Форум » Средние ярусы Замка » Помещение для Клуба Слизней » Ответить

Помещение для Клуба Слизней

Hogwarts: Локация создана в рамках РПГ-турнира "Назад в 1997" Сообщество любимцев Горация Слизнорта, которых он объединил вокруг себя. В клуб он принимает только тех, кто, как ему кажется, преуспеет в жизни и в дальнейшем будет ему полезен.

Ответов - 21

Hogwarts: РПГ "Назад в 1997!" 3. Судьбоносное Рождество Времена меняются, а привычки людей остаются. Гораций Слизнорт по-прежнему устраивает вечера, на которые приглашает своих выдающихся бывших учеников, знакомых и просто перспективных студентов. Клуб Слизней продолжает существовать, хоть и не так успешно, как в более спокойные времена. В этом году Виктория Луис вызвалась помогать своему наставнику с организацией праздника. На этот вечер у Вики были свои планы, ведь подобные вечера оставались почти единственной возможностью подыскать себе подходящую партию в период вынужденного затворничества. Лилит и ее бывший молодой человек - семикурсник Коул получили приглашения на Рождественский вечер у Слизнорта. Коул, не так давно расставшись с другой девушкой, решает, что этот праздник - отличная возможность вернуть былую теплоту в отношения с Лилит, а может и что-то большее. Также по традиции приглашение получила Милисента О`Лири, которая в глазах Слизнорта все еще оставалась перспективной волшебницей, несмотря на свою репутацию бунтовщика. Милли, конечно, позвала со собой своего молодого человека - гриффиндорца Натаниэля Ранйяра. Однако что-то в этот вечер помешало Милли явиться на праздник (не иначе как очередное наказание). Натаниэль ждет свою подругу на вечере Слизнорта, в то время как Aллерия, тоже приглашенная на вечеринку, замечает отсутствие Милисенты и решает воспользоваться шансом, ведь Нейт давно приглянулся амбициозной когтевранке, а Милли уже не раз давала повод Натаниэлю задуматься о пределах своего терпения. Станет ли этот вечер судьбоносным для наших героев? Конец декабря. Вечер пятницы. На часах 18:00. Последняя учебная неделя подошла к концу. В выходные Хогвартс-экспресс увезет детей в Лондон и замок опустеет. Но в этот вечер в одном из помещений Средних ярусов замка по традиции будет шумно и празднично. Клуб Слизней собирается последний раз, дабы отметить грядущие праздники. Благодаря поддержке своей подопечной, Виктории Луис, Слизнорт решился устраивать собрания Клуба и дальше, несмотря на столь неспокойные времена. В этот вечер Горацию удалось пригласить нескольких своих бывших учеников, которых он желает представить своим теперешним студентам. Естественно, на празднике присутствуют все, кому посчастливилось в этом году быть частью Клуба. Почти все. Виктория занимается последними приготовлениями к торжеству, а комната постепенно наполняется особо перспективными учениками Хогвартса. Вдруг дверь приоткрылась и в помещение зашел статный и крепкий мужчина лет 30-ти, которого тут же с энтузиазмом стал приветствовать Слизнорт, что не ускользнуло от внимания Вики. В коридоре возле входа в праздничный зал стоял семикурсник Слизерина Коул, словно поджидая кого-то. Участники: Виктория Луис, Лилит Токлив, Натаниэль Ранйяр, Aллерия Винд Мастер: Лилиана Портер Очередность постов: Виктория - Лилит - Натаниэль - Aллерия.

Виктория Луис: Эту неделю Виктория забудет не скоро. Они и не подозревала, что может так устать. Её клиенты как будто сорвались с цепи и стали заказывать неимоверные зелья в больших количествах, профессор Слизнорт загрузил её проверкой работ и доверил организацию Рождественской встречи Клуба Слизней. Естественно, последние недели всё своё свободное время она посвящала данному событию. Ей очень хотелось произвести впечатление на своего наставника, поэтому она продумывала всё до мелочей и постоянно вела переговоры с Горацием. Было решено пригласить старых фаворитов профессора, которые бы произвели впечатление на новых членов Клуба. Виктория была в предвкушении вечера, ей ведь так и не посчастливилось стать членом Клуба во время своей учебы в Хогвартсе, но сегодня её не интересовали ученики. Старые друзья Слизнорта ей казались какими-то звёздами и знаменитостями, которые наделены тайными знаниями и навыками. Она надеялась, что став частью этой компании её жизнь круто изменится, но всё оставалось на своих местах... Смахнув прядь с лица, Виктория размахивала палочкой в воздухе, чтобы салфетки на столе складывались в разных животных. Дракон для одного из гостей не получался, а дотошность Вики не могла ей позволить сложить салфетку в простого лебедя. Стоит заметить, что настроение у неё было хорошее, возможно тот успокаивающий раствор помог, а может и её новое платье темно-зелёного цвета и подобранные к нему туфли. В общем, Луис сегодня была красивой и готовой веселиться. Пока она пыталась приручить бытовую магию, комната стала наполняться учениками, которые вежливо здоровались с девушкой. Она даже не заметила, как стала интересоваться учениками Слизнорта и уже угадывала их по именам. Атмосфера была рождественской. В углу комнаты стояла позолоченная ель с цветастыми игрушками, на столах расположились подносы и стаканы со всевозможными яствами, колоны и столы были украшены красными и желтыми ленточками, играл блюз 40-ых годов, а столовые приборы так и блестели, в замаскированных ящиках были спрятаны хлопушки, которые имели свойство взрываться сами по себе. Виктория заметила, что в такие опасные времена нужно себя баловать и устраивать праздники, и может делать их еще более пышными чем обычно. Её мысли прервались, когда в комнату вошел какой-то мужчина, а её внимание сразу заострилось на нём. Вики решила представиться и узнать имя таинственного гостя. Она оставила салфетку незаконченной и улыбнувшись вошедшим ученикам направилась уверенной походкой к Слизнорту и его другу.

Лилит Токлив: Ай, - непроизвольно произнесла Лилит, в очередной раз замазывая шрамы, оставшиеся от многочасовых истязаний. Её тело так и не зажило до конца и вряд ли заживёт. О тёплом семейном Рождестве остались только смутные воспоминания; Лилит знала, что в этом году ей будет особенно непросто, ведь ситуация накаляется, а она ещё не в совершенстве овладела некоторыми необходимыми заклинаниями. И в последующие годы тоже будет крайне непросто... до тех пор, пока эта треклятая война не кончится. А там и не факт, что дальше будет легче. Тяжело вздохнув, девушка посмотрела на приготовленное заранее любимое пурпурное платье, всё ещё надеясь надеть его сегодня, и с прежним упорством принялась замазывать раны лечебным зельем, а потом и косметическим - в тон коже - чтобы совсем скрыть следы рубцов. Закончив, девушка надела платье и покрутилась перед зеркалом. "Вроде не заметно," - придирчиво разглядывая себя, думала Лилит. Она жалела, что рядом нет её самого близкого друга, Гудвина. Он-то, наверняка, подсказал бы... Покачав головой, будто отбрасывая неприятные мысли, Лилит забрала волосы наверх в незамысловатую причёску и надела два любимых украшения - колье и браслет, тем самым завершив вечерний образ. На часах ещё только почти шесть вечера, но в коридорах было уже пусто: завтра отходит поезд в Лондон, который увезёт львиную долю обитателей замка на рождественские каникулы. Чемоданы Лилит были уже готовы, она оставила лишь тёплую дорожную мантию, чтобы переодеться после вечера и на следующий день покинуть уже ставшую родной комнату на пару недель. Стук каблуков о каменный пол гулко отзывался эхом, давя Лилит на мозги и вызывая не самые лучшие ассоциации. Лабиринт... девушка, сама того не заметив, начала теребить браслет на руке в попытке успокоить себя, но почти тут же мысленно отругала себя за слабость. Необходимая дверь уже вырисовывалась на горизонте, а рядом с ней чей-то силуэт. Подойдя ближе, слизеринка с удивлением узнала в незнакомце бывшего возлюбленного. Она, конечно, знала, что он был приглашён, но совсем не ожидала наткнуться на него так скоро... - Коул... - начала Лилит, опустив глаза на подол платья и делая вид, что он её чем-то заинтересовал. Она боялась смотреть в его глаза, боялась, что он снова очарует её. Бегло пройдясь взглядом по его костюму, слизеринка чуть улыбнулась и сказала: - Отлично выглядишь. Кивнув, как бы в знак подтверждения своих слов, Лилит направилась к входу в зал, надеясь скрыться в толпе приглашённых. До неё доходили слухи, что у Коула появилась девушка, и наверняка он ждёт её... Войдя в помещение, Лилит поймала взглядом профессора Слизнорта, поприветствовала его и поблагодарила за приглашение на столь чудесный вечер. Поприветствовав также и его гостей, Лилит извинилась и направилась прямо к столу с напитками, стараясь не думать о случайном столкновении. Она взяла себе первый попавшийся напиток и сделала небольшой глоток, оглядывая прекрасно оформленное помещение и размышляя о том, в какой бы компании провести этот вечер.

Аллерия Винд: Аллерия стояла в своей комнате напротив зеркала, примеряя три несчастных платья, одно из которых было ей явно мало. Она взглянула на свое любимое черное платье, вздохнула, и бросила в чемодан. - О, Мерлин, ну почему я так не вовремя подросла? - Печально сказала себе под нос Аллерия, натаскивая на себя сине-голубое платье. – Появится на вечере Слизнорта в цветах своего факультета? Нет, бред какой-то. Нужно что-нибудь нейтральное, - с этими словами, девушка взяла с кровати бежевое платье, прислонила к себе и одобрительно кивнула. Сняв сине-голубое платье, она надела новое платье и распустила волосы, которые заранее накрутила, чтобы получились красивые большие локоны. Покрутившись возле зеркала, Аллерия взглянула на свое лицо и пробормотала: - М-да, опять прыщ. И что ты будешь делать?.. – девушка подошла к своему чемодану, достала маленькую косметичку. Раскрыв ее, Аллерия взяла консилер, подводку, тушь и алую помаду. – Раз на вечер я приду одна, то должна сиять, чтобы никто не заметил отсутствия пары. У меня же все прекрасно, да? К слову, Аллерия так и не смогла найти партнера на вечер. Юноши-слизеринцы не обращали на нее особого внимания, зная, что она питает слабость к Драко, ну, а парни с других факультетов не желали общаться с девушкой. Скрывать то, что Рию это очень огорчало, не имеет смысла. Но она решила попробовать найти партнера уже на самом вечере. «Быть такого не может, что только я не нашла себе спутника!», -задумалась Аллерия, пытаясь приободрить себя. Закончив макияж глаз, Рия улыбнулась своему отражению. Оставалась помада. Девушке шел алый цвет, но не слишком ли она будет вызывающе выглядеть? - К черту все, я должна блистать! – Решительно произнесла когтевранка и сняла колпачок от помады. Но, чтобы все смотрелось к месту, она подушечками пальцев нанесла помаду, дабы не переборщить. – Ну, вроде бы, я готова… Мамин браслет! – на повышенном тоне произнесла Аллерия, бросившись к чемодану. Открыв потайной отсек, Рия достала многослойный браслет из белого золота, украшенный несколькими брильянтами. Хотя отношения Аллерии с ее матерью не складывались, девушка не упускала случая надеть мамино украшение. Оно было действительно красивым, да и стоило не малых денег. Рия знала, что этот браслет маме подарил отец. Быть может, именно поэтому она так трепетно берегла и любила это украшение? Аккуратно застегнув браслет на руке, Рия с нежностью разглядывала его, улыбаясь. Спустя минуту, Аллерия опомнилась. Взглянув на часы, она ужаснулась. «Опаздываю!», - пронеслось в голове когтевранки. Она наспех застегнула черные туфли-лодочки на невысоком каблучке, схватила клатч в цвет обуви и выбежала из комнаты в направлении лестницы, которая привела к месту празднования. На часах было почти 6 после полудня. Аллерия разглядывала ребят, которые потихоньку входили в помещение. Волнение заставляло Аллерию стоять на одном месте, не давая ей возможности сделать шаг. Она уже подумала, что зря так вырядилась, а еще алая помада… Когтевранке на мгновение показалось, что эта самая помада испортит ей вечер. Простояв так порядка 5 минут, Рия глубоко вдохнула и заставила себя пройти в помещение. Пройдя в зал, первым делом она ринулась искать профессора, чтобы поздороваться. Но найти его в толпе оказалось непростым занятием. Тут ее взгляд упал на стол с угощением и напитками. Живот предательски заурчал, а ком в горле от волнения никак не хотел проходить. Аллерия подошла ближе к столику, взяла стакан воды и залпом осушила его. «Фуф, расслабься. Все хорошо», - говорила себе Аллерия, положив руки на стол и опустив голову. Выдохнув, Рия вернула свою голову в обычное положение и заметила Лилит. Общаться с этой особой Аллерия не хотела, потому что и так была вся в напряжении, а видя, как спокойно ведет себя Лилит, когтевранка занервничала еще больше. К слову, мисс Токлив выглядела прекрасно, что заставляло Аллерию сожалеть о выборе одежды, прически и макияжа в целом. Сравнивая себя с этой слизеринкой, Рия на автомате принижала себя, желая стать похожей на нее. Статную, красивую, с хорошим чувством стиля. Аллерии казалось, что у Лилит всегда дела идут отлично и ничто ее не беспокоит. Улыбнувшись, Аллерия слегка кивнула Лилит и решила продолжить поиск профессора, чтобы избежать разговора со слизеринкой.

