Форум » Средние ярусы Замка » Большой зал: Стол Преподавателей » Ответить

Большой зал: Стол Преподавателей

Hogwarts: Пути: Большой зал

Ответов - 14

Миранда Диккели: Миранда, все еще улыбаясь своей ошибке, заняла место за преподавательским столом. Есть совсем не хотелось, но нужно было. Нужны были силы для обучения студентов анимагии. Кажется, частые превращения иногда вредят.Девушка хотела найти человека, который мог бы помогать ей накапливать энергию и силы для больших тренировок. Конечно, часто уставать начинают все. С возрастом. Но не в почти девятнадцать-то лет... Профессор Диккели положила себе все. что смогла увидеть, и все, что ей приглянулось. В разумных количествах, конечно. Получилось много, но есть по-прежнему не хотелось. Девушка, ковыряя вилкой в еде, задумалась. "Почему анимагия все равно дается с некоторым трудом, даже когда имеешь практику в мортимагии? Почему так? Ведь казалось бы, мортимагия сложнее. Если ты ею владеешь, значит, анимагическое превращение должно быть проще простого!" Но нет. И то, и другое отнимало у девушки кучу сил. "Снова нужно съездить к Немандерду. Наверное, единственный человек, которому я смогла полностью доверить себя во время мортимагического превращения. Друг семьи. Проверенный. Повезло, что отец его знал. Съезжу к нему на каникулах. Он сможет мне помочь. А пока нужно смириться с тем. что любое превращение будет отнимать много сил". Заставила себя съесть кусочек пищи. Запила стаканом воды. "И кто бы мог подумать, что предметы мебели, искусства или растения из тебя будут лучше получаться, чем простейшие деревянные бруски или камни! Ничего, главное, почаще отдыхать. И усталость обязательно пройдет". Профессор Диккели, почти без остановки заставила себя съесть пищу с тарелки. Та показалась ей вообще безвкусной. Девушка посидела еще немного и, подняв полы мантии, встала из-за стола. Нужно было пойти и побыть в тишине. Скоро начнется новая практика. А студенты не должны видеть ее уставшей. Расслабив мышцы лица, Миранда вышла в проход между столами и направилась к выходу, улыбаясь ученикам, которые ее замечали.

Лилиана Портер: Переход из темы: Большой Зал Ролевая игра (Осенний РПГ-Турнир) Участники: Oris Sordeo и Лилиана Портер Ситуация №5. «Зелье неудачи» Лилиана считала, что с утра надо заправляться как следует, поэтому потянулась к яблочному пирогу и принялась его уплетать, забыв на несколько минут о диете, о метле, которая ее может не удержать, а также о карнизе, который в один прекрасный день рискует обрушиться в гостиной вместе с профессором. Лили решила прийти на завтрак пораньше, пока в зале было относительно немного народа. Ведь дел на сегодня профессор запланировала много и задача-минимум была покинуть зал еще до того, как помещение наполнится вполне различимыми возгласами с разных сторон "Теть Портер, Теть Портер!", задачей же максимум было добраться до башни и подготовиться к тренировке хотя бы минут за пятнадцать. Пока профессор Портер расправлялась со своей частью пирога, стол преподавателей стал наполняться и директор все так же непринужденно пил кофе и поглядывал в газету. Девушка подумала, что неплохо было бы выпить чаю и пододвинула к себе одну из чашек с этим прекрасным напитком. Лилиана почувствовала, что чай с бергамотом и улыбнулась: "Какие они классные, наши эльфы-домовики! Всегда знают, как сделать жизнь профессора чуточку счастливее!" Но куда уж там лучше. Ведь профессор Портер с самого утра просто сияла. Похоже, никого так не радовало это время года, как Лилиану. Профессор Портер же в душе осознавала, что просто любит осень не потому что она меланхолик и романтик, а потому что несколько лет назад именно осенью произошло воссоединение семьи Портер, точнее волшебной ее части, другой же для Лилианы давно не существовало. Итак, насладившись ароматом, Лили осознала, что времени на сантименты сегодня катастрофически нет, в пару минут осушила свою чашку и собиралась уже прощаться с коллегами и бежать готовиться к утренней тренировке, как... обнаружила на коленях кусочек пергамента, который, должно быть, случайно смахнула со стола. Записка гласила: "Вот это поворот", - прошептала Лилиана и быстро убрала записку в карман. Ну, конечно же, это шутка. Определенно шутка. Познания профессора Портер в зельях были довольно глубокими, и Лили точно знала, что такое зелье просто не существует. Хотя от местных хулиганистых умников можно было всего ожидать. Но все же, в том, что это была чья-то шалость, гриффиндорка была уверена на 99%. Лилиана окинула внимательным взглядом Зал, особенно пристально просверлив стол гриффиндорцев и когтевранцев. По приданию именно на этих двух факультетах учились наиболее озорные ребята, в чем профессор Портер убеждалась из года в год. Но ни одного подозрительного ученика своим рентгеновским взглядом Лилиана не вычислила. Должно быть, это был юный хулиган, который только еще собирался получить свой первый хулиганский значок посредством такой милой шалости. "Ну, что же, посмотрим, на что еще хватит фантазии у молодого поколения!" - подумала Лил и, попрощавшись с коллегами и даже допив последний глоток так называемого зелья, покинула преподавательский стол и направилась к выходу из зала. Записка Лилиану не огорчила, а только раззадорила. Учебный год начинался определенно хорошо. Ролевая возвращается в локацию Большой Зал.

