Форум » Верхние ярусы Замка » Выручай-комната » Ответить

Выручай-комната

Hogwarts: Выручай-комната - зачарованная комната. Она расположена на седьмом этаже напротив портрета Варнавы Вздрюченного, избиваемого троллями, которых он пытался обучить балету. Вход в неё появляется только тогда, когда человек трижды пройдёт мимо неё, испытывая огромную необходимость в помощи, и назовёт то, что ему необходимо. Конечно же, комната будет выглядеть именно так, как хочется. Многие ученики (и не только) приходят именно сюда, когда хочется побыть одному, ведь выручай-комнату нельзя обнаружить ни на одной карте, даже на Карте Мародёров.

Ответов - 174, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Vampira Sammet: *Вампира бродила по Хогвартсу, ища где-бы уединиться. После того, как в Серебрянном Гроте ее обнаружил сокурсник Теодор, девушка решила поискать выручай-комнату. Она слышала о ней, но ни разу там не была. Она шла по коридору 7 этажа. Мысли свободно гуляли в ее голове. Вдруг она услышала какой-то скрежет и разверналась на звук. В стене, где только что ничего не было, появилась красивая резная дверь...* "Вот она....", - подумала Вампира и шагнула внутрь. *Это была просторная комната. Окон здесь почти не было, зато ярко горел свет. Кругом стояла стеллажи с книжками - чего там только не было! И научная литература, и художественная литература, и классика, и фентези...* "Пожалуй, комната угадала мое желание, я как раз хотела уединиться и почитать что-нибудь интересное" *Слизеринка начала ходить около огромных стелажей ища что-нибудь интересное. Наконец, она увидела толстую ярко-красную книгу. Она протянула за ней руку и взяла.* - "Самые знаменитые волшебники",- медленно и тихо прочла девушка. "Пожалуй, это интересно!" *Она потащила тяжелую книгу к дивану, села и начала читать...Она была уверена, что если кто-то и захочет ее найти, то получится у него это очень не скоро...ведь она сейчас не отображается даже на Карте Мародеров...*

Миралисса де Нот: Миралисса вошла в комнату первой и ввела в комнату Вампиру. Она с восторгом осмотрела свое творение. вся комната была задрапирована легкой зеленой тканью. В центре всего этого великолепия стоял рояль белого цвета. - Знаешь, в детстве я любила наблюдать за собственной мамой. За ее пальцами, когда она играла на этом... - Миралисса провела пальцами по крышке рояля. - Это было так... по домашнему, уютно. Мама очень любила играть на нем. В детстве мне перепадало очень мало ее внимания, поэтому я попросила ее научить меня так же играть. А играла она великолепно. Было очень здорово сидеть у нее на коленках и повторять за ней. Скоро я и сама полюбила этот музыкальный инструмент. Я не играла на нем со времени своего поступления сюда... И впервые сажусь за него в Хогвартсе и не удивлена, что хочу показать тебе....

Vampira Sammet: *Вампира, которую за руку вела Миралисса вошла в Выручай-комнату и не узнала ее. Последний раз она была здесь, когда ей просто хотелось побыть в одиночестве и почитать. А сейчас вся комната была задрапирована зеленой тканью а в центре....Сердце девочке ёкнуло - в центре стоял белоснежный рояль. Слизеринка улыбнулась Мире и подошла ближе к инструменту, осторожно дотронулась пальчиками до крышки... - Какая...прелесть..., - только и могла вымолвить она, - Я тоже играю...Немного...Ты знаешь, я люблю Дебюсси...Но научила меня этому не мама, а один маг, к которому я попала..., - запнулась, -...который приютил меня на некоторое время после того, как я покинула дом..из-за..обстоятельств..Может...сыграешь?, - в глазах Вампи заблестели огоньки и она умоляюще посмотрела на сокурсницу.

Миралисса де Нот: Миралисса немного не ожидала такой реакции. До этого она опасалась, что все это не вызовет у Вампиры никаких эмоций. Ей понравилась реакция девушки. Она улыбнулась и села за рояль. Подняв крышку она пару секунд помедлила, потом положила пальцы на клавиши. - Это любимое мамино... Она сама это сочинила, - из под пальцев девушки полилась нежная и мелодичная музыка. Она словно обволакивала ее и создавала вокрук иллюзии. Всюду расстилались зеленые ростки, они мыли не реальны, но существовали. Они слаживали красивые картинки, дополняющие музыку. В душе девушки поднялась волна, она вспоминала детство, маму, брата, который постоянно мешал. Тепло, любовь, взаимопонимание, которого так не хватало. все было в этой музыке. Секунда и от мелодии осталось воспоминание. Смолкли последние аккорды и комната погрузилась в тишину. - Я чувствую эту музыку, как ничто. Иллюзии - подтверждение того, действительно волшебная комната. Она оглядела комнату и посмотрела на Вампиру.

Vampira Sammet: Миралисса села за инструмент и начала играть...Рядом с Вампирой появилась мягкая банкетка, она прилегла на нее и закрыла глаза, чтобы освободить глову от мыслей и прочувствовать мелодию. Это была очень нежная, теплая и уютная мелодия...В сознании девушки начали всплывать самые теплые и добрые воспоминания из самого глубокого детства. Это были не просто картинки, но и ощущения...Ощущение чего-то доброго, ощущение гармонии, любви, тепла....Вампире даже показалось, что она чувствует присутствие родителей рядом- настолько музыка проникла в ее душу. Слизеринка открыла глаза и ей показалось, что она находится не в стенах Замка, а в какой-то Сказке...Вампира перевела взгляд на Миралиссу...Было видно, что второкурсница наслаждается игрой, что вкладывает в нее всю душу и любовь, было видно то, насколько ей дорога эта мелодия... Но вот стихли звуки последнего аккорда, не оставив даже эха или отголоска...С минуту еще Вампира посидела молча, словно возвращаясь в реальность, а потом заговорила очень-очень тихо, чтобы не разрушать сложившуюся атмосферу: - Это прекрасно..., - ее голос дрогнул, - Ты...отлично играешь...Спасибо, - она слабо улыбнулась и была все еще под восторгом, - Спасибо, что привела меня сюда и сыграла...

Миралисса де Нот: - Я рада, что показала тебе это, - девушка встала из-за рояля. - Спасибо тебе. Ты отличный слушатель. Я надеюсь, что тебе действительно понравилось, потому что я мало кому доверяю себя, а эта мелодия есть я. Миралисса с любовью погладила рояль. - Ты говорила, что умеешь играть. Покажешь мне? - девушке было интересно, насколько хорошо играет Вампира. Она была уверена, что та принижает свои умения, говоря что немного играет.

Vampira Sammet: Вампира улыбнулась, ее немного тронули слова Миры по поводу доверия. - Я...храню тайны, - слегка кивнула она и села за инструмент, пристально посмотрев на клавиши, - Хорошо...Я сыграю..свое?, - вопросительно обратилась Вампи словно вникуда. Могло создастся впечатление, что Вампира осталась один-на-один с роялем, не замечая ничего вокруг. Она глубоко вздохнула, и опустила пальчики на простор клавиш... Полилась плавная мелодия в минорных тонах...Она словно перетекала по клавишам и делалась объемной, заполняя собой комнату. Слизеринка закрыла глаза, а пальцы продолжали скользить по клавишам, иногда забегая на черные, придавая мелодии некую загадочность...Вампира вкладывала в мелодию всю душу, словно передавая свое душевное состояние. Мелодия не блистала трудными пассажами или аккордами - она была до наивности проста и легка, но в тоже время глубокая и проницательная. Вскоре мелодия набрала силу и звук заполнил, казалось, все пространство в комнате...Вампира продолжала играть с закрытыми от удовольствия глаза, лишь иногда помаргивая или улыбаясь...Через минуты три мелодия начала стихать, а потом Вампира правой ногой зажала правую педаль инструмента и скользнула пальцами по последнему аккорду...Звук, тихий и легкий, перекатился по залу, а потом исчез вовсе...Слизеринка открыла глаза и посмотрела на Миру. - Я люблю импровизацию...Когда импровизируешь - музыка отражает всю тебя. Твое состояние, мысли, настроение, переживания...Ведь музыка может передать то, чего не скажешь словами..., - слизеринка говорила тихо, а потом и вовсе замолчала, просто глядя в глаза однокурсницы.

Миралисса де Нот: Миралисса слушала мелодию, закрыв глаза. В голове роились мысли. Они сменяли одн другую, не оставляя следа. Красиво, - думала она. - Безумно красиво. Когда мелодия закончилась, девушка глубоко вздохнула и открыла глаза. Она поняла, что почти не дышала все это время, словно боясь спугнуть момент. Она помедлила с ответом, пытаясь понять реплику девушки. Казалось, что общаться стоит не словами, а музыкой. - Импровизация... Я поражаюсь тебе... Ты отлично играешь, - девушка улыбнулась. Момент не требовал большого количества слов. все было итак понятно.

Vampira Sammet: Вампира улыбнулась в ответ Мире и встала из-за инструмента. - Будь моя воля, я бы постоянно только и сидела за инструментом. Ведь удивительная вещь - музыка...Вроде бы такая понятная, но в тоже время такая загадочная...Каждый понимает и чувствует ее по свое, но в то же время - одинаково...Чтож, идем обратно на факультет? или ты хочешь поиграть еще...? Музыка, казалось, очаровала слизеринку и сейчас звучала где-то внутри. С одной стороны - уходить не хотелось, т.к. комната сейчас была по истине волшебной, а с другой - хотелось бежать отсюда, музыка окрыляла, и Вампира будто боялась, что если снова коснется клавиш, то оторваться будет трудно - настолько инструмент понимал ее, если это можно так назвать.

Миралисса де Нот: Vampira Sammet пишет: .Чтож, идем обратно на факультет? или ты хочешь поиграть еще...? - Мне пока хватит. Всему должна быть мера. Знаешь, стало как-то, даже, легче. Миралисса улыбнулась и расправила плечи.

Vampira Sammet: Миралисса де Нот пишет: Знаешь, стало как-то, даже, легче. - Да, я с тобой согласна...Вообще музыка помогает...Расслабляет..., - Вампи посмотрела в сторону выхода, - ну что, идем? Если хочешь, можем зайти ко мне в спальню.., - пожала плечами и стала ожидать Миру, чтобы вернуться на факультет.

Миралисса де Нот: - А пойдем, - улыбнулась. - Знаешь, я уверена, что еще как нибудь сюда загляну. И не раз.... Давно хотела, но как то не было подходящего момента. Миралисса взялась за дверную ручку: - А еще я знаю, что рисование портретов успокаивает. До мельчайшей черточки. Вот тогда точно.

Vampira Sammet: - Искусство - вообще вещь прекрасная, - кивнула девочка Мире и, окинув комнату последним взглядом, вышла...

Каледон Блэйт: *Каледон и Вампира, держась за руки поднялись на седьмой этаж* - Я слышал, что эта комната находиться здесь,- тихо произнес он. *Слизеринец приготовился долго и мучительно напрягать фантазию.. Как вдруг в стен появилась дверь* "Ух ты.. Как быстро, надо же.. Или это желание такое сильное.." *Каледон посмотрел на Вампиру, которая молча стояла рядом с ним, не вынимаю руки из его ладони. Блэйт сделал выдох и открыл дверь.. Слизеринцы вошли в просторную комнату, освещенную светом десятка свечей. Окон не было. Все стены покрывали фрески с изображеним разных стран и разных мест... Неизвестно от куда лилась тихая, чудесная мелодия.. Нескольк резных стульев и кресел.. У одной из стен стоял небольшой столик с различными напитками, в другом конце комнаты стоял чистый мольберт..* "Мольберт?.. Странно.. зачем это?"

Vampira Sammet: *Вампира молча шла за Каледоном, держась за его руку. Она прекрасно знала эту дорогу - дорогу на седьмой этаж, где находится Выручай-комната. Она была здесь пару раз, но все равно нельзя было сказать, что девушка знала эту комнату - каждый раз ее вид менялся. так и сейчас. Ступив внутрь комнаты вслед за слизеринцем, Вампира оказалась в совершенно незакомом помещении. Комната без окон, освещаемая десятками свеч...Всюду фрески с изображениями разных мест, которые Вампире даже и сниться не могли - настолько они были красивы. Вампира посмотрела на Каледона и улыбнулась ему. Затем она отпустила руку мальчика и зашагала по комнате, разглядывая изображения. Когда же девушка обошла всю комнату по периметру она уселась в одно кресло, посмотрела на Каледона и прервала тишину... - Чудесное место..., - она старалась говорить как можно тише, но все равно получилось довольно громко, как ей показалось, верно слух уже привык к звенящей тишине, - Столько картин..., - обвела взглядом комнату и взгляду предстал мольберт, - Зачем здесь мольберт?, - удивленно посмотрела на Каледона, встала и подошла к нему. Вампира обошла мальчика и оказалась у него за спиной. Девочка поднялась на носочки и дотянулась до уха слизеринца: - О чем ты думаешь?, - шепотом, - ведь вид этой комнаты зависит от твоих желаний..., - отстранилась на шаг.

Каледон Блэйт: *Вампира осматривала комнату. Она смотрела на фрески.. Каледону было прекрасно знакомо то, что было изображено на них. Он был во всех этим местах. Затем девочка подошла к нему со спины. Ее голос заставил его вздрогнуть* - Я думал..- Каледон на миг прикрыл глаза,- Я думал о своих экспедициях.. я так хотел показать тебе те места где я побывал, а еще..- слизеринец развернулся и посмотрел в ее глаза,- Я хотел нарисовать твой портрет. "Причем понял это только сейчас, когда увидел этот мольберт"

Vampira Sammet: *Каледон развернулся и Вампира смогла ответить ему взглядом в глаза* - Тогда показывай..., - слизеринка продолжала говорить почти шепотом, - ...мне будет интересно послушать, - улыбнулась, - ...знаешь, что я хотела бы увидить первее всего? Если, конечно, это место есть здесь, на фресках..., - оторвала взгляд от мальчика и посмотрела куда-то вдаль, - ...где ты нашел Сухарика, - вопросительно глянула на Каледона, а затем отошла к стене..., - А потом нарисуешь, - улыбнулась.

Каледон Блэйт: *Каледон обвел взглядом стены, и через несколько секунд нашел то, что искал. На картине была изображена сопка, покрытая снегом. У ее подножия были камни, а рядом стояла собачья упряжка. Судя по изображению, была сильная метель* - Здесь,- Каледон подошел к стене и встал не далеко от Вампиры. Он указал на одну из фресок, которая находилась на уровнее его груди,- Здесь я нашел его, между камней,- голос Блэйта был спокоен, однако чувстовалось, что воспоминание волнительно для него,- Он был совсем замерзший, такой худой, что я видел его хребет и тазобедренные кости.. Левая задняя лапка была перебита, кость выпирала наружу..- Каледон сглотнул,- Отец находился за этой сопкой, он искал пещеру, а я случайно заметил щенка.. То есть я сразу не понял что это щенок.. Ты же видела его цвет? Коричневый.. он был почти не виден среди камней. Но что-то привлекло мое внимание.. Я подошел по ближе, он поднял мордочку и посмотрел на меня,- легко улыбнулся,- Его глаза.. Один голубой, а другой карий.. Я никогда не забуду этого. Не забуду этот взгляд. Взгляд раненого щенка, такого доверчивого.- Каледон опустил руку и посмотрел на Вампиру,- В общем вот и вся история. "Что она скажет?.."

Vampira Sammet: *Вампира внимательно следила за Каледоном, когда тот искал нужную фреску. Наконец, он указал на одно изображение, рядом с которым как раз слизеринка и стояла. Вампира вгляделась в рисунок и заслушалась рассказом. Она на мгновение представила картинку, описанную мальчиком и сердце сжалось в комок, а Вампира машинально сжала края мантии - она представила щенка. - Ой..., - пискнула, - ужас какой...бедный, - покачала головой, - Как же вы его выходили, что он сейчас вон какой большой вымахал?, - посмотрела в глаза Кэла заинтересованным взглядом, - Сложно, наверное, было? Это настоящий подвиг так поступить - взять на себя ответственность за этого щенка и постараться вернуть его к жизни!, - улыбнулась Вамп, - ты молодец...Хотя, я наверное тоже бы не бросила..., - но стоило ей подумать об этом, как сердце больно кольнуло. Хоть девочка и была слизеринкой, подобные картины вызывали у нее жалость.

Каледон Блэйт: *Кэл понял, что Вампиру тронул его рассказ. Но она начала расписывать какой он молодец и взгляд слизеринца наполнился жесткой иронией* - Молодец? Ответственность? Подвиг?- насмешливо переспросил он,- Вампира, мой отец волшебник. Я вырос в мире волшебства. Что для меня взять какого-то щенка? И что стоит волшебнику вылечить какой-то перелом? Не глупи,- хмыкнул Каледон и начал медленно двигаться вдоль стены,- Даже для обычного человека это не подвиг, а уж для мага то.. Ладно, видишь это?- Слизеринец указал на одну из фресок,- Это так называемая Долина Мертвых, в Египте, здесь отец нашел старинный кувшин, если в него попадает отравленный напиток, он сразу меняет цвет и становится черным,- Каледон двигался дальше,- А вот это Шотландия, остров Скай, видишь развалены? Их почти не видно, вон те камни,- мальчик указал на конкретное место на фреске,- Под ними был тайник, а там мы нашли заколдованный медальон.. На нем было очень сильное проклятие и отец чуть было не навлек его на себя..,- Блэйт подошел к следующему изображению,- А это Венгрия.. Очень красивая страна.. Вот эти горы называются Драконьими, люди верят, что когда-то на их вершине обитали драконы,- Каледон улыбнулся уголками губ,- Это неправда. Мы не нашли никаких следов драконов, зато нашли... *Каледон все говорил и говорил.. Он переходил от одной фрески к другой, увлеченно рассказывая о своих путешествиях и об артефактах найденных в самых различных местах. Наконец он остановился и посмотрел на Вампиру* - Не слишком много информации?- насмешливо спросил он- Готова позировать?

Vampira Sammet: - Да..прости, забываюсь, - невинно улыбнулась Вампира, - Иногда забываешь о том, кто ты есть на самом деле...а колдомедицина - чудесная вещь.. "Глупая! Неужели на тебя Блэйт так действует, что забываешь все на свете?", - иронично подумала Вампира. Слизеринка двигалась от фрески к фреске за Каледоном и впитывала в себя полученную информацию. Ей было интересно все, что рассказывал слизеринец, ведь что видела Вампира? Свое поместье, смерть родителей и домишко Рогдэла... - Как здорово.., - шепотом произнесла она и посмотрела на слизеринца, - Ты так много видел...Я даже завидую Вам, мистер Блэйт!, - хихикнула, - Да готова, - улыбнулась, - Жду Ваших указаний )

Каледон Блэйт: *Каледон подошел к одному из стульев и поднес его ближе к мольберту* -Садись,- произнес он,- Можешь делать что хочешь,- улыбнулся,- Только поглядывай иногда на меня. *Блэйт подошел к мольберту* "Так сейчас основное, а краску наложу потом"

Vampira Sammet: *Вампира пошла вслед за Каледоном и уселась на стул* - Поглядывать?, - хитро спросила девушка, - Я думала ты привык, что я обычно в глаза смотрю..., - говорила Вампира и пристально смотрела на Каледона, который в свою очередь рассматривал мольберт, - Глаза ведь зеркало души...взгляд завораживает..., - приглушенно говорила девушка, а потом замолчала.

Каледон Блэйт: - Да ты права,- сказал Каледон,- Думаю для твоих глаз надо использовать масляные краски с лессирующим пигментом, они лучше передадут глубину,- Блэйт быстро наносил штрихи, и на полотне медленно появлялись овал лица, и его черты,- Когда портрет будет готов, ты будешь как живая,- мягко улыбнулся,- Будешь двигаться и улыбаться. "И только мне.."

Vampira Sammet: *Вампира завороженно наблюдала за действиями слизеринца, хотя за мольбертом было почти ничего не видно. Слизеринка смотрела на сосредоточенное лицо Каледона и улыбалась уголками глаз. Слизеринец сосредоточенно смотрел то на мольберт, то на Вампиру* - Правда?, - весело переспросила Вампи, - Хотя да, мы волшебники, в нашем мире даже портреты волшебные, - улыбнулась, - А чем там лучше рисовать мои глаза, этого уж я не знаю...Я же не художница, а музыкантка, - лукаво, - И часто ты рисуешь? "Еще один чудесный вечер в копилке чудесных вечеров...."

Каледон Блэйт: - Не часто,- ответил Каледон,- Экспедиции, сама понимаешь. Написание картин требует времени, а главное вдохновения. Я должен любить, то что собираюсь изобразить. Если конечно хочу, что бы картина удалась. *Блэйт занимался любимым делом, и думал как же так вышло, что он забросил живопись. Конечно постоянные экспедиции... Да и вдохновения действительно не было* "Удивительно как комната угадала мое желание. Я даже сам не знал, как соскучился по живописи" - А ты когда-нибудь позировала для портрета?- спросил он.

Vampira Sammet: - Я тоже не часто играю на инструменте, - выдохнула, - Вернее, совсем можно сказать не играю. Один раз приходили сюда с Миралиссой и удалось сесть за инструмент, а так..., - пожала плечами, - Что же тебя так вдохновило в этот раз?, - хитро, - Столь прекрасная...комната?..Впрочем, если комната предстала перед тобой именно такой, значит ты хотел именно этого, - кивнула, - Да, пару раз. Рогдел...он занимался живописью. Чудесные были картины, жаль, ушли вместе с ним.., - хмыкнула.

Каледон Блэйт: - Да меня вдохновил вон тот стул,- усмехаясь произнес Каледон. *Он сделал шаг назад и посмотрел на свою работу. С холста на него смотрело лицо Вампиры, в обрамлении густых волос. Но набросок не мог передать глубину ее чудесных глаз, нежность ее кожи, и алый цвет губ* "Ничего, вот закончу, и он будет прекрасен.." *Каледон снял холст с мольберта и посмотрел на Вампиру* - Идем?- произнес он,- Я закончу сегодня ночью, в своей гостиной.

Vampira Sammet: - Идем, - поднялась со стула и кивнула Каледону, - Куда идем? Вернее, к кому?, - улыбнулась и направилась к выходу.

Каледон Блэйт: - Ко мне в гостиную,- ответил Кэл. *Вампира вышла из комнаты. Блэйт последовал за ней. Как только он оказался в коридоре, дверь за его спиной исчезла, как будто ее никогда и не было* "Надеюсь я еще вернусь сюда" - Я бы предложил тебе руку, но..- Каледон слегка приподнял холст, который держал двумя руками. *Слизеринцы направились в подземелье* ----------------> Гостиная Каледона Блэйта

Джулия Скинет: Джулия ходила по коридорам Хогвартса.Она искала так называемую Выручай-комнату. Девочка повернулась к пустой стене и ничего в ней не увидела. Она подумала что очень хочет в Выручай комнату. Вдруг прямо перед ней появилась дверь. Джулия вошла в огромную комнату там все было не так как она думала, но все же было уютно. Она подошла к креслу и присела туда.

Миралисса де Нот: Миралисса давно хотела наведаться в эту комнату. Сейчас она была похожа на средневековый спорт зал. Всюду снаряды, спорт-инвентарь. Все было в коричневых тонах:после того, как она разочаровалась, комната больше не становилась зеленой. Девушка увидела именно то, что желала. Посреди комнаты была мишень, а возле нее лежали кинжалы. - Что-ж, буду учиться, - сказала она и притронулась к одному из кинжалов.

Melanie Sammet: Мелани бродила по замку в поисках уединения. В атмосфере витал аромат предстоящего праздника, хотя у Мэл настроение было отнюдь не предновогоднее. Девушка хотела подальше спрятаться от суеты, и поэтому ноги автоматически принесли ее сюда, на 7 этаж замка. На удивление, дверь, ведущая в Выручай-комнату уже виднелась на стене. Такое было впервые и Мелл удивилась, чтобы это могло значить. Слизеринка потянула на себя тяжелую дверь и шагнула внутрь. Комнаты выглядела, как старинный спортивный зал. Все здесь была в коричневых пастельных тонах, ничего яркого, а зелеными слизеринскими цветами даже не "пахло". "Такое ощущение, что комната явно открыта не для меня...Но мне же она открылась...значит..." Мелани заметила посреди комнаты знакомую слизеринскую мантию. В фигуре Мэл узнала свою сокурсницу - Миралиссу де Нотт. Поначалу Мелл почувствовала не удобство - Мира была чем то занята, и наверное, тоже искала уединения со своими мыслями, но всеже Мелани пересекла комнату, надеясь, что стук каблучков предупредит Миру о ее появлении и остановилась в нескольких шагах от слизеринки. - Мира, здравствуй..Не помешаю? Я не думала, что застану тебя в этой комнате, - тихо заговорила Мелани, дабы не нарушать почти идеальную тишину - ее рассекал только звук летящих кинжалов.

Миралисса де Нот: Мира узнала, что в комнате есть еще кто-то сразу, поэтому не удивилась, что к ней подошли и что-то спросили. Удивительнее было то, кто спросил. Мелани Саммет. - Ничего страшного... - сказала она. - А я вот учусь кинжалы метать. В подтверждение этих слов она метнула кинжал в мишень. Тот застрял в самом краю ее. Мира притянула его назад с помощью палочки. - Видишь, не получается пока. Нужно слабже кинуть, - девушка говорила абсолютно меланхолично, без эмоций. Она очередной раз кинула кинжал. На троечку. - А у тебя как дела? С кем на бал идешь?

Леди Элизабет Эсхолд: >>Большой зал. Новогодний бал 2009-2010 (продолжение)>> Леди Эсхолд чинно вошла в Выручай-комнату, за ней - Виктория Луис. Комната превратилась на этот раз в огромную гардеробную. - Ну что же, мисс Луис, давайте подберём Вам платье... - произнесла девушка и скрылась за вешалками. Из-за них то и дело слышалось: "Это не то, это тоже не то..." Минут через десять она вынырнула с несколькими платьями в руках. - Мисс Луис, я подобрала Вам несколько платьев. Выберите и примерьте.

Виктория Луис: *Вика шла за попутчицей и пришла в комнату, которая была большой гардеробной. Леди Элизабет оставила её и скрылась за вешалками, Вика нервно покусывала губу, а вдруг это какая-нибудь злая тетя? Но нет, тетя бы сразу убила. Но вот из комнаты вышла «злая тетя» и предоставила Ви платья.* - Мне больше всех нравится первое – Виктория улыбнулась и пошла в глубь комнаты, переодеваться и что-то себе бубнить.

Леди Элизабет Эсхолд: - Достойный выбор! - похвалила миледи когтевранку с лёгкой улыбкой, которая тут же исчезла. Хоть какое-то занятие, уже хорошо... - размышляла девушка, пока Виктория переодевалась. - Интересно, а платье подойдёт ей по размеру? - задумчиво спросила леди Эсхолд у комнаты вслух. Пришла уверенность, что подойдёт, а чутьё редко подводило миледи.

Виктория Луис: *Вика наконец переоделась, только вот не знала как она выглядит. Где же тут зеркало? Говорила она сама с собой, со стороны её спасительницы слышался какой-то вопрос, но Ви все равно его не поняла. Она так и не нашла зеркала, решила не тянуть и вышла из темного угла. - Эм…вот так получилось…- задумчиво произнесла Виктория, и стала ждать оценки автора.

Леди Элизабет Эсхолд: Виктория вышла из-за вешалок. Леди Эсхолд окинула её придирчивым оценивающим взглядом. - Платье сидит прекрасно! Тем более, что Ваши туфли, мисс Луис, идеально к нему подходят. Но вот кое-чего не хватает... Причёска не совсем бальная. Садитесь, мисс Луис, - миледи кивнула на взявшийся из ниоткуда стул. Стоило когтевранке сесть, как пальцы девушки тут же стали что-то делать с её волосами. Благо, причёски делаются быстро... Особенно они делались быстро в руках миледи. Через полчаса причёска Виктории Луис была готова. Она была сложна, аккуратна, ни одного волоска не выпирало. И всё это было сделано без помощи каких-либо закрепляющих средств. - Ну а теперь, мисс Луис, Вы можете взглянуть на результат, - произнесла леди Эсхолд и внезапно прямо перед когтевранкой появилось зеркало.

Виктория Луис: *Не успела Вика выйти, как сразу её усадили, конечно, ей была приятно, что ей сделали комплимент. Но ей стали менять прическу, но она не хотела менять прическу, она только решила возразить, но уже метаморфозы начались у неё на голове. Она сидела, разглядывала свои руки, ноги, наконец с её головой все было кончено, и перед ней появилось в зеркало. Ви чуть со стула не упала, она не верила что нё кучерявые волосы, которые все время торчали, и были пушистые так ровно лежали! - Да вы сделали чудо с моей головой! Надеюсь, вы потом расскажите как вы такое сделали? Но теперь Виктория задумалась кто была это девушка?...

Леди Элизабет Эсхолд: - Может быть, расскажу, а может, и нет... - таинственно ответила Элизабет и снова придала своему лицу ничего не выражающее выражение. - Ну а теперь, мисс Луис, нам пора вернуться на бал. Мы итак много времени тут потратили, - произнесла миледи и направилась к выходу из комнаты, попутно поправив маску. >>Большой зал. Новогодний бал 2009-2010 (продолжение)>>

Melanie Sammet: Идет ролевая! Просьба не вмешиваться. Вышли из большого зала. Мелани кажется, или в голове стало пусто? Кажется. На самом деле, просто исчез этот ужасный гул, который с силой давил на виски, в тисках сдавливал мысли и не давал дышать. Шум постепенно стихал, а когда девочки заглянули за угол - стих совсем. Казалось, каждая клеточка мозга вздохнула свободно - не нужно было больше выносить сие испытание - куча голосов, звуков, и прочего и прочего больше не лезли в голову через среднее ухо. Тишина. Слышится только звук каблуков. Ровный, удвоенный. Девочки шли нога-в-ногу, поэтому было сложно отличить сколько человек перемещалось сейчас по этому коридору. Шли молча. Видимо, каждая просто ушла в себя, забылась мыслями. Судя по напряженно-спокойному выражению лица Шарлины - она о чем-то думала. Быть может даже вела внутренний диалог с собой. Это было Мелани знакомо - ее альтер эго постоянно подавала голос. Спрятать ее было трудно, но Саммет научилась. На удивление, это эго молчало. Голова была пуста и Мэл потупила взгляд, не понимая, куда делась Вампира - обычно она никогда не упускала момента, когда слизеринка оказывалась в тишине и начала читать свои "нотации", наставляя на путь истинный. Естественно, ей пока не удавалось. Но Мелани и не хотела ее тревожить - слишком блаженно было это состояние когда ощущаешь только свои мысли. Вернее, Вампира - это и была же Мелани, только немного другая ее сторона. Более правильная и хорошая. Поэтому Мэл так старательно отделяла ее от себя и не называла собой. Кому-то это могло бы показаться странным, но такого было мироощущение и мировоззрение слизеринки Саммет. Наконец, знакомый коридор 7 этажа Школы. Знакомая стена заставила мысли сосредоточиться. "Позаниматься, нам надо позаниматься. Для этого нам нужна комната, нужна комната", - твердила сама себе слизеринка до тех пор, пока не увидела желаемую дверь. ДЕвочка посмотрела на ШАрлину и кивнула ей ,а потом скрылась за дверью. Комната выглядела вполне обычно. Светло и просторно. Стены окрашены в приятный, легкий ненапрягающий оттенок. Освещение искусственое, что не удивительно - за окном начало темнеть. Саммет хотела было в уме посчитать КЕО это комнаты, но не стала этого делать, решив, что радо сосредоточиться не на маггловских дисциплинах, а на невербальной магии. Слизеринка кинула сумку на одну из скамеек и обратилась к спутнице: - Пришли. Знаешь, я книгу читала уже много раз, так что.., - протянула книгу когтевранке, - Почитай. Это самоучитель. Вполне доступный и легковоспринимающийся в плане информации, - улыбнулась и присела на скамью, - А я пока соберусь с мыслями и постараюсь сосредоточиться. Мелани выудила из-за пазухи мантии волшебную палочки и крепко сжала ее в правой руке, а потом начала разглядывать. В памяти тут же всплыло поместье на окраине Испании, и прадедушка, которому принадлежала эта палочку. Палочки редко передаются по наследству, но в случаи Саммет это как раз такой случай. "Не волшебник выбирает палочку, а палочка волшебника", - пронеслась мысль в голове слизеринки. Так и получилось - палочка выбрала Мелани Дарси Эйлен Саммет. И, надо заметить, еще ни разу не подводила свою хозяйку. Даже патронуса вызывала удачно. На лице Мелани появилась легкая улыбка. В этой улыбке было что-то странное, загадочное. Такая улыбка была характерна только двум людям на Земле - Саммет и ее матери. Ну, теперь уже только одной - Саммет. Краем глаза Мэл наблюдала за Шарлиной, ожидая, когда у той наступит "готовность номер один".

Шарлина Квик: Шли и шли...Две девочки шли по школе. Молча. Все семь этажей были пройдены в молчании. Мисс Квик вела оживленную дискуссию с собой, а вот мисс Саммет...Загадка еще та. Шарлина продолжала разговор примерно до пятого этажа, а пото победила...или проиграла самой себе. Она сдалась и просто стала думать. Голоса из зала стихли давно, так давно, что голова когтевранки уже отдохнула от шума. Ей больше не надоедали суетливые первокурсники. Она шла и думала о чем-то своем. Далеком и непознанном. Красивом и в то же время обыденным. Шестой этаж. Как мисс Квик его ненавидит. За что? Ответ на этот вопрос не знает даже Джейн Уирлок, а она знает о Шарли все. Вот и когтевранка не знала. Она просто шла нога в ногу с Мелани и слушала стук каблуков. Размеренный и глубокий. Он гулко отдавался от стен. В голове промелькнула мысль, что сегодня была ее очередь убираться в комнате. Что ж...кажется комната № 19 как всегда отличится. Шарлина не была там весь день. Как она умудрилась встать в шесть утра и уйти в совятник писать письмо тоже было загадкой. Квик вообще весь день себе удивлялась. Сморозила чушь на уроке Заклинаний, пролила зелье на мантию Снейпа, чуть не схлопотала укус Пикси и в добавок потеряла три руны из набора профессора Ферре. Правда тот еще не заметил пропажи. "Я не виновата, они сами укатились" Прозвучало в ее голове. Она продолжала идти. Вот практически лестница на седьмой этаж. Мелани явно где-то далеко. Ее альтер эго наверно молчит. Обычно если они с Вамп спорят ее брови сведены иначе. Значит слизеринка попросту не в этой вселенной. С таким непринужденным молчанием девочки и подошли к Выручай-комнате. Мелани позвала когтевранку и та вошла в след за слизеринкой. Комната была светлой не смотря на наступающий вечер. Стены нейтрального цвета. Какого именно Квик так и не поняла. На удивление тепло и сухо. Хотя в замке немного холоднее и влажность другая. Саммет опустилась на скамейку, а Квик все еще оглядывалась. Все же миленько было тут. Не синяя башня конечно...Нет того камина и мягких синих диванов, нет книжных шкафов, нет бюста Ровены, к которому уже успела привыкнуть девочка. Но в то же время обстановка теплая и домашняя. Приятно проводить тут время. Замок всегда знает чего мы хотим. - Хорошо, сейчас займусь выборочным чтением. Когтевранка взяла книгу у слизернки и опустилась на скамейку. Девочка практиковала выборочное чтение. Что-то типа вылавливания самого главного из кучи текста. Получалось неплохо. -Минут десять мне понадобится.Девочка уткнулась в самоучитель и пробежала глазами введение. Все, что можно почерпнуть..."Глава первая расскажет вам об основах невербальной магии". Не густо, но приходится довольствоваться малым. Самоучитель только начался. Там явно много всего интересного. Пока Шарлина читала книгу Мелани продолжала рассматривать свою палочку, явно пытаясь сконцентрироваться.

Melanie Sammet: Мелани разглядывала и разглядывала свою палочку, в то время, как Шарлина углубилась в книгу. Ее взгляд быстро скользил по страницам - видимо, девочка пыталась уловить главную мысль, суть какого-то параграфа. Когда же книгу читала Мелани, то для себя она усвоила несколько вещей - нужно сконцентрироваться, четко представлять желаемый результат, отчетливо произносить заклинание в уме и при всем этом бороться с сильным желанием выпалить заклинание вслух. Последне казалось Мелани куда труднее остального - сосредотачиваться она могла, просто уходя в глудь своего сознание. Куда-то на задворки, где сидела Вампира. Отчетливо произносить заклинания в уме - тоже. Конечно, возможно, не настолько отчетливо, чтобы заклинание сработало, но ведь именно для этого она решила практиковаться. А вот бороться с желанием выпалить заклинание вслух. Казалось нереальным. Мэл всегда была уверена в своих действяих, когда произносила заклинания. Была уверена, что сработает. Произносила четко, но в тоже время размеренно, делая замысловатые взмахи. Но как теперь от этого отучиться и перенести все тоже самое в глубь себя? Заставить делать это Вампиру? Но этол как минимум глупо - Вампира всего лишь ее здравый смысл, который ворчит что-то где-то в глубине ее мозга. Заставиь ее работать заместо себя было нереальным, хотя бы потому что ее просто не было. Это была..формальность. "Вампи?", - позвала Мелани. Но ответа не было. Альтер эго забилась куда-то подальше, что слизеринка не могла ее достать. Саммет была уверена, что ее "второе я" сейчас сидит где нибудь в уголке и тихо ухмыляется. На лице появилось легкое раздражение и Мелани начала раздумывать над тем, какое заклинание попрактиковать в первую очередь. Явно, это должно быть что-то не сложное. Даже, вернее сказать, легкое. Мэл начала с усилием вспоминать заклинания, которые она проходила на первом курсе. "Акцио, алохомора, орхидеус, вингардим левиоса...", - судорожно в голове всплыли воспоминания первых занятий. "Так...что у меня получалось лучше всего..Хм, помоему, это была алохомора...из стандартной книги заклинаний..с нее и начнем". Мелани выбрала заклинание - alohomora. Но ведь нужно было что-то открывать. Мэл обернулась в поисках чего-нибудь подходящего. У дальней стены комнаты она заметила нечто, похожее на шкаф, только накрытое белой тканью. Мелл бросила взгляд на Шарлину, а потом поднялась со скамьи и направилась в другой конец комнатки, которая, надо заметить, была не такой уж и большой. Слизеринка подошла к большому шкафу и дернула ткань на себя. Полотно с легкостью упало на пол, а взору девочки предстал, как и предполагалось, огромный шкаф. Мелани дернула его за ручку - но дверь не открылась. Закрыто. - Alohomora!, - произнесла Мелани и направила палочку на замок. Дверь распахнулось и тут случилось то, чего она менее всего ожидала. Из шкафа выплыло что-то не определенно. Это было похоже на черную светящуюся сферу, от которой исходил холод. Все внутри сковало страхом. Мелани поняла, что перед ней боггарт. А чего Мэл боялась больше всего? Она боялась собсственного страха. А поскольку на данный момент, на момент появления существа девочка ни о чем не думала, то боггарт появился перед ней чем-то не определенным. Он явился Страхом. Оправившись от шока и заметив, что невольно отошла от шкафа на несколько шагов, отодвигаясь от Страха, Мелани улыбнулась и направила палочку на создание: - Riddikulus!, - раздалось шипение, как будто что-то лопается а потом сдувается и боггарт исчез. По телу снова разлилось блаженное тепло и спокойствие, а потом последовало следующее заклинание, закрывающее дверь - Coloportum! "Ну вот, теперь открыть ее сможешь только ты. Надеюсь, Шарлина найдет еще такой же шкаф?" Мелани снова приблизилась к шкафу и сжала палочку. Она пыталась сосредоточиться, представляла себе то, что заклинание работает. Правда, в сознание лез появившийся боггарт, что начало раздражать слизеринку. Усилием воли она откинула неприятную картину и начала упорно повторять про себя заклинание: "Alohomora! Alohomora". - и так еще несколько раз но эффекта не было. Мелани боролась сама с собой, до тех пор, пока... " ALOHOMORA!", - выкрикнула Вампира из пелены сознания. Замок щелкнул, дверь приоткрылась. Правда, Мелани не могла понять - произнесла она его вслух или нет? Слишком громко крикнула Вампира. "Спасибо...", - прошептала она. "не за что. А теперь сама" И снова эта противная тишина в голове и ни единой мысли. Только шкаф, Шарлина, Мелани...

Шарлина Квик: Выборочное чтение - сокровище для Шарлины. Ведь ей пришлось бы читать эту книгу пару дней. Но смысл был выловлен...она его вытащила за уши из самоучителя и засадила в свою голову. Теперь там сидит понятие "Концентрация и упорство". Интересно, а мисс Квик долго сможет выносить присутствие смысла? Наверно долго. В конце концов ей будет не одиноко. Главной проблемой являлась концентрация. Как можно сделать это, когда с детства это умение отсутствует...практически. Шарлина вспомнила пример своей концентрации...Вечер, телое помещение, горячий чай...Более ничего девочка вспоминать не хотела. Точнее Квик не хотела, она придерживалась здравого смысла, а сама когтевранка опять упустила нить концентрации и поплыла в воспоминания. Отчаяно помотав головой и сказав себе, что так нельзя Шарли стала думать о заклинании, которое будет практиковать. Она сразу сузила круг поиска до пары первых уроков. Это были единственные уроки, на которых Шарлина присутствовала. На остальных была только мисс Квик, собственной персоной так сказать. "Так...думай, Квик, думай....Все, что лезло в голову - акцио. Это заклинание когтевранка использовала редко, но получалось у нее отменно. Твердо решив, что будет практиковать манящие чары, девочка задумалась на чем же будет это делать. Тем временем Мелани решила, как стало ясно позднее, попрактиковать алохомору. Слизеринка уже успела обзавестись шкафом. Причем не простым. Девочка еще и с боггартом повстречалась. Угораздило же. Но мисс Квик завладела разумом когтевранки и потащила ее к столику в противоположном конце комнаты. На столе лежали предметы. Перья, чернильницы, а рядом куча подушек и большое кресло. На этот раз Шарлина утащила мисс Квик в кресло. Девочка начала рассматривать перо. Красивое и изящное. Потом перевела взгляд на палочку. Такая же как и перо...Ну практически. Шарлина крутила ее в руках, но потом остановилась и начала концентрироваться. Получилось. Она думала только о том как произнести заклинание четко, но при этом не вслух. Когтевранка решила начать. Она сделала глубокий вдох. "Accio перо.... Перо не двинулось. Шарлина повторяла попытку снова и снова. Мысленно продолжая призывать перо. Результат один. Голова закипела, а перо не сдвинулось и на миллиметр. Лина решила, что нужно отдохнуть...Тунеядка из нее еще та. Она откинулась на кресло и закрыла глаза. Девочка не спала. Она пыталась что-то понять. Мыслями она была далеко в своем подсознании. Вот какое-то дерево...Стоп. Откуда в подсознании дерево? Видимо у второкурсницы совсем поехала крыша. Она отправилась в странствие по подсознанию дальше и быстро забыла про дерево. Что-то сверкнуло вдали...Что-то яркое. Шарлина пыталась понять что происходит у нее в голове. Понять саму себя. "Квик...ты сходишь с ума." "Попробуй..." "Что?" "Попробуй вызвать перо..." "Что, стоп, я что спорю с собой?". Девочка решила, что себя надо слушать и не открывая глаз сказала про себя "Accio". Глаза пришлось открыть. Перо лежало на ее коленях. Она поморгала, но оно осталось. Девочка поняла, что в глубине своего подсознания нашла концентрацию. Она знала, что еще раз врятли сможет сделать это. Слишком тяжело достичь концентрации. Она не унывала а напротив продолжила попытки. Но правда мозг опять наровил убежать. "Accio/ Все еще звучало в ее голове. Она не могла позволить тишине захватить ее мозг.