Hogwarts: Слизнорт, очевидно, был счастлив видеть гостя и уже поспешил приобнять своего ученика и похлопать дружественно по спине. Завидев Викторию, Гораций сделал приглашающий жест и лучезарно улыбнулся. - A вот и мисс Луис! Виктория, познакомьтесь. Мой ученик! Моя гордость! Финбар Куингли! Загонщик "Нетопырей Ньюкасла". Финбар, познакомьтесь, это Виктория Луис, тоже моя ученица и человек, без которого этот вечер был бы совсем не тем. Мисс Луис любезно согласилась помогать старику с подготовкой занятий и проверкой домашних заданий. Деканские обязанности, знаете ли, тоже много сил отнимают... A мы не молодеем, да! - Слизнорт рассмеялся. - Финбар мог бы тоже пойти по зельеварской тропе, однако выбрал спортивную карьеру, эх, негодник этакий! - Профессор игриво подтолкнул молодого человека в бок. - Вы, возможно, знали друг друга раньше, а, мисс Луис? Кажется, примерно, в одно время учились. В любом случае пообщайтесь, я думаю, Финбар еще не забыл, как творил шедевры на моих занятиях, да? - Aльберт! Джарвис! Добро пожаловать! - Слизнорт с завидной для человека преклонных лет скоростью побежал встречать новых гостей, попутно приглашая новоприбывших отведать праздничные яства. По залу кружили домовики с подносами, предлагая гостям выбрать напиток, а стол ломился от всевозможных угощений. Финбар приветливо улыбнулся Виктории и протянул руку: - A старик все не меняется, правда? Какими судьбами вас занесло в Хогвартс? Хотите в будущем заниматься преподаванием? Коул, удивившись поспешностью Лилит, зашел в помещение вслед за девушкой. Поздоровавшись с профессором Зельеварения и его гостями, слизеринец прошелся по залу, выискивая, куда убежала Лилит, и вскоре ее обнаружил. "Знает ли она, что с Джоаной у него все кончено? Почему она убежала? Почему не посмотрела на него?" - вопросы один тяжелее другого крутились в мыслях у Коула. Одно он знал точно: после разлуки с Лилит и попыток завести новые отношения он осознал, что точно не может теперь без нее. Их отношения, хотя и были непростыми, но еще на пятом курсе Коул почувствовал, что вот она - его родственная душа. На этот вечер молодой человек шел с уверенностью, что нужно раз и навсегда разобраться, есть ли у них будущее. По мере приближения к Лилит смелость его постепенно убывала, но Коул привык держать себя в руках. - Лилит... Ты сегодня потрясающая. Впрочем, как и всегда. - Слизеринец не мог не отметить внешний вид своей бывшей девушки, которая в любых обстоятельствах, казалось, выглядела идеально. Чувствуя, что план очередного завоевания катится ко всем мантикорам, Коул оглянулся, словно в поисках помощи извне. Осознав, что кроме них с Лилит, около стола оказалась еще одна девушка (кажется, с Когтеврана?), слизеринец сдержанно поприветствовал Aллерию: - Добрый вечер. Однако помощь все-таки пришла. Слизнорт обсуждая очередные успехи очередного своего ученика, взмахнул волшебной палочкой и по помещению прокатилась легкая ненавязчивая мелодия. Несколько пар восприняли это как призыв к действию и оказались посреди зала, демонстрируя свое танцевальное мастерство. Коул улыбнулся и протянул Лилит руку: - Потанцуем? Очередность постов: Виктория - Лилит - Натаниэль - Aллерия. По всей видимости, Натаниэль обыгрывает, что опоздал, потому что ожидал где-то Милисенту, но так ее и не встретил.

Виктория Луис: Виктория умела производить впечатление на противоположный пол. Проблема заключалась в том, что ей сразу же становилось скучно, если объект её женских чар сдавался без боя. Интерес к таким мужчинам сразу пропадал, и Виктория начинала искать новые жертвы. Пока она направлялась к Слизнорту и его гостю, она успела оценить, что этот мужчина точно не из тех слабеньких представителей противоположного пола, которые сразу начнут заваливать её любовными письмам, следовательно, сегодняшний вечер обещает быть интересным. Она подошла к Горацию и его другу и, слегка улыбнувшись, встала слишком близко к незнакомцу, чтобы первым делом он смог уловить аромат её духов, и с этого момента началась бы игра. А играть она любила. - A вот и мисс Луис! Виктория, познакомьтесь. Мой ученик! Моя гордость! Финбар Куингли! Загонщик "Нетопырей Ньюкасла". Финбар, познакомьтесь, это Виктория Луис, тоже моя ученица и человек, без которого этот вечер был бы совсем не тем. Мисс Луис любезно согласилась помогать старику с подготовкой занятий и проверкой домашних заданий. Деканские обязанности, знаете ли, тоже много сил отнимают... A мы не молодеем, да! Финбар мог бы тоже пойти по зельеварской тропе, однако выбрал спортивную карьеру, эх, негодник этакий! Вы, возможно, знали друг друга раньше, а, мисс Луис? Кажется, примерно, в одно время учились. В любом случае пообщайтесь, я думаю, Финбар еще не забыл, как творил шедевры на моих занятиях, да? - Вы как всегда очень любезны, Слизнорт. По-моему, мы с мистером.. - Виктория сделала паузу, ведь память на имена очень подводила, да и это бы скрыло тот факт, что имя молодого человека ей крайне нравилось. - Куингли не пересекались. Слизнорт убежал к другим гостям, оставив их вдвоём, что придавало некой пикантности ситуации. Виктория уже начала думать, что Гораций решил стать свахой, но, скорее всего, ему не было интересно снова общаться с Викторией, когда вокруг столько знаменитостей. - A старик все не меняется, правда? Какими судьбами вас занесло в Хогвартс? Хотите в будущем заниматься преподаванием? Она так и не поняла, может это был приятный голос молодого человека, а может некая вальяжность в его тоне, но в этот момент Виктория обратила внимание на лицо мужчины, с которым только что познакомилась и почувствовала что-то теплое внутри и одновременно пугающие. Ей было знакомо это чувство, она уже понимала к чему это идёт... - Я... Надо взять себя в руки! Тем более он играет в квиддич, а ты ненавидишь эту игру. Ты же знаешь этих спортсменов - много мышц, а интеллекта ноль. Самое лучшее к чему может привести это знакомство - новые клиенты для зельев. Боязнь быть отвергнутой часто мешало Луис по-настоящему насладиться какими-либо эмоциями. Возможно, так повлияла её семейная история, но она себя считала сильной и независимой девушкой, которая сделала себя сама. Значит, она не должна бояться реакции посторонних людей, но, на самом деле, она боялась. Она очень боялась заводить близкие знакомства или отношения, ведь потом придется переживать уход близкого человека. Вот и в этой ситуации она пыталась сохранить холодность и расчётливость. - Я скорее являюсь... исследователем, - уклончиво ответила Виктория, хотя в этот момент хотела рассказать всю свою жизнь начиная с первых дней, когда она научилась ходить. - Люблю, знаете ли, покопаться в старых пергаментах, но вам, скорее всего, это будет не интересно. Несмотря на то, что какая-то искра между Луис и Куингли проскочила, Виктория всё-таки вспомнила старые трюки и решила наводящими вопросами разузнать всё про собеседника. Ей было интересно, попытается ли Финбар продолжить беседу и в какое русло он сможет её направить.

Лилит Токлив: Лилит задумчиво оглядывала зал, время от времени делая небольшой глоток сока. Слизнорт по своему обыкновению собрал на вечере выдающихся учеников и выпускников Хогвартса для того, чтобы отметить наступающее Рождество. Уместно ли это было в столь неспокойное время, уместно ли сейчас праздновать, когда вокруг горе и страдания? Пир во время чумы, - когда-то случайно услышанная фраза пронеслась в голове девушки, и та едва заметно усмехнулась. Поправляя подол платья, Лилит бросила взгляд в сторону и заметила, что у стола стоит знакомая ей когтевранка и приветственно кивает ей. Лилит повторила жест, особо не заостряя внимания на её персоне, ведь больше сейчас её волновал один интересный молодой человек, чьё положение в пространстве пока ещё не было определено... И, откровенно говоря, слизеринка не знала, хочет ли вообще видеть Коула с его новой пассией. Столько времени прошло, казалось бы, чувства давно угасли, да и не зря же она столько времени училась контролировать, подавлять, управлять своим разумом, чувствами и эмоциями. Но что-то определённо предательски ёкнуло в груди у девушки, когда она увидела повзрослевшего, возмужавшего, в элегантном костюме, молодого человека, который когда-то для неё был самым близким человеком, который когда-то смотрел на неё потрясающими влюблёнными глазами, который... - Лилит... Ты сегодня потрясающая, - внезапно прозвучавший до боли знакомый голос где-то рядом заставил девушку слегка встрепенуться. Она лишь надеялась, что это осталось незамеченным для самого Коула, ведь проявление слабости было непозволительным для неё даже на вечере, где по идее можно было расслабиться. Лилит подняла на слизеринца взгляд, ожидая увидеть его с парой и предполагая, что, может, он решил представить ей свою возлюбленную, раз подошёл ещё раз, но таковой рядом с ним не обнаружила. Зато от её внимания не ускользнуло то, что он здоровается с той самой когтевранкой, с которой Лилит когда-то пришлось схлестнуться на одном из занятий по ЗоТИ. Да не может быть... - думала Лилит, бросив оценивающий взгляд на однокурсницу. Да она же не в его вкусе... Что это? Укол ревности? Лилит слегка тряхнула головой, чтобы прогнать навязчивые мысли. Лилит была в замешательстве - её контроль над собой рушился на глазах. Да что с тобой, Лилит! Хладнокровно выстояла против Кэрроу, но колени дрожат перед каким-то... каким-то... Неожиданно в зале заиграла музыка, и слизеринка, к своему облегчению, не успела закончить мысль. Она собрала всю волю в кулак, и на лице её появилась сдержанная улыбка, а эмоции были запрятаны поглубже. - Потанцуем? - на лице Коула появилась та самая очаровательная улыбка, которая когда-то вскружила голову Лилит. Её рука дрогнула в нерешительности, и браслет на ней предательски звякнул. Она кое-как сдержала смущение, но всё же подала руку семикурснику, принимая приглашение на танец. Поставив бокал с соком на стол, девушка позволила увлечь себя в зал, где уже кружило несколько пар, которые явно наслаждались этим вечером. Может, и ей стоит "отпустить себя" и отдаться полностью этому танцу?.. - Коул... - только и смогла выдавить из себя Лилит. Тысячи вопросов крутились в её голове, и каждый потенциальный ответ слизеринца порождал ещё тысячу вопросов. Естественно, ей было любопытно, как он жил всё это время, о чём думал, что чувствовал, о чём он думает сейчас, так вальяжно держа руку на её талии, так уверенно ведя в танце... И где же его девушка, о которой Лилит имела весьма посредственное представление, но о наличии которой была точно осведомлена?.. - Коул, я думаю... - девушка слегка отстранилась от объятий семикурсника, всё ещё не решаясь взглянуть ему в глаза. Она точно и не знала, что хотела сказать, Лилит совершенно потерялась рядом с ним. Конечно, она прокручивала этот вечер в голове, конечно, представляла встречу с бывшим возлюбленным, но предполагала, что всё его внимание будет приковано к... другой. И планировала избегать его, с чем она успешно справлялась целых 564 дня. 564 дня... Только сейчас Лилит пришло внезапное осознание всей трагичности ситуации - она подсознательно считала каждый, абсолютно каждый день с того самого момента, когда они расстались. Её вдруг внезапно захлестнули воспоминания о Турнире Трёх Волшебников, о бесконечных часах в библиотеке, о безмятежных прогулках у озера, о нескончаемых переписках... Она едва устояла на ногах под давлением нахлынувших чувств, благо, всё ещё находилась в объятьях Коула. И вот, спустя более полутора лет, Лилит, наконец, почувствовала всю боль расставания. И это было настолько невыносимо, что она больше не могла молчать. - Поговорим?