Oris Sordeo: Возвращение из локации Кабинет Лилианы Портер. Колокол пробил ровно два часа, когда профессор Сордео в сопровождении мисс Портер заняли свои места за столом преподавателей. Подтягивались в зал студенты, кто из учебного крыла, кто из библиотеки, а кто-то с улицы: со спортивных полей или из теплиц. От каминов исходило тепло, магическим образом рассеиваемое по залу равномерно, а знамёна с гербами развевались над светильниками, горящими холодным пламенем. Орис больше нравилось синее пламя. Оно давало потрясающий цвет стенам из более чем тысячелетней древности камня. Но в этом пристрастии она была в меньшинстве. Многие предпочитали естественный цвет. На столах было полно еды, в числе которой - традиционные осенние дары природы. Варёная кукуруза, салаты из помидор и огурцов, в розетках - яблоки, сливы, груши и виноград. Аппетитный кисло-сладкий пар поднимался над супницами, а на больших блюдах высились горы отварного картофеля и бифштексов. Особенным блюдом на любителя были сегодня куриные крылья в соусе терияки и ризотто с белыми грибами. Орис оглядела всё это изобилие и положила себе немного ризотто и кусочек мяса. Искоса поглядывая на Лилиану, сидящую справа, профессор Сордео приступила к трапезе. А затем неожиданно спросила: - Что-то я тебя сегодня всё время встречаю, и уже полдня ты в растерянности. Что-то не так? Не держишь ситуацию? Орис смотрела в тарелку, чтобы не смущать Лил. Возможно, без испытующего взгляда пристальных глаз проще будет объясняться. А в том, что есть, что объяснять, не было никаких сомнений - очень уж странно сегодня всё складывалось. И ещё это ощущение... которое не удавалось прогнать.