Melanie Sammet: "Вамп? Вамп ну ответь пожалуйста. Ну Вампир, ну хватит прятаться, я же знаю, что ты там. Ты ведь никуда не могла деться. Уф...", - Мэл тщетно пыталась позвать Вампиру, а тишина, царившая в сознании, пугала и настораживала. Никогда прежде Вампира не отгораживалась от Мелани столь сильно и надолго. Слизеринка недовольно выдохнула и решила, что нужно попрактиковать заклинание снова. От альтер эго помощи ждать не приходилось, ибо она, похоже была на что-то обижена. "Что ж, тогда пустота в голове мне на руку. Пустоту всегда можно чем-то заполнить, а заполню я ее..." Слизеринка отошла от шкафа чуть дальше, чтобы усложнить себе задачу и направила на него палочку. Во взгляде была легкая агрессия, самоуверенность и сталь. на этот раз подсознание не вылезет с помощью, во всем нужно полагаться на себя. "Что ж, Саммет, действуй". - сказала Мелани сама себе и начала мысленно произносить формулу. "Аlohomora!", - но нет, шкаф все так же закрыт, - "Alohomora!!", - и снова нет. Мелани фыркнула, качнула головой и опустила палочку. "Саммет, вспомни, как выкрикнула заклинание Вампира, и как мямлишь его ты..." не думать. Не думать ни о чем. Только о заклинании. Концентрация, напор, уверенность, осознаность, нужда... "ALOHOMORA!!" , - палочка взмыла ввысь, рассекая воздух замысловатым жестом, а в голове отчаянно билось заклинание. С такой силой, что виски сдавило, а в голове образовался шум, и закружилась, будто, пыль. Сквозь этот шум Мелани услышала, как щелкнула замок. Сфокусировав взгляд на шкафу слизеринка увидела, что дверь распахнута настежь. "Получилось!", - выдохнула она про себя и посмотрела на Шарлину, которая вполне удачно тренировала Манящие Чары. Слизеринка улыбнулась, довольная собой - открыть дверь невербально получилос ьеще около пяти раз. Это достаточно вымотало девочку, а голова разболелась. Видимо, сконцентрироваться снова не получится, хотя с каждым успешным разом заклинание подавалось легче. Мэл обернулась по комнате, надеясь найти еще какое-нибудь занятие. Что-то стояло около окна. На столе, занесенным пылью. Это что-то было накрыто таким же белым полотном, какое Мелани сдернула со шкафа. Девочка уверенно направилась к столу, стараясь не громко стучать каблучками, ибо не мешать мисс Квик. Очень скоро она пересекла комнату и занесла руку над полотном. "Не надо...", - раздался приглушенный голос Вампиры. "Вамп, ты вернулась!". "Не надо...", - снова повторила она. Надо заметить, зря Мелани пыталась отговорить саму себя сдернуть полотно. Это еще больше подстрекнуло ее и она резким движением сорвала ткань. Это была клетка. Клетка, шаткая и старая, наполненая пикси. Существа тут же пришли в оживленное движение и повалили клетку на пол. Мелани отступила назад, схватила полотно и хотела накрыть им клетку, но было поздно. Дверца распахнулась и пикси вылетели наружу. Они подхватили какую-то старую вазу, которая стояла неподалеку от шкафа, у которого практиковалась Мелл и полетели в сторону Шарлины, которая сидела с закрытыми глазами, видимо, пытаясь сконцентрироваться. Мелани хотела окликнуть девочку, но крик застрял в глотке и та рванула к когтевранки. К счатью, она оказалось около скамьи, где сидела девочка, довольно быстро и, схватив Лину за рукав мантии, дернула ее на себя. Книга и перо упали на пол, а Шарлина подалась за Мелани - отлетела в сторону. Мэл еле удержала равновесии и Шарлину на ногах. Секундой позже на той скамье, где только что сидела когтевранка оказались осколки антикварной вазы. Мелани хотела что-то сказать Шарлине, но не успела - пикси продолжали свои шалости. Одна вцепилась в волосы Мелл, а другая пыталась стащить мантию с когтевранки. Палочка Мелани осталась в другом конце зала, где покоилась разбитая на маленькие кусочки ваза, в которой томились пикси. Палочка Шарлины была чуть ближе - под скаьей. Видимо, девочка выронила ее, не ожидая налета Мелани. Слизеринка метнулась к палочке когтевранки и поморщилась от боли - пикси все еще крепко деражала копну ее волос. Из глаз брызнули слезы, но палочка таки оказалась в руке. - Accio волшебная палочка!, - выпалила Саммет, решив, что сейчас не время практиковать невербалку. Родная палочка оказалась у юной волшебниы и она протянула Шарлине ее палочку. Шарлине, котора отбивалась от пикси, которым уже почти удалось стащить с нее мантию. "Peskipiksi Pesternomi", - но стоило Мелани лишь прокрутить в голове нужное заклинание, которое она уже собиралась произнести вслух, как все пикси замерли и затихли. Формула сработала. Мелл во все глаза уставилась на зависшией в воздухе существа, а потом на Шарлину - может быть она успела сказать заклинание вслух? но нет, ее голоса не было. "Вамп?", - позвала Мелани. "Я тут не при чем...", - ответила Вампира и Мелани показалось, что будь она человеком - улыбалась бы, - "Ты сама. У тебя получилось" Мелани еще раз окинула взглядом комнату. Единственная вещь, куда можно было вернуть пикси - клетка - валялась в ужасном сломанном состоянии в другом конце зала. А полотно было разодрано. Слизеринка посмотрела на Шарлину и виновато улыбнулась: - Прости..Надо бы починить клетку и полотно и загнать туда Пикси, пока они не ожили..., - девочка передернулась от мысли, что эльфы снова оживут, а потом оценила взглядом клетку. М-да, восстановить ее с помощью "Репаро" даже будет трудно. Наверное, логичнее было бы попытаться воздействовать на нее сразу вдвоем, но Мелл ждала реакции Шарлины.

Шарлина Квик: И все же это прекрасно. Тихие разговоры при луне, прогулки по школе, общение. Когда ты твердо можешь опереться на друга и довериться ему. Когда возникает взаимопонимание. Люди начинают лучше узнавать друг друга, доверять, мыслить на одной волне.В их разговорах присутствует философия, гармония, размеренность. Фразы плывут по течению. Течению разговора, словно реки, реки, где нет волн. Спокойная река без искревленного пути. Отсутствие водоворотов и подводных камней. По такой реке можно плыть вечно...Наслаждаясь обществом друга... Мысли - это бездонная пропасть, из которой порой не выбраться. В которую легко сорваться, но на дне тебя не ждет инструктор, который поможет из нее вылезти. Да и дна-то эта пропасть не имеет. В мыслях у человека есть только он сам. Его второе или единственное "я". "Ммда...хорошо философствуешь, Лин."Такой вердикт был вынесен Шарлине. А вынесла его никто иная как мисс Квик. Спокойная и размеренная натура, коей Шарлина бывала только в минуты превосходства мисс Квик. "Сама отдохнуть...ладно,я отдохнуть хотела...Но философствовать ты сама начала". Девочка не захотела вести диалог сама с собой. Она решила вернуться к практике заклинания. Опять пыльный стол. Легкое перо, лежащее на нем. За спиной Саммет, которая уже минут тридцать щелкает замком шкафа. Видимо у нее дела обстояли лучше чем у когтевранки. Девочка сделала вдох и продолжила занятие. Она уже поняла, что лучше всего у нее получится с закрытыми глазами. Второкурсница так и продолжила сидеть с закрытыми глазами и молча манить к себе перо. Так наверно она и просидела бы вечность но мысли опять заволокли ее. Она приоткрыла глаз и увидела Мелани, идущую к чему-то странному. Но решив, что про интереснее Шарлина продолжила свое дело. Что-то упало и громко покатилось. Шарлина не предала значения шуму, а зря. Через нсколько секунд, а именно через тридцать, Лину схватила Мел и уволокла куда-то. Мисс Квик пропала и Шарлина по-праву стала носить свою фамилию одна. Огромное количество Пикси летали по комнате. Только сейчас девочка поняла, что слизеринка выпустила эльфов. Шарлина была спасена Мелани. На скамейку, где сдела когтевранка, только что упала большая ваза. Невольно Лина вздрогнула от мысли, что ваза могла упасть на нее. Но времени думать об этом небыло. Шарлина увидела, что Пикси добрались до них. Они схватили Мел за волосы и начали дергать со всей силы. Шарли начала искать палочку в кармане мантии. Пусто. Но панике девочка не поддалась и стала искать ее глазами. Видимо она выронила ее при бегстве со скамейки. "Вот!!!". Крик раздался в голове когтевранки. Она хотела дернуться под скаью, но Пикси решили и над ней пошутить. Они схватили ее за мантию и стали "вытряхивать" девочку из нее. Шарлина посмотрела на Мелани. Девочка тоже увидела палочку когтевранки. Ей было ближе и Мел рванула под скамью. Шарлина даже испугалась. В глазах слизеринки блеснули слезы, а волосу были так натянуты, что если слегка провести по ним режущим предметом...прощай шевелюра. Но Саммет завладела палочкой Квик. Она повернулась и позвала свою палочку. Та мгновенно вернулась к хозяйке, а палочка Квик была передана ей. Шарлина была на втором курсе и заклинание против Пикси они должны были пройти через два урока. Вя надежда была на третикрусницу слизерина, которая проходила это в том семестре. Мелани стояла с отчаянным, полным напряжения лицом. Тем временем сама когтевранка уже практически лишилась мантии. Ее действительно вытряхивали из мантии. Девочка хваталась за края, пытаясь спасти мантию. Пикси хихикали и продолжали развлекаться. Шарлина увидела, что сзади к Мел подлетали два эльфа и хотели ударить ее чем-то по голове. Только когтевранка хотела что-то сделать...Пикси замерли и повисли в воздухе. Прекрасная картина. Шарлина тут же сняла с мантии эльфов, которые застыли вцепившись в нее. Слизеринка стояла спиной к когтевранке и не двигалась. Только Лина хотела окликнуть Мел, как та повернулась. Девочке стало все понятно. У Мелани получилось. Она невербально не только произнесла заклинание, но и спасла их от эльфов. "Молодец Мелани...просто молодец"Промелькнуло в голове когтевранки. Она подошла к Мелани, думая куда бы спрятать Пикси. -Ничего...Спасибо, что обезвредила их.Девочка улыбнулась обеспокоенной слизеринке. -Да, нужно наверно починить клетку....Шарлина окинула ее взглядом. - Может вдвоем попробуем, ну двойное воздействие и все такое.... Девочка направила палочку на клетку.

Melanie Sammet: Забавная картина предоставилась бы сейчас чужим глазам, зайди кто в эту комнату. В воздухе, в облаке поднявшейся пыли, витают парализованные пикси. Мелани, полными ошарашения глазами и сжимая палочку в руках, с чуть приоткрытым от удивления ртом, стоит на полу и разглядывает этих самых Пикси, плавающих по воздуху. И только Шарлина, более менее живая, рассматривает свою мантию, видимо, оценивания нанесенный ущерб. Мелани медленно развернулась на 180 градусов и заметила двух пикси, которые зависли над ней с какой-то дощечиной в лапках. Видимо, эльфы собирались отключить слизеринку и та, осознаво все, что могло случиться, мысленно поблагодарила Салазара, Ровену, Годрика, Хельгу, Мерлина и Моргану за то, что невербальное заклинание таки ей удалось. "Получилось...получилось...", - это слово отбивалось о стенки сознания, как мячики-попрыгунчики об пол. Кровь пульсировала в висках, а Мелани чувствовала сильный прилив бодрости. Это было похоже на выброс адреналина. Еще бы, такая непредвиденная ситуация, из которой чудом удалось выбраться живыми. Мелани никогда не любила Пикси, и помнила тот злосчастный урок по ЗОТИ, когда они проходили заклинание, способное остановиь этих бешенных существ. "Много наших тогда "полегло"", - иронично подумала Саммет, помня, какой ущерб был нанесен классу во время урока и то, в какой панике дети пытались найти выход из кабинета, отбиваясь при всем этом от назойливых существ. Что ж, похоже пришло время придти в себя. И желательно сделать это раньше, чем сделают тоже самое Пикси. Клетка выглядела полной безнадегой и Саммет не особо рассчитывала ее починить. Однако, Шарли словно ее мысли прочитала и озвучила вслух то, что на клетку нужно попробовать воздействовать вдвоем. Мэл кивнула когтевранке и направилась к кусочкам изманьяченной "тюрьмы для пикси". - Да, ты права, давай попробуем вдвоем, - приблизилась к клочкам металла и подождала, когда рядом окажется когтевранка, а затем занесла палочку и сделала незамысловатый жест, произнеся при этом формулу, которая должна была, да и сработала впрочем, безотказно: - Reparo!, - в один голос огласили "приговор" девочки и клетка, приняв свою прежнюю форму, приземлилась на столик. Туда, где и стояла. - А теперь..Пикси, - произнесла Мелл и подняла взгляд под потолок, - Нет особого желания прыгать под потолок, чтобы их достать.. Поэтому придется их леветировать, - выдохнула, а потом поспешно добавила, - Желательно, не применяя невербалку. Они должны оказаться в клетке раньше, чем придут в себя. Шарлина была солидарна с Саммет и поэтому уже в следующий миг девочка бегали по комнате, очарорывая одну пикси за другой и отправляя их в клетку. Когда в воздухе не осталось ни одного эльфа, Мелани напрвила палочку на дверцу "тюрьмы" и произнесла захлопывающее заклинание: - Coloportum! Фьюх, теперь они безопасны, - слизеринка отошла к шкафу, подле которого растилалось белое полотно накинула им клетку, в которой Пикси начали потихоньку оживать. Но как только эльфы были накрыта тканью, они снова успокоились и все вернулось на круги своя. Что делать дальше? продолжать практиковаться или покинуть помещение, разбежаться по своим Домам? Мелани не знала. Да и устала она порядком - невербальные заклинания, которые получились у нее несколько раз, изрядно вымотали и голова начала болеть. Девочка опустилась на скамейку, закинула ногу на ногу и одной рукой подперла щеку ,а потом посмотрела на Шарлину: - Чем предпочитаешь заняться дальше?, - слизеринка предоставила ей выбор дальнейших действий. Саммет еще раз окинула взглядом комнату, словно оценивая нанесенный Пикси ущерб. Что ж, не считая того, что всюду лежали осколки старинных ваз, все было почти безупречно. Ну еще обои ободраны в нескольих местах, люстра вот-вот отвалится, и побелка, словно дождь, сыплется с потолка в несколких метрах от волшебницы. А в остальном - полный порядок.(ирония))

Шарлина Квик: Шарлина осматривала свою мантию. Вся драная. Нашивки Когтеврана лежали на полу. Мантия была порвана в трех местах и по всему ее "периметру" были следы когтей эльфов. До этого девочка и не могла предположить, чт у пикси есть когти. Однако было забавнее думать том, как когтевранка пойдет в свою башню в таком виде. Девочка задумалась, но посмотрев на Мелани поняла, что не одна такая. Волосы слизеринки были похожи на гнездо. то огроная компан "веток", которые птицы насобирали где-то в лесу и сплели из них нечто круглое. Шарлина невольно улыбнулась. Слава Мерлину Мелани этого не видела. Девочка не хотела с ней ругаться. Правда и понимала, что сама выглядит сейчас не лучше Мелани. Да и с чего бы ей выглядеть лучше. Пикси продолжали висеть в воздухе и Шарли начал напрягать тот факт что зверьки могли в любую минуту ожить и кошмар начался бы заново. Ее мантия не смогла бы выдержать это вновь...да и волосы Мел тоже. "Да, теб определенно надо учится у Саммет. Вот смотри какая она...всех пикси разом "завалила". Вот и мадам "самая умная" вернулась. Мисс Квик отчаянно ругала саму себя за такую безалаберность. На ее глазах эльфы чуть не вырубили Мелани Саммет, а она и пошевелиться не успела...хороша...нечего тут больше говорить. Разборки "самой умной" с Линой нарушили слова Мелани. И слава Ровене. Сегодня девочки явно мыслели на одной волн. Судя по реакции слизеринки она уже думала над идеей, которую озвучила немного ранее когтевранка. Две студентки, направили свои палочки на клетку. Точнее сказать это была не клетка...это были "руины". Множество металлических деталей лежало на полу, а рядышком мирно покоилась белая ткань, которой явно была накрыта клетка. девочки посмотрели друг на друга при помощи еще одного сокровища человека - бокового зрения и одновременно достаточно громко и четко, как будто это была запись песни, которую переписывали до совершенства проговорили заклинание. - Reparo!Толи Шарлина вторила Мелани, толи Мелани вторила Шарлине. Разобраться в этом явно не мог никто. Итог все равно один. Клета как новенькая опустилась на свое место и была готова вновь встретить своих "жильцов" радушным заточением. Девочка огляделась в комнате. Пикси все еще парили в воздухе с тем ж выражением...мм...лица. "И все таки они очень милые...такие сининькие..."Шарлине явно было не посебе...или голова разболелась...сейчас разобрать было сложно, а скорее невозможно. Но это и не требовалось, разве что самой когтевранке. И тут Мелани снова пришла на помощь. Она вновь помешала Шарлине войти в философию. Слизеринка явно обладала какой-то проницательностью. Благодарная Мел, Лина стала помогать ей загнать эльфов в их новый...нет, скорее сарый "домик". Девочки даже повеселились. И справились с этой работой очень быстро. Клетка маленькая, но на удивление вместительная. Пикси было много и Лина не посчитала нужным их считать. Когда они закончили и Саммет торжественно закрыла дверцу клетки Шарлина наколдовала маленькую надпись "Осторожно, злые Пикси" и повесила на клетку. Бонально, но этого требовал здравый смысл,а именно мисс Квик. После этого когтевранка проследовала за слизеринкой на скамейку. Они устало опустились на нее. Девочка не знала чего сейчас хочет. Остаться или вернуться в синюю башню. Лицо Мелани было искажено усталостью. Видимо она тоже думала, что делать дальше. Глупо было продолжать тренироваться...они слишком многое пережили для таких занятий. Да и здравый смысл явно откланился и ушел во свояси. "А где обитает здравый смысл? Надо бы к нему в гости на чай зайти. Когтевранка опять улыбнулась. Эта улыбка была адресована пустоте. Такой назойливой и мрачной,но все же родной и спокойной пустоте. Тишина оглушала. Неужели она способна победить вновь? По всей видимости способна не только на такое. Явно она может свести с ума. Шарлина знала это не по наслышке. Она помнила то лето, в которое неделю провела у себя в комнате со словами "Мам, пап, я поем у себя" или ещ роще "Я не голодна" Тогда тишина и одиночество сводили с ума. Но правд в те моменты, в которые с Шарли небыло домашней библиотеки. Сначала собрания сочинений,потом большая полка с романами, потом книи о войне, фантастика...и все за одну неделю. Мысли Шарлиы опять оборвала Мелани и что удивительно - опять вовремя. Ее вопрос поставил когтевранку в тупик. Она не знала куда хочет. Сейчас она сидела и это было главным. - Дальше...Шарлина посмотрела на часы.- Если предположить, что на сегодня с нас хватитмисс Квик добавила "И на пару недель...месяцев вперед - Тогда бы я спустилась обратно в большой зал, выпила бы чашечку чего-нибудь теплого, заела печеньем и...и наверно отправилась на боковую.Когтевранка помолчала, обдумывая свои слова. - А ты как? Что бы ты предложила?Девочка была готова выслушать версии Мелани. Может слизеринка согласится пойти когтевранкой в большой зал, а может захочет остаться тут или сразу уйти в подземелья....а может что-то еще... -Правда нам бы что-нибудь с внешним видом сделать...Девочка задумалась и дожидаясь ответа Саммет, опять принялась философствовать.

Melanie Sammet: Восседая на скамейке, Саммет уже ни о чем не могла думать, кроме как о том, что кожу головы ужасно пощипывает, плечи болят от хваток пикси, а голова разрывается от боли, которую доставило напряжение, благодаря которому Мелл удались-таки невербальные заклинания. Казалось, что голова вот-вот треснет на множество маленьких голов Мелани. Хотелось сжать виски руками, ибо предотвратить, казалось, неизбежное рассыпание черепной коробки, но сил шевелить какой-либо частью тела не было абсолютно. И почему она так устала? Ах да, перед сражением с писки она же минут 40 щелкала замком, открывая-закрывая шкаф. Откуда, кстати, вырвался боггарт. Мелани это тоже прекрасно помнила. Да, насыщенный выдался денек. А ведь хотели просто безобидно позаниматься. Чтож, пятая точка Мелани всегда могла найти приключения на свою голову, слизеринка уже в этом убедилась на все 200 процентов. Хотя, рассчитыват сейчас вероятность чего-либо девочка тоже была не в состоянии и решила поберечь свой мозг от адских маггловских расчетов. "Мелл, и когда ты уже научишься меня хоть иногда слушаться?! Ммм? Я тут, между прочим, пытаюсь твоим здравым смыслом быть, удержать тебя хоть на грани того, чему тебя учил отец, а ты что? Кем ты стала, юная леди? Так ведь нас папа называл? Мм? Озорницей всея Хога? Саммет, опомнись уже, что ты вытворя..." "Ну Вамп, ну замолчи и не зуди. Ты же знаешь, что я не специально... Я просто хотела заняться благим делом - поучиться" "Учиться на леккция надо, а не спать! А спать надо ночью, а не ныкать зефир по всему факультету! Видел бы тебя твой отец... "Во-первых, НАШ отец. Во-вторых, видел бы он НАС, раз уж ты так отделяешь себя от меня. В-третьих, гуляй уже, раз что то не нравится. И... он нас не видит, и видеть не может!" Опомнившись от очередного спора с Вампирой, в котором не ясно кто больше обидился - Вампира на резкость или Мелани на упомянания об отце, Саммет обратила внимание на сидящую рядом Шарлину Квик. Да, видок у нее был еще тот - растрепанные волосы, порванная мантия... Лучше не перечислять все "симптомы". На одеревяневших ногах Мелани поднялась со скамби и отошла к дальней стене, где стоял комод с зеркалом. Страшно, конечно, было смотреть на саму себя в зеркало - но надо было. Ни царапинка на щеке, ни разорванная, так же, мантия, ни ноющие плечи ничто так не повергло слизеринку в ужас, как "воронье гнездо" на голове. К счастью, на столике оказалась расческа - конечно же, девочки же находились в Выручай-комнате, здесь всегда есть то, что нужно! Мелани схватила ее и через минут 15 волосы уже были в порядке. - На, держи, - Мелани протянула расческу Шарлине и лучезарно улыбнулась, - А мантии, по видимому, придется оставить здесь, - подытожила слизеринка, окинув взглядом плачевно выглядящие школьные формы. В целом, Мелани была счастлива - еще бы, провести такой вечерок в компании Шарлины! Ну и пусть, что на них напали Пикси - это было уже не важно, важно то, что они целы и не вредимы. ДА к тому же целый холодный зимний вечер скоротали. Когда еще выдастся такой день? Салазару известно. Хотя, все было в их же руках - когда захотят, тогда и выдастся. - Хм, тогда предлагаю спуститься в зал..., - Мелани закусила губу и прикинула, что время уже позднее - перевалило за девять и приближалось к десяти, - ...выпить чашечку чая и отправиться по Домам. А вообще, хороший получился вечер!, - радостно закончила Мелани, - Ну так что, идем?, - покосилась на дверь.

Шарлина Квик: День в целом прошел неплохо. Правда все более менее хорошее случилось уже вечером. Ну во-первых Шарлина провела вечер в компании Мелани. Во-вторых вечер был проведен с пользой и девочка научилась таки невербальным заклинаниям. И наконец...девочка нашла приключений на свою...голову. А для хорошего вечера Шарлины это были одни из главных критериев. Не считая конечно особых случаев. В общем, вечер затмил ужасный день и общая картина стала яснее. Но темные пятна были в частях картины, которые носят название "вечер". Рваная мантия, спутанные волосы и боль в суставах. Плюс Шарли сломала свою любимую заколку. И все же жизнь продолжалась. Когтевранка не хотеля куда-либо идти...она была готова сидеть на скамейке часами. Ну во всяком случае до утра высидеть она смогла бы и даже не заметила бы прошедшего времени. Что до Мелани, она сидела на скамейке не долго. Вскоре девочка встала и ушла к зеркалу. Видимо полную картину "разрушений" слизеринка поняла только у зеркала. Пару минут она смотрелась на себя, а потом взяла с тумбы расческу, слава выручай-комнате, и около двадцати минут расчесывала "гнездо". Когтевранка считала это гиблым делом, но Мелани справилась и настала очередь Шарлины. - Спасибо, Мелани. Ты наверно права. Наши мантии пали и следует оставить их тут. Девочка нехотя встала и подошла к зеркалу. Видок как и у слизеринки был еще тот. Примерно то же "гнездо", правда у второкурсницы больше пострадала мантия. Девочке потребовалось примерно столько же времени сколько и Саммет, чтобы привести волосы в порядок. Жаль заколка пала в сражении с Пикси. Она бы ей сейчас не помешала. Но чем грустить по тому, чего нет лучше продолжить то, что требуется сделать. В данном случае нужно было куда-то идти. Не будут же две студентки тут спать. - Пойдем. Девочка окинула взглядом комнату, повесила сумку на плече и вновь глянула на Мелани. А затем Квик и Саммет нога в ногу вышли из комнаты. Сделали они это так же аккуратно и красиво как пришли. Конечно по отношению к Пикси уход девочек был уходом по английски...но прощаться было опасно. --------->>>> Действие переходит в Большой зал.

Яська Блэк: РОЛЕВАЯ! ПРОСЬБА НЕ ВМЕШИВАТЬСЯ! ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ! *Яська неслась по коридорам. Мерлин, она когда-нибудь перестанет опаздывать/убегать от Филча/догонять первокурсников, в общем, носиться по коридорам? Был довольно ясный денек я коридоры освещались солнцем, заглядывающим в окна. Блэк занесло на повороте и она чуть не упала. На следующем повороте она чуть не вписалась в директора, чудом обогнув его на последних минутах. Вот он, седьмой этаж. Практически пустой, потому что подниматься сюда рискнет не всякий, тем более по блуждающим лестницам. Так, тут налево, ту направо.... Где же этот шушин портрет? Когтевранка резко затормозила, заметив что где-то слева промелькнул заветный портрет. Зря. Ноги поехали по полу и Яська грохнулась на бок, проехавшись по полу локтем. Гхырнувшись про себя, мародерка поднялась и фыркнула. Ну что сегодня за день? Прихрамывая, Блэк вернулась к портрету и встала спиной к нему. Что делать дальше, Яська честно не помнила. Уставившись на стенку она зажмурила глаза. Простояв так минуты три, Хвостатая приоткрыла глаз. Стена продолжала невозмутимо стоять. Еще минут 10 прошли в скакании рядом со стенкой и попыткой хоть что-то с ней сделать. Если бы стена умела разговаривать, она бы давно сама выдала тайну, устав он попыток Блэк. но бедная стена вынужденна была молчать. и Яська, пнув стену и взвыв от боли, осела на пол, прислонившись к ней, родимой. Вот придет Аска, она точно знает что делать. - вздохнула Яська и стала рассматривать свой разодранный локоть, в ожидании Астрид.*

Astrid Keehl: Астра, как и полагается юным аристократом, с расстановкой и толком оделась. Сегодня она была одета обычно, даже очень неприметно - не хотелось привлекать лишнее внимание. Она вышла из башни, спустилась по лестнице вниз и.....понеслась что было мочи. Она знала, что уже изрядно опоздала, поэтому мысль о том, что сделает с ней Яська, придала ей скорости. Маленькие каблучки ее звонко отбивали по каменному полу и, несложно догадаться, что минут через пять Розье уже стояла перед Блэк, нервно улыбаясь. Растрепанные от бега черные волосы Аст волнами распределились по спине. Девочка посмотрела на Яську, потом перевела удивленный взгляд на ее локоть и невольно усмехнулась. Признаться, выглядела та не самым лучшим образом. Нет, ну разодранный не понять обо что локоть шарма мародерке не придавал. Астра хихикнула совсем не аристократично, о чем тут же и пожалела. Нужно было что-то сказать и Розье, недолго думая, выдала: - Превосходный видок, Блэк, - улыбка ее была доброй, она ткнула пальцем, указывая на руку девочки, - это кто тебя так? Снова хохотнула и сделала самый невинный вид.

Яська Блэк: *Только Яська вспомнила Астрид, как та выскочила из-за угла. Розье встала по стойке смирно перед Блэк, улыбаясь. Мародерка заметила растрепанные волосы Астрид и ехидно улыбнулась. Видимо, не одна Блэк неслась по коридорам, боясь опоздать. А собственно куда опоздать-то? Яська усмехнулась и опустила голову, скрывая усмешку. Когда-то давно мародерка вывесила на своем шкафу табличку "мародерковедение". Но кто знал, что безобидная шутка обратится в настоящие курсы. Ну так Астрид знает, как уговорить вредную бабульку. Блэк подняла голову и с улыбкой посмотрела на Розье. Пауза затягивалась, две девочки нервно хихикали и это грозило перерости в массовую истерику. Наконец, Аска заговорила.* И у тебя вид чисто аристократический.*не осталось в долгу Яська*Локоть? Ох, это целый детективный сериал, где злобный и страшный пол напал на бедную и беззащитную когтевранку.*Мародерка улыбнулась, обнажив верхние клыки, с надеждой, что может Ас еще откажется от своей затеи?* Аска, помоги бабуле уже встать, а то у меня тут была неравная борьба со стенкой... И вообще, где ты ходишь? Я тебя уже тут полчаса жду!*о том, что Яська опоздала сама, она, конечно, промолчала. В конце концов, она учитель, ей положено. Блэк протянула руку, в ожидании помощи от Розье.*

Astrid Keehl: Поправив спутанные волосы, которые вида Аст не придавали, она мерзко улыбнулась Яське. Она ненавидела, когда над ней смеялись, но этой когтевранке она все прощала, хотя обычно малейшая провинность могла привести к "вылету" из "списка друзей Астры Розье". Список этот имел особенность постоянно меняться, по мере поведения в нем состоящих. Она вычеркивала всех, кто сказал не то, либо то, но что не понравилось Розье. Да, она была противной девчонкой, но можно ли ее судить? Ведь ей всего двенадцать. Аст посмотрела на Блэк глазами, полными то ли сочувствия, то ли насмешки. Чувства разные, да, но в глазах когтевранки они переплетались очень тесно. Мародерские курсы обещали быть интересными, веселыми и очень мародерскими. Надо же уже, наконец, научиться жить себе в радость, нет? В последнее время Астра страдала апатией, мрачно ходила по Хогвартсу и "сосала" энергию из товарищей. Ее бледная кожа сделалась еще бледнее, девочка похудела, ведь она совершенно ничего не ела в Большом Зале. Только изредка, когда уже совсем было невыносимо, она заливала в себя кубок тыквенного сока. В общем, Розье медленно, но верно затухала, сохла... "Слушай, прекрати уже ныть. И..." - воззвал к ней внутренний голос, теперь уже частенько ее посещавший. "Заткнись" - оборвала его на полуслове девочка. Ас подошла ближе к подруге, еще секунду она думала, помогать ей или нет....но все же это был чуть ли не самый близкий ей человек здесь, и поэтому ответ был сами понимаете какой. "Ты сама доброта" - коротко шепнул голос. - Не серчай на меня, бабулька, - честно говоря, она терпеть не могла это Ясино прозвище, - вставай. С этими словами Розьеша протянула Ясону бледную ручонку, помогая встать. Нет, все же Аст была доброй. Глубоко. В душе.

Яська Блэк: *Надежда бабульки не оправдалась: Розье клыки вовсе не напугали. Собственно, Блэк этого и не ждала. Просто она безумно любила повыпендриваться. Рука изрядно затекла в таком положении, а Аска не торопилась поднимать Блэк. Яська принципиально решила этого дождаться. Все равно без мародерки ничего этого не будет: не курсов, не комнаты... Розье, наконец-то, соизволила помочь. Яська хмыкнула, покрепче схватилась за руку когтевранки и с силой дернула на себя. Астрид, явно не ожидая такой наглости от мародерки, полетела вперед и свалилась как раз на то место, где только что сидела Блэк. Яська уже успешно стояла на ногах, осматривая свою одежду, в ожидании когда еще подопечная более-менее придет в себя.* Итак, урок номер первый.*Повернулась таки к Астрид Яська.* Никогда не доверяй мародеркам. Даже если они тебя безгранично любят.*Блэк улыбнулась*Ибо истинные мародеры шалости любят все таки больше. И тогда уж урок второй и сразу *Яська сделала серьезное лицо* На мародерок не обижаются. Ибо это просто бесполезно. *Когтевранка подошла к подруге и протянула ей руку, что бы помочь встать.*

Astrid Keehl: Свалившись на пол в Блэк ей помогла, Астра нахмурилась. Она ненавидела попадать в неловкие положения....И в горизонтальные тоже. Ну хотя, что с нее, Яськи, взять. Мародерка она и есть. А Розье, в свою очередь, уже начинала жалеть, что вообще с ней связалась. Хотя..отступать было уже некуда и Астрид, со злобным выражением лица уселась на полу, даже не глядя на Ясона. "Вот ведь вредина.." Вслух она, конечно, ничего говорить не стала. Да и неблагодарное это было дело - Блэк поучать. Когтевранка подумала об окончании семестра - и настроение тут же поднялось. Правда очень специфично. Но кто-нибудь вообще видел младшую Розье в хорошем настроении? Увидеть, как эта маленькая когтевранка радовалась - все равно что увидеть снег летом. То есть никаких шансов. - Я запомню, спасибо, - неприятно улыбнувшись, проговорила Аст. И даже не глядя на протянутую Блэк руку, да и на нее саму, Астра встала. Отряхнувшись, она поправила длинную шерстяную свою кофту, цвета горького шоколада, и принялась нервно теребить бусы. Разумеется, с самым непроницаемым выражением лица.

Яська Блэк: Бу-бу *скорчила рожицу Яська и не ожидая реакции вновь повернулась к стенке. Признаваться, что мародерка не помнит, как открывается эта комната, не хотелось. Блэк была тут всего один раз и на первом курсе. Тогда девочке было интересно облазить все известные и популярные места в Хоге. Повзрослев, когтевранка напрочь забыла о местах, о которых знает каждый второй студент, если не все. Поэтому метод открывания напрочь вылетел из ветреной головы Яськи. Блэк смущенно потерла переносицу и взглянула на Астрид. Ну мы так и будем стоять тут, пока нас не застукал Филч? Я думаю он будет не в восторге, если узнает, что мы хотели изучать за этой... эмм... стеной. *Мародерка кивнула в сторону стенки.* Извиняй за коротки посты, разовьем тему - будут длиннее.

Даря Лэст: Даря Лэст все же решила исследовать коридоры родного Хогвартса. Она уже облазила первые три этажа, и по совету Эл все же решила пройтись на самый верх. Говорят виды тут - замечательные. Она шла по коридору, и её рыжие волосы подпрыгивали при каждом шаге. Проклиная Эл, за то что та решил сделать ей "модный стиль", девушка вдруг услышала знакомый голос. Лэст остановилась и прислушалась. Вроде мародерка Блэк. Даря пошла на голос и увидела когтевранку, стоящую на против стены. Даря подошла к ней сзади и тихо прошептала. - Неужели вы любите смотреть на кирпичи, Яся?- Даря отошла от девушки на приличное расстояние мало ли что, сделает Марадерка- Только не убивай меня, милая.. Я жить хочу. И что же ты делаешь тут - около бо-о-о-ольшой стенки с эээ... древними кирпичами, которые помнят еще молодую Ровену? Лэст внимательно смотрела на Яську. Вдруг, она заметила еще одну девушку. Её не сразу можно было заметить. На столько она была.. неприметна, но запоминающаяся. - Эээ.. Здрасте, мисс- Даря решила показать "воспитание"- Как ваши дела? У вас тут девичник перед стеной или я что то не понимаю?

Astrid Keehl: Как раз тогда, когда и без того взъерошенная Астра наконец-таки поднялась, Яська приняла задумчивый вид. Признаться, это было редкостью для мародерки. Розье еще никогда не видела Блэк в таком виде, но, надо признаться, это ей понравилось. Это придавало девушке интеллекта. Ну, чисто внешне. Хотя...интеллектом Блэк и так блистала. За что она Аст и нравилась. - А что, потренируемся заодно, - сказала она с усмешкой, - да, пойдем. В этот момент к ним подошла какая-то незнакомая девчушка. Астра смерила ее холодным, как лед взглядом и отвернулась. Очевидно, ей что-то нужно было от Ясона. Правда, услышав ее слова, Розье невольно хохотнула. "Мать моя Эвани...." - Эээ.. Здрасте, мисс. Как ваши дела? У вас тут девичник перед стеной или я что то не понимаю? Такого наглого стиля Аст терпеть не могла. - Добрый день, - бесцветно, - мои дела достаточно сносно, благодарю. У нас здесь как раз то, во что вы и ваш нос лезть не должны, а не понимаете вы многого. Ну да, это было довольно грубо. Но кто разрешал вот так вот влезать в чужие дела? Мисс, если вы не заметили - у нас здесь ролевая.

Яська Блэк: *Яська посмотрела на двух девочек, хмыкнула повернулась к Даре и мирно сказала:* Тебе правда лучше уйти.*Либо в глазах мародерки было что-то страшное, либо девочка просто была шокированна довольно мирной Яськой, но она отступила. Блэк проводила ее взглядом и вернула взгляд к стене.* Открываешься, открываешься, ну ты как-то открываешься...Ну пожалуйста, нам так нужна комната для занятий!*мародерка, не обращая внимания на Астрид пошла влево, заглянула за угол, потом вправо, потом вернулась..и, о чудо, на месте стенки вдруг образовалась дверь. Огромная, масивная, такая же старая, как и весь замок, дверь. Мародерка уставилась на нее, вспоминая чего она такого сделала? Но это было уже не столь важно. Яська повернулась к Астрид, подмигнула и заговорчески прошептала: Идем, уроки нас ждут. *и с легкостью нырнула в приоткрытую дверь.*

Astrid Keehl: Пока Яська обследовала коридор, Астра невольно еще раз покосилась на подошедшую к ним девочку. Судя по галстуку и отворотам на мантии - когтевранка. Очень странно, но Аст ее никогда ранее не видела, а зная ее особенность судить по первому впечатлению - видеть больше и не хотела. Розье отвернулась, да и девочка начала уже отходить. - Нашла? - больше риторично и громко спросила Астра, на что получила утвердительный ответ -глухой щелчок дверью. Она, следом за уже прошедшей Яськой прыгнула за дверь, невольно улыбаясь. Наверное, предстоящие уроки внушали ей этот оптимизм. Оптимизм и Розье? Очень смешно. "Я порчусь..."

Яська Блэк: *Яська нырнула в комнату и застыла у порога. Блэк, конечно, помнила, что комната дает все необходимое, но что бы настолько! Часть комнаты была покрыта зеркалами. Пространство в этой части комнаты не было ничем захломленно. Прекрасное место для испытания заклинаний. В углу стояло пару подобий чучел Филча и мисис Норис. Наверняка, они еще и двигаются. На стенке висели современные метлы, а потолки были такими высокими, что, кажется, тут смогла бы разместится и целая квиддичная команда. А то и две. Напротив зеркал распологалось истинно мародерское место для учебы: пару мягких матрасов на полу, множество подушек и пару теплых пледов. Здесь же лежали различные сладости: от зефира до радуги, - и различные напитки. Недалеко стоял огромный шкаф с прозрачными дверьцами, весь забитый шутихами из Зонко, а так же наборами. типа "Собери Вредилку сам". На полке Яська с удовольствием отметила книги "Как доконать Филча за 10 дней" и "Мародерковедение". Блэк нервно облизала губы. Для мародерки данное пространство было таким ценным! И чутье подсказывало, что тут еще мнооого тайных проходов с сюрпризами. Когтевранка обернулась к Астрид и проговорила полухриплым голосом: "Ну как тебе? *и не дожидаясь ответа с разбегу прыгнула на матрас. Матрас отпружинил и Яська завалилась на бок, наполняя комнату звонким смехом.*

Astrid Keehl: Прыгнув за Яськой за дверь, Астра споткнулась и чуть не полетела на холодный пол. Хотя нет...пол оказался на удивление теплым и когтавранка, проведя по нему бледной ладошкой, скользнула внутрь. Даа....комната была просто шикарно оборудована под занятия. Розье нравилось все - от гор сладостей до прекрасной библиотеки. "Наверняка, книги мудреные.." - с этими мыслями подошла девочка к стеллажу и к своему восторгу обнаружила, что за книги на нем лежат. Она прошла дальше и обнаружила на полу коробки с пергаментными кусочками и чернилами. Наверняка, чернила были исчезающие... Эта затея с уроками чертовски нравилась Розье. - Тут волшебно, - она зажмурилась, словно думала, что это все исчезнет, - давай уже скорее приступать! Ей и в самом деле не терпелось поскорее приступить к урокам марадерковедения. Да и радуга на столе так вкусно выглядела...

Яська Блэк: *Яська с удовольствием отметила, что Астрид тут тоже понравилось. Все таки Блэк выбрала странную себе ученицу. на первый взгляд из этой девочки никакая мародерка и получиться не могла. Воспитанная в аристократической семье, Розье редко выражала свои эмоции. И если бы Яська не видела, хоть и редко, настоящую Астрид, с ее эмоциями, то никогда бы не взялась за эту девочку. Блэк безумно любила Астрид. Так же, как и Сохатую и Ушастую. А ведь для Яськи было очень редко такое доверие. Не смотря на внешнюю дружелюбность, Бродяга очень редко подпускала к себе людей настолько, что бы им доверять.Астрид была исключением. Яська повернулась к когтевранке и с теплой улыбкой кивнула ей.* Да уж, начнем. садись куда душе угодно. *Блэк сидела в позе лотоса на матрасе и уже во всю хрумкала сладости. Астрид их она не предлагала. Розьерша должна была сама научиться брать то, что хочет.* Ну, начнем с наших правил. Традиционно, правило у нас одно - никаких правил! *Бродяга хитро улыбнулась и схватила за щеку еще одну мармеладку. на Астрид она не смотрела. да и какое дело, что она там делает? Что надо, то услышит. Потом немного подумав. Блэк вытащила из-под макнтии свой черный хвост и свободно им завиляла. Позор! 4 курс, а до сих пор не можешь от хвоста избавиться! Яська настойчиво отгнала противные мысли. * Можешь сформулировать по-другому. * Яська взяла палочку и с помощью заклинания вывела на стене надпись: "Законы нам не писаны, а если и писаны, то проигнорированы." *Свобода, удовольствие и сообразительность - вечные спутники мародерок. Это легко запомнить. И еще, запомни, как бы мы друг от друга далеко не находились, где бы мы не были, как бы мы себя не вели - в душе мы вечные мародерки. И если ты взялась за это, то нужно пройти до конца. *На последней фразе Блэк сменила тон с легкомысленного на совершенно серьезный. Она смотрела в глаза Астрид не отрываясь, дожидаясь искры понимания в глазах девочки.*

Astrid Keehl: Розье поникла. До конца, до конца...- стучало в ее мозгу. Как можно пройти путь мародера до конца девушке из аристократической семьи? Эве бы точно не понравились такие наклонности дочери. Впрочем, она бы и не узнала. Другое дело в совести Астрид. Она бы очень не хотела разочаровывать мать, но сейчас только шла к этому. Отступить? С другой стороны - Яська Блэк, любимица Астры. Ей бы очень не хотелось и Блэк разочаровывать. То, что она, Розье захотела и быстро отказалась...Астрид встала перед выбором. И выбор она никак сделать не могла. Хотя, может им обеим и все равно. Только это и оставило Аст в этой комнате. - Я запомнила. Но Яська...- заминка, - я не смогу стать мародеркой. Это дело ваше с Мэри и Сурир. я тут не причем. Да, Розье, ты и так не сможешь. Слишком правильная, слишком манерная... - звучал внутренний голос. И Аст была с ним согласна.

