Форум » Средние ярусы Замка » Большой зал » Ответить

Большой зал

Hogwarts: Самое большое помещение замка. Его отличительной особенностью является заколдованный потолок, который точно отображает состояние неба снаружи. Обычно, его используют как трапезную, где ежедневно завтракают, обедают и ужинают все студенты и преподаватели. Также все торжественные события проводятся в Большом зале. К блуждающим лестницам (путь на верхние ярусы) Лестница к Большому залу (путь на нижние ярусы) К столу преподавателей К столу Когтеврана К столу Слизерина К столу Гриффиндора К столу Хаффлпаффа К столу делегации из Школы Тибидохс К столу делегации из университета Магисмо

Ответов - 250, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Hogwarts: Увлекшись беседами и поеданием десертов, присутствующие в зале не заметили, как пролетело время, и вот башенные часы пробили семь раз. Едва стихло эхо последнего удара, образовавшуюсь тишину прорезал магически усиленный голос профессора МакГонагалл: - Леди и джентльмены, мы рады объявить, что с этой минуты Святочный бал считается открытым. Просьба разбиться по парам и построиться у входа в зал. Сейчас четверка чемпионов своим танцем откроют наше мероприятие, и после этого вы сможете к ним присоединиться. Сохраняйте спокойствие и не толкайтесь! Зал наполнился галдением, а у парадных дверей тут же образовалось столпотворение. Нет, не из-за того, что всем присутствующим не терпелось наконец начать танцевать - просто никто не хотел быть первым, и все стремились занять свое место в конце очереди. Когда все присутсвующие, наконец, выстроились в две более-менее ровные шеренги у парадного входа, грянула торжественная музыка, и тяжелые ворота медленно распахнулись. Через образовавшийся коридор, разразившийся аплодисментами, прошла четверка чемпионов Турнира Трех волшебников со своими парами. Первой шла Флер Делакур, которую сопровождал семикурсник Когтеврана Роджер Дэвис. В платье из серебристого шелка, француженка была даже более ослепительна, чем обычно (что немедленно отметила мужская половина зала - восхищенными вздохами и отвисшими челюстями, что вызвало возмущение или смешки некоторых дам). Следом шел Виктор Крам парадной форме Дурмстранга с какой-то очень миловидной девушкой в голубой мантии и подозрительно знакомым лицом… - Это что, Гермиона Грейнджер? С Виктором Крамом! - послышался голос Падмы Патил, которая стояла недалеко от Натаниэля и Милисенты - Нет, не может этого быть! - возразил ей Рональд Уизли, хотя, по его лицу можно было заметить, что он все же узнал свою подругу и был не очень доволен ее компанией, как, впрочем, и многочисленные поклонницы Виктора Крама. Мисс Грейнджер всеобщее внимание, очевидно, смущало, но и немного льстило. Следующая пара никого не удивила - весь Хогвартс давно знал об отношениях Седрика Диггори и Чжоу Чанг, которая была в наряде восточного стиля, поэтому их совместный поход на бал такого фурора не вызвал, но аплодисменты были не менее бурные, чем для предыдущих пар. Торжественную процессию замыкали Гарри Поттер и Парвати Патил в традиционном индийском сари. Судя по лицу Поттера, единственное, о чем он мечтал - это провалиться сквозь землю, подальше от всеобщего внимания. Парвати, напротив, чувствовала себя в своей тарелке: улыбалась, весело махала зрителям - словом, наслаждалась всеобщим вниманием. Чемпионы выстроились в центре зала, ожидая сигнала к действию. Как только всеобщие аплодисменты стихли, профессор Флитвик взмахнул дирижерскими палочками, и оркестр заиграл вальс. Флер скользила по танцполу, как лебедь по водной глади, а Роджер не сводил с нее восхищенных глаз и, кажется, до сих пор не верил своему счастью. Крам уверенно вел в танце Гермиону, а Седрик с Чжоу кружились в вальсе, с нежностью глядя друг на друга. Парвати взяла инициативу в свои руки и сама вела Поттера в танце, мастерски уворачиваясь от его попыток оттоптать ей ноги, и успевая при этом очаровательно улыбаться публике.