Лилиана Портер: У Лилианы совершенно не было аппетита. И не потому что утром она позавтракала достаточно плотно, а, скорее, из-за общих впечатлений от этого дня. "Вот профессору Сордео тоже утром не повезло... столкнуться со мной, но у нее-то аппетит нормальный", - думала Лили, параллельно протыкая вилкой свой бифштекс без всякого желания отправить хотя бы его часть к себе в рот. Гриффиндорка откровенно издевалась над едой, проделывая с ней какие-то манипуляции столовыми приборами без фактического поглощения. Мало того, что гриффиндорка очень переживала из-за того, что полтора урока она просидела в обнимку со своими планами на пергаменте, а потом еще и маскировалась под мышь, так еще сейчас как пить дать придется все это объяснять завучу Школы. Однако Орис, похоже, успела за полдня проголодаться, да и дети ее на уроках наверняка не бросали, профессор Сордео, казалось, забыла про Лил. А Лили тем временем рисовала у себя в воображении, как ей придется собирать вещи и искать новое пристанище. Искать своих родных по маггловской линии девушка давно зареклась, да и на седьмом курсе она уже напутешествовалась вдоволь. И хотя было много мест на земном шаре, где Лили не была, сейчас ей больше всего хотелось осесть в одном месте, быть поближе к дочерям и заниматься любимым делом. Размышления Лилианы были прерваны внезапным вопросом профессора Сордео: - Что-то не так? Не держишь ситуацию? - Я держу! - Лили аж подскочила от неожиданности, крепко сжимая вилку, на которой покоился кусочек помидора - случайная жертва профессора Портер, которая переоценила себя, положив к себе в тарелку салат. Жертва соскочила с вилки и украсила мантию Лилианы патриотичным красным цветом. Более того, от резких движений девушки стол немного пошатнулся и содержимое некоторых супниц разбрызгалось. Лили тут же убрала следы преступления со стола и мантии и, присев снова за стол, огорченно проговорила: - Я не хочу возвращаться к магглам, Орис. На самом деле Лилиана уже подумывала обратиться за помощью к семейству Монтанелли. Уж они-то помогут девушке снова найти свое место в мире магии.

Oris Sordeo: - Пока что ты не держишь даже помидор. Что странно в принципе, снитчи куда как проворнее. - что-то начинало вырисовываться. Ощущение оформлялось - ещё не вполне, но уже обретало черты. Пока профессор Сордео обдумывала странности дня, мисс Портер быстро убрала лужицы супа, соусов и соков со стола. Орис положила себе в рот кусочек восхитительного бифштекса, перебирая возможные варианты причин странного поведения. Ссора с кем-то из близких? Нет, этого быть не может. И круг близких проверенный и тесный, и даже в случае размолвки не тот был бы результат. Неуверенность в себе, кризис молодого преподавателя? Возможно, пожалуй. Но с этим должна была бы справиться, характер предполагает борьбу с неудачами. Отчаянные спортсмены не пасуют перед трудностями. Только перед кольцами. - Орис едва заметно улыбнулась собственному мысленному каламбуру, но улыбка тут же погасла, а между бровей залегла складочка. - Потеря близких? Едва ли. Я знаю всех близких, они все живы и здоровы. Разве только... Сама? Больна? Возможно ли? Перед каждым матчем проводится профилактический осмотр в больничном крыле, там бы выявили. Я бы знала. Или нет? Существует же тайна личной жизни, в конце концов. Могли и не сказать... Ну ведь чушь! Достаточно посмотреть, как она летает верхом на драконе. Взгляд Орис остановился на маленьком влажном пятнышке на коленке Лилианы, куда упал помидор. Профессор подняла глаза выше, до плеч... и встретилась глазами с мисс Портер. - Я не хочу прибегать к легилименции, чтобы узнать, что ты там себе выдумала... Да и не владею я ею так хорошо, чтобы проникнуть в сознание целостной личности. Причём тут вообще магглы? Я ничего не понимаю. Пока. Но я разберусь с этим. О... Портер. Это ещё что? Синяя прядка на голове Лил вдруг стала белой. Сверху на стол преподавателей капал горячий воск.

