Форум » Верхние ярусы Замка » Крыша Хогвартса » Ответить

Крыша Хогвартса

Hogwarts:

Ответов - 75, стр: 1 2 3 All

zora: -Да и родители есть и две сестрёнки. Гертруда и Дебра. Герда старше, Дебра младше. Они тоже на Пуффе учатся. Зора села зефир и запила его соком. В этот момент одна из тетрадей девочки открылась и из неё вылетел листочек. Пролетев немного листочек взмыл в небо и скрылся из глаз. -Ну вот домашнее задание по зельям улетело. Зора улыбнулась и взяла ещё зефир. -А у тебя родственники есть?

Дженис Уолтер: Дженис задумалась о чём-то..Долго она ещё сидела вот в таком вот думающем положении, как вдруг услышала фразу Зоры: -Ну вот домашнее задание по зельям улетело. -Ой...точно, - произнесла слизеринка, но было уже поздно... Домашка улетела. Дженис лишь трагически посмотрела вслед улетающему труду и вздохнула. -Сестра Гертруда? Я её знаю, хорошая очень, да... А у меян родственников полно,а семья маленькая. Джен Эйр - близняшка и Элиза Даллас - младшая сестра. А вобще из родни более почитаемые мною: дядя Каледон, кузен Эндрю и кузен ещё один Маркус Эльвас. Ну а так же кузина Мейстрин. Вот и вся моя родня. Ну у дяди ещё сёстры есть, мои тёти. Их много и поэтому я промолчу, - Дженька взяла в рот ещё зефирку и отпила немного сока.

zora: -Да многовато родственников. Зора посмотрела на Дженис потом провела рукой по книге лежащей рядом тихо борясь с искушением открыть её. -А ты любишь читать? Зора сама не поняла почему это спросила, но стала ждать ответа.

Jenis Walter: -Я пошутила, Зора... Родственников у меня мало... Меня всё как бы предали... У меня только сетра Джен и кузен Эндрю. Всё. - Дженис улыбнулась и посмотрела, как Зора берёт какую-то книжку. -Вах, И тут они? - Дженька чуть не взвизгнула, увидев учебник по зельеварению. Почему-то везде девушку преследовали эти кошмарные зелья, как бы напоминая о том, что Дженис просто обязана их сдать. Но услышав вопрос девушки, Слизеринка утихла. -Да..я люблю читать, но только фантастику... Больше..мда..Фэнтези, сказки, что-то такое феерическое...вот.

zora: -Понятно. А всё подряд читаю. Зора взглянула на часы и спохватившись начала быстро собирать тетради. -Прости Дженис мне пора. Я завтра утром уезжаю а вещи ещё не собрала. Прости ещё раз, пока! Зора почти бегом направилась к лестнице. Перед выходом Зора обернулась и помахав подруге рукой побежала в свою комнату.

Дженни: Джен молчаливо поднималась на крышу. Скоро дуэль. Хоть она и секнудат, но ей всё равно больно и тревожно. Она поднялась на крышу и увидела сестру и Зору. В первые в жизни она была не рада видеть сестру. Джен осторожно прокралась в другой угол крыши, чтобы её не заметили. Она села на корточки и достала письмо. Она стала читать и ей становилось всё грустнее и грустнее. Она могла заплакать....

Дженни: Джен встала и так же бесшумно подошла к краю крыши. Она спустилась по лестнице и села на нижнюю ступеньку. Затем она открыла книгу и ещё раз просмотрела доступные заклинания на дуэли 2 курса. Успокойся-самое страшное-обморочное. ну, что ты боишься? Успокаивала она себя. И тут к ней пришла эгоистическая мысль: -Но ведь я секундат! Джен даже это случайно в слух сказала. Но подсознание, как всегда, влезло: И что? Спросило оно в уме. Джен это надоело и она направилась к летающим лестницам. Действие переносится на Блуждающие лестницы.

Джейн Уирлок: Вечер выдался прохладным, в отличие от дня. Солнце уже заходило, а Джейн приспичило прогуляться по Хогвартсу. После долгой разлуки всё казалось и своим и, одновременно чужим. Тут мы с Шарлиной гуляли, а тут с Джесс взрывали бомбочки... - с грустью думала девушка, обходя замок. Осталась только крыша, туда и направилась Слизеринка навсегда. Когда она добралась до неё, то впомнила, как прибегала в это место и смотрела на небо, как она делала с отцом. Воспоминания об отце заставили её заплакать, но пытаясь перебороть это чувство, Уирлок сжала кулаки, слёзы исчезли, но боль нет. Свесив ноги с крыши, Джейн легла и посмотрела на первую звезду. Отец ей всегда говорил, что это её звезда. Ещё там, в замке, до той дуэли, она чувствовала себя дома. Но на сегодняшний день это просто замок, где живут чужие люди. Джейн пыталась туда зайти, но прислуга выгнала её, как последнюю нищенку. Хогвартс её единственный дом. Слизерин - семья. Ей большего и не нужно. Интересно, а если ещё кто-нибудь в этой части замка? - лениво подумала Уирлок и села, посмотрев вниз, где как муравьи бегали последние студенты. А если я упаду, то смогу задавить кого-нибудь? - подумала девушка и улыбнулась. На крыше было очень тихо и спокойно, что даже клонило в сон Джейн Уирлок.

Элизабет Корф: Элизабет шла по замку. Настроение было не самым лучшим, Августа бы точно отругала за такое состояние, но тоска по дому которого теперь у нее практически не было, пересиливала здравый смысл. Когтевранка помнила письмо отца, когда её распределили на факультет, буквально до каждой запятой. "Как ты могла! Ты позоришь свою семью…" - эти строчки письма прыгали у нее перед глазами и оставляли кровавые следы на ее сердце. Она точно знала, что сейчас ей нужен простор и бескрайнее вечернее небо. Точно, я же еще не была на крыше - подумала девушка и свернула к лестнице, ведущей на нее. Толкнув дверь, девушка шагнула на крышу, и осторожно прикрыв дверь, словно боясь кого-то спугнуть, огляделась. У самого края крыши Элизабет заметила сидящую девушку, темные волосы которой развивались по прихоти гулявшего здесь ветра. Когтевранка только заметила, что здесь ветренно и запахнув поглубже мантию сделала несколько шагов в сторону брюнетки. – Я не помешаю? – тихо спросила она, присев на корточки возле девушки.

Fallen: Fallen прогуливалась по Хогвартсу. Она очень любила это занятие. Тут она решила взобраться на крышу, ведь она бывает здесь редко. Она всё думала про себя о своеё неудачновыполненой домашней работе. Ведь позорно получать по иромантии 3 былла. В мозгах всегда зависал вопрос "Как бы быстро набрать достаточное количество баллов, что бы не потерпеть поражения от старосты факультета и чтобы вообще не вылететь из школы?", но на этот вопрос сразу быстро находился ответ "Работать, работать, работать!". Фал во время этого раздумья пробиралась по крыше. Тут она нашла подходящее местечко, где можно посидеть. Fallen села и почувствовала как летний прохладный воздух обдувает ей лицо и руки. Стало немного прохладно и она натянула на плечи свою толстовку, которую мама подарила ей когда-то на день рождения. Она сразу вспомнила своих родителей и чудно проведённые с ними каникулы. Фал даже слегка засмеялась, вспомнив как мама рассказывала ей историю из её детства, как она училась магическим образом приготовить суши и какого они тогда были резинового вкуса. Fallen смотрела в даль и наслаждалась воспоминаниями и ночным небом.