Натаниэль Ранйяр: Последние дни перед рождественскими каникулами. Несмотря на усилия близнецов Кэрроу по созданию отвратительной и напряженной атмосферы в Хогвартсе, чувство приближающегося праздника, жившее в Натаниэле, было им неподвластно: слишком много хороших воспоминаний и ассоциаций было с ним связано. По старой привычке облокотившись на перила винтовой лестницы, Натаниэль, держа в руках белую розу, периодически посматривал на часы и прислушивался к тишине: назначенное с Милисентой время встречи еще не пришло, но, зная ее привычку являться заранее, юноша в любой момент ожидал услышать стук ее каблуков. Натаниэль, будучи наслышанным о мероприятиях профессора Слизнорта, был совершенно уверен, что там никто не будет ожидать запрещенных посылок. А, значит, они с Милисентой весело и полезно проведут этот вечер. Возможно, удастся завести какое-нибудь полезное знакомство. А после вечеринки можно будет немного нарушить комендантский час. Юноша усмехнулся, представляя, в какой восторг приведет эта идея его даму сердца – слово «нарушить» было одним из ее любимых. В очередной раз покосившись на часы, Натаниэль озадаченно нахмурил брови: стрелки показывали без четверти шесть, а, значит, Милисента уже должна быть здесь. Между тем, тишину не нарушали даже ее каблуки. Конечно, некоторые леди считают, что приходить вовремя – признак дурного тона, но, к счастью, леди Натаниэля к ним не относилась. Неужели все еще прихорашивается? Да ну, за ней такого не водится, она всегда приходит заранее! Ладно, может ноготь сломала. Или платье в последний момент разонравилось? Или какие у девушек бывают форс-мажоры? Натаниэль, погрузившись в выстраивание гипотез о причине опоздания возлюбленной, вздрогнул от неожиданности, когда башенные часы начали бить шесть раз, извещая о начале вечера у профессора. В самом деле, где ее носит? Уже можно было не то, что переодеть платье, а сшить новое! Пальцы юноши отбивали незамысловатый ритм на лестничных перилах. Прекрасно, просто прекрасно. Опоздать на первый вечер у профессора Слизнорта. Просто прекрасное начало, непременно способствующее тому, что профессор в следующий раз точно нас пригласит. Конечно, Милисента никогда не придавала большого значения наличию или отсутствию у нее приглашений на вечеринки, но Натаниэль был уверен, что членство в Клубе Слизней еще никому не вредило. Когда еще выпадет шанс пообщаться с такими успешными людьми? Четверть седьмого. В самом деле! Она что, издевается? Сколько можно, что за безответственность? Ранйяр ощутил прилив раздражения, а на задворках сознания пронеслась мысль о том, что в последнее время все его приливы раздражения, так или иначе, случались по милости Милисенты. То она вместо их свидания топит школьные помещения в драконьем… помете, то ей, видите ли, приспичило отточить свое остроумие на профессоре Кэрроу (и, разумеется, нарваться на наказание), то она, вернувшись с очередной отработки, начинает планировать очередную пакость! В самом деле, какой толк от этого героизма? «Поддержка боевого духа!» - прозвучал у него в голове знакомый звонкий голос. Вот только Натаниэль что-то не замечал, чтобы неимоверное количество шрамов на руках (и, как он подозревал, не только на руках) девушки и запредельное количество визитов к ней в БК как-то поддерживали его боевой дух. Половина седьмого. Нет, она определенно издевается! Не удивлюсь, если она вообще забыла о вечере, и сейчас весело проводит время в компании своих ОД-шных приятелей! Тоненький голосок напомнил Натаниэлю, что за Милисентой раньше такого не водилось, и, возможно, что-то случилось, но накопившееся раздражение заглушило его робкие попытки. Резко развернувшись, Натаниэль направился в сторону места проведения вечеринки. Прекрасно. Просто прекрасно. Опоздать, да еще и явиться без пары, которая тебя туда пригласила. Лучше не придумаешь. Оказавшись около помещения, Натаниэль замялся. Приглашение-то получила Милисента, как будет выглядеть то, что он явился без нее? Возможно, стоит вернуться в Башню Гриффиндора? Но вся сущность Натаниэля протестовала против этого развития событий и он уверенно (гораздо более уверенно, чем чувствовал себя на самом деле), перешагнул порог зала. В конце-концов, вдруг Милисента его ждет там? Окинув помещение взглядом в поисках рыжеволосой макушки, юноша недовольно поджал губы. Ну кто бы сомневался. Встретившись взглядом с профессором, Натаниэль слегка улыбнулся ему, и решительно (гораздо более решительно, чем чувствовал себя на самом деле), направился в его сторону, намереваясь объяснить ситуацию: - Простите за опоздание, профессор. Милисента… - гриффиндорец непроизвольно бросил взгляд на белую розу, так и не дождавшуюся своей хозяйки, - мы договорились в без четверти шесть встретиться около Башни Когтеврана, но она почему-то не пришла. За ней такого раньше не водилось, я подумал, может она уже здесь. Вы случайно не видели ее? Может, она Вам что-то говорила? Никогда в жизни Ранйяр не чувствовал себя настолько глупо. Обратив внимание на стоящую рядом вазу с цветами, рыжеволосый семикурсник аккуратно поставил туда розу, вновь обратив взгляд на профессора. Идея вернуться в Башню Гриффиндора уже не казалась столь ужасной. И, в самом деле, может с Милисентой что-то случилось? Учитывая ее возмутительную беспечность…

Аллерия Винд: Только собравшись с духом Аллерия решила отойти от стола, как ее взгляд упал на юношу, подошедшего к Лилит. "Он со Слизерина, точно помню", - пронеслось в голове когтерванки, но вот имя она вспомнить не могла. В надежде, что юноша не обратит на нее внимания, она схватила бокал и повернулась к толпе. - Добрый вечер. - Эм, вечер добрый, - Аллерия запаниковала. Хоть многих слизернцев она знала в лицо, запомнить имя каждого не могла. Поэтому, лишь кротко кивнув, она быстрым шагом направилась в сторону Виктории Луис. "Слава Богу, я хоть кого-то нашла! Если Виктория там, то там же и профессор", - выдохнув, когтевранка смелым шагом направилась к компании взрослых людей. Подойдя ближе, она мельком заметила его, Натаниэля, юношу, который был так мил сердцу когтевранки. Но рядом не было Милисенты. "Неужели он пришел один? Но он же не состоит в Клубе Слизней... Что-то здесь не так", - с этими мыслями Аллерия решила подойти к гриффиндорцу, забыв о том, что так и не поздоровалась с профессором Слизнорт. Пройдя мимо Виктории, девушка, улыбнувшись, поприветствовала бывшую ученицу Когтеврана: - Добрый вечер, мисс Луис! - Не дожидаясь ответа, она продолжила путь к Натаниэлю. Прибавив шаг, она нагоняла Нейта, но наткнулась на самого профессора. Влюбленная девушка мало чего замечает, когда видит своего возлюбленного. Встреча с профессором вернула ее на землю, она быстро поправила подол платья, выпрямила спину, лучезарно улыбнулась и произнесла: - Добрый вечер, сэр! Какой чудесный вечер! Здесь так красиво, давно я не была на подобных праздниках. Спасибо за приглашение, - девушка кивнула и замолкла, так как подошел одинокий и смущенный гриффиндорец. "Сейчас мы все и узнаем", - пронеслось в голове блондинки. - "Может, судьба послала мне шанс?". - Простите за опоздание, профессор. Милисента…Мы договорились в без четверти шесть встретиться около Башни Когтеврана, но она почему-то не пришла. За ней такого раньше не водилось, я подумал, может она уже здесь. Вы случайно не видели ее? Может, она Вам что-то говорила? Аллерия, слыша слова Натаниэля, расцветала на глазах. Бросив свой взгляд на розу в руках юноши, она фыркнула. "Белые розы, какая безвкусица! Наверное, это Милли привила ему такой ужасный вкус", - подумала девушка и с облегчением вздохнула, когда Нейт поставил эту розу в вазу с другими цветами. Дослушав Натаниэля, Аллерия набралась смелости и влезла в разговор, обращаясь к хозяину торжества: - Сэр, будет не хорошо, если Натаниэль останется здесь, не имея приглашения. Но и отправлять юношу в Башню тоже будет не красивым поступком. Я сегодня без пары, и... - девушка бросила взгляд на грифифндорца. - И буду рада, если он согласится меня сопровождать на Вашем вечере. Милисенты я сегодня не видела, возможно, она действительно занята чем-то более важным. Аллерия протянула руку гриффиндорцу. Она надеялась, что он не заметит, как дрожит ее рука. "Откуда во мне сегодня столько смелости?" - Аллерия глубоко дышала. Казалось, время остановилось, коленки когтевранки подкашивались от волнения. Она боялась услышать "нет" от Нейта, но что будет дальше, если он согласится? О чем говорить? Как вести себя, если он уже занят другой? А главное, что скажет Милисента, когда узнает об этом?

