток!!!) друзьями, Милли не заподозрила ничего подозрительного. Впечатав Фреду пятюню, когтевранка слегка приобняла и его, дружески похлопав по спине: - Ну давайте еще, подеритесь за то, кого тут должны обнимать! – взгляд Милисенты упал на свою собственную копию. А это еще что такое?! Семикурсница окинула взглядам комнату в поисках тайного поклонника, как обратила внимание на стоящую рядом с Джорджем Соланж, которая от восторга, казалось, готова была забрызгать слюнями все, что движется. А что не движется – подвинуть и забрызгать. Да ладно?! ДА НУ СЕРЬЕЗНО?! Не может быть! Хихикающие Парвати и Лаванда только подтвердили ее догадки. Ухмыльнувшись, когтевранка пихнула Фреда в бок: - Кажется, твой братец сегодня главная звезда! - Фред, Джордж! НЕВЕРОЯТНО! Вы ненормальные! Да, соплохвост побери, не может быть, она же сейчас реально все слюнями забрызгает! - в этот момент Выручай-комната услужливо предоставила когтевранке тазик. Благо, в присутствии других людей сама Милисента рядом с Натаниэлем ведет себя адекватно и сдержанно. Поймав взгляд пятикурсницы, О`Лири послала ей свою самую ангельскую и понимающую улыбку. Это же какой компромат! На время забыв о сладкой парочке, Милисента прислушивалась к словам Невилла: мало ли, вдруг когда-нибудь придется искать путь побега из Хогвартса. А из Визжащей хижины вполне можно трансгрессировать… И Джинни была совершенно права: начало следующего семестра нужно как следует отметить! А неплохо бы и Винд поздравить… Богатое воображение Милисенты с готовностью предоставляло варианты расправы над Аллерией разной степени кровожадности: вот она выдирает ее белобрысые волосенки, собранные в очередную ужасную прическу, а вот начинает выцарапывать ей глаза, а вот она засовывает ей эту отвратительную красную помаду в…. От этих радужных перспектив Милли отвлек голос Джорджа… а, может, и Фреда… или их сразу: - Прежде, чем мы покинем вас, мы бы хотели самолично поздравить ваших профессоров (нетрудно, догадаться, каких) с наступающим Рождеством! Не просто так же мы сюда заявились!... Так что у меня есть вопрос ко всем: есть ли желающие сходить с нами в небольшое путешествие по школе и проставить несколько очень занятных ловушек? Высказались несколько голосов желающих. Кто-то более активно, кто-то – чуть менее, но, явно, идея устроить Кэрроу незабываемое рождество многим пришлось по душе. Ну кто бы сомневался. Милисенте вот она тоже пришлась по душе. - Устроить обожаемым профессорам незабываемый праздник – сам Мерлин велел! – совершенно серьезно заявила Милисента, алчным взглядом сверля коробку с рождественской символикой. – Но мы завтра на каникулы уезжаем, успеем ли приготовить все к вечеринке? В голове пронеслось, что Натаниэль бы не одобрил этих планов. Милисента хмыкнула: она, допустим, тоже не одобряла его приятного времяпровождения с Винд. С ВИНД!!! Ладно бы Демельза – с ее существованием Милисента почти смирилась. Да Милисента смирилась бы даже с Браун или Патил! Но, тролля за ногу, Винд! Она ведь даже не в его вкусе! О да, Натаниэль явно не одобрит очередной ночной авантюры. А когда он узнает, что там не обошлось без личного присутствия Фреда и Джорджа… еще на пятом курсе, когда они только начали встречаться, Ранйяр ее почему-то ревновал к Джорджу. А тот факт, что они продолжили поддерживать отношения даже после грандиозного прощания близнецов, не нравился кавалеру еще больше. Нашел к кому ревновать, в самом деле, это же Джордж! Конечно, Милисента явно не была равнодушна к рыжеволосым гриффиндорцам, и Джордж определенно был ее типажом. Но