Джейн Уирлок: Fallen, то что я находилась в творческом кризисе и не отвечала два дня не значит, что ролёвка закрыта) Джейн рассматривала первые звёзды и вдыхала свежий воздух полной грудью. Было ощущение эйфории и необыкновенной лёгкости. Уирлок и не заметила, как на крышу забралась девушка. Слизеринка навсегда вздрогнула и оглянулась. Перед ней стояла ученица Когтеврана. Симпатичная девушка с очень длинными волосами цвета луны. Джейн встречала её в Общей Гостиной, но ближе не знакомилась. - Здравствуйте. Нет, не помешаете. Красивое небо, не так ли? - девушка вдохнула прохладный воздух и улыбнулась ученице Синего факультета. Люди меняются, Хогвартс меняется, даже успеть познакомится со всеми не успеваю... - Слизеринка усмехнулась собственным мыслям и покрутила в руках вечную подругу - волшебную палочку. Глядя на девушку, Джейн вспомнила свои платиновые волосы и грустно улыбнулась. У мисс Уирлок стихия воздух и вода, ей очень нравилось сидеть на крышах домов по ночам, когда влажность воздуха повышается. Последние студенты уже скрылись за большой тяжёлой дверью замка. Джейня недоумённо посмотрела на малознакомую девушку, курс которой не мог быть выше третьего. - А Вас не оштрафуют за столь позднее шастанье по Замку? - девушка не хотела терять собеседницу, но должна была задать этот колючий вопрос. Джейн было уже всё равно когда и где шастать, но новеньким надо подавать хороший пример, а если Джейн начнёт ходить по ночам в Запретный лес, то ПОшки тоже потянуться. Вот по-этому девушка косилась на Когтевранку и не желала ей неприятностей на голову.

Элизабет Корф: - Здравствуйте. Нет, не помешаете. Красивое небо, не так ли? Когтевранка присела рядом и подтянув колени к лицу и обхватив их руками положила на них подбродок. Она любила ночь, тем более ее водно-воздушная натура сохла на обжигающем летнем солнце. Ветер трепал ее распущенные волосы, а она с удовольствием подставляла разгоряченное лицо под его порывы. - Небо действительно прекрасно, - она улыбнулась и подняла глаза к темносинему полотну с россыпью звезд. - Я всегда любила ночь и ночное небо, ночь моя стихия. Ой,прошу прощения, но я не представилась - Элизабет Корф, 1 курс, Когтевран, - блондинка протянула руку. Услышав вопрос о позднем хождении по замку, девушка задумалась. - Наверное оштрафуют, но мне необходимо побыть здесь, почувствовать свежесть ночи. Элизабет сняла мантию оставаясь в тонкой рубашке и брюках. Ей нравилось как ветер обдувает ее тело, ей нравилось ощущение свободы и легкости, которые дарила ей эта ночь. Повернувшись к собеседнице Лиз подумала, что слизеринка тоже оказалась на крыше Хогвартса в столь поздний час. - А вы? Почему вы оказались здесь... - когтевранка отругала себя за бестакность, - Простите, что лезу не в свое дело. "Интересно, я помню, что видела ее в гостинной, но кроме ее факультета не знаю о ней ничего"

Джейн Уирлок: Слизеринка навсегда свесила ноги с крыши и поболтала ими, как маленький ребёнок на качелях. Ветер развевал тёмно-синие волосы, которые с первого взгляда могут показаться чёрными. Две девушки сидели на крыше и глядели на звёзды. Романтика с первого взгляда, но для полноценной романтики требовался представитель противоположного пола в количестве одна штука, цветы, безалкогольное шампанское и конфетки "Два влюблённых сердца". А так это просто витание в облаках. Когтевранка оказалась первокурсницей и Джейн нахмурилась. - А Ваша стихия, случайно, не воздух? - Уирлок улыбнулась и устремила взор к звёздам - Джейн Уирлок, Слизеринка навсегда - девушка тяжело вздохнула, вспоминая былые времена. Когтевранка задала вопрос и Джейн задумалась, как бы правильнее ответить. - Даже не знаю, год здесь не была, а может быть и больше... Я больше не ученица, но осталась Слизернкой, как бы странно это не звучало. Ничего страшного, информация - сила - усмехнулась Уирлок и случайно стукнула пяткой кроссовка по стеклу окна, точнее маленького окошка, дающего свет в чулане. Стекло жалобно зазвенело. Неуклюжая я...

Элизабет Корф: Корф сидела на краю крыши и чувствовала как в ней снова начала просыпаться жизнь. И не мудрено, после такой жары оказаться в ночной прохладе и рядом с интересным собоседником. Она посмотрела на девушку и заметила, что волосы у нее не совсем черные как ей показалось на первый взгляд, а имеют синеватый оттенок. - А Ваша стихия, случайно, не воздух? - Воздуха во мне мало, основная стихия души - это вода. - Элизабет улыбнулась. - Очень приятно познакомиться, Джейн - она произнесла имя слизеринки словно пробуя его на вкус. - Ну не думаю, что то что вы после окончания остались слизеринкой как-то странно звучит. Определенные качества души и ума позволяют даже спустя много лет после окончания школы узнать представителя того или иного факультета, - она свесила ноги с крыши. Когда Джейн случайно попала ногой по окошку, блондинка вздрогнула, но посмотрев вниз улыбнулась "Похоже на звон колокольчиков"

Джейн Уирлок: Ночь. Звёзды. Луна. Крыша. Собеседник. Осталось только дождаться рыцаря на чёрном драконе. Всё стало похоже на коктейль из чувств. Печаль, радость, эйфория, горечь, грусть и боль. Всё смешалось в этот день. Вернуться в Хогвартс было тяжело, особенно после похода по лесам Румынии и Латвии. Но дом есть дом, особенно, если он один. Хогвартс - дом, а Слизерин - семья. Только... Всё изменилось. Любимый декан ушёл, передав место не менее важному и хорошему человеку. Директор сменился. Много перемен, причём разных, всё поменялось, от учеников до директора, от новых люстр до новых кабинетов. Всё было родное, но теперь всё казалось чужим. Даже друзья, верные подруги и все знакомые повзрослели, поумнели за этот год. Не слышно взрывов по Хогвартсу, не видно того веселья, что было раньше. Хог пострел на год, а все обитатели стали серьёзными. Быть или не быть,вот в чём вопрос... - грустно подумала Джей и вздохнула. Тяжело сразу вливаться в коллектив, который изменился. Грустно вспоминать все забавы. Трудно возвращаться, когда всё изменилось. Когтевранка что-то говорила, а Джей лишь качала головой. - Да, Вы правы. Но бывает, что сам человек меняется и его характер точно так же, тогда его трудно отнести к его факультету. Например, Гриффиндор огненный факультет, все Гриффиндорцы смелые и весёлые, но вот произошёл у представителя оного факультета несчастный случай, после которого Гриффиндорец больше не сможет веселиться, даже может быть, не будет таким храбрым. Не, факультеты это не характер и не тараканы в голове. Это призвание. Качества лишь помогают на пути ко взрослой жизни, определяют, сколько друзей и союзников, иль всё же врагов будет у этого человека. Факультеты только помогают обуздать характер и пользоваться своими способностями с умом. Я Вас не утомила? - Уирлок достала из кармана мантии зеркальце и посмотрелась. Волосы приобрели более глубокий синий оттенок, кожа из светлой стала совсем мраморной, а глаза из голубых стали ярко-голубыми, даже светящимися. - А Вы какой национальности? - Джейня убрала зеркальце и потрясла головой, что бы создать свою знаменитую причёску "Аля Макаронная фабрика".