Натаниэль Ранйяр: - Леди и джентльмены, мы рады объявить, что с этой минуты Святочный бал считается открытым. Просьба разбиться по парам и построиться у входа в зал. Сейчас четверка чемпионов своим танцем откроют наше мероприятие, и после этого вы сможете к ним присоединиться. Сохраняйте спокойствие и не толкайтесь! “Какая замечательная и своевременная просьба!” Десятки студентов практически одновременно поспешили покинуть круглые столы с закусками и устремились выполнить распоряжение профессора - и как здесь не образоваться толпе! Натаниэль поймал испуганный взгляд Терри: выражение лица однокурсника так и кричало “что значит - присоединиться? Танцевать? Прямо сейчас??”. Гриффиндорец подавил в себе внезапно возникшее желание озвучить мысли друга вслух, максимально громко - и спрятаться куда-нибудь подальше. Например, под стол! Почему бы и нет - в такой толпе никто и не заметит отсутствие одного рыжеволосого четверокурсника. Разве что спутница этого самого четверокурсника… вероятно, леди будет несколько обескуражена таким поворотом событий. Выждав несколько секунд и собравшись с духом, гриффиндорец последовал примеру друзей - встал из-за стола, не забыв при этом подать руку Милисенте - хорошие манеры никто не отменял. Разумеется, Натаниэль умел танцевать - профессор МакГонагалл позаботилась о том, чтобы провести для студентов своего факультета несколько уроков классического танца - забавные были мероприятия! - Кажется, начинается! - констатировал факт Натаниэль, пропуская Милисенту встать перед собой - девушка была ниже ростом и рисковала ничего не увидеть за рыжей шевелюрой своего спутника. Все внимание старшекурсников было обращено на входную группу Большого Зала: под аккомпанемент оркестра и так любезно приглашенной профессором Дамблдором (к огромному удивлению и восторгу студентов) популярной в магическом мире группы "Ведуньи" через распахнутые дубовые двери появились чемпионы турнира в сопровождении своих пар. Натаниэль (да и вся Школа, чего уж там) проводил удивленным взглядом мисс Грейнджер, идущую под руку с болгарином Виктором Крамом. Ну, ничего себе! Гриффиндорец и не подозревал, что такие разительные перемены во внешности возможно сотворить за какие-то пару часов... ох уж эти девушки! Или он, Натаниэль, просто никогда прежде не приглядывался к Гермионе? Зато очень тщательно приглядывался к Демельзе Роббинс: где она, кстати? Ранйяр обвел взглядом собравшихся в Зале учеников. Если бы Натаниэль хотя бы приблизительно представлял себе, как выглядит злополучный для него цвет "маджента", приведший пару недель назад к заключительной ссоре между юношей и вышеупомянутой леди, он бы, несомненно, обнаружил ту самую девушку в ярко-розовом платье в противоположной стороне образовавшегося из учеников живого коридора, ожидающих начала танцев. В этом семестре Ранйяр уже успел совершить намного больше необдуманных поступков, чем за все предыдущие года обучения вместе взятые - да что уж там - чем за всю жизнь! - вся эта история с мисс Роббинс явно нервировала обычно спокойного и максимально рационального гриффиндорца. Как хорошо, что улыбка-номер-одиннадцать тщательно скрывала абсолютно все лишние эмоции, которые в этот вечер испытывал рыжеволосый юноша. И кто вообще придумал танцы сразу после хоть и не особо плотного, но все же ужина? Чью явно не здоровую голову посетила такая замечательная идея? Тем не менее, к уже вальсирующим чемпионам присоединились профессора и, к удивлению Натаниэля (какой-то вечер удивлений, в самом деле) - Невилл. "Ох..." - О` Лири! - Натаниэль широко улыбнулся и протянул руку Милисенте - позволишь пригласить тебя на танец? - не зря же профессор МакГонагалл потратила на своих студентов несколько слишком длинных вечеров и пару безнадежно испорченных Рональдом Уизли профессорских туфель. Нужно танцевать!