все время знакомства с близнецами семикурсница не ощущала даже намека на то, что может испытывать к нему хоть немного более, чем дружеские чувства, и была полностью уверена в том, что это взаимно. Решимость досадить возлюбленному крепла и крепла, и сейчас Милисента едва ли думала о том, чтобы идти к нему извиняться, как планировала еще несколько минут назад. В конце-концов, не она за его спиной строила глазки всяким там Винд! Милли, что за ребячество? Хуже Браун, в самом деле! – возразил ей голос разума, который почему-то подозрительно напоминал голос Натаниэля. Но в настоящий момент голос Натаниэля Милли слышать не хотела. А все-таки неплохо бы и Винд поздравить…

Соланж Деллингхейм: Как же давно Соланж не видела Фреда и Джорджа! Кажется, сто лет прошло с их последней встречи. Не считая Хэллоуинского письма, она говорила с ними последний раз два года назад... и тогда они расстались не в очень теплых чувствах. Но сейчас она была безумно рада видеть старых знакомых, с которыми у нее было связано множество ярких воспоминаний. На фоне рыжих шутников - всего на мгновенье - померкли даже коробки со всевозможными волшебными вредилками. Джордж потрепал Соланж по и так растрепанной макушке, и она хихикнула, вспомнив, что он не раз так портил ей прическу на младших курсах. Внутри зазвенел какой-то колокольчик, и она почувствовала себя такой же маленькой и наивной, какой была тогда, когда впервые увязалась за близнецами в Хогсмид с целью ознакомиться с ассортиментом магазина "Зонко". Тогда она восхищалась тем, что они делали: Фред с Джорджем стали для неё в каком-то роде примером для подражания. Особенно Джордж, который чаще являлся исполнителем каких-то затей, нежели Фред, который их придумывал... Соланж стояла и блаженно улыбалась уголком губ, пока не заметила О'Лири, которая послала ей многозначительный взгляд. Когтевранка снова почувствовала, как в ней поднимается волна раздражения. Она фыркнула, с трудом подавив желание подойти к нахальной роже прямо сейчас, вырвать тазик у нее из рук и нахлобучить его на рыжую голову. А потом еще постучать сверху. И что она себе возомнила?! Если она продолжит смотреть на неё так, будто застукала её штудирующей устав Хогвартса, она не только тазик ей на голову наденет! И тут её взгляд упал на манекен Милли в секции для тренировок и на двух хихикающих куриц... Когда он успел появиться? Соланж покраснела (еще не известно, от злости или смущения) и, бросив снисходительный взгляд на О'рирли, отвернулась. Убери, убери это немедленно! Манекен испарился. Соланж решила, что не стоит тратить свое внимание на вечно хихикающих и сватающих все, что стоит рядом, девчушек, а особенно на Патил и Браун, по которым уже давно плачет любовное зелье от какого-нибудь Гойла, и стала слушать Невилла, который рассказывал, каким образом близнецам удалось проникнуть в замок. На краю сознания промелькнула мысль, что если есть ход сюда, то есть и отсюда... Когтевранка поставила себе галочку, что стоит непременно расспросить подробнее о путях отхода близнецов, когда ей предоставится случай. Но сейчас Соланж стояла и, сложив руки на груди, задумчиво пялилась на Джорджа. Смысл разговоров ОДшников стал постепенно ускользать от неё. Сколько она так простояла? 