Форум » Средние ярусы Замка » Большой зал » Ответить

Большой зал

Hogwarts: Самое большое помещение замка. Его отличительной особенностью является заколдованный потолок, который точно отображает состояние неба снаружи. Обычно, его используют как трапезную, где ежедневно завтракают, обедают и ужинают все студенты и преподаватели. Также все торжественные события проводятся в Большом зале. К блуждающим лестницам (путь на верхние ярусы) Лестница к Большому залу (путь на нижние ярусы) К столу преподавателей К столу Когтеврана К столу Слизерина К столу Гриффиндора К столу Хаффлпаффа

Ответов - 230, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Миссис Норрис: - Мяу. - многозначно произнесла кошка и посеменила за хозяином

Scarlett Walman: - Ну вот, и кошечка утопала, - грустно подумала Скарлетт вслух, - а ведь так хочется ее поласкать, мур-мур. Да, девушка была заядлой кошатницей. И даже сейчас, когда смерть была так близко, она думала о кошках. Ужас.

Alice Whitehall: Профессор Уайтхолл стояла, раскрывая рот, как рыба на морском берегу. - Но мистер Филч! Сэр! - но силуэт Филча уже исчез за линией горизонта. "Что это с ним сегодня?" - подумала Элис. Обычно Филч сам любил руководить уборкой, изрыгать проклятия в адрес студентов. "Может, он заболел?". Но субботник надо было проводить. - Так, господа студенты! Вы слышали? Необходимо убрать Выручай-комнату, совятню, библиотеку и кухню! *И квиддичную раздевалку, и мой кабинет!* Делимся на группы! - тут Элис увидела, что желающих убираться раз два и обчелся и поменяла распоряжение, - нет, идем все вместе! Вперед! Начнем с кухни! И профессор размашистым шагом отправилась на кухню, не сомневаясь, что студенты не замедлят последовать за ней. [url= http://hdhog.forum24.ru/?1-15-0-00000052-000-60-0-1363494863]сюда[/url]

Джулия Мэксим: Джулия, собрав последние силенки, прибежала в Большой Зал и прьтащила за руку завхоза. Гриффиндорка немного смутилась, потому что немного была безпардонна. Девочка потупила глаза и извинилась перед завхозом за такое обращение. Джулия осмотрела присутствующих и задумалась о чем-то.

Тайлер Стаффорд: Тайлер следом за Джулией и Аргусом Филчем пришел в Большой зал и посмотрел на них.

Elis Allford: Elis Allford вбежала как ошарашенная чуть было не сломав дверь и задыхавшийся спросила: -Я опоздала? Уже начали? Поняв что опоздала, Elis тут же взялась за веник и принялась за уборку зала. Слушая радио GryffFM Elis словно танцуя перебиралась по большому залу метя веником.

Лилиана Портер: Ролевая игра (Осенний РПГ-Турнир) Участники: Oris Sordeo и Лилиана Портер Ситуация №5. «Зелье неудачи» Что может быть лучше, чем осеннее пасмурное утро? Сегодня Лилиана Портер была уверена, что ничто с ним не сравнится. Счастливый профессор спускалась в Большой Зал по традиции на утреннюю перекличку трапезу. Причин для счастья преподавателя бало несколько: наступившая осень, замок, пополнившийся детьми, которые вернулись с летних каникул, а также волшебные песочные часы, которые показывали на данный момент, что у Гриффиндора есть все шансы на победу. Осень необычайно радовала Лилиану, потому что теперь можно было летать на полях, не опасаясь солнечного удара, ведь жару профессор выносила плохо и скорее была готова гонять на метле под проливным дождем или снегом. Девушка приветствовала студентов, проходящих мимо, и размышляла, сколько же новеньких учеников решатся прийти на ее предмет сегодня. В голове профессора уже с утра созрел гениальный план для новой лекции и гриффиндорка даже подпрыгивала от переполнявшего ее энтузиазма. Прическа, с утра приведенная в порядок, уже потерпела катастрофу, коль скоро Лили встретила нескольких студенток, в обнимашках которых ей предстояло тонуть десять последующих минут после встречи. Теперь вид у Лилианы был самый привычно-хулиганистый, синяя прядь торчала самым озорным образом и прическу украшали две маленькие косички, которые умудрились ей заплести девочки в процессе столь теплой встречи. Впрочем, Лили мало походила на профессора и вполне могла сойти за семикурсницу. Напускать на себя строгость и важность у Лилианы не очень получалось, да и к тому же девушка думала, что это ей совершенно не шло. Итак, профессор Портер при всем своем хулиганистом параде направлялась в Большой Зал, размышляя о сегодняшнем занятии со студентами. Добравшись до места назначения, Лилиана по привычке бросила взгляд на песочные часы, которые показывали, что Гриффиндор с утра успел набрать еще несколько баллов. "Какие молодцы!" - радовалась профессор Портер и радостно махала ученикам за столом Гриффиндора, где, кстати говоря, училась ее младшая дочь Вивиан. Останется ли положение в соревнованиях таким же, девушка не могла с точностью предсказать, но день определенно обещал быть удачным. Лили поприветствовала в Зале нескольких студентов и, наконец, присела за стол преподавателей. Компанию ей составлял пока только директор, сосредоточенно читавший Ежедневный пророк. Лилиана поздоровалась с профессором и решила его не отвлекать своими речами о прекрасной осенней погоде, предстоящих матчах и потерявшейся канистре фруттоняни. За ворохом своих мыслей Лили даже забыла, что здорово проголодалась, и приступила к трапезе. Ролевая перенесена в локацию Большой Зал: стол преподавателей.