Милисента О`Лири: Профессор МакГонагалл объявила о начале танцев, и все последующие события слились для Милисенты в единое целое: она совершенно не обратила внимание на то, как они с гриффиндорцем дошли до коридора, едва ли запомнила танец чемпионов и платье Гермионы и уж точно не видела, как ее спутник кого-то высматривал в толпе. - О` Лири! Позволишь пригласить тебя на танец? Что? Какой танец? УЖЕ?! — Милисента удивленным взглядом смерила стоящего перед ней Ранйяра и дожидающуюся ее руку. — Штош, по крайней мере он, в отличие от Уизли, не надел мантию своей бабушки... — Рйянар! — ответная улыбка когтевранки была не менее ехидной, чем та, что адресовал ей ее, прости Мерлин, кавалер, а интонация зеркалила его интонацию. — Я думала бал закончится раньше, чем от тебя поступит приглашение на танец. С достоинством подав руку, Милисента аккуратно положила вторую ладонь на плечо гриффиндорца и закружилась с ним в вальсе, контролируя каждый свой шаг и не забывая держать спину и, желательно, смотреть не в глаза ему, а чуть мимо. Почему-то безупречность осанки казалась когтевранке очень важной. Ранйяр достаточно прилично танцевал: вероятно, у него раньше был танцевальный опыт. Или природа, решив компенсировать отведенную ему долю занудства, наделила его неплохим чувством ритма. Так или иначе, сегодня угроза героической смерти отступила от ее блестящих серебристых туфель, и к концу первого круга Милисента позволила себе более расслабленно следовать за движениями гриффиндорца. Когтевранка чуть скосила глаза на руку Ранйяра. Ладонь гриффиндорца была очень теплой, хотя на фоне вечно ледяных рук самой Милисенты этому сложно удивляться. Куда более странным было то, что его рука оказалась довольно мягкой и приятной на ощупь. Не то, чтобы у нее было с чем сравнивать, но, по крайней мере, она не помнила, чтобы руки других однокурсников хоть как-то обращали на себя ее внимание. Милисента слегка тряхнула головой, пытаясь избавиться от неуместных мыслей и непокорной рыжей пряди, сбежавшей из прически и щекотавшей ей нос. В конце концов, какое ей дело до Ранйяра и его конечностей? Щекотно, хоть бы не чихнуть!


Натаниэль Ранйяр: — Рйянар! Гриффиндорец привычно закатил глаза. — Я думала бал закончится раньше, чем от тебя поступит приглашение на танец. - О`Лири была в своем репертуаре! Некоторые девушки, наверное, рождаются сразу такими противными. В генах у них заложено что ли? - На-та-ни-эль, - в уже, наверное, миллион первый раз поправил юноша. Кажется, именно этот традиционный обмен колкостями никогда не надоест когтевранке и гриффинорцу. На-та-ни-эль усмехнулся - все волнение невероятным образом куда-то испарилось. А чего, собственно, волноваться и переживать? Это же Милисента О`Лири! Та самая, которая не упускает не единой возможности напомнить рыжеволосому юноше, где именно в Большом Зале находится стол факультета Гриффиндор или вставить какой-нибудь обязательно едкий комментарий в абсолютно любой диалог с этим самым гриффиндорцем. Даже не смотря на то, что в вечернем платье Милисента О`Лири выглядит вполне себе безобидно... даже весьма очаровательно! - Какая невероятная удача, - заметил Натаниэль, - что факультетские столы сегодня убраны, - юноша положил руку на талию когтевранки - иначе этот танец бы так и не состоялся - я был бы все еще занят поиском нужного стола, - гриффиндорец очаровательно улыбнулся своей спутнице. Танцы оказались не таким уж и ужасным занятием, а вальсировать с леди О`Лири - и вовсе вполне себе приятным времяпровождением. К большому облегчению Ранйяра, девушка прекрасно танцевала - все опасения о раздавленных каблуками ногах юноши мгновенно улетучились. Удивительно, но танцевать с Милисентой было гораздо легче и значительно приятнее, чем с той же Лавандой Браун, которая досталась юноше в пару на репетициях танцев, устроенных деканом. Натаниэлю нравились эти репетиции, не смотря даже на то, что первое, что сделала профессор МакГонагалл на этих занятиях - забрала у Ранйяра тайком пронесенную туда книгу для дополнительного чтения. В конце концов, было очень забавно! - Ты отлично танцуешь, - Натаниэль постарался изобразить не очень удивленный тон, - на Когтевране, наверное, тоже проводили занятия танцами? - Натаниэль почему-то очень живо представил Милисенту, репетирующую вальс в паре с профессором Флитвиком, что не могло не развеселить гриффиндорца. - Наши занятия закончились посещением доброй половины студентов Больничного Крыла - Невилл очень уж старался попасть в такт музыке, а Лаванда оставила ощутимый отпечаток свой обуви на ...мм... ноге одного студента, - весело сообщил четверокурсник. Уточнение о принадлежности этой ноги своей собственной персоне Натаниэль решил упустить. Интересно, у О`Лири всегда такие холодные руки? - задумался юноша, не без забавы наблюдая, как длинная рыжая прядь волос щекочет девушку по носу. На этот раз несанкционированно прикасаться к волосам мало знакомых когтевранок Ранйяр не собирался, помятуя о крайнем уроке ухода за магическими существами. Интересно, а совместное посещение танцев автоматически переводит малознакомых когтевранок в разряд знакомых? Или для этого нужны какие-то дополнительные условия? К сожалению, ни в одной книге Натаниэля для дополнительного чтения подобное руководство не значилось.