Лилиана Портер: - Пока что ты не держишь даже помидор. Что странно в принципе, снитчи куда как проворнее. И действительно. Лилиана совсем недавно поймала снитч, но по ней сейчас это точно не скажешь. На первом курсе Лили бы неделю прыгала до самого потолка Большого Зала, а сейчас на душе профессора скребли кошки, напевая при этом какой-то унылый мотив. То ли девушка была доведена до такого отчаяния, то ли дело бы в осознании безысходности ситуации, но Лили смотрела в глаза профессору Сордео, даже не думая отводить отводить взгляд. Бывали такие моменты, когда неосознанно Лилиана видела в Орис не только завуча, но и старшего товарища, который поможет распутать клубок непонятных мыслей и событий, если это необходимо. Так уж сложилось, что большую часть сознательной жизни Лили, скорее, несла ответственность за кого-то, чем наоборот, отсюда ее умение удерживать людей от всяких глупостей было более искусным, чем то же самое, но только по отношению к себе. Часть гриффиндорки практически кричала: "Расскажи! Расскажи все профессору и вы вместе разберетесь, что за шушня происходит!" Тот факт, что Орис настроена была вполне дружественно, при этом не собираясь использовать легилименцию или сыворотку правды, только подстегивал Лил ей все рассказать. Но другая более мнительная часть предостерегала: "Молчи! Давно ли ты Хогвартс разлюбила, а?" Тем временем в помещении становилось уж слишком тепло, даже жарко. Неужели это домовики перестарались и чересчур затопили нынче камины? - Это ещё что? - Взгляд профессора Сордео переместился правее и Лили инстинктивно коснулась рукой волос и тут же отдернула обожженную конечность. "Матерь шушья!" - воскликнула Лили, когда по ее щеке скатилась капелька воска. Не иначе как волшебные свечи в Зале оказались вовсе не волшебными и стали брызгаться воском на волшебников. В этот раз Лилиана вскочила так молниеносно, что стол преподавателей не просто зашатался, а сделал пару шагов вперед. Теперь блюда на столе смогли бы удовлетворить только истинного гурмана, который предпочитает бифштекс со сбытыми сливками или тыквенно-томатный сок с кусочками овощей. А вообще это было больно, неприятно, и волосы жалко. Теперь прическа Лилианы походила на маггловские дреды. "Милли бы понравилось", - усмехнулась Лил, рассматривая белокурую прядь.

Oris Sordeo: Орис не знала, как выглядят шушевы матери. Вероятно, как все шуши, только покрупнее и позапасливее. Вот это как раз можно было бы уточнить у Милли, но сейчас было не до того. Крупная капля воска упала на плечо профессора Сордео, проделав в мантии дыру. Ещё минус одна мантия. Что-то им сегодня не везёт. Преподаватели из-за соседнего стола уже косились подозрительно на стол, за которым сидели Орис и Лилиана, а одно место пустовало. А дождь из кипящего воска учащался. Починить довольно сложные чары потолка, отображающего погоду и поддерживающего параллельно свечи, не представлялось возможным сию секунду. Поэтому всё, что можно было предпринять - покинуть и обезопасить место, над которым по неизвестным причинам прохудилось колдовство, не дававшее сбоя уже лет... по меньше мере, четыреста. Профессор Сордео покинула своё место, прошептав защитные заклинания для себя и Лилианы - теперь их покрывало прозрачной полусферой подобие зонтов. Оценив масштаб разрушений, Орис прикинула квадрат, в котором возникла дыра в старинных чарах, и загасила в нём свечи при помощи лёгкого сквозняка. Восточный угол зала погрузился в сумерки. - Допью кофе на кухне. Надо понять, кому из нас сегодня так не везёт, это может помочь. - Орис покосилась на недоеденный бифштекс. - Рекомендую посетить больничное крыло. Ожог всё-таки. И, должно быть... Придётся подстричься. Если только вы не знаете заклинания отделения волос от воска или не станете осваивать новый стиль. Профессор улыбнулась краешком губ, представив Лилиану с дредами. А вот короткая стрижка была бы ей, пожалуй, к лицу. Мимолётная мысль напомнила профессору, как ей мешал "конский хвост" во время игры в квиддич. - Встретимся на поле. И там поговорим. После тренировки. Если захотите. И если будем целы! - и Орис направилась к выходу из зала.