Яська Блэк: *Яська набила рот радугой, ибо знала, что времени предостаточно - Ас будет думать. Права ли я? Да, скорее всего права. Астрид... Конечный ответ нисколечко не удивил Яську. Она проглотила радугу, подмигнула когтевранке и резко встала.* Я другого ответа не ожидала. *Яська подошла к двери.* Если что - догоняй! *и мародерка исчезла из поля зрения, из комнаты, из жизни Астрид. теперь уже видимо навсегда.*

Мерлина: Ролевая игра Розали Стоун и Мерлины Диггерс. Просьба не вмешиваться. В крайнем случае, предварительно отчитавшись в ЛС. Был ясный весенний денек и весь Хогвартс освещался лучами солнца, заглядывающим в окна. Закончив с утренним приемом пищи, Пуффендуйка спешила на назначенную встречу, то и дело спотыкаясь. Такое качество как неуклюжесть – досталось девочке по наследству. Третьекурсница вприпрыжку сбегала вниз по лестнице, перепрыгивая каждую вторую ступеньку, чтобы хоть как-то скоротать время. До занятий осталось еще пятнадцать минут, но Мерлина была уверенна, что если придет позже профессора – это будет крайне не вежливо с её стороны. Пробегая по коридорам родной школы девочка «с ловкостью медведя» заворачивала на поворотах. На нескольких заворотах Лина чуть не налетела на пару профессоров, но успела во время притормозить. Маленькие каблучки отбивали звонкий ритм по каменному полу, и не сложно догадаться, что в рекордные сроки Диггерс смогла преодолеть расстояние от Большого зала до седьмого этажа. Осмотревшись в поисках профессора Стоун, девочка заметила, что находиться на этаже совершенно одна, не учитывая окружение странных шевелящихся картин. Поэтому, поправив растрепанные волосы, Мери лишь оставалось ждать профессора.

Rozalie Stoun: Быстрым шагом профессор шагала в коридорчик перед выручай-комнатой. Задержавшись на завтраке, Роза совершенно ничего не успевала, но опаздывать ой, как не хотелось. Прибавив скорость Розали наконец дошла до коридора и попыталась восстановить дыхание. В Хогватсе стояла на редкость мёртвая тишина, видимо все ещё оставались на завтраке. Отдёрнув пиджак, и поправив волосы, профессор поздоровалась с ученицей. -Здравствуй. Рада тебя видеть. Сейчас подберём помещение и приступим. Ты меня не долго ждала? В мыслях сразу же закрутилось: "Место для занятий анимагией. Место для занятий анимагией..." И тут же появилась дверка, за которой находилась огромная длинная комната, больше походившая на коридор. Осмотрев помещение, Роза обернулась к Мерлине. -Ну что ж, помещение есть. Теперь дело за малым *хитро улыбнулась* Расскажи мне пожалуйста о своих анимагических признаках, может ты замечала краткие неполные превращения? Мне очень нужно знать форму животного, в которое у тебя склонности превращаться. Лично моя форма - ягуар. Что бы менять форму, человеческий обличий необходимо некое расстояние. Оно может составлять от одного до двух метров, смотря какое животное. Теперь ты понимаешь, зачем мне нужно всё знать о твоих склонностях к анимагии. Чтобы у тебя сложилось представление о превращении, покажу пример. Главное ты не бойся, в состоянии животного человек способен следить за своим разумом. Разбежавшись на полметра профессор тут же превратилась в ягуара, и повернулась к Мерлине. Спустя тридцать секунд от ягуара не осталось и следа, а перед ученицей стояла прежняя профессор Стоун. -Это было совсем кратковременное превращение, для примера. А теперь мне хотелось бы, чтобы ты поведала мне о своих склонностях, для упражнений развития анимагией. *Слегка улыбнувшись, профессор посмотрела на Мерлину*

Мерлина: Отбивая ножкой незнакомый ранее ритм Пуффендуйка, с неким безразличием рассматривала древние скульптуры волшебников и странные картины, которые вели между собой тихие беседы. Но через несколько минут, Мерлина уловила четкий стук каблучков, который буквально оповещал о приближении. Поправив факультетский галстук, девочка, расплывшись в улыбке, увидела пришедшего преподавателя. - Здравствуйте, профессор Стоун, - продолжая как-то глупо, но все, же искренне улыбаться, приветствовала Мерлина. – Нет, что вы, - отмахнувшись, сказала девочка. - Я пришла совсем недавно, - успев во время закончить, свою речь, Диггерс заметила, как стены школы начинают свою трансформацию. С течением нескольких минут перед профессором и ученицей красовалась безупречная дверь из темного дерева, с превосходными вырезанными узорами. Тепло улыбнувшись, профессор дернула за ручку и жестом пригласила Мери в комнату. Открыв рот и распахнув глаза, Пуффендуйка обвела взглядом помещение. В комнате не было ничего лишнего – исключительно, то, что могло понадобиться для занятий анимагией. Повернувшись к профессору, девочка моментально сомкнула губы и несколько раз моргнула. Тихо усмехнувшись, столь необычной реакцией со стороны третьекурсницы, профессор Стоун приступила к рассказу. Из речи преподавателя Мерлина многое уловила. Например, зачем для занятий понадобилась выручай-комната. Девочка была уверенна, что для уроков мог бы подойти и кабинет профессора, но спорить с человеком, который был старше не только по годам, но и по «званию», было отнюдь не приемлемо для юной студентки дома Хельги. Но теперь девочка уяснила, «мотивы» профессора Стоун. Площадь. Неизвестно каких размеров могла достичь анимагическая форма третьекурсницы. - Покажите пример? – совершенно нелепо спросила Диггерс. Но, не успев, толком переварить информацию, девочка увидела перед собой огромного представителя семейства кошачьих. Изящно пройдя пару шагов, ягуар оскалился, но в этой дикой усмешке, Лина смогла заметить, ту теплую улыбку профессора. Спустя тридцать секунд (точное время третьекурсница смогла определить, считая собственные удары сердца) перед ученицей стояла прежняя профессор Стоун. - Потрясающе, - озвучила вслух свою мысль, Мерлина. – Хм, признаки? – в ответ на абсурдный вопрос Пуффендуйки, преподаватель лишь понимающе кивнул. «Сегодня ты туго соображаешь Диггерс» - в своих мыслях, Мери буквально шипела на себя. - Был однажды случай, - тихо выдавила девчушка. – Однажды, я и моя младшая сестра жутко спорили, - резко заинтересовавшись собственной обувью, ученица принялась рассматривать маленькие туфельки. Но посчитав, что правильнее будет смотреть профессору в лицо, вернула, голову в «нормальное» положение. – Но неожиданно в самый…- немного замявшись Мерлина пыталась подобрать нужное слово. – В самый разгар, Элька как засмеется, - по-детски надув губы, вспомнила Мерька. – Я сперва не поняла почему. А она лишь быстро убежала и вернулась уже с маленьким зеркальцем. Взглянув на свое отражение я увидела, у себя на затылке маленькие…ушки, - последнее слово Пуффендуйка буквально прошептала, но вспомнив как забавно это выглядело сама же хихикнула. – Представляете? Уши! Так вот на них, ну, то есть на ушах этих, были маленькие кисточки. Меня потом еще целый месяц белкой сестры называли, - буркнула третьекурсница. – Но это были не беличьи кисточки. Скорее кошачьи, - приложив палец к подбородку, удостоверила девочка. – Знаете, как у…рыси! – устремив указательный палец к потолку выкрикнула Мерлина.

Rozalie Stoun: Профессор шагала из угла в угол, обдумывая сказанное Мерлиной. Мысленно вспоминая особые отличительные признаки рыси, Розали прокручивала в голове - "Рысь, рысь - яркий представитель смейства кошачьих, отличается своей скоростью, ловкостью и агрессивности..." -Рысь, значит рысь. Значит первые признаки превращений уже были, это очень облегчает нашу задачу. Конечно, твоё первое полноценное превращение будет ещё нескоро, только после постоянных тренировок, и то, они будут очень кратковременны. Сейчас попробуем превращать в облик животного, другие органы человеческого тела. Начнём мы с конечностей животных, то есть с рук и ног человека. Сейчас тебе предстоит довольно трудная задача, ты должна сосредоточиться на мысленном представлении твоего облика, и попытаться в течении двух-трёх шагов, подчиниться своему подсознанию и превратиться. Конечно, с первого раза может не получится, а может быть превратятся не все част тела. Превращение будет едолгим две-три секунды, но за это время ты должна запомнить сознание своего мозга, чтобы применять его, уже полностью уверенной, что всё получится. Главное ничего не бойся и не волнуйся, если что я рядом и смогу помочь. Собравшись с мыслями профессор подошла к ученице и подготовилась к действиям, задача предстояла очень тяжёлая, тем более для первого превращения. Розали саму не покидала чувство волнения и ответственности. -Готова? Ну, начинаем!

Мерлина: Сжав ладошки в кулачки, девушка тяжело вздохнула, собираясь с силами мысленно отыскивая внутри себя хоть каплю смелости. Естественно, если у Диггерс неожиданно покроется шерстью, зрелище будет не из наиприятнейших. Но сейчас внешний вид, был обычной повседневной мелочью, по сравнению с другими нагрянувшими проблемами. «Сконцентрируйся, сфокусируйся» - твердила сама себе Мерлина, зажмурившись. Перебирая в памяти внешний облик рыси, Пуффендуйка, пыталась соотнести образ большой кошки со своим. И буквально, спустя нескольких минут тихого чертыханья и точного сосредоточения, третьекурсница почувствовала некие изменения. Открыв глаза, которые до данного момента были крепко зажмурены, девушка медленно оглядела собственные руки – никаких изменений. - Мне, кажется, ничего из этого не выйдет профессор Стоун… - не успев до конца закончить фразу, Мери, с бурным грохотом повалилась на пол комнаты. Не понимая, в чем дело девушка бросила многозначительный взгляд на непослушные ноги. Вместо привычных золотистых балеток, Мерлина увидела дикие кошачьи лапки. Но с течением трех секунд, на лодыжке третьекурсницы красовались любимые туфли.

Jenis Walter: Дже вместе с Эндом как всегда шли по каридору и о чём-то разговаривали. Точнее Дже разговаривала, а Энд видимо слушал. О да..Слизеринка являлась любительницей много говорить, а единственный, кто мог её вытерпеть - Эндрю. Дже не понимала такого явления, но знала, что это хооши признак. Брат и сестра так редко ссорились. Даже когда Дже специально пыталась спровоцировать ссору, Энд лишь отзывался шуткой. Непонятная природа этого человека иногда пугала второкурсницу, но она не показывала виду. -...Ничего не могу понять из этих Волшебных существ? Ты их делал? Мне кажется, что они очень смахивают на эльфологию, но всё же труднее или это я чересчур ленивая? Дже держала в руках книжки и шла с Эндом дальше по каридору.Вдруг, в тот момент, когда они подошли к какой-то стене, подул ветер и листочки домки полетели. -О нет..- Дже вернулась на метр назад и подняла листок, затем вернулась, но обнаружила, что нет ещё листка, опять сделала три шага назад, чтобы поднять домку... И опять, как по волшебству, что-то случилось и Дже в третий раз прошла мимо этой стены и внезапно открылся проход в какую-то комнату.-Эээ, Энд...ты тоже это видишь? да? Дже потянула брата за мантию и они оба оказались в комнате. Проход стены сзади закрылся и Дже испуганно посмотрела назад. -Ой...мы заперты... Энд, мне это не нравится. Где мы?

Andrew: Конечно Энд любил гулять с Дженис и слушать её бесконечные разговоры, если он грустил, то стоило появится сестре и грусть, как будто уносило ласковым весенним ветром. Он почти ни когда не сердился на сестрёнку, хотя на нем и лежала ответственность за её воспитание, но он и сам частенько делал много глупостей, что-бы ругать за них других. И уж тем более не ссорился с ней, Эндрю очень любил Дженис... На вопрос Дже-...Ничего не могу понять из этих Волшебных существ? Ты их делал? Мне кажется, что они очень смахивают на эльфологию, но всё же труднее или это я чересчур ленивая? Энд ответил, слегка опустив взгляд и чуточку улыбаясь, незаметно прикусывая губу - Эээ, пока ещё нет, но обязательно сделаю))Когда речь зашла об эльфах юноша отмолчался ибо понятия не имел о сложности этого предмета, но признатся сестре, что он иногда прогуливает лекции было стыдно... он лиш промолвил- нет ты не чуть не ленивая, ты у меня умница. И приобняв сестрёнку, Энд продолжил свой путь. Когда на школьников налетел ветер и Дже побежала ловить третий листочик домки Энд решил последовать за ней и стремительно метнулся к стене. Увидев как стеа чудесным образом открылась, он сразу понял что перед ними выручай-комната. Послышался вопрос озадаченной девушки -Эээ, Энд...ты тоже это видишь? да? На который парень с замиранием серца ответил -Да... Оказавшизь, не без помощи Дженис внутри той самой выручай-комнаты, Эндрю услышал испуганный голос сестры-Ой...мы заперты... Энд, мне это не нравится. Где мы? -Успокойся Дженя мы в выручай-комнате сказав улыбнулся Энд.

Jenis Walter: -Выручай-комната? Интересно...Я слышала о ней, но никогда в ней не была. А что мы тут будем делать? Чудеса? - глаза девочки горели огоньком и она перебежала на середину комнаты, вынула из сумки листочек бумаги, сделала птичку, прошептала заклинание и птичка полетела. -Здорово! Интересно, ну давай, Энд... Здесь всё возможно. Можеи побаловаться с заклинаниями, ты не против? Дже смотрела вслед улетающей бумажной птичке и о чём-то думала "Надо же... Какая-то бумага и та летает..."

Andrew: Незнаю, но выручай комната ни когда просто так не появляется, вспомни, о чём ты думала ловя листочки с домашним? Эндрю оглянулся, но Дженька была уже на середине комнаты, а потом он увидел чудесную бумажную птичку сделанную из того, что коггда-то было домашним... Звонкий голос Дженис разорвал тишину царившую в комнате-Здорово! Интересно, ну давай, Энд... Здесь всё возможно. Можешь побаловаться с заклинаниями, ты не против? Эндрю улыбнулся)) - конечно!! я не против, тем более если здесь можно безнаказанно пошалить Энд достал из кармана несколько альфорий, разных цветов, и отправил их в свободный полёт по комнате... Красота!!!...

Jenis Walter: Незнаю, но выручай комната ни когда просто так не появляется, вспомни, о чём ты думала ловя листочки с домашним? -Я?... - Дже растерялась и посмотреа на улетающего птенчика, - Только никому не говори, хорошо?Дже тихо прошептала, - я думала о филине... Точнее вспоминала филина.Дже знала: кто такой филин и почему филин и знала, что Энд знает. Имя было трудно произнести. Девочка посмотрела на альфорию и улыбнулась, забыв о грусти. -Да, красота. А давай утроим тут маленький праздник. Аолшебный бенгальский фейрверг! Давай?

Andrew: Энд внимательно смотрел на растеряную Джесю, в этот миг, с уст девушки слетело- Только никому не говори, хорошо? -Хорошо... Тихо ответил юноша...- я думала о филине... Точнее вспоминала филина- тихо добавила девушка. Эндрю всё сразу понял, оу нлыбнулся наблюдая за тем, как девочка смотрит на альфорию, но в душе он переживал за сестрёнку, просто не подавал вида... Если выручай-комната открылась, значит можно как то помочь, ну как?, чем?.. Размышления парня оборвал звонкий голос-Да, красота. А давай утроим тут маленький праздник. Волшебный бенгальский фейерверг! Давай? Эврика! это то что нужно-это поможет!))) -Да, Энд сверкнул глазами, мы взорвём пол Хога))). Будет весело)))

Jenis Walter: -Полхога? За это нас выгонят... - Дже махнула рукой и засмеялась, - Взорвём хотя бы эту комнату, мм? Дже что-то прошептала и произошёл взрыв. Дже прикрыла рукой лицо, но тут же открыла и увидела на полу целую коробку с волшебной пиротехникой. -Вау...Энд, ну что? взорвём? Ты знаешь поджигающее заклинание? Дже с огромным любопытством смотрела на брата и на фейверги. Да, ей было плохо, но она не показывала виду, она веселилась, или как сказала Элл: держалась по-слизерински. Но не это важно. Ведь рядом Энд и такая замечательная возможность повеселиться. В комнате было темно и лишь какое-то маленькое окошко, выходящее в запретный лес, впускало свои лучи света.

Andrew: Увидев полную коробку шутих и фейерверков Энд заулыбался, его глаза загорелись и он потянулся к ним... На вопрос сестры-Вау...Энд, ну что? взорвём? Ты знаешь поджигающее заклинание? Энд былтро ответил-Конечно знаю!)). Юноша набрал полные руки все-возможных взрывающихся штуковин и отнёс их на середину комнаты, затем отощёл на почтительное расстояние и взмохнув палочкой громко промолвил -Incendio! Фейерверки моментально вспыхнули и посыпая всё пространство комнаты разноцветными искрами взмыли вверх, где разорвались... Их разрывы были похожи на чудесные цветы, и комната становилась, то зелёной, то красной, то голубой... Зрелищё было завораживающее, но от большого колицества взрывов, люстра на потолке не выдержала и со страшным грохотом рухнула на пол... Взрывы прекратились, наступила тишина...

Jenis Walter: Энд поджёг фейверг и разноцветные искры посыпались по всей комнате. Это было так красиво, так настораживающе! Дженис с таким восхищением смотрела на этот бал цветов, ято не выдержала и засмеялась. Она прикрывала рукой глаза от сильного и яркого света, но вдруг услышала такой грохот, что приклось уже закрывать уши. Дже азжмурилась, а потом, почувствовав, что всё стихло открыла глаза и уши и посмотрела у центр комнаты, где лежала на полу люстра и оседала пыль. -Вау... я под впечатлением, Энд... Это было здорово! А что нам делать дальше? Нас не накажут, случайно? Но было понятно, что в выручай-комнату не все знали проход. А следовательно, никто бы не узнал о падающей люстре. -Де-жа-вю... Энд, кажется, что там, где ты - всегда падают люстры. Или я ошибаюсь?

Andrew: Тишину нарушил восторженный голос систер-Вау... я под впечатлением, Энд... Это было здорово! А что нам делать дальше? Нас не накажут, случайно? Честно говоря Энд и сам не знал, что делать дальше, можно было конечно поднять люстру и повесить на место, но она была на столько огромная и тяжеленная, что и в двоем с Дженис наверное не поднять, даже с помошью заклинаний... -Накажут? переспросил парень, не думаю, сюда не так часто заходят люди, тем более профессора, хотя...юноша задумчиво помотрел на люстру и на пол, на котором остались следы падения. Собственно говоря, когда он обрушил люстру в гостинке, его не так уж и сильно ругали, и вроде даже не посылали родителям сову... -Де-жа-вю... Энд, кажется, что там, где ты - всегда падают люстры. Или я ошибаюсь? Услышав слова Дже, Энд слегка смутился... -Похоже, что ты права, парень невинно улыбнулся делая вид, что видимо где он появляется, люстры падают сами собой...

Jenis Walter: не думаю, сюда не так часто заходят люди, тем более профессора, хотя... -В том-то и дело, что "хотя"... Ладно, - тут Дженис о чём-то вспомнила и с любопытством посмотрела на брата. -Энд... - тихо, почти беззвучно прошептала Дже, - Я вот тут спросить хочу. а Расскажи о себе? Просто мы так часто общаемся в ОГ, вне её, но я так мало о тебе знаю. Задавать такие вопросы было крайне странно, но Дже ведь была права: она действительно очень мало знала о Энде, о его семье, которая для Дже представлялась всего лишь дядей, тётей. О его увлечениях. Конечно его характер, привычки были уже давно изучены Дженькой, но это для неё казалось всего лишь оболочкой. Сам человек, внутри ей был непонятен. Дже знала о Эндрю всё и одновременно ничего. Странно, но правда. Она вспоминала, как он страдал из-за кхм..кое-кого и Дже его поддерживала. И вот, она сама оказалась в такой же ситуации. И настала очередь Энда успокаиват её. Спор в ОГ о том, что вскоре всё изменится, был не на шутку. Дже верила брату, но одновременно с этим опасалась его, опасалась его энергии. Слизеринка частенько была в дипрессиии и только Энд мог вывести её из этого состояния.Он: это всё для Дженис. Просто нет представления о том: что бы было, если бы не было Энда. Сначала были возмущения, о да! Капризы Дже. Вечные хулиганства Энда. Подзатыльники, когда хулиганила Дже. Он брал на себя всю вину, а Дже тянула эту вину на себя и в результате: никто не виноват. Игра крестики/нолики давно уже стала семейной традицией во время дипрессиии. Дже проигрывала и исполняла желания и злилась, но с этой злостью проходила пустота, отчаяние. И вот в пустой комнате, Дже ждала от брата "рассказа о себе". Да и любому было бы любопытно послушать, о да, но ведь тут никого нет, никто не услышит. Здесь получалось уединяться. -Поведай, о великий Князь, о себе, а я поведаю о себе, - засмеялась Дже и приготовилась слушать...

Andrew: Эндрю несколько смутил вопрос сестрёнки - О себе? переспросил он, -ну, хорошо... Энд сел на подоконник и подозвав Дженис посадил её к себе на колени. -Ну что ты хочешь знать о бо мне? спросил Энди лукава смотря в гласки систер

Jenis Walter: Дженис села на коленочки к брату и хитро посмотрела ему в глаза. -Ну к примеру... Какая музыка тебе нравится? Игрушки, что ты любишь есть? Какие ты любишь цветы? - Дже буквально устроила допрос Энду, звонко смеясь. -Нарушители правил всегда отличаются особой красотой, по опыту знаю... Джнька хихикала, затем подумала, что очень бы хотела сейчас попить лимонада. Внезапно откуда ни возьмись появилась бутылочка с лимонадом. -Вау, здорово! Ты будешь? - Дже протянула бутылку брату и начала ожидать рассказа...

Мэтью Корас: За окном кружился снег,был явный мороз.Мэтью шёл по коридору седьмого этажа ища портрет Варнавы Вздрюченного.Рядом с ним шла девушка-Лили. Не далее как 10 минут назад Мэт предложил ей прогуляться,если не по морозной улице, то по замку точно. Лили выздоровела и была вполне бодра,следы от недавней болезни выдавали лишь бледный оттенок кожи и особый блеск в глазах. Считая,что девушке необходимо развеятся и думая,где можно отыскать достойное место в замке,Мэт почти сразу подумал о Выручай-комнате,здесь уж точно будет то,что нужно сейчас Лили,чтобы на щеках снова проступил румянец... -Ну вот,кажется пришли-бодро сообщил юноша,разглядывая мельком картину с троллями в балетных пачках-Раз мы пришли сюда ради тебя,то тебе и "загадывать" комнату.Давай*улыбнулся Мэт*

Лили Грей: Лили шла рядом с Мэтом и смотрела по сторонам. Когда Мэт остановился и предложил Лили загадывать комнату, она вздохнула. Как всегда все придумывать должна я... - подумала она и задумалась над тем ,какую представляет себе комнату. - Ну не знаю - протянула она. Спустя минуты три, она вздохнула снова и начала ходить взад вперед с зажмуренными глазами, чувствуя себя невероятно глупо. Затем она открыла глаза и увидела перед собой дверь. Быстро, что бы разорвать ощущение глупости, она открыла комнату и вошла Комнатса была большая и светлая, арочное окно от пола до потолка освещало все помещение. Мебелировка была так же светлых тонов. Посреди комнаты cтояла большая клетка с различного вида птицами. - Вот, собственно... - произнесла она.

Мэтью Корас: - Ну не знаю-протянула в ответ Лили и нахмурилась.Было явно видно,что она чем то недовольна. Мэтью жутко захотел сделать какую-нибудь глупость:например,испачкать нос Лили в мороженном или взъерошить ей волосы,чтобы только на её лице появилось хотя бы подобие улыбки.Думая о возможных вариантах действия он наблюдал,как Лили ходит туда-сюда.И вот появилась наконец дверь и Лили быстро распахнула её.Мэт ещё не вошёл,но уже мельком увидел что комната вся в светлых тонах. - Вот, собственно...-прокомментировала Лили.Мэтью удивлённо поднял брови и закрыл дверь за собой.Комната была пристанищем света и простора,Мэт даже и подумать не мог,что комната будет такой.Большая клетка с птицами вызвала лёгкое недоумение у юноши*птицы в клетке тут причём?Наверное,это как то связанно с состоянием Лил...* -Здорово и очень необычно.-наконец произнёс Мэт и быстро прошёл в комнату,ведя за собой Лили.

Лили Грей: Лили вошла в комнату и сразу же подошла к клетке, наблюдая за любимыми из живых существ. - Спасибо - сказала Лили, на последнюю фразу Мэта. Она снова повернулась к птичкам и улыбнулась им, но в тоже время не им, а самой себе. - Красивые, да? - спросила она парня, смотря на птичек. - тебе какие нравятся?

Мэтью Корас: Наконец Мэт заметил улыбку на лице Лил и сам облегчённо улыбнулся. - Красивые, да? - спросила она парня, смотря на птичек. - тебе какие нравятся? Мэтью тоже подошёл к клетке. -Даже не знаю,по моему все хороши*разглядывая их*но по моему они будут лучше смотреться вне клетки,как думаешь?Летая например.Правда сейчас зима,а вот с потеплением...*задумчиво*А тебе какие нравятся?*взглянул быстро на девушку* Ещё раз обведя взглядом птиц,Мэт посмотрел направо и увидел уютный уголок со столиком,креслами и диваном,как будто предназначенный для отдыха.

Лили Грей: -А тебе какие нравятся? - спросил Мэт. - Мне нравятся воон та канареечка - сказала Лили, показывая на одну из желтеньких птичек, думая, что она напоминает кого-то. - Может выпустить их? Я когда думала о комнате, хотела просто птичек, а не птичек в клетке.. Лили заметила ,что Мэт постоянно оглядывается и задумалась.

Мэтью Корас: Может выпустить их? Я когда думала о комнате, хотела просто птичек, а не птичек в клетке.. -произнесла Лили.Мэт задумался над её словами. -Видимо не просто так они появились в клетке.Если можно,то давай выпустим*согласно кивнул и улыбнулся* Лили внимательно посмотрела на Мэта,когда он снова обводил взглядом комнату. -Изучаю*улыбнулся в ответ на её взгляд Мэт*мне кажется эта комната как то и чем то на тебя похожа*наконец произнёс пришедшую ещё 5 минут назад на ум мысль*Давно мы не выбирались не куда*вдохнул зачем то воздух*а тут лилиями пахнет*неожиданно произнёс Мэт*

Лили Грей: Лили открыла клетку и отошла от неё, ведя за собой Мэта, что бы птицы могли без боязни вылететь из клетки. - Похожа на меня? - переспросила парня Лил. Она задумалась над этим и ей это казалось странным. - Хотя это плод моего воображения, значит сходство может чувствоваться. - А тут лилиями пахнет - сказал Мэт. Лили глубоко вдохнула. - Да, правда... Хорошая комната. - Лили улыбнулась. Девушка села на диван и стала смотреть на то, как робко птички вылетают из клетки.

Мэтью Корас: Мэт и Лил сели к дивану.Птицы вспархивали из клетки одна за другой.Почему то самые маленькие и взъерошенные,оказывалсь и самыми наглыми-сразу выпархивали расталкивая других.Большие птицы степенно следовали за маленькими.Это разнообразие форм,перьев и цветов завораживало и несколько минут Мэтью молчал. -А знаешь я недавно выяснил,что у меня есть анимагические способности)При желание я могу научиться обращаться в скопа,"водного орла"...так вспомнилось*вглядываетсяв "тучу" птиц,может здесь есть...Не найдя в стае скопа Мэт повернулся к Лили.Свет месяца из громадного окна падал ей на волосы и казалось лучи заплутали в чёрных локонах. -Быстро темнеет ночью....-заметив взгляд Лили сказал Мэт и снова повернулся к стае.

Лили Грей: - Правда? - изумилась Лили, смотря на Мэта. - Как то не похож ты на скопа... - Она приподняла локон волос Мэта и снова опустила, оценивающе смотря на парня. - Ну совсем... Она улыбнулась и глянула на птиц, которые расселись по всей комнате. - Говорят, что в этой комнате появляется то, что кто-то когда-то сюда приносил... Тогда получается, птиц тоже?.. - спросила Лили, задумчиво.

Миранда Диккели: Научиться играть на фортепиано, наверное, мечтают многие. Особенно, если упустили такую возможность в прошлом. Вот и Рэнди мечтала уже долгое время, пока не додумалась попросить об этом Элизабет Корф - когтевранку с аристократическим воспитанием. "Аристократов-то точно обучают этому в детстве", - думала она, блуждая по коридорам Хогвартса. Миранда два года безвылазно прожила в замке и ни разу не побывала в Выручай-комнате. Наверное именно поэтому ей было так сложно отыскать заветный этаж и портрет. "Поздороваться или не поздороваться с Варнавой Вздрюченным? Вдруг он не любит здороваться? Или, наоборот, если не поприветствовать его, не пропустит внутрь? А как попасть внутрь? Очень сильно захотеть или что?" - куча вопросов было в голове у девочки, пока она шла на седьмой этаж. Но, оказавшись на последней ступеньке последней лестницы, вдруг вспомнила, что должна прийти туда не одна. "Лиз мне точно поможет. Она же многое знает". Третьекурсница подошла к какой-то стене. Как ей казалось и насколько она знала, именно здесь должна была быть Выручай-комната. Правда, ни известного портрета, ни пятикурсницы здесь она не заметила. "И что же дальше? Звать на помощь?" - думала Рэнди про себя. "Нет, конечно! Тебе же не пять лет", - отвечал внутренний голос. Пуффендуйка уселась возле стены и стала чего-то ждать, напевая про себя песенку. Позже она уже стала представлять, что подыгрывает себе на фортепиано.

Элизабет Корф: Лиза стремительно продвигалась по полумрачным коридорам школы Хорвартс, ее небольшие наручные часы показывали уже почти половину восьмого, а ей еще предстояло пройти немалую часть пути до... Именно это "до" и составляло для нее небольшую проблему, девушка хоть и почти заканчивала учиться, а о местонахождении Выручай-комнаты знала практически только то, что она существует в Хогвартсе. Но ее ждала там третьекурсница дома Солнца - Миранда, с довольно таки странной просьбой, странной для самой Лизы, научить девочку играть на фортепиано, что по сути и являлось для когтевранки странностью, ведь обучение игре на музыкальных инструментах, она забросила еще в детстве, когда умудрилась зажать палец между клавишами и хотя все же играть она умела, но чтобы учить других... тут надо смелости побольше, чем впервые выйти перед студентами в роли стажера. Один поворот. Второй. Коридор, казалось осталось совсем немного, как вдруг лестница на которую Корф взошла, пришла в движение и девушка судорожно вцепилась в перилу. На фоне черного костюма-тройки ярко выделялась тонкая рука синеватого оттенка с совершенно белыми костяшками, являвшаяся результатом панического страха девушки к высоте, а соответственно и к движущимся лестницам. Как только лестница примкнула к небольшому болкончику, Эл молнией слетела с лестницы, и оказавшись в "полной безопасности", с совершенно невозмутимым видом одернула рукава пиджака и свернула в коридор. "Ох, только бы не потеряться" мелькнула мысль в голове шестикурсницы и тут она увидела ту, ради кого и был проделан этот путь. Мира сидела возле стены, а точнее за ее спиной находилась дверь и как поняла Элизабет - эта дверь вела в Выручай-комнату "Хм, интересно, эта комната появляется только когда она действительно нужна... Видимо желание научиться играть и впрямь сильное" подумала Корф и тут же улыбнулась поднявшейся ей на встречу пуффендуйке. - Ну что, я смотрю препядствий у нас больше нет, - она кивком указала на появившуся дверь и мельком глянула на часы, отметив про себя, что опаздала. Открыв дверь, Лиза пропустила вперед Миру и оглянувшись неизвестно зачем назад, зашла следом за ней и огляделась. Высокие потолки и большие стрельчатые окна, вкупе делали небольшую комнату очень светлой и Лиза поморщившись прищурилась, для нее было слишком ного света. Посередине стояло фортепиано и несколько стульев, на что когтевранка усмехнулась "аскетично однако" и с любовью посмотрела на небольшой мягкий диванчик возле стены, в общем то на этом обстановка заканчивалась и блондинка, тряхнув головой, чтобы убрать отросшую челку решительно шагнула к музыкальному инструменту. - А я ожидала еще и герб Пуффендуя повсюду увидеть, - Эл улыбнулась, - пойдем, для начала я сама попробую вспомнить хоть что-то, а ты расскажи, какую музыку предпочитаешь и какое произведение тебе хотелось бы освоить.

Миранда Диккели: Миранда уже успела допеть песенку, съесть конфету и поиграть с пауком, дожидаясь Лиз на седьмом этаже. Поэтому неудивительно, когда девочка увидела, что кто-то вышел из-за поворота, она молниеносно поднялась с места и подалась вперед. Это была та, кого Рэнди уже заждалась, поэтому она радостно улыбнулась. Эл тем временем кивком указала на стену позади пуффендуйки, а та инстинктивно обернулась посмотреть, что там. Там была дверь. "Интересно, это я так сильно думала о том, что хочу научиться играть или Лиз безумно хотела научить меня этому? Почему же дверь появилась?" - думала Миранда, но ее размышления прервал скрип той самой двери, которую уже успела приоткрыть когтевранка. Рэнди ступила внутрь, оглянувшись назад, и заметила, что Лиз сделала то же самое. Первым, что бросилось в глаза пуффендуйке в комнате, было фортепиано. Оно стояло прямо посередине. Его озарял солнечный свет, которого в комнате было очень много. "По-пуффендуйски, однако, - усмехнулась девочка. - Значит, это я так сильно хотела, чтобы комната появилась. Подумай бы об этом Корф, комната была бы довольно темной". Эл тем временем подошла к фортепиано, попросив Миранду рассказать, какую музыку она предпочитает. Девочку этот вопрос поставил в тупик. "Если я скажу, что мне нравится классика, это будет не совсем честно. А если говорить, что мой любимый вид музыки рок, то смысл нашей встречи будет не понятен". - Э-эм, - начала Рэнди немного хриплым голосом. "И я до сих пор не сказала ни слова? Удивительно!" Прокашлявшись, она продолжила, - Я не знаю, с чего обычно начинают учиться играть. Может, что-нибудь совсем простое? А уже позже думала сыграть что-нибудь известное и мелодично-спокойное. Знаешь, такую музыку, которую обычно хочется сделать фоном всей жизни. Ты же понимаешь, о чем я? - пуффендуйка несмело улыбнулась. - А ты что умеешь играть? Вдруг мне так понравятся заученные тобой мелодии, что я захочу выучить именно их.

Элизабет Корф: Лиза села за фортепиано и осторожно провела рукой по крышке, словно она была очень хрупкой и могла сломаться от любого прикосновения. Вопрос о музыке она задала не случайно, так как по ее мнению, музыка отражает внутреннее состоние человека и нужно было настроится на одну волну с пуффендуйкой. Когтевранка открыла крышку и не удержавшись нажала на одну из клавишь и прислушавшись к разнесшемуся по комнате звуку улыбнулась, оглянувшись на Миранду, она похлопала по соседнему стулу и только сейчас заметила небольшое смятение, вызванное ее вопросом о музыкальных предпочтениях. "Нда, почему-то многие не говорят о своей музыке... Или это просто у меня на лбу написана любовь к классически произведениям и другие не понимают, что любовь к классике не мешает любить любую музыку...Эх, ладно" - Мир, а почему ты не говоришь о том, что я тебя спросила? Ты стесняешься говорить о музыке, которая приносит тебе удовольствие или думаешь, что при моем предпочтении к классике я не пойму другие музыкальные направления? Корф немного расслабилась и чуть прикрыла глаза, разговор о музыке всегда действовал на нее всегда вот так, вводя девушку в состояние легкой эйфории. - Для меня музыка не делится на классику, рок, шансон или еще что-то, любая музыка может затронуть какие-то струны души, которые найдут в ней отклик своего состояния. Музыка она всегда дарит радость, поддерживает в моменты грусти, приносит идеи, она помогает найти решения и придает уверенности в себе, и не важно, в какой музыке ты нашла отражение всего этого, главное, что твое сердце реагирует на то, что музыкальные инструменты издают посредством рук человека. "Так, Корф, остановись, ты не лекцию сюда пришла читать" одернула себя когтевранка и задумавшись посмотрела на клавиши фортепиано, вопрос о заученных мелодиях застал ее врасплох, она не заучивала их, скорее помнила их сердцем, но сможет ли она сыграть их на фортепиано оставалось для нее неразрешимой загадкой. - Я не знаю музыки, которую хотелось бы сделать фоном всей жизни, - блондинка сделала ударение на слове "жизни", - но сейчас у меня фоном в голове звучит вот это. Она глубоко вздохнула и опустила руки на клавиши, чуть наклонив голову, словно прислушиваясь к чему-то, и мелодия исходящая откуда-то из черной, полированной поверхности фортепиано, заполнила комнату. http://i18.beon.ru/96/97/239796/39/31254239/Yann_Tiersen__8_mm.mp3

Миранда Диккели: Рэнди проследила, как Лиз села за фортепиано и дотронулась до крышки. "Такое ощущение, что она с ним на 'ты', - подумала она. - От одного присутствия инструмента где-то рядом, не говоря уже о прикосновении к нему, чувствуется, внутреннее настроение Лизы. Как будто она давно ждала этой встречи." - Нет, на самом деле я думала, что тебе не нравится классика, - попыталась оправдаться Миранда. - Видишь ли, я сама иногда ее слушаю, и кажется она мне достаточно завораживающей и по-своему уникальной. Но в определенные моменты. А своим кредо я больше считаю рок... - пуффендуйка наблюдала за взглядом девушки, который скользнул по клавишам. "Сыграй же что-нибудь, прямо сейчас", - пронеслось у нее в голове. - Фон жизни для каждого свой. Особенно он свой для определенных ситуаций. У меня, например, нет... - Рэнди замолчала, как только поняла, что разговаривать уже неприлично. Элизабет опустила руки на клавиши, и неописуемой красоты мелодия раздалась из-под крышки фортепиано. "Так вот оно как бывает. И у меня так получится?" - завороженно подумала Миранда и в растерянности присела на стул, на который Лиз уже давно ей показывала. Пальцы девушки быстро бегали по черно-белой поверхности, а пуффендуйка сидела рядом с полуоткрытым ртом не в силах что-либо сказать. Да и в такие моменты слова не нужны, наверное...

Элизабет Корф: Звук заполнил комнату и девушке, сидящей за музыкальным инструментом, казалось, что вокрг не осталось ничего, ни комнаты, ни сидящей рядом пуффендуйке, ни даже самой школы. Коогтевранке казалось будто она оказалась в неведомом пространстве, где кроме нее, фортепиано и музыки не осталось ничего. Как бы Лиза не относилась к игре на музыкальных инструментах, музыку она очень любила и не могла себе представить ни дня без нее, да и погружалась она в звуки музыки почти молниеносно и с трудом выходила из этого состояния нерваны. Но все же она была не одна, и какая-то часть блондинки все же находилась в напряжении, наверное именно поэтому мелькнувшая в глубинах сознания мысль "Корф, опомнись" дала фальшь в игре и руки шестикурсницы соскользнули с черно-белой поверхности. Повернув голову к Миранде, Лиз заметила ее взгляд и смущенно опустила глаза, все же непривычно было играть при посторонних людях, а точнее вообще при ком-то. - В общем примерно как-то так, - она сдула челку, что бы скрыть смущение и в который раз мысленно отругала себя за воспитанную в ней с самаго детства сдержанность. Она была уместна дома, где других детей кроме сестры не было, а сестра и так всегда понимала Лизу. Аста... Анастасия... воспоминания о сестре неожиданно вырвались из памяти и услужливо поставили перед глазами образ белокурого ангелочка с глазами беса... Как же она по ней скучала, родители и тут умудрились лишить когтевранку единственного человека, которого она любила до дрожи в ногах, любила больше чем себя, и ведь отец знал об этом. "Только не слезы...Нет" она умела быстро приходить в себя, что и в этот раз успешно проделала, где-то в глубине души надеясь, что Мира слишком была занята, сыграным произведением и не заметила небольшой смены настроения. - Ну так как тебе эта мелодия? Она может претендовать на душевный фон в каких либо ситуациях? - студентка дома Воздуха улыбнулась и пожалела, что сюда домовики не приходят наверное, чашечка ароматного чая, а еще лучше кофе, определенно не помешали бы.

Миранда Диккели: Музыка все длилась и длилась, а Рэнди думала о чем-то своем. Ей представлялись картины из детства, мама, папа, маленькая сестренка, с которой она еще ни разу не виделась. Она вспоминала, как впервые увидела поезд в Хогвартс, как распределилась на Пуффендуй, получила плюшевого барсучка и нашла новых друзей, самых лучших на свете. Первый магический урок, первая волшебная палочка, первая оценка, первый праздник, первый матч в квиддич... Элизабет опустила руки, и музыка прекратилась, вернув Миранду в реальность. - Хогвартс - большая часть жизни, которую уже просто так не забудешь, - только и сказала она и вдруг поняла, что это было совсем не кстати. Она взглянула на Лиз, пытаясь понять, что та чувствует, что видит и вспоминает, когда слышит музыку. Но взгляд пуффендуйки скользнул сквозь девушку. Рэнди опять задумалась о своем и стала смотреть куда-то вдаль. "Мне действительно нужно научиться этому. Благодаря музыке можно побыть в другом мире, а иногда это просто необходимо..." - А как?... - начала было Миранда, но Корф ее опередила, спросив, может ли эта мелодия быть фоном каких-либо жизненных ситуации. - Д-да, безусловно может. И пока она вызвала у меня самые лучшие воспоминания, - пуффендуйка искренне улыбнулась. - И как? Как я смогу такое сыграть? Это же безумно сложно... в две руки. А может ты еще что-нибудь сыграешь? Я бы с удовольствием послушала, - девочка вопросительно посмотрела Эл прямо в глаза. Миранда, когда разговаривала, всегда старалась смотреть людям в глаза, ведь они - зеркало души. А в общении видеть ответную реакцию этой души очень важно.

Элизабет Корф: - Хогвартс - большая часть жизни, которую уже просто так не забудешь, До Лизы только спустя некоторое время дошел смысл слов, сказанных третьекурсницей дома Солнца и как бы когтевранка ни хотела оспорить свою привязанность к какому-то определенному месту, у нее не получалось это. Слова Миранды легли на сердце, словно и были там все время и девушка осознала, что Хогвартс это и правда слишком большая и важная часть в жизни, чтобы ее просто забыть, как нельзя забыть дом, родных и близких. И для юной волшебницы школа стала истинным домом, домом которым никогда не станет поместье в Санкт-Петербурге или родовое имение по Отрадным, домом, где всегда тепло и уютно, домом где ждут и верят в тебя даже если ты оступился, домом, который не хочется покидать. Шестикурсница повернулась к пуффендуйке и не сдержавшись, погладила по голове солнечную студентку, которая сказала, наверное самые важные слова любого волшебника или волшебницы, когда-либо учившимся в школе Чародейства и Волшебства Хогвартс. "Побольше бы таких как ты... тех кто любит Хогвартс всей душой и имеет душу, намного более красивую, чем любое музыкальное произведение", девушка в кои то веке расплылась в искренней и теплой улыбке, которая обычно появлялась у нее на лице лишь в "ущербном", вынужденном варианте. Но молчать столько времени было бессмысленно и студентка орлиного факультета тихо откашлялась и заговорила: - Сможешь, ты обязательно научишься, поначалу это будет лишь отрывок из произведения, но постепенно будем увеличивать размер проигрыша и со временем ты сможешь сыграть ни хуже меня, потому что нужные навыки для игры на рояле или фортепиано, находятся вот тут, - она положила руку на сердце, уверенная, что Мира поняла ее. - Если ты хочешь, я конечно могу еще что-то вспомнить, но когда же мы тогда приступим к обучению? - девушка не увела наконец взгляда в сторону и посмотрев в глаза девочки улыбнулась.