Hogwarts: Финбар все еще помнил, как создавал неплохие зелья на уроках Слизнорта, одно время задумывался, не связать ли свою жизнь с зельеварением или даже колдомедициной, но любовь к спорту взяла свое. Этим поступком Куингли огорчил не только Горация, но и пару-тройку других профессоров. Да, так бывает, когда у человека несколько довольно хорошо развитых способностей, но... делом жизни может стать что-то одно. Финбар решил, что растрачиваться на несколько профессий он не сможет и это совсем не по нему, поэтому выбрал то единственное, что занимало особое место в его жизни - квиддич. Ветер в лицо, солнце, дождь, снег - в любое время года, в любые часы суток рассекать на метле, дразнить и поджидать бладжеры, которых так все бояться... Что может быть лучше? Несмотря на свою ярую увлеченность спортом, мистер Куингли предпочитал быть в курсе событий, поэтому свежие научные издания, в особенности по трансфигурации и зельеварению, были частыми гостями на его столе. Финбар тоже сначала было подумал, что Слизнорт решил заняться сводничеством, но быстро пришел к выводу, что скорее всего профессор Зельеварения пока не нуждался в билетах на матчи. Зачем он вообще пришел на это собрание? Возможно, из уважения к своему учителю, который, надо отдать должное, был мастером своего дела, настоящим талантом. Именно по этой причине спортсмен еще в студенчестве посещал собрания Клуба Слизней, но не особо стремился при этом заводить знакомства. Возможно, потому что уже пару лет Финбар чувствовал, что нуждается в переменах в жизни, ибо у него вроде было все - способности, слава, успех, друзья из команды и со школьной скамьи, но смутная тоска порой овладевала им. Видимо, секрет его нынешнего визита к Слизнорту был и отчасти попыткой развеять эту тоску или хотя бы найти ее истоки. Где же этим заняться, если не там, где ты провел важнейший этап своей жизни, там, где был сделан этот судьбоносный выбор?.. - Тоже считаете, что квиддичисты только и могут, что о бладжерах и квоффлах говорить? - Куингли едва заметно усмехнулся. Поведение Виктории его отчасти удивило, ведь девушки обычно без ума от успешных квиддичистов, но, тем не менее, все поголовно считают спортсменов ограниченными индивидами с грудой мышц и мизерным количеством серого вещества в головном мозге. Поэтому, с другой стороны, Вика вела себя логично, не желая ввязывать в долгие разговоры с человеком не особо интеллектуальным. Однако мисс Луис на первый взгляд ему понравилась. И на второй тоже. Поэтому вопрос был задан как можно мягче и несерьезно, без претензии на обиду, ведь отпускать девушку спортсмен пока не хотел. - Видимо, вы действительно выдающийся исследователь, если сам Слизнорт взял вас в напарники. На каких зельях специализируетесь? Или вы универсал? - Снова улыбка. Почему он так много улыбается сегодня?.. Что-то внутри сделало сальто-мортале, когда Лилит согласилась на танец. Все внутри Коула, казалось, тоже готово было пуститься в пляс от осознания того, что его бывшая возлюбленная его не сторонится и даже танцует с ними прямо сейчас. Хотя стоп! Почему бывшая? Очень даже настоящая. Коул старался вести танец уверенно, хоть это было трудновато: ощущалась невысказанность между молодыми людьми и некоторая неясность их текущих взаимоотношений и перспектив. Слизеринец считал, что медленный танец - это идеальный момент, чтобы начать разговор, но нужные слова, сто раз отрепетированные, никак шли. Чтобы не выглядеть идиотом, Коул сделал нейтральное выражение лица, периодически слегка улыбаясь Лилит уголками губ. Лилит же выглядела обеспокоенной и как будто кого-то ждала. Новый поклонник? Нет, только не это. Коул гнал от себя мрачные мысли и тонул в серых глазах своей партнерши по танцу, словно последние полтора года вырезали из жизни и не было ни разрыва с Лилит, но последующих девушек. Коул в очередной раз отметил, что его возлюбленная казалась ему старше многих его сверстниц, да и его самого отчасти, не внешностью, конечно, а внутренним содержимым. Не так часто можно встретить настолько цельную личность, и это семикурсник очень ценил в Лилит. Зазвучали финальные аккорды и девушка первая нарушила тишину: - Поговорим? - Коул кивнул и сердце его забилось еще быстрее, чем во время танца как бы не закончилось приступом в столь молодом возрасте!. Молодой человек отвел Лилит к одну из подоконников в конце зала, умоляя Мерлина, чтобы им сейчас никто не помешал. - Лилит, все кончено. - Осознав, что сказал что-то двусмысленное, слизеринец поспешил объяснить. - Между мной и Джоаной все кончено, мы больше не вместе. Я не хочу, чтобы ты думала, что расставшись с одной, я решил заглушить тоску таким... низким способом. Мы расстались с ней не просто так. Я всегда это знал, но, видимо, мне нужно было время, чтобы удостовериться окончательно. - Коул усмехнулся. - Я никогда не встречал похожую на тебя, ни до, ни после. И знаю теперь точно, что, как бы сложно ни было, какие бы времена ни наступали, это все стоит преодолеть, чтобы остаться вместе. Мои чувства до сих пор живы, несмотря на попытки вычеркнуть все воспоминания, несмотря на новые... увлечения. - Стоило заговорить и слова полились рекой. План нового покорения Лилит был успешно забыт, но была сделана ставка на искренность и импровизацию. Теперь Коул усиленно думал, как бы ненавязчиво спросить, что думает его возлюбленная, поэтому красноречиво повторил уже сказанную фразу, надеясь, что не будет выглядеть как идиот. - Мои чувства все еще живы. A твои? - Оказывается все это время ладонь Лилит так и находилась в его руке, что не без удовольствия было отмечено Коулом. Ох, эти серые глаза! Слизнорт встречал очередную порцию гостей, с энтузиазмом кивал студентам, которые на его взгляд были довольно перспективными волшебниками. Гораций не заметил, как в помещение зашел рыжий гриффиндорец, видимо, потому что и рассчитывал на его появление. Нет, конечно, профессор знал, с кем встречается Милисента, однако образ Натаниэля вечно мерк в глазах Слизнорта по сравнению со всегда заметной и яркой Милли, которая часто невольно переводила внимание окружающих на себя. Видимо, поэтому Гораций был несколько удивлен, когда гриффиндорец к нему обратился: - Простите за опоздание, профессор. Милисента… Мы договорились в без четверти шесть встретиться около Башни Когтеврана, но она почему-то не пришла. За ней такого раньше не водилось, я подумал, может она уже здесь. Вы случайно не видели ее? Может, она Вам что-то говорила? Несколько мгновений напряжения и Слизнорт почти вспомнил фамилию семикурсника. - О... Здравствуйте, Ранъян! Как жизнь? - И не дождавшись ответа, затараторил дальше. - Милисента? Хмм. Боюсь, она здесь не появлялась. - Печальная мина. - Ох уж эти женщины! - Гораций хохотнул, закатив глаза. - Вечно заставляют нас ждать, правда? - Профессор подмигнул. - Наверняка задерживается, потому что в самый последний момент решила выбрать другой наряд, а к нему другие туфли и сумочку. Женщины! Для них это очень важно. - Слизнорта совсем не беспокоило отсутствие его ученицы, более того он считал, что это могло быть вполне типичным поведением Милли. - Что же, Ранъян, если вы пока не заняты, проводите, пожалуйста, мистера Уилсона к столу, будьте добры! И налейте ему там что-нибудь. - На этой фразе какой-то седовласый старичок в пурпурной мантии, малость глуховатый, но, безусловно, важный, ухватился за локоть Натаниэля с благодарной улыбкой. - О, мисс Винд! Как хорошо, что вы здесь! - продолжал тараторить Слизнорт, обратив внимание на подошедшую когтевранку. - Что вы говорите? Вы тоже не заняты сегодня? Тогда помогите Раяру! - На этих словах Гораций потрепал дружественно девушку по голове, слегка подпортив прическу, и побежал к очередной кучке гостей со словами: - Непременно попробуйте эту медовуху, Тейлор! Такую вы не встретите во всей Британии! Очередность постов: Виктория - Натаниэль - Aллерия - Лилит.

Виктория Луис: Женский голос произнес "Добрый вечер, мисс Луис!". Эта фраза немного вернула Виктория в реальный мир, где она до сих пор пыталась противиться тому, что является частью этой школы. С одной стороны ей было приятно, что помимо "Здравствуйте, профессор Слизнорт" кто-то решил уделить внимание её персоне, а с другой стороны это пугало. В любом случае, она решила не думать о таких вещах сегодняшним вечером и вернулась к своему приятному собеседнику, который произнес: - Тоже считаете, что квиддичисты только и могут, что о бладжерах и квоффлах говорить? Как же ты это понял? - О, что вы?! Конечно я так не думаю... - Виктория слегка прикусила нижнюю губу. Она подумала, что возможно промахнулась со своей тактикой наводящих вопросов, и её быстро раскусили. Хотя, от этого становилось только интереснее. Дабы немного успокоить нервы она схватила с маленького столика, находящегося рядом, стакан с чем-то (в этот момент ей было без разницы) и сделал один глоток. Как назло напиток не содержал в себе успокаивающих ингредиентов или содержал, но очень маленькое количество. Вики отметила, что должна найти стакан с чем-нибудь более горячительным. Не помешала бы медовуха Горация, которой он любезно делился во время их бесед. - Видимо, вы действительно выдающийся исследователь, если сам Слизнорт взял вас в напарники. На каких зельях специализируетесь? Или вы универсал? Как же Виктории была приятна эта лесть. Хвалили её мало, в основном в денежном эквиваленте. Слизнорт мог только сказать какую-нибудь дежурную фразу из разряда "Молодец!". Хотя, глубоко в душе она понимала, что Слизнорт её ценит, раз выбрал помогать ему в школе. Только ей было до сих пор непонятно, почему он так тщательно скрывает своё положительное отношение к ней? Может это был способ её мотивировать, а может никто больше не согласился. Он сказал, что она выдающийся исследователь. Скорее всего, он пытается мне понравится. А может его улыбка означает, что он насмехается надо мной? Главное - не показать, что тебе приятен этот комплимент. - Спасибо за комплимент... Если это был комплимент, хотя если это и не был, то все равно спасибо, - Мерлин, что я несу?! - Я считаю, что сложно быть универсалом и при этом оставаться экспертом, поэтому больше практикую психологические зелья. - Про работу Луис совсем не хотела говорить, слишком много давления она оказывала сама на себя по этому вопросу, нужно было поменять тему, - А вы разве не должны проводить это время с семьей где-нибудь на каникулах? Она сама не понимала, зачем так напрямую спросила собеседника об этом. Хотя, иногда бывает такое чувство, что можешь говорить с человеком о чем угодно. Ей казалось, что между ними нет границ, и разговор шел легко, без неловких пауз. Ей очень хотелось узнать побольше про Финбара. Почему она не знает его со времен школы? Где он живет? Какой стороны придерживается в волшебном конфликте? Что он скажет, если узнает, что её вторая фамилия Роули? Почему-то в этот момент романтичного настроения Виктория вспомнила про свою семью, хотя порой не думала о ней месяцами. Любой человек будет интересоваться её родней, а ей то и рассказать нечего. Ей бы хотелось узнать, как часть её семьи проводит Рождество, ведь в этом году её ждал только подарок от Слизнорта и от парочки постоянных клиентов.