Элизабет Корф: Когтевранка посмотрела на собеседницу и улыбнулась. Джейн сейчас явно думала о чем-то романтичном и выражение ее лица было таким мечтательно-задумчивым. Но вот по лицу пробежала тень грусти и Джейн снова стала печальной. Элизабет потерла нос и в задумчивости над словами слизеринки постучала пальцем по губам. - Наверное вы правы, люди меняются и меняются их привычки и пристрастия, а так же взгляды на жизнь. Но все же не все меняется в человеке, что-то всегда остается неизменным. А вот по поводу того утомили вы меня или нет, - она улыбнулась и слегка встрепала волосы, - скажу с абсолютной уверенностью, что нет, вы интересный собеседник. Надеюсь это не последний раз когда мы вот так разговариваем, - представительница Дома Воздуха снова улыбнулась и поджав под себя одну ногу повернулась к Джейн. - Я по национальности русская, но моя бабушка была француженка. Я родилась и выросла в России и только вот учиться, - Лиз развела руками, - я уехала далеко от дома. Я не слишком развернуто ответила? Девушка чертила пальцем на своем колене невиданные узоры, смысл которых она не могла объяснить.

Vladiona: Владиона медленно шла по коридорам замка, напрявляясь в сторону,ведущую к крыше.Почему ей хотелась на самый верх этажа,она не понимала,но что-то тянуло,звало именно туда.За большими окнами Замка, дул сильный ветер,сгибая деревья и шурша листьями.Девушка поднявшись на крышу,надела капюшон своей мантии и подошла к краю крыши.Закрыв глаза,она раскрыла руки в стороны и закрыв глаза вдохнула глубоко воздух.Так и хотелось взлететь ей,как орленку.Тут она почувствовав сзади чей-то дух приближайвшийся к ней,мгновенно открыла глаза и немного пошатнулась от неожиданности,обернувшись.То была Джелейн.

Джелейн: Белл, закончив проверку домашних заданий, стала раздумывать, как бы провести остаток вечера. Выйдя из кабинета, она поняла, что хочет наверх. На крышу. Она уже давно там не была, а осенью и подавно. Призрак направилась туда через тёмные коридоры. Когда Джелейн туда добралась, оказалась, что столь замечательная идея пришла в голову не только ей. В силуэте девушки, что там стояла, Изабелль узнала Владиону - студентку Когтеврана. Та как раз обернулась и, явно не ожидая увидеть призрака перед собой, отшатнулась. - Поаккуратней, не свались! - усмехнулась Белл. - Я ведь тебя поймать не смогу.

Vladiona: Девушка выдохнув,посмотрела на призрак Гриффиндора и чуть улыбнувшись сказала: -Джелейн,это ты ..здравствуй..да нет,я падать не собиралась*взволнованно посмотрела вниз* разве что взлететь.. * перевела задумчивый взгляд на серое пасмурное небо*..А что тебя потянуло в это безлюдное место,в такую погоду?

Джелейн: Джелейн усмехнулась снова. - Мне нравится такая погода, - мечтательно протянула она. - А где ещё наслаждаться погодой, кроме как в безлюдном месте? Белл внимательно посмотрела на когтевранку. - А ты здесь почему? Заболеть захотелось? Призрак посмотрела в небо. Тёмные облака были почти не видны в нём, ещё более тёмном. Где-то между тучами сверкнула звезда и тут же исчезла. Словно кто-то подмигнул ей из глубин космоса.

Vladiona: А где ещё наслаждаться погодой, кроме как в безлюдном месте? -В полне с тобой согластна*кивнула девушке сев и направила лицо на мелкий дождь* -Вот и я сдесь по тому же поводу,что люблю пасмурную погоду..*сделала паузу*..она также, заставляет меня о многом задуматься, помогает кое что понять и прокрутить все в голове , раставив точки над "и",что б не сделать ошибок в жизни. *Влади вытащила палочку и направила ее на листок лежащий на краю и произнесши тихо заклинание начала медленно кружлять его над собой*

Шарлина Квик: Квик, конечно, чувствовала себя плохой старостой, когда тащила Мелани в платье и на каблуках, со скоростью большой, но по дороге на крышу успокоилась. Потому, наверное, что туда они уже шли обычным шагом. Сбежали с бала и хватит с них приключений на ближайшие пол часа. Место девушки выбрали спонтанно, но верное. Крыша Хогвартса сегодня была лучшим местом для обеих. - Ну что, Розьеш, что делать будем? - как-то подозрительно весело осведомилась Квик, после чего уселась на пол.

Melanie Rosier: Квик явно издевалась над Розье, пока тащила туда, бегом через весь замок, вверх по лестницам, до тех пор, пока не вытащила слизеринку туда, где та, признаться, за все годы учебы ни разу не была - на крышу. Прохладный ветерок обдул лицо Мелани и та, после нескольких глубоких вдохов, выровнила сбившееся после бега с препятствиями дыхание. Да, крыша - идеальное место. Было в ней что-то чудесное и удивительное, завораживающее. В общем, было в ней что-то, что подходит как раз для таких случаев, радостных и трогательных. Последовав примеру Шарлины, и абсолютно наплевав на то, что она в достаточно приличном платье, Розье уселась прямо на пол, а точнее - на крышу, которая, к слову, было несколько наклонной. В общем, сидеть было удобно, а когда Ева скинула туфли и положила их рядом с собой - стало еще удобнее - Ну, для начала, я думаю, нужно устроить здесь что-то вроде торжественного пикника..., - ее глаза весело сверкнули, - как думаешь, домовики нам это устроят?.., - и с этими словами теперь уже бывшая семикурсница щелкнула пальцами и уставилась на отверстие-вход на крышу, ожидая эльфов, которые должны были принесли десерт и напитки. И вряд ли этими напитками будут соки...

Шарлина Квик: Столь спокойное отношение Мелани к своему внешнему виду не могло не радовать Шарлину. Девушка больше не чувствовала себя странной. Напротив, сидя на наклонной крыше замка, студентка чувствовала необыкновенную легкость и спокойствие. Привычная одежда, привычная компания. Место. Ну да, необычное. Но глупости совершать было не рано. Уже поздно, скорее. - Думаю, что принесут - озаботилась когтевранка - Мы же в школе, как никак. Да и курсом выдались - подметила она, после чего так же устремила свой взгляд на отверстие-вход на крышу, из которого появился эльф-домовик. Прелесть этих существ в том, что они всегда знают, что тебе необходимо. На подносе у крохи были всевозможные салаты, пара мясных изысков и сладости. За ним, что так же не удивительно, появился второй эльф. Он принес девушкам различные напитки, любезно умолчав их названия. Оставив девушек один на один с угощениями, домовики удалились. - До чего же милые они, эти эльфы

Melanie Rosier: Домовики сработали, надо сказать, оперативно, ибо после совсем недолгого гипнотизирования входа на крышу, оттуда показался сначала один домовик. Он, собственно, нес съестное - на подносе, который был в несколько раз больше самого эльфа, что Розье даже удивилась, как он его вообще тащит, были салаты, что-то мясное, десерт - сладости. А далее, показался и второй эльф, который нес напитки. По внешнему виду они напоминали коктейли и шампанское. Решив, что для первого тоста скорее подойдет второе, Мелани, не забыв поблагодарить уходящих эльфов, подняла фужер с шампанским. - Да, они и впрямь милы.., - Мелл улыбнулась и скосила взгляд на второй фужер с шампанским, намекая, - Ну что, Квик.. за наши предстоящие экзамены и выпуск?