10 секунд? Минуту? Час? Внутри зашевелился знакомый ехидный голосок, который в последнее время все больше стал раздражать пятикурсницу. - Ну что, когда начнёшь растекаться по полу бесформенной лужицей? Мне уже искать тряпку? - смешливо поинтересовался он. - Не понимаю, о чем ты, - Соланж невозмутимо приподняла бровь. - Знаешь, мне кажется, Амикус тогда слишком сильно приложил меня по голове. Ты иногда несешь такой бред! - Ну конечно! А кто сейчас уставился на "этого придурка", как ты любишь его называть? Мы оба знаем, почему ты на самом деле устроила ту вакханалию на третьем курсе... - Наши разногласия... - зашипела она, покраснев. - Не более, чем пьеса в трёх актах! - отрезал голос. Соланж снова посмотрела на Джорджа, и ощутила странное чувство в животе, будто у нее засосало под ложечкой. Может это из-за того, что она не ела с утра? С ней определенно что-то не так. - Когда выпущусь отсюда, сдамся в Мунго. - Хорошая мысль! - когтевранка почти видела, как ее субличность вальяжно развалилась в кресле и смотрит на неё взглядом, уж очень походящим на Милисентин. - Но вряд ли Мунго поможет тебе... - А ну кыш отсюда!! Мысленно выпинав свой хихикающий нахальный внутренний голос, Соланж полностью обратилась в слух. - ... Спасибо, Фред и Джордж, а теперь вам серьёзно нужно поторопиться... - Что, так скоро? - кто знает, как долго визжавшая хижина будет безопа...  - Сестрёнка-командир, да ты тут я вижу заместителем Гарри являешься! А фамилию, случайно, его ещё не взяла? - сказал Фред. Джордж тем временем достал откуда-то коробку, завернутую в рождественскую упаковку. Соланж бросила на нее заинтересованный взгляд. - Прежде, чем мы покинем вас, мы бы хотели самолично поздравить ваших профессоров (нетрудно, догадаться, каких) с наступающим Рождеством! Не просто так же мы сюда заявились! - Верно! Мы для них приготовили специальный подарок... Не думаю, что Амикус с Алекто в этом году стояли под омелой, мм? Подарок для близнецов Кэрроу от близнецов Уизли? Да это будет лучшее Рождество в её жизни! - А так как подарок к Рождеству, дарить после каникул его будет не актуально. Так что у меня есть вопрос ко всем: есть ли желающие сходить с нами в небольшое путешествие по школе и проставить несколько очень занятных ловушек? - Я в деле, однозначно. Как же не поздравить наших самых обожаемых профессоров! Сердце когтевранки забилось в радостном предвкушении, а в глазах заплясали огоньки. В одно мгновенье она забыла обо всем на свете, начав прокручивать в голове возможные способы расправы над Алекто с Амикусом. Как же долго они сидели без возможности серьезно насолить Кэрроу! А теперь у них есть всё для того, чтобы сделать праздник незабываемым! - И что же за сюрприз мы приготовим им? - нетерпеливо поинтересовалась Соланж, сверля рождественскую коробку алчным взглядом.

Айфери Крис: Удивление и восторг, вызванные появлением близнецов, шумом разносились по залу. Поразительно, как два человека могут всполошить толпу. Что же будет, если сюда Гарри Поттер заявится? Один из близнецов подошёл к Айфери и оценивающе взглянул на неё. Когтевранка машинально чуть наклонила голову. - О, Невилл, у вас даже в этом году даже больше новеньких, чем мы ожидали! Привет, я Фред! - сказал он, протянув руку. - Нет, это я Фред! - возразил второй Уизли, легонько подтолкнув братца и протягивая свою руку. - Айфи. Айфери, как подобает леди, легко пожала руки обоим, так и не разобравшись, кто есть кто. Последующие известия были не менее занимательными, чем визит близнецов. Рассказ о тайном проходе в Визжащую Хижину, например, не только показал, что можно выйти в Хогсмид, но и то, что Комната может проложить путь в место поприятнее, чем полуразвалившийся «дом с привидениями», и, что куда занимательнее, что её магия распространяется за пределы Хогвартса. Далеко ли? Нужно подробнее это изучить. Впрочем, не раньше, чем опробуем все