Oris Sordeo: Возвращение из локации Большой Зал: стол преподавателей. Орис Сордео терпеть не могла ранний подъём. И всё-таки изо дня в день поднималась к первому уроку, если вообще ложилась спать ночью: иногда случалось так, что профессор, по натуре своей сова, не спала ночь напролёт, затем вычитывала лекции в первой половине дня, а по их окончании отправлялась спать, чтобы вечером, ближе к полуночи, появиться в гостиной. Так уж сложилось, что ночное время было интереснее для Орис - и для раздумий, и для работы, и вообще ночь казалась ей более красивым временем суток. Иногда она думала о том, что рождена ночью, и поэтому природа наградила её именно таким биоритмом, а не иным. С наступлением осени, как ни странно, утренняя дремота отступала. Утренние часы, золотящие осеннюю листву на деревьях лучи ласкового солнца вдохновляли Орис. И вечерние осенние закаты, первые звёзды в вечерних прохладных сумерках... Мадам Сордео не любила жары. Сегодня был чудесный день. Пасмурный, прохладный. Может, даже дождик пойдёт... Орис, как всегда, скромно и опрятно одета и безупречно причёсана, волосок к волоску, незаметно потянулась перед тем, как войти в Большой Зал на завтрак, чтобы стряхнуть остатки ночного сна. Что-то сегодня ей снилось... Что-то по мировой культуре и архитектуре замков. Точно вспомнить было сложнее. Занятая этими мыслями, Орис повернула за угол и сделала шаг в большой зал, уже отапливаемый каминами, залитый мягким рассеянным светом плавающих под потолком свечей.

Лилиана Портер: Лилиана перекинула через плечо свою красную сумку. Но это была не та самая сумочка, где находился тот самый красный блокнот, в который записывались все детские проделки, а также редкие ингредиенты для зелий. Это была обычная сумка, в которой профессор Портер еще во времена седьмого курса носила учебники, пергаменты, перья, чернильницу и другие школьные принадлежности. Да и сейчас мало что поменялось, ведь преподаватель, по мнению Лили, должен был продолжать совершенствоваться и после окончания Школы, поэтому учебные пособия, в том числе и те, которые девушка приобретала во время странствий по Европе, были очень кстати. Лилиана не была сильно озабочена утренней запиской за преподавательским столом. Она про себя отметила, что почерк ей не знаком, хотя хулиганка О`Лири, например, вполне могла попросить сделать эту запись одного их своих учеников на младших курсах под угрозой уборки вольеров с шушами. Так что ничего было не ясно. Единственное, что твердо для себя решила профессор Портер, так это то, что зелья такого не существует и сегодня утром они выпила обычный чай с бергамотом, который, кстати говоря, никаких посторонних привкусов не содержал. "Дети у нас, конечно, талантливые..." - думала Лили, но не могла поверить, что такое зелье было создано в Хогвартсе. Гриффиндорка покидала Большой Зал все в таком же приподнятом настроении и встретила на выходе коллегу Орис Сордео. "Да уж, зелье явно не имеет никакого действия", - решила Лилиана, ибо встречу с завучем неудачей не считала, а очень даже наоборот. Лили уже хотела завязать двухминутный разговор, как споткнулась о какой-то неопознанный и невидимый профессору предмет. И дальше события стали развиваться далеко не по замыслу Лилианы. Профессор Сордео была уже достаточно близко и Лили, повинуясь инстинкту самосохранения, ухватилась за первое надежное плечо, которое встретилось у нее на пути, но не совсем за плечо, а за рукав коллеги, который все-таки оказался не совсем надежным, и часть его осталась в руке у Лили, а сама девушка по закону природы, а не магии, вместе со спасительной тканью в руке продолжила стремительно падать вниз. В этот самый момент в голове гриффиндорки мелькнула мысль, что она сама себе напомнила тот самый маггловский лайнер из фильма, который она смотрела в детстве. Но это еще был не конец данного занимательного эпизода, ибо в результате падения сумка профессора раскрылась, из нее вывалились пергаменты и чернильница, содержимое которой оказалось не только на полу, но и, конечно, на мантиях преподавателей, а также в виде пары клякс на лице. Произошло это все на самом деле в считанные мгновения. Лилиана была в шоке, но даже в этой ситуации не теряла чувства юмора. - Доброе утро, Орис, - произнесла девушка, помахав коллеге с пола клочком ее же мантии.