Милисента О`Лири: — На-та-ни-эль, — если в этом изменчивом мире и было что-то стабильное, то это привычка Ранйяра постоянно напоминать ей свое имя! — Ми-ли-сен-та, — кажется, раньше за когтевранкой не водилось аналогичного обычая, но чем не отличный момент для того, чтобы его начать? Сделав несколько шагов в сторону, Ми-ли-сен-та повернулась под рукой гриффиндорца, затем вернулась в исходную позицию и вновь положила ладонь на его плечо. — Какая невероятная удача, что факультетские столы сегодня убраны. Иначе этот танец бы так и не состоялся - я был бы все еще занят поиском нужного стола. Когтевранка едва открыла рот, чтобы отпустить привычную колкость об успехах Ранйяра в поисках нужного стола, но все, что ей оставалось — смерить гриффиндорца возмущенным взглядом №4. Тем самым, который используется, когда Милисента О`Лири не находит, что возразить собеседнику, и который никто доселе не видел. Собеседник встретил возмущенный взгляд №4 улыбкой, и Милисенте ничего не оставалось, кроме того, как улыбнуться в ответ. Улыбка внезапно оказалась не очаровательной улыбкой № какой-то из картотеки улыбок на все случаи жизни, а вполне себе обыкновенной и искренней. Еще несколько шагов и поворот под рукой. Прядь весело подпрыгнула, а четверокурсница досадливо тряхнула головой. — Ты отлично танцуешь, на Когтевране, наверное, тоже проводили занятия танцами?.. — Проводили и на Когтевране, и у меня дома отдаленном детстве, — скучные занятия у хореографического станка не вызывали у Милисенты приятных воспоминаний, но сейчас танцевальные навыки оказались вполне себе не лишними! И зачем мальчишкам такие длинные и пушистые ресницы? Я уж не говорю о цвете глаз! — в голове Милисенты промелькнула очередная непрошенная мысль, когда она встретилась взглядом с Ранйяром. Пусть природа не поскупилась ресницами и для Милисенты, но общеизвестно, что ресниц не бывает слишком много, особенно если ты девочка-подросток. К тому же, ресницы Ранйяра были темнее его волос, которые, в свою очередь, были на несколько тонов темнее, чем волосы Милисенты... И это казалось когтевранке вопиющей несправедливостью, потому что ее ресницы были светлыми! Какой толк от их длины, если без красящего заклинания их все равно едва видно? Особенно если у тебя глаза серые, а у рядом танцующего однокурсника — чистейший голубой оттенок и ресницы великолепных характеристик! Конечно, Милисенте не было никакого дела до глаз Ранйяра, но, как и всякая девушка, она была эстетом, а цвет глаз гриффиндорца был достаточно эстетичным, чтобы обратить на себя внимание эстета... но это не отменяло того, что Ранйяр — вредина и зануда! В подтверждение последней мысли и для избавления от надоедливого локона, Милисента упрямо тряхнула головой. Кудряшка настойчиво продолжала щекотать кончик носа. — ...а Лаванда оставила ощутимый отпечаток свой обуви на ...мм... ноге одного студента. — Значит, именно Лаванде я сейчас обязана сохранностью своих ног и туфель? — в глазах Милисенты заплясали чертики — она вовсе не собиралась прощать Ранйяру присвоенную ее колкость, и намеревалась вернуть долг при первой возможности. И никакие ресницы не делают ему никаких скидок!