ВВВ, надёжно упакованные в коробки. Одна из них явно выделялась на фоне других, больше напоминая рождественский подарок. Кому? Словно прочитав мысли пятикурсницы, Фред (или Джордж) поднял разноцветную коробку. -Прежде, чем мы покинем вас, мы бы хотели самолично поздравить ваших профессоров (нетрудно, догадаться, каких) с наступающим Рождеством! Не просто так же мы сюда заявились! - Верно! Мы для них приготовили специальный подарок... Не думаю, что Амикус с Алекто в этом году стояли под омелой, мм? – подхватил другой. - А так как подарок к Рождеству, дарить после каникул его будет не актуально. Так что у меня есть вопрос ко всем: есть ли желающие сходить с нами в небольшое путешествие по школе и проставить несколько очень занятных ловушек? – спросил Фред. Ну, или Джордж. Любопытство. Чувство настолько сильное, что с лёгкостью может подмять под себя все остальные. Любопытство в Айфи было достаточно, но обычно оно сидело в уголке под присмотром здравомыслия и благоразумия. Но порой, когда тюремщики уходили усмирять кого-нибудь ещё, оно вырывалось наружу и, затмевая рассудительность и страх, начинало познавать. Именно это сейчас и случилось. Забыв об осторожности и школьных правилах (последние, впрочем, потеряли свой авторитет, когда порог школы переступил первый Пожиратель), девушка решила принять участие в готовящейся авантюре. Ещё бы, когда ещё представится шанс поучаствовать в проделках Уизли?Пару часов назад это показалось бы Айфери глупым и неосмотрительным, но сейчас уже воспринималось как отличная идея. Может, она и пришла в ОД научится колдовать, но шалости... тоже занятие... благородное. Тем более, до этого Айфи никогда не делала ничего подобного. Ну, и шанс насолить Кэрроу упускать не хотелось. Но кое-что, всё-таки, беспокоило девушку. - А никто, кроме Кэрроу, на подарок не наткнётся?

Hogwarts: - Устроить обожаемым профессорам незабываемый праздник – сам Мерлин велел!Но мы завтра на каникулы уезжаем, успеем ли приготовить все к вечеринке? - Дело трёх минут, если никто по дороге не будет мешаться, - Фред безмятежно махнул рукой. - Я в деле, однозначно. Как же не поздравить наших самых обожаемых профессоров! И что же за сюрприз мы приготовим им? - помимо Соланж, на призыв откликнулись многие члены Отряда Дамблдора, что заставило близнецов расхохотаться и оценивающе поглядеть на собравшихся. - Соланж, Падма, Браун, Финниган, Долгопупс... Эббот??? - Джордж, посмеиваясь, принялся пересчитывать ребят, чьи руки были тут же подняты вверх... однако, идея оказалась не совсем разумной, и тот ту же попросил опустить лес рук, продолжив, ваш авантюризм впечатляет, но будет странно, если мы всем дружным табором завалимся к Кэрроу на чашку чая, не так ли? - Тем-более, у нас только две мантии-невидимки, магические свойства которых хватит ещё буквально на час, - более серьёзным тоном ответил Фред, извлекая из одной из коробок две перламутровые ткани. - Поэто-о-ому, двое будут с нами под ней, и ещё нужны люди для подстраховки. Сестёрнка, содержимое всех коробок, кстати, нужно в срочном порядке разложить. Некоторые товары требуют особых условий для хранения. - Я знаю, как раз и будем этим заниматься, - отрезала Джинни, всё ещё недовольно сверля взглядом близнецов, - вы уверены, что вас разумно выходить за пределы этой комнаты? - Конечно, неразумно! - активно кивая головой, с лучезарной задорной улыбкой пролепетал Фред. - А когда мы вернёмся сюда, устроишь нам мастер-класс по Патронусу! А то давно не практиковались что-то, а эти душесосы у вас на каждом углу! - и, нет, близнецы