Миранда Диккели: Миранда, погрузившись на некоторое время в свои мысли, опомнилась, когда Элизабет погладила ее по голове и улыбнулась. Девочке, глядя на такую искреннюю и добрую лучезарность когтевранки, самой захотелось улыбнуться. - У тебя очень красивая улыбка, такая теплая, - сказала Рэнди и через секунду добавила, широко улыбнувшись, - прямо как у меня. Пуффендуйка дослушала Эл, поднялась со стула и, подвинув его к фортепиано, села. Теперь, оказавшись справа от девушки, она была готова постигать азы музыки. - Да, давай я что-нибудь попробую сыграть. А потом в конце ты покажешь мне еще какую-нибудь мелодию, хорошо? Рэнди громко вздохнула, собрала все свои мысли в кучу и сосредоточилась на музыке. Потом она подняла правую руку с вытянутым указательным пальцем и медленно нажала одну из клавиш, находившихся ближе всех. По комнате расплылся глубокий звук ноты. Пуффендуйка еще секунды три подержала палец на белой клавише и опустила руку на колено. - Ну как? - спросила она нетерпеливо, повернувшись к сидевшей рядом Элизабет.

Элизабет Корф: Корф прислушалась к звуку, который заполнил комнату после того как Миранда нажала на одну из клавиш, чистый, ясный и завораживающий, он даже в одиночестве казался прекрасным произведением музыки. Но как и все, он тоже оказался не вечным и когда комната вновь погрузилась в тишину, когтевранка открыла глаза и посмотрела на пуффендуйку, у нее определенно были способности к музыке, а это значительно упрощало процесс обучения. Но Миранда оказалась нетерпелива, как впрочем многие дети в ее возрасте и озвученый ею вопрос повис в воздухе, напоминая о том, что ответить все же нужно, так как девочка почти подпрыгивала на стуле от нетерпения. Лиза улыбнулась: - У тебя есть способности, ты чувствуешь музыку и это хорошо, потому как я не являюсь профессиональным учителем музыки. Давай начнем с небольшого проигрыша, после меня повторишь ты его, потом будем увеличивать размер проигрышей и попробуем сыграть в две руки, хорошо? Шестикурсница посмотрела на Миранду и получив от нее утвердительный кивок и прочитав в глазах, нерешительность со смесью желания сделать это, развернулась к фортепиано. Глубоко вдохнув блондинка движением головы откинула челку с глаз и плавно опустила руки на клавиши. Звук чистый как слеза ребенка вновь заполнил собой помещение, но не дав себе погрузиться в исполнение, Корф прервала игру и кивком головы показала третьекурснице на клавиши, приглашая ее повторить то, что только что сыграла сама девушка.

Миранда Диккели: Конечно, первый в жизни Миранды такой одинокий звук казался чем-то ужасно незначительным по сравнению с целой музыкальной историей, рассказанной когтевранкой. Но пусть пуффендуйка пока не могла играть сама, зато она остро чувствовала каждую ноту у себя внутри. Эти ноты будто расплывались приятной теплотой, оставляя после себя лишь особое непонятное ощущение, но до боли необходимое и незабываемое. Игра Эл снова оборвалась, но на этот раз в самом неожиданном месте. "Что же это могло означать?" Девушка повернулась к третьекурснице и кивком головы указала на клавиши. "Как так? Прямо сразу играть? Это же так сложно..." Рэнди немного растерялась. Но взять себя в руки было просто необходимо. Лиза ждала от девочки результатов, которые здесь и сейчас та могла бы уже продемонстрировать. - Так, сейчас, - Миранда глубоко вздохнула и слегка улыбнулась своей нерешительности. На игру нужно было настроиться. Девочка постаралась направить все свои мысли в творческий полет. "Играть же нужно, в общем-то душой, а не руками. Пальцы и клавиши - это все второстепенно" Рэнди повернулась к фортепиано и опустила руки на черно-белую поверхность. Пауза продлилась еще пару секунд, и пуффендуйка, наконец, воспроизвела своими детскими пальчиками уже знакомую ей мелодию. Раз ошибка, два... Тут передержала ноту, здесь не попала на нужную клавишу. А в самом конце мизинец и вовсе соскользнул вниз... Миранду удивляло, что она сама чувствует свои ошибки. Она почему-то просто знала, где сыграла неправильно. А разве такое бывает? Короткая часть большого произведения закончилась, но Рэнди еще долго не поворачивала голову к Элизабет, будто боясь ее вердикта.

Элизабет Корф: "Раз...два...три...четыре..." - когтевранка мысленно отсчитывала несостыковки в музыкальном проигрыше, внимательно наблюдая за руками девочки и пытаясь примерно просчитать причины этих ошибок. Собственно сходилось все к тому, что пуффендуйка просто не смогла полностью расслабиться и отдаться на волю сердца и музыки, по крайней мере Лиза считала именно так. "Четыре ошибки при первой игре на фортепиано, хм, мне бы ее талант в свое время" - подумала девушка и поскребла кончик носа ноготком, Миранде надо отвлечься от всего что вокруг нее, что бы полностью почувствовать музыку и надо было как-то ей помочь в этом. Лиза повернулась к третьекурснице и задумчиво посмотрела на нее, студентка солнечного дома не поворачивала головы и невидящим взглядом смотрела на клавиши, словно опасалась чего-то и когтевранка примерно предполагала чего именно. Корф поднялась со стула и остановилась за спиной у девочки. - Четыре ошибки, мне кажется, ты и сама поняла где именно ты их допустила. Однако это очень хороший результат, особенно учитывая твой опыт игры на фортепиано, но мне кажется что-то не дает тебе до конца погрузиться в исполнение и у меня есть идея как это исправить. Лиза достала черный, шелковый платок из кармана манти и палочку, бросив небольшой квадрат черной ткани на не менее черную поверхность музыкального инструмента она подняла палочку и произнесла: "Engorgio", - увеличив платок до нужного размера. Покосившись на Миру, блондинка наткнулась на непонимающий взгляд студентки и едва заметно улыбнулась уголками губ. Сложив платок треугольником, она вновь оказалась за спиной Миранды и накинув ей платок на глаза, завязала его несильным узлом на затылке. - Только не пугайся, просто это поможет тебе не обращать внимание на внешние факторы и на меня тоже, - она убрала руку с плеча юной волшебницы, которая до этого мягко там покоилась и наклонившись прошептала, - А теперь есть только ты и музыка... Играй.

Миранда Диккели: Долго сидеть и молчать Миранде было бы не ловко. Нужно было то ли сразу понять, что музыка - это не ее, то ли попробовать сыграть еще раз, то ли просто послушать замечательную игру когтевранки... Все это вместе вертелось в голове у девочки, и она не знала, за какую мысль ей ухватиться. Внутри было явное напряжение, с которым Рэнди пыталась справиться, но снаружи это выглядело довольно странно. Пуффендуйка сидела, не двигаясь, и пропускала стеклянный взгляд сквозь клавиши. Нужно было что-то срочно делать. Но что? - Я, н... - начала было Рэнди, но прервалась и немного вздрогнула, потому что Лиз внезапно встала со стула и оказалась за ее спиной. Девушка еще ничего не сказала, а Миранда уже начала волноваться еще сильнее. Она, почему-то, совсем не могла расслабиться и полностью погрузиться в музыку. "Как, интересно, артисты выступают на сцене, если даже при одном человеке испытываешь некоторое напряжение?" Элизабет что-то проговорила, а Рэнди не успевала следить за ее словами. "Так, расслабься. Тебя не на казнь привели!" Но когда когтевранка достала черный платок из мантии и увеличила его в размерах, Миранде и правда на секунду показалось, что сейчас будет казнь. Завяжут ей глаза, поставят на край обрыва и... Но по едва заметной улыбке Корф девочка поняла, что слишком много думает о лишнем. Пора бы, наконец, успокоиться. Через несколько мгновений платок оказался на глазах у Миранды, и, казалось, страшные опасения сбываются, но пуффендуйка всеми силами своих мыслей старалась прекратить волноваться. "Да, пусть я ничего не вижу, но обрыва же рядом нет. Конечно, если я захочу, он появится, потому что мы в Выручай-комнате. Но я же не буду этого хотеть..." Рэнди видела перед собой лишь темноту, или она видела "ничего", и ее богатое детское воображение сразу стало рисовать разные картины. Поначалу довольно странные и немного странные. Появился и тот коварный обрыв, и темный непроходимый лес, и свет фонарника, который манил к себе... Только так, наверное, может подействовать простая шелковая ткань на маленькую пуффендуйскую студентку... И в этот самый момент как будто издалека Рэнди услышала спокойный, умиротворенный и знакомый ей голос, который почти вернул ее в Хогвартс. "И, правда, нет никакого обрыва, есть только музыка!" - сказала себе Миранда и медленно положила правую руку на клавиатуру. Бесшумно перебирая клавишу за клавишей, она интуитивно остановилась на одной из них и нажала ее. Услышав тот нужный звук, она опустила и левую. Поразительно, как обостряются другие органы чувств, когда мир скрыт от глаз. Кажется, будто слышишь каждый шорох, даже дыхание, которое обычно не замечаешь. Чувствуешь запах старины от фортепиано, ощущаешь рельеф клавиш и присутствие легкого ветра... Теперь картины воображения были другими. Рэнди жмурилась от яркого солнца и ощущала босыми ногами мягкую траву. Она была где-то далеко от замка среди мокрой растительности и прохладного воздуха. На долю секунды почувствовав свои руки на клавишах, она замерла, вглядываясь в детали рисованных подсознанием картин. Фоном полилась тихая музыка. Она была знакома Миранде, но звучала каким-то совершенно иным образом, немного бодрее и увереннее, что ли, будто показывая себя под другим углом. Эта мелодия прекратилась так же внезапно как и началась. Девочка желала услышать ее дальше, но сама понимала, что этого не будет. Почти расстроившись, Рэнди опомнилась и поняла, что она снова в Хогвартсе, почувствовав присутствие Элизабет где-то рядом. - Эт-то было... - пуффендуйка не знала, как выразить свои эмоции, - было пр... потрясающе. Да, потрясающе! И как так получилось? Я просто не знаю, что сказать... - она глубоко вздохнула и через секунду выдохнула, опустив руки на колени.

Элизабет Корф: -«Дааа, как-то странно все это, скажи мне, еще хотя бы месяц назад, что я буду учить кого-то игре на фортепиано, не поверила бы ни за что… жизнь умеет подбрасывать сюрпризы», - девушка стояла позади пуффендуйки, сложив на груди руки, и размышляла. Вся эта ситуация и правда казалась когтевранке какой-то нереальной, будто это происходит во сне, но одно она понимала точно, просыпаться сейчас ей совсем не хочется. Миранда же тем временем, наконец, сориентировалась с повязкой на глазах и, опустив руки на клавиши инструмента начала играть, но играть не так как это делала Лиза, а по своему, неповторимо и очень красиво. Мелодия, которую сыграла шестикурсница, была с каким-то налетом грусти и ностальгии, словно тянула назад и не хотела отпускать, подыскивая в памяти те моменты из жизни, которые старательно прячешь поглубже, чтобы не впасть в меланхолию. Мелодия, которая звучала сейчас, разительно отличалась от предыдущей настроением, она была легкой, невесомой и дарила умиротворение. Элизабет мечтательно закрыла глаза и дала волю воображению. -«Осень, листва уже сменила монотонный зеленый цвет на буйство желтого, красного, бордового и украшала собой не только деревья, но и выложенную камнем тропу между кленами. Сквозь ветки, которые уже покинула листва, проглядывало пронзительно синее небо, на фоне которого оголенные ветви деревьев и еще не опавшая листва, подсвечивающиеся осенним солнцем, приобретали неповторимый и какой-то волшебный вид. В воздухе звенела поздняя осень и местами видно, что утром на траве был иней. Корф шла по этой тропе, наслаждаясь осенним великолепием, и с тихой радостью шуршала листвой под ногами. Мечта», - но музыка оборвалась и когтевранка лишь удивленно распахнула глаза, вырываясь из осенней фантазии навеянной музыкой. Мира сидела настороженная, словно не верила тому, что это сотворили ее руки, и в подтверждение своим мыслям блондинка услышала восхищенный шепот девочки и глубоко вздохнув, улыбнулась, но с места так и не сдвинулась, оставшись стоять посреди комнаты в полуобороте к музыкальному инструменту и пуффендуйке. - Мне кажется, тут слова излишни будут, тут все сказало твое сердце, - она улыбнулась какой-то странной улыбкой и, покачнувшись на каблуках, сцепила руки в замок за спиной, возвращая себя в реальность. – Знаешь… Это было…мм… сказочно, - наконец-то нашла правильное слово Корф и повернула голову к студентке Дома Солнца, - но почему ты прекратила играть? Ведь играло сейчас твое сердце, а оно явно запомнило всю мелодию. -«Тебе мало что ли? Села бы на диван что ли, замечаешься еще…», - где-то в глубине сознания разговаривала когтевранка сама с собой, - «Жалко тебе что ли, ну и замечтаюсь, в конце концов, мне редко это удается», - девушка фыркнула и обратилась к Миранде: - Сыграй, пожалуйста, еще.

Миранда Диккели: Волнение, вроде, исчезло полностью. Напряжение отпустило. Миранда расслабилась и думала уже не о том, как бы не ошибиться или что скажет Элизабет, а о том, как сделать более крепкий звук и как не переставать играть сердцем. - Сыграть еще раз? - почти удивленно переспросила Миранда. - Но, разве получится? Я не очень хорошо запомнила мелодию и могу снова начать отвлекаться на реальность... "Так, стоп. Все у тебя получится! В конце концов, только что же получилось", - говорило подсознание. Миранда ему искренне поверила и смело стянула черный платок с глаз, протянув его назад Лизе. - Думаю, я смогу справиться без него, - улыбнулась девочка. - По крайней мере, очень постараюсь. Пуффендуйка собралась с мыслями, точнее выкинула все мысли из головы, оставив только работающее подсознание. Подняла руки над клавиатурой и с быстрым вздохом начала играть. Теперь ей не представлялись никакие картины природы, а была лишь "золотая бесконечность", озаренная солнечным светом. Странное тепло разливалось от головы до ног. А еще, Миранде казалось, что вокруг нее ничего нет, кроме музыки - не имеющей конца и начала, живущей вечной жизнью, населяющей все предметы, парящей над всеми земными проблемами. Постепенно так называемая "золотая бесконечность" (по другому ее просто нельзя было именовать) стала испаряться, превращаясь в густой молочный туман, а потом и вовсе исчезла. Рэнди открыла глаза. Она и сама не заметила, когда их закрыла, но сейчас реальность напомнила о себе каким-то звуком. Каким именно, разобрать было трудно. Но пуффендуйка чувствовала, что главная задача удалась - музыка оказалось такой, какой она сама хотела ее слышать. - Знаешь что? - Миранда вскочила со стула и повернулась к когтевранке. - У меня был где-то в комнате список мелодий, какие бы я хотела научиться играть. Я сейчас их принесу. А не-ет, не принесу, а "пожелаю". Девочка подошла к одной из стен выручай-комнаты, где стоял шкаф. - Ведь, если захотеть, здесь появится все, что угодно, - улыбнулась она. - Вот и проверим. Миранда зажмурилась для правдоподобности и очень сильно пожелала, чтобы список этих музыкальных произведений оказался в шкафу сию же минуту. Ни хлопка, ни удара, которые могли бы известить о свершившемся действии не последовало. Рэнди осторожно приоткрыла дверцу и взвизгнула от восторга. - Получилось! - девочка схватила листок и, забыв прикрыть дверцу шкафа, подскочила к Эл и протянула его ей. Тут Миранда вспомнила, что Лиза не привыкла к такому бурному выражению эмоций и резко притихла. - Ну что, тебе знакомы такие произведения? - спросила она чуть ли не с опаской.

Элизабет Корф: Лиза продолжала стоять, скрестив руки на груди возле окна и слегка наклонив голову рассматривать пейзаж за окном. Музыка была ее маленькой слабостью, в которой она никогда не могла себе отказать, и как оказалось даже тогда, когда ей предстояло кому-то показать, как это. Она вспоминала как сама впервые села за фортепиано, и какую бурю чувств у нее вызывала возможность извлекать прекрасные звуки и, казалось бы, из бездушного предмета. Чуть позже она поняла, что душой любого музыкального инструмента является именно музыка и что в мире нет ни одного музыкального произведения похожего на другое, потому что нет двух одинаковых душ, да и теперь уже она понимала, что даже одно произведение сыгранное просто даже на двух разных роялях будет звучать по-разному. Миранда сдернула платок с глаз и когтевранка протянула руку, что бы забрать его, а пуффендуйка тем временем уверенно развернулась к фортепиано, и лишь на миг, задумавшись, вновь заиграла. Блондинка подняла взгляд от своего платка, который мяла и скручивала, и замерла в восхищении, такое она видела редко: полуприкрытые глаза, но такая гамма чувств на лице, будто девочка проживала эту мелодию как жизнь...нет. она сама была этой мелодией и словно светилась каким-то невидимым сиянием, от чего Корф просто не могла оторвать взгляда. Но мелодия закончилась и Эл не сдержавшись, хлопнула в ладоши, мягко, тихо, почти неслышно, но в создавшейся тишине он словно привел обеих в чувства. Правда когтевранка не сразу поняла, почему студентка солнечного факультета начала с такой скоростью "прыгать" по комнате и откуда здесь взялся шкаф, которого раньше не было. "Тпррууу, Корф, включи мозг, мы в Выручай-комнате...Оттуда шкаф, оттуда", - пояснило ей ее собственное сознание, однако она так толком ничего и не поняла. Тем более и соображать уже было некогда, так как Мира подскочила к ней с каким-то пергаментом и Элизабет от неожиданности чуть не отпрянула от девочки, но взяла протянутый листок, и краем глаза заметив, что Рэнди притихла, погрузилась в его изучение. "Тааак... Хм... Ох, ты... Ннда... список весьма интересный", - мысленно заметила блондинка и привычным движением головы откинула челку. - Так, мне очень нравится третий вариант, у мистера Морриконе всегда были шикарные произведения, Бетховен, - Лиза немного поморщилась, - хорошо хоть не Бах. Знаешь, у меня появилась идея, - когтевранка села за фортепиано и ненадолго "зависнув" над клавишами проиграла небольшой отрывок http://zaslushaem.ru/t4215500-petr-ilich-chaykovskiy-yanvar-u-kamelka.html - Это Петр Иванович Чайковский, произведение называется «Январь», просто актуально на сегодняшний день. Лиз повернулась к Миранде и чуть наклонив голову улыбнулась, - Собственно я, больше ничему не смогу научить тебя, я не помню нот, как видишь я играю без них, я просто чувствую музыку и ты тоже это умеешь.

Вольме Хоффман: Ролевая игра "РПГ-Турнир на приз Синей башни" Участники: Рисенн Барретт, Вольме Хоффман и Biefa de Less. - Какого Мерлина ты вообще там оказалась?! Кто тебя просил? - возмущенный голос юноши переходил на шепот, рассеиваясь подобно дыму в огромных помещениях Хогвартса. В воздухе разносились торопливые шаги двух пар ног, грозящие привлечь к себе нежелательное внимание. Третий этаж. Пятый. Седьмой. Стараясь не обращать внимания на укоризненные взгляды волшебников в портретах, слизеринец быстро тащил за руку свою давнюю подругу сквозь длинные и пустые залы. Остановившись, он толкнул одну из дверей, от чего она со скрипом отворилась. За этой дверью не было ни заброшенного кабинета с разбросанными по полу книгами, ни ломящихся от роскоши, блеска и богатства полов. За ней располагался лишь узкий и темный проход, ведущий к змеям-коридорам, пронизывающим седьмой этаж. Потолки многих из них были затянуты тонкой и невесомой паутиной - эти коридоры не пользовались особой популярностью, почему пауки и выбрали для жилья себе эти тихие нелюдные места. - Лучше в обход. Здесь больше шансов остаться незамеченными, - пронеслось в голове. Слизеринец холодно обвел глазами стены и снова направил взгляд в конец "тоннеля". - Раньше мне эти места казались более уютными. Сейчас это больше похоже на дромос. Вольме передернул плечами, кутаясь в мантию. Шаг его оставался неизменно быстрым, а рука, вцепившаяся мертвой хваткой в рукав девушки, казалось, останется в таком положении навечно. Спустя несколько минут юноша свернул в гораздо более широкий и приятный глазу коридор. Поступь слизеринцев уже не походила на стадо слонов, и лишь шуршание длинных мантий по полу могло привлечь чье-либо внимание. Довольно улыбнувшись уголками губ, Вольме замедлил шаг. То самое место. Он не ошибся. Остановившись возле гобелена внушительных размеров, слизеринец указал рукой на пустую стену и, осмотревшись по сторонам, шепнул: - Вот мы и пришли. У нас не так много времени, поэтому поторопись, - взгляд его был прикован к свертку, который держала под мантией его спутница.

Рисенн Барретт: Рисенн успешно тащилась по коридорам, ведомая крепкой рукой, нежно, но с достаточной для того, чтобы утянуть за собой силой, сжимавшей ее собственную. Староста пыталась ступать мягко и бесшумно, но получалось не совсем так, как хотелось. То и дело она взволнованно озиралась по сторонам, боясь, что кто-то, кроме, конечно, портретов, их узрит. Слизеринка совершенно не знала, куда идти, что было не удивительно - такой огромный замок, как Хогвартс, нельзя было полностью исследовать за три курса. Для успокоения души девочка отцепила свой значок старосты и спрятала глубоко в карман мантии. Озираясь по сторонам, она замечала портреты, которых прежде никогда не видела. Третий этаж. Пятый. Седьмой. Барретт старалась запомнить все повороты, какие-то приметы. Бесполезно. Ориентировалась она всегда плохо, некоторые даже удивлялись, как она домой дорогу находит. "Даа уж, сколько я всего еще тут не видела. Надо бы себе обзорную экскурсию сделать по замку. Ночью. Назвав это патрулированием. Жаль, только, одной идти придется", появилась мысль в уме у старосты. Рисенн изредка заглядывала под мантию, проверяя, на месте ли то, ради чего, собственно, все и было устроено. Хотя это было странно - она чувствовала, что сверток все еще в руке, но нервы брали верх. Увидя улыбку на лице ее спутника, девочка совершенно не поняла, почему он, собственно, улыбается. Странный пустой коридор. Дивная картина на стене и ...все. Именно так, ничего. - Вольмушка, ээм, а ты уверен, что мы на месте? Что-то оно немного пустое, это место. - прошипела староста. Все же очень странно. Но в таких ситуациях выбирать не приходится и от помощи не отказываются. Не в ящике стола же это хранить, ей-богу. Переминаясь с ноги на ногу, Рисс взволнованно сжала руку друга.

Вольме Хоффман: Услышанное оказалось весьма интересным и неожиданным поворотом событий. Слизеринец опустил глаза на свою спутницу и медленно изогнул бровь. Естественно, он знал, что о Выручай-комнате было известно далеко не каждому, вот только старосты непременно должны были о ней знать. Или не должны. Вольме точно не знал ответа на этот вопрос, ибо никогда не был старостой, но зато он знал о том, что скрывается за этой дверью. - Это место пустое для тех, кто проходит мимо, - юноша вкрадчиво прошептал слова, которые должны ввести в заблуждение любого несведущего в тайнах седьмого этажа человека. - Видишь ровную стену напротив портрета? Никакая это не стена. Вернее, стена, но лишь на первый взгляд. За этой ровной каменной кладкой находится, пожалуй, самое необыкновенное из всего того, что я в своей жизни встречал. Возможно, это не последний сюрприз Хогвартса, но всему свое время, - Вольме на миг замолчал, переводя дыхание, после чего снова продолжил свой рассказ, - Сие величайшее воплощение магии зовется Выручай-комнатой. Почему "Выручай"? Да потому что это место стало другом и помощником, убежищем и спасителем для многих поколений студентов этой школы. Выручай-комната станет для тебя тем, что ты у нее попросишь. Проходя мимо, представь себе маленькую светлую гостиную с парой диванчиков и книжной полкой, а после заходи в появившуюся дверь. Тебе требуется спрятаться от посторонних глаз? Выручай-комната к твоим услугам. Или тебе нужно спрятать не себя, а что-то запретное? - на этих словах слизеринец прищурился, изобразив на лице хитрую улыбку. - Я знаю, о чем ты думаешь. Ты не исключение. Чудо-комната и тебе поможет, - опасливо осмотревшись по сторонам, юноша подвел свою спутницу к гладкой неприметной стене. Несмотря на глухую тишину, окутывающую его собственный шепот, слизеринца терзали нехорошие предчувствия. Сжимая холодной рукой палочку в правом рукаве, он взглянул на Рисс, ожидая увидеть на ее лице похожие эмоции, однако ее выражение лица говорило совсем о другом.

Biefa: Частенько в наших широтах получается так, что погода, не особо согласуясь с календарем, подкидывает своим детищам не очень приятную забаву, иногда именуемую "Адаптируйся к нетипичным погодным условиям и не жалуйся". Так, собственно говоря, и было весь год: то слишком теплая зима, но неожиданное похолодание весной. Однако, сегодня сложилась абсолютно иная ситуация. С самого утра гордо светило солнце, радуясь своей победе над ветрами, тучами и холодом, сразу же заметно оживилась и природа: зацвели, наконец, практически все растения (из тех, что на самом деле должны цвести) в кабинете травологии, оживились и стали гораздо добрее подопечные Шарлоты Сорель, добрыми бликами стала играть вода Черного озера, в такой прекрасный день ставшего вовсе не черным, а голубовато-зеленым. Как водится, при такой погоде мало кто из студентов (да и из профессоров тоже) предпочитал пребывание в наскучивших комнатах в окружении пергамнентов с домашней работой прогулкам в окрестностях Замка в окружении друзей. Лёсс бы тоже не отказалась от такого отдыха, но, увы, год близился к завершению, на горизонте уже маячили экзамены, а еще баллы на перевод набирать надо было. Да и осваиваться надо было после долгого отсутствия. Так что Бьё предпочла пожертвовать отдыхом во имя знаний, как и полагается истинной Когтевранке, посему, дослушав лекцию по Магговедению, когтеврвнка, взглянув вслед убегавшим однокурсникам и вздохнув, направилась прямиком в библиотеку. Предстояло много работы и, я думаю, не стоит упоминать о том, что гораздо приятнее было бы сделать ее в тени большого дуба, но почерк от этого становился до того неразборчивым, что профессора уставали ругаться. Зато, возвращаясь из бибиотеки, Фа чувствовала полнейшее моральное удовлетворение. Она уже шла по коридорам, по которам не ходила очень давно, а в памяти всплывали моменты счастливого детства. Ясное дело, маршрут девушка знала очень хорошо, посему особо задумываться не надо было. Казалось бы, что может быть интересного в описании обычного труодового дня обычной пятикурсницы? Вроде бы и ничего, да вот только одна лестница, отделявшая шестой этаж от седьмого, через которую лежал путь к Башне, ни с того ни с сего изменила свое положение, хотя раньше за ней такого не замечалось. И, как ни старалась Лесс, вернуть ее в исходное положение не удавалось. В это время портреты на стенах начинали подозрительно перескакивать к соседям и шептаться, изредка даже поглядывая на студентку, что не могло нравиться. Оглянувшись, Фа поняла, в какой части замка она находится, и направилась к Башне другим путем. Он лежал через достаточно длинный, узкий, практически пустой (исключение составляли одна единственная картина на стене и изредка появлявшиеся тут студенты) коридор. Уже издалека, не доходя до поворота в этот самый коридор, Когтевранка услышала чьи-то голоса. Разговаривали двое, юноша и девушка. Голоса были явно незнакомые. Лёсс аккуратно выглянула из-за угла и действительно увидела двух студентов Слизерина, явно скрывавшихся от чужих глаз. Когтевранку удивило, как часто парочка оглядывалась по сторонам и невольно подумала, почему они разговаривают о чем-то явно секретном прямо посреди потенциальнт используемого коридора? Почему обычно всегда хитрые и находчивые слизеринцы не выбрали более тайное место? "Что-то тут не так," - подумала Фа и постаралась прислушаться к разговору. Выглядывать уже не решалась, велика была вероятность обнаружить себя.

Рисенн Барретт: Увидев немой вопрос на лице друга, Рисенн лишь развела руками, мол "не все же я знать могу". И вообще, почему это старосты должны знать о всяких секретных местах, они должны быть образцом законопослушных вершителей порядка и возмездия. Слизеринка все еще с неким скептицизмом смотрела то на стену, то на портрет троллей в балетных пачках, избивающих бедного Варнаву, то на Хоффмана, с явным недоумением поглядывающего на нее. Впитывая, аки губка, новую информацию, Рисс жадно ловила каждое слово. Внезапно, в тот момент, когда в рассказе имела место быть пауза, Барретт услышала шорох, похожий на передвижение ног. Испуганно оглянувшись по сторонам и приготовившись уже бежать, что есть мочи, а заодно выкидывать куда-то этот злосчастный "подарок", староста не обнаружила ровным счетом ничегошеньки и никогошеньки. Списав все на движения в картине (ведь все мы понимаем, что сделать это было гора-а-аздо легче, чем заметить-таки опасность), Рисенн непонятно, зачем кивнула собеседнику. Закончив повествование, ее подвели к стене вплотную, чуть не впечатав ее в стену носом. Проворчав что-то, подобно старому эльфу-домовику, потом шикнув, а позже поняв, что шум производит, собственно, она сама, третьекурсница заметила на себе внимательный взгляд холодных серо-голубых глаз. Впрочем, в темноте их цвет виден был не особо, но за то время, что она провела в обществе слизеринца, она успело досконально изучить его внешность. Осознав, что, наверное, обладатель тех глаз чего-то от нее хочет, она недоуменно посмотрела на него. Хоффман показался старосте каким-то встревоженным. - Мне нужно пройти мимо этой стены, эм, трижды, вроде как, и представить то, что я хочу, верно? - изобразив слабую улыбку, спросила слизеринка. В принципе, она была уверена, что говорит верно, но все же стоило узнать. Вспомнив, что ее друг отчего-то запереживал, чем заставил ее нервишки пошаливать, Рисенн ободряюще шлепнула его по плечу и хмыкнула, - Не боись, прорвемся. Зато будет что вспоминать, сидя в кресле качалке в теплом доме на побережье Ирландии, в окружении котов и внуков. Вот такие странные мысли ее посетили в тот момент. Кому-то бы это показалось странным, ведь они же не на войну уходили, в конце концов. Но этот кто-то просто не знал, какие ужасные картины будущего может услужливо подкинуть мсье мозг в таких случаях.

Вольме Хоффман: Вольме немного удивленно наблюдал за своей спутницей. Видимо, нервы с людьми творили дивные вещи. Слизеринец взглянул на часы: в общем счете они простояли перед стеной около десяти минут — непозволительная роскошь в таком-то деле. Впрочем, в каком деле-то? Даже взглянув со стороны, ничего особо ужасного и крамольного они не совершали. Ну, подумаешь, стоят два слизеринца посреди коридора и шепотом разговаривают непонятно о чем. Удивительно, но никогда ранее Хоффман не чувствовал себя так странно: с одной стороны, они не делали ничего плохого, просто стоя посреди коридора; с другой же, Слизеринцу очень не хотелось оказаться пойманным какой-нибудь старостой Пуффендуя, которая обязательно начнет расспрашивать обо всем, начиная чуть не с родословной. Вольме даже поморщился от этой мысли. Рисс все еще стояла рядом и что-то бормотала себе под нос, и в итоге отвесила парню смачный хлопок по плечу. Хоффман еще более удивленно посмотрел на спутницу: - Неужели ты до сих пор не веришь? - опять изогнул бровь юноша, - попробуй же, сама во всем убедишься, - вкрадчиво произнес он и отошел к портрету, чтобы не мешать передвижениям старосты и даже попытался ободряюще улыбнуться Рисс, но не был уверен, что улыбка получилась именно ободряющей.

Рисенн Барретт: Барретт само уже не терпелось увидеть, что же будет скрываться за дверью, которая вот-вот должна была появиться. Лицо друга, впрочем, тоже не выражало безмятежности. Рисенн, честно говоря, откровенно сомневалась, бывает ли у слизеринцев вообще выражение безмятежности. Увидев ободряющую (как она предположила, потому что не вполне было понятно, что именно означала эта вымученная гримаса) улыбку, девочка на пару секунд задумалась о чем-то своем, видимо, что-то вспомнив, и ее лицо озарила немного грустная улыбка. Староста помотала головой отгоняя наваждение, которое было, мягко говоря, не к месту. Усиленно сосредоточившись на мысли о том, что ей нужна комната, чтобы что-то спрятать, слизеринка прошлась мимо Хоффмана и портрета на стене три раза, повторяя про себя "Мне нужно спрятать одну вещь", "Куда я могу спрятать этот предмет?", - при этой мысли Барретт еще раз проверила сверток на наличие, - "Помоги мне спрятать это", - даже в мыслях Рисс старалась не называть "это". Открыв глаза, девушка очень сильно удивилась: прямо напротив портрета сначала обозначилась, а потом стала увеличиваться дверь, дверь в ту самую выручай-комнату. Не долго думая, староста схватила за руку своего спутника, открыла дверь и буквально затащила слизеринца внутрь. Открывшийся ее глазам вид просто ошеломил: огромных размеров комната, практически под завязку набитая различными предметами. Медленно обведя богатства взглядом, волшебница заметила разномастные предметы: от старых кукол до каких-то то ли стульев, то ли столов. Кроме всего прочего Рисс удивили невероятно черные стены. "Как-то тут странно", - подумала она. - Хоффман, Хоффман, родненький, смотри,у меня получилось!, - радостно и немного пискляво воскликнула она и порывисто обняла друга, подпрыгнув пару раз на месте.

Biefa: Лесс стояла в своем укрытии, если можно так назвать, и лихорадочно соображала. Наверное, со стороны когтевранка не выглядела очень взволнованной: прищуренные глаза, взгляд которых скакал по стенам, потолку, полу - по всему, что попадалось на его пути, закушенная нижняя губа - а девушка очень часто кусала губы в непривычных ситуациях, - руки сложены на груди, распущенные волосы девушка собрала в пучок и закрепила пером за отсутствием резинки с собой. Однако же, на деле Лесс не была настолько сосредоточенна. В голове метались разнообразные мысли: "Может, просто пройти мимо?... или нет, Лучше развернусь и подожду, пока лестница сменит, наконец, положение. А если нет? Что, я так и буду там торчать до ночи? Нет, так не пойдет. Тут тоже стоять не годится. И чего я только привязалась к этим слизеринцам. Стоят себе и стоят. Ох уж эта твоя привычка, Лесс, совать свой нос в чужие дела." Вдруг Когтевранка насторожилась:"Стоп. А чего они притихли-то? Ужели сюда идут?" - подумала она и прислушалась: шагов слышно не было. Лесс уже приготовилась выглянуть из-за угла и изобразить ходьбу в случае необходимости, как услышала скрип открываемой двери. Или окна? "Дверь? Но.., - пятикурсница нахмурилась, - но тут же нет двери". Собравшись с духом, Лесс все-таки выглянула из-за угла и успела лишь увидеть подол мантии, исчезающий, как показалось Лесс, в стене. Когтевранка рванула с места, чтобы не потерять загадочную парочку, так спокойно открывающую проходы в стенах. Не стоит говорить, что, хоть Фа и пыталась бежать как можно тише, но этого у нее не получалось. Да вообще такой маневр у нее редко когда получался. Поравнявшись, наконец, с одиноким портретом на стене, напротив которого как раз и был замечен беглец-подол, Лесс уставилась на стену в полнейшем изумлении: никакого прохода тут не было. Однако, она могла поклясться, пару секунд видела что-то похожее на контур двери. - Что за чертовщина? - не сдержалась Лесс и обернулась на портрет, который явно был не в настроении разговаривать. Но делать было нечего: проследить за слизеринцами уже не получится, только если подождать, пока они вернутся. "А что, если они меня услышали?" - пронеслось в голове Когтевранки. "Хотя да, почему если? Такой топот только глухой не услышит," - расстроилась девушка. Когтевранка стала ходить взыд-вперед около портрета, постоянно посматривая то на изображенного на ней Варнаву, то на стену, в которой исчесли слизеринцы. Уйти просто так, не разобравшись, Лесс уже не могла. "Так, а если они сейчас вернутся? Куда бы мне себя спрятать?" - лихорадочно стала соображать она. Стоит отметить, Когтевранка и сама не отдавала себе отчета, почему использовала именно "спрятать себя", а не "спрятаться", размышляя. Однако, продолжала ходить туда-сюда, повторяя загадочное "Куда себя спрятать? Куда?".

Вольме Хоффман: Хоффман проследил, чтобы староста не столкнулась со стеной, разгуливая туда-сюда с закрытыми глазами и довольно улыбнулся, когда увидел знакомую дверь точно напротив портрета. - Вот видишь, а ты бо... - Слизеринец не успел договорить - так быстро схватила его за руку Рисс и с силой гиппогрифа, не пойми откуда взявшейся в такой хрупкой девушке, затащила в комнату. Парень лишь слегка зацепился мантией за дверь, но, слава Салазару, не порвал. - Барретт, милая, постарайся как-то поаккуратнее, - несколько с упреком пробормотал Вольме и оправил мантию. Волшебник многое слышал об этом месте, но как-то не предоставлялось случая попасть сюда. И вот, наконец, его взору открылись несметные сокровища десятков поколений учеников Хогвартса, эта комната хранила в себе целую огромную историю замка, рассыпанную на тысячи маленьких историй каждого, кто намеренно ли, случайно ли, оказался здесь. Вряд ли можно сказать, что это на самом деле были самые настоящие сокровища: золото, безоары, зелья. По углам комнаты валялись разнообразные безделушки. На мгновение Слизеринцу даже показалось, что в каком-то из шкафов, пробегая взглядом, он успел заметить пропавшее на первом курсе любимое перо, но спустя пару секунд Хоффман уже не мог найти тот шкаф и не мог даже с точностью утверждать, его это перо или нет. Впрочем, это было бы странно. Узнать свое перо в огромной кипе таких же - брошенных, сломанных, забытых когда-то на партах огромного замка. Вроде бы, все было хорошо и благополучно, осталось найти подходящее место и припрятать сверток, но не тут-то было. Рисс бросилась было обнимать парня, но тот выделил на объятия всего пару секунд и, отстранившись, произнес: - Стой, подожди. Рано еще. Неужели ты ничего не слышала? - юноша оглянулся стену, с которой уже исчезла дверь, - По-моему, нас заметили, я слышал шаги, когда ты меня сюда тащила. Вдруг там, за стеной, послышался женский голос. Слов разобрать было нельзя, но полный провал операции был налицо. Так, - Вольме в раздумьях потер лоб, - мы сейчас попробуем спрятаться и будем надеяться, что она, - парень указал взглядом на стену, подразумевая шпионку, - не знает секрета Комнаты. Слизеринец выбрал шкаф, за которым его бы не было видно входящему в комнату, но из-за которого открывался отличный обзор и приготовился ждать. Потянув за руку Рисенн и с упреком посмотрев на старосту, с ее восхищенными глазами и разинутым от удивления ртом, Вольме притих, взглядом призывая спутницу сделать то же самое.

Рисенн Барретт: Ситуация накалялась. Теперь их еще и кто-то засек. "Прекрасно", - ехидно пронеслось в мыслях девочки. Появление еще кого-то со стороны, так сказать "третьего лишнего", было явно не кстати, и это мягко говоря. Рисенн и так долго до этого раздумывала, посвящать ли кого в подробности сложившегося с ней положения, но в конце-концов все-таки решила довериться проверенному другу. Барретт удивилась - как же она могла прохлопать ушами и не услышать этот шум в коридоре? Теперь-то она отчетливо слышала шорох мантии, топот ног и какое то невразумительное ворчание. За стеной определенно кто-то был. И этот "кто-то" точно не собирался уходить по своим делам (если таковые вообще имелись в наличии, в чем можно было усомниться, пересмотре сложившуюся ситуацию). Персона Икс явно не занималась профессиональным шпионажем - с такими "навыками" подкрасться к жертве, не берут. Из их импровизированного наблюдательного пункта, находившемся аккурат за весьма удачно подобранным Хоффманом шкафом, открывался вид на то место, откуда слизеринцы появились, и, следовательно, можно было бы ожидать, что в этот раз вход появится там же. - Вольме, что делать? Если наш "наблюдатель" знает о комнате, он появится здесь с минуты на минуту. - Немного истерически прошептала Рисенн, переводя взгляд с парня на стену и сжимая трясущейся рукой палочку.

Biefa: Лесс от напряжения даже зажмурилась, на продолжала сосредоточенно вышагивать по коридору (она всегда так делала, когда о чем-то думала), вновь и вновь прогоняя про себя одну единственную мысль, вытеснившую все остальные: «Куда мне себя спрятать?» - в тридцатый, наверное, раз произнесла про себя Когтевранка. «Может, попробовать подслушать, что там, за этой стеной?» - пришло в голову Лесс. Но, открыв глаза, девушка уткнулась взглядом в огромную дубовую дверь, расположившуюся на стене точно напротив одинокого партизана-портрета. Стоит, я думаю, немного отвлечься на лирическое отступление. Как нам всем известно, Выручай-комната открывается человеку, в чем-то сильно нуждающемуся в виде как раз того, в чем он нуждается. При этом надо три раза пройти мимо портрета Варнавы с зажмуренными глазами и про себя произнести то, что хочешь увидеть. Почему же Выручай-комната открылась перед Лесс, хотя та и не подозревала, что для этого стоило бы сделать и что вообще это за комната? Во-первых, Котевранка металась в приступе паники перед портретом и уж навернняка успела сделать три круга, если не больше. Во-вторых, про себя девушка все-таки повторяла злосчастную фразу, и, если обратить внимание, достаточно корявую. Возможно, волшебство комнаты сработало как раз, опираясь на слова, а не на общий их смысл: "Нужно спрятать что-то? Значит, вам в комнату, где все спрятано. Добро пожаловать, юная леди". «Ага! Вот и дверь! Они, наверное, сейчас выйдут», - подумала Лесс и быстро бросила на пол школьную сумку с горой учебников, за ней же и нагнулась, изображая крайнюю занятость сохранностью томика по травологии. Однако, пара минут прошла, а дверь все не отворялась. «Это что еще за шутки такие?» - удивилась Бье. Собрав, наконец, бесполезно пострадавшие учебники и пергаменты обратно в сумку, Лесс подошла к таинственному проходу и дотронулась до ручки. «Может, она через определенный промежуток времени открывается?» Лесс еле сдержалась, чтобы не постучать и внимательно осмотреть дверь со всех ракурсов. Любопытство уже закипало и толкало девушку повернуть ручку и толкнуть махину. На всякий случай Фа достала верную спутницу — волшебную палочку — и спрятала руку в складках мантии, чтобы раньше времени не обнаружили. «Да поможет нам Ровена» - подумала Фа и открыла, наконец, дверь. Что показалось странным, дверь поддалась легко, и никакого скрипа, похожего на тот, что слышался минут 15 назад, не было. «Что-то не то. Может, не та дверь? Хотя.. какая еще-то?» - раздумывала Когтевранка, оглядывая непонятное помещение, в котором оказалась: шкафы, шкафы, шкафы, заполненные до отказа разномастными предметами, большая часть вещей валялась на полу в полнейшем беспорядке. Хотя нет, определенный «порядок» все-таки слегка чувствовался: видны были тропки, ведущие от входа, который уже исчез, к шкафам. «Куда я попала-то? Кладовка что ли?» - думала Лесс, оглядываясь. - Есть кто живой? - громко произнесла Когтевранка и сразу получила ответ на свой вопрос: взгляд нащупал мантию, кажется, ту самую, что сбежала тогда в дверной проем, за малоприметным шкафом. Лесс бы и не заметила ее, но та как-то некстати дернулась и исчезла. - Что вы тут делаете? - обратилась Когтевранка на этот раз к парочке слизеринцев, чьи лица увидела, наконец, обойдя шкаф. Слизеринец всем своим видом выражал, казалось, презрение. А может, это только так казалось. Его же спутница прижимала к груди какой-то сверток. - Что это такое? Стащить хотите? - продолжала обстреливать вопросами детей Когтевранка, искренне веря в то, что неведомым образом попала в директорскую кладовку или что-либо подобное. - А ну ка показывай, - достаточно грозно произнесла Фа и выставила вперед руку с зажатой в ней волшебной палочкой.