Лилиана Портер: Лилиана наблюдала за магическими манипуляциями и размышляла. Не могла же она одна быть причиной произошедшего за столом. Что это было снова? Невнимательность? Только случайность? Или все же невезение? Невезение. Даже профессор Сордео заговорила о невезении: - Допью кофе на кухне. Надо понять, кому из нас сегодня так не везёт, это может помочь. Конечно же, не везло Лилиане. А Орис по каким-то причинам оказывалась рядом и невольно разделяла неприятности молодого профессора, кроме горечи от пропущенных студентами уроков, разумеется. По иронии судьбы уже второй раз за день Лили становилась главным героем во время общей трапезы. "После этого ко мне точно ни один студент не придет. Даже на стадион", - думала девушка. "Как будто я что-то не то выпила... Какой-то анти-Феликс Фелицис!" - мелькнула предательская мысль и вновь Лили вспомнила об утренней чашке чая и записке. Если это была шутка, то она уже перешла определенные пределы. Если над волосами в чернилах можно было посмеяться, то над воском в волосах, на лице, на мантии... Ну, никак нет. Тогда у кого-то проблемы с чувством юмора. Лилиана сейчас представляла собой довольно странное зрелище: мантия в небольших дырочках от капель воска, а также жирных пятен от супа, покрасневшая щека, затвердевшие от воска пряди волос. "Наверно, я похожа на чудовище", - сетовала гриффиндорка, но все же согласилась с мнением Орис, что надо бы сходить в больничное крыло и полечить ожоги. И попросить рекомендации по поводу волос. Лилиана очень не хотела коротко стричься, но и чудовищем, отпугивающим детей, тоже не хотела быть, хотя во время матча это могло бы быть и плюсом. - Встретимся на поле. И там поговорим. После тренировки. Если захотите. И если будем целы! - произнесла Орис перед тем, как покинуть зал. - Если будем целы... Если я буду цела, - тихо проговорила Лил и добавила уже громче: До встречи, профессор! Ролевая перенесена в локацию Драконбольное поле для тренировок.

Лилиана Портер: Возвращение из локации Драконбольное поле для тренировок Хотя Лилиана порою практически жила на стадионах и получала травмы, но еще никогда ей не приходилось посещать больничное крыло дважды в сутки. И этот факт, конечно, не упустил отметить и целитель. Травма профессора Портер была не столь опасна, но неделю-другую рука, по совету колдомедика, должна была пребывать в относительном покое. "Покой нам только снится", - думала Лилиана, покидая больничное крыло, и внимательно осматриваясь: вдруг из-за угла покажется неприрученный гиппогриф, или вдруг в школу прорвался отряд дементоров, или... мало что еще заготовлено на сегодня? В очередной раз Лили направлялась к Большому залу. Девушка захватила с собой записку, хотя до сих пор не была уверена, что в ней был какой-то смысл. Перед входом в Зал профессор Портер еще раз сверилась с пергаментом. Записка, как ни странно, по-прежнему гласила: "Вы только что выпили зелье неудачи!" Лили вздохнула и зашла в относительно пустой Большой зал, но тут же заметила, что профессор Эмрис и Орис уже сидели за столом и о чем-то переговаривались. "Может быть, они уже знают причину, и нам не придется обсуждать эту записку, в значение которой я даже не верю?" - размышляла Лилиана, разглядывая потолок и пытаясь убедиться в том, что в этот раз на нее ничто не прольется и не упадет. Гриффиндорка на всякий случай накинула на себя капюшон, ибо волосы в случае новой атаки стричь уже некуда, а добраться до стола преподавателей без лишних прецедентов было необходимо. На улице было пасмурно и накрапывал дождь, в какой-то момент Лил показалось, что по ее руке скатилась капелька дождя. "Неужели опять начинается?" - запаниковала Лилиана, но стремительно шагала в сторону столов. По дороге Лил встречала любопытные взгляды некоторых студенты, которые, видимо, были в курсе сегодняшнего инцидента на стадионе. Некоторым детям профессор Потер даже объяснила, что все в порядке, но с практикой пока придется повременить. - Добрый вечер! - Лилиана поздоровалась с коллегами и, сняв капюшон, собиралась занять место с краю, слева от профессора Эмриса. Но по какой-то причине стул, на который приземлилась девушка, был не вполне исправен и через секунду надломился. Лил, спасая свои неповрежденные до сих пор кости, ухватилась за стол. Тот покачнулся и тыквенный сок из кувшина расплескался прямо на бороду директора.