Oris Sordeo: Не успела Орис сделать шаг в Большой зал, уже манящий запахом рогаликов с маком и плюшек с корицей, как увидела выходящую из зала Лилиану Портер, сияющую улыбкой. Профессор уже приготовилась с достоинством кивнуть в знак приветствия, как делала это обычно, как вдруг, совершенно внезапно, Лилиана споткнулась. Последствия были непредсказуемыми. Сверкнув синими прядками, молния-Лил со всего размаху влетела в Орис, и падая, схватилась за рукав её мантии. Рукав оторвался, Лил оказалась на полу. Мало того, инерции её полёта хватило на то, чтобы и Орис не устояла на ногах. Падая, профессор автоматически сгруппировалась и упала на бок, получив при этом ушиб плеча, а после получила по голове книгой, вывалившейся из сумки Лилианы. Оттуда же вылетела чернильница, содержимое которой обоих профессоров покрыло боевым раскрасом. В голове профессора Сордео, педанта до крайней степени, пронеслось несколько внезапных мыслей. Корица отменяется. Я теперь выгляжу как невесть что - это раз. Придётся идти в БК показывать плечо - это два. Я опоздаю на первую лекцию и пропущу квиддичную тренировку. День насмарку. В понимании Орис только идеально начатый день мог не пойти насмарку, несмотря на то, что бывало и иначе. Опыт подсказывал, что самое противное начало дня может продолжиться нормально, а закончиться великолепно. Но всё равно ощущение нарушенных планов раздражало. Глядя на игриво помахивающего рукавом мантии профессора Портер, Орис мысленно добавила визит к портному. И к парикмахеру для Лил, судя по клоку светлых волос, оставшемуся в ладони Орис. Профессор посмотрела на коллегу, оценивая масштаб разрушений, и услышала что-то про доброе утро. - Доброе? Хм... - что-то подспудно забеспокоило Орис, она пока, правда, не могла понять что. Не мысль даже, а что-то за мыслью. Какое-то ощущение, едва уловимое, настойчиво требующее, чтобы к нему прислушались, немедленно. - Мисс Портер! - профессор по старой памяти всё называла эту взрослую самодостаточную молодую женщину "мисс" - Поднимайтесь. Не ушиблись? Профессор поднялась и произнесла: "Tergeo!", после чего чернила с мантий немедленно исчезли.

Лилиана Портер: Все произошло настолько быстро, что Лилиана не сразу осознала, как это больно. А реакция на боль у профессора Портер была своеобразной: ее одолевало желание безостановочно смеяться, при этом повествуя о своих догадках по поводу свершившегося перелома или вывиха. Но в этот раз Лили чувствовала, что отделалась лишь ушибами и общим осознанием неловкости ситуации. Девушке казалось, что Большой Зал как-то притих и в общей тишине доносились слова профессора Сордео: - Доброе? Хм... Дааааа. Ну и глупость я сморозила. Повалить коллегу на пол, порвать мантию, обрызгать чернилами и пожелать после этого доброго утра... Не хватает только устроить праздничный салют в честь великого падения профессоров, - проносилось в мыслях у Лили. Должно быть, это последствие болевого шока, да... Определенно болевой шок. - Лилиана что-то шептала про себя, тщетно пытаясь разогнать звездочки перед глазами все той же тканью бывшего рукава мантии Орис. Наконец, юный преподаватель осознала себя в этом мире и даже заметила шевеление примерно в метре от себя. - Мисс Портер! Поднимайтесь. Не ушиблись? - Профессор Сордео довольно ловко поднялась на ноги и уже совершала магические действия, благодаря которым мантии преподавателей обрели более-менее нормальный вид, а чернильные кляксы на лице и волосах мгновенно исчезли. Лилиана параллельно отмечала про себя, что, по всей видимости, не нанесла коллеге серьезных травм, что не могло не радовать. - Я... Ээээ. Все хорошо, - гриффиндорка постепенно приняла вертикальное положение и в этот раз решила ухватиться за ближайший стол, а не за коллегу, дабы больше не вышло никаких происшествий. - Простите, профессор, - Лили назвала Орис профессором, ведь семилетнюю привычку бывает крайне сложно искоренить. - Я не ожидала, что мы вот так... Обрушимся. Вы в порядке? - Лили невольно покосилась на порванный рукав. Девушка принялась устранять последствия обрушения, а именно подняла сумку и стала складывать вылетевшие из нее учебники, в том числе "Квиддич сквозь века", который так неудачно приземлился на голову Орис. Наконец, Лилиана бросила в сумку пустую чернильницу и осмотрелась. Похоже, они с профессором Сордео стали самыми заметными персонажами этого утра. Какой-нибудь озорник обязательно нарисует комикс и назовет его "Профессора отдыхают".