Натаниэль Ранйяр: Натаниэль то и дело бросал взволнованный взгляд на входящих в помещение гостей, надеясь-таки заметить там знакомую рыжеволосую макушку. Или, например, услышать от профессора, что Милисента уже пришла, но куда-то отлучилась: - О... Здравствуйте, Ранъян! – гриффиндорца обычно порядком раздражало неправильное произношение его фамилии (неужели так сложно запомнить последовательность из шести букв?!), но сейчас он на это не обратил никакого внимания. - Как жизнь? Милисента? Хмм. Боюсь, она здесь не появлялась. Ну, разумеется. Натаниэль в который раз за сегодня ощутил прилив раздражения в адрес Милисенты. Профессор строил предположения о том, что когтевранке мог разонравиться наряд или она могла сломать ноготь, но в дальнейшие его слова рыжеволосый юноша не особо вслушивался, активно прокручивая в голове варианты своих дальнейших действий. Милли, окажись она в такой глупой ситуации, наверняка сразу бы придумала с десяток вариантов, как из нее выкрутиться. Но, к сожалению, Натаниэль не был столь силен в импровизации, предпочитая в своих действиях руководствоваться четко продуманным планом и очень не любил, когда что-то не вписывалось в этот самый план. В прошлый раз, когда события прошли не так, как планировались, Милисента и еще одна невоспитанная леди втянули его в одну дурно пахнущую авантюру. Гриффиндорец развернулся, собравшись было отправиться в башню Гриффиндора, как вдруг услышал обращенный к нему голос профессора: - Что же, Ранъян, если вы пока не заняты, проводите, пожалуйста, мистера Уилсона к столу, будьте добры! И налейте ему там что-нибудь. Натаниэль определенно не таким планировал свой первый поход на вечер к профессору Слизнорту. В его представлении рядом с ним была очаровательная Милисента в нарядном платье и с простой, но красивой прической. Они бы выпили по бокалу сока или сливочного пива, профессор Слизнорт наверняка бы их представил кому-нибудь из своих выпускников. Они бы пообщались с успешными людьми, и Натаниэль наверняка бы почерпнул для себя что-то полезное. А потом он бы пригласил ее на танец. На четвертом курсе Ранйяр уже посещал с Милисентой Святочный бал, и даже танцевал с ней, но они тогда были еще детьми, весьма поверхностно знакомыми друг с другом. Натаниэль был уверен, что танец на вечере профессора Слизнорта будет особенным. Танец с особенной девушкой другим быть просто не может. И вот, собственно. В глазах профессора Слизнорта он – самозванец, который разве что может сопровождать гостей к столу и угощать их напитками. Спасибо Милисенте. Но, собственно, как ее отсутствие может помешать ему пообщаться с гостями вечера? Натаниэль вежливо кивнул мистеру Уилсону и только собирался представиться, как послышался женский голос. Разумеется, не принадлежащий его даме сердца: - Сэр, будет не хорошо, если Натаниэль останется здесь, не имея приглашения. Но и отправлять юношу в Башню тоже будет не красивым поступком. Я сегодня без пары, и... буду рада, если он согласится меня сопровождать на Вашем вечере. Милисенты я сегодня не видела, возможно, она действительно занята чем-то более важным. Гриффиндорец окинул блондинку взглядом, силясь вспомнить, где бы он мог ее встречать. Явно не гриффиндорка (он бы точно ее знал). Но и не пуффендуйка / слизеринка (Натаниэль не был близко знаком с представителями этих факультетов, а эту леди он явно встречал ранее). Значит, когтевранка. Плюс, явно с младших курсов – Натаниэль отлично знал всех своих сокурсников с Синего факультета. - О, мисс Винд! Как хорошо, что вы здесь! Отлично, теперь он по крайней мере знает, что перед ним стоит некая мисс Винд. Почему-то фамилия незнакомой леди отдалась в голове звонким голосом Милисенты, к тому же явно чем-то недовольным. Значит, Милисента, скорее всего, эту леди недолюбливает. Но какие у Милисенты могут быть причины ее недолюбливать? Явно не ревность – Натаниэль даже не был с ней знаком. Может быть, на факультете что-то не поделили? Впрочем, это неважно. - Мисс Винд, - галантно кивнув, гриффиндорец пожал ладонь незнакомой леди и очаровательно ей улыбнулся, - у меня уже есть спутница, которая немного задерживается, но я в любом случае почту за честь составить вам компанию. Мы с мистером Уилсоном как раз планируем отведать прохладительных напитков, не желаете ли присоединиться? Мистер Уилсон, познакомьтесь с мисс Винд, - Натаниэль еще раз галантно кивнул в сторону незнакомой леди. – Ах да, простите мою забывчивость, - очередная вежливая улыбка, - Ранйяр. Натаниэль Ранйяр, - отчетливо проговорил юноша свою фамилию. Не хватало опять стать каким-нибудь Райнраром. После того, как его дернул гиппогриф заключить пари с Милисентой на пятом курсе, Натаниэль точно знал, что с шестью буквами его фамилии можно сотворить такоооооое…

Аллерия Винд: - О, мисс Винд! Как хорошо, что вы здесь! Что вы говорите? Вы тоже не заняты сегодня? Тогда помогите Раяру! Аллерия слегка улыбнулась профессору, но тут же скорчилась, потому что ее прическа, над которой она так старалась, испортилась. Профессор нехило потрепал ее по голове. Она понимала, что это дружественный жест, но теперь на ее голове был кавардак, который нужно было срочно исправить. «Держи свои руки при себе, старик», - подумала про себя Аллерия, при этом стараясь сдерживать свои эмоции. Выдохнув, когтевранка обратила свое внимание на Натаниэля, который пожал протянутую ладонь девушки. - Мисс Винд, у меня уже есть спутница, которая немного задерживается, но я в любом случае почту за честь составить Вам компанию. Мы с мистером Уилсоном планируем отведать прохладительных напитков, не желаете ли присоединиться? Мистер Уилсон, познакомьтесь с мисс Винд. «Уже есть спутница, которая, небось, испытывает на себе очередной Круциатус», - усмехнувшись, блондинка продолжила слушать юношу. Признаться, слова Натаниэля немного расстроили девушку. Он явно все еще надеялся, что Милисента придет на этот вечер. Аллерии показалось, что все ее надежды хотя бы немного завоевать внимание Нейта улетучились в одночасье. «Ну, я хотя бы теперь со спутником», - с этими мыслями она слегка поклонилась мистеру Уилсону: - Аллерия Винд. Когтевран, 5 курс. Рада нашему знакомству, сэр. И да, я с большим удовольствием присоединюсь к вашей компании, - девушка еще раз слегка поклонилась мужчинам. На подсознательном уровне Аллерия уже искала пути отхода, чтобы не потратить время в компании, где она могла оказаться «третьим лишним». Слушать мужские разговоры ей не хотелось, но как ей избавиться от мистера Уилсона? – Ах да, простите мою забывчивость, Ранйяр. Натаниэль Ранйяр. - Аллерия. Или Рия, как Вам будет удобнее. Очень приятно познакомиться, - когтевранка выдавила из себя улыбку. По правде говоря, знакомство было действительно приятным. Хотя девушке на мгновение стало обидно, что ее возлюбленные не знает, как ее зовут. Но какая разница, если он не видит в ней нечто большее, чем просто собеседница на вечеринке? Чуть прокашлявшись и попытавшись привести свои волосы в прежний вид, девушка решилась первой завести диалог, стараясь не обращать внимания на мистера Уилсона: - Вы впервые на подобном мероприятии? – Аллерия вопросительно посмотрела на Нейта. «Светский разговор, идеальное начало. И никаких упоминаний Милли. Нейт, прошу…», - мысленно помолилась когтевранка, надеясь, что хотя бы на пару часов он забудет о своей девушке.

Hogwarts: Финбар внимательно наблюдал за Викторией и сделал вывод, что догадка его была все-таки верна. Девушка и правда подумала, что он помимо спорта вряд ли чем-то интересуется и в чем-то разбирается. Это было, конечно, малоприятно, но Финбара нисколько не удивляло такое довольно распространенное суждение. Тем более сейчас он хотел доказать обратное, не просто для того чтобы изменить образ квиддичиста в глазах людей, а потому что... Виктория ему действительно понравилась, хотя он еще не отдавал себе в этом отчет. Дабы не дискредитировать себя как талантливого зельевара, зарывшего когда-то свой талант в землю, Финбар ловил каждое слово собеседницы. Впрочем, это было не тяжело. Голос Виктории был весьма приятен и рассказывала она об увлекательных вещах. - Хмммм. Психологические зелья? Они требуют потрясающей сноровки и... дополнительного обучения. Мы с товарищами на старших курсах увлекались приготовлением различных... интересных снадобий. Правда, испытывать их на себе же и приходилось. - Мужчина ностальгически улыбнулся. Все-таки стены Хогвартса действовали волшебно: как давно он не вспоминал свои зельеварские эксперименты?.. - Вы сами учились варить эти зелья или обучались где-то после Школы? - Большинство знакомых Финбара (да и он тоже) после Хогвартса не проходили обучение в других магических заведениях, поэтому волшебник всегда с интересом слушал рассказы людей о послешкольном образовании. - А вы разве не должны проводить это время с семьей где-нибудь на каникулах? - Наконец-то прозвучал вопрос, который, как казалось, Финбару, явно свидетельствовал о том, что его интерес к Виктории был скорее всего ответным. Еле скрывая ликующую улыбку, мужчина старался отвечать более-менее нейтрально. - Семья? Думаю, мои старики будут счастливы увидеть нас с братом через пару дней... Спортсменам редко удается часто навещать родителей. - Мужчина пожал плечами. - Не говоря уже о чем-то еще. - На последней фразе озорные огоньки заиграли во взгляде Финбара. Сейчас он рассуждал про себя, стоит ли ему ответить любопытством на любопытство. Решив пойти ва-банк, спортсмен задал почти аналогичный вопрос Виктории: - A вы, мисс Луис, неужели настолько привязаны к профессору Слизнорту, что не смогли его оставить в этот прекрасный зимний вечер ради семьи? - Финбар взглянул на наручные часы и констатировал. - Каникулы начались несколько часов назад, не так ли? - Отдавая себе отчет в том, что на этом вопросе их общение с Викой может завершиться, мужчина с волнением, тщательно скрываемым разумеется, застыл в ожидании того, что ответит собеседница. Мистер Уилсон был счастлив, что ему удастся провести время в компании молодежи, поэтому старичок искренне улыбался Натаниэлю и Aллерии, которые совместными усилиями провожали его к столу с напитками. Мистеру Уизсону было уже 80, а может быть, и больше. С какого-то момента волшебник перестал отмечать, сколько именно ему лет. Перемещение из одной точки в другую, даже без трангрессии, уже стоило ему определенных усилий, а слуховые способности явно оставляли желать лучшего. Но мистер Уилсон оставался столь же жизнерадостным, как и 40 лет назад. Пожилой волшебник с улыбкой кивал на то, что говорил Натаниэль, а потом Aллерия, толком не разобрав, как зовут этих молодых людей и откуда они пришли. Остановив взгляд на когтевранке, мистер Уилсон как-то игриво улыбнулся и похлопал Нейта по спине: - Отличный выбор, сынок! Мы с моей Габриэль тоже как-то впервые оказались на школьном вечере, там и познакомились... Я с Пуффендуя, она с Когтеврана, на курс меня младше... - Волшебник говорил несколько громче, чем нужно, поэтому некоторые гости, что находились неподалеку, стали с интересом прислушиваться к разговору этой забавной компании. "Винд и Ранйяр?! Не может быть!" - послышалось откуда-то. "Он все-таки бросил свою ненормальную!" - восклицал кто-то у другого стола. Мистер Уилсон, конечно, всего этого не слышал и, попивая пунш, продолжал улыбаться молодым людям искренней доверчивой улыбкой. - Почему бы вам не потанцевать, а? - Старик легонько толкнул Натаниэля в бок, кивая на несколько пар, круживших по залу. - Отряд Дамблдора снова попался, - закатив глаза вещал Блейз Забини около одного из столов. - Не все, но некоторые из них. Попали прямо в лапы Снейпа. Идиоты. Теперь им не поздоровиться. - Слизеринец хмыкнул. - Среди них была эта... девчонка Ранйяра. То-то он сегодня подыскивал новую партнершу на вечер! За одним из столов послышался гогот парней, сопровождаемый хихиканьем девушек. Некоторые с любопытством обернулись на Натаниэля и его спутников. Очередность постов: 1. Натаниэль - Aллерия - Лилит - Виктория либо 2. Натаниэль - Aллерия - Виктория - Лилит