Натаниэль Ранйяр: — Проводили и на Когтевране, и у меня дома в отдаленном детстве, - Натаниэль удивленно вскинул бровь. Гриффиндорец никак не мог представить танцы, как хобби леди О`Лири. Другое дело - коллекционирование кинжалов, экстремальная стрижка собак или нелегальные игры в покер, например, гораздо лучше укладывались в сознании юноши в качестве любимого занятия когтевранки. К тому же, что-то в голосе Милисенты подсказывало Натаниэлю, что эти самые уроки танцев не доставляли девушке ровным счетом никакого удовольствия - и это только подкрепляло умозаключение о совершенно ином хобби спутницы гриффиндорца. Удивительно, но Натаниэль никогда прежде не задумывался, чем увлекаются его однокурсницы. Разумеется, он прекрасно знал об увлечениях друзей мужского пола: квиддич, шахматы, какие-то спортивные маггловские игры, пиротехника, кое-кто даже крестиком вышивал(!), снова квиддич. А девочки? Демельза, кажется, не интересовалась ничем, кроме целого вороха каких-то журналов. Зато Гермиона проводила в библиотеке ничуть не меньше времени, чем сам Натаниэль, и еще это ее ГАВНЭ, с которым однокурсница уже несколько раз подходила к Ранйяру. — Значит, именно Лаванде я сейчас обязана сохранностью своих ног и туфель? - не рассказывать же О`Лири о том, что в его жизни до Хогвартса так же присутствовало несколько занятий танцами! Этот страшный секрет Натаниэль поклялся себе хранить на протяжении всей жизни. Как считал сам Натаниэль, местами жизнь была к нему категорически несправедлива! Например, в те самые моменты, когда юному Ранйяру приходилось посещать приемы у высокопоставленных лиц совместно со своим знаменитым отцом-квиддичистом и матерью. Да, иногда приходилось даже танцевать. И зачем вообще таскать ребенка на такие мероприятия? Натаниэль пожал плечами и улыбнулся, явно не намереваясь отвечать на вопрос. Однако, туфлям Милисенты этим вечером однозначно ничего не угрожало, чего нельзя сказать об обуви Симуса, вальсирующего совсем рядом - судя по горькому вскрику, донесшемуся до края уха Натаниэля, Финниган все-таки отдавил ногу Лаванде. Или Лаванда ему? Вероятность была абсолютно одинаковая! - Значит, танцы нельзя назвать твоим хобби? - решил поинтересоваться юноша, по-прежнему с забавой поглядывая на локон волос, так досаждающий Милисенте. "Интересно, О`Лири догадается убрать его с лица или ей все-таки нужна помощь?" - Чем же тогда ты увлекаешься? - гриффиндорец сощурил глаза, - дай угадаю! Сублимируешь детскую злость на учителя танцев в оригами? "Между прочим, чем не хобби?" Натаниэлю почему-то стало действительно интересно узнать немного больше о Милисенте. В конце концов, информация никогда не бывает лишней. Тем более, о вполне симпатичных когтевранках, даже если это Милисента О`Лири.

Милисента О`Лири: Вальс двигался к своему закономерному завершению, и танцующие пары пошли на последний круг. К огромному удивлению Милисенты, танец с Ранйяром оказался весьма приятным времяпровождением, и дело было не только в сохранности ее туфель. — Значит, танцы нельзя назвать твоим хобби? Чем же тогда ты увлекаешься? Сублимируешь детскую злость на учителя танцев в оригами? А чем, собственно, она увлекается?.. Милисента не могла припомнить какого-то конкретного занятия, которому она бы с радостью посвящала все свое свободное время — ее предпочтения по любимому времяпровождению менялись чуть ли не ежедневно! У нее даже не было ярко выраженного любимого школьного предмета, и предпочтения всегда сильно варьировались от трансфигурации и заклинаний до астрономии и ухода за магическими существами. Или, например, недавно Милисента пришла в библиотеку с твердым намерением написать эссе по Истории магии, но в итоге заинтересовалась формулой зависимости скорости мутации нечисти от аномальных энергетических колебаний общего магического фона… Эссе пришлось потом за завтраком наспех дописывать. Впрочем, за него Милисента все равно получила стандартное “Выше Ожидаемого”, так зачем было напрягаться больше? Но не рассказывать же это Ранйяру? Он, как минимум, сочтет ее ненормальной. — Да по-разному… — когтевранка развела бы руками, если бы одна из них не покоилась на плече гриффиндорца, а другая — в его руке, — скорее от настроения зависит. Сегодня хочется вышивать крестиком, рисовать и выращивать цветы на подоконнике, завтра — лазать по деревьям и драться на деревянных мечах, послезавтра — играть в шахматы и рассматривать что-нибудь в микроскопе или телескопе. Вроде бы, звучит достаточно безобидно и не сильно далеко от действительности. Кстати, еще Милисента любила наблюдать за людьми, а в особенности — за своими танцевальными партнерами, а в особенности — за рыжими гриффиндорцами. И от ее наблюдательных глаз не ускользнула улыбка рыжего гриффиндорца, целью которой явно было сокрытие какой-то секретной информации. — Кажется, тебя можно назвать столь же увлеченным танцором, как и меня? — когтевранка хитро улыбнулась, с интересом глянув на гриффиндорца и даже почти забыв о надоедливом локоне, щекочущем нос. — Ты ни разу не отдавил мне ногу, не перепутал шагов, твой локоть именно в том положении, в котором должен находиться, да и практики в движениях у тебя было явно больше, чем три репетиции в обществе Лаванды. К тому же, твоя улыбка и то, как ты быстро перевел тему на мои увлечения, тоже говорят в пользу моей теории. Милисента вдруг представила Ранйяра в трико, стоящим в первой позиции возле хореографического станка, но быстро поспешила это развидеть! — Во что ты сублимируешь свою злость на учителя танцев и Лаванду, На-та-ни-эль? В вязание варежек из шерсти снежного человека? — хитрая улыбка стала очаровательной и немного задорной — Милисенте все еще требовалось прилагать усилие воли, чтобы развидеть плоды своей бурной фантазии. Поддержание светской беседы явно не было сильной стороной Милисенты. Если беседа не представляла для нее интереса, то она для себя не видела никакой необходимости участвовать в ней. И напротив — если личность собеседника или предмет разговора были ей интересны, то поддержание светской беседы со стороны Милисенты больше походило на допрос с пристрастием. Поэтому рыжеволосая когтевранка надеялась на то, что ее природное очарование несколько скомпенсирует ощущения допроса с пристрастием, и рыжеволосый гриффиндорец не сбежит от нее, как только стихнут звуки вальса.