Oris Sordeo: - Старовата я для таких полётов, пожалуй. - Орис потёрла ушибленное плечо и подумала о пользе ледяного компресса, пока не вздулась гематома. Затем кое-как пригладила волосы на голове, которая утратила свою строгую, волосок к волоску, причёску. - Но вроде всё цело. Ушибы, вывихи и растяжения для старых игроков в квиддич не беда. Привычное дело. Главное, в порядке голова! Для нас с вами наиболее важная часть тела. Как голова? Орис посмотрела в глаза Лилиане, пытаясь определить, насколько они косят в разные стороны после падения. Это было сложно. Разрез глаз Лил был вообще несколько раскосым, а взгляд, как говорил одни талантливый поэт о своей жене, "не то чтобы косящим, но несколько неопределённым". Моя косая Мадонна - пронеслось у профессора в голове. - Какая ирония! Получить по голове именно этой книгой, потрясающе! - профессор улыбнулась, потрогав шишку на лбу, полученную от удара "Квиддичем..." - Спасибо, что не бладжером. Не носишь с собой в сумке бладжеры, а, Портер? Или просто не успела их вывалить? Орис перешла на приятельский тон, принятый давным-давно в квиддичной команде времён совместных с Лили игр, рассматривая обрывок своего рукава. - Нда. Я ещё успею переодеться перед первым уроком. - гул в большом зале возобновлялся, а в голове усиливался. Вместе с тем непонятным ощущением, которое возникло в первую же секунду падения. Профессор повернулась на каблуках и чуть прихрамывая, отправилась в сторону жилого крыла персонала. Удаляясь, Орис, не оборачиваясь, через плечо бросила Лили фразу на прощание: - Берегите себя, мисс Портер. Я ведь приду на тренировку сегодня, драконам посочувстовать!

Лилиана Портер: - Но вроде всё цело. Ушибы, вывихи и растяжения для старых игроков в квиддич не беда. Привычное дело. Главное, в порядке голова! Для нас с вами наиболее важная часть тела. Как голова? В целом, ответ профессора звучал довольно убедительно. Но голова... Голова! Лилиана схватилась за голову, только сейчас осознавая, какой там творился бедлам! И это не шло ни в какое сравнение с тем, что было утром, после обнимашек с соскучившимися хулиганами. - О, Мерлин... - Лилиана откопала синюю прядь, которой так гордилась, и вздохнула. Удивительно, что можно было сотворить с прической за несколько секунд. Две косички, которые так старательно заплетали девочки, расплелись и больше походили на два хвостика, устремившихся в разные стороны... Несимметрично. Профессор Портер, не моргая, смотрела в глаза Орис. Кто чьи мысли пытался прочитать в эту минуту, история умалчивает, но Лили понимала, что на данный момент ей совсем не до легилименции, хотя юный преподаватель и не отказалась бы знать наверняка, сердится ли профессор Сордео за этот конфуз или нет, а если да, то насколько сильно. К сожалению, сходу это было не понять. Однако тот факт, что Орис перешла на дружеский тон, уже радовал: - Какая ирония! Получить по голове именно этой книгой, потрясающе! Спасибо, что не бладжером. Не носишь с собой в сумке бладжеры, а, Портер? Или просто не успела их вывалить? - Нет, в сумке не ношу, они у меня по классу только летают, - отвечала Лилиана, вдруг вспомнив забавный эпизод на одной из первых своих лекций, но поспешила добавить: - Иногда. Похоже, планы профессора Сордео на завтрак в Большом Зале потерпели полное фиаско, не в последнюю очередь из-за выведенной из строя мантии. Кусочек рукава профессора, который в спешке выронила Лили, одиноко лежал на полу, словно не доставшейся никому квоффл на траве, и, видимо, ждал появления доброго эльфа-домовика, который его поднимет и найдет ему применение в хозяйстве. Орис удалилась в сторону жилого крыла и напоследок сказала что-то о драконах. - Драконы... Точно! У меня же сегодня тренировка! А еще уроки! - быстро проговорила Лили и побежала в башню приводить себя в нормальный вид. Ролевая перенесена в локацию Кабинет Лилианы Портер.