Натаниэль Ранйяр: - Аллерия. Или Рия, как Вам будет удобнее. Очень приятно познакомиться. - Взаимно, Аллерия, - очаровательно улыбнувшись, Ранйяр отвесил девушке галантный поклон. Гриффиндорцу показалось, что девушка напряжена и нервничает, но он не придал этому значения - пятый курс, наверняка первое подобное мероприятие. Даже Милисента, явно не из робкого десятка, нервничала, когда они по дружбе вместе пошли на Святочный бал. - Вы впервые на подобном мероприятии? Вопрос Аллерии только подтвердил догадку Натаниэля. Наверняка переживает из-за отсутствия партнёра. Гриффиндорец не считал это большой проблемой - лучше провести без партнёра, чем с кем-то из незрелых юнцов вроде МакЛагена, которые совершенно не умеют вести себя в приличном обществе и понятия не имеют, как ухаживать за девушкой. Взять хотя бы Уизли, который на Святочном Бале не обращал никакого внимания на свою даму, а затем и вовсе довёл Грейнджер до слез! - У профессора Слизнорта - впервые, - улыбнулся Натаниэль, - но на четвертом курсе довелось отлично провести время на Святочном Бале. Это была чистая правда. На этом мероприятии они с Милисентой впервые пообщались наедине, за пределами компании общих друзей, и, как полагал Натаниэль, именно тогда он впервые по-настоящему обратил на нее внимание. - Очень жаль, что такие мероприятия не проводятся в Хогвартсе с достаточной регулярностью, как Вы считаете? - поинтересовался гриффиндорец у Аллерии. - Мне кажется, нам всем было бы полезно пообщаться с нашими товарищами за пределами учебных кабинетов, факультетских гостиных и “Трёх метел”. Кстати, Вы прекрасно выглядите, - очередная улыбка. Непринуждённая беседа и невинный комплимент - то, что нужно, чтобы Аллерия почувствовала себя увереннее. Как истинный джентльмен, Натаниэль чувствовал ответственность за приятное времяпровождение неожиданной партнёрши. Семикурсник проводил мистера Уилсона и Аллерии к столу, предложив пожилому волшебнику пунша, а когтевранке - стакан апельсинового сока. Гриффиндорец с вежливой улыбкой слушал мистера Уилсона, периодически кивая и что-то отвечая на его слова. Жизнерадостный пожилой мужчина определенно пришелся восемнадцатилему юноше по душе. - Отличный выбор, сынок! - Ранйяр ощутил, как его дружески похлопали по спине. - Мы с моей Габриэль тоже как-то впервые оказались на школьном вечере, там и познакомились... Я с Пуффендуя, она с Когтеврана, на курс меня младше… Вежливая улыбка юноши стала немного натянутой. Нет, его совершенно не смутило, что мистер Уилсон принял Аллерию за его даму сердца - они оба знали, что это не так, а с этим пожилым волшебником они едва ли пересекутся после этого вечера. И, да, Милисента - это определенно отличный выбор. Натаниэля смутило то, с какой громкостью мистер Уилсон объявил их с Аллерией парой - от него не укрылись любопытные взгляды присутствующих в зале знакомых. - Винд и Ранйяр?! Не может быть! Натаниэль закатил глаза. Он даже не сомневался. Школа - это такое место, в котором окружающим о твоей личной жизни известно больше, чем тебе. Самого юношу эти сплетни мало трогали - собственная личная жизнь занимала его гораздо больше, и его совершенно не интересовало, кто с кем встречается и кто кого бросил. Конечно, он не был в восторге от перспективы стать обсуждаемой персоной #1, но он бы это с лёгкостью пережил - поговорят и перестанут. Если бы дело не касалось Милисенты. И где ее носит! Конечно, его леди нельзя было поставить в один ряд с Парвати и Лавандой, но девушки, как мог заметить Натаниэль, иначе относились к подобным вещам. И, зная, насколько темпераментной была его дама сердца, он подозревал, что эти разговоры приведут ее в ярость, а каждый сплетник окажется в списке лиц, подлежащим репрессиям. И, учитывая, что Милисента умудрялась ревновать его даже к Демельзе, Натаниэль очень подозревал, что ему долго придется объяснять своей рыжеволосой леди, что с Аллерией у него ничего не было. Заиграла музыка и Натаниэля с Аллерией буквально вытолкнули на танцпол. Ранйяр досадливо выдохнул - конечно, пожилым мужчиной двигали исключительно благие намерения, но рыжеволосый гриффиндорец не ощущал особого энтузиазма от того, что ему придется объяснять Милли тот факт, что он танцевал с другой девушкой. А танцевать придется - не сбегать же ему в ужасе с танцпола. Лучше бы он отправился в Башню Гриффиндора. Максимально непринужденно улыбнувшись и слегка сжав ладонь когтевранки, гриффиндорец положил руку на спину Аллерии, и, держась на почтительной дистанции, уверенно повел ее в танце, стараясь не обращать внимания на любопытные взгляды и не слушать шепот. Раздражение в адрес Милисенты крепло: это ее ладонь должна быть сейчас на его плече, это ее он должен сейчас вести в танце, это ее теплой улыбкой он должен сейчас любоваться. И где ее носит?! Натаниэль в очередной раз улыбнулся своей внезапной партнёрше: его раздражение в адрес Милли - ещё не повод портить Аллерии ее первый светский вечер. - Отряд Дамблдора снова попался, - слова кого-то из слизеринцев вернули Натаниэля в реальность и он мимовольно прислушался. - Попали прямо в лапы Снейпа. Идиоты. Теперь им не поздоровится. - Милли, - остановившись на середине композиции, выдохнул побледневший Натаниэль. Кажется, он узнал причину задержки Милисенты. А если ее отчислят? А если Снейп отправит ее к Кэрроу? Да они же места живого на ней не оставят! - Среди них была эта... девчонка Ранйяра. Ну кто бы сомневался. Кто бы сомневался, что если кто-то опять вляпался в неприятности, то наверняка там была и Милисента. Натаниэль только сейчас заметил, что сильнее стал сжимать ладонь Аллерии. Слабо улыбнувшись в знак извинения, гриффиндорец выпустил ее руку и, заложив руки в карманы брюк, обеспокоенным взглядом окинул зал. Нужно было что-то срочно предпринять. Благородно вызволять Милисенту из кабинета директора, Кэрроу или подвалов Филча - этим он сделает только хуже. Обратиться за помощью к профессору Слизнорту - тот был слишком занят своими гостями. Профессор Флитвик? Несмотря на своё просто отвратительное поведение, Милисента была у него на хорошем счету и Натаниэль очень подозревал, что тот факт, что его леди до этого дня оставалась в относительной целости и сохранности - в большей степени заслуга ее декана. Да, нужно идти к декану Милли. Но где его в такое время искать. Натаниэль перевел взгляд на пятикурсницу: - Аллерия, - стараясь звучать максимально спокойно, обратился он к когтевранке, - вы бы могли проводить меня к профессору Флитвику? Или, если не хотите покидать вечер, просто объясните, где его найти в такое время, дальше я сам справлюсь.

Аллерия Винд: - Взаимно, Аллерия. - Юноша поклонился, что приятно удивило девушку. Ей редко кланялись юноши, а тем более старшекурсники. Да и многие из них особой галантностью не отличались. Аллерия выдохнула, попытавшись расслабиться и привести в порядок свои мысли. - У профессора Слизнорта - впервые, но на четвертом курсе довелось отлично провести время на Святочном Бале. - Ох, завидую. Я была совсем маленькой, а подобное мероприятие не для детей, поэтому, я не смогла увидеть красоты Святочного Бала. Но, если простые вечера у Слизнорта можно назвать неким праздником, то я здесь не впервой, - Аллерия слегка улыбнулась и пожала плечами. - Очень жаль, что такие мероприятия не проводятся в Хогвартсе с достаточной регулярностью, как Вы считаете? Мне кажется, нам всем было бы полезно пообщаться с нашими товарищами за пределами учебных кабинетов, факультетских гостиных и “Трёх метел”. - Сложно сказать, - девушка потупила взгляд в пол. - Проводить большие по масштабу мероприятия не очень удобно, а если такого же типа, что у профессора Слизнорта, то вход будет ограничен, что может расстраивать других учеников. Я считаю, что это не совсем правильно выделять лишь некоторых студентов, ведь каждый талантлив и уникален, - когтевранка врала и не краснела. Она пыталась угодить юноше, противореча сама себе. Конечно, ей льстило, что профессор увидел в ней сильного студента с успешным будущим. - Кстати, Вы прекрасно выглядите. - Кхм, спасибо, - Аллерия отвернулась от юноши, чувствуя, как заливаются ее щеки румянцем. Заставить Аллерию стесняться? Что-то новенькое. На секунду девушка подумала, что, быть может, помада все-таки к месту? - Вы тоже выглядите великолепно, - промямлила юная особа, старясь не смотреть на гриффиндорца. Компания направилась ко столу. Аллерия чувствовала, что если она выпьет еще хоть стакан, то ей придется покинуть вечер немного раньше, чем хотелось бы. Натаниэль протянул стакан апельсинового сока. Девушка, взяв в руки стакан, немного отошла от мужчин ближе к угощениям. Она понимала, что слушать рассказы старика ей не хочется, да и от стакана нужно аккуратно избавиться, чтобы не обидеть ее кавалера. Пока старшекурсник увлеченно слушал рассказы, блондинка быстро поставила стакан на стол, попыталась еще раз поправить свою прическу и вернулась к компании. - Отличный выбор, сынок! Мы с моей Габриэль тоже как-то впервые оказались на школьном вечере, там и познакомились... Я с Пуффендуя, она с Когтеврана, на курс меня младше… У Аллерии встал ком в горле от этих слов. Ей захотелось наложить Силенцио на мистера Уилсона, который явно заставил Натаниэля вспомнить о своей возлюбленной Милисенте. "Замолчи!" - пронеслось в голове когтевранки, но спустя секунду-другую она мысленно поблагодарила старика.Находившиеся рядом студенты слышали его слова. Началось обсуждения, что Нейт теперь с Аллерией. И плевать, что это не так. Гриффиндорцу мало не покажется, когда слухи дойдут до Милисенты. Может, это будет повод для расставания? "Ну ни один нормальный мужчина не станет терпеть истерики и такое поведение, как у О`Лири" - понадеялась девушка. - Винд и Ранйяр?! Не может быть! Он все-таки бросил свою ненормальную! "Ха, еще как может! И почти бросил!", - девушка усмехнулась, наслаждаясь моментом. Она взглянула на юношу и заметила, что тот явно не рад такому развитию событий. Стиснув зубы, Аллерия старалась сохранять спокойствие. Обстановку развеял мистер Уилсон: - Почему бы вам не потанцевать, а? Когтевранка мягко улыбнулась, когда она и Нейт вышли на танцпол. Она всем своим видом старалась не показывать юноше, что понимает, что он не желает с ней танцевать. "Ну, не сбежит же он в такой ситуации", - промелькнуло в голове девушки. Когда Натаниэль приобнял ее за талию, она расслабилась. Юноша неплохо танцевал, что не могло не радовать девушку, ведь ее умение танцевать было далеко от идеала. Отдавшись танцу и своему партнеру, она слегка прикрыла глаза, думая о том, что ее мечта сбылась. Хоть гриффиндорец и держался на расстоянии, ей было приятно, что этот вечер он проводит с ней. Она всячески отгоняла мысли о том, что ее партнер думает о другой. Девушки всегда чувствуют, когда смотрят на них, но не видят их. Когда Натаниэль улыбнулся ей, она выдавила улыбку и отвела взгляд. "Драко..." - быстро мелькнула мысль в голове девушки. Она почувствовала себя предательницей. Но кого? Себя или Драко? Аллерии показалось, что этот вечер действительно проходит не так, как нужно. Натаниэль резко остановился, что заставило девушку вернуться в реальный мир. - Милли, - произнес гриффиндорец. - Что? Она пришла? - Аллерия замотала головой, в поисках пышной рыжей копны волос. - Среди них была эта... девчонка Ранйяра. Аллерия отчетливо услышала чье-то обсуждение. Она уже не ждала ответа от юноши, понимая, что тот явно погряз в мыслях о своей возлюбленной. Аллерия почувствовала боль в руке, от которой на глазах у нее проступили слезы. Натаниэль слегка улыбнулся Аллерии и отпустил ее ладонь. Девушка схватилась за нее, потирая, чтобы неприятное чувство прошло быстрее. Глаза когтевранки сверкнули. Она могла бы понять Нейта, но постоянное ощущение того, что она лишняя, заставило ее разозлиться окончательно. "Он вообще забыл, что сопровождает меня, а не Милли?! Ее здесь нет!", - хотелось крикнуть Аллерии, но она молчала, зная, что будет выглядеть глупо. Она уже не думала о Драко, о празднике. Она желала влепить пощечину гриффиндорцу, чтобы напомнить, что он сопровождает ее. "Он вполне мог отказаться от такого приглашения, но он же согласился! Значит, должен уделять внимание мне! Думать обо мне!", - Аллерия тяжело задышала. Гнев нарастал, желание послать все в пекло было велико, но она изо всех сил сдерживалась. Стиснув зубы, она смотрела на Натаниэля, ожидая его действий. Наконец-то, старшекурсник взглянул на девушку и спокойно спросил: - Аллерия, Вы бы могли проводить меня к профессору Флитвику? Или, если не хотите покидать вечер, просто объясните, где его найти в такое время, дальше я сам справлюсь. Когтевранка глубоко вздохнула, пытаясь остыть. Она подняла взгляд к потоку, пару раз моргнула, что не было заметно ее слез от боли и обиды, и, собравшись с духом, ответила: - Прошу меня простить, но я понятия не имею, где сейчас профессор Флитвик. Спросите у Слизнорта, быть может, он в курсе? И, - Аллерия бросила презрительный взгляд на Нейта, - спасибо за испорченный вечер. Пятикурсница исполнила реверанс и быстро удалилась с танцпола. Подходя к выходу с праздника, она чувствовала, что вот-вот расплачется. "Зачем я это сказала, зачем?", - Аллерия прислонила ладонь ко лбу, не замечая, куда идет. Как только музыки стало практически не слышно, она остановилась. Опустив руки, она дала волю эмоциям. Огромные капли слез скатывались по щекам юной девушки. - Я так одинока, - прошептала Рия. Присев на корточки, она тихо плакала, надеясь, что хотя бы кто-то, увидевший ее в таком состоянии, не окажется равнодушен. Хоть сама себе она не признавалась в этом, но ей нужен был друг, которому всегда можно пожаловаться на свою жизнь. Ведь... человеку нужен человек?