совсем не хотели посмотреть, как их сестрица вызволяет патронуса, чтобы проверить, успела ли её лошадь изменитсья на небезызвестного оленя или ещё нет. - И что же за сюрприз мы приготовим им?? Близнецы повернулись в сторону Соланж. - Рождественский! Как думаешь, Фред, Амикус или Алекто давно не стояли под омелой? - с научным любопытством поинтересовался Джордж у Фреда. - А вдруг в пожирательском логове у них все потолки украшены омелой? Тогда им точно не в первой, и хорошо! Ну, и, поющие бомбочки-сапоги и особые гирлянды рождественские всегда придадут особый стиль кабинету! - посмеиваясь произнеёс Фред. тут же добавив, - Милли, Соланж, вы сейчас просверлите все дырки в коробке. Может, тогда, и компанию нам составите? - Невилл, бери Эббот и Финнигана. Будете подстраховывать нас, в случае чего. Фальшивые галлеоны нам в помощь, в случае чего! - Угу, - отозвался Невилл, коротко кивнув и довольно улыбнувшись. По залу разбежались восторженные и воодушевлённые голоса ребят: все в предвкушении вылазки близнецов и новых товаров. - А никто, кроме Кэрроу, на подарок не наткнётся? - послышался голос Крис и зал на мгновенье замолчал. И правда, этот вопрос был очень актуальным, так как нередко случалось и такое, что по неопытности ребята устанавливали ловушки, но в них. потом, попадались и свои же люди. - Умный вопрос, Айфи - Джордж расплылся в коварной ухмылке, будто бы только и ждал этого вопроса. - Бомбы задействованы таким образом, что они настоятся на магическую волну того, чей элемент (одежды, волос, часто используемого жертвой частички предмета) будет внедрён в ту самую бомбу. Подробнее расскажем по пути, ты нам тоже пригодишься по этому поводу! - продолжил Фред и подмигнул Айфери. - Кстати! Вот! Какой бы из кабинетов ты бы предпочла для декорации подарками: кабинет маггловедения или ЗОТИ? Они же у вас эти предметы ведут? Очерёдность: Айфери-Соланж-Милли

Айфери Крис: Тишина, воцарившаяся после слов Айфи, немного смутила девушку. Опять глупость сморозила? - Умный вопрос, Айфи - Джордж расплылся в коварной ухмылке, будто бы только и ждал этого вопроса, а Когтевранка облегчённо вздохнула. - Бомбы задействованы таким образом, что они настоятся на магическую волну того, чей элемент (одежды, волос, часто используемого жертвой частички предмета) будет внедрён в ту самую бомбу. И как мы эти элементы раздобудем? - Подробнее расскажем по пути, ты нам тоже пригодишься по этому поводу! - продолжил Фред и подмигнул Айфери. - Кстати! Вот! Какой бы из кабинетов ты бы предпочла для декорации подарками: кабинет маггловедения или ЗОТИ? Они же у вас эти предметы ведут? И правда, какой кабинет выбрать? Разумеется, оба Кэрроу не вызывали у Айфи положительных эмоций. Амикус – непроходимый тупица, который только и умеет, что проклятьями пуляться. Алекто – до крайности жестока, хотя ума у неё побольше, чем у братца. Внутренний рационалист напомнил, что «профессор маггловедения» чаще бывает в своём кабинете, так что идти туда опаснее, но когтевранка и без него знала, к чему склоняется. - Думаю, в кабинете ЗОТИ совсем не чувствуется атмосфера Рождества! Ну а кто сказал, что месть – это плохо? Алекто за всё время преподавания не сделала Айфери ничего плохого, разве что жутко раздражала и пугала. А вот Амикус… как бы девушка не пыталась понять его и простить, ничего не выходило. Хотя, если бы он тогда не опробовал на ней злосчастный Империус, вряд ли Айфи решилась вступить в ОД, так что за это можно его поблагодарить. Надеюсь, эту благодарность он надолго запомнит! И всё-таки, где мы найдём его волосы?