Hogwarts: РПГ "Назад в 1997" 6. Армия спасения Описание: Ночь с первого на второе мая для большинства студентов Хогвартса начиналась довольно спокойно, и ничто не предвещало грядущих событий. Ученики мирно отдыхали в своих гостиных, пока неожиданно старосты факультетов не заявили о том, что все студенты должны покинуть гостиные и отправиться в Большой зал по приказу директора. В этой ситуации оказались и пуффендуйка Тина Рид, и слизеринка Аэреиль Авер, которые в следующие минуты наблюдали появление Гарри Поттера и Ордена Феникса, а также ультиматум Волан-де-Морта. Началась подготовка к битве. Было принято решение эвакуировать всех младшекурсников из Хогвартса, однако покидать поле битвы желали не все. Аэреиль, сидевшая за столом Слизерина и видевшая, как Пэнси Паркинсон призывает схватить Гарри Поттера после заявления Темного Лорда, понимает, что должна выбрать путь, отличный от своих товарищей. Девочке удается сбежать с эвакуации во время суматохи, и она снимает слизеринский галстук и думает представиться ученицей другого факультета, чтобы не вызывать подозрений и недоверия. В одном из коридоров Аэреиль встречает Тину, которая также убежала с эвакуации, не желая сидеть без дела. Отважная пуффендуйка решает помочь эльфам-домовикам в битве, а Аэреиль присоединяется к ней. Ночь 1 мая 1998, около 40 минут до полуночи. Большинство учеников Хогвартса проводят время в своих башнях, подземельях и гостиных: кто-то уже готовится ко сну, кто-то весело общается, стараясь отвлечься от гнета пожирательского режима, а кто-то занят выполнением домашнего задания. Никто не подозревает о надвигающейся опасности, пока неожиданно в гостиные не приходят старосты факультетов и сообщают, что все должны явиться в Большой зал. Среди студентов вспыхивает недоумение, тревога, но некоторые реагируют и более спокойно. Ученики ровным строем покидают свои гостиные и идут вслед за старостами по мрачным школьным коридорам в место назначения. Атмосфера все же была напряженная. Спустившись (или поднявшись) в Большой зал, все рассаживаются за столы своих факультетов. В эту ситуацию попадают Тина Рид, сидящая за столом Пуффендуя, и Аэреиль Авер, сидящая за столом Слизерина. Участники: Тина Рид и Аэреиль Авер Мастер: Эмили Рэдфилд-Портер Очередность постов: Тина - Аэреиль

Тина Рид: День для девушки выдался на удивление спокойным, даже занятий у Кэрроу в этот день не было. Поэтому вечером, она решила немного позаниматься. Достав учебники и пергаменты, уселась у окна. Чудовище мирно свернулся рядом и посапывая, спал. Мысли пуффендуйки не шли, усталость от режима пожирателей и постоянных пыток магглорожденных и полукровок, давала знать о себе. Правда, и сон не шел тоже. Тина открыла учебник по зельям, а так же пергаменты, данные ей Викторией, усиленно пыталась вчитаться в текст и делать заметки на завтрашний день. Девочка планировала попрактиковаться в приготовление нового зелья. Первые заметки уже красовались в ее пергаменте, когда в коридоре факультета послышались шаги. Их становилось все больше, как и шума. Рид, схватив кота, вышла в гостиную. - Да, что тут происходит?!- девушка оглядела комнату, которая была заполнена пуффендуйцами. Староста, что-то объяснял, но до Рид долетали только отрывки фраз. Гостиная наполнилась шепотом учеников. Ребята с тревогой выстраивались в ряд и шли в сед за старостой. Тина, с котом под подмышкой, пошла за всеми. Она понимала, что что-то случилось и это что-то довольно серьезное. Но, что именно, ей не могло даже в голову прийти. Проходя по коридорам школы, четверокурсница заметила, что не только их факультет собирают. Пройдя в большой зал, куда их привел староста, девушка убедилась в своих догадках. В зале собрались все ученики школы. Это совсем смутило Тину. Тревога и не понимание, что же происходит, поглотило девочку. В голове всплывали и мысли о том, что пожиратели совсем захватили школу и сейчас начнутся чистки. Или еще, что хуже, хотя куда было хуже. Тина села на край скамейки у стола пуффов, ее руки тряслись и била легкая дрожь. Девочку всегда очень выводило из себя не понимание и не знание происходящего. Посадив свое Чудовище рядом, достала и крепко сжала свою палочку, на всякий случай. Кот был единственным кто, был совершенно спокойным. Рид очень надеялась, что ее предположения не оправдаются. Но все, что ей сейчас оставалось это ждать, что же будет дальше.