Натаниэль Ранйяр: — Да по-разному… скорее от настроения зависит. Сегодня хочется вышивать крестиком, рисовать и выращивать цветы на подоконнике, завтра — лазать по деревьям и драться на деревянных мечах, послезавтра — играть в шахматы и рассматривать что-нибудь в микроскопе или телескопе. Никаких журналов! Не то, чтобы Натаниэль был сильно удивлен списком хобби мисс О`Лири... когтевранка всегда создавала впечатление человека увлеченного чем-то не очень вписывающимся в общепризнанный перечень безобидных увлечений. Драки на мечах и выращивание на подоконнике растений - это еще куда ни шло! Растения, знаете ли, разные бывают. Плотоядные, например. Но... - Не могу представить тебя мирно вышивающей крестиком. Разве что Герб какого-нибудь сопротивления... Кстати, предложи свои услуги Гермионе Грейнджер! Ну, знаешь, этот ее ГАВНЭ, - юноша сощурил глаза и очаровательно улыбнулся. Честно говоря, гриффиндорец совершенно не ожидал на свой вопрос об интересах такого искреннего ответа, а вот какую-нибудь очередную ироничную фразочку - очень даже ожидал. Оказывается, с мисс О`Лири можно вести вполне безобидные беседы! Поразительно! — Кажется, тебя можно назвать столь же увлеченным танцором, как и меня? Ты ни разу не отдавил мне ногу, не перепутал шагов, твой локоть именно в том положении, в котором должен находиться, да и практики в движениях у тебя было явно больше, чем три репетиции в обществе Лаванды. К тому же, твоя улыбка и то, как ты быстро перевел тему на мои увлечения, тоже говорят в пользу моей теории. Натаниэль в очередной раз очаровательно улыбнулся, прислушиваясь к музыке: кажется, вальс вот-вот закончится. - Я разве не рассказывал? Танцы - мое самое любое занятие! - гриффиндорец подмигнул своей спутнице, - и не только мое, между прочим! Каждый день тренируемся всей мужской спальней четверокурсников, да что уж там - всей факультетской гостиной! Поттер репетирует с Уизли, Лонгботтом - с учебником по травологии, я... ну, видишь ли, в нашей гостиной не водятся симпатичные когтевранки, поэтому приходится одалживать Финнигана у Томаса или учебник у Лонгботтома. Что? Натаниэль только что вслух назвал О`Лири - симпатичной когтевранкой? Главное - делать вид, что так все и задумывалось. Ранйяр заглянул в глаза своей спутницы: - ты позволишь, наконец, помочь тебе с этим? - гриффиндорец кивнул на так забавляющую Натаниэля и так, очевидно, раздражающую Милисенту прядь ее ярко-рыжих волос, очаровательно пружинящую в такт вальсу. - Мне нравится читать - вдруг совершенно серьезно ответил юноша, в конце концов, Милисента все-таки была честна, отвечая на тот же самый вопрос- не школьную литературу, хотя, история магии, например, мне нравится, несмотря на то, что все считают ее скучной. Я думаю, это, скорее, вина профессора Биннса... как можно так скучно и монотонно рассказывать о таких событиях, как принятия Статута о Секретности или Охота на Ведьм? - Натаниэль на секунду задумался: наверное, Святочный Бал - все-таки не самое подходящее мероприятие для дискуссий о важности принятия Статута о Секретности? - Еще я в квиддич играю, иногда мне даже нравится - рассмеялся Натаниэль, - только не говори мадам Трюк, иначе я точно не отверчусь от факультетской команды. Мне хватает тренировок дома, а нашей семья явно достаточно одного профессионального спортсмена. Что еще? Ну, растения я точно на подоконнике не выращиваю, да и вышивать гербы сопротивлений не умею. О чем еще можно рассказать даме? Разумеется, не о внезапно открывшейся в столько серьезном юноше, коим себя, несомненно, считал Натаниэль, любви к домашним животным. Кошки, нюхлеры... Нет, конечно, нюхлеры пока еще не классифицируются, как магические существа, которых можно одомашнить, но, в конце концов, чем это не тема для практического исследования? Музыка замолчала. Натаниэль совершенно импровизированно аккуратно раскрутил Милисенту вокруг ее оси в два оборота и так же аккуратно поймал девушку, положив руку на ее талию.