Виктория Луис: - Хмммм. Психологические зелья? Они требуют потрясающей сноровки и... дополнительного обучения. Мы с товарищами на старших курсах увлекались приготовлением различных... интересных снадобий. Правда, испытывать их на себе же и приходилось. Виктория слегла улыбнулась. Знала она эти студенческие приготовления, сама баловалась такими в школе. Плюс ей был опять приятен комплимент по поводу её потрясающей сноровки. Финбар, скорее всего, мало представлял на что она способна, но Виктории нравилось, что у неё есть тайны, и в какой-то момент они могут быть разгаданы. Поэтому улыбка так и не сходила с лица. - Вы сами учились варить эти зелья или обучались где-то после Школы? - Мне кажется, я не переставала что-то варить со своего второго курса в Хогвартсе. После выпуска я занималась самообучением, скажем так. Да что мы все о работе? Хотя о чем ей было ещё говорить? Все её жизнь занимала работа и эти зелья. Она вдруг поняла, что полностью занята только зельями, даже сейчас, во время разговора с приятным мужчиной, которому она была симпатична, Виктория ловила себя на мысли, что думает где лучше и подешевле достать лунный камень? Хорошо, что беседа все-таки перешла к более пикантной теме. Из ответа Финбара Виктория поняла, что: а) у него есть брат, значит скорее всего он не эгоист (странная логика, но Луис хотела думать именно так; б) из семьи у него только старики; Значит, он свободен - воскликнул голос в голове Виктории, через чур торжествующе. Секундная радость сменилась неожиданным вопросом собеседника. Глупо, что Виктория не догадалась, что окажется в такой же ловушке. При этом вопрос был задан с неким сарказмом, что одновременно злило и привлекало Луис. Она думала, сказать ли правду или ответить колкостью. В этот момент она представила, что же будет дальше, она так и будет врать и скрывать про себя какие-то личные факты? Но ей так нравился этот молодой человек. Лучше уж сказать всю правду, ведь если она не решится сейчас, то потом говорить о своём происхождении будет глупо и стыдно. - Моя вторая фамилия - Роули, - она опять прикусила губу, - Если вы знакомы с историей этой семьи, то поймёте, почему я предпочитаю компанию профессора Слизнорта. Она кивнула в сторону Горация, который в этот момент был самим собой - расхаживая по залу и общаясь с гостями, из некоторых уже сыпался песок времён. - Хотя, это не объясняет почему я не отмечаю с Луис, но это все долгая история. Может, я вам когда нибудь её расскажу. Так что да, каникулы начались, и я думаю, что за это стоит выпить! Она попыталась улыбнуться, но при этом не смотреть на Фибнара. Может он уже убежал услышав фамилию Роули?... Но она надеялась, что это не так, и их сегодня ждет долгий и приятный разговор.

Hogwarts: Размолвка между Натаниэлем и Aллерией не могла остаться незамеченной для ближайшего окружения, хотя пара и не выясняла свои отношения на повышенных тонах. Молодые люди иронично усмехались, наблюдая за тем, как нынешняя дама гриффиндорца больше не пожелала его сопровождать, а девушки, заметив слезы на лице Рии, смотрели на Нейта с явным осуждением. Мистер Уилсон, поддавшись общему праздничному настроению, тихонько кружился под музыку, держа в руке бокал недопитого пунша, а, заметив плачущую когтевранку, лишь принял вид крайне озадаченный: не повезло молодым людям, первый выход в свет и такая неловкость. Старик подошел к Натаниэлю, стараясь приободрить молодого человека в своем стиле, разумеется. - Поссорились? Ну, бывает... Мы с Габриэль чуть не развелись на следующий день после свадьбы! Батюшки! Я думал: все, конец. Aн нет! 70 лет! Душа в душу прожили! - мистер Уилсон похлопал Нейта по спине. - Ну, иди, извинись перед ней. Если любит, простит. - Волшебник давал советы гриффиндорцу явно со знанием дела и чуть подталкивал семикурсника в бок в сторону Aллерии. - Лучше не медли, а то уведут. Эх, уведут красавицу! Слизнорт в этот момент опасливо косился в сторону произошедшего казуса и его участников. Организатору вечера явно не нравилось, что что-то может пойти не так и на его празднике с множеством важных гостей, кто-то может выкинуть что-либо непристойное. Бросив вопросительный взгляд на Натаниэля и прошептав что-то вроде "Раян, что у вас там?!", Гораций явно намекал, что лучше бы гриффиндорцу решить проблемы со своими спутниками и поскорее, а то Aллерия того и гляди устроит на вечере всемирный потоп, а мистер Уилсон начнет отплясывать цыганочку под влиянием пунша и нахлынувших воспоминаний. Мэгги, одна из шестикурсниц Слизерина, тоже приглашенная на праздник и с особым осуждением посмотревшая на Нейта, который не бросился вдогонку своей леди, подошла к Рии и мягко обратилась к когтевранке: - Неудачное свидание? - Мэг протянула Aллерии платок. - Он тебя недостоин, ты только посмотри на него! Просто жалкое зрелище! - Слизеринка хмыкнула, бросив короткий взгляд на Натаниэля. - Найдешь парня и получше. Ты ведь одна из наших, да? - Девушка, хотя и припоминала, что Рия все время крутится где-то рядом с чистокровными слизеринцами с правильными понятиями, но решила на всякий случай уточнить. - Эмм... Если хочешь, то мы приглашаем тебя провести остаток вечера в нашей компании. - Мэгги кивнула в сторону одного из столиков, занятый преимущественно старшекурсниками Слизерина. - Ну, же... Поднимайся. - Девушка протянула руку когтевранке, надеясь, что не ошиблась и Рия занимала верную позицию по отношению к текущему школьному режиму. - Моя вторая фамилия - Роули. Если вы знакомы с историей этой семьи, то поймёте, почему я предпочитаю компанию профессора Слизнорта. - Финбар приподнял бровь, услышав столь откровенные речи. Виктория определенно была смелой девушкой, если решила так сразу заявить о своем происхождении. - Священные 28 фамилий? - Мужчина сделал вид, что не видит в этом ничего особенного. - Я думаю, вы сделали правильный выбор, что предпочли нашего старикашку той... другой компании. - Волшебник, безусловно, посчитал за достоинство тот факт, что Виктория не прельстилась знатным происхождением одного из родителей и не стала, видимо, разделять его взгляды. - Надеюсь, эта семья не причиняет вам неудобств? - спросил Финбар с некоторым беспокойством: вдруг мисс Луис потому и выбрала Хогвартс как место работы, чтобы спрятаться от семейки Пожирателей под крылом... других Пожирателей. Честно говоря, тема была крайне щекотливой и в любой момент могла перейти в обсуждение текущего режима в Хогвартсе, который Финбар совершенно не одобрял, поэтому был доволен, когда беседа перешла в менее военное русло. - Хотя, это не объясняет почему я не отмечаю с Луис, но это все долгая история. Может, я вам когда-нибудь её расскажу. Так что да, каникулы начались, и я думаю, что за это стоит выпить! - Спортсмен извлек из этой фразы самую необходимую для себя информацию: во-первых, похоже, Виктория не собирается отправиться в ближайшее время на семейный рождественский ужин, во-вторых, девушка явно намекала на то, что эта встреча может быть не последней. Пару мгновений посомневавшись, какой напиток выбрать, Финбар протянул Виктории стакан сливочного пива, затем, взяв свой напиток со стола, улыбнулся собеседнице и предложил тост: - Что же... выпьем за этот прекрасный вечер! Вы, оказывается, еще и талантливый организатор. И за наше чудесное знакомство, естественно, тоже. - Мужчина отсалютировал своим бокалом, весело подмигнув девушке. - Как вы относитесь к современным танцам, мисс Луис? - мистер Куингли явно чувствовал себя смелее, на задворках сознания все же ощущая, что его симпатия взаимна. Очередность постов: любая, но пост Aллерии не раньше поста Натаниэля.