Аэреиль Авер: Аэреиль сидела в гостиной, прикрыв глаза и рассеянно теребя в руке краешек мантии. Она находилась в той сладкой полудрёме, когда человек всё ещё осознаёт происходящее вокруг, но оно уже теряет всю свою важность и яркость. Под вечер девушку начали беспокоить лёгкие головные боли, и она просто наслаждалась спокойствием, бытовавшим в комнате. Возможно, стоило пойти к себе и приступить к подготовке ко сну, но Аэре было просто лень подниматься с насиженного места и менять дислокацию. Она желала хотя бы сегодня проявить маленькую слабость и отправиться к себе «вот сейчас, всего через минуточку». Внезапно гостиная ожила, наполнилась негромкими разговорами, связанными с появлением старосты. Такие изменения в ещё недавно тихой комнате заставили Аэру подняться, вновь на душе появилось «тёмное» предчувствие, а головная боль усилилась. Девушка всё ещё была на грани сна и реальности и потому не сразу поняла распоряжения. Слизеринцы один за другим начали выходить из гостиной, строясь в более или менее стройные ряды, и только мисс Авер да пара таких же «непонятливых» учеников тормозили у дверей, чем немного раздражали идущих позади. Однако Аэра наконец выбралась в коридор, прихваченная под руку однокурсницей, быстро сказавшей ей что-то про директора и Большой зал. После этих слов всё стало ещё непонятнее. Единственный логический вывод, который смогла сделать мисс Авер, уже поднявшись из гостиной наверх, в место сбора, что Слизерин не единственный потревоженный на ночь глядя факультет. Это навевало множество тревожных мыслей, подобное настроение царило во всём зале. Ученики, ещё недавно перешёптывающиеся, стали говорить чуть громче, выстраивая свои теории о происходящем. Аэреиль уселась за стол своего факультета, намеренно пропустив вперёд большую часть студентов. Она хотела «отвоевать» себе место на краешке, чтобы иметь больше места для манёвров в случае непредвиденной ситуации. В душе девушка продолжала пытаться верить, что всё происходящее не столь серьёзно, и скоро всех распустят по своим комнатам, однако делать это становилось всё труднее, и она ловила себя на мысли: «Никто бы не устроил всешкольный сбор ради какого-нибудь пустяка!». Казалось, сейчас произойдёт что-то важное, что перевернёт жизни множества людей. Сонливость сняло как рукой.