Oris Sordeo: Лилиана Портер появилась в большом зале, провожаемая любопытными взглядами не только студентов, но и коллег. Её левая рука красовалась в шине, и Орис в очередной раз пожалела, что не выдумала ничего поумнее, чем поймать гриффиндорку за лапку во время полёта. По крайней мере, это был не перелом - в противном случае, никто не отпустил бы Лил из больничного крыла по меньшей мере до утра. Потолок над местом происшествия за обедом уже пришёл в норму, жарко топились камины. Орис достала из рукава мантии веер и пожалела, что не оделась полегче. Профессор неторопливо обмахивалась и пила клюквенный морс, пока директор отдавал должное ужину. Оба, суда по всему, думали о своём. Профессор Сордео в большей степени думала о том, что необходимо изменить в замковой архитектуре - эти мысли с самого утра блуждали в голове, но совершенно некогда было дать им полный ход: то одно, то другое. То драконы, то падения... После того, как Лилиана отправилась в больничное крыло, а патронус - директору, и после того, как оформилось во что-то конкретное беспокойство, Орис немного расслабилась. Дело было в том, что поделившись своими подозрениями, профессор как будто переложила часть забот на плечи другого, полегчало. Лилиана приближалась. Сняв капюшон, девушка поздоровалась и приземлилась на стул слева от директора. В этот момент произошла очередная неприятность: ножка стула подломилась и Лил, стараясь не упасть, потянула на себя стол. Ближайший к директору кувшин с соком опрокинулся, от подбородка до кушака украсив его мантию и бороду огромным оранжевым пятном. Орис прикрылась веером и тихо сказала в сторону директора: - Ну вот. Я говорила вам, профессор. Мисс тридцать-три-несчастья. - профессор Сордео покосилась в сторону поломанного стула, - Всё по законам табуретов нечистой силы. Ну, вы помните этого автора...

Mirddin Emris: Профессор Эмрис глубокомысленно разглядывал свою бороду, погрузившись в размышления о теории хаоса, поэтому не сразу уловил причину изменения ее цвета и запаха. - По поводу табуретов, профессор Сордео, я вам должен сказать, что … Ммм… Ааа… Тыквенный сок… Профессор Портер! Приветствую вас, юная леди. Должен сказать, что мы как раз имеем удовольствие обсуждать ваш… хм… научный эксперимент… Получив патронуса с сообщением о ваших злоключениях, я первым делом подумал о наших коллегах из Министерства. Дело в том, что группа министерских исследователей некоторое время проживает в замке с моего разрешения, а занимаются они некоторыми аспектами случайного волшебства. Собственно, именно вы внесли неоценимый практический вклад в их работу. Тут директор с энтузиазмом потряс здоровую руку профессора Портер. - Видите ли, неравномерные напряжения магических полей, интерференции, значительно повышенный естественный фон, места силы различного генеза… Профессор Эмрис развел руками, погладил бороду, понюхал руку, вздохнул и продолжил. - Сами понимаете, в таком месте, где ежедневно сталкиваются сотни заклинаний неизвестных просто потому, что их владельцы сами не понимают, что наколдовали… Все это приводит к странному поведению… метел. И вообще, заряды магических предметов имеют склонность… Зачарования, опять же. Потолок. Да и просто предметы, двери там, посуда. Профессор отхлебнул травяного чая, закурил и нахлобучил широкополую шляпу, чтобы трубку не погасил начавшийся дождик. Выпустив колечко дыма, он доверительно сообщил коллегам: - Люблю дождь… Особенно осенью. А лучше – осенней ночью. Директор мечтательно сощурился, закрыл глаза и пропел: Сиды открыты, но сиды ушли… Мрачен лес в ожиданье дождя… С некоторым усилием он открыл глаза и вернулся к своей основной мысли: - О чем это я? Мы посовещались и решили прекратить эти чрезвычайно интересные явления. К завтрашнему дню последние инерционные эффекты прекратятся. С явным неудовольствием профессор Эмрис взял стоявший у его кресла посох, ударил им в пол, что, видимо, вызвало прекращение осадков, и погрузился в размышления, напевая что-то о сидах и Самайне.