Милисента О`Лири: Вальс явно подходил к своему логическому завершению и танцующие пары пошли на последний круг. Милисента с удивлением обнаружила, что танец доставил ей больше удовольствия, чем она изначально ожидала, поэтому где-то в глубине души ей не хотелось, чтобы вальс заканчивался. Кто же знал, что Ранйяр так хорошо танцует? Но ни сознательной части ее личности, ни, тем более, Ранйяру знать об этом не полагалось! - Не могу представить тебя мирно вышивающей крестиком. Разве что Герб какого-нибудь сопротивления… - Милисента закатила глаза. Вообще-то, она была достаточно миролюбивой личностью, просто умела постоять за себя! Иногда даже слишком хорошо… — В таком случае, можешь представить меня, воинственно вышивающую крестиком, — когтевранка сверкнула глазами. — Знаешь ли, иголку можно использовать как холодное оружие, нитки — как средство иммобилизации, ткань — как кляп, а ножницы — сам понимаешь. — Я разве не рассказывал? Танцы - мое самое любое занятие! - Ранйяр ей подмигнул, и Милисента немного отвела взгляд в сторону, чтобы не смотреть ему в глаза. — Каждый день тренируемся всей мужской спальней четверокурсников… Второе закатывание глаз за минуту. Разумеется, этот несносный гриффиндорец не мог не отпустить очередную дурацкую шуточку! Какой он зануда, этот Ранйяр! … видишь ли, в нашей гостиной не водятся симпатичные когтевранки, поэтому приходится одалживать Финнигана у Томаса или учебник у Лонгботтома. Стоп, что? Несносный гриффиндорец только что сделал ей комплимент, или показалось? Он собрался поправлять ей волосы?! Милисента удивленно уставилась на партнера. Может быть, ей показалось? По лицу Ранйяра нельзя было сказать, что сейчас произошло что-то необычное. Впрочем, как она могла заметить, у гриффиндорца довольно неплохо был развит самоконтроль — ему не составит никакого труда делать вид, что все так и задумано. И как ей себя вести?! Милисента раньше не получала комплиментов от лиц противоположного пола (разве что от папы и дедушки), и не имела выработанного протокола реагирования в подобных ситуациях. И уж точно эти самые лица противоположного пола не изъявляли намерения трогать ее волосы! Разве что в экстренной ситуации, когда это была необходимая мера для изъятия оттуда нюхлера... И это опять был Ранйяр... Принять как должное? Тоже сделать вид, что ничего не произошло? Но это как-то невежливо… Поблагодарить? А вдруг послышалось? Или он случайно это сказал, и ничего такого не имел в виду? Что значит “ничего такого не имел в виду”?! Вообще-то, Милисента была с ним совершенно согласна, и находила себя весьма привлекательной! Особенно, если учесть, сколько времени ушло на прическу… Сделать ответный комплимент? Нет уж, обойдется! — Мм, если тебе для танцевального настроения нужно присутствие симпатичных когтевранок, я могу тебя провести в нашу башню, у нас этого добра там достаточно. Но придумывать правдоподобное объяснение будешь сам! Например, можешь сказать, что перепутал башни, — Милисента очаровательно улыбнулась гриффиндорцу и даже подмигнула ему. Кажется, свести все в шутку — лучший выход в ситуациях, не предусмотренных этикетом! — Мне нравится читать, — наконец, последовал ответ на ее вопрос, — не школьную литературу, хотя, история магии, например, мне нравится, несмотря на то, что все считают ее скучной. Я думаю, это, скорее, вина профессора Биннса... как можно так скучно и монотонно рассказывать о таких событиях, как принятия Статута о Секретности или Охота на Ведьм? Когтевранка едва сдержалась от того, чтобы в третий раз не закатить глаза. В самом деле, только Ранйяр во время вальса мог завести разговор о Статуте о Секретности! Интересно, чем руководствовалась Шляпа, определяя его на Гриффиндор? И вообще, она совершенно не удивилась, узнав, что История магии — его любимый предмет. Было бы странно, если бы его любимым предметом была Защита от Темных искусств. А, между прочим, несмотря на своеобразную манеру преподавания профессора Грюма, лекции по ЗОТИ всегда очень интересные! И уж точно, от них больше пользы, чем