Hogwarts: Зал был переполнен людьми. Здесь находились ученики школы, преподаватели, белыми фигурами мелькали призраки, и даже члены Ордена Феникса присутствовали. Похоже, сейчас в нем собрались почти все обитатели Хогвартса (и не только они), за исключением некоторых студентов, по каким-то причинам не попавших на данное собрание, а также некоторых учителей – профессора Снейп и оба Кэрроу в зале отсутствовали. На возвышении перед учениками вышла профессор Макгонагалл, и стало заметно тише. Все устремили взгляды на нее, желая наконец узнать, в чем же дело и зачем их вызвали в столь поздний час. Профессор Макгонагалл начала говорить строгим и ровным голосом: – Ученики Хогвартса, прошу выслушать меня очень внимательно. Ситуация крайне серьезная – грядет битва, находиться здесь будет опасно. Все должны как можно скорее покинуть школу и перейти в безопасное место. – Она обвела взглядом взволнованных студентов. Некоторые сидели в полном оцепенении, пытаясь осознать сказанное. – Эвакуацией будут руководить мистер Филч и мадам Помфри. Старосты, по моему сигналу вы организуете свои факультеты и в порядке доставите порученные вам группы к месту эвакуации. Эрни Макмиллан, староста Пуффендуя, поднялся с места и громко спросил: – А если мы хотим остаться и принять участие в битве? За вопросом последовали одобряющие возгласы и бурные аплодисменты. – Совершеннолетние могут остаться, – ответила профессор Макгонагалл. Затем кто-то поинтересовался, что делать с вещами и домашними животными, ведь все имущество студентов осталось в их комнатах. Было сказано не возвращаться за ними, так как времени уже нет, а самое главное – в целости и сохранности эвакуировать всех отсюда в безопасное место. Некоторые были с этим не согласны. Возможно, потому что оставили в гостиных слишком ценные и дорогие вещи… Из-за стола Слизерина прозвучал очередной вопрос, интересующих довольно многих присутствующих: – А где же профессор Снейп? – Он, простите за вульгарное выражение, сделал ноги, – ответила профессор Макгонагалл, и ученики за столами других факультетов громко и дружно рассмеялись. – Мы уже установили вокруг замка защитные заклинания, но вряд ли они продержатся долго, если мы не примем дополнительных мер. Поэтому прошу вас двигаться быстро и организованно и слушаться старост… Неожиданно для всех раздался голос, холодный и наводящий ужас голос, разнесшийся эхом по всему помещению. Неизвестно было, откуда он доносится, словно говорили сами стены. – Я знаю, что вы готовитесь к битве. Кто-то испуганно закричал, нарушая воцарившуюся в Большом зале тишину. Кому-то стало настолько страшно, что захотелось спрятаться, убежать, лишь бы находиться подальше и не слышать этого. Страх и волнение охватили учеников. – Ваши усилия тщетны. Вы не можете противостоять мне. Я не хочу вас убивать. Я с большим уважением отношусь к преподавателям Хогвартса. Я не хочу проливать чистую кровь волшебников. Отдайте мне Гарри Поттера, и никто из вас не пострадает. Отдайте мне Гарри Поттера, и я оставлю школу в неприкосновенности. Отдайте мне Гарри Поттера, и вы получите награду. Даю вам на раздумье время до полуночи. Стало ясно, что говорил сейчас сам Волан-де-Морт, и это внушало еще больший ужас. В зале царила полная, давящая на барабанные перепонки тишина. Все начали поворачиваться в сторону Гарри Поттера, который также находился в это время здесь. Еще несколько секунд все в напряжении замерли, как вдруг из-за стола Слизерина поднялась Пэнси Паркинсон и, указывая на Гарри, повелительным тоном крикнула: – Да он же здесь! Поттер здесь! Хватайте его! В следующий миг из-за столов повыскакивали сначала гриффиндорцы, а затем и когтевранцы, пуффендуйцы. Все они спинами закрывали Гарри Поттера, сурово и решительно глядя на слизеринцев. Многие достали свои волшебные палочки. Было ясно, что отдавать Поттера никто не собирается. – Благодарю вас, мисс Паркинсон. Вы первая покинете этот зал в сопровождении мистера Филча. За вами пойдут остальные ученики вашего факультета, – произнесла профессор Макгонагалл, и скамейки слизеринцев начали пустеть. Все они длинной очередью покидали Большой зал вслед за Филчем через выход на другом конце помещения. Следом за ними начали пустеть столы Когтеврана, а затем Пуффендуя. – Пуффендуйцы, идем за мной! – крикнула староста факультета Ханна Аббот, подождав, когда все построятся друг за другом, и направилась к выходу. Очередность постов: Аэреиль - Тина

Аэреиль Авер: Зал был взволнован. За несколько минут на Аэреиль и других студентов обрушилось такое количество ошеломляющей информации, какое они не получили за весь этот год, столь волнительный и переломный. Если услышав слова «строгого, но справедливого» декана Гриффиндора, девушка чуточку успокоилась – ситуация под контролем, нужно всего лишь, как обычно, прилежно выполнять указания преподавателей и не мешаться никому под ногами, то при звуках леденящего душу голоса Волан-де-Морта её охватила паника. Только сейчас она действительно поняла, что очень легко придерживаться нейтралитета, когда ты находишься в безопасности. В тот момент же угроза гибели нависла над всем Хогвартсом, он перестал быть неприступной крепостью для маленькой девочки. Казалось, что Волан-де-Морт, самый ужасный, однако бесспорно могучий маг, просто разрушит здание, если его условия не будут выполнены. Но стоит ли его слушать? Аэреиль сейчас было сложно сформулировать какое бы то ни было мнение о происходящем, но внутреннее чутьё говорило: «Верить нельзя!». - Я не хочу проливать чистую кровь волшебников. Отдайте мне Гарри Поттера, и никто из вас не пострадает, - фраза больно резала слух. Аэреиль понимала, что она нечистокровна. Сейчас были гонения на магглорождённых волшебников, а если Тёмный Лорд утвердится в магической власти, то ни сегодня-завтра будут наказываться любые взаимоотношения с магглами. Нет, мисс Авер не нужна такая амнистия. Волан-де-Морт продолжал говорить, а она нервно оглядывалась, пытаясь понять позиции остальных слушающих. – Да он же здесь! Поттер здесь! Хватайте его! – голос Пэнси казался ещё более резким, чем был иногда при общении, однако именно он вывел Аэру из лихорадочного состояния. Подобная выходка со стороны семикурсницы не могла быть проигнорирована профессором Макгонагалл. Девушка, а за ней и весь факультет тотчас были направлены к выходу. Мистер Филч безмолвно возглавлял колонну. За этот год Аэреиль совершила множество неожиданных для себя поступков и даже нарушила правила школы, которые всегда были для неё святыней учебного заведения. Но сейчас всё было гораздо сложнее. А что если тёмный маг победит? Что если горстки преподавателей и членов Ордена Феникса не хватит против такого могучего противника? В этот момент наверняка была важна каждая волшебная палочка, бившаяся на стороне «светлой» магии. Аэра не видела способа помочь чем-нибудь им. Она уже было начала про себя проклинать всё на свете из-за того, что она не была рождена на пару лет раньше. Вмешиваться в дела сильных мира сего девушка никогда не желала, но когда на кону стояла судьба мира и целостность её семьи… Неожиданно Аэра, проходя через дверь, ведущую из Большого зала, увидела из сложившейся ситуации выход. Причём, в прямом смысле этого слова. «Скорее всего, в подобной суете никто не заметит, как студентка свернула не в тот коридор», - подумала она и быстро шагнула в его направлении. Но тут она вспомнила про одну маленькую проблему. Нежданно слизеринский галстук в последние несколько минут вдруг превратился в, фактически, символ приверженности тёмной магии, поэтому Аэреиль аккуратно потянула руку к нему и еле слышно прошептала: - Прости, дядя Рольф.