Джейн Картер: Девочка не совсем поняла, зачем она поднялась сюда. Наверное, ей просто хотелось подышать воздухом, посмотреть с высоты на двор, так сказать. Джейн спокойно прошлась туда-сюда по крыше, подставив теплому солнцу лицо. Легкий ветерок приятно обдувал лицо и перекинул ее косички за спину. Гриффиндорка подумала, что как-нибудь нужно привести сюда своего брата. "Может, ему понравится"-подумала девочка. Джейн села на край крыши, свесив вниз ноги и задумавшись о чем-то.

Фиби Рейнольдс: <-------- Винтовая лестница. Сначала все шло довольно хорошо. Фиби бодро шагала по крутой винтовой лестнице вверх, держа корзинку и покрывало. Позади плелась Мириам, которая не только не воодушевилась прогулкой, но и, кажется, еще больше приуныла. Асмунда она уже потеряли из виду, наверное, файр благополучно добрался до люка и поджидал двух неторопливых человеческих созданий. Где-то на триста сорок восьмой ступеньке силы покинули Фиби. Слизеринка осознала вдруг бренность бытия и данного замысла, но природное ослиное упрямство упорство заставляло ее идти дальше и дальше, преодолевая ступеньку за ступенькой. В некоторое время девушке хотелось даже произнести что-то вдохновенное и бодрое, чтобы развеселить мисс Норман, плетущуюся сзади, но Фиби решила поберечь дыхание. Коего, спасибо фехтованию и верховой езде, у девушки хватало, хотя она и не могла назвать себя особо спортивным человеком. Раз, ступенька, два ступенька, будет лесенка!.. - тихонько продолжала напевать девушка песенки с прилипчивым мотивчиком. На четыреста двадцать девятой Фиби резко захотелось сесть, а потом спать, и еще есть, кажется. На четыреста девяносто первой у слизеринки наконец открылось долгожданное второе дыхание, потому что, кажется, они с Мириам приближались к их цели. Это воодушевило Фиби, и она бодро преодолела расстояние, отделявшее их с гриффиндоркой от люка. - Подтягивайтесь, сударыня, подтягивайтесь! - воодушевленно произнесла девушка, глядя на Асмунда, сидящего возле люка и терпеливо ожидающего Фиби и Мириам. Слизеринка торжественно пропела "та-да-да-даааам!..." и толкнула люк, открывая проход на крышу. Файр мисс Норман сразу же ловко запрыгнул наверх, с желая поскорее уже приступить к изучению незнакомой местности. Фиби взобралась по небольшой лестнице и вылезла из люка. Теплый ветер сразу же подхватил волосы, разбросав аккуратно лежащие в прическе по всей спине. - Мисс Норман, здесь восхитительно!.. Идите скорее сюда, вы не пожалеете, что мы проделали такой путь! - слизеринка склонилась к люку, чтобы подать руку Мириам и помочь ей выбраться. Когда гриффиндорка последовала за ней, Фиби опустила крышку люка и оглянулась. Красота пейзажа просто зашкаливала. Она принадлежала как раз к тому типу красоты, от которой захватывало дух. К горизонту простиралась зелень полей, справа и слева виднелись шотландские горы, покрытые вереском, внизу узкой лентой стелилась прозрачно-голубая речушка. Фиби почувствовала, как сердце зашлось в каком-то новом ритме от ощущения высоты и полета. - Вы чувствуете это, мисс Норман? Чувствуете ведь?.. - слизеринка замерла, любуясь всем этим, а потом задрала голову и посмотрела на лазурного цвета небо и плывущие по нему облака, и чувствовала, что глупые предрассудки о рожденном ползать уносит прочь из головы вместе с порывами летнего, обволакивающего ветра.