Вольме Хоффман: Самые худшие ожидания студента все-таки сбылись: сначала на угольно-черной стене появилась дверь, но появление третьего действующего лица на сцене, видимо, откладывалось. «Интересно, почему стены такие черные?» - Хоффман дотронулся до стены и невозмутимо посмотрел на черный след на руке. «Наверное, пожар тут был какой-то», - заключил парень. Тем временем дверь все-таки открылась, и юноша забыл про стены, пепел и прочее и стал неотрывно следить на вошедшей в «место, где все спрятано» достаточно низкой и полной Когтевранкой. Девушка сначала просто оглядывалась по сторонам, а после стала подозрительно осматривать шкаф, за которым прятались слизеринцы. «Салазар, да она смотрит прямо на нас», - слизеринец поспешил одернуть свою мантию, злополучный подол которой немного выглядывал из-за шкафа и с головой выдавал своего обладателя. Вольме надеялся, что этого движения Когтевранка не заметит, а когда та двинется осматривать стеллаж с книгами (парню показалось, что это будет первое и чуть ли не единственное, способное привлечь внимание шпионки), быстренько убежать. Драться как-то не хотелось, во-первых, шум, на который наверняка сбегутся люди, во-вторых, с девушкой как-то не хочется, в-третьих... пожалуй, двух причин достаточно. Но и на этот раз надежды Слизеринца не оправдались: взгляд Когтевранки проводил мантию в убежище, после чего и сама Когтевранка показалась из-за шкафа. «Ну вот, отлично, просто прекрасно», - недовольно проворчал парень про себя и вышел вперед. - А что мы такого делаем? - с невинным видом произнес Хоффман, но злополучный сверточек уже тоже был рассекречен. - Ладно, Рисс, покажи ты ей. Ничего страшного не случится, - постарался как можно спокойнее, с намеком, произнести Слизеринец - даже под нацеленной волшебной палочкой юноша не потерял самообладания. Хоффману оставалось лишь надеятья, что Рисс его послушает и сделает, как требует мисс-в-синем.

Рисенн Барретт: Рисенн казалось, что биение сердца и шум пульсирующей в висках крови слышал весь Хогвартс. Их заметили. Эта жуткая истина постепенно доходила до сознания юной волшебницы. Бежать некуда, отнекиваться бесполезно. Оставался лишь один вариант - встретить опасность лицом к лицу. Столкнуться лбами, так сказать. Для слизеринки до мозга костей это не было лучшим вариантом - скорее это был удел безрассудных порой гриффиндорцев, чья хваленая храбрость воспевалась веками. Решив больше хотя бы не прятаться, староста встала, гордо вздернув подбородок. Расправив мантию и вернув лицу надменное выражение, Барретт вспомнила о своем происхождении. - Мисс, а что это вас, собственно, так волнует? По какому такому праву вы за нами шпионите? - голос у слизеринки был уверенный, а в голове крутилась навязчивая мысль, похожая на бегущую строку: "Только не это, нет. Все должно закончиться хорошо, не так. В общем, сушите весла, господа". Услышав ответ друга, Рисенн удивленно воззрилась на него, всячески пытаясь показать, что он явно выжил из ума. - Вольме, ты же понимаешь, что там, ты уверен, что ... - на этих словах староста немного прищурилась и прервала речь, так и оставшись стоять с приоткрытым ртом и переводя взгляд с когтевранки на слизеринца. От его взгляда и слов Барретт передалась уверенность, ведь она учуяла намек. Вернув Хоффману уверенный взгляд, Рисс немного дрожащими пальцами развернула сверток. "Шушева бабушка, что за гхырня?!" - не очень содержательная мысль посетила мозг Рисенн. А что еще можно было подумать, если ты открываешь с полной уверенностью в том, что тебе конец, ожидая увидеть то жуткую вещь, которую и пришел сюда прятать и вместо этого видишь ... платье! Именно! Детское розовое платье, с кружевами, бантиками и прочими атрибутами. На этом моменте Барретт облегченно выдохнула и вернула на лицо ядовитую ухмылку. - Да, мисс, вы удовлетворены? Отправите нас в Азкабан, возможно, за хранение великого и ужасного розового платья? - обратилась к девушке в мантии с когтевранским значком. Искоса посмотрев на Вольме, Рисс про себя отметила его повышенную хитрость и так же, про себя, пообещала хорошенько его отблагодарить. В следующую секунду взгляд прищуренных карих глаз был обращен к третьему лицу, ожидая от нее каких-либо действий.

Biefa: Лесс продолжала следить за движениями Слизеринцев, мало ли, что у них на уме. Может, они стащили какую-нибудь книгу с заклинаниями и не упустят случая тотчас испытать одно из них. Лесс незаметно покосилась на огромное собрание книг. Но вот слизеринка, наконец, открыла заветный сверток. Лесс поправила очки, видимо, желающие предательски сбежать на пол, и уставилась на содержимое свертка. Она ожидала увидеть что угодно, но никак не это. Незнакомка дрожащими руками разворачивала чуть ли не детское розовое платье, аляповатое, с кружевами, бантиками и, кажется, рюшами. Бье озадаченно посмотрела сначала на парня, потом на платье, потом на девушку. «Да что за день такой,» - Фа сдержалась от ругательства, но не сдержалась от мгновенного злого взгляда в сторону дерзкой слизеринки. - И ради этого, - Лесс опустила палочку и взглядом указала на платье, - вы проделали такой путь? Это неразумно. Скажите спасибо еще, что я не профессор и не староста, - Бье решила закончить дело нагоняем, пока еще до конца не все ясно. - А старосты наверняка не поощрили бы такого поведения. Еще бы и баллов не досчитались потом, - почти даже грозно произнесла Когтевранка. Лесс последний раз обвела взглядом парочку и несчастное платье и поспешила выйти. Закрыв за собой дверь, девушка скинула маску невозмутимости и уставилась огромными глазами на портрет. Бедный портрет, таким взглядом его, наверное, еще никто не наделял. «И что, черт побери, это такое было?» - Чего угодно, но не этого... - девушка не закончила фразу, повернула налево и отправилась к Башне, погрузившись в размышления.

Вольме Хоффман: Самодовольная улыбка озарила лицо студента Дома Слизерин, как только его спутница открыла сверток и извлекла из его розовое платье. Все-таки выражение лица подруги того стоило! Это искреннее удивление и недоумение дорогого стоили. Да и чутье верно ему подсказало, что медлить нельзя и ЭТО нужно было спрятать именно в тот момент, когда они гарантировано были одни. Однако, парень быстро совладал с собой и стер улыбку с лица, пока никто, не дай Мерлин, не заметил. В итоге, поворчав недолго, Когтевранка развернулась и ушла, а Хоффман все время старался сдержать смех, прямо разрывавший изнутри. Еще бы - устроить такой облом. Та мисс, видимо, ожидала, что они тут труп какой-нибудь прятать будут, не дай Мерлин. Конечно, не стоит труда догадаться, что, только закрылась дверь за шпионкой, парень так и расхохотался, чуть ли не до слез, словив сразу же встревоженный взгляд Рисс. - Не беспокойся, нас не слышно. В этом еще одна прелесть этого места, - парень похлопал рукой по стене, забыв про сажу, - нам достаточно хорошо слышно, что творится снаружи, там же не слышно ни-че-го. Парень выхватил из рук старосты платьице и критически в него вгляделся, оценивая сие прекрасное барахло. - Мда, не зря эту дрянь спрятали тут, - Вольме кинул наряд в ближайшую кучу и собрался выйти из комнаты, но поймал на себе очередной удивленный взгляд девушки. - Что? Все еще не понимаешь, откуда оно? Я подменил сверток. Согласись, иначе нам проблем не оберешься. Не заметила, небось? На бумаге еще было написано: «Любимой дочери». Не зря ты тогда полезла ко мне обниматься. Потеряла бдительность, дорогуша. Впрочем, это нам только на руку, - пожав плечами, улыбнулся Хоффман, - так что, полагаю, наша миссия выполнена и я могу рассчитывать на чашку твоего фирменного чая, Рисс? Хотя, вряд ли я обойдусь только чаем. У меня к тебе еще будет пару просьб. Слизеринец открыл дверь и учтиво поклонился, показывая этим жестом, что пропускает девушку вперед. Взглядом попрощавшись с комнатой, Вольме вышел в таинственные (коими они были всегда) и тихие (в силу того, что все студенты предпочли берег Черного озера этим древним стенам) коридоры Хогвартса, с мыслью о том, что скоро захочется новых приключений. А вот каких - это уже другая история...

Рисенн Барретт: Рисс все еще находилась под впечатлением. На их "шпиона" внимания она уже особо не обращала, только недоуменно, приподняв бровь, смотрела на друга. Как только спина Когтевранки скрылась в дверном проеме, Хоффман отчего-то начал хохотать. Баррет еще более удивленно и несколько умоляюще посмотрела на юношу и про себя подумала: «Что, если она вернется?». Но ободряющие речи Вольме сделали свое дело, и девушка несколько успокоилась, но в голове так и не укладывалось, откуда взялось платье и куда делось... делось то, о чем узнать никто и никогда не должен? А Хоффман тем временем спокойненько швырнул платье и направился к выходу. Рисс чуть не окликнула спутника, как тот сам обернулся и, немного помедлив, объяснил, в чем было дело. Барретт не стала искать несчастную обертку, чтобы удостовериться в словах парня и просто поверила на слово. - Чаю, говоришь? - коварно улыбнулась Рисенн, значительно успокоившись, - а не боишься ли ты часом, что я тебя отравлю, как случайного свидетеля? - девушка отхватила укоризненный взгляд, - Да ладно, шучу. Спасибо тебе. Ты правда очень помог. Сам знаешь, не сносить бы мне при другом раскладе головы, - при этом девушка сделала характерный жест пальцем по горлу. С некоторой грустью девушка оглядела комнату. Впрочем, зачем грустить? "Я обязательно сюда еще вернусь. Такое прекрасное место впредь не будет обделено моим вниманием." Также, пообещала себе староста разузнать еще пару деталей об этой удивительной части замка, хранящем в себе историю и частички жизни многих-многих студентов. Рисс поклонилась в ответ на жест парня и вышла в коридор, спокойная, и, кажется, чуточку счастливая, направляясь к Подземельям. По дороге в родные стены Барретт почему-то обращала внимание на всякие мелочи. В ее голову приходили интересные, философские даже в своей закрученности, мысли. Слизеринку ждал счастливый финал. Хотя, кто бы мог дать гарантию, что это был действительно финал?.. Ролевая завершена.

Соланж Деллингхейм: Переход из локации http://kogtevranhd.forum24.ru/?1-0-0-00000022-000-20-0-1467189123 Нет, тролли абсолютно не созданы для того, чтобы танцевать. А тем более танцевать балет. Теперь Соланж твердо уверовала в это. На картине, перед которой она стояла, старый граммофон наигрывал красивый чарующий вальс (кажется, это была опера Понкьелли), под который три горных тролля, одетые в пачки нежно-голубого цвета, избивали дубинками своего горе балетмейстера, при этом совершенно не попадая в такт. Время от времени балетмейстер (Варнава Вздрюченный, как подсказывала подпись внизу) пытался сбежать с картины, хватаясь за рамку, но тролли, хотя и были лишены музыкального слуха, оказались довольно проворными существами: в последний момент они успевали схватить Варнаву за ногу, и все начиналось сначала. Соланж было жалко Вздрюченного, но что поделать, если он сам напросился. Слегка улыбнувшись, когтевранка оторвалась от созерцания художественного произведения искусства и оглядела стену напротив. После победы над Волдемортом существование Выручай-комнаты перестало быть таким секретом, а после ее восстановления в нее мог наведаться любой ученик школы, если, конечно, в том была большая нужда. Из разговоров в Большом зале Соланж поняла, что попасть туда можно, пройдя три раза вдоль стены и четко проговорив про себя цель своего посещения, и если желание искренне, то комната раскроет свои двери. Соланж нахмурилась и сконцентрировалась на мысли об ОНО. Она заложила руки за спину и стала прохаживаться вдоль стены, раз за разом повторяя про себя «Помоги мне поймать ОНО, помоги мне поймать ОНО». Соланж ступила последний шаг и – о чудо! – в стене появилась маленькая дверь, которая стала расти и расширяться, образуя собой проход как раз под рост девочки. Испытывая некоторое любопытство, она толкнула дверь и вошла внутрь. Да… Соланж ожидала увидеть что угодно, но точно не ярмарку! Вдоль круглых стен, украшенных праздничными флажками и ленточками, расположились прилавки. За прилавками стояли соломенные манекены и «торговали» пестрыми товарами, которые, как догадалась Соланж, должны были помочь в поиске ОНО. «Должно быть, комната хочет торговаться, - подумала она. – Все имеет свою цену, ничего нельзя получить просто так. Если я заберу отсюда что-нибудь, принадлежащее замку, то должна буду оставить то, что принадлежит мне». Все было честно. Соланж направилась к ближайшему прилавку, чтобы начать осмотр. Здесь лежали портреты волшебных существ (видимо разновидностей ОНО, которые могли встречаться в замке). Но портреты сильно не помогут, к тому же существа на них слишком разные. Дальше располагались всякие игрушки, предметы по уходу (!), деревянные макеты оружия и предметы навигации. За одним прилавком верещали вредноскопы, а за другим Соланж вообще нашла удочку для рыбалки. Обойдя ярмарку несколько раз, Соланж составила примерный список того, что она возьмет. Осталось определиться с ценой. Хорошо порывшись в сумке, можно было найти много чего интересного. Итак, за одним прилавком Соланж приобрела удочку с крючком и свисток, который не свистит (почему-то ей показалось, что он может понадобиться), за другим напольную когтеточку и шарик, пахнущий мятой, за третьим – старый вредноскоп и индикатор движения (предмет, выглядящий как компас, только стрелка в нем указывает не на север, а в сторону того, кто движется), а с четвертого прилавка она забрала самую нужную вещь – шляпу путешественника, потертую в нескольких местах, но от этого имеющую особенный шарм. Взамен к манекенам отправились: два пишущих пера (одно орлиное и одно гусиное), папка с пергаментом, меняющим цвет в зависимости от настроения, набор летающих стеклянных шариков, кулончик из Хогсмида, рисунок Хогвартса, выполненный на одной из лекций, камушек в форме шуша, найденный в лесу и, наконец, белоснежная лента, которой Соланж подвязала сегодня волосы. Когтевранка была очень довольна. Она считала, что совершила вполне удачную сделку с замком. Она убрала все приобретенные вещи в сумку, натянула на голову шляпу и повернулась спиной к двери. - Благодарю, - Соланж кивнула и вышла из комнаты. Переход в локацию http://kogtevranhd.forum24.ru/?1-0-0-00000022-000-20-0-1467189123

Виктория Луис: Эпизодическая ролевая в рамках летней РПГ назад в 1997! Эпизод №1: Сюжет: Мисс Луис приходит в теплицу, чтобы собрать недостающий ингредиент для своего срочного заказа. В этот момент Тина Рид забирает последний плод Абиссинской смоковницы, который нужен Виктории. Юная пуффендуйка соглашается поделиться ингредиентом при условии, что будет участвовать в приготовлении зелья. Участники: Виктория Роули-Луис и Тина Рид Начало эпизода: Школьные оранжереи Мастер: Лилиана Портер (без активного участия) Переход из http://hdhog.forum24.ru/?1-11-0-00000028-000-0-1-1500846706

Виктория Луис: Мисс Луис шагала молча вместе с Тиной к замку. В голове она прокручивала, что можно будет сказать юной ученице, а что лучше не объяснять. В добавок, она еще сама не знала, как начать разговор. Раздавался только легкий стук её каблуков. Луис всегда ненавидела неловкое молчание, она любила тишину, любила побыть в своим мыслях, но вот так, идти с кем-то рядом и молчать, было для неё невыносимо. Возможно, причина такой ненависти к молчанию и паузам являлось то, что подсознательно Виктория хотела начать говорить, спрашивать и рассказывать о себе, но внутренняя осторожность и боязнь быть непонятой побеждала. Девушка пыталась отогнать от себя негативные мысли по поводу ненавистного молчания и переключиться на зелье. Вообще, это была её постоянная реакция - завалить себя работой и не думать о мирских вещах. В этот раз эта стратегия не помогала. Интересно, как это будет выглядеть? Я буду носиться по комнате с взрывными рыжими ресницами, а мисс Тина будет сидеть и смотреть? Ни в коем случае не стоит её просить о помощи. Хотя, времени так мало. Ладно, разберемся... Еще раз. Нам понадобится: безоар, горчица, рыжие ресницы, смоковница и что-то еще... Что же там было? Можно сказать правду, что у мисс Луис была плохая память. Она, конечно, имела талант к зельеварению, но ей требовалось очень много времени, чтобы запомнить рецепт. Если рецепт был написан в книге, то она могла с легкостью его приготовить, улучшить или изменить, но если ей нужно было вспомнить что-то из головы... Обычно, в таких ситуациях она, на автомате, во время приготовления вспоминала, что нужно добавить, но кто знает, что будет в этот раз? В какой-то момент Виктория резко остановилась и стала осматриваться вокруг, слегка приостанавливая мисс Рид рукой. Можно сказать вторую правду - она занималась своими зельями в Выручай-комнате. Готовить зелья в кабинете Слизнорта было бы слишком подозрительно, да и ей не нравилась там обстановка. Заниматься своими делишками в кабинете зельеварения ей тоже не хотелось - всё напоминало школьников и сосредоточиться было тяжело. А где можно уединиться, найти всё, что нужно, и при этом остаться незамеченной? В Выручай-Комнате! Увидев, что все чисто, Виктория уже быстром шагом направилась к стене в конце холла, в которой медленно появлялась маленькая деревянная дверь. Луис открыла дверь, посмотрела на Тину и произнесла: - Проходи! Можно было заметить легкую улыбку на лице Виктории. Иногда, когда делишься своими тайнами, то становится легче.

Тина Рид: Тина, тихо шагала за мисс Луис. Она даже не пыталась задавать вопросы. С одной стороны, боялась нарушить молчание, так как даже не знала о чем и говорить. А с другой стороны, просто по детски, боялась что Виктория передумает. В полной тишине, они продвигались все ближе к школе. И сердце девочки стучало все сильнее, бледность уже было сложно скрыть. Все же страх, того, что ее сейчас приведут к профессорам или того хуже, к Кэрроу, не покидал ее. Пуффендуйка и так не отличалась доверчивостью, из за этого и друзей у нее было мало. Она вообще сложно сходилась с новыми людьми. Опасаясь быть не понятой, как в маггловском мире. Этот детский страх засел глубоко. Может по этому, девочка и тут казалась белой вороной, держащейся сама по себе. Хотя она и любила общение, ее любознательный ум, всегда стремился к новым знаниям новому опыту. Но нынешняя ситуация в школе да и в мире магии, точно, не располагала к таким стремлениям. А уж с учетом ее кровной связи с магглами, ей вообще хотелось быть невидимкой. Но все же ее характер, порой брал вверх. Как в данной ситуации, за что Тина мысленно себя ругала. Ну захотелось тебе набить желудок на ночь, ну вот какого тебя не на кухню понесло, а в теплицы. И, что вцепилась в этот плод... ну отдала бы и все, уже бы спала в своей комнате. Нет же, нужно было напроситься на авантюру?! Еще бы, точно знать, что это авантюра, а не акт самоуничножения. Поток мысленной паники, оборвала ее спутница. Притормозив их поход и внимательно оглядевшись. Тут паника четверокусницы усилилась еще сильнее. Но тут мисс Луис, сорвалась и быстро зашагала к стене холла. Тина, чуть замедлив, поспешила нагнать свою спутницу. И только когда уже услышала : - Проходи! Заметила, что в той стене, теперь была дверь. От восхищения, она даже приоткрыла рот. Девочка, конечно слышала о выручай-комнате, но до этого момента считала это школьной легендой. Пуффендуйка прошла в комнату, вертя головой и рассматривая все огромными, удивленными глазами. -Ух ты! Вот это да... это же легендарная выручай-комната? А я не верила, что она есть. А, что варить зелье мы будем здесь? А тут , правда все есть? И тут , девочка, вспомнила про правило Виктории. И быстро прикрыла рот ладошкой. - А Вы тут часто бываете?- ну не выдержала и пробормотала, не смотря на прикрытый рот.

Виктория Луис: Виктория внимательно следила за реакцией мисс Рид, когда она зашла в выручай-комнату. Она ведь сама отчетливо помнила, как открыла это волшебное место. Конечно, сейчас всё выглядело не так, как в её первый визит. Так называемая мастерская мисс Луис была большой, где можно было разгуляться. На мощном деревянном столе стояло три разных котла в ряд. В самом грязном и заляпанном котле что-то побулькивало. Виктория использовала этот котел для зелий, которым требовалось много времени, чтобы настояться и начать действовать. Рядом стоял медный, а затем латунный котел. В другом конце выручай-комнаты стоял еще один стол, на которым было разбросаны пергаменты и книги. По стенам всей комнаты стояли стеллажи, в которых, как и у всех зельеваров, хранились ингредиенты в баночках, коробочках, пакетиках и свертках. Также, там присутствовал комод, в котором было навалено столько инструментов в виде щипцов, ножниц, пипеток, ножей и прочей лабуды, что ящики даже не закрывались до конца. У мисс Луис слегка поднялось настроение, когда она увидела своё рабочее место. Наконец-то она добралась и сейчас будет творить! -Ух ты! Вот это да... это же легендарная выручай-комната? А я не верила, что она есть. А, что варить зелье мы будем здесь? А тут , правда все есть? Эти слова немного нарушили идиллию зельевара, но восхищение Тины заставило Викторию почувствовать себя странно-хорошо. - В выручай-комнате ты найдешь всё, что тебе нужно. Она решила сказать это таинственным тоном, потому что её смешил восторг юной ученицы. Виктория даже начала вживаться в роль некого наставника, который всегда говорит загадками. Она прошла в комнату, сняла свою мантию, надела фартук и начала искать запасную пару перчаток из драконий кожи. - А Вы тут часто бываете?- - Ты что-то сказала? Я немного не расслышала. Хотя, ладно, - Виктория протянула Тине фартук и перчатки. - Я надеюсь, ты знаешь технику безопасности. Пожалуйста, надень это всё и налей в латунный котел 200 миллилитров воды вон из того чана. Виктория указала на стеклянный бак рядом со столом, на котором находились котлы. Она подумала, что может извлечь хоть какую-то пользу из этой странной ситуации и позволить ученице хотя бы налить воду...

Тина Рид: Тина, с восторженным видом, рассматривала комнату. Первое, что ей бросилось в глаза, это стол с котлами. Она заглянула в каждый, пока мисс Луис не видела. И даже, чуть обожгла нос в одном, где, что то булькало. Что там, уточнять девочка не решилась. Хотя ее и съедало любопытство. В других, к ее разочарованию было пусто. Тогда, пуффендуйка, перевила свое внимание на шкафы. Пытаясь , как можно тише, кляцкать баночками и мензурками, осматривала каждый ингредиент, что там был. Даже забыв, что она тут не одна. Для Тины, эта комната была , даже, интересней библиотеки. Но заметив комод, рыжая непоседа, забыла обо всем. И всей своей макушкой закопалась в инструментах и других интерестностях. От этого увлекательного занятия ее оторвала фраза: Пожалуйста, надень это всё и налей в латунный котел 200 миллилитров воды вон из того чана. И тут же ей вручили перчатки и фартук. Ну как без этого.Даже тут правила. ворчала про себя, одевая обмундирование. Молча, кивнув девочка пошла к чану, но вовремя вспомнила, что для зачерпывания воды нужна посуда. Отыскав емкость нужного размера, набрала жидкость. И подойдя к столу вылила в котел. - А Вы, так и не сказали, что за зелье мы варим? - закусив губу, спросила, со слабой надеждой на подробный ответ. Да в общем то на любой ответ. Но плод смоковницы аккуратно положила на стол, чуть дальше котла.

Виктория Луис: Виктория протянула Тине фартук и перчатки и поняла, что Тины уже рядом нет. Она практически залезли целиком в комод с инструментами. Мисс Луис сразу оценила ситуацию и поняла, что, возможно, этой девушке интересно, что тут происходит. А возможно, она просто любопытная или ищет новые ножницы. Пока мисс Рид надевала фартук и искала принадлежность для переносы воды, Виктория привела себя в порядок, а именно надела зельеварческую форму и собрала волосы в тугой хвост. Всегда нужно сохранять профессионализм. - А Вы, так и не сказали, что за зелье мы варим? - Мы сегодня готовим зелье Мопсуса, - Виктория решила, что про зелье поговорить-то можно, не нужно только рассказывать кому оно нужно, - Один мой...Ээ.. Знакомый попросил меня его приготовить. Это зелье дает временные провидческие способности, а если еще добавить смоковницу, то появляется телекинез. В его состав входит: безоар, горчица, рыжие ресницы, смоковница и... Виктория задумалась, ведь она не помнила, что входит ещё. Но она была уверена, что это "ещё" нужно добавлять в самом конце, так что у неё было время, чтобы вспомнить. Вообще, в письме от заказчика был упор на телекинез, а всё для этой способности Вики имела. - Тебе вообще интересны зелья? - спросила она девушку, чтобы понять можно ли ей доверить отмерять горчицу.

Тина Рид: - Мы сегодня готовим зелье Мопсуса, - Виктория решила, что про зелье поговорить-то можно, не нужно только рассказывать кому оно нужно, - Один мой...Ээ.. Знакомый попросил меня его приготовить. Это зелье дает временные провидческие способности, а если еще добавить смоковницу, то появляется телекинез. В его состав входит: безоар, горчица, рыжие ресницы, смоковница и... Тина внимательно слушала, перебирая в голове все свои знания о данных ингредиентах.Все кроме ресниц, ей было знакомо. А вот, что это за рыжие ресницы, она совершенно не знала и не разу не видела. От того ей было еще интересней. И о подобном зелье она не слышала. Вот бы, его еще и попробовать потом. Оч полезное варево и эффект должен быть интересным. - Тебе вообще интересны зелья? Вопрос, мисс Луис, вывел ее из размышлений. -Зелья? Да, очень. Я стараюсь не пропускать ни одного занятия и хожу в библиотеку, что бы что то еще интересного найти. Моя бабушка держит теплицы с магическими растениями и часто варит зелья. Я с детства наблюдала за этим. Правда мне варить она не позволяла, но я подготавливала некоторые ингредиенты. Которые были не опасны. Пуффендуйка, очень не любила рассказывать о своей семье. Ведь волшебников из ее страны многие в серьез не воспринимали и часто дразнили из за мифов о Дракуле. А уж, то, что ее отец маггл, ей точно репутации не прибавляло. Она понимала, что пожиратели то, знали и рано или поздно держать ответ за это, ей придется. Но не хотела лишних разговоров по школе, она и так была не самой общительной и популярной. Отогнав грустные мысли, девочка, все же решилась задать вопрос - Викто... мм.. Мисс Луис, а что такое рыжие ресницы и какой эффект они привносят в зелье? Четверокурсница смутилась, ей было не ловко, что она этого не знала. Девочка испугалась, что Виктория решит, что она глупая и не доверит ей ни чего. Но и не спросить, она не могла, ведь такие знания бесценны. Когда еще подвернется такая возможность, вот так наглядно научиться новому зелью и узнать новые ингредиенты.

Виктория Луис: Пока Виктория дожидалась ответа на свой вопрос, она поставила лестницу рядом с большим деревянном шкафом и полезла за банкой горчицы. Нужно было уметь сохранить равновесие и не упасть, что у неё всегда получалось блестяще. -Зелья? Да, очень. Я стараюсь не пропускать ни одного занятия и хожу в библиотеку, что бы что то еще интересного найти. Моя бабушка держит теплицы с магическими растениями и часто варит зелья. Я с детства наблюдала за этим. Правда мне варить она не позволяла, но я подготавливала некоторые ингредиенты. Которые были не опасны. - Здорово! А какие именно она выращивает растения? - Мисс Луис уже начала подумывать, что можно завести связи благодаря этой девушки. А что? Магические растения всегда нужны. А в связи с последними событиями, в теплицах Хогвартса не всегда можно найти то, что нужно. Достав горчицу, Виктория протянула её Тине. Она так же оценила любовь девушки к зельеварению. Виктория всегда считала, что эту науку выбирают истинно умные волшебники, это не какой-нибудь там квиддич. Вспомнив эту волшебную игру она поморщилась. - Смотри, можешь отмерить 4 ложки горчицы и положить её в котел после того, как закипит вода? Только уменьши огонь после кипения до минимума, а я пока поищу ресницы. Кстати, отвечаю на твой вопрос: ресницы нам нужны, чтобы добавить третий глаз, который должен открыть провидческие способности у волшебника. А именно рыжие ресницы нам нужны потому, что всегда считалось, что рыжие женщины - ведьмы. Можно использовать ресницы другого цвета, но рыжие только усиливают действия зелья. С этими словами она спустилась вниз с лестницы держа у себя в руках баночку с рыжими ресничками, которых оставалось довольно-таки мало. Теперь начиналось самое тяжелое - нужно было отделять по одной ресничке и мелко их нарезать. Здесь бы пригодилась вторая пара рук. В конце концов, испортить ресницы тоже нужно уметь, а с такой мануальной работой справится даже первокурсник. - Как только закончишь с горчицей, то подходи сюда. - сказала она Тине и высыпала ресницы на доску для резки.

Тина Рид: Пока вода в котле закипала, пуффендуйка с интересом наблюдала за эквилибристическими трюками Виктории. И даже чуть не пропустила поданную ей баночку. Как и заданный ей вопрос. - Здорово! А какие именно она выращивает растения? - Да, разные. - чуть махнула рукой:- у нее и сад там. Есть и обычные, там разный заунывники, волшебная рябина и смоковница, тоже есть. Помню, как то меня антенница, чуть не тяпнула. Продолжила рассказ, крутя баночку в руках. Мисс Луис, повезло, что Тина не очень любила рассказывать, больше слушать. По этому перечисление бабушкиных растений быстро иссякло. И как раз вовремя.так как для нее было новое задание: - Смотри, можешь отмерить 4 ложки горчицы и положить её в котел после того, как закипит вода? Только уменьши огонь после кипения до минимума, а я пока поищу ресницы. Девочка быстро кивнула и слушая рассказ о ресницах, аккуратно отмерила первую ложку ингредиента. Высыпала горчицу в чашечку стоявшую на столе, предварительно продемонстрировав ее наставнице и получив ее одобрение. Туда же, отправились и остальные три. Дождавшись закипания воды, она медленно высыпала горчицу в котел и тут же максимально привернула огонь. -А, помешивать надо? - тихо спросила, пока Виктория спускалась с очередной баночкой:- Надо же, какой интересный ингредиент. А я думала, это просто название такое, а не настоящие ресницы. - решив не уточнять способ их массовой заготовки. После всех манипуляций с первым ингредиентом, девочка быстро достала блокнот из кармана и записала туда все, что узнала про эти ресницы. И поспешила к мисс Луис, которая уже отделяла их. - А мне, что делать? Тоже отделять?- надеясь, может ей позлят их и порезать.

Виктория Луис: Так... Надо отделить все ресницы, а то будет большом бум. Готовить зелья не всегда очень весело. Иногда приходилось выполнять такую мануальную работу, что было довольно-таки скучно. Самое прекрасное в зельях был результат. Когда ты осознаешь, что всё получилось, что цвет нужный, запах подходящий, консистенция правильная. А наблюдать за результатом было еще приятнее, в такие моменты Луис чувствовала собственное превосходство и силу. - Да, разные. - чуть махнула рукой:- у нее и сад там. Есть и обычные, там разный заунывники, волшебная рябина и смоковница, тоже есть. Помню, как то меня антенница, чуть не тяпнула. - Интересно, а были у неё какие-нибудь экзотические растения? - Виктория всё-таки хотела узнать, можно ли получить выгоду от этой бабули. Она проследила за действиями Тины и её махинациями с горчицей. Казалось, что девушка все делает правильно. Это придало Виктории надежду, что возможно они успеют всё закончить до обеда, и она сможет насладиться выходным днём. Может, выпьет стаканчик сливочного пива. -А, помешивать надо? - Нет, мешать не стоит, - мисс Луис заметила, что Тина делает какие-то пометки в блокнот. - Хочешь узнать почему мы используем горчицу? В конце концов, козырять знаниями - это очень приятно. Тем более, мало кто интересовался теоретической частью зельев в окружении Виктории, ну, кроме Слизнорта. Всём всегда нужен готовый результат. - А мне, что делать? Тоже отделять? - Да, давай сначала отделим, и я посмотрю на твою аккуратность. - Сказала Вики слегка улыбнувшись.

Тина Рид: Тина кивнула, и быстрым шагом направилась к комоду. Перерыв почти все, что там было, выудила маленький, но удобный пинцет и маленький, острый ножик. Вернувшись к столу, взяла несколько ресниц и аккуратно начала их отделять друг от друга. От увлеченности, даже закусив губу и что то намурлыкивая себе под нос. - У меня отец, магглобиолог . Порой помогала ему разбирать пробы. Довольно нудное занятие, но вот определять всякую мелочь, гораздо интересней. А для этого порой приходилось отделять довольно мелкие части . Разделив первую партию и взявшись за вторую. - А какие именно Вас интересуют растения? – Любопытно посмотрела на Викторию. Девочка, хоть и была еще юной, но заинтересованную интонацию узнавала сразу: - Если Вас интересуют уж совсем редкие, то лучше обратиться к тёте, она алхимик и кое, что таскает из бабушкиного сада. А порой и находит в других местах. Поняв, что возможно, ляпнула лишнего, все же они были еще не так хорошо знакомы. Тётушка, конечно не распространялась, о своих поставщиках. Но девочка была уверена, что они не самые законопослушные личности. По этому быстро перевела разговор на горчицу. - Ну, я знаю, что ее используют для разного. Она может и рассорить людей, но может и защитить от дурных людей. Но чаще ее используют для привлечения денег. А в это зелье она какой эффект привносит? Пуффендуйке, действительно, было очень интересно , и она пыталась запомнить все, что бы потом записать в свой рабочий блокнот. В него, девочка, вносила все новое, точнее то , что могло бы пригодиться и принести пользу. Несмотря на разговоры, Тина, не забывала о своем задании и ловко управлялась с ресницами.

Виктория Луис: К удивлению Виктории, она была увлечена разговором с юной ученицей, параллельно готовя ингредиенты. Она уже отделила все ресницы и начала их мелко резать, практически превращая в пыль. Зелье, в которым длинные ресницы, скорее всего очень противно пить. -У меня отец, магглобиолог . Порой помогала ему разбирать пробы. Довольно нудное занятие, но вот определять всякую мелочь, гораздо интересней. А для этого порой приходилось отделять довольно мелкие части . -Интересно, а кто такие магглобиологи? - спросила Виктория. Она знала кто такие биологи и кто такие химики, но её осторожность с примесью вранья всегда брала своё. Она не хотела, чтобы кто-то в школе вообще знал про её семью (про волшебную и маггловскую), поэтому она вела себя как обычная такая волшебница, ей казалось, что такая тактика не вызывает подозрений. Девушка взяла смоковницу со стола и начала выковыривать её содержимое маленькой ложкой. - Если Вас интересуют уж совсем редкие, то лучше обратиться к тёте, она алхимик и кое, что таскает из бабушкиного сада. А порой и находит в других местах. - Я боюсь связываться с алхимиками, - Вики слегла захихикала, - Никогда не знаешь сколько им лет и вообще люди ли они? - Ну, я знаю, что ее используют для разного. Она может и рассорить людей, но может и защитить от дурных людей. Но чаще ее используют для привлечения денег. А в это зелье она какой эффект привносит? - В этом зелье у горчицы очень интересный эффект. Она как бы прожигает третий глаз внутри человека, который принимает зелье. Горчица прожигает третий глаз, а ресницы начинают как бы его обрамлять... Кстати, - девушка посмотрела на работу Тины, - Ты справилась довольно-таки хорошо. Теперь добавь это всё в котёл и помешай 10 раз по часовой стрелке. Виктория сама подошла к котлу и бросила туда содержимое инжира, взмахнула палочкой, и половник сам помешал зелье один раз против часовой стрелки. По сути, больше она не была уверена, что нужно добавлять и решила посмотреть, что будет с зельем, когда туда полетят ресницы.

Тина Рид: -Интересно, а кто такие магглобиологи? - спросила Виктория. Тина, приподняв бровь, посмотрела на Викторию. Она, даже растерялась от такого вопроса, не в силах понять, шутит ее собеседница иль это всерьез. Не заметив ни каких эмоций на лице девушки, пуффендуйка лишь пожала плечами и спокойно произнесла : -Те же биологи, что и наши, только без магии.- девочка решила не углубляться в рассуждения о магглобиологах, а тем более об отце. Она очень скучала по родителям, но старалась не думать об этом. От грустных мыслей ее отвлекло заявление мисс Луис о алхимиках. Тина, громко рассмеялась. Да, уж... по ней точно тяжко все это понять. А уж, когда она чем то увлечена, то и понять жива она или как, еще сложнее. Четверокурсница, вдруг вспомнила, как Танда увлеклась изготовлением нового эликсира и не выходила несколько дней, из своей лаборатории. Да, даже, слова не произнесла. Тогда, девочка, даже начала беспокоиться о состоянии тети. Все эти воспоминания, забавляли Рид, но она быстро вернулась к делам насущным. И вовремя, ведь Виктория начала рассказ о роли ресниц и горчицы в этом странном зелье. - В этом зелье у горчицы очень интересный эффект. Она как бы прожигает третий глаз внутри человека, который принимает зелье. Горчица прожигает третий глаз, а ресницы начинают как бы его обрамлять... Тина, впервые слышала про такое действие горчицы, но не удивилась. Как же, я сама этого не поняла, ведь горчица даже у магглов прочищает и прожигает обоняние и все тому подобное. Каря себя за не сообразительность, она, снова, достала блокнот и быстро записала в него новые знания. Память, конечно, дело хорошее, но записи надежней. Ты справилась довольно-таки хорошо. Теперь добавь это всё в котёл и помешай 10 раз по часовой стрелке. Пуффендуйка, даже раскраснелась от похвалы и рьяно бросилась добавлять все в котел . Дождавшись, пока мисс Луис совершит все нужные действия, подошла к котлу и добавила ингредиенты. Но мешать их магией не решилась. И взяв половник, начала помешивать по часовой стрелке, отсчитывая 10 кругов. С любопытством наблюдая как меняется зелье.

Виктория Луис: Виктория оценила старание и талант мисс Рид. Всё было сделано довольно аккуратно, и зелье стало принимать голубой оттенок. Но здесь появилась другая проблема - зелье должно быть темно-синим с белыми крапинками в виде кругов. Виктория уже поняла, что точно забыла про какой-то важный ингредиент. Хорошо, что у нас есть ещё много времени, и зелье должно настояться. Виктория даже не заметила как сказала у себя в голове "Нас". Она подошла и с помощью волшебной палочки убавила огонь под котлом. В запасе у неё было где-то 5 часов. К вечеру она должна была отправить флакончик с зельем своему клиенту. Она решила, что должна порыться в своих пергаментах, в надежде, что там найдётся недостающая часть рецепта. Но потом резко вспомнила про то, что в комнате находилась Тина. Одна голова хорошо, а две лучше. - Тина, не могла бы ты посмотреть вон в тех книгах, - она указала на книги на своём столе, - Что-нибудь про способность видеть будущее? Не дождавшись ответа Виктория полезла в ящик со старыми пергаментами.

Тина Рид: По довольному лицу мисс Луис, Тина поняла, что все сделала правильно. Но было видно, что что- то смущало девушку. Пуффендуйка внимательно осмотрела рабочие столы и прокрутила рецепт, озвученный Викторией, в голове. Вроде все было сделано и добавлено. На всякий случай, четверокурсница, залезла в свой блокнот и еще раз перечитала новые записи, и по пальцам перечислила ингредиенты. Все сходилось. - Тина, не могла бы ты посмотреть вон в тех книгах, - она указала на книги на своём столе, - Что-нибудь про способность видеть будущее? Просьба Виктории, подтвердила догадки девочки. Обернувшись на стопку книг, кивнула. - Да, конечно! Ой, подождите, что то подобное, я читала в библиотеке... Почти, себе под нос пробубнила и тут же стала перелистывать свои записи. - Это не то... это снова не то - листки блокнота летали с невиданной скоростью, Тина только изредка останавливалась на каком- то и быстро пробегала глазами, перелистывая дальше:- Вот, кое, что нашла...шерсть Деми-мас-ка...- девочка подняла глаза на мисс Луис:- тут написано, что она помогает увидеть будущее. Но еще поищу.. может, что то и найду еще. Снова уткнулась в блокнот, за одно подвинув стопку книг, если больше в своих записях ни чего полезного не будет.

Виктория Луис: Виктория стала читать пыльные пергаменты, ей казалось, что безумно простой ответ где-то рядом. Зельевары любили всё усложнять, поэтому в пергаментах, которые ей попадались, описывались безумно сложные настойки и снадобья для излечения изжоги. В какой-то момент она увидела слово "видение" и обрадовалась, но это оказался рецепт снотворного для болезненных сноВИДЕНИЙ. У неё даже проскользнула мысль спросить у профессора Слизнорта, но девушка сразу от неё отказалась - Когтевранская настойчивость и дотошность не позволяла ей это сделать. Сквозь свой внутренний голос, который читал пергаменты она услышала: Вот, кое, что нашла...шерсть Деми-мас-ка... - Нет, ДемимаскА здесь нам не нужен, - уверенно произнесла девушка, но потом быстро задумалась, - ДЕМИМАСКА! Они же видят короткое будущее. Тина, если бы я была твоим учителем, то поставила бы тебе "Превосходно" на все года вперёд! Виктория резко встала и побежала к баночке в дальнем углу комнаты, она бережно достала один маленький серебристый волосок этого уникального животного. Движением палочки она сделала огонь под котлом больше и кинула туда недостающий ингредиент. Зелье потихоньку стало обретать темно-синий цвет. - Мне кажется, у нас получилось! - с улыбкой произнесла Виктория. Ролевая завершена.