от гоблинских восстаний, которые были пятьсот лет назад. — И что же тебе нравится читать, помимо школьной программы? — Милисента с интересом глянула на Ранйяра и попыталась представить его с любимой книгой. — Наверняка, какие-нибудь философские трактаты? Скажем, “Критика чистого разума” или “Феноменология духа”? Или твоя настольная книга — “Государь” Никколо Макиавелли, с помощью которой ты строишь планы по завоеванию мира? — вот чему-чему, а планам по завоеванию мира когтевранка совершенно не удивилась бы. Но вдруг ему удастся ее удивить? В конце концов, его танцевальные навыки оказались вполне приятным сюрпризом. — Еще я в квиддич играю, иногда мне даже нравится, только не говори мадам Трюк, иначе я точно не отверчусь от факультетской команды. Мне хватает тренировок дома, а нашей семья явно достаточно одного профессионального спортсмена. Что еще? Ну, растения я точно на подоконнике не выращиваю, да и вышивать гербы сопротивлений не умею. Квиддич? Ранйяр? Вот уж точно никогда бы не подумала! Милисента совершенно не разбиралась в квиддиче, едва ли назвала бы хоть одну команду высшей лиги, и ей было откровенно скучно наблюдать за цветными пятнами, летающим по полю и мячами, за которыми охотятся эти самые цветные пятна. Впрочем, это вполне стандартное увлечение среди мальчиков ее возраста, и было очень необычно узнать, что в жизни Ранйяра есть место обычным мальчишеским делам, а не только Истории Магии, бесконечному занудству и планам по завоеванию мира. Спросить, за какую команду болеет? А толку, я все равно не знаю ни одной команды и ни одного игрока... Кажется, в этом году был какой-то чемпионат? О Мерлин, я не хочу говорить о квиддиче! —Можно я не буду спрашивать, за какую команду ты болеешь? Я совершенно ничего не понимаю в квиддиче, и не горю желанием делать вид, что мне интересно, кто в этом сезоне вылетит из высшей лиги, — выпалила Милисента, прежде чем успела придумать более вразумительный ответ. Не слишком ли прямолинейно? Хоть когтевранка и не хотела говорить о квиддиче, но быть невежливой с гриффиндорцем ей тоже не хотелось! В конце концов, ей было интересно узнать больше о своем партнере. Если ему нравится квиддич, значит, это часть его жизни, значит, Милисента должна проявить к ней уважение, пусть даже она не разделяет этот интерес. Так ведь? Почему в этих светских беседах куча условностей?! — У тебя кто-то из родителей профессиональный игрок? Я так понимаю, ты болеешь за его команду и, скорее всего, вы всей семьей посещали летом Чемпионат мира? — Милисента встретилась взглядом с гриффиндорцем и очаровательно улыбнулась, чтобы смягчить возможную дерзость. — Если бы меня интересовал квиддич, наверное, я бы хотела побывать на таком мероприятии, — когтевранка рада была бы ничего не знать о Чемпионате мира по квиддичу, но из-за произошедших там событий отголоски этого мероприятия долетели даже до далекой от спорта части волшебного мира. Интересно, он там был и во время нападения пожирателей? Но этого я точно не буду спрашивать! В конце концов, такой приятный вечер — не самое подходящее время для обсуждения таких неприятных тем! Музыка стихла, но танец почему-то не закончился — Ранйяр неожиданно целых два раза повернул Милисенту вокруг ее оси. Разве это движение было предусмотрено хореографией? Впрочем, это было довольно забавно, поэтому, вернувшись в исходное положение, Милисента весело захихикала, опустив руки на плечи гриффиндорца. Ей показалось, или расстояние между ней и гриффиндорцем стало на добрых пару дюймов меньше предписанного этикетом? Почувствовав тепло в районе щек, когтевранка сделала небольшой шаг назад и с преувеличенной старательностью начала поправлять тот-самый-локон, который упрямо рвался на свободу.

Hogwarts: Звуки вальса стихли. Выдержав небольшую паузу, "Ведуньи" заиграли веселую танцевальную мелодию, свой самый известный хит. Студенты пустились в неистовый пляс, радостно позабыв о замысловатых па вальса. Даже крошечный профессор Флитвик оказался вовлеченным в танцующую толпу!



полная версия страницы