Соланж Деллингхейм: Соланж стояла посреди комнаты и выжидалельно смотрела на близнецов, - а, точнее, на коробку, которая сейчас занимала ее внимание куда больше. Даже огромный запас вредилок, которого им, пожалуй, хватило бы до конца года, не интересовал ее так, как подарок Кэрроу. - Рождественский! Как думаешь, Фред, Амикус или Алекто давно не стояли под омелой? Богатое воображение это, несомненно, полезная вещь, но не тогда, когда речь заходит о близнеецах Кэрроу. Когтевранка серьезно задумалась над тем, не одолжить ли тазик у Милисенты, когда представила себе глупо хихикающую своим поросячим смехом Алекто или, хуже того, Амикуса, стоящих под омелой и нежно разглядывающих колдографию мозга. Хуже могли быть только полчища купидонов на день святого Валентина с открытками похожего содержания и умиляющиеся им Пожиратели смерти (хотя идея определенно достойна рассмотрения!) Впрочем, если вспомнить, что, согласно приданиям, омела - разящее растение... - А вдруг в пожирательском логове у них все потолки украшены омелой? Тогда им точно не в первой, и хорошо! Ну, и, поющие бомбочки-сапоги и особые гирлянды рождественские всегда придадут особый стиль кабинету! Поющие бомбочки-сапоги? Гирлянды?! Да еще, к тому же, мантии-невидимки, о которых Соланж грезила во сне и на яву! Она ощущала сейчас себя нюхлёром, которого пустили в пещеру с золотом. Точнее, которого держат у входа в эту пещеру, потому что коробка всё еще была не у неё в руках. - Милли, Соланж, вы сейчас просверлите все дырки в коробке. Может, тогда, и компанию нам составите? - Еще спрашиваешь? Это даже не обсуждается! - не заставила ждать с ответом Соланж, сложив руки на груди и задорно улыбнувшись. Пропустить такую заварушку? Да ни за что в жизни! Скорее Тот-Кого-Нельзя-Называть заколет себя кинжалом ради любви и мира. Расставить ловушки вместе с Джорджем, Фредом и Милли... Стоп. Милли??? Ещё чего не хватало! Соланж сузила глаза и косо посмотрела на О'Лири, впрочем, всё еще не переставая улыбаться, в следствие чего ее взгляд можно было неправильно истолковать. Подумав немного, она решила, что сегодня, так и быть, переживёт присутствие этой липнущей к Джорджу и постоянно ухмыляющейся дамы. Операция сейчас занимала её гораздо, гораздо больше. - А никто, кроме Кэрроу, на подарок не наткнётся? - раздался голос Айфери. Соланж развернулась и посмотрела на сокурсницу. А действительно, хороший вопрос. Не хотелось бы ей, оставшись на Рождество в Хогвартсе, ощутить на себе всю прелесть праздника вместе с Кэрроу. - Умный вопрос, Айфи, - Джордж коварно улыбнулся. - Бомбы задействованы таким образом, что они настоятся на магическую волну того, чей элемент (одежды, волос, часто используемого жертвой частички предмета) будет внедрён в ту самую бомбу. "Так всё-таки мы используем бомбу!" - восторженно подумала Соланж. Навозные бомбы были одним из самых любимых развлечений почти всех шутников Хогвартса, но после Того Самого Смердящего Хэллоуина когтевранка испытывала к ним особо нежные чувства. А так как близнецы Уизли обожали такие бомбы не меньше, их изобретательность в этой области достигла апогея. Настроить ловушку на конкретного человека! Восхитительно! - И когда мы будем общипывать эти полулысые тушки? - воодушевлённо спросила Соланж, закатывая рукава мантии и потирая ладони. - Только пустите меня в этот курятник!