Hogwarts: РПГ "Назад в 1997!" Зима 2. Поттеровский дозор С тех пор, как магазин «Всевозможные волшебные вредилки» подвергся нападению со стороны Пожирателей, близнецы Уизли находятся в бегах. Пока Фред и Джордж придумывают безопасный план доставки своих товаров к покупателям из Хогвартса, Отряд Дамблдора компенсирует нехватку бомб и вредилок усиленными тренировками. Последнее занятие перед рождественскими каникулами. Те ребята, кто не уехал ещё домой, собрались в Выручай-Комнате отточить боевые навыки и послушать долгожданный выпуск “Поттерского дозора”, который, по слухам, должен был затронуть тему режима ПС в Хогвартсе. Пока Милисента пытается настроить радио на нужную волну, Соланж знакомит всех собравшихся с новым членом Отряда Дамблдора – Айфери Крис. На что подвигнет ребят новый эфир и чем закончится последнее занятие Отряда Дамблдора 1997-ого года? Долгожданный последний учебный день. Около восьми часов вечера. Просторная комната, освещённая факелами вроде тех, что горели в подземелье восемью этажами ниже, постепенно пополнялась учениками, которые поодиночке крались вдоль восьмого коридора с единственной целью - посетить собрание Отряда Дамблдора и при этом остаться незамеченными. Помещение для тренировок теперь украшали рождественские ёлки и гирляны: Выручай-Комната позаботилась о том, чтобы ребятам привнести хоть какую-то нотку грядущего праздника. Вдоль стен всё также тянулись книжные полки, где можно было отыскать «Путеводитель по практическим проклятиям», «Как превзойти Тёмные искусства», «Самооборона чарами», «Прочь от порчи» и много другой полезной литературы. На полу лежали большие шёлковые подушки — вместо стульев. На стеллажах в дальнем конце стояли прибор — большой треснутый Проявитель врагов. По периметру зала располагались манекены пожирателей смерти с нарисованной мишенью на груди, а в центре зала - самые излюбленные два манекена ребят - Алекто и Амикус (уже изрядно потрёпанные). А в углу Выручай-Комнаты – большой радиоприёмник в деревянном корпусе. Единственное, чего не хватало для полного счастья - это всевозможных вредилок, коробки с которыми ещё в начале осени была обставлена комната и которые совсем исчерпались к приходу зимы. Джинни и Луна уже стояли посреди комнаты, о чём-то разговаривая, пока младшая Уизли перебирала между пальцами фальшивую монету, через которую и передала всем о времени нового собрания. Сегодня она была оставлена за главную, так как Невилл отправился на разведку и, если всё должно было получиться, то тот должен был вернуться к середине собрания с радостными вестями. Пока ОД-шники собирались, некоторые из них автоматически шли к манекенам, отрабатывая новые атакующие заклинания. Тем-временем Майкл Корнер озадаченно настраивал нужную волну по радиоприёмнику, то и дело недовольно хмурился и ёжился в лице от противного звука, так как предмет никак не хотел подчиняться рукам когтевранца. Очерёдность постов: Милисента-Соланж-мастер (Айфери подключится к ролевой, как вернётся) Участники: Милисента О`Лири, Соланж Деллингхейм, Айфери Крис Мастер: Мэри Кесада

Милисента О`Лири: Последние беззаботные дни перед рождественскими каникулами: в Хогвартсе царит предпраздничная суета, домовые эльфы поглощены украшением замка в преддверии праздничного пира, магазинчики Хогсмида переполнены желающими докупить рождественские подарки. Как бы не так. Последние дни перед рождественскими каникулами 1997 года: в Хогвартсе царит предпраздничный пожирательский беспредел, Амикус и Алекто Кэрроу поглощены тем, чтобы наказывать все, что движется, а что не движется – двигать и наказывать, а Больничное крыло Хогвартса переполнено желающими долечить не успевшие зажить травмы. Милисента пускала заклинание за заклинанием в адрес манекена с изображением Алекто. Вообще, она больше предпочитала работать с Амикусом – пусть учит Защите от темных искусств хотя бы таким образом. А к Алекто она испытывала даже странную привязанность – согласитесь, сложно остаться равнодушным к человеку, который при вас под гром аплодисментов принимал целебные ванны из драконьего дерьма. Но, нет, только не сегодня. Сегодня у Милисенты были особые счеты с Алекто: именно из-за этой самки тролля сорвался ее визит на вечеринку к профессору Слизнорту, именно она стала причиной их очередной ссоры с Натаниэлем. Надо же, чуть я за порог, строит глазки пятикурсницам! И кому, тролль побери! Винд, этому пожирательскому прихвостню, этой… Выручай-комната услужливо предоставила манекен с изображением Аллерии, и Милисента не без удовольствия наколдовала ему длинные, густые, блестящие, завитые в изящные локоны, волосы. Из носа и ушей. И он серьезно думал, что я стала бы устраивать погром аккурат перед вечеринкой? Отменное «Reducto» и щепки от манекена Алекто разлетелись по всей комнате. И, в самом деле, решить, что я спихиваю взорванный неподалеку от кабинета ЗОТИ шкаф на Пивза? Можно подумать, я когда-либо отрицала свою причастность к тому, что действительно совершила! Отдавать лавры Пивзу? Мерлиновы мокасины, ты серьезно? Бесчувственный, заносчивый, самовлюбленный соплохвост! Не удостоив взглядом манекен провинившегося возлюбленного, Милисента послала не менее отменное «Reducto» в Амикуса и плюхнулась на вовремя появившуюся под нужным местом шелковую подушку. - Джинни, куда делся Невилл, в самом деле? Он тебе что-то рассказывал? - нетерпеливо поинтересовалась Милли у гриффиндорской подружки. На месте не сиделось, хотелось действовать. Хотелось заминировать кабинет Амикуса навозными бомбами, хотелось взорвать десяток шкафов у кабинета Филча, хотелось устроить портативное навозное болото в кабинете Алекто, хотелось начистить чью-то самовлюбленную слизеринскую физиономию. Или не слизеринскую… Взгляд Милисенты вновь упал на манекен Аллерии с идеальной укладкой новой шевелюры. И на стоящий рядом манекен возлюбленного. Ой, все, уйди с глаз моих, видеть тебя не хочу. Выручай-комната любезно предоставила мягкую игрушку в виде розового единорога, которая незамедлительно полетела в манекен Натаниэля. Оный испарился. Сорвавшись с подушки, Милисента начала мерить комнату шагами, сложив чешущиеся руки в карманы и активно соображая. Стратегически важный запас волшебных вредилок истощался, а возможностей пополнить его в ближайшее время не предвидится. Хоть бы уже новенькая пришла быстрее, ввели бы ее в курс дела. - Соланж, где там Айфери? Ты объяснила ей, как нас найти? - поинтересовалась семикурсница у Соланж. Милли вновь плюхнулась на подушку. Бездеятельность раздражала, а, учитывая чуть покрасневшие глаза девушки, – последствие ссоры с Натаниэлем, это грозило новыми неприятностями, отнюдь не способствовавшими скорому примирению. До ушей семикурсницы донесся раздражающий звук. Майкл возится с радиоприемником. В самом деле, неужели так сложно подобрать один дракклов пароль? - Маааайк, отдай ты этот приемник кому-то другому уже! – сварливо проворчала Милли, отжимая у Корнера несчастный передатчик. Плюхнувшись на подушку (и как они оказываются аккурат в нужном месте?), Милли принялась рассказывать приемнику свои соображения о пароле сегодняшнего выпуска. - Грюм. Сириус. Феникс… - нетерпеливо постукивая по корпусу радио, Милисента бормотала подходящие слова – очень уж хотелось послушать грядущий выпуск «Поттеровского дозора».

Соланж Деллингхейм: Удивительно, как окружающая обстановка может влиять на мысли и настроение! Только вчера она была полна жизни, отпуская острые комментарии в адрес Амикуса, который то никак не мог найти равновесие, проходя между парами тренирующихся, то налетал на углы парт, то промахивался мимо стула и недоуменно плюхался на пол, озираясь по-сторонам. (Соланж была довольна своим маленьким проклятьем, которое она, начертав на кусочке пергамента, спрятала за грифельной доской). А теперь, развалившись в бездействии в Выручай-комнате и имея возможность окунуться в свои мысли, она постепенно наполнялась раздражением. К концу семестра Кэрроу совсем озверели. Наказания стали не в пример жёстче, а повод для них найти было все легче. Больничное крыло превратилось в общежитие. К Рождеству лекарств на всех не хватало: спрос превышал предложение. На самом деле Кэрроу были просто жалкими и смешными, и Соланж смеялась им в лицо. На них по идее и не стоило тратиться, но они все равно доставали её вне зависимости от того, высовывалась она или нет. И когтевранка не могла молчать, не могла бездействовать. Но ей надоело огребать за каждый свой шорох, за каждое своё слово, надоело заниматься росписью стен и мелкими пакостями: хотелось заявить, наконец, о своих правах, выйти на свет и начать действовать по-крупному. Устроить восстание, мятеж, пусть даже никто не пойдет за ней следом и все закончится Авадой в лоб. Если ей суждено влачить существование пожирательской куклы оставшуюся жизнь, она лучше сдохнет сама и заберет с собой на тот свет парочку мерзавцев. Отряд Дамблдора... Соланж не нравилось сидеть в Выручай-комнате и ждать, пока Невилл и команда опять что-нибудь придумают и будут отдавать распоряжения, говорить о командной работе, общности, толкать речи о взаимоподдержке. Да, конечно, здесь когтевранка чувствовала себя в безопасности от пожирательских порядков, да, она могла пользоваться запасами Вредилок, да, она могла много читать и тренироваться, да, она могла слушать "Поттеровский дозор" и быть в курсе всех событий. И этим всем она отводила душу. Но ей были чужды все эти разговоры, все это перемалывание и рассусоливание событий и всем известных фактов в тысячный раз. Ей были чужды все эти революционные и оппозиционные организации, как бы она ни разделяла их идеи. Да, она могла действовать в команде, сообща, но ей это было непривычно, это невероятно раздражало ее: своевольная Соланж привыкла сама распоряжаться собой, своим временем, своими планами и действиями. Следование какой-то инструкции, даже если та была действенной, выводило ее из себя. Это была не ее война. Хотелось сбежать. Хотелось, рискуя жизнью, пробраться сквозь все эти патрули, взять метлу или вырастить крылья и свалить в закат, эгоистично оставив весь этот ад позади себя. Податься в странники. Пойти туда, куда захочется, побывать в родном Ревстаддире, увидеть мир. Она блаженно улыбнулась: вот перед ней вновь ее родной дом, вот ребята, с которыми она играет в любимую игру "Kǫstum øxunum í heimilishússhurðina(1)", вот волны разбиваются о нос корабля, заглушая рёв и клёкот волшебных существ в трюме. Вот она сбегает из дома на поиски приключений, вот родители отчитывают её... Родители. Они, должно быть, уже мертвы. Соланж схватила сломанную вредилку с пола и изо всех сил швырнула её в стену. От родителей так и не было вестей. Последнее письмо, которое она сейчас зло сжимала в руке, вернулось назад, так и не долетев до адресатов. Отец с матерью были сильными волшебниками, но Соланж все чаще казалось, что они попали в засаду (а своим происхождением и активной деятельностью они не могли не привлечь​ внимания) и теперь либо мертвы, либо в Азкабане. Но в газетах об этом ничего не говорилось, да и по радио тоже. Может, они живы и скрываются, а, может, даже сумели сбежать из страны. Но в таком случае почему письма возвращаются ей обратно? Совы не долетают? Или их специально перенаправляют назад? Но в таком случае Соланж не могла объяснить себе причину, по которой ей не хотят отвечать. Ведь родители знают, что в той ситуации, в которой оказалась их дочь, она станет нарываться, и они наверняка хотя бы попросили ее сидеть тихо. Еще и Кэрроу пронюхали, что бунтовщица Деллингхейм не может связаться с семьёй. Они скалились: может потому, что знали что-то. А может и не знали, но пытались напустить туману. В любом случае, они нашли повод запретить Соланж покидать замок на каникулы под предлогом того, что "девочке некуда будет идти". Какие же они, однако, заботливые! Соланж направилась к полкам с книгами. Ей надо было отвлечься, чтобы не начать уничтожать все манекены подряд, как это делала сейчас Милисента. "Самооборона чарами". Очень интересная книга. Закладка услужливо возникла в том месте, на котором в прошлый раз остановилась Соланж. Надо сказать, не смотря на всю сложившуюся ситуацию, любовь Соланж к учёбе, особенно к Заклинаниям и Рунам, совсем не убавилась. Она все с тем же энтузиазмом читала, проводила исследования и тренировалась - как одна, так и под присмотром профессоров. Сейчас она с особенным усердием налегала на анимагическое превращение. Одной практиковаться было очень сложно и опасно (один раз она попала в больничное крыло, пытаясь полностью перекинуться в песца, но, к счастью, мадам Помфри ни о чем не догадалась), и, тем не менее, Соланж не сдавалась, и результаты были. Могло статься так, что песец - это ее путь на свободу. В конце концов, этого зверька запросто можно признать за лисицу или собаку. Особенно в темноте. - Соланж, где там Айфери? Ты объяснила ей, как нас найти? - Соланж оторвала взгляд от главы, в которой в подробностях разбирался принцип действия Веселящих чар и их преимущества в бою. Рядом с ней на соседнюю подушку плюхнулась Милисента. Судя по виду семикурсницы, она была, как и Соланж, немного не в себе. - Да, я показывала ей вчера комнату. И галеон дала. Мерлин знает, где её носит. - Когтевранка бросила взгляд на дверь. Она надеялась, что её однокурсницу не загребли эти выродки тролльши и соплохвоста. Отправляясь на собрание в одиночку, Соланж соблюдала правила безопасности, призванные скрыть их местоположение, да и кто знал, что могло бы с ней случится за 24 часа. Но теперь она начинала думать, что надо было дождаться Айфери в гостиной. - Серьёзно? Ты решила записаться в няньки? Тебе разве что за флоббер-червями смотреть. И то, они все от тебя разбегутся скорей, - поддразнивающе завёл внутренний голос. - Морда кирпича просит, - парировала девушка. Эта нахальная бесстыжая субличность в последнее время завела привычку комментировать все что ей захочется, игнорируя все правила приличия и личное пространство когтевранки. - Что, бросишься об стену? - хмыкнул голос. - Ну давай, давай. Устрой тут шоу, а я понаслаждаюсь зрелищем. - Отстань, - отмахнулась Соланж и углубилась в изучение абзаца, который она пыталась прочитать в третий раз. Хоть книга и была интересной, сейчас у Соланж никак не получалось сосредоточиться на ней. Она то и дело косилась на приемник, который попеременно пытались настроить Майкл и Милли. Было интересно послушать "Поттеровский дозор". И еще Невилл обещал принести какие-то вести. В конце концов не выдержав, она отложила книгу и села рядом с ребятами у приёмника. - Может, "Олух, Пузырь, Остаток, Уловка"? - подсказала Соланж. (1) Давайте бросать топоры в дверь этого туалета (др.-исл.)

Айфери Крис: Рождество. Прекрасная пора. Все предыдущие года предрождественский Хогвартс казался Айфери самым чудесным местом на свете: аромат мандаринов, 12 елей в большом зале и снег, устилающий бескрайние просторы леса, толстой шапкой покрывающий крыши замка. Но в этом году всё казалось совсем другим. Даже снег не так переливался в лучах холодного и бесчувственного солнца. Хотелось домой, в тепло и уют. Родители писали, что переехали обратно, в Шотланию, потому что в Лондоне слишком опасно. Скоро она приедет к ним, они будут сидеть у камина, пить горячее какао и смеяться над выходками совёнка Рикки. Эти мечты уже казались довольно далёкими. Тем более, до отъезда предстояло ещё одно, не менее приятное, событие. Девушка быстро шла по замку, нервно сжимая в руке фальшивый галеон, который вчера получила от Соланж. Она и так сильно задержалась, пока пыталась наколдовать гитару, так что теперь нельзя было терять ни минуты. Изредка мимо неё проходили студенты. Интересно, они догадываются, куда идёт когтевранка? Да, направлялась она в сулившее некоторые неприятности место: Выручай-комнату, в которой с минуты на минуту начнётся собрание ОД. Что Айфи там забыла? До крайности интересный вопрос! После октябрьского урока ЗОТИ, ставшего самым неудачным за всё время обучения, желание избавиться от Кэрроу достигло апогея. Идея вступить в ОД, спавшая со времён «правления» Амбридж, наконец проснулась и завладела мыслями девушки. Больше месяца она обдумывала, насколько это разумно, и ещё пара недель потребовалось, чтобы найти человека, который мог бы в этом помочь. Как ни странно, согласилась Соланж, и теперь, наконец, Айфери шла по коридору, который вчера указала ей однокурсница. «Мне нужно место для тренировок, мне нужно место для тренировок…» - повторяла она про себя, шагая вдоль стены. Место для тренировок и правда было до крайности нужным, ведь наличие огромного багажа теории не означали, что на практике Айфи сможет использовать хоть одно заклятие. Это ещё одна причина того, что когтевранка хотела попасть в ОД. Наконец, желанная дверь появилась, и девушка робко шагнул в просторный зал. Свобода. Именно это слово первым пришло на ум когтевранке. Книжные полки, подушки и рождественские венки напоминали о доме, а потрёпанные манекены вызывали если не внутреннее ликование, то как минимум широкую улыбку. Это уже не было царство пожирателей, это было место, где все поймут, помогут, поддержат. Настоящий Хогвартс! В комнате уже сидели люди. Айфери слегка удивилась, заметив множество знакомых лиц: кто-то отрабатывал новые заклятия, кто-то просматривал книги, а кто-то просто развалился на подушках. И все заодно, все против ПС. От этой мысли тепло разливалось по телу. «И ни одного слизеринца», - отметила она. Да и зачем им здесь быть? Пятикурсница всё ещё старалась не мыслить предвзято. Факультет – совсем не показатель моральных устоев человека. Например, профессор Слизнорт никогда не казался девушке похожим на того же Амикуса, а мисс Винд – на Полумну. Тем не менее, отношения со слизеринцами в этом году стали слишком напряжёнными, и их отсутствие успокаивало. Из угла донёсся шум помех. Обернувшись, девушка увидела троих когтевранцев, пытающихся настроить радиоприёмник.

Hogwarts: - Джинни, куда делся Невилл, в самом деле? Он тебе что-то рассказывал? Младшая Уизли прервалась на половине слова и перевела взгляд с Луны в сторону, откуда послышался вопрос. Заприметив, что в зале ребят стало в разы больше и не только Милисенте было интересно узнать о судьбе сегодняшнего сбора, Джинни, прокашлявшись, вышла на два шага вперёд и по привычке расставила руки по бокам, - Если всё сложится удачно и Невилла не остановят на полпути Кэрроу и им подобные - Уизли на мгновенье взглянула туда, где располагался манекен Аллерии (да, гриффиндорка про неё уже была наслышана) и продолжила, - то он вернётся сюда с очень хорошими новостями. Это касается волшебных вредилок от Фреда и Джорджа, - было ясно, что за сегодняшнюю встречу отвечает Уизли младшая, однако, ещё не все подоспели, чтобы начать собрание. Вид у рыжеволосой был несколько озадаченным, и причина этому было не только переживание за поход Невилла в Визжавшую Хижину. Тем временем подоспевали последние участники Отряда Дамблдора. - Привет, ребята, - пролепетала с улыбкой Ханна Эббот, вошедшая в зал и скромно устроившись на свободной подушке. Тем временем Полумна дошла до угла комнаты, где её однофакультетчики пытались разобраться с неподдающимся радиоприёмником. - Маааайк, отдай ты этот приемник кому-то другому уже! - Всё! Не могу! Отдаю! Тебе! Деревянная рухлятина, не удивлюсь, если мы сегодня так ничего и не услышим. Этой штуковине лет 100, не меньше! - Макйл Корнер явно был недоволен тем, что радиоприёмник не хотел настраиваться, а больше был сердит на то, что не получалось именно у него. - А по-моему, радиоприёмник всё слышит и не очень доволен, что его обзывают, - наклонив голову в бок, Луна с искренней заинтересованностью посмотрела на предмет, затем на Майкла, - может, ему не хватает любви и более трепетного обращения? Слова Полумны в край разозлили Корнера и тот, сделав приглашающий жест Милисенте и Луне в сторону радиоприёмника, ушёл недовольный в другой конец к Ханне. Джинни, которая наблюдала за происходящим, осталось лишь обречённо вздохнуть и в очередной раз переспросить себя, куда она смотрела на своём четвёртом курсе. Чувствовалось, что на взводе были многие и во многом это было благодаря последним репрессиям и наказаниям от "всемилюбимой" администрации. Доставалось всем. Наверное, в этом помещении сейчас не было ни одного волшебника, у которого не красовался хоть один ушиб или порез, оставленные пожирателями и их приспешниками. Гарри бы знал, что сказать в этой ситуации... как подбодрить... Чёрт, Невилл, лишь бы у тебя всё получилось. Отвлечься от мыслей помогла отворившаяся в Выручай-Комнату дверь, которая впустила к себе ещё одного участника... нового участника. - Привет... Айфери, верно? - Джинни взглянула на нашивку на мантии и приветливо улыбнулась. Не так давно одна когтевранка подходила с разговором о том, что в Отряд Дамблдора хочет вступить ещё одна неравнодушная, и это не могло не радовать. Восстание рано или поздно произойдёт и чем больше людей на стороне Гарри, тем лучше для него и хуже для всего режима Пожирателей Смерти. Очерёдность на лсдеующий круг: Соланж-Милисента-Айфери

Соланж Деллингхейм: Три когтевранки облепили приёмник как нюхлёры золото. По-очереди высказывались соображения о пароле, но то ли они оказывались неверны, то ли этот ящик не хотел ловить волну. Вместо этого он шипел, плевался искрами и обрывками каких-то фраз. - Дай сюда, - в конце концов Соланж не выдержала и отобрала приёмник у Милисенты. - Боги всемогущие, скорее Кэрроу нацепят розовые крылья и станут раздавать всем Забастовочные завтраки, чем эта рухлядь наконец заработает, - когтевранка постучала по корпусу и стала вертеть все ручки, какими только обладал приёмник. - И что, никто не запомнил пароль с прошлого выпуска? - Коробка все никак не хотела заводиться. Пятикурсница продолжила подбирать шифр, проклиная про себя все средства магической связи. Тут позади Соланж открылась дверь, впуская очередного члена ОД. - Так, игрок выбыл, - Соланж с радостью вложила приемник Полумне в руки и направилась к однокурснице, ступившей на порог Выручай-комнаты. - Айфери! Как добралась, без проблем? Это Джинни Уизли, - она указала на рыжеволосую шестикурсницу, которая уже направлялась к ним. - По всем вопросам можешь обращаться к ней и к Невиллу. Ты ведь знаешь Невилла? Вспомнив о гриффиндорце, Соланж задумалась. Где же мог быть Невилл? Джинни сказала, что он принесет новости, как-то связанные с вредилками Джорджа и Фреда. Он что, нашел, наконец, драконов способ связаться с близнецами? Вредилки им были сейчас нужны как воздух. Соланж с удовольствием накормила бы Кэрроу прыщавыми леденцами или блевотными пастилками, а может быть даже запустила в кабинет Алекто парочку клыкастых фрисби или подарила Амикусу визжащее йо-йо. И вообще, ей было интересно, остались ли у близнецов еще наборы для начинающих негодяев... - Да-да, именно это тебе и интересно, - голос в голове противно захихикал. - Что? Ну не "Первый любовный соблазнитель" же мне нужен! Вот только если "Отвлекающие обманки"... - Не в твоём стиле. Хотя было бы неудивительно... - Думаешь, стоит напоить Амикуса любовным зельем? - Соланж мысленно приподняла бровь, представляя, как Амикус, блаженно пуская слюни, пишет ей валентинки. - Он и так нас всех нежно любит. Уж лучше Круциатус, чем это отвратительное грязное тролл... - Да хватит пургу гнать, - хмыкнула субличность. - Иди лучше делом займись. Хотела быть куратором? Получи и распишись. Ах да, Соланж совсем забыла про Айфери. Кажется, её однокурсница что-то говорила. Ей или Джинни? - Давай я познакомлю тебя со всеми, - предложила когтевранка и пошла по комнате. - Это Симус Финиган, наш пироман. При нём взрывается всё в радиусе тридцати футов. Симус, это Айфери. Познакомься с Лавандой Браун. А это Падма, наша обожаемая староста, и её сестра Парвати Патил, - Соланж порхала от студента к студенту, представляя каждого Айфери и иногда пожимая им друг другу руки. - Найджела ты знаешь наверняка, а это Эрни Макмиллан, храбрый рыцарь Пуффендуя. Сьюзен Боунс, Ханна Аббот, Терри Бут. А это Майкл Корнер... Майк, у тебя что-то в волосах. Милисента О'Лири, гроза розовых единорогов, - девушка ухмыльнулась и, отряхнув единорога, торжественно вручила его Милли, - и Полумна Лавгуд... - еще десять минут ушло на то, чтобы познакомить Айфери с остальными членами Отряда Дамблдора. Оставив однокурсницу осваиваться, Соланж решила навестить манекен Амикуса. Собрав в кучку то, что от него осталось, она произнесла: - Reparo! Деревянные осколки закружились в воздухе, образуя столь знакомый ненавистный силуэт. Но что-то в нем было не так... Приглядевшись, Соланж обнаружила, что не хватает носа. Его она случайно прижала ногой к полу. - А знаешь, тебе так даже больше идёт, - оценивающе протянула она, подкидывая в руке нос пожирателя. - Теперь ты выглядишь прямо как твой хозяин. Как думаешь, он оценит? Змееликому, наверное, было бы приятно, что его последователи хотят быть похожими на него. Сунув нос манекену в руку, Соланж приготовилась отрабатывать атакующие заклинания. Какое бы выбрать? В голову опять полезли мысли о родителях, о "Поттеровском дозоре", о "Волшебных Вредилках" и близнецах. Сконцентрируйся на том, что делаешь сейчас!

Милисента О`Лири: Милисента сверлила приемник таким взглядом, словно он, о ужас, посмел посмотреть в сторону Натаниэля. Или, о кошмар, даже улыбнуться ему! Все соображения по поводу пароля для сегодняшнего выпуска (по крайней мере, цензурные) были уже высказаны, датчик ловли сигнала побывал во всех возможных позициях, но ничего кроме противного «ххшшршшххш» никто от приемника не услышал. - А по-моему, радиоприёмник всё слышит и не очень доволен, что его обзывают – может, ему не хватает любви и более трепетного обращения? Милисента закатила глаза. Нет, она, конечно, искренне хорошо относилась к Полумне, но в самом деле!.. Тем не менее, непосредственное и светлое замечание Луны странным образом успокоило раздраженную мисс О`Лири. Торжественно вручив приемник шестикурснице, когтевранка вновь поднялась на ноги, надеясь найти применение избыточному количеству содержащейся в ней энергии. Услышав слова Джинни, Милисента удивленно вскинула брови, с любопытством уставившись на гриффиндорку. Ладно, спрашивать все равно бесполезно, вернется – сами все узнаем. Тем временем, дверь открылась и в комнату, наконец, вошла новенькая. Бровь Милисенты решила пожить своей жизнью и поползла под челку. Как же ее зовут? Кажется, она с пятого курса… Матерь троллья, вот уж не ожидала! С этой девочкой с пятого (или четвертого?) курса Милли ни разу не разговаривала, но она производила впечатление человека, предпочитающего соблюдать все правила и лишний раз не нарываться на неприятности. Натаниэль бы оценил. Прогнав из головы мысли о гриффиндорце (хватит с него и Аллерии), Милли, оказавшись представленной Айфери (точно, Айфери Крис!) дружелюбно ей подмигнула. Поймав розового единорога, Милисента запустила его в лоб Соланж, попутно пытаясь вспомнить, откуда же она знала новенькую. А уж не на нее ли Амикус наложил тогда Империус и заставил объясниться в любви к новому режиму?.. Тогда понятно, как она тут оказалась. Милисента прониклась уважением к Айфери: для человека, привыкшего соблюдать правила, вступить в подпольную и запрещенную организацию дорогого стоит. Сразу видна работа над собой. - Привет, Айфери! Проходи, располагайся, чувствуй себя как дома. Здесь Кэрроу до тебя не доберется, - похлопав пятикурсницу по плечу, Милисента вновь начала мерить комнату шагами, раздумывая, чем бы занять себя до прибытия Невилла. Можно было бы поотрабатывать еще какие-нибудь заклинания, но Милли считала, что статичных манекенов Кэрроу она уже переросла. В конце-концов, когда ей придется поднять на них палочки (а что этот момент рано или поздно настанет, Милисента не сомневалась), вряд ли они будут стоять как истуканы. А, значит, практиковаться надо в обстановке, приближенной к настоящей драке. Милли окинула взглядом ОД-шников в поисках того, с кем бы можно было устроить импровизированную драку… - Reparo! – прозвучал голос Соланж и Милисента увидела, как кончик ее палочки смотрит на манекен Амикуса. А вот и партнер для драки… - Эй, Дельгенхейм, а как насчет вместо беззащитного манекена Кэрроу сразиться с тем, кто может дать сдачи? – криво ухмыльнувшись, поинтересовалась семикурсница, небрежно поигрывая своей палочкой. Если бы не чертики, весело пляшущие в глазах Милисенты, то можно было бы счесть, что она всерьез настроена на конфликт. – Тем более, за мной еще должок за сорванное свидание. Expelliarmus! Взгляд Милли упал на Айфери. Неплохо было бы посмотреть, на что способна и она! - Айфери, давай с нами! Вы с Соланж вдвоем против меня, - Милисента хитро прищурилась, испытывающе глядя на пятикурсницу и все так же небрежно поигрывая палочкой.

Айфери Крис: Едва пятикурсница вошла в Комнату, к ней подлетела Соланж. - Айфери! Как добралась, без проблем? - Ну… - не успела когтевранка ответить, как однокурсница уже начала знакомить её со всем ОД. Айфи еле успевала пожимать руки, приветливо кивать и бормотать что-то вроде «Добрый день» и «Очень приятно». Удивительно, что это нисколько не утомило девушку. Напротив, с каждым знакомством она всё больше чувствовала уверенность. Уверенность в том, что в следующем году Хогвартс вновь станет прежним, как в то время, когда юная мисс Крис только поступала сюда. Ещё бы, ведь все улыбались, кивали и подбадривали когтевранку. Все такие дружелюбные, просто поразительно! Наконец, обход закончился, и Айфери, схватив с полки первую попавшуюся книгу, уселась на подушку. Нет, читать совсем не хотелось, и открытая книга лишь создавала иллюзию занятости. Сама же девушка с любопытством оглядывалась по сторонам. Теперь она могла внимательнее рассмотреть зал. Особое внимание привлекали манекены. Фигура Аллерии (однокурсницы Айфи) выглядела лишней среди силуэтов Пожирателей смерти. И кто поставил их в один ряд? Недалеко от мисс Винд «глядел свысока» безносый Амикус. Так ему тдёт куда больше. У когтевранки было достаточно оснований, чтобы ненавидеть Кэрроу. Чего только неделя в больничном крыле стоит! Может, мадам Помфри так и не долечила её сознание? Может, поэтому она решилась на подобную авантюру? В любом случае, урок ЗОТИ и его последствия девушка помнила слабо, так что этого самовлюблённого тролля она не ненавидела, но презирала. Впрочем, если выпадет шанс оставить настоящего Амикуса без носа, пятикурсница непременно воспользуется им. Интересно, каким заклятием это лучше сделать? Думаю, стоит потренироваться заранее, на всякий случай. Манекен Амикуса уже был занят, и Айфи не терпелось посмотреть на «схватку», но вдруг прозвучал голос Милисенты: - Эй, Дельгенхейм, а как насчет вместо беззащитного манекена Кэрроу сразиться с тем, кто может дать сдачи? Тем более, за мной еще должок за сорванное свидание. Expelliarmus! О, настоящая дуэль! Это даже лучше, чем избиение неподвижной фигуры. Когтевранка поудобнее устроилась на подушках, рассчитывая увидеть захватывающее и крайне поучительное представление. И вдруг... - Айфери, давай с нами! Вы с Соланж вдвоем против меня. Я? От волнения задрожали колени. Девушка, конечно, шла сюда именно за практикой, но прямо сейчас… Вдох-выдох. Это просто дружеский поединок, ничего страшного. Заодно проверим, на что я способна. Когтевранка встала с подушек, отложила книгу и достала из кармана волшебную палочку.

Hogwarts: - Добро пожаловать в Отряд Дамблдора, Айфери. Добралась до сюда без приключений? - Джинни протянула руку для рукопожатия вошедшей Айфери. Зал, по мере того, как Соланж знакомила когтевранку с участниками, наполнился дружелюбными звуками приветствия. - Привет.,- Привет. - сидящие рядышком Парвати и Лаванда помахали мисс Крис. Тут же рядом отозвалась Ханна Эббот- Добро пожаловать, - , скромно улыбнувшись Айфери. - Рада видеть тебя здесь, - староста Когтеврана успела даже обнять девушку, не скрывая удовольствия, что в Отряд Дамблодра вступила волшебница именно с её факультета. Когда последние успели с Крис наговориться да расспросить, когда и почему девушка решила вступить в "опасную и нелегальную группировку", когтевранки отошли отрабатывать заклинания. *** От взора двух самых больших сплетниц школы не убежали два манекена Аллерии Винд и Натаниэля Ранйяра, которые чуть ранее были любезно предоставлены Выручай-Комнатой специально для Милисенты (а может и вовсе по её заказу?). Парвати Патил и Лаванда Браун, держась за ручку друг друга, оживлённо о чём-то шептались, то и дело посматривая в сторону когтерванок: Соланж, Милли и Айфери. Но если двое из них не представляли для сплетниц особого интереса (на данный момент), то объект в лице мисс О'Лири для девушек был очень любопытен. - Что это с ней? Она что, рассталась с Ранйяром? - озадаченно спросила Парвати ту, которая была в курсе всего и вся в Хогвартсе, касаемо "любовного фронта" учащихся. - Ты что, разве не слышала?! Он весь рождественский вечер у Слизнорта провёл с когтевранкой с пятого курса... с Винд. - шёпот Лаванды Браун звучал так, будто она сейчас рассказала самую важную новость Вселенной. - С той, любимицей Кэрроу? - Даа, представляешь?! Мне всегда казалось, что у Натаниэля есть вкус. - Он что, сам её пригласил? - Скорее всего! Может, чтобы насолить и заставить ревновать? Я слышала, у них и так не всё в порядке с отношениями было. По-моему, Ранйяру не нравится, что Милисента всё-время нарывается на Кэрроу. Вспомни только совместные уроки по маггловедению с когтевраном! - Вообще тебе не кажется странным так напоказ выставлять все свои чувства? Даже манекены! Будто бы она хочет, чтобы все вокруг знали об их отношениях. По-моему, это некультурно. - Очень, - деловито согласилась с лучшей подружной Лаванда, даже не подозревая о том, что на месте Милисенты сама бы устроила целый скандал и тогда бы точно вся Школа была бы в курсе, что на любовном фронте Браун что-то неладное. - Слушай, а ты слышала историю про мистера Филча и мадам Пинс....? Девушки так и продолжили шептаться, сидя на мягких подушках, о своей любимой теме, дожидаясь, пока Джинни Уизли объявит о начале собрания. *** - Никто не видел Энтони? - тем временем младшая Уизли подсчитывала, все ли на месте. - Он просил передать, что задержится на пару минут... он у профессора Флитфика был. - тут же отозвалась староста Когтеврана - Падма Патил. - Хорошо, спасибо - Джинни озадаченно посмотрела на настенные часы и обратилась ко всем присутсвующим, - - пару минут и можем начинать, я сейчас вернусь. Следующий круг (или два) - Соланж-Айфери-Милли

Соланж Деллингхейм: - Эй, Дельгенхейм, а как насчет вместо беззащитного манекена Кэрроу сразиться с тем, кто может дать сдачи? Тем более, за мной еще должок за сорванное свидание. Expelliarmus!  - Protego! - моментально среагировала Соланж. Распрямившись, она скользнула вперёд. - Мимимилличка! - на лице рыжей когтевранки расползлась дьявольская улыбка. Она неспеша обошла семикурсницу кругом. - Ты права, долги надо отрабатывать. А твои висят слишком долго. Может, заодно расплатишься за наглость одного гриффиндорца? - приблизившись, последнюю фразу она сказала так тихо, что их могла услышать разве что Айфери. Развернувшись, девушка направилась в центр секции. Это было то, что нужно! Все гнетущие мысли Соланж сразу же отошли на второй план, а внутри девушки загорелся огонёк азарта. Предвкушение от предстоящего поединка заполнило её: она была более чем готова испытать свои силы перед опытным противником. И, к тому же... как не устроить красочное шоу! Проходя зал, по пути когтевранка склонилась к Айфери и быстро шепнула ей: - Постарайся зайти к ней с другого угла. Так ей будет гораздо сложнее отбивать атаки. Только ни в коем случае не становись напротив меня! Прокрутив палочку в руке, она выкинула её вперёд и слегка склонила голову. Соланж не была поклонницей этикета, но, в конце концов, она всегда любила эффектность. - Потанцуем? Не медля больше ни секунды, дуэлянтка перешла в наступление. - Fumos! - лёгкий взмах палочкой, и в сторону лица Милисенты стремительно отправилась струя густого дыма. Следующее заклинание понеслось к манекену пожирателя, - Waddiwasi! - с радостным скрежетом профессор Кэрроу полетел в объятия семикурсницы. С лица Соланж не сходила улыбка, а на щеках разлился румянец. Она двигалась так быстро, надеясь тем самым уменьшить шанс попадания в неё ответных заклинаний, что и без того непослушные волосы пришли в полный хаос. - Protego! Vigor! Protego! - задорно крикнула Соланж. Она не могла упустить шанса испробовать на практике эффективность Веселящих Чар, о которых только что читала.

Айфери Крис: — Постарайся зайти к ней с другого угла. Так ей будет гораздо сложнее отбивать атаки. Только ни в коем случае не становись напротив меня! Что ж, с другого так с другого. Айфи встала с противоположной стороны, чтобы девушки образовали угол градусов в 60. Какое заклинание стоит использовать? Остолбеней? Левикорпус? Может, Инкарцеро? — Потанцуем?— весело спросила Соланж. А что, это неплохая мысль... Айфери легко взмахнула палочкой и произнесла заклинание, о котором читала ещё курсе на третьем, но опробовать шанса не было. — Tarantallegra Хмм, может ещё... — Cantis Использовать серьёзную боевую магию совсем не хотелось. Это всё же небольшая дружеская дуэль. Возможно, Айфи просто боялась кому-либо навредить. Тем более, с таким багажом теоретических знаний, было бы неправильно не попробовать все заклятия, что в нормальной схватке весьма бесполезны. И правда, кому навредит небольшой пируэт? А сейчас - самое время. — Titillando — Colloshoo, — продолжала когтевранка, не забывая вовремя защищаться.

Милисента О`Лири: - Protego! – моментально среагировала Соланж на ее заклинание и воздух вокруг Милисенты завибрировал от силы получившегося щита. Удачно выполненное заклинание послужило своего рода бальзамом на душу Милисенты – не так давно они с пятикурсницей, тренируя это нужное совершенно каждому заклинание, разгромили комнату до постапокалиптического состояния. Милисента, бывшая членом ОД с той самой сходки в «Кабаньей голове», очень болела за их тайное сообщество и за каждого его участника, принимая близко к сердцу все успехи и неудачи каждого соратника. Благо, успехов было неоспоримо больше: кто-то, наконец, ликвидировал пробелы в базовых знаниях, а кому-то удавалось нечто более сложное. И, несомненно, наблюдался личностный рост каждого из участников: взять того же Невилла, которому Отряд помог избавиться от неуверенности в себе и раскрыть свой магический и личностный потенциал. Да что там, даже легкомысленная Лаванда Браун поражала своей старательностью во время тренировок. Единственным, о чем жалела Милли, было то, что за два года ей так и не удалось убедить Натаниэля стать с ними в одни ряды. Гриффиндорец, не желавший изменять своей позиции нейтралитета, насторожено относился ко всякого рода формированиям и организациям. А еще не интересовался боевой магией. И интересовался дипломатией. Можно подумать, если его где-то в темном углу подкараулят Пожиратели, он будет вести с ними светские беседы… А совместная подпольная деятельность наверняка бы поспособствовала их бОльшему сближению. И не было бы никаких Винд. Кто следующая? Паркинсон? - Мимимилличка! – как и ожидалось, Соланж нашла идею с дракой занимательной, незамедлительно выдав Айфери несколько указаний . - Ты права, долги надо отрабатывать. А твои висят слишком долго. Может, заодно расплатишься за наглость одного гриффиндорца? Потанцуем? - Думаю, этот гриффиндорец и без моей помощи сможет разобраться со своими долгами! Protego! – хмыкнула Милисента, ожидая летящего в нее луча заклинания танца. - Fumos! Waddiwasi! - Tarantalegra! – вторила сокурснице Айфери. Заклинание танца последовало, но оттуда, откуда его не ждали. Дым из палочки Соланж, пусть он и не был едким или раздражающим, на несколько секунд ухудшил видимость и вынудил Милисенту переместиться на несколько метров вправо. Перемещение дало свои плоды - теперь две ее оппонентки отлично находились под прицелом ее палочки. Профессор Кэрроу с противным радостным скрежетом ударился в стену. Мгновение спустя в него прилетел луч заклятия Айфери и манекен, будучи радостно подброшенным в воздух, выполнил совершенно не грациозный пируэт. - Obscuro! – прицелившись в Айфери, Милисента решила попрактивоваться заодно и в невербальной магии: колдовать таким образом в бою гораздо сложнее, чем в спокойной обстановке. – Ictus! Deprimo! - Vigor! – послышался голос Соланж и отвлекшаяся на Айфери Милли от души расхохоталась, как будто она ей только что сообщила радостную новость о свадьбе Алекто Кэрроу с главой клана горных троллей. - Finite Incantatem! – сконцентрировавшись, Милли избавила себя от действия Веселящих чар и сместилась на пару метров влево. – Protego! Милисента ускользнула с траектории заклинаний Айфери, о которых, впрочем, позаботился еще и наколдованный щит, и направила палочку на Соланж. - Vespertilios! – в свое время Милисенте на тренировках неоднократно доставалось от фирменного Летучемышиного сглаза Джинни, но в конце концов заклинание ей покорилось и даже стало одним из ее любимых. А еще Милисенту забавляло, что при определенном освещении крылышки ее летучих мышей, казалось бы, принимают розоватый оттенок. Розовые летучие мыши, какой абсурд. – Tricsimarvus! Protego! Locomotor mortis! - Expelliarmus! – в одном из учебников Милисента недавно вычитала, что благодаря усложненному движению палочкой можно разоружить нескольких противников сразу. Почему бы не опробовать? Заклинания, которые использовала Милли, были не настолько безобидны, как у ее оппоненток – нечестно? Едва ли. Милисента крайне сомневалась, что Кэрроу будут бросаться в них заклятиями щекотки и танцев, и считала, что время веселых и шуточных заклинаний прошло.