Лилиана Портер: Вылить тыквенный сок на директора - чем не эпичное завершение дня? Хотя для действительно эпичного завершения нужно еще перед сном свернуть себе шею по дороге в башню. Тогда миссию по неудаче можно будет считать выполненной. - Ох... Простите, профессор. Со мной сегодня что-то не то творится. - Лилиана извинялась, стремительно краснея, отодвигая стул-обманку сторону и подыскивая более безопасную вещь, которая удержит ее тело дольше, чем пару секунд. Найдя в ближайшей окрестности вроде как нормальный и прочный стул, Лили вернулась к столу и директор стал рассказывать о научных экспериментах, которым была подвергнута Школа и, как следствие сама Лили. "Но почему именно я?" - недоумевала девушка, но в какой-то мере была уже рада, что это действие случайной магии, а не зелья неудачи. - ... Собственно, именно вы внесли неоценимый практический вклад в их работу. - Лилиана ошеломленно пожимала руку профессору Эмрису, который, похоже, нисколько не сердился на то, что злоключения девушки затронули и его в какой-то степени. Хотя профессору Сордео повезло сегодня еще меньше: ведь только ей пришлось совершить совместный полет с приземлением на пол и спасать жизнь коллеги перед тренировкой. Лили очень хотелось верить, что все было именно так, как говорит директор, тем более, что такие умные слова, как "интерференция" и "генез" только подтверждали то, что профессор Эмрис знает, о чем говорит, а еще что все это очень сложно и запутанно. Но при этом Лил повезло оказать помощь Министерству своими неудачами. Хоть в чем-то повезло. - Мы посовещались и решили прекратить эти чрезвычайно интересные явления. К завтрашнему дню последние инерционные эффекты прекратятся. - Профессору Портер хотелось прыгать от радости, что скоро все это закончится, но прыгать она все-таки не стала, а то день еще не закончился и неизвестно, к чему могут привести ее прыжки. Тыквенный сок директор простил, но не факт, что простит и что-нибудь еще. - Да... Это были очень интересные явления. Мне бы дожить до завтра... - проговорила гриффиндорка, посмотрев на часы и подсчитывая, сколько еще времени оставалось и сколько всего за это время могло произойти. - Кстати. Я не говорила, но сегодня утром, выпив чашку чая, я обнаружила под ней записку странного содержания. Лили достала злосчастную записку из кармана и протянула профессору Сордео. - Даже после всего, что сегодня случилось, я не могу поверить, что это зелье существует.

Oris Sordeo: Профессор Сордео пододвинула своей юной коллеге новый стул, попрочнее и более надёжный на вид, мысленно порадовавшись, что закончила ужин до прихода Лилианы. И что самое главное - что эксперименты с архитектурой не начались сегодня. Неизвестно, как бы на новую магию замка подействовали бы случайные эффекты заклинаний. Орис знала, что группа магов-испытателей работает в замке, старые выпускники писали свой дипломный проект. Но что их эксперименты могли давать такие побочные эффекты - смертельно опасные побочные эффекты, между прочим! - никому и в голову не могло прийти. Директор, весь в тыквенном соке, был как всегда спокоен и философски относился ко всем происшествиям. А что, в конце концов, суетиться? Плюс одна мантия в прачечную - вот цена вопроса. Орис иногда казалось, что он вообще неспособен суетиться или торопиться, совсем. Лучше всего она его представляла с трубкой у камина за книгой маггловского философа или, может, нового периодического издания о магической науке. Посмотрев на прохудившийся опять потолок, Орис впала в состояние лёгкой задумчивости, остановив взгляд в одной точке. Профессор мечтала о солнечном осеннем дне после ночного заморозка. Когда воздух особенно прозрачен и чист - такие дни Орис называла хрустальными днями золотой осени. Её вывела из мечтательных облаков Лилиана, настойчиво сующая под локоть какой-то клок пергамента. Мисс Портер говорила что-то о чае, об утре... о странном содержании. Орис взяла записку и изумилась, зачем ей такое знать, прочтя в ней нечто очень личное: Более того, записка рассыпала вокруг себя волшебные цветочки-листочки и источала приятный мятный аромат. Довольно милое послание, о котором старой профессуре знать вовсе не обязательно, но... может, таким образом Лил просила совет. - Не рекомендую тебе сегодня туда ходить. Я бы пошла спать - меньше вероятность осложнений. - Орис улыбнулась, хотя говорила вполне серьёзно. - А завтра всё уже наладится. Спокойной ночи! Профессор Сордео похлопала Лилиану по плечу и удалилась в направлении преподавательского крыла.