Miriam Norman: "Норман, давай же! Осталось совсем немного! Совсем немного! Правда!" - неустанно восклицал внутренний голос, стараясь вдохновить свою обладательницу на новые победы. Даже небольшие. Как эта лестница. "Ну же! Вперед! Главное, не останавливайся! Сделай этот шаг! Во-о-т. И еще один. Главное - иди!". И верно, останавливаться нельзя. Ни при каких условиях. Иначе все. Конец. А этого нельзя было допустить. Никогда. Ни за что. Нужно идти. Идти к цели. "Норман, ты же гриффиндорка, в конце концов!". Но пока все шло по плану. Девушка двигалась вперед, расстояние до цели, очевидно, сокращалось. Хотя, конечно, не факт. Это ведь Хогвартс. "Вперед!" - голос в голове девушки набирал силу. "Давай же! Сделай это! Прямо сейчас!" - он становился тверже, увереннее, звонче. И ни одной мысли больше не было в голове Мириам. Только ОН. Голос. Бессмертный и непоколебимый. Вездесущий Голос. Возможно, такие голоса принадлежали великим полководцам. И звуки их речей стремительно взмывали ввысь, облетая все обозримое пространство, величественно устремляясь над бесстрашной толпой к цели, путаясь в шпилях шлемов, пронзая боевые знамена и, скользя по грани отточенной стали, врывались в самое сердце каждого воина, наполняя его огнем, который мог бы поспорить с огнем самой Преисподней! Подобному огню следовало ныне зародиться и в сердце Мириам. Девушка гипнотизировала ступеньки, продолжая идти. Да, скоро уже будет подъем на крышу. Вот уже почти. Надо сказать, Мириам думала, что впечатлений на день ей достаточно и можно идти в башню. Но нет... Все только начиналось. Радоваться ли этому? Наверное, да. И все же Норман уже была убеждена, что пикник в Башне - не самая плохая идея, на самом деле. И в следующий раз надо будет ее реализовать. Или хотя бы как все нормальные люди стоит спуститься на землю, выбрать поляну поживописнее. Но нет же! Нужно идти именно на крышу. На эту отвратительно далекую... Что? Нет, подождите-ка! Свершилось чудо! Можете ли вы в это поверить?! Люк! Самый настоящий люк, ведущий на крышу, был замечен девушкой! А может, это просто галлюцинация. Но очень уж хотелось верить в то, что сей люк – неотделимая часть реальности. Вера в это дала Норман сил и последний десяток ступеней был преодолен с завидной легкостью и быстротой. Сразу бы так. Тут же сидел Асмунд. В его взгляде читалась откровенная скука. Вероятно, ему ужасно надоело ждать этих медлительных особ, особенно, если учесть тот факт, что занять себя пока файр ничем не мог. И сейчас он сидел под самым люком, внимательно изучая то, собственно, люк, то ступени, то перила. О, да, прелюбопытнейшая картина, не так ли? - Подтягивайтесь, сударыня, подтягивайтесь! - вещала Фиби, излучающая энтузиазм, как он есть. - И вновь у меня нет выбора! - Мириам изобразила возмущение и всплеснула руками для пущей убедительности. - Подтягиваюсь, - вздохнув, закончила она, подчинившись Фиби. Через мгновение крышка люка была откинута и тем самым слизеринка, откинувшая ее, проложила путь на крышу. Как истинный первопроходец и исследователь всего на свете, Ас первым покорил эту вершину. За ним последовала и мисс Рейнольдс. "Ну вот! Мы победили! А теперь настало время принять награду в виде вкусной еды и интересных бесед", - торжествовал внутренний голос. Принимать награды - это с удовольствием. И гриффиндорка была полностью готова к такому развитию событий. Тут же откуда-то сверху к Норман опустилась божественная длань... рука Фиби, да. И с этой божественной помощью Норман поднялась на крышу. Первым желанием, которое было немедленно исполнено, стало приземление на любую горизонтальную поверхность. На саму крышу, конечно. И вот гриффиндорка села... Скажите, что вы знаете о счастье? Как представляете себе его? Счастливы ли вы? Кто-то считает что счастье - это Путь. Именно "Путь" с большой буквы. Постоянное движение в бесконечность ли, движение от цели к цели, - не важно. Каждому свое, как не трудно догадаться. Именно в этом движении, без остановок, даже секундных пауз для перевода дыхания, они находят свое истинное счастье. Возведенное в абсолют. Однако, не все считают так же. Другие же люди утверждают, что наибольшая концентрация счастья встретится вам в семье. В продолжении рода, в родных людях, которые окружают вас дома. Что может быть лучше? Желаете объективного ответа? Что угодно. Ко всему прочему на ряду со всему имеет место быть мнение, гласящее что счастье кроется в материальных благах и всем, что к этому прилагается. Ты богат? У тебя большой дом, престижная работа и приличный счет в швейцарском банке? Вы самый счастливый человек в мире. По крайне мере, Вам так кажется. Также есть и те люди, которые желают всю жизнь нежиться в лучах славы, быть признанными обществом. Вы знамениты и вы счастливы. Возможно. Или вы счастливы потому, что имеете множество друзей, любите проводить время в их компании, но в целом при этом живете только для себя? Да, почему бы и нет? Может, это счастье? Тратить время, силы и деньги исключительно на развлечения. Никакой ответственности! Живете сегодняшним днем! Кто знает, возможно, это счастье. А возможно, нет. Но отойдем от философских рассуждений и вернемся наконец в наше "здесь и сейчас". Сейчас, на крыше Хогвартса, Мириам была по-настоящему счастлива. И в чем же причина, спросит кто-нибудь из вас? Все до неприличия просто. Ни тайн, ни интриг, ни скрытых смыслов... Нет. Когда угодно, но только не сейчас. Студентка Дома Годрика была счастлива благодаря этой потрясающей, неповторимой, единственной в своем роде крыше. Ведь на ней можно сидеть. Просто сидеть. Не стоять, не идти и уж тем более не подниматься по лестнице! Сидеть. О, верьте мне, люди! Это восхитительно. Тем временем Асмунд обошел крышу, осмотрев все пространство и убедившись, что никакие жуткие сущности тут не обитают, а по окончании сего обхода, файр вернулся в компанию девушек и поудобнее утроился на подушке, которая выдала всю свою вероломную сущность, выпав из сумки Норман в далеко не самый подходящий момент. Но, кажется, Ас был этому рад несмотря ни на что. Однако не надо думать, что файр лег просто отдыхать. Нет-нет! Все не так просто, как может показаться. Он занял стратегически важное положение. Отсюда был виден люк, бОльшая часть крыши, а также часть того, что происходило внизу. Да, вероятно, происходящее там, у подножия башни никак не скажется на девушках. Но все же. Он ведь ответственный и предусмотрительный файр, не так ли? Именно. А это значит, что нужно учитывать абсолютно все, придавая значения даже мельчайшим деталям. Всякое может быть, знаете ли. - Вы чувствуете это, мисс Норман? Чувствуете ведь?.. - восхищенно проговорила Фиби, осматривая окружающую их территорию. И гриффиндорка решила сделать то же самое. Было бы как-то неправильно - придти на пикник, не оценив природу. Пусть и не ту, что окружает нас, но которая где-то там, внизу. И почему она раньше не замечала всего того, что ныне открывалось ее взору отсюда, с крыши замка? Появлялось странное чувство... Будто Мириам никогда прежде не знала этого места. Будто впервые видит все это великолепие. И это было воистину прекрасно. Как хорошо, что пикник был устроен именно в это время, когда утро неспешно трансформировалось в день и ничего не скрывалось от человеческого взора в вечерних или утренних чарующих сумерках, таинственном ночном мраке или густых тенях, по обыкновению опускающихся на землю в самых укромных, а потому особенно любопытных и притягательных уголках, когда солнце в зените. Именно сейчас были созданы идеальные условия для второго знакомства с этим волшебным местом. Прямо по курсу располагались изумрудные поля. Норман всегда восхищалась ими, несмотря на то, что сие чудо было повсюду на территории Британии. И все же было в них что-то... особое. Что-то, что нельзя описать словами, как ни старайся. Это чувствуешь. Или наоборот — нет. Девушка чувствовала. Если все же попытаться подобрать подходящие слова, с которыми ассоциировался вид упомянутых выше полей, то в первую очередь это будет спокойствие, свобода, система (откуда ей тут взяться? Тем не менее, она есть) и, пожалуй, вдохновение. Которое никогда не закончится, а ведь все знают, как это важно. И поля эти уходили далеко за горизонт, не прекращая манить к себе, а потом далее... До бесконечности. Какой вид открывается вон с того холма? А какие цветы растут на склоне? И где заканчивается все это великолепие? Что же ждет нас там, в конце? За гранью. Хотелось обо всем узнать лично, но так ли легко это будет сделать? Впрочем, оно наверняка того стоило. Возможно, через пару лет... под покровом ночи... Но да ладно. Не важно. У гриффиндорки еще будет время тщательно обдумать все это. Но не стоит думать, что поля — единственный драгоценный камень в этой тиаре природы! Что Вы! Только взгляните на эти горы! Конечно, особенно величественно они смотрятся зимой, но и сейчас, в летнюю пору, поверьте, они ни в коем случае не растеряют своего величия! Просто оно... Несколько иное. Как всем известно, горы в этой части Великобритании не отличаются какой-то особой высотой, но ведь это не важно, верно? Они простирались к востоку и западу от полей, играя роль эдакой неприступной стены, хотя, конечно, особенно грозного вида не имели. И более того, если учесть, что горы эти были практически полностью покрыты вереском, то они, как казалось Мириам, создавали атмосферу трогательной сказки. В голове сразу вырисовывалась прелюбопытнейшая картина. Век четырнадцатый или пятнадцатый, наверное. Конец лета, пасмурная погода, не исключено, что скоро начнется дождь. Где-то вдалеке, в горах вырисовывается мрачный силуэт странника. Непременно на склонившем голову коне. Вдалеке величаво возвышается замок, окруженный лесом, озером и этими горами, сплошь покрытыми ковром вереска, как и сейчас, как век назад... И нет больше ничего в этом сером мире. Только тусклый солнечный диск, пытающийся согреть холодную землю (ах, как жаль, что у него ничего не выйдет!), старинный замок и вереск. Но кто знает, возможно, есть в этом сером мире свое особое очарование? Все возможно. Норман знала, что все существующее в этом мире очаровательно. Просто не каждый может или хочет это видеть. А жаль, ведь это наверняка изменило бы жизнь многих. Вот, предположим, тот пасмурный день, которого, возможно, и не было никогда, был очарователен в той же мере, в какой очаровательно это солнечное утро. Но радовались ли люди тому холодному ветру, проникающему сквозь одежду, той сырости и всеобъемлющей мрачности? Вряд ли. А если кто и видел в это что-то хорошее, то это было странно, по