Милисента О`Лири: Милисента радостно захлопала в ладоши, когда поступило предложение устроить вечеринку в кабинете Амикуса. Когтевранка все еще не могла простить себе того, что удовольствие отметить Хэллоуин досталось только его сестрице, а с тех пор ей не представилось шанса порадовать обожаемого преподавателя ЗОТИ. Ну ничегоооо, в следующем семестре они будут радоваться жизни, ой будут… Навострив ушки, Милли прислушивалась к описанию принципа работы навозных бомб: настроить их на присутствие конкретного человека, что поможет избежать случайных жертв! Просто потрясающий уровень задумки и воплощения! Милисенту всегда восхищал тот неисчерпаемый кладезь идей для всевозможных пакостей, содержащийся в рыжих головах близнецов. Конечно, сама рыжеволосая когтевранка тоже не жаловалась на отсутствие фантазии, но на фоне того, что творилось в голове у Фреда и Джорджа ее собственные проделки выглядели детским лепетом. Семикурсница опять бросила взгляд на Соланж, в поле зрения которой, казалось, по-прежнему не было ничего, кроме Джорджа. Вот ведь лицемерка! Сколько ехидных шуточек отпустила в их с Натаниэлем адрес, а сама-то, а сама! Смотрит на него, как… Алекто в Хэллоуин на банные принадлежности! Как Тот-Кого-Нельзя-Называть на нос! Как профессор Дамблдор на лимонные дольки!... Поймав взгляд пятикурсницы, Милисента вновь послала ей понимающую улыбку: дескать, Джордж и правда за эти годы повзрослел, возмужал, а в его небесно-голубых глазах так и хочется утонуть, и далее по тексту. Милли всерьез испугалась, как бы всем здесь присутствующим не пришлось тонуть в пускаемых Дельхихихийм слюнях, и придвинула тазик еще ближе. Ой, она ей еще припомнит, ой припомнит… … Как Натаниэль на учебник по магическому праву последнего издания со всеми поправками! Как Слизнорт на засахаренные ананасы! Мысли девушки вновь унеслись к этому злосчастному вечеру у Слизнорта, который она по милости Алекто пропустила. О, Милисента сейчас не отказалась бы устроить этой троллихе незабываемое Рождество! Но, да, нельзя лишать брата удовольствия. Перед глазами стояли образы Натаниэля и Винд: вот он ей улыбается, а она пускает слюни примерно так же, как Соланж сейчас. Вот он приглашает ее на танец. Одна его рука вальяжно покоится на ее талии (и где он эту талию найти вообще умудрился), а другая сжимает ее ладонь. Семикурсница сердито тряхнула головой, прогоняя эти картины. Как понять, что из представленного ее богатой фантазией правда, а что – бред ее воспаленного ревностью мозга? О да, она ревновала. Больше, чем когда-либо в своей жизни. Милисента привыкла, что с пятого курса (а, строго говоря, с четвертого – после Святочного бала) внимание Натаниэля принадлежало ей. Нет, она, конечно, не могла упустить шанса приревновать его к кому-нибудь – взять хотя бы Демельзу Роббинс, с которой Натаниэль встречался до нее, и с которой до сих пор поддеживал отношения. Но это было так… по-детски и полушутливо. Милисента уже даже перестала воспринимать Демельзу как конкурентку себе, поняв, что с Натаниэлем у нее примерно такие же отношения, как у нее с Джорджем, с той лишь разницей, что с близнецом у Милисенты никогда не было даже намека на что-то более романтичное. Но у Натаниэля с Демельзой все продлилось недолго, и закончилось еще до того самого бала. Но эта Винд… Нахальная выскочка, пожирательская ставленница, начисто лишенная манер и обаяния. Неужели она могла реально ему понравиться?! Ладно бы… Нет, не ладно. Милли понимала, что будь на месте Винд любая другая девушка, сколь угодно красивая – да хоть та шармбатонская блондинка с Турнира Трех Волшебников, на которую слюни пускали все мальчишки Хогвартса, ее бы обуревали похожие чувства. Может быть, там и правда не было ничего такого, а я просто себя накручиваю? Не мог же он… Когтевранку в который раз захлестнуло чувство жгучей обиды на Натаниэля и желание показать этой Винд, как пускать слюни на чужих молодых людей. Милисента окинула взглядом коробки с вредилками, чувствуя в себе явную решимость использовать свое ОД-шное положение в личных целях. Но там такой ассортимент, надо же найти то, что Винд точно понравится! Милли перевела взгляд на Джорджа. Вот уж кто должен ей подсказать, как поквитаться с этой выскочкой! - Джордж, - Милисента решительно подошла к близнецу, за локоть оттянув его немного в сторону, - можно тебя на пару слов?