Лилиана Портер: Директор спокойно заканчивал ужинать, напевая что-то веселое себе под нос, и Лили по-доброму завидовала профессору Эмрису, которому удавалось оставаться спокойным в любых ситуациях. Даже когда на него вылили сок несколько минут назад. Но как оставаться спокойным, если два раза за день чуть не убился и один раз чуть не зажарился? - думала девушка. Впрочем, самое неприятное осталось позади, надо было верить в лучшее... Точнее, в то, что до полуночи профессор Портер успешно доживет. - Не рекомендую тебе сегодня туда ходить. Я бы пошла спать - меньше вероятность осложнений. А завтра всё уже наладится. Спокойной ночи! - Орис как-то странно улыбнулась и поспешила покинуть Зал, видимо, опасаясь новых приключений с едой, столов-ходунов, дождейиз воска и всевозможных других вещей, которые могли произойти благодаря случайным магическим экспериментам. Лилиана застыла в недоумении, совершенно не понимая, куда ей не рекомендуется ходить. Складывалось ощущение, что они с профессором Сордео говорят о разных записках. Лили не знала, что она точно хочет сказать, но ждала она явно не такую реакцию от коллеги. А с запиской произошло нечто странное. Когда Орис ее развернула из нее вылетели бумажные цветочки, лепестки и сердечки. Такого точно не было утром. После того, как профессора Сордео ушла, а любопытство и желание понять происходящее победили недоумение, Лили взяла в руки записку и с ужасом обнаружила в ней новый текст. Ни о каком зелье неудачи там и речи не шло, хотя профессор Портер сверилась с запиской перед входом в Большой зал. Теперь записка гласила: "Подходи после заката к дракучей иве, пожалуйста. Я буду очень-очень ждать. Поклонник." Такое содержание Лилиану озадачило еще больше, чем утреннее. Что за поклонники у нее тут могли образоваться? Ведь Лили не сторонница служебных романов, тем более не сторонница романов с учениками. Что-то тут не так, точно не так и дело не в магических экспериментах и случайном волшебстве. Девушка смахнула цветочек, запутавшийся в волосах и стала соображать. "Ну, это точно типичное хогвартское хулиганство, иначе и быть не может", - решила Лили, рассматривая записку и ожидая от нее еще каких-нибудь сюрпризов. Но похоже, магия этого пергамента себя исчерпала. Грифиндорка взглянула на директора: теперь его бороду еще украшал лепесточек и несколько сердечек. Только Лил подумала, что для таких испытаний высшие силы выбрали сегодня явно не того человека, как... Где-то слева от Лили промелькнула рыжая кудрявая шевелюра и ее обладательница быстрым шагом направлялась на выход. "Милли..." - подумала гриффиндорка и вспомнила, что утром уже подозревала эту хулиганку в причастности к записке. - Милли! - воскликнула профессор Портер и побежала догонять внезапно ускорившегося стажера Неестествознания. *** Профессор Лилиана Портер, все же, успешно дожила до полуночи и ни один неестествовед не пострадал. Ролевая завершена.



полная версия страницы