мнению прочих. Но тот человек так не считал. И сейчас наверняка есть те, кому и это солнце не мило, и этот лес, и горы... Но если он оповестит об этом других, не объясняя причин, что они скажут? Вряд ли тот человек будет понят. Далеко не все понимают, что все относительно и каждый человек смотрит на происходящее под своим углом, который зависит также от его мыслей, от событий в его жизни и прочего. Все считают, что ты обязан любить солнце и ненавидеть дождь. Категорически неправильная точка зрения. Хотя, конечно, следуя этой логике, можно утверждать, что мнение Мириам по этому поводу может быть неверным и все же существуют какие-то стандарты мышления. Но это уже совсем другая история... Созерцанию этого великолепного пейзажа можно было посвятить час, день... Да и целый год, наверное! Впрочем, Норман и вовсе готова была всю жизнь провести здесь. Ах, почему нельзя это осуществить? И сейчас она бы ни за что не прервалась, если бы не заметила резкое движение боковым зрением справа от себя. Это все Асмунд. Файр подскочил с места, заметив вдалеке, в озере, странное движение. То был всем известный гигантский кальмар, с которым, надо сказать, Ас еще не был знаком, а потому он принялся изучать движения обитателя озера с особыми любопытством и внимательностью, гадая, представляет ли это существо опасность. Кальмар тем временем поднял щупальцы из воды и, изгибая их в причудливые завитки, тянулся то к солнцу, то в сторону берега, где уже собралась группа студентов, наблюдающая за происходящим. Ас, кажется, уже раз сто пожалел о том, что он сейчас здесь, на этом пикнике, а не внизу у озера. Очевидно, кальмар безобиден, раз никого не трогает. И если так, то нужно познакомиться с ним поближе! Хмм.. Главное — не слишком близко. А то кто их знает, этих странных созданий, живущих на дне озера. Впрочем, тут, на крыше, тоже было неплохо, конечно. Можно было пока просто понаблюдать за чудным зверем. Все было хорошо видно, насколько это возможно, а это главное. Да и сколько у Аса еще будет этих кальмаров, с другой стороны? Успеет насмотреться вблизи. Но раз уж мы обратились к кальмару, стоит пару слов сказать о месте его обитания, ведь было бы несправедливо обделить озеро вниманием. А по мнению гриффиндорки, это вообще была главная достопримечательность Хогсмида и Хогвартса в частности. О, чудеснейшее озеро в мире! У каждого с ним связано было одно из лучших воспоминаний, ведь именно оно традиционно открывала первокурсникам это, во всех отношениях, волшебное место! Воспоминания о том дне были все еще свежи в памяти Мириам. Поздний вечер, уже стемнело, а в это время стройные ряды лодок степенно скользят по черному зеркалу озера в окружении таинственного довольно тусклого света фонариков, по одному на каждую лодку. И вся эта процессия движется к НЕМУ. Царственно возвышающемуся над земной твердью замку, застывшем в своем бессмертном величии несколько веков назад и успешно сохраняющем сей образ. И не было в жизни Мириам ничего более торжественного, чем это движение к замку. Да, это заняло не более пятнадцати минут, да, в этом не было ничего необычного. Но это было потрясающе, честное слово. Сегодня же не было ни лодок, ни манящих фонарей, ни первокурсников. Но все же что-то особое не покидало озеро. У Хогвартса располагалась его основная часть, самая широкая. Но по мере сужения и трансформации в реку, водоем уходил в сторону гор, скрываясь за ними и где-то там впадал в море. С другой же стороны озеро также сужалось, в итоге где-то на горизонте виднелась только голубоватая волнистая лента. Да, близ школы была расположена лучшая часть озера, это совершенно точно. И она была неотъемлемой частью этого места. Хогвартс без озера, а уж тем более без кальмара — не Хогвартс. А озеро без Хогвартса... Это какое-то неправильно озеро. Да, верно, получается, что правильное озеро только одно. Только Хогвартс и озеро. Озеро и Хогвартс. «И кальмар!» - воскликнул внутренний голос. И кальмар. Казалось, что озеро — это последняя любопытная деталь в этом пейзаже. Да, так наверняка мог бы подумать практический любой. Вот только зоркий гриффиндорский глаз разглядел вдалеке у подножия башни Дома Годрика довольно больших размеров, но, тем не менее, сливающийся с прочей растительностью в тени, лабиринт из живой изгороди. Тот самый лабиринт! О, сколько всего было с ним связано! Перед глазами Норман тут же начали пролетать картины из прошлого. Сначала лето прошлого года, затем осень... Турнир Золотого Льва. Арена, ничуть не уступающая масштабами амфитеатру Флавиев, гул толпы, переходящий в рев... «Я — сын царя Иолка, Эсона!» - гремел мужской голос, с каждым мигом утихая, а через пару секунд уже можно было усомниться в том, что он имел место быть. И этот образ сменяется другим — легкое дуновение ветра, шелест листвы, и, кажется, чьи-то тяжелые медленные шаги... Или показалось? «Дракон, охранявший Руно!.. Скучал?..» - насмехался все тот же голос. Вне всяких сомнений, Колхида полна тайн. Но и это воспоминание тонет в море мыслей, заменяясь совершенной идиллией. Небольшой домик, прямо-таки сказочный. Рядом сад, в котором растет множество диковинных цветов. Чуть поодаль — лес. Из дома доносится сладкий голосок, напевающий что-то невероятно знакомое... «Не дурно», - проскальзывает в голове и вновь исчезает. Эту мысль забирает уже не легкая волна прочих, как в прошлый раз, но мрачный туман, приносящий с собой темный зал с высокими витражными окнами, практически не пропускающими утренний свет... По правде говоря, утро было пасмурным и света было не в изобилии, но все же. В центре зала — бутылка красного вина и два бокала. «Было ли это справедливо», - шепотом вопрошал уже другой голос. «Было ли»... - отзывается эхом в каменных сводах. И вновь картина рассеивается. И вот, наконец, лабиринт. Бесконечные повороты, тупики... И эта живая изгородь, давящая со всех сторон. Но вот и выход... Сфинкс. «Это триумф», - торжественно произносит уже знакомый нам голос. Сфинкс улыбается и... это воспоминание также исчезает. Да, славный Турнир. Много ли таких было? И много ли будет? Нет, Мириам нисколько не сомневалась в креативности гриффиндорцев. Но Турнир Золотого Льва был для девушки чем-то особенным. Эдаким официальным началом всех будущих побед. И, кстати, побед не только Норман. Вспомнить только недавнюю выставку файров... Файров и Мрака. Последним этапом этой выставки был лабиринт, в который по тем или иным причинам так никто и не вошел, но, во-первых, по словам мисс Стиверсон, сие место было открыто для прогулок всех желающих в любое время, а во-вторых, это обстоятельство никак не помешало организаторам завершить сей конкурс и выбрать победителя, кем стал Асмунд. «Кажется, идея посетить лабиринт вновь не так уж плоха. Наверняка там будет... что-то особенное. Да, несомненно. К тому же, сейчас много свободного времени. Надеюсь, Ас не против». Но, как всем нам известно, Асмунд по своей натуре — исследователь. Почему же тогда он должен воспротивиться изучению новой для него локации? К тому же, это место полно разных секретов. Неплохой стимул в целом выходит, не так ли? Мириам в последний раз осмотрела этот маленький волшебный мир, окружающий ее здесь и сейчас, чтобы наконец все детали слились в единой картине бытия. «Это прекрасно», - проскользнуло в голове Мириам. Иногда девушка уже чувствовала такое прежде, но все же так и не привыкла к этому ощущению. Казалось, что это идеальное место излучает особую энергию, ослепительный свет, прожигающий души и сердца, испепеляющий все темное, что там только может быть, заполняя освободившееся пространство собой. И иногда он был близок к тому, чтобы разорвать на мелкие частички «жертву». Да вряд ли последняя бы сопротивлялась. И сей дивный свет проник в душу мисс Норман. Быстро заняв все мысли девушки, он начал диктовать свои правила игры. Единственное, чего сейчас хотелось — плакать, глядя на это чудо наяву. Плакать и каяться, как бы пафосно это ни звучало, но все должно быть именно так. Простых просьб о прощении недостаточно. За то, что только сейчас вверяешь себя всемогущему Свету. Поймите же, это жесточайшее преступление — не замечать этой магии! Настоящей магии. Абсолютной магии. Единственно верной и необходимой каждому. Но Норман была обязана держать себя в руках, до последнего сопротивляясь силе Природы, силе Солнца. Норман суров. Норман, вероятно, осуществит все желаемое, но не сейчас. Да, так Норман и сделает. А ныне стоило немедленно отвлечься от этих непривычных мыслей и вернуться к делу. У нас тут пикник, между прочим. Но пикник без еды — не пикник вовсе. По определению. А что там с едой? Еда есть. Но ее нет. Пока нет. «Какая-то еда Шредингера», - подумала Мириам и решила, наконец-таки, прояснить сложившуюся ситуацию. Нащупав рукой сумку за спиной, гриффиндорка притянула ее к себе и заглянула внутрь, чтобы убедиться в том, что все необходимое на месте. Да если и не на месте, ни за что она не вернется в башню. Потом ведь придется снова подниматься сюда... Ну уж нет. К счастью, ничего не было забыто. А потому можно наконец все разложить. Изящным жестом Мириам взяла покрывало, принесенное Фиби, и постелила его, а затем бросила на него подушки. Вот настало время вкусностей. Девушка не принесла много, но посчитала, что им с мисс Рейнольдс и этого хватит. На покрывало аккуратно было поставлено блюдо с тыквенным печеньем, а затем и черничный пирог. И, конечно, чай. Для такого ответственного дела, как перенос чая из башни на башню, но уже в другой части замка, было решено использовать термос. Магглы использовали его довольно часто, но среди волшебников эта вещь не пользовалась популярностью, как успела заметить Мириам. А жаль. Очень удобно, между прочим. И теперь со стороны Норман все точно было готово. Асмунд, в свою очередь, не мог обделить вниманием появившиеся подушки, а потому решил перенести свой аванпост чуть ближе к оным. Не забыв, конечно, ту, на которой лежал до этого. Устроившись поудобнее на новом месте, файр принялся гипнотизировать печенье и пирог, так беззащитно лежащие в своих блюдах и ожидающие своего часа. Но ничего. Скоро он настанет. Скоро... Мириам заметила этот интерес, который проявлял Асмунд по отношению к угощениям, а потому не видела смысла более растягивать его ожидание. Гриффиндорка повернулась к мисс Фиби Кэролайн Рейнольдс. - Ну, вот, сударыня. Все готово, - изрекла девушка. И легкий ветерок, путающийся в волосах, и золотистый диск небесного светила подтверждали, что положено начало главному действу. Наконец девушкам во всей своей красе открылось это свежее утро.