Тина Рид: Мысли Тины метались, она пока, и сама не понимала, что же так ее тревожило. Зал гудел и встревоженные лица ее друзей не прибавлял душевного спокойствия. За своими не веселыми размышлениями, девочка не сразу поняла, что повисла тишина в комнате. Вот и настал момент истины. И услышанное точно не успокоило учеников. «Битва» - пульсировало в голове пуффендуйки. Четверокурсница, уже не слышала про эвакуацию, ее мысли были заняты только этим страшным словом. Не ужели, это правда? Пожиратели решились напасть на школу… Что же будет? Тут ведь в основном ученики, как мы сможем им противостоять? –страх смешивался с болью от происходящего, порождая какую - то детскую злость. Страх перед будущим, страх за своих друзей, страх за себя и даже за своих хвостатых и злость за свою детскую беспомощность. Услышав вопрос Эрни, девочка активно закивала. Она бы хотела, очень хотела, не смотря на свой страх. Да и идти, пуффендуйке, кроме школы было не куда. Ее родные в это время были в Румынии. Что в данной ситуации радовало девочку, ведь значит они в безопасности и эта жуткая война не коснется их. Но она очень сомневалась, что им разрешат. И была права. Тина впервые жалела, что не достигла своего совершеннолетия. Четверокурсница нервно гладила своего кота, успокаивая то ли его, то ли себя, когда в ее голове раздался холодящий душу голос. – Я знаю, что вы готовитесь к битве. Рид вцепилась в холку своему Чудовищу и даже не поняла крик издал он или кто-то из учеников. В тот момент, пуффендуйка и сама была готова закричать. Голос холодом пульсировал в голове, порождая какой-то леденящий страх и пустоту. Из ступора ее вывел возглас слизеринки: – Да он же здесь! Поттер здесь! Хватайте его! Ребята стали подниматься из-за столов и закрывать собой Гарри. Тина тоже машинально встала, нервно усмехнувшись, что не зря она не убирала свою палочку. Но профессор Макгонагалл вмешалась, как всегда вовремя, дав четкие указания по эвакуации. Старосты стали выводить учеников. Рид уже для себя решила, что останется в школе. Толку от нее конечно мало, но кое что девочка все же могла. А сейчас любая помощь пригодиться. Пуффендуйка, пыталась как можно быстрее придумать, что ей делать, как остаться в школе. – Пуффендуйцы, идем за мной! Рид, время вышло. Думай быстрее. Чудовище, хоть ты что-нибудь подскажи?! – как можно тише произнесла девушка. Делать было не чего, выходить из зала по любому придется. А значит есть только один выход, улизнуть в какой-нибудь закоулок по пути. Если он конечно попадется, этот закоулок. Пуффендуйка решила, что об этом она подумает потом, ведь еще надо было покинуть зал. И для ее плана не плохо было бы, затеряться среди учеников факультета и желательно где-то в середине, что бы не попадаться на глаза старостам. Тина прошла в самую толпу однокурсников, крепко прижимая к себе черного кота, и стала ждать удобного момента. Кот как будто понимая, что дело не чисто, послушно весел на руках хозяйки.

Hogwarts: Пуффендуйцы покинули Большой зал, но в нем не стало тише несмотря на то, что в помещении остались представители только одного факультета и те, кто решил остаться на битву. Очередь эвакуироваться дошла до гриффиндорцев, однако даже младшекурсники упрямились и не хотели уходить, так что профессору Макгонагалл пришлось самостоятельно выводить из зала многих из них. Постепенно Большой зал пустел. В нем оставались лишь те, кто готов отдать свои жизни за будущее волшебного мира. Переход в локацию: Лестница к Большому залу



полная версия страницы