Соланж Деллингхейм: Если бы еще каких-то полгода назад вам довелось лицезреть, как Соланж Деллингхейм пытается сразить кого-нибудь атакующим заклинанием, то ничего, кроме несварения желудка, это зрелище бы у вас не вызвало. Не то, чтобы когтевранка не любила Защиту от Тёмных Искусств: нет, на первом курсе профессор Люпин прочитал очень интересный вводный курс, а на втором она получила необходимые базовые навыки. Однако в дальнейшем мысль об этом предмете вводила её в уныние. У Соланж на протяжении всех лет её обучения было достаточно интересных дел, которые она предпочитала дополнительным тренировкам. Именно поэтому на третьем курсе она чуть не осталась на второй год: одни Боги знают, как она наскребла на "Удовлетворительно" по практике. А на четвёртом курсе Снейп ещё больше возненавидел её, ибо даже на Зельеварение она не доставляла ему столько проблем. Благо, тогда он работал уже не в кабинете Зельеварения, и на отработках больше не приходилось вручную отдирать от котлов таких же склизких и мерзких слизняков, как сам профессор. Впрочем, надо отдать этому пожирателю должное, после того года навыки в дуэлях у Соланж стали не столь печальными, как раньше. До пятого курса Соланж полагала, что атакующие заклинания ей будут мало полезны. Блестящих познаний в области Чар ей хватало, а в открытые "боевые" противостояния она предпочитала не вступать, пользуясь тактикой "Свалить до того, как противник осознает, что только что случилось". Конечно, ей случалось несколько раз участвовать в своего рода дуэлях, но в этих редких случаях она предпочитала уворачиваться, используя свою физическую ловкость, а так же использовать чары и сглазы. Но в этом году Соланж осознала, насколько была неправа. Количество дуэлей с её участием превысило допустимую норму раза в четыре (учитывая тренировки в ОД, и того, в семь), а практика показала, что иногда просто чарами не отделаться. И, как бы это ни было иронично, особую любовь к Защите ей привил Амикус Кэрроу. На пару со своей сестричкой. Конечно, Соланж не могла каждый раз отвечать заклинаниями на их пыточные проклятья или рукоприкладство, но она не сомневалась в том, что настанет день, и она сразится с подонками лицом к лицу, не скрываясь. Так, чтобы они могли видеть лицо того, кто придаст краски их унылому существованию. Не то, чтобы она считала, что через короткое время может стать мастером дуэли, но за четыре месяца она успела усвоить, что близнецы Кэрроу не столь сильны, как хотят показаться, и единственное заклинание, которое у них всегда работает безотказно - это Круцио. Впрочем, вернёмся к дуэлянткам, мысли которых сейчас явно далеко не столь мрачны, как повествование выше. Девушки пребывали в приподнятом настроении духа, о чём можно было судить по заливистому смеху Милисенты, в которую попало заклинание Соланж. Вообще когтевранка начала думать, что Веселящие Чары надо бы использовать почаще, потому что смех членов Отряда Дамблдора радует слух. В отличие от тошнотворного и зубосводящего смеха Алекто Кэрроу, который когтевранка в последнее время стала слышать чуть ли не чаще, чем смех ребят. Вдоволь отсмеявшись, Милисента перешла в нападение. Закрывшись щитом от Айфери, она стала одно за другим посылать заклинания в Соланж. Сперва в сторону когтевранки отправилась целая стая злобных летучих мышей. Нет, обычно Соланж нравились эти создания, особенно некоторые их виды, но сейчас она бы предпочла не иметь с ними дела. - Oppugno! - она посчитала, что будет лучше, если миниатюрные копии профессора Снейпа отправятся туда, откуда прилетели. - Tricsimarvus! Отвлекшись на мышей, Соланж чуть не упустила следующее заклинание и еле успела отвести корпус. Заклинание просвистело в нескольких миллиметрах от её носа, оставив когтевранку с ошарашенным выражением лица. И не успела девушка опомниться, как в неё полетел следующий луч. Соланж опоздала буквально на пару мгновений, и заклинание успело сразить её прежде, чем она невербально прокричала "Protego!". Это заклинание она - спасибо Милисенте - успела отработать до автоматизма, и поэтому оно стало первым "боевым" заклинанием, которое у неё получилось невербально. Впрочем, так как ноги Соланж теперь были намертво склеены вместе, щит сыграл против неё же, отбросив раскрасневшуюся когтевранку на пол. В следующее мгновенье палочка (видимо, поняв, что с такой бездарностью она больше не хочет иметь никаких дел) выскользнула из её руки и радостно полетела к Милисенте (вероятно ожидая, что её там примут лучше. Наивная). Так как всё произошло очень быстро, Соланж потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что она сидит на полу, а её пятая точка подаёт сигналы бедствия. - Милли, знаешь, когда-нибудь моя задница при виде тебя начнёт дёргаться сильнее, чем при виде наших любимых профессоров, - проворчала когтевранка, потирая вышеупомянутое место.

Айфери Крис: - Protego!- воскликнула Айфери, едва заметив взгляд Милли. Щит, к счастью, был одним из заклинаний, которые когтевранка тренировала. На первом курсе, когда уроки ЗОТИ вёл профессор Люпин, девушка просто обожала этот предмет, и всегда на отлично отрабатывала заклятия. С атакующими маленькая мисс Крис не очень ладила, зато защита выходила отменно. Впоследствии, уроки Защиты становились всё хуже и хуже, преподаватели всё неприятнее и неприятнее, и любовь к этому предмету сильно поубавилась, уступив место астрономии и древним рунам. Но щиты Айфи до сих пор делала прекрасные. Так что теперь, окружённая невидимой защитой, девушка внимательно наблюдала за оппонентами. Интересно, разговоры во время дуэлей не мешают колдовству? В любом случае, так намного веселее. Можно было бы кинуть пру проклятий в спину Миллисенте, пока та отвлеклась, но зачем? Вдруг я что-то напутаю? Покалечу? Нет, не сегодня. Когтевранка продолжала спокойно наблюдать за поединком, не принимая никаких попыток к действию. Да и зачем мешать людям? У них свои отношения, мне ни к чему туда лезть. Возможно, именно нежелание лезть в чужие дела, привело к тому, что Айфи почти ни с кем не общалась. Хотя, на первом курсе у неё была подруга… но это уже совсем другая история. - Expelliarmus! Волшебная палочка послушно выскользнула из руки и улетела вдаль. - Пока, - грустно подумала девушка и пошла к Миллисенте, дабы забрать свои 12 дюймов остролиста. Вот такой бесславный конец. Совсем безоружная, бесполезная. Теоретически, можно носить с собой револьвер, для таких случаев. Интересно, Protego защищает от пуль? Айфи взглянула на Соланж, растянувшуюся по полу, и поняла, что всё прошло не так уж и плохо. По крайней мере, я ещё на ногах.

Милисента О`Лири: Соланж, как видимо, пожелала обратить рукокрылое оружие Милисенты против нее самой. Выставленный ранее невербальный щит был готов принять на себя удар, но этого не потребовалось: «Oppugno!» пятикурсницы не возымело на мышек никакого действия и рукокрылые создания в свое удовольствие повеселились вокруг рыжеволосой оппонентки Милисенты. В следующую секунду в руки Милли радостно прилетели палочки Айфери и Соланж. Довольно ухмыльнувшись, когтевранка направила свое орудие на поверженную коллегу по дурно пахнущим делишкам: - Finite incantatem! – ноги пятикурсницы пришли в нормальное состояние. - Милли, знаешь, когда-нибудь моя задница при виде тебя начнёт дёргаться сильнее, чем при виде наших любимых профессоров! – ворчала потирающая вышеуказанное место когтевранка. - Весьма сомнительный комплимент, должна сказать. В твоем стиле, - хмыкнула семикурсница. - Давайте теперь вкратце пройдемся по вашим действиям и ошибкам, - наставительным тоном объявила когтевранка, по излюбленной привычке заложив руки в карманы и принявшись измерять шагами периметр помещения. Какой когтевранец откажет себе в удовольствии прочесть лекцию ближнему своему, будучи искренне заинтересованным в том, чтобы его чему-нибудь научить? Милисенте, искренне недоумевавшей, чем думала Шляпа, отправляя ее на отцовский факультет, такая привычка была свойственна в меньшей степени, чем многим ее сокурсникам. Да что там, в меньшей степени, чем некоторым гриффиндорцам, которым как раз-таки самое место на Когтевране. Но не тогда, когда дело касалось ее любимой темы: боевой магии и темных существ. Об этих материях когтевранка могла читать и вдохновенно вещать часами. - В целом, все получилось довольно неплохо. Как для шуточной учебной дуэли, - сдвинула брови Милисента, - Соланж, молодец, активно двигалась – это усложняет задачу ее противнику, поскольку в движущуюся цель попасть гораздо сложнее, использовала разнообразные заклинания. Наконец-то научилась ставить приличный щит, - уголок губ Милисенты поднялся вверх. Пусть бы только попробовала не научиться, - но, тем не менее, мы имеем то, что имеем, - семикурсница продемонстрировала отжатую у Соланж палочку, вернув ее владелице. – Поражение в дуэли и утеря оружия. Будь на моем месте кто-то не столь благожелательно настроенный, безоружная Соланж оказалась бы полностью в его власти. Проблема Соланж в том, что она слишком много… ммм… выпендривалась. Увлеклась зрелищными эффектными заклинаниями, оставив громадные дыры в защите. Рядом с Милисентой появлилась учительская доска и кусочек мела. Семикурсница схематично изобразила на доске стайку летучих мышей. - Летучемышиный сглаз – идеальное заклинание для отвлекающего маневра. Само по себе оно едва ли нанесет существенный вред, но если противник не успеет вовремя защититься, он будет полностью поглощен тем, чтобы отбиваться от мышей. От сглаза можно защититься двумя способами: выставить щит… - рядом со схематичным изображением мышей появилось схематичное изображение щитовых чар. Apparo! Vitum! Mobilus! – схематичные мыши ударились в щит и исчезли, не причинив цели существенных неудобств. – … или попытаться взять мышей под контроль, и с помощью Oppugno направить их против хозяина. Тот, будучи занятым поддержанием действия сглаза, едва ли успеет среагировать на этот маневр. Более эффектно, и при правильном соотношении сил, - Милли сделала логическое ударение на последних словах, - более эффективно. На доске появилось схематичное изображение того, как жертва летучемышиного сглаза берет рукокрылое оружие под контроль и обращает его против владельца, который не успевает выставить щит. - Проблема в том, что взять чужое заклинание под контроль может только более сильный волшебник. В нашем случае с Соланж это был весьма опрометчивый ход, поскольку я опытнее и лучше владею боевыми чарами. Конечно, существует небольшая вероятность (примерно 20%), что у нее это могло бы получиться, но тогда она бы 80% своей энергии сконцентрировала бы на контроле над моими мышами и была бы уязвима для любой внешней атаки. При этом для меня, как для более сильного волшебника, отбиться бы не составило особого труда. Поэтому, Соланж – тебе совет: не гнаться за эффектностью и действовать проще. Отвлекшись от Соланж, Милисента обратила взгляд на новенькую. - Айфери… - семикурсница окинула девушку оценивающим взглядом и вернула ей палочку, - весьма неплохо. Особенно для первой тренировки. Подозреваю, что раньше тебе не приходилось участвовать в дуэлях за пределами кабинета Защиты? У тебя неплохо поставлена защита, что в условиях настоящей схватки сослужит тебе хорошую службу. Но ты слишком скованна и боишься (или не хочешь) атаковать. Опасаешься поранить товарища? Не хочешь быть нападающим? Задумавшись, Милисента опять несколько раз прошлась из стороны в сторону, подбирая нужные слова. - В мирное время хорошего владения защитными чарами тебе было бы достаточно. Но сейчас, к сожалению, идет война, и если ты решила присоединиться к Отряду, то осознаешь, что тебе придется и нападать. Ты ведь за этим сюда пришла, научиться быть нападающим? – семикурсница остановилась в метре от Айфери, посмотрев ей в глаза. – Синяки на тренировках – обыденное дело и они у тебя будут, хочешь ты того или нет. И у твоих товарищей будут синяки, оставленные тобой. Разумеется, это все будет только в том случае, если ты решишь продолжить посещать сборы Отряда, - Милисента слегка улыбнулась, не отводя взгляда, - лично я думаю, что Отряд в твоем лице приобретет ценного союзника. Но, конечно, тебя никто принуждать не будет, и окончательный выбор за тобой. Развернувшись, Милисента прошлась к ближайшей книжной полке и уселась на подушку, скрестив ноги по-турецки и уставившись в первую подвернувшуюся под руку книгу. Проведенная учебная дуэль и последующая импровизированная лекция натолкнула Милисенту на мысль. На пятом курсе благодаря Отряду она пришла к выводу, что хочет связать свою жизнь с боевой магией и борьбой со злом. На шестом курсе Милисента, приняв участие в защите Хогвартса от атаки Пожирателей, утвердилась в этом желании. Жизнь опальной бунтарки на седьмом году обучения все больше укрепила Милли в решимости внести более серьезный вклад в свержение пожирательской тирании. А здорово было бы когда-нибудь вернуться в Хогвартс преподавателем Защиты от Темных искусств, и учить детей постоять за себя. Конечно, пока здесь хозяйничают Снейп и Кэрроу, путь Милисенте, особенно в качестве преподавателя, сюда заказан. Но когтевранка верила, что падение Волан-де-Морта неизбежно, а, значит, Хогвартс когда-нибудь станет тем местом, в которое захочется вернуться. И через сколько-то лет, поработав в Аврорате, можно будет и поинтересоваться возможностью преподавания. Профессор О`Лири. Интересно, профессору Флитвику, МакГонагалл, Стебль, Люпину и прочим преподавателям долго приходилось привыкать к новому обращению? Семикурсница усмехнулась. Где-то на задворках сознания пронеслась мысль о том, что через несколько лет ей бы больше хотелось быть Милисентой Ранйяр, но Милисента О`Лири даже под пытками щекоткой не призналась бы в том, что примеряла себе эту фамилию. В любом случае, все это будет возможным, только когда этот кошмар закончится. Что Милли знала точно – что не стала бы создавать семью в такое неспокойное время и обрекать их своих гипотетических детей на жизнь таком мире. Нужно будет завтра с ним поговорить и извиниться. Пусть когтевранка искренне считала, что ее вины в последней ссоре нет (в конце-концов, она не строила глазка какому-нибудь… Нотту!), девушка решила, что она попробует договориться с собственной гордостью. А то, чего доброго, фамилия Натаниэля достанется Аллерии. Или Паркинсон, чего уж там. Где-то неподалеку от Милисенты послышалось хихиканье. Обернувшись, когтевранка увидела, что исходит оно от, кто бы мог подумать, Парвати и Лаванды, наверняка смакующим подробности их с Натаниэлем недавной ссоры. Вот уж две курицы. Милли подумала, что явно польстила Лаванде, несколько минут назад подумав, что Отряд научил ее быть взрослее. Смерив Браун насмешливым взглядом, Милли вновь обратила взгляд на пятикурсниц.

Соланж Деллингхейм: Только когтевранка удобно уселась и собралась привести свой летучемышиный аэродром (читай, рыжее гнездо на голове) в порядок, как прозвучала фраза, которую Соланж меньше всего на свете хотелось сейчас услышать. - Давайте теперь вкратце пройдемся по вашим действиям и ошибкам. Соланж застонала и, закатив глаза, спрятала лицо в руках. Ага, вкратце, да, конечно. Щ-щ-щас! Эта невыносимая женщина просто обожала командовать и раздавать всем наставления. Ей Кэрроу не дай искупать в помёте - позволь проповедовать о боевых заклинаниях день и ночь. И, что самое главное, если Милисента начинала, заткнуть её было совершенно невозможно. Когтевранка нещадно насиловала её мозг каждую тренировку, и Соланж уже морально приготовилась к долгой и нудной лекции. - В целом, все получилось довольно неплохо. Да неужели. Как для шуточной учебной дуэли, - она так и знала, - Соланж, молодец, активно двигалась – это усложняет задачу ее противнику, поскольку в движущуюся цель попасть гораздо сложнее, использовала разнообразные заклинания. Наконец-то научилась ставить приличный щит. О да, Соланж научилась. Спустя часовые лекции, реки пота и парочку подорванных стен. Милисента безбожно гоняла её до посинения при каждом удобном случае, используя не самые нежные и безобидные методы. В прошлый раз они довели Выручай-комнату до такого состояния, что Соланж откровенно удивилась, как та вообще пустила их на следующий день. После этого пятикурсница искренне считала, что без особых усилий сможет убить кого-то щитовыми чарами. - Но, тем не менее, мы имеем то, что имеем. Поражение в дуэли и утеря оружия, - Соланж посерьёзнела и автоматически приняла свою палочку из рук Милисенты. - Будь на моем месте кто-то не столь благожелательно настроенный, безоружная Соланж оказалась бы полностью в его власти. Проблема Соланж в том, что она слишком много… ммм… выпендривалась. Увлеклась зрелищными эффектными заклинаниями, оставив громадные дыры в защите. Рыжая когтевранка налилась румянцем. - И что в этом такого?! - негодующе произнесла она. - Зрелищные - не значит менее эффективные! Соланж раздражала эта привычка Милисенты рассказывать ей о том, какими заклинаниями лучше пользоваться, а какие оставлять для театрального шоу. По мнению Соланж, дыры у неё остались только по невнимательности, да и только. На самом деле в глубине души она понимала, что Милли права на все сто процентов, и это ещё больше выводило её из себя. Появившаяся из ниоткуда доска красноречиво говорила о серьёзности намерений Милисенты провести факультативную лекцию по Защите от Тёмных Искусств. Соланж недоумевала: почему семиукурсница, обычно не признававшая чьи-либо наставления и ценящая свою репутацию такой же оторвы, какой была сама Соланж, в такие моменты становилась зануднее всяких Ранйяров, Грейнджер и Кристалл, затмевая своим великолепием даже профессора Биннса. Нет, когда речь заходила о Чарах или - упаси Мерлин - Рунах, тут и саму Соланж невозможно было остановить... Но она, положа руку на сердце, считала, что в такие моменты была и не в половину так занудна, как одна рыжая когтевранка, которая сейчас прохаживалась вдоль доски и рисовала какие-то схемы. Разумеется, Соланж была примерной ученицей и внимательно слушала Милисенту. Она даже, усмехнувшись, достала неизвестно откуда тетрадь с пером и стала сосредоточенно перерисовывать схематичных мышей и схематичных магов. - ... при этом для меня, как для более сильного волшебника, отбиться бы не составило особого труда. Поэтому, Соланж – тебе совет: не гнаться за эффектностью и действовать проще. - Последнюю фразу Соланж передразнивающе отчеканила в тон Милисенте, потому что слышала её уже далеко не в первый раз. Пока профессор О'Лири (Надо же, а ей идёт!) нашла себе следущую жертву в лице Айфери, Соланж воспользовалась моментом и решила довести схему до ума. Несколько минут брызги чернил летели во все стороны, а перо дёргалось в предсмертных конвульсиях. В результате Соланж, поставив последнюю закорючку, вытянула тетрадь на свет и осталась полностью довольна своей работой. Оставался последний штрих. Apparo. Vitum. Mobilus. - Милли, смотри! Тебе нравится? Соланж подёргала за рукав Милисенту, которая уже перестала вещать и теперь пыталась загипнотизировать дверь. Поднявшись на ноги, когтевранка гордо продемонстрировала Милли рисунок, на котором та с диким воплем носилась по всей тетради от стаи летучих мышей, уж больно походящих на миниатюрных Северусов Снейпов в плаще. Руки и волосы девушки хаотично развивались позади неё, а ноги в своём беге, казалось, могли бы опередить сам Хогвартс-экспресс.

Айфери Крис: - Айфери… - Ну же? Что? Всё ужасно? Я безнадёжна? Мне придётся уйти из выручай-комнаты и никогда сюда не возвращаться? Буду как всегда сидеть в библиотеке, читать книжки и мечтать о чём-то большем? - весьма неплохо, - Фуууух… - Особенно для первой тренировки. Подозреваю, что раньше тебе не приходилось участвовать в дуэлях за пределами кабинета Защиты? У тебя неплохо поставлена защита, что в условиях настоящей схватки сослужит тебе хорошую службу. Но ты слишком скованна и боишься (или не хочешь) атаковать. Опасаешься поранить товарища? Не хочешь быть нападающим? - Мда, - почти неслышно шепнула Айфи. Нападать – это плохо. Эту простую истину девушка усвоила ещё в детстве, когда случайно выбила однокласснику зуб. Защищаться – хорошо, контратаковать – тоже, а вот нападать… Пожалуй, трудно обойтись без атаки, особенно в сложившейся ситуации. Вероятно, стоит пересмотреть приоритеты. - В мирное время хорошего владения защитными чарами тебе было бы достаточно. Но сейчас, к сожалению, идет война, и если ты решила присоединиться к Отряду, то осознаешь, что тебе придется и нападать. Ты ведь за этим сюда пришла, научиться быть нападающим? Может, она и права, Айфи пришла научиться сражаться. Обучение боевой магии – вот ради чего создавался ОД. Но страх покалечить окружающих был слишком силён. Что, если оппонент не сумеет отразить заклятие, пострадает? Слишком рискованно. – Синяки на тренировках – обыденное дело и они у тебя будут, хочешь ты того или нет. И у твоих товарищей будут синяки, оставленные тобой. Разумеется, это все будет только в том случае, если ты решишь продолжить посещать сборы Отряда, - Милисента ободряюще улыбнулась, и Айфери чуть улыбнулась в ответ, - лично я думаю, что Отряд в твоем лице приобретет ценного союзника. Но, конечно, тебя никто принуждать не будет, и окончательный выбор за тобой. Звучит до крайности лестно, хотя похоже на попытку оставить Айфи в ОД. В любом случае, уходить девушка не собиралась. Только не теперь: пора уже научиться преодолевать страх. Милли отвернулась, а Айфери подошла к манекену Долохова и взмахнула палочкой. - Остолбеней! Фигура лишь слабо пошатнулась. Ну ничего-ничего, ты у меня ещё полетаешь! Айфери глубоко вдохнула и вновь подняла палочку. Я смогу.

Hogwarts: Пока участники Отряда Дамблдора были заняты своими делами (в основном, самостоятельно практикуясь у манекенов или же дожидаясь появления Джинни и Невилла, убивая время за разговорами), Полумна Лавгуд всё не теряла надежды настроиться на нужную волну радиоприёмника. Когтевранка отбивала разнообразные ритмы волшебной палочкой по радиоприемнику и крутила ручки. Иногда можно было услышать обрывки советов о том, какая модель метлы самая удобная для длинных перелётов или какая ожидается на следующую неделю погода, однако, приёмник вскоре поддался Полумне и та услышала знакомый голос Ли Джордана. - Ой... кажется поймала! Ребята, идите все сюда! - зал резко замолчал и даже Лаванда с Патил перестали активно шептаться, тут же подскочив и приземлившись ближе к радиоприёмнику. "Поттерский дозор" - чуть ли не единственная станция, которая рассказывала правду о том, что делается в мире, в оппозицию диктатуры Министерства и нового режима и, разумеется, все ОД-шники были постоянными его слушателями. Судя по тому, что Ли Джордан о чём-то вещал, то программа уже несколько минут, как началась... «... однако прежде чем мы послушаем Равелина и, сегодняшнего эксклюзивного гостя - Хиппи (по словам гостя, он выбрал это псевдоним в дань магглам, выражающие свой протест обществу, ведя бродяжнический образ жизни) позвольте на минутку отвлечься, чтобы сообщить о потерях за декабрь, которые, как обычно, не считают нужным освещать в программе новостей Волшебного радиовещания и в «Ежедневном пророке». Политика Министерства по учёту о "маггловских выродках" всё набирает обороты и недавно нам стало известно, что"поцелуй дементора" по решению Суда получили такие магглорождённые волшебники, как Донаган Маккей,Уэнди Билшпротс (оба в бывшем работники Министерства) и Мэри Кесада (в бывшем - охотник в квиддичной команде "Гордость Портри)". Чистокровный супруг миссис Кесада был убит при попытке сопротивления. Кстати говоря, Мэри и её муж Мартин являлись выпускниками Слизерина и учились со мной на одном курсе... О судьбе их малыша неизвестно. При странных обстоятельствах также погибла семья магглов из троих человек. По утверждению магловских властей, причиной смерти стала утечка газа (в который раз слышим эту отмазку!), но члены Ордена Феникса сообщают мне, что истинная причина — Убивающее заклятие. Дорогие радиослушатели, я приглашаю вас вместе с нами провести минуту молчания в память Донагана Маккей и Уэнди Билшпротс, Мэри Кесада, Мартина Кесада и неизвестных маглов, убитых Пожирателями смерти». Из радиоприёмника послышался звук метронома, отсчитывающий минуту молчания. Многие из ребят услышали знакомые имена, а кто-то про себя даже вспомнил скандальную историю несколькогодичной давности произошедшей на Слизерине, когда чистокровный волшебник начал встречаться с магглорождённой и на этой почве разразилась драка между слизеринцами. Теперь, оба мертвы благодаря Пожирателям Смерти. «Спасибо... А теперь я обращаюсь к нашему постоянному участнику Равелину за последними новостями о том, как новый порядок в волшебном мире отражается на жизни магглорождённых». «Спасибо, Бруно»,— произнес голос, который, несомненно, принадлежал Кингсли. «Магглорождённые по-прежнему находятся под прицелом у Амбридж. Количество пострадавших не становится меньше, а чем больше невинных подвержено пытке дементорами - тем с более счастилвой физиономией Долорес шагает по министерству. Ходят слухи, что новая эпидемия, которая разразилась не так давно в Британии, когда тело покрывается изумрудными пятнами и дым из ушей, дело рук - исследователей, работающих на Амбридж. Этой болезнью Пожиратели хотели вычислить магглорождённых волшебников, кто сфальсифицировал документы о чистоте крови или скрывается, хотя, эта затея обернулась неудачей, так как немало чистокровных подверглись этому заболеванию. Также, внушает надежду то, что нередки случаи, когда волшебники и волшебницы, рискуя собственной жизнью, защищают своих друзей, пряча их и скрывая от "охотников за маггловскими выродками". Я хотел бы призвать наших слушателей следовать их примеру и ни в коем случае не выдавать магглорождённых Министерству Магии, так как это - верный путь к смерти» «Слышишь, Дин?! Не попадись в лапы министерству и все остальные, будьте бдительны! Спасибо за адекватную оценку ситуации! Равелина - нашим новым министром!!! А теперь перейдём к нашей постоянной рубрике "Друзья Поттера". Добрый вечер, Хиппи!». «Добрый вечер, мистер Бруно», — Это же мой папа! — удивлённо завопила Полумна, узнав голос своего отца с полуслова. «Мы очень рады, что Вы смогли присоединиться к передаче. Вы знаете, что Ваш вклад очень ценен и все очень ценят вашу храбрость и правду... если вы понимаете, о чём именно я говорю. Явный намёк на выпуски "Придиры", которые также не подпевали общепринятой цензуре Министерства. « Традиционный вопрос рубрики: как Вы думаете, Гарри Поттер жив? «Я продолжаю в это верить» «Как и мы все! Скажите, как обстоят дела у друзей Гарри в Хогвартсе при новом режиме? В этом году преподавательский состав пополнился не самыми лицеприятными личностями, а заведует всем сейчас волшебник, который никогда не моет свою голову! Даже в мои времена!» «Насколько мне успели рассказать, ребятам в этом году приходится несладко. Учеников заставляют разучивать непростительные заклинания и тренировать их на друг друге, а провинившихся подвергают пыткам дементоров! Амикус и Алекто Кэрроу всеми силами пытаются сломить дух учеников, который царил при Альбусе Дамблдоре. Однако, ребята, я знаю, не сдаются. Где могут, высказывают свою позицию и "преподают урок" пожирателям... Только бы не стоило это им жизни...» «А что вы посоветуете Отряду Дамблдора? Они наверняка нас сейчас слушают!» «Ммм... Быть осторожными и не забывать, что Пожиратели Смерти опасны и при надобности, могут лишить и жизни. Однако, надо до конца стоять за свои убеждения и бороться! Только так можно победить Пожирателей и вернуть мир! » «Я слышал, что осенью ребятам удалось с лихвой проучить этих Кэрроу и искупать их в ванне с навозом! Так держать! А что вы думаете, Хиппи по-поводу...» Внезапно, дверь, откуда не так давно вышла Джинни Уизли, отворилась. Из неё вышла младшая из Уизли, с сияющей улыбкой, держа в руках огромную коробку с маркой магазина близнецов. Затем в дверях оказался Невилл Долгопупс, который с неким благоговением в глазах азартно осмотрел помещение. - Ребята, у нас гости. Ну, думаю, нет смысла их представлять, - Невилл лукаво ухмыльнулся и отошёл в сторону, а за ним появились лица небезызвестных Фреда и Джорджа Уизли. За ними - десятки летающих коробок со всевозможными товарами из их магазина. «... берегите друг друга! Не теряйте веры! Хорошего вечера!» - тем временем радиоэфир "Поттеровского дозора" подошёл к концу.

Милисента О`Лири: Ощутив атаку на свой рукав, безмятежно сидящая на подушке Милисента, обратила взгляд на Соланж, которая ей настойчиво совала свою тетрадь. Ну разумеется. Летучемышиный сглаз Милисенты таки был обращен против нее. Не в реальной жизни, так хоть в мечтах пятикурсницы. Едва когтевранка в подробностях собралась объяснить Соланж маршрут ее путешествия вместе с этим самым рисунком, раздался голос Полумны: - Ой... кажется поймала! Ребята, идите все сюда! Забыв о Дельхейнгейм, Милисента уселась рядом с приемником, прислушиваясь к голосу, вне всякого сомнения, принадлежащем Ли Джордану. - …позвольте на минутку отвлечься, чтобы сообщить о потерях за декабрь… Мерлин, только не это. Скорее уже по привычке Милисента повернулась к ребятам спиной и слегка наклонила голову, чтобы упавшие на лицо волосы скрыли появившиеся слезы. Это было ужасно: слушать это радио, надеяться не услышать там имен родителей или маминых маггловских родственников… И, даже несмотря на то, что имена Джеймса и Маргарет О`Лири не звучали в выпусках «Поттеровского дозора», это не приносило девушке облегчения: каждый погибший был чьим-то родителем, ребенком, братом или сестрой. Испытывать облегчение от того, что в этом месяце сиротой осталась не она, а кто-то другой… Милисента так не могла, и каждое услышанное имя воспринимала как свою личную потерю. - …"поцелуй дементора" по решению Суда получили такие магглорождённые волшебники, как Донаган Маккей,Уэнди Билшпротс (оба в бывшем работники Министерства)… Поцелуй дементора. Самая жестокая и бесчеловечная казнь. Милисента пыталась изучить какую-то информацию в книгах о дементорах и их поцелуе, но литературы, предоставляемой Выручай-комнатой, было недостаточно, а пробираться ради этого в Запретную секцию… даже для Милли это уже было запредельным риском. С Кэрроу ведь станется удовлетворить ее любопытство. И от катастрофического дефицита информации эти существа наводили еще больший ужас. На тренировках Отряда рысь ее никогда не подводила, но будет ли она столь стабильной, когда придет ее время выступить против настоящего дементора? Милисенте показалось, будто она опять слышит этот предсмертный хрип, ощущает это зловонное дыхание. Вот на ее горле смыкаются отвратительные неживые пальцы… …и Мэри Кесада… Звуки отдаленно знакомой фамилии вернули Милисенту туда, где ей и полагается быть. То, что фамилия показалась ей знакомой, совершенно не удивило девушку – она уже успела привыкнуть к тому, что богатая фантазия в сочетании с ранимой натурой воспринимает все несколько иначе. Горгулья побери, кого она обманывает, неужели к этому можно привыкнуть?! Кесада. Милисента усилием воли заставила себя прислушаться к словам диктора. В голове вертелось какое-то испанское мужское имя. Мигель? Маурисио? … чистокровный супруг миссис Кесада был убит при попытке сопротивления. Кстати говоря, Мэри и её муж Мартин являлись выпускниками Слизерина и учились со мной на одном курсе... В голове звякнул колокольчик, которого Милисента так боялась. Все когда-то бывает в первый раз. Вот ей и довелось услышать в списке потерь знакомые имена. Жизнь слизеринцев никогда не представляла для Милисенты особого интереса. Чистокровные ограниченные снобы (в большинстве своем), даже не осознающие, насколько жалки и убоги они в своем желании самоутвердиться за счет тех, в чьих жилах течет красная, а не так называемая «голубая» кровь. Но, тем не менее, она отлично помнила ту развеселую историю малоаристократичного слизеринского мордобоя – именно тогда она с удивлением для себя отметила, что, вероятно и в этом змеином кубле каким-то чудом могли затесаться нормальные люди. Она помнила обсуждения этой ситуации в компании когтевранцев и Натаниэля и возмущения 14-летнего гриффиндорца по поводу «глупого махания кулаками», помнила, как она упрямо заявила, что сама бы не против почесать кулаки об эти задранные выше Астрономической башни высокомерные носы. И вот теперь их больше нет. Нет больше старшекурсника, судя по всему, достаточно адекватного для того, чтобы иметь собственное мнение и понимать, что есть вещи важнее чистоты крови. Нет больше его подруги, ради которой он открыто выступил против несправедливых порядков. Мерлин, они же ведь ходили по тем же коридорам, по которым ходила сама Милисента, они вместе с ней обедали в Большом зале, они наверняка не один вечер провели на Астрономической башне, которую парой лет позже облюбовали уже они с Натаниэлем. И вот теперь их больше нет. Милисента даже не помнила, как они выглядят... выглядели… и от этого комок в горле стал еще ощутимее. Буквально вчера они ходили с ней по одной земле, дышали с ней одним воздухом, радовались жизни, строили планы на будущее… Когтевранка себя одернула. Разумеется, в это проклятое время только и остается, что радоваться жизни и строить планы на будущее. Наверняка они, так же как и сама Милисента жили в постоянном страхе за собственные жизни и жизни друг друга, наверняка их последние дни были посвящены сокрытию от Пожирателей смерти. Послышался звук метронома, а Милисента впервые в жизни ощутила, что прошедшее время может быть настолько страшно. Мерлин, она даже не помнила, как они выглядели!.. Ведущие рассказывали что-то о какой-то новой болезни, но звуки радио доносились до Милисенты как будто сквозь толстый слой ваты. Крепко сжав руки в замок, она сидела на своей подушке и невидящим взглядом смотрела в одну точку, даже не пытаясь сдерживать слезы. Это было настолько ужасно, что слез даже не было. Серебряная терновая веточка настолько сильно впилась в кожу, что на пальцах проступило две небольшие капельки крови, но когтевранка этого не почувствовала. Она, горгулья побери, даже не помнила, как они выглядели. - Это же мой папа! – из состояния оцепенения Милисенту худо-бедно вывел голос Полумны, и она вновь обратила свое внимание на приемник, положив голову на плечо ближайшего к ней человека. Что и говорить, это, конечно, было не то плечо, в котором она сейчас так нуждалась. Мистер Лавгуд вещал о счастливой жизни самого безопасного места в мире. Милисента не особо вслушивалась в эту часть программы: эти новости предназначались для внешнего мира – едва ли люди, находящиеся в Хогвартсе здесь и сейчас, и на собственном опыте испытавшие все прелести нового режима, могли узнать здесь что-то новое. Я слышал, что осенью ребятам удалось с лихвой проучить этих Кэрроу и искупать их в ванне с навозом! Так держать! Я бы сказала, что там скорее было целое озерцо, - слабо усмехнувшись, мысленно поправила ведущего Милисента. На лицах ребят промелькнул скепсис – вероятно, они приняли это за фигуру речи или домыслы: далеко не все подробности развеселого Хэллоуина Алекто Кэрроу получили огласку и, согласно официальной версии происшествия, от драконьего дерьма пострадала только галерея за часами. Что же, Алекто вполне можно понять. Послышался скрип двери и Милисента встрепенулась, отметив, что оккупированное плечо принадлежало Падме Патил. Судя по довольной улыбке Джинни и огромной коробке вредилок… Не может быть! Чокнутые! - Ребята, у нас гости. Ну, думаю, нет смысла их представлять. - ДЖОРДЖ, БАБУИНОПОДОБНОЕ ТЫ СОЗДАНИЕ! – сорвавшись со своего места, когтевранка бесцеремонно повисла на шее у друга. После того, что она услышала в сегодняшнем выпуске, ей жизненно необходимы были хорошие новости. И это, Мерлин подери, было именно то, что нужно. Вспомнив о приличиях, Милисента отцепилась от Джорджа и от души впечатала пятюню его близнецу: - ФРЕД! В пекло приличия! Еще раз испытав шею Джорджа на прочность, когтевранка улыбнулась во все свои пока-еще-32-зуба: - Как вы… заявиться в Хогсмид, кишащий Пожирателями! Чокнутые! – в голосе Милисенты слышалось неприкрытое восхищение, а ее глаза алчно косились в сторону заветных коробок.

Соланж Деллингхейм: Соланж стояла и нахально улыбалась во все свои вроде-бы-32 зуба Милисенте, ожидая восторженного отзыва от своей работы, когда раздался голос Полумны, у которой каким-то чудестным образом получилось настроить радиорухлядь. Пятикурсница сразу же забыла о своём намерении побесить "профессора О'Лири" и в момент оказалась у приёмника, заняв место немного в стороне от общей группы ребят, но так, чтобы ей было хорошо слышно. В образовавшейся тишине раздался голос Ли Джордана, опального гриффиндорца и небезызвестного комментатора квиддичных соревнований в Хогвартсе, а теперь и одного из ведущих "Поттеровского дозора". " ... позвольте на минутку отвлечься, чтобы сообщить о потерях за декабрь, которые, как обычно, не считают нужным освещать в программе новостей Волшебного радиовещания и в «Ежедневном пророке»..." Соланж замерла и вся обратилась в слух. Сейчас как всегда будут оглашены имена жертв этой бессмысленной войны, имена тех, кто пал, защищая свои жизни и жизни своих семей, имена тех, кто пытался бороться против монстров, захвативших страну. Иногда после выпусков "Поттеровского Дозора" Соланж казалось, что Пожиратели побеждают, и надежды на то, что восстановится хоть какая-то справедливость, больше нет. Каждый день погибали невинные: погибали из-за того, что группе сумасшедших фанатиков ударила в голову моча бумсланга и они возомнили, что могут решать, кто достоин жить, а от кого надо немедленно избавляться, как от мусора. И это было странное чувство: Соланж каждый раз очень боялась услышать имена Рева Лофтсона и Лейки Деллиннгхейм в списках погибших и одновременно... ждала этого. Неизвестность казалась девушке невыносимей всего, за несколько месяцев она извела себя переживаниями и попытками узнать хоть что-то о судьбе своих родителей, и теперь даже подтверждение её самых худших опасений казалось ей облегчением. Легче было признать, что она осталась одна, чем томиться ожиданиями, надеждой и строить сотое оправдание тому, что за два с половиной месяца с ней ни разу не смогли связаться. Конечно, глубоко внутри Соланж понимала, что она, возможно, слишком много хочет и накручивает себя. Ведь если её родители в бегах, то едва ли у них есть возможность прислать ей весточку. Но её богатое воображение вкупе с глубоким чувством любви к матери и отцу пораждали чувство смятения и даже в некоторой степени обиды... "...что"поцелуй дементора" по решению Суда получили такие магглорождённые волшебники, как Донаган Маккей,Уэнди Билшпротс (оба в бывшем работники Министерства) и Мэри Кесада (в бывшем - охотник в квиддичной команде "Гордость Портри)". Чистокровный супруг миссис Кесада был убит при попытке сопротивления. Кстати говоря, Мэри и её муж Мартин являлись выпускниками Слизерина и учились со мной на одном курсе... О судьбе их малыша неизвестно..." К горлу подступил тугой комок и Соланж стиснула зубы, чтобы не разрыдаться прямо здесь и сейчас. Донаган Маккей, Уэнди Билшпротс, Мэри и Мартин Кесада... Имена двух последних волшебников ей были смутно знакомы. Кажется, кто-то когда-то рассказывал ей о громкой истории, в которой они фигурировали. Что же за история?.. Но всё напрочь вылетело из головы. Возможно, когда-то она даже видела Мэри и Мартина в стенах Хогвартса, а теперь одну приговорили к поцелую дементора, а другой погиб, вероятно, при попытке защитить свою семью. Соланж считала это жутко несправедливым. Все мысли, бьющиеся в такт метроному, вытеснили чувства, и ей казалось, что она готова пойти и прямо сейчас повырывать глотки тем уродам, которые смогли сотворить такое. Нет, саму по себе смерть Соланж не считала чем-то ужасным и неправильным: для неё она была началом новой жизни, переходом на следующую ступень бесконечной лестницы развития и упадка, великого круговорота. Было много вещей, которые, она считала, намного страшнее смерти. Но сейчас она не могла понять, почему же тогда её распирает изнутри эта грусть, отчаяние и злость. Соланж привыкла считать себя независимой и эгоистичной, еще год назад она была горда тем, что ей нет необходимости волноваться о каких-то внешних событиях, о политике, о людях... Ей казалось это неинтересным, банальным. Было много интересных вещей, которыми она могла заниматься, не замечая ничего вокруг себя. Так, её не волновало ни то, что Сириус Блэк, а затем остальные Пожиратели Смерти сбежали из Азкабана, ни то, кидал ли Поттер имя в кубок и правду ли говорил о Волан-де-Морте, - казалось, она не замечала сгущавшихся туч вокруг. Вместо этого она была занята шутками и приколами, вылазками за территорию замка и противостоянием со Снейпом и Амбридж. Но теперь, оказавшись в самой гуще событий, она стала менять свои взгляды на многие вещи. Соланж не знала, малодушно ли это: то, что она хочет сбежать и оставить весь этот кошмар позади себя. Да и смогла бы она пойти на такое? Наверняка. Но тогда зачем она вела эту борьбу с Кэрроу и их режимом, вместо того, чтобы затаиться и дождаться момента, когда она сможет спокойно скрыться? Чего же она хочет на самом деле?.. Когтевранка слушала о том, как Амбридж издевается над магглорождёнными, об эпидемии, захватившей Британию, слушала призывы быть осторожнее и не выдавать скрывающихся, и тянущее чувство не отпускало её. Но тут раздался возглас Полумны: — Это же мой папа! Соланж прислушалась внимательней. Отец Полумны, Ксенофилиус Лавгуд, был одним из тех отчаянных людей, кто не боялся открыто противостоять новому режиму. Он был главным печатным голосом оппозиции: его журнал рассказывал всю правду о новой власти и о событиях, которые происходят по всей стране. "Придира" распростронялся подпольно, так же, как на третьем курсе в Хогвартсе, и министерство не могло ничего с этим поделать. «...Как и мы все! Скажите, как обстоят дела у друзей Гарри в Хогвартсе при новом режиме? В этом году преподавательский состав пополнился не самыми лицеприятными личностями, а заведует всем сейчас волшебник, который никогда не моет свою голову! Даже в мои времена!» Соланж издала странный сдавленный смешок, больше похожий на всхлип. Шутка про профессора Снейпа была стара как первый и, видимо, единственный тюбик шампуня в ванной директора, но до сих пор не потеряла свою актуальность. «Насколько мне успели рассказать, ребятам в этом году приходится несладко. Учеников заставляют разучивать непростительные заклинания и тренировать их на друг друге, а провинившихся подвергают пыткам дементоров! Амикус и Алекто Кэрроу всеми силами пытаются сломить дух учеников, который царил при Альбусе Дамблдоре. Однако, ребята, я знаю, не сдаются. Где могут, высказывают свою позицию и "преподают урок" пожирателям... Только бы не стоило это им жизни...» «А что вы посоветуете Отряду Дамблдора? Они наверняка нас сейчас слушают!» «Ммм... Быть осторожными и не забывать, что Пожиратели Смерти опасны и при надобности, могут лишить и жизни. Однако, надо до конца стоять за свои убеждения и бороться! Только так можно победить Пожирателей и вернуть мир! » Соланж утвердительно кивнула. Всё же, каким бы иногда безвыходным не казалось положение, они должны продолжать бороться. У них есть шанс на победу, и если они не будут сдаваться, то вернут справедливость и порядок в этот мир. "Чтобы можно было снова этот порядок нарушать", - мелькнул ехидный голос где-то на краю сознания. "Я слышал, что осенью ребятам удалось с лихвой проучить этих Кэрроу и искупать их в ванне с навозом!.." "Скорее в целом озере", - усмехнулась про себя Соланж и подумала, что было бы, узнай вся школа тогда в подробностях, как Алекто беззаботно рассекала волны драконьего дерьма. Развесёлый Хэллоуин Алекто Кэрроу, как получил название тот памятный день в узком кругу лиц, породил много слухов в Хогвартсе, многие из которых были не так уж далеки от истины. Было сложно поверить, что кому-то понадобилось топить галерею за часами в драконьем навозе просто так... Следующие слова диктора и мысли Соланж потонули в удивлённых и восхищённых возгласах ребят. - Ребята, у нас гости. Ну, думаю, нет смысла их представлять. Соланж резко обернулась и остолбенела, не поверив своим глазам. В проёме стояли близнецы Уизли, а за ними повисли в воздухе десятки коробок с вредилками. Великая Горгулья! Невероятно! Когтевранка вскочила на ноги и сделала шаг вперёд, но её опередили. - ДЖОРДЖ, БАБУИНОПОДОБНОЕ ТЫ СОЗДАНИЕ! Вообще, после хэллоуинского приключения на Астрономической башне Милисента определённо вызывала у Соланж чувство симпатии, хотя когтевранка и не упускала возможности подколоть семикурсницу при каждом удобном случае. Но когда она повисла на шее у Джорджа, пятикурсница ощутила странную волну негативных эмоций относительно Милли. Негативных это мягко сказано... Соланж уже видела, как вырывает рыжие волосы одной особы и засовывает их... далеко и на долго, а затем выцарапывает ей глаза и отправляет их следом. Мерлиновы кальсоны, да эта нахальная семикурсница слишком обнаглела и многое себе позволяет! Устроить бы ей хорошую трёпку прямо здесь и сейчас! Комната услышала пожелание когтевранки и услужливо предоставила манекен Милисенты в секции для тренировок, но она даже не увидела его, сверля затылок О'Лирли, которая только что второй раз решила отяготить шею бывшего гриффиндорца. Раздался жалобный писк. Это Соланж сжала в руке тетрадь, которую все еще держала у себя, и схематичная Милисента, упав, сплелась с летучими мышами в один большой комок. Что это со мной? Соланж поняла, что её несёт куда-то не в ту сторону. Тряхнув головой, она отбросила тетрадь в угол и радостно подлетела к ребятам. Отодвинув Милисенту в сторону так, будто та была всего лишь каким-нибудь стулом, вставшим у неё на пути, она радостно раскинула руки. - Фред, Джордж! НЕВЕРОЯТНО! Вы ненормальные! - она восхищённо переводила взгляд то на Джорджа, то на Фреда, то на вереницу коробок с вредилками позади них. Весело ухмыльнувшись, она дружески двинула кулаком Джорджу по плечу. - Совсем не изменились, канальи!