Фиби Рейнольдс: «Счастье есть, - думала Фиби, вдыхая игристый и пьянящий, словно шампанское, летний воздух, смешивающийся с серебристо-зеленой кровью, которая текла по венам слизеринки, и бурлящий, мелко пузырящийся под кожей. – Определенно есть». Учитывая невероятный подъем, который давеча совершили мисс Рейнольдс и мисс Норман, пусть горят в Аду те пятьсот ступенек, дышалось сейчас как-то особенно легко, свободно, на полную грудь, да и это самое счастье ощущалось особенно остро. Не удивительно, что крыша пустовала. Фиби, если бы сильно постаралась, могла бы отыскать тут останки первых людей, поднявшихся, но уже не имеющих сил спуститься вниз. Людей, павших жертвами собственного любопытства и тщеславия, желаний быть выше остальных, да и просто выпендриться тем, что трапезничал в месте, подобному этому. Ну, или читал Плутарха. Тут уж каждому свое. Фиби же, как и Мириам, пришли сюда ублажать свои низменные примитивные потребности, то есть, банально поглощать еду, а так же, духовно просвещаться, беседовать на высокоинтеллектуальные темы, оперируя высокопарными словами и жутко заумными терминами. Однозначно, так все и будет. Но пока Фиби просто дышала. Стояла, обхватив себя руками, и дышала, дышала, дышала. Дышала так, что казалось, будто легких не достаточно. Вбирала свежесть этого утра, впитывала кожей солнечные лучи, получая ударную дозу витамина Дэ, ага. Ветер трепал волосы, играл с прядями, разбрасывая их по спине, и слизеринка в этот момент подумала, что волшебная палочка – это прекрасная и очень нужная вещь. Не только оружие, но и заколка! Девушка выудила из заднего кармана джинсов волшебную палочку и, ловко закрутив длинные волосы в пучок, воткнула в него палочку, закрепляя. Что не помешало нескольким прядям упасть на лоб, обрекая хозяйку на постоянное их сдувание. Боковым зрением Фиби заметила Асмунда, который с важным видом питомца, как минимум, самого короля обходил крышу, словно свои собственные владения. Слизеринка проследила взглядом за тем, как необычайно тихо и грациозно передвигается файр на своих крепких и мощных лапах, как он медленно шевелит своим хвостом с кисточкой и время от времени вострит уши, словно прислушиваясь к каким- то тихим разговорам. Но, ясное дело, на крыше, кроме Фиби, Мири и Аса, больше никого не было. Разве что, еще останки первых людей, которые слизеринка еще пока не нашла. Пока Асмунд осматривал крышу, Норман, приняв почти что горизонтальное положение, копошилась в своей необъятной сумке, из которой выпала подушка. А Мириам неплохо постаралась, накладывая на свой баул Иллюзорные и Расширяющие чары. Как никак, человек в этом году СОВы сдает!.. А это значит, что он кое-что, все-таки, умеет. Фиби прикрыла глаза, отметив тот факт, как сумасшедше быстро несется время. Существуя отдельно от людей. Хотя они так упрямо пытаются проделывать с ним разные махинации: измерять, ускорять, замедлять, а то и вообще останавливать… Слизеринка хмыкнула, представив, как Время смеется над ними, жалкими людишками. Которые никак не могут цену себе составить. Мнят себя едва ли не богами, забывая, насколько тленны и быстротечны, и что все амбиции человеческие не больше песчинки в огромных песочных часах Времени. Девушка тряхнула головой, заодно сдувая те самые пряди, и улыбнулась себе под нос. Однако, что за философия с утра пораньше?.. На самом деле, Фиби понимала, к чему она. Слизеринке самой предстояло сдавать СОВы в следующем году, а ведь казалось, что еще вчера она была маленькой, испуганной ПОшкой, которая только-только переступила порог Хогвартса и потеряла дар речи от великолепия и древности этих стен. Фиби была более чем уверенна, что она не открыла и сотой доли тайн, которые хранят эти лестницы, переходы, портреты, эти места. Вот, например, она впервые за четыре года побывала на этой крыше. Слизеринке казалось, что она и вовсе не ходила никуда дальше гостиной и учебных кабинетов. Нехорошо. Это надо исправлять, при чем, немедленно. Воплощать в жизнь самые коварные свои замыслы, а иначе скучно жить. Как же без них, без коварных замыслов-то. Краем глаза Фиби заметила, как Асмунд, воспользовавшись положением личного файра самой мисс Норман, величественно водрузил свое крепкое четырехлапое тело на ту самую подушку, которая выпала из сумки Мириам. Это ж чего туда нужно было напихать, чтобы из сумки вываливались подушки?.. Фиби посмотрела на Мири и улыбнулась тому, как гриффиндорка восторженно созерцает хогвартские пейзажи. Слизеринке и самой казалось, что она могла бы сидеть на этой крыше вечно, наблюдая, как нежное летнее утро сменяется жарким днем, который Солнце заливает своими лучами, словно апельсиновым соком, как потом этот день превращается в ленивый полдень, напоминающий ванильное мороженое, затем превращается в вечер, окутанный серо-фиолетовыми сумерками… И ничего бы не повторилось, ни один цвет или оттенок, ни одно действие не повторилось бы в абсолютной точности, потому что в Природе не существует ничего одинаково, все индивидуально. Даже листья на деревьях совершенно разные… Фиби вдруг осознала, что она довольно долгое время стоит посреди крыши и кожей ощущает теплый, обволакивающий ветерок. Несомненно, это было прекрасно, но в этот момент слизеринка остро почувствовала, что проголодалась. А еще неплохо было бы присесть, а то пятьсот ступенек уже начали ненавязчиво так напоминать о себе пульсирующей болью в мышцах. «Привет, крепатура, - подумала Фиби, - кто-то давненько не фехтовал, да, Рейнольдс?..» Впрочем, внутренний голос Рейнольдс не ответил, он вообще молчал со вчерашнего вечера, что, в общем-то, не сильно напрягало Фиби. Пока. А то она знала, что скоро забеспокоиться о его отсутствии. Ведь он поражал своей навязчивостью и умением встревать в самый неподходящий момент, а еще давать советы, зачастую дурацкие. Слизеринка отмахнулась от мысли о внутреннем голосе, и очень вовремя вспомнила о существовании принесенной ею лично корзинки с едой. Пока Фиби медленно приближалась к корзинке, одиноко стоявшей у открытого люка, Мириам расстелила покрывало и бросила на него подушки, на которые мгновенно перебазировался Асмунд, прихватив с собой ту, на которой возлежал до этого. Краем глаза Фиби проследила за этим моционом, нарочито медленно наклонилась и подняла корзинку, накрытую веселенькой салфеткой в яркую светло-зеленую клетку. При этом лицо девушки выражало невероятные страдания, будто она подняла одну из тех колон с Тропы Великанов. Но потом Фиби стало скучно кривляться, потому что зрителей не было и аплодисментов тоже, Мириам была занята, раскладывая еду, свое восхитительное фирменное тыквенное печенье, и обещанный черничный пирог. Думая о том, как много места занимает еда в жизнях людей, Фиби соизволила присесть рядом с Асом и Мири на покрывало, а затем сняла салфетку с корзинки и вдохнула запах корицы, вырвавшийся оттуда. Несколько минут слизеринка сидела с закрытыми глазами, кайфуя от этого мягкого теплого запаха, а затем, очнувшись, достала из корзинки булочки с корицей, - фирменный мамин рецепт, - небольшой термос с капучино с корицей и ореховым сиропом, а также бутерброды с ветчиной, сыром и листьями базилика. Чистый восторг. Вообще, кофе Фиби не очень любила. Но иногда бывали моменты, когда хотелось подержать в руках керамическую расписную чашку, смотреть, как поднимается над поверхностью напитка пар, вдыхать этот запах…а если еще добавить корицы… Слизеринка мечтательно прикрыла глаза, представляя, как уже через секунду будет проделывать все это… - Ну, вот, сударыня. Все готово, - произнесла Мириам, и только в этот момент Фиби поняла, что они все это время молчали. И слизеринка не чувствовала неловкости, которая частенько возникала, когда людям было необходимо как-то продолжать разговор, чтобы не показаться глупыми или еще что… С Мири было легко молчать, потому что…да шуш знает, почему. Это просто было. И Фиби решила, что это одна из тех вещей, которую не стоит анализировать и раскладывать по полочкам. Просто было здорово знать, что это так. Фиби вдруг почувствовала себя невероятно счастливой, и внезапно засмеялась, запрокинув голову, подставляя солнцу лицо и щурясь от его лучей. Потом, успокоившись, посмотрела на Мири: - Все хорошо. Я просто ненормальная, - смеясь, произнесла Фиби. – Собственно, у меня тоже все готово, сударыня. Мы можем приступать к трапезе, я так понимаю?.. И, не дожидаясь распоряжения, ловким движением сцапала бутерброд с ветчиной, с вожделением уставившись на него. Потому что, война войной, а обед по расписанию.