Hogwarts: - Думаю, в кабинете ЗОТИ совсем не чувствуется атмосфера Рождества! Близнецы переглянулись между собой и лукаво ухмыльнулись. Кабинет ЗОТИ более, чем подходил для грандиозной задумки Фреда и Джорджа. Теперь, оба подозвали всех ранее перечисленных ребят к себе поближе, чтобы объяснить, в чём будет заключаться план. В то время, как Ханна, Невилл и Симус займут свои позиции наблюдателей в коридорах у кабинета, чтобы ликвидировать возможную опасность раскрытии операции, Соланж, Айфери, Милли, Фред и Джордж войдут под мантиями-невидимками в кабинет и расставят нужные ловушки, предварительно зарядив "бомбы" ну нужных волшебников. - ... Всё ясно? Невилл, ты за главного! Если по пути встретятся наши любимые профессора или ещё кто, сообщи! - Фред подкинул фальшивый галлеон в воздух и тут же лихо поймал его в ладонь, отправив в карман куртки. - Джордж, можно тебя на пару слов? - Э... да, конечно. Давай под мантию! - Джордж безмятежно всунул в руки Милли мантию-невидимку, а Фред протянул Соланж ту самую рождественскую коробку, пока расправлял свою мантию-невидимку. - До скорой встречи! Ии-и... да. Джинни! Если мы умрём, то не говори о том, что мы были здесь. матушке! А то нас убьют второй раз, уже там! - Джордж выразительно приподнял руку, указывая свои длинным пальцем на потолок. - А может и там! - Фред тут же подхватил шутку близнеца и направил указательный палец на пол. Правда, сказать, что Джинни была недовольна такой шуткой - это не сказать ничего! С этими словами Фред накинул на Айфери и Соланж мантию-невидимку и все трое пропали из виду. Джордж помог расправить Милли свою мантию и тоже накинул её на себя и на девушку. Когда Невилл, Ханна и Симус вышли из Выручай-Комнаты, все находящиеся под мантией направились следом. Теперь для ребят предстояло сложная миссия - не сбить во время пути случайных прохожих и не попасться самим. По пути к кабинету ЗОТИ ребятам попадётся на глаза Аргус Филч: возможно, стоит подставить подножку или же проигнорировать? Кажется, где-то был слышен голос профессора Макгоннагал, а также прямо на встречу невидимым мантиям шла толпа слизеринцев, во главе с Пенси Паркинсом. Где-то среди их трепета твёрдо звучали слова "Винд, Вечер у Слизнорта". *** - И так, теперь я весь во внимании! - шёпотом произнёс Джордж, безмятежно улыбнувшись. *** - А вот кстати, насчёт того, как зарядить бомбы... Нам надо будет найти в кабинете что-то, чем Кэрроу часто пользуется... а если где-то его волос валяется, то вообще всё в разы упрощает дело! - задумчиво прошептал Фред своим двум спутницам, заранее предупреждая, что придётся не только бомбы проставлять, но и заняться обыском кабинета. *** Переход в локацию -> Кабинет Защиты от Тёмных Искусств (Aмикус Кэрроу) Следующий круг постов: Милли-Соланж-Айфери



полная версия страницы