Айфери Крис: В конце концов, Айфери удалось отправить Долохова в нокаут. Не успел тот коснуться земли, как раздался голос Полумны, всё это время возившейся с приёмником: - Ой... кажется поймала! Ребята, идите все сюда! В наступившей тишине лёгким эхом разносился знакомый голос. До этого, Айфи лишь один раз доводилось слушать Поттеровский Дозор, но звучащего с небольшими помехами Ли когтевранка могла узнать из тысячи. Тепло и радость наполнили сердце пятикурсницы, но не надолго. -"поцелуй дементора" по решению Суда получили … супруг миссис Кесада был убит … о судьбе малыша неизвестно … погибла семья магглов … Убивающее заклятие… Как страшно жить там, снаружи, за пределами замка. Даже пытки Кэрроу вдруг показались мелкими пакостями разгулявшихся детей. Здесь максимум рассудка лишишься, а там… Сколько ещё людей должно погибнуть? Что-то среднее между гневом и скорбью подступило к горлу и не давало дышать. Нет, Айфи не боялась смерти, ни своей, ни чужой. Но чувство несправедливости, напрасные жертвы. Вряд ли она могла им чем-то помочь, особенно сейчас. Разве что сражаться? Окончить эту войну? Завершить бессмысленное кровопролитие? Минута молчания завершилась, и из приёмника вновь донёсся голос Бруно. Айфи жадно слушала новости извне, ибо в Пророке уже давно не писали ничего дельного. - Магглорождённые по-прежнему находятся под прицелом у Амбридж. Отвратительная женщина… Первый преподаватель, которого мисс Крис искренне невзлюбила. Видимо, она не только детей ненавидит, теперь ещё и магглорождённых тиранит. Ужасно, ужасно! Интересно, каким заклятием можно превратить человека в мышь? И надолго ли это? Вопль Полумны вернул девушку к действительности. - ...Ммм... Быть осторожными и не забывать, что Пожиратели Смерти опасны и при надобности, могут лишить и жизни. Однако, надо до конца стоять за свои убеждения и бороться! Только так можно победить Пожирателей и вернуть мир! Весьма… воодушевляюще. Он, наверное, очень волнуется за Луну, не хочет, чтобы она рисковала. И мои родители, наверное, за меня переживают. Поскорее бы к ним. От эфира оторвало внезапное появление Джинни и Невилла. - Ребята, у нас гости. Ну, думаю, нет смысла их представлять... Близнецы Уизли! Вот уж кого Айфи не ожидала здесь увидеть! Или ожидала, но не сейчас. В любом случае, появление Фреда и Джорджа вызвало шок. Не то что бы они много общались (только на поле для квиддича), но боевой дух ребята поднимать умели. А влетевшие вслед за ними коробки ВВВ вознесли бунтарское настроение до небес.

Hogwarts: - Фред и Джордж?! - негромко спросила себя Ханна Эббот. - Как? - из оцепенения вышла и староста Когтеврана, смахивая следы от слёз после услышанного в эфире и с удивлением рассматривая прибывших. - Лаванда, я тоже их вижу? - кажется, Парвати Патил не верила своим глазам, которые были не менее красные от слёз, чем у её сестры. - Нет, это действительно они! Какие же они восхитительные! - Лаванда влюблёнными и восторженными глазами рассматривала Фреда и Джорджа. - Мееерлиновые трусы, какие идиоты... - бубнил под нос себя Майкл Корнер, видимо, единственный в зале, который тут же начал представлять последствия того, если близнецов увидят в школе нежелательные лица. - ВЫ?!?! - был слышен громкий возглас Симуса Финнагина. - ВАУ! ФРЕД, ДЖОРДЖ! - Терри Бут был явно под впечатлением. - РЕБЯТА, КАК ВЫ...?? - даже Энтони потерял дар речи. Шум, ропот и звук громких аплодисментов наполнил зал, как только небезызвестные близнецы Уизли оказались на пороге Выручай-Комнаты. Что сказать: все присутствующие были глубоко шокированы наглости и храбрости Фреда и Джорджа заявиться в самое логово врага. Ходили слухи, что Невилл и Джинни держат тесный контакт с продавцами волшебных вредилок, чтобы разрешить дефицит их товара в Хогвартсе, однако, мечты об их собственном появлении казались более, чем заоблачными. - ДЖОРДЖ, БАБУИНОПОДОБНОЕ ТЫ СОЗДАНИЕ! - Я безмерно польщён, что спустя столько лет ты нас продолжаешь милым образом путать, но я Фред! - совершенно невозмутимо произнёс Джордж. - Эй, Фред, ты украл от меня мои законные объятия! Это меня должны сейчас обнимать! - возмущённо пролепетал Фред. Джордж, отвечая на дружеские и крепкие объятия когтевранки, показал брату свой длиннющий язык. - Серьёёёзно? Хватит народ путать! - Джинни явно сверлила братцев не одобряющим взглядом. Такое чувство, что эта их шутка меняться местами друг с другом не умрёт никогда. - ФРЕД! - только Джордж! Моя мелкая сестрица до сих пор не научилась нас отличать! - поправил Фред Милли, но также смачно отвесил когетвранке пятюню и начал приветствовать и остальных отрядников. Тем временем комната, действительно, услышала пожелание Соланж и услужливо предоставила манекен Милисенты в секции для тренировок, но она даже не увидела его, сверля затылок О'Лири... однако, внезапно появившийся манекен заметили другие. - Смотри туда! - пользуясь суматохой и ажиотажем вокруг близнецов, Парвати подёргала за рукав свою лучшую подругу и указала на манекен Милисенты О'Лири. - Да-а-а, кажется он самый! Хи-хи, Деллингхейм что, ревнует? - ну, что сказать. Лаванда Браун быстро могла сопоставить 2+2, когда дело касалось любого рода отношений и, быстро просканировав взглядом то, куда смотрели глаза Соланж, а именно на обнимающую Джорджа (или это всё же был Фред?) Милли, гриффиндорка тут же определила, что к чему. А вообще быстро она меняет парней. Был рыжеволосый Ранйяр, а теперь виснет на одном из Уизли! Какая странная. - не без зависти в голосе подумала уже про себя Браун. Возможно, причиной невидимой антипатии был тот факт, что ей сам Натаниэль Ранйяр когда-то очень симпатизировал. Видимо, сама Браун тоже была неравнодушна к рыжим волосам у юношей. - Фред, Джордж! НЕВЕРОЯТНО! Вы ненормальные! - Джордж лишь ухмыльнулся и весело распушил рыжие волосы Соланж, в такой суматохе даже не сразу осознав, что Соланж была в Отряде Дамблдора лишь первый год. Те продвигались с Фредом к центру зала, а за ними - коробки с вредилками. Близнецы пожали руки Симусу и нескольким когтевранцам, пробираясь через толпу, а, когда Фред заметил Айфери, то остановился и с прищуром оценивающе поглядел. - О, Невилл, у вас даже в этом году даже больше новеньких, чем мы ожидали! Привет, я Фред! - сказал Джордж, протянув руку. - Нет, это я Фред! - возразил настоящий Фред, легонько подтолкнув братца и протягивая свою руку. - МАЛЬЧИКИ! - рявкнула сердитым тоном Джинни и близнецы серьёзно призадумались на тему того, когда их младшая сестрица стала так похожей на их матушку в гневе. Тем временем Джиневра продолжила, - ну правда, у вас не так много времени здесь. Это ведь все вредилки? Вам надо возвращаться обратно и... - реплику гриффиндорки прервал любопытный голос старосты Когтеврана. - Кстати, да! Фред, Джордж, а как вы смогли пробраться прямо сюда? Вы же не шли через всю школу... не шли ведь? - честно говоря, Падма Патил уже не была уверена ни в чём, зная близнецов и их любовь к авантюре. Все с ожиданием смотрели то на близнецов, то на Джинни, то на Невилла. - Это всё дело в Выручай-Комнате, - отозвался Невилл, - - кажется, я стал по-настоящему её понимать. Она может сделать всё, что только ты пожелаешь... главное правильно и точно попросить. Мы с Джинни и Луной пару дней назад ходили на проверку в Визжавшую Хижину: она почти не охраняется и кроме призраков никого нет. Там-то и должны были оказаться целая порция волшебных вредилок... Но ведь их не унесёшь по всему Хогсмиду в Хогвартс, при этом не оставаясь незамеченными, так? Надо было думать, как попытаться их перенапавить из хижины прямиком сюда.... и тогда Выручай-Комната неожиданным образом в один день открыла проход. Поэтому, кажется, проблема с недостатком вредилок решена, ну. а Фред с Джорджем решили сами их нам в первый раз доставить.... для нас это самим было неожиданностью! - Невилл постарался как можнопонятнее объяснить весь процесс, чем они с Джинни и Луной занимались. - Портативное болото, отвлекающие обманки, порошки мгновенной тьмы, великолепная взрывчатка, кровопролитные конфеты... - Джинни произносила слух содержимое в коробках, внимательно осмтаривая каждый и уже в голове продумывая план серьёзного дебоша. - Замечательно! Когда вернёмся с каникул, сможем сразу же устроить Кэрроу весёлое полугодие. По-моему, с таким количеством мы можем развязать настоящее восстание! Спасибо, Фред и Джордж, а теперь вам серьёзно нужно поторопиться... кто знает, как долго визжавшая хижина будет безопа... - Сестрёнка-командир, да ты тут я вижу заместителем Гарри являешься! А фамилию, случайно, его ещё не взяла? - Фред расхохотался, успев поймать Джинни в свои объятия и сделать "сливу" до того, чем та бы вновь возмутилась и послала братцев к Мерлину. Тем временем Джордж достал откуда-то одну коробочку, не совсем похожую на других, так как та была обвёрнута в бумагу с рождественской тематикой. У обоих близнецов прыгали лукавые искорки в глазах. -Прежде, чем мы покинем вас, мы бы хотели самолично поздравить ваших профессоров (нетрудно, догадаться, каких) с наступающим Рождеством! Не просто так же мы сюда заявились! - с лукавой ухмылкой начал Джордж. Фред его тут же подхватил. - Верно! Мы для них приготовили специальный подарок... Не думаю, что Амикус с Алекто в этом году стояли под омелой, мм? - Фред расплылся в хитрой улыбке. - А так как подарок к Рождеству, дарить после каникул его будет не актуально. Так что у меня есть вопрос ко всем: есть ли желающие сходить с нами в небольшое путешествие по школе и проставить несколько очень занятных ловушек? - Джордж обратился ко всем присутствующим. - Не волнуйся, сестрица, обещаю, не единая душа за пределами этой комнаты не узнают о нашем здесь присутствии. - тут же добавил Фред и подмигнул младшенькой.

Милисента О`Лири: Когда в комнате появились Фред и Джордж, Милисента словно вновь очутилась на своем пятом курсе, когда самой большой ее проблемой были отвратительные котята Долорес. Все-таки, близнецы обладали удивительным умением одним своим присутствием даже мертвого из могилы поднять. - Эй, Фред, ты украл от меня мои законные объятия! Это меня должны сейчас обнимать! Обнимающая Джорджа Милисента захихикала и совершенно по-Натаниэлевски закатила глаза, когда ее достаточно грубо оттолкнули от Джорджа. Но обрадованная встречей со старыми (уже разменявшими третий десяток!!!) друзьями, Милли не заподозрила ничего подозрительного. Впечатав Фреду пятюню, когтевранка слегка приобняла и его, дружески похлопав по спине: - Ну давайте еще, подеритесь за то, кого тут должны обнимать! – взгляд Милисенты упал на свою собственную копию. А это еще что такое?! Семикурсница окинула взглядам комнату в поисках тайного поклонника, как обратила внимание на стоящую рядом с Джорджем Соланж, которая от восторга, казалось, готова была забрызгать слюнями все, что движется. А что не движется – подвинуть и забрызгать. Да ладно?! ДА НУ СЕРЬЕЗНО?! Не может быть! Хихикающие Парвати и Лаванда только подтвердили ее догадки. Ухмыльнувшись, когтевранка пихнула Фреда в бок: - Кажется, твой братец сегодня главная звезда! - Фред, Джордж! НЕВЕРОЯТНО! Вы ненормальные! Да, соплохвост побери, не может быть, она же сейчас реально все слюнями забрызгает! - в этот момент Выручай-комната услужливо предоставила когтевранке тазик. Благо, в присутствии других людей сама Милисента рядом с Натаниэлем ведет себя адекватно и сдержанно. Поймав взгляд пятикурсницы, О`Лири послала ей свою самую ангельскую и понимающую улыбку. Это же какой компромат! На время забыв о сладкой парочке, Милисента прислушивалась к словам Невилла: мало ли, вдруг когда-нибудь придется искать путь побега из Хогвартса. А из Визжащей хижины вполне можно трансгрессировать… И Джинни была совершенно права: начало следующего семестра нужно как следует отметить! А неплохо бы и Винд поздравить… Богатое воображение Милисенты с готовностью предоставляло варианты расправы над Аллерией разной степени кровожадности: вот она выдирает ее белобрысые волосенки, собранные в очередную ужасную прическу, а вот начинает выцарапывать ей глаза, а вот она засовывает ей эту отвратительную красную помаду в…. От этих радужных перспектив Милли отвлек голос Джорджа… а, может, и Фреда… или их сразу: - Прежде, чем мы покинем вас, мы бы хотели самолично поздравить ваших профессоров (нетрудно, догадаться, каких) с наступающим Рождеством! Не просто так же мы сюда заявились!... Так что у меня есть вопрос ко всем: есть ли желающие сходить с нами в небольшое путешествие по школе и проставить несколько очень занятных ловушек? Высказались несколько голосов желающих. Кто-то более активно, кто-то – чуть менее, но, явно, идея устроить Кэрроу незабываемое рождество многим пришлось по душе. Ну кто бы сомневался. Милисенте вот она тоже пришлась по душе. - Устроить обожаемым профессорам незабываемый праздник – сам Мерлин велел! – совершенно серьезно заявила Милисента, алчным взглядом сверля коробку с рождественской символикой. – Но мы завтра на каникулы уезжаем, успеем ли приготовить все к вечеринке? В голове пронеслось, что Натаниэль бы не одобрил этих планов. Милисента хмыкнула: она, допустим, тоже не одобряла его приятного времяпровождения с Винд. С ВИНД!!! Ладно бы Демельза – с ее существованием Милисента почти смирилась. Да Милисента смирилась бы даже с Браун или Патил! Но, тролля за ногу, Винд! Она ведь даже не в его вкусе! О да, Натаниэль явно не одобрит очередной ночной авантюры. А когда он узнает, что там не обошлось без личного присутствия Фреда и Джорджа… еще на пятом курсе, когда они только начали встречаться, Ранйяр ее почему-то ревновал к Джорджу. А тот факт, что они продолжили поддерживать отношения даже после грандиозного прощания близнецов, не нравился кавалеру еще больше. Нашел к кому ревновать, в самом деле, это же Джордж! Конечно, Милисента явно не была равнодушна к рыжеволосым гриффиндорцам, и Джордж определенно был ее типажом. Но все время знакомства с близнецами семикурсница не ощущала даже намека на то, что может испытывать к нему хоть немного более, чем дружеские чувства, и была полностью уверена в том, что это взаимно. Решимость досадить возлюбленному крепла и крепла, и сейчас Милисента едва ли думала о том, чтобы идти к нему извиняться, как планировала еще несколько минут назад. В конце-концов, не она за его спиной строила глазки всяким там Винд! Милли, что за ребячество? Хуже Браун, в самом деле! – возразил ей голос разума, который почему-то подозрительно напоминал голос Натаниэля. Но в настоящий момент голос Натаниэля Милли слышать не хотела. А все-таки неплохо бы и Винд поздравить…

Соланж Деллингхейм: Как же давно Соланж не видела Фреда и Джорджа! Кажется, сто лет прошло с их последней встречи. Не считая Хэллоуинского письма, она говорила с ними последний раз два года назад... и тогда они расстались не в очень теплых чувствах. Но сейчас она была безумно рада видеть старых знакомых, с которыми у нее было связано множество ярких воспоминаний. На фоне рыжих шутников - всего на мгновенье - померкли даже коробки со всевозможными волшебными вредилками. Джордж потрепал Соланж по и так растрепанной макушке, и она хихикнула, вспомнив, что он не раз так портил ей прическу на младших курсах. Внутри зазвенел какой-то колокольчик, и она почувствовала себя такой же маленькой и наивной, какой была тогда, когда впервые увязалась за близнецами в Хогсмид с целью ознакомиться с ассортиментом магазина "Зонко". Тогда она восхищалась тем, что они делали: Фред с Джорджем стали для неё в каком-то роде примером для подражания. Особенно Джордж, который чаще являлся исполнителем каких-то затей, нежели Фред, который их придумывал... Соланж стояла и блаженно улыбалась уголком губ, пока не заметила О'Лири, которая послала ей многозначительный взгляд. Когтевранка снова почувствовала, как в ней поднимается волна раздражения. Она фыркнула, с трудом подавив желание подойти к нахальной роже прямо сейчас, вырвать тазик у нее из рук и нахлобучить его на рыжую голову. А потом еще постучать сверху. И что она себе возомнила?! Если она продолжит смотреть на неё так, будто застукала её штудирующей устав Хогвартса, она не только тазик ей на голову наденет! И тут её взгляд упал на манекен Милли в секции для тренировок и на двух хихикающих куриц... Когда он успел появиться? Соланж покраснела (еще не известно, от злости или смущения) и, бросив снисходительный взгляд на О'рирли, отвернулась. Убери, убери это немедленно! Манекен испарился. Соланж решила, что не стоит тратить свое внимание на вечно хихикающих и сватающих все, что стоит рядом, девчушек, а особенно на Патил и Браун, по которым уже давно плачет любовное зелье от какого-нибудь Гойла, и стала слушать Невилла, который рассказывал, каким образом близнецам удалось проникнуть в замок. На краю сознания промелькнула мысль, что если есть ход сюда, то есть и отсюда... Когтевранка поставила себе галочку, что стоит непременно расспросить подробнее о путях отхода близнецов, когда ей предоставится случай. Но сейчас Соланж стояла и, сложив руки на груди, задумчиво пялилась на Джорджа. Смысл разговоров ОДшников стал постепенно ускользать от неё. Сколько она так простояла? 10 секунд? Минуту? Час? Внутри зашевелился знакомый ехидный голосок, который в последнее время все больше стал раздражать пятикурсницу. - Ну что, когда начнёшь растекаться по полу бесформенной лужицей? Мне уже искать тряпку? - смешливо поинтересовался он. - Не понимаю, о чем ты, - Соланж невозмутимо приподняла бровь. - Знаешь, мне кажется, Амикус тогда слишком сильно приложил меня по голове. Ты иногда несешь такой бред! - Ну конечно! А кто сейчас уставился на "этого придурка", как ты любишь его называть? Мы оба знаем, почему ты на самом деле устроила ту вакханалию на третьем курсе... - Наши разногласия... - зашипела она, покраснев. - Не более, чем пьеса в трёх актах! - отрезал голос. Соланж снова посмотрела на Джорджа, и ощутила странное чувство в животе, будто у нее засосало под ложечкой. Может это из-за того, что она не ела с утра? С ней определенно что-то не так. - Когда выпущусь отсюда, сдамся в Мунго. - Хорошая мысль! - когтевранка почти видела, как ее субличность вальяжно развалилась в кресле и смотрит на неё взглядом, уж очень походящим на Милисентин. - Но вряд ли Мунго поможет тебе... - А ну кыш отсюда!! Мысленно выпинав свой хихикающий нахальный внутренний голос, Соланж полностью обратилась в слух. - ... Спасибо, Фред и Джордж, а теперь вам серьёзно нужно поторопиться... - Что, так скоро? - кто знает, как долго визжавшая хижина будет безопа...  - Сестрёнка-командир, да ты тут я вижу заместителем Гарри являешься! А фамилию, случайно, его ещё не взяла? - сказал Фред. Джордж тем временем достал откуда-то коробку, завернутую в рождественскую упаковку. Соланж бросила на нее заинтересованный взгляд. - Прежде, чем мы покинем вас, мы бы хотели самолично поздравить ваших профессоров (нетрудно, догадаться, каких) с наступающим Рождеством! Не просто так же мы сюда заявились! - Верно! Мы для них приготовили специальный подарок... Не думаю, что Амикус с Алекто в этом году стояли под омелой, мм? Подарок для близнецов Кэрроу от близнецов Уизли? Да это будет лучшее Рождество в её жизни! - А так как подарок к Рождеству, дарить после каникул его будет не актуально. Так что у меня есть вопрос ко всем: есть ли желающие сходить с нами в небольшое путешествие по школе и проставить несколько очень занятных ловушек? - Я в деле, однозначно. Как же не поздравить наших самых обожаемых профессоров! Сердце когтевранки забилось в радостном предвкушении, а в глазах заплясали огоньки. В одно мгновенье она забыла обо всем на свете, начав прокручивать в голове возможные способы расправы над Алекто с Амикусом. Как же долго они сидели без возможности серьезно насолить Кэрроу! А теперь у них есть всё для того, чтобы сделать праздник незабываемым! - И что же за сюрприз мы приготовим им? - нетерпеливо поинтересовалась Соланж, сверля рождественскую коробку алчным взглядом.

Айфери Крис: Удивление и восторг, вызванные появлением близнецов, шумом разносились по залу. Поразительно, как два человека могут всполошить толпу. Что же будет, если сюда Гарри Поттер заявится? Один из близнецов подошёл к Айфери и оценивающе взглянул на неё. Когтевранка машинально чуть наклонила голову. - О, Невилл, у вас даже в этом году даже больше новеньких, чем мы ожидали! Привет, я Фред! - сказал он, протянув руку. - Нет, это я Фред! - возразил второй Уизли, легонько подтолкнув братца и протягивая свою руку. - Айфи. Айфери, как подобает леди, легко пожала руки обоим, так и не разобравшись, кто есть кто. Последующие известия были не менее занимательными, чем визит близнецов. Рассказ о тайном проходе в Визжащую Хижину, например, не только показал, что можно выйти в Хогсмид, но и то, что Комната может проложить путь в место поприятнее, чем полуразвалившийся «дом с привидениями», и, что куда занимательнее, что её магия распространяется за пределы Хогвартса. Далеко ли? Нужно подробнее это изучить. Впрочем, не раньше, чем опробуем все ВВВ, надёжно упакованные в коробки. Одна из них явно выделялась на фоне других, больше напоминая рождественский подарок. Кому? Словно прочитав мысли пятикурсницы, Фред (или Джордж) поднял разноцветную коробку. -Прежде, чем мы покинем вас, мы бы хотели самолично поздравить ваших профессоров (нетрудно, догадаться, каких) с наступающим Рождеством! Не просто так же мы сюда заявились! - Верно! Мы для них приготовили специальный подарок... Не думаю, что Амикус с Алекто в этом году стояли под омелой, мм? – подхватил другой. - А так как подарок к Рождеству, дарить после каникул его будет не актуально. Так что у меня есть вопрос ко всем: есть ли желающие сходить с нами в небольшое путешествие по школе и проставить несколько очень занятных ловушек? – спросил Фред. Ну, или Джордж. Любопытство. Чувство настолько сильное, что с лёгкостью может подмять под себя все остальные. Любопытство в Айфи было достаточно, но обычно оно сидело в уголке под присмотром здравомыслия и благоразумия. Но порой, когда тюремщики уходили усмирять кого-нибудь ещё, оно вырывалось наружу и, затмевая рассудительность и страх, начинало познавать. Именно это сейчас и случилось. Забыв об осторожности и школьных правилах (последние, впрочем, потеряли свой авторитет, когда порог школы переступил первый Пожиратель), девушка решила принять участие в готовящейся авантюре. Ещё бы, когда ещё представится шанс поучаствовать в проделках Уизли?Пару часов назад это показалось бы Айфери глупым и неосмотрительным, но сейчас уже воспринималось как отличная идея. Может, она и пришла в ОД научится колдовать, но шалости... тоже занятие... благородное. Тем более, до этого Айфи никогда не делала ничего подобного. Ну, и шанс насолить Кэрроу упускать не хотелось. Но кое-что, всё-таки, беспокоило девушку. - А никто, кроме Кэрроу, на подарок не наткнётся?

Hogwarts: - Устроить обожаемым профессорам незабываемый праздник – сам Мерлин велел!Но мы завтра на каникулы уезжаем, успеем ли приготовить все к вечеринке? - Дело трёх минут, если никто по дороге не будет мешаться, - Фред безмятежно махнул рукой. - Я в деле, однозначно. Как же не поздравить наших самых обожаемых профессоров! И что же за сюрприз мы приготовим им? - помимо Соланж, на призыв откликнулись многие члены Отряда Дамблдора, что заставило близнецов расхохотаться и оценивающе поглядеть на собравшихся. - Соланж, Падма, Браун, Финниган, Долгопупс... Эббот??? - Джордж, посмеиваясь, принялся пересчитывать ребят, чьи руки были тут же подняты вверх... однако, идея оказалась не совсем разумной, и тот ту же попросил опустить лес рук, продолжив, ваш авантюризм впечатляет, но будет странно, если мы всем дружным табором завалимся к Кэрроу на чашку чая, не так ли? - Тем-более, у нас только две мантии-невидимки, магические свойства которых хватит ещё буквально на час, - более серьёзным тоном ответил Фред, извлекая из одной из коробок две перламутровые ткани. - Поэто-о-ому, двое будут с нами под ней, и ещё нужны люди для подстраховки. Сестёрнка, содержимое всех коробок, кстати, нужно в срочном порядке разложить. Некоторые товары требуют особых условий для хранения. - Я знаю, как раз и будем этим заниматься, - отрезала Джинни, всё ещё недовольно сверля взглядом близнецов, - вы уверены, что вас разумно выходить за пределы этой комнаты? - Конечно, неразумно! - активно кивая головой, с лучезарной задорной улыбкой пролепетал Фред. - А когда мы вернёмся сюда, устроишь нам мастер-класс по Патронусу! А то давно не практиковались что-то, а эти душесосы у вас на каждом углу! - и, нет, близнецы совсем не хотели посмотреть, как их сестрица вызволяет патронуса, чтобы проверить, успела ли её лошадь изменитсья на небезызвестного оленя или ещё нет. - И что же за сюрприз мы приготовим им?? Близнецы повернулись в сторону Соланж. - Рождественский! Как думаешь, Фред, Амикус или Алекто давно не стояли под омелой? - с научным любопытством поинтересовался Джордж у Фреда. - А вдруг в пожирательском логове у них все потолки украшены омелой? Тогда им точно не в первой, и хорошо! Ну, и, поющие бомбочки-сапоги и особые гирлянды рождественские всегда придадут особый стиль кабинету! - посмеиваясь произнеёс Фред. тут же добавив, - Милли, Соланж, вы сейчас просверлите все дырки в коробке. Может, тогда, и компанию нам составите? - Невилл, бери Эббот и Финнигана. Будете подстраховывать нас, в случае чего. Фальшивые галлеоны нам в помощь, в случае чего! - Угу, - отозвался Невилл, коротко кивнув и довольно улыбнувшись. По залу разбежались восторженные и воодушевлённые голоса ребят: все в предвкушении вылазки близнецов и новых товаров. - А никто, кроме Кэрроу, на подарок не наткнётся? - послышался голос Крис и зал на мгновенье замолчал. И правда, этот вопрос был очень актуальным, так как нередко случалось и такое, что по неопытности ребята устанавливали ловушки, но в них. потом, попадались и свои же люди. - Умный вопрос, Айфи - Джордж расплылся в коварной ухмылке, будто бы только и ждал этого вопроса. - Бомбы задействованы таким образом, что они настоятся на магическую волну того, чей элемент (одежды, волос, часто используемого жертвой частички предмета) будет внедрён в ту самую бомбу. Подробнее расскажем по пути, ты нам тоже пригодишься по этому поводу! - продолжил Фред и подмигнул Айфери. - Кстати! Вот! Какой бы из кабинетов ты бы предпочла для декорации подарками: кабинет маггловедения или ЗОТИ? Они же у вас эти предметы ведут? Очерёдность: Айфери-Соланж-Милли

Айфери Крис: Тишина, воцарившаяся после слов Айфи, немного смутила девушку. Опять глупость сморозила? - Умный вопрос, Айфи - Джордж расплылся в коварной ухмылке, будто бы только и ждал этого вопроса, а Когтевранка облегчённо вздохнула. - Бомбы задействованы таким образом, что они настоятся на магическую волну того, чей элемент (одежды, волос, часто используемого жертвой частички предмета) будет внедрён в ту самую бомбу. И как мы эти элементы раздобудем? - Подробнее расскажем по пути, ты нам тоже пригодишься по этому поводу! - продолжил Фред и подмигнул Айфери. - Кстати! Вот! Какой бы из кабинетов ты бы предпочла для декорации подарками: кабинет маггловедения или ЗОТИ? Они же у вас эти предметы ведут? И правда, какой кабинет выбрать? Разумеется, оба Кэрроу не вызывали у Айфи положительных эмоций. Амикус – непроходимый тупица, который только и умеет, что проклятьями пуляться. Алекто – до крайности жестока, хотя ума у неё побольше, чем у братца. Внутренний рационалист напомнил, что «профессор маггловедения» чаще бывает в своём кабинете, так что идти туда опаснее, но когтевранка и без него знала, к чему склоняется. - Думаю, в кабинете ЗОТИ совсем не чувствуется атмосфера Рождества! Ну а кто сказал, что месть – это плохо? Алекто за всё время преподавания не сделала Айфери ничего плохого, разве что жутко раздражала и пугала. А вот Амикус… как бы девушка не пыталась понять его и простить, ничего не выходило. Хотя, если бы он тогда не опробовал на ней злосчастный Империус, вряд ли Айфи решилась вступить в ОД, так что за это можно его поблагодарить. Надеюсь, эту благодарность он надолго запомнит! И всё-таки, где мы найдём его волосы?

Соланж Деллингхейм: Соланж стояла посреди комнаты и выжидалельно смотрела на близнецов, - а, точнее, на коробку, которая сейчас занимала ее внимание куда больше. Даже огромный запас вредилок, которого им, пожалуй, хватило бы до конца года, не интересовал ее так, как подарок Кэрроу. - Рождественский! Как думаешь, Фред, Амикус или Алекто давно не стояли под омелой? Богатое воображение это, несомненно, полезная вещь, но не тогда, когда речь заходит о близнеецах Кэрроу. Когтевранка серьезно задумалась над тем, не одолжить ли тазик у Милисенты, когда представила себе глупо хихикающую своим поросячим смехом Алекто или, хуже того, Амикуса, стоящих под омелой и нежно разглядывающих колдографию мозга. Хуже могли быть только полчища купидонов на день святого Валентина с открытками похожего содержания и умиляющиеся им Пожиратели смерти (хотя идея определенно достойна рассмотрения!) Впрочем, если вспомнить, что, согласно приданиям, омела - разящее растение... - А вдруг в пожирательском логове у них все потолки украшены омелой? Тогда им точно не в первой, и хорошо! Ну, и, поющие бомбочки-сапоги и особые гирлянды рождественские всегда придадут особый стиль кабинету! Поющие бомбочки-сапоги? Гирлянды?! Да еще, к тому же, мантии-невидимки, о которых Соланж грезила во сне и на яву! Она ощущала сейчас себя нюхлёром, которого пустили в пещеру с золотом. Точнее, которого держат у входа в эту пещеру, потому что коробка всё еще была не у неё в руках. - Милли, Соланж, вы сейчас просверлите все дырки в коробке. Может, тогда, и компанию нам составите? - Еще спрашиваешь? Это даже не обсуждается! - не заставила ждать с ответом Соланж, сложив руки на груди и задорно улыбнувшись. Пропустить такую заварушку? Да ни за что в жизни! Скорее Тот-Кого-Нельзя-Называть заколет себя кинжалом ради любви и мира. Расставить ловушки вместе с Джорджем, Фредом и Милли... Стоп. Милли??? Ещё чего не хватало! Соланж сузила глаза и косо посмотрела на О'Лири, впрочем, всё еще не переставая улыбаться, в следствие чего ее взгляд можно было неправильно истолковать. Подумав немного, она решила, что сегодня, так и быть, переживёт присутствие этой липнущей к Джорджу и постоянно ухмыляющейся дамы. Операция сейчас занимала её гораздо, гораздо больше. - А никто, кроме Кэрроу, на подарок не наткнётся? - раздался голос Айфери. Соланж развернулась и посмотрела на сокурсницу. А действительно, хороший вопрос. Не хотелось бы ей, оставшись на Рождество в Хогвартсе, ощутить на себе всю прелесть праздника вместе с Кэрроу. - Умный вопрос, Айфи, - Джордж коварно улыбнулся. - Бомбы задействованы таким образом, что они настоятся на магическую волну того, чей элемент (одежды, волос, часто используемого жертвой частички предмета) будет внедрён в ту самую бомбу. "Так всё-таки мы используем бомбу!" - восторженно подумала Соланж. Навозные бомбы были одним из самых любимых развлечений почти всех шутников Хогвартса, но после Того Самого Смердящего Хэллоуина когтевранка испытывала к ним особо нежные чувства. А так как близнецы Уизли обожали такие бомбы не меньше, их изобретательность в этой области достигла апогея. Настроить ловушку на конкретного человека! Восхитительно! - И когда мы будем общипывать эти полулысые тушки? - воодушевлённо спросила Соланж, закатывая рукава мантии и потирая ладони. - Только пустите меня в этот курятник!

Милисента О`Лири: Милисента радостно захлопала в ладоши, когда поступило предложение устроить вечеринку в кабинете Амикуса. Когтевранка все еще не могла простить себе того, что удовольствие отметить Хэллоуин досталось только его сестрице, а с тех пор ей не представилось шанса порадовать обожаемого преподавателя ЗОТИ. Ну ничегоооо, в следующем семестре они будут радоваться жизни, ой будут… Навострив ушки, Милли прислушивалась к описанию принципа работы навозных бомб: настроить их на присутствие конкретного человека, что поможет избежать случайных жертв! Просто потрясающий уровень задумки и воплощения! Милисенту всегда восхищал тот неисчерпаемый кладезь идей для всевозможных пакостей, содержащийся в рыжих головах близнецов. Конечно, сама рыжеволосая когтевранка тоже не жаловалась на отсутствие фантазии, но на фоне того, что творилось в голове у Фреда и Джорджа ее собственные проделки выглядели детским лепетом. Семикурсница опять бросила взгляд на Соланж, в поле зрения которой, казалось, по-прежнему не было ничего, кроме Джорджа. Вот ведь лицемерка! Сколько ехидных шуточек отпустила в их с Натаниэлем адрес, а сама-то, а сама! Смотрит на него, как… Алекто в Хэллоуин на банные принадлежности! Как Тот-Кого-Нельзя-Называть на нос! Как профессор Дамблдор на лимонные дольки!... Поймав взгляд пятикурсницы, Милисента вновь послала ей понимающую улыбку: дескать, Джордж и правда за эти годы повзрослел, возмужал, а в его небесно-голубых глазах так и хочется утонуть, и далее по тексту. Милли всерьез испугалась, как бы всем здесь присутствующим не пришлось тонуть в пускаемых Дельхихихийм слюнях, и придвинула тазик еще ближе. Ой, она ей еще припомнит, ой припомнит… … Как Натаниэль на учебник по магическому праву последнего издания со всеми поправками! Как Слизнорт на засахаренные ананасы! Мысли девушки вновь унеслись к этому злосчастному вечеру у Слизнорта, который она по милости Алекто пропустила. О, Милисента сейчас не отказалась бы устроить этой троллихе незабываемое Рождество! Но, да, нельзя лишать брата удовольствия. Перед глазами стояли образы Натаниэля и Винд: вот он ей улыбается, а она пускает слюни примерно так же, как Соланж сейчас. Вот он приглашает ее на танец. Одна его рука вальяжно покоится на ее талии (и где он эту талию найти вообще умудрился), а другая сжимает ее ладонь. Семикурсница сердито тряхнула головой, прогоняя эти картины. Как понять, что из представленного ее богатой фантазией правда, а что – бред ее воспаленного ревностью мозга? О да, она ревновала. Больше, чем когда-либо в своей жизни. Милисента привыкла, что с пятого курса (а, строго говоря, с четвертого – после Святочного бала) внимание Натаниэля принадлежало ей. Нет, она, конечно, не могла упустить шанса приревновать его к кому-нибудь – взять хотя бы Демельзу Роббинс, с которой Натаниэль встречался до нее, и с которой до сих пор поддеживал отношения. Но это было так… по-детски и полушутливо. Милисента уже даже перестала воспринимать Демельзу как конкурентку себе, поняв, что с Натаниэлем у нее примерно такие же отношения, как у нее с Джорджем, с той лишь разницей, что с близнецом у Милисенты никогда не было даже намека на что-то более романтичное. Но у Натаниэля с Демельзой все продлилось недолго, и закончилось еще до того самого бала. Но эта Винд… Нахальная выскочка, пожирательская ставленница, начисто лишенная манер и обаяния. Неужели она могла реально ему понравиться?! Ладно бы… Нет, не ладно. Милли понимала, что будь на месте Винд любая другая девушка, сколь угодно красивая – да хоть та шармбатонская блондинка с Турнира Трех Волшебников, на которую слюни пускали все мальчишки Хогвартса, ее бы обуревали похожие чувства. Может быть, там и правда не было ничего такого, а я просто себя накручиваю? Не мог же он… Когтевранку в который раз захлестнуло чувство жгучей обиды на Натаниэля и желание показать этой Винд, как пускать слюни на чужих молодых людей. Милисента окинула взглядом коробки с вредилками, чувствуя в себе явную решимость использовать свое ОД-шное положение в личных целях. Но там такой ассортимент, надо же найти то, что Винд точно понравится! Милли перевела взгляд на Джорджа. Вот уж кто должен ей подсказать, как поквитаться с этой выскочкой! - Джордж, - Милисента решительно подошла к близнецу, за локоть оттянув его немного в сторону, - можно тебя на пару слов?

Hogwarts: - Думаю, в кабинете ЗОТИ совсем не чувствуется атмосфера Рождества! Близнецы переглянулись между собой и лукаво ухмыльнулись. Кабинет ЗОТИ более, чем подходил для грандиозной задумки Фреда и Джорджа. Теперь, оба подозвали всех ранее перечисленных ребят к себе поближе, чтобы объяснить, в чём будет заключаться план. В то время, как Ханна, Невилл и Симус займут свои позиции наблюдателей в коридорах у кабинета, чтобы ликвидировать возможную опасность раскрытии операции, Соланж, Айфери, Милли, Фред и Джордж войдут под мантиями-невидимками в кабинет и расставят нужные ловушки, предварительно зарядив "бомбы" ну нужных волшебников. - ... Всё ясно? Невилл, ты за главного! Если по пути встретятся наши любимые профессора или ещё кто, сообщи! - Фред подкинул фальшивый галлеон в воздух и тут же лихо поймал его в ладонь, отправив в карман куртки. - Джордж, можно тебя на пару слов? - Э... да, конечно. Давай под мантию! - Джордж безмятежно всунул в руки Милли мантию-невидимку, а Фред протянул Соланж ту самую рождественскую коробку, пока расправлял свою мантию-невидимку. - До скорой встречи! Ии-и... да. Джинни! Если мы умрём, то не говори о том, что мы были здесь. матушке! А то нас убьют второй раз, уже там! - Джордж выразительно приподнял руку, указывая свои длинным пальцем на потолок. - А может и там! - Фред тут же подхватил шутку близнеца и направил указательный палец на пол. Правда, сказать, что Джинни была недовольна такой шуткой - это не сказать ничего! С этими словами Фред накинул на Айфери и Соланж мантию-невидимку и все трое пропали из виду. Джордж помог расправить Милли свою мантию и тоже накинул её на себя и на девушку. Когда Невилл, Ханна и Симус вышли из Выручай-Комнаты, все находящиеся под мантией направились следом. Теперь для ребят предстояло сложная миссия - не сбить во время пути случайных прохожих и не попасться самим. По пути к кабинету ЗОТИ ребятам попадётся на глаза Аргус Филч: возможно, стоит подставить подножку или же проигнорировать? Кажется, где-то был слышен голос профессора Макгоннагал, а также прямо на встречу невидимым мантиям шла толпа слизеринцев, во главе с Пенси Паркинсом. Где-то среди их трепета твёрдо звучали слова "Винд, Вечер у Слизнорта". *** - И так, теперь я весь во внимании! - шёпотом произнёс Джордж, безмятежно улыбнувшись. *** - А вот кстати, насчёт того, как зарядить бомбы... Нам надо будет найти в кабинете что-то, чем Кэрроу часто пользуется... а если где-то его волос валяется, то вообще всё в разы упрощает дело! - задумчиво прошептал Фред своим двум спутницам, заранее предупреждая, что придётся не только бомбы проставлять, но и заняться обыском кабинета. *** Переход в локацию -> Кабинет Защиты от Тёмных Искусств (Aмикус Кэрроу) Следующий круг постов: Милли-Соланж-Айфери



полная версия страницы