Ласс Ранйяр: Весна приходила в школу крайне неравномерно. Вот например где-то, в углах, куда редко попадали солнечные лучи, до сих пор лежали небольшие снежные сугробики. А где-то уже во всю летали насекомые и птицы. Впрочем, не все птицы могли себе позволить просто так летать и не заботиться о делах, расписании, а так же попытках вспомнить, куда они опаздывали именно сейчас. На край крыши спикировала небольшая ласточка. Пробежавшись по краю крыши и обнаружив, что пока поблизости никого не было, птица перелетела на солнечную сторону и прошлась пару раз туда-сюда, выбирая наиболее удобное и тёплое место. Спустя пару секунд после того, как удачное место было найдено, ласточка пропала, а на её месте оказалась рыжеволосая женщина. Тёмные штаны с множеством карманов, светлый джемпер и ярко красная жилетка - ходить в таком виде по школе в самый разгар учёбы могли позволить себе не многие. Не многие - то есть профессора. Облокотившись спиной на перила и подставив лицо солнцу Ласс прикрыла глаза. "В конце концов, когда ещё подвернётся такая славная возможность отдохнуть немного?" Впрочем, на долгий отдых Раймон-Ранйяр не надеялась. С минуты на минуту она ожидала услышать скрип тяжелой двери, через которую на крышу могли попадать не летающие обитатели замка.



полная версия страницы