Натаниэль Ранйяр: По изменившемуся взгляду Аллерии Натаниэль понял, что определенно сказал что-то не то. Еще и дамы со слизеринского стола смотрели на них будто на театральную постановку по трагедии Шекспира. - Прошу меня простить, но я понятия не имею, где сейчас профессор Флитвик. Спросите у Слизнорта, быть может, он в курсе? И спасибо за испорченный вечер. Испорченный вечер, серьезно? Натаниэль проводил Аллерию непонимающим взглядом: она ведь могла просто сказать, что не хочет покидать вечер. И все. Натаниэль тогда бы сам начал думать, как найти профессора Флитвика. Может быть, что-то в его поведении дало Аллерии повод рассчитывать на продолжение их знакомства? Но он ведь сразу сказал, что у него уже есть спутница. Да и, учитывая, сколько они вместе с Милисентой… Женщины. В любой другой ситуации Натаниэль, вероятно, попытался бы как-то исправить положение и загладить вину, но сейчас все его мысли занимала Милисента. Кстати, рыжеволосый гриффиндорец был уверен, что его леди, несмотря на свою вспыльчивость, не стала бы устраивать скандал от невинного вопроса. Где же ее искать? Где искать профессора Флитвика? Может быть, обратиться к профессору МакГонагалл? Натаниэль вновь ощутил прилив раздражения в адрес Милисенты. Ему иногда начинало казаться, что она испытывает его терпение. Почему, вместо того, чтобы с ней танцевать, он должен в очередной раз придумывать план ее вызволения из цепких когтей новой администрации? Из раздумий относительно пределов собственного терпения Натаниэля вырвал голос мистера Уилсона: - Поссорились? Ну, бывает... Мы с Габриэль чуть не развелись на следующий день после свадьбы! Батюшки! Я думал: все, конец. Aн нет! 70 лет! Душа в душу прожили! Гриффиндорец внутренне застонал: каждая фраза пожилого мужчины давала стоящим неподалеку слизеринцам новый повод для сплетен. К концу вечера, вероятно, историю раздуют до того, что он публично признался Аллерии в любви. Но рыжеволосый юноша не мог не улыбнуться в ответ на непосредственность этого пожилого мужчины. В конце-концов, он и правда хотел как лучше, просто не знал всей ситуации. - Ну, иди, извинись перед ней. Если любит, простит, - Натаниэль ощутил, как его куда-то подталкивают, а затем обратил внимание на возвращающуюся в зал Аллерию в сопровождении какой-то слизеринки. На щеках мисс Винд явно были видны следы слез, и Натаниэль ощутил легкий укол совести от того, что причиной их стала его фраза. Но, в самом деле, что такого в просьбе подсказать, где можно найти декана ее факультета? От слизеринки слышались успокаивающие фразы, а затем предложение провести вечер в их компании. Странно, за слизеринцами не водится привычки принимать в свою компанию людей с другого факультета. Если только… В голове фамилия Аллерии вновь отозвалась возмущенным звонким голосом его леди и юноша, наконец, вспомнил, откуда он ее знал. Натаниэль едва ли разбирался в симпатиях относительно новых порядков в Хогвартсе, но Милисенту, радикальную противницу нового режима, всегда возмущала его поддержка со стороны студентов. В особенности, когда сторонники находились и за пределами подземелий. Теперь Натаниэль вспомнил все возмущения Милли относительно того, что даже на их факультете затесались, как она говорила, «пожирательские прихвостни». Натаниэль вспомнил рассказы Милисенты о некой Аллерии Винд и о том, что ее нужно бы проучить как следует. Натаниэль вспомнил, как не одобрял нелестных высказываний Милисенты в адрес незнакомой ему леди, и несколько раз не позволял своей радикально настроенной рыжеволосой когтевранки опробовать на Аллерии Винд какой-нибудь ужасный товар из ее любимого магазинчика. Нет, лояльность Аллерии новому режиму не сделали положение Натаниэля менее неловким – он предпочитал не судить людей по их политическим взглядам. Но тот факт, что Милисента узнает, что он провел вечер в компании этой леди, теперь внушал ему еще меньше энтузиазма. Хотя, на данный момент, основной проблемой была не ревность Милисенты (Натаниэль ей все объяснит), а неизвестность ее положения. - Лучше не медли, а то уведут. Эх, уведут красавицу! Натаниэль в очередной раз вежливо (хоть и немного натянуто), улыбнулся мистеру Уилсону, как вдруг ему в голову пришла идея. Почему бы не спросить совета об отношениях с дамой у человека, который, судя по его рассказу, 70 лет прожил в счастливом браке? - Мистер Уилсон, - осторожно обратился к нему Натаниэль, как бы невзначай взяв пожилого мужчину под локоть и отводя в более тихое место, подальше от слизеринского стола, - могу ли я попросить у Вас совета? Вы прожили жизнь, столько лет счастливо женаты на леди Габриэль… Когда они оказались на безопасной дистанции, Натаниэль взял небольшую паузу, тщательно подбирая слова. - Представьте, пожалуйста, ситуацию, мистер Уилсон: Вы ждете свою даму, чтобы сопровождать ее на школьном вечере. Целый час ждете. Но дама не приходит, хотя это совершенно не в ее характере. Вы подозреваете, что дама могла.. мм.. попасть в какую-то неприятность (что очень в ее характере), но совершенно не представляете, где ее искать, и идете на вечеринку самостоятельно, надеясь, что вы просто разминулись и она Вас ждет уже там. Но дамы на вечеринке нет, и Вы заводите беседу с другой дамой и, чтобы не ударить в грязь лицом, один раз с ней танцуете, без каких-либо намерений. Это видят все приглашенные, а Вы же знаете, с какой скоростью в школах распространяются сплетни. О местонахождении своей дамы Вам все еще ничего не известно, и Вы все больше подозреваете, что без неприятностей не обошлось. Вдруг Вы слышите разговор, из-за которого Вы теперь уверены, что у Вашей дамы крупные проблемы. Еще Вы узнаете, что отношения между Вашей дамой и дамой, с которой Вы беседовали на вечере, мягко говоря, напряженные. А Ваша дама очень.. хм.. темпераментна. Натаниэль взял паузу, чтобы собраться с мыслями и дать мистеру Уилсону время осознать его слова. Юноша опять вспомнил разговор слизеринцев: конечно, слова Забини едва ли могут быть истиной первой инстанции, но учитывая исключительный талант Милисенты к поиску неприятностей, львиная доля правды в них явно есть. - Я решил, что лучшим выходом из ситуации будет обратиться к декану. Но мы с Милисентой на разных факультетах, и я понятия не имею, где искать профессора Флитвика. Профессор Слизнорт занят гостями, до кабинета профессора МакГонагалл далеко, а действовать нужно быстро, - юноша чувствовал, как его все более охватывает волнение за сохранность Милли, поэтому не сразу заметил, как перешел на менее официальный формат разговора, и быстро взял себя в руки. – Итоговый расклад событий: дама, с которой Вы познакомились на вечере, на Вас зла, но, кажется, нашла новую компанию, в которой отлично проведет время. Вы знаете, что у Вашей дамы серьезные неприятности, но Вы не знаете, где искать ее или ее декана. Плюс, когда сплетни расползутся по всей школе, Вам придется объяснять Вашей даме тот факт, что Вы провели вечер с дамой, которую она, мягко говоря, недолюбливает, но в данный момент это наименьшая проблема. Договорив, Натаниэль ощутил очередной прилив раздражения в адрес своей леди: почему она постоянно попадает в неприятности? Почему он постоянно должен о ней переживать? Почему ему еще придется оправдываться перед Милисентой из-за Аллерии, с которой у него ровным счетом ничего не было и быть не могло?

Виктория Луис: К радости Виктории Финбар не убежал, но она почувствовала некую напряженность. Это случилось из-за того, что она сама признала это вслух, сама доверила этот грустный факт своей биографии почти что незнакомцу. Виктория надеялась, что это ощущение пройдет, и со временем признаваться в этом станет легче. - Священные 28 фамилий? Я думаю, вы сделали правильный выбор, что предпочли нашего старикашку той... другой компании. Почему какой-то список из 28 имен является священным? Я бы создала список великих зельеваров, учителей, изобретателей, но не фамилии, члены которых может вообще ничего не добились в своей жизни. Луис улыбнулась услышав "наш старикашка". Ей почему-то стало тепло, когда Финбар признал, что у них есть что-то общее. Плюс она редко могла себе позволить как-то смешно назвать профессоре Слизнорта, хотя порой можно было придумать много интересных эпитетов. - Надеюсь, эта семья не причиняет вам неудобств? - Скорее это я надеюсь, что не причиняю им неудобства. - она немного посмеялась. Когда мужчина протянул ей бокал сливочного пива, Луис с большим энтузиазмом взяла его. Разговор выдался весьма странным и напряжный, нужно было настроить себя на более позитивный лад. Только сейчас она заметила, как в зале были какие-то передвижения и беседы по поводу каких-то учеников. Любопытство Луис начало расти, как и любая женщина она любила всякие романтические драмы. Из-за этого она пропустила очередной комплимент мимо ушей, но до нее донеслось: - Как вы относитесь к современным танцам, мисс Луис? Я ему нравлюсь. Я определенно ему нравлюсь. И он мне. Только это пронеслось у нее в голове. В действительности ее давно не приглашали танцевать, а современные танцы ей вообще не нравились. Она посмотрела на учеников Хогвартса, которые двигались в такт музыке. - Если честно современные танцы мне не нравятся, я люблю классику, - она пожала плечами и отпила из бокала, - Но я могу вам пообещать медленный танец, если он есть в сегодняшней программе. В этот момент она ожидала, что ей повезет, и заиграет что-то медленное и красивое. И вот тогда она покажет на что способна, хотя бы в танце. А может и ученики восхитятся ее мастерством.

Аллерия Винд: - Неудачное свидание? Он тебя недостоин, ты только посмотри на него! Просто жалкое зрелище! Аллерия подняла взгляд на шестикурсницу. Увидев протянутый платок, он взяла его, чтобы немного привести себя в порядок. Шмыгнув пару раз носом, девушка набралась сил ответить: - Ну, не совсем свидание... Просто так сложились обстоятельства, что нам пришлось провести вечер вместе, потому что мой возлюбленный отказался идти на праздник. Вот и плачу, - Аллерия выдавила улыбку. Она была рада, что нашелся человек, который готов был ее выслушать, но она ждала другого человека. Натаниэля, но он был слишком озабочен своей дамой, чтобы обращать на такие мелочи внимание. - Найдешь парня и получше. Ты ведь одна из наших, да? - Да, - до девушки дошло, кто именно бросился ей на помощь. - Драко не захотел сопровождать меня. Только не говори ему, что я танцевала с гриффиндорцом. Это все старикашка Слизнорт, заставил провести вечер в компании Натаниэля! Когтевранка запаниковала. Она испугалась, что Драко скажут, что она танцевала с каким-то парнем, и это ухудшит ее положение. "Я не виновата, я не виновата!", - проносилось в голове девушки, - "И чем я только думала, когда звала Нейта провести вечер, зная, что здесь есть слизеринцы, которые все донесут?!". Глаза Аллерии забегали в поисках помощи. Она надеялась, что Мэг поймет ее и не станет упрекать в содеянном. Но если она все расскажет? Быть может, Драко подумает, что я одна из ОД, которую приставили следить за ним? - Эмм... Если хочешь, то мы приглашаем тебя провести остаток вечера в нашей компании. Ну, же... Поднимайся. - Спасибо, я не откажусь от такой прекрасной компании! Я Аллерия, а ты Мэг, я знаю, - Аллерия взялась за руку старшекурсницы и последовала за ней. - Знаешь, этот гриффиндорец все время говорил о Милисенте, когтевранка с седьмого курса. Она одна из ОД, заводила их. Я расстроилась, что юноша, танцующий с одной из... последовательниц Темного Лорда, думает о какой-то дурочке, поклоняющейся Поттеру. Она давно меня раздражает, постоянно задирает. Мне это надоело. Может, стоит ее наказать за все проступки, нарушения режима профессоров Кэрроу? Аллерия остановилась, пытаясь смотреть Мэгги прямо в глаза. "Если я настрою ее против именно Милли, то она поможет сделать из ее личика что-нибудь уродливое?", - задавалась вопросом девушка. Было странно с ее стороны так открыто заявлять о своих желаниях, ведь она была едва знакома со слизеринкой, но если та действительно из тех, кто рад Темному Лорду, то почему бы не попытаться стать с ней подругами? С Гретель она хорошо общается, значит и с Мэг все может пойти на отлично. Бросив случайный взгляд в сторону Натаниэля, в ее душе что-то екнуло. Он спокойно стоял и общался с мистером Уилсоном, забыв о том, что буквально несколько минут назад танцевал с ней. Последние надежды на то, чтобы завоевать его внимание, испарились. Безразличие? Нет, точно не это чувство она испытывала по отношению к юноше, но большой обиде было место быть. Хоть она и знала, что Нейт не подозревает о ее чувствах, она считала, что во всем просто виновата Милисента, затуманившая его разум. Было два выбора: перестать мечтать о Натаниэле или избавиться от Милисенты. Второй вариант ей был больше по душе...



полная версия страницы