Форум » Средние ярусы Замка » Туалет Плаксы Миртл » Ответить

Туалет Плаксы Миртл

Hogwarts: Туалетная комната Плаксы Миртл расположена на первом этаже Хогвартса, чуть выше Большого Зала. Это место ученицы обходят стороной, после того, как Василиск убил там студентку Миртл.

Ответов - 59, стр: 1 2 All

Плакса Миртл: Вот уже около часа в туалете для девочек на втором этаже раздавались характерные и уже давно всем привычные стоны и завывания. Жители школы чародейства и волшебства "Хогвартс" на столько привыкли к ним, что научились не слышать. А девочки обходили туалет десятым переходом. Это, как всегда, стонала Плакса Миртл. Обычно, когда она впадала в период депрессии, она рыдала и всхлипывала достаточно громко, чтобы привлечь к себе внимание. И обычно это срабатывало. Не проходило пятнадцати минут, как обязательно в ее туалетную обитель заглядывал заинтересованный ученик, приходил разобраться преподаватели или же прибегал завхоз Филч, ругаясь и бранясь. Депрессии призрака моментально приходил конец. Но девочка с глазами полными слез и надутыми щечками принималась причитать и жаловаться на свое существование. Это было ее любимое занятие, сразу после затапливания туалета. Но в этот раз никто не пришел на ее стоны. Озадаченная таким пренебрежительным к ней отношением, она насупленная уселась на раковину и продолжила подвывать. На всякий случай.

Вольфику Фишмастер: Вольфику осторожно приоткрыла дверь. Она никогда не заходила в этот туалет, поскольку ей очень настоятельно рекомендовали этого не делать. Плакса Миртл. Девочка часто слышала это имя. История о слезливом призраке ученицы была известна всем. Вольфхен удивило другое - почему всем безразлично? Насколько она заметила за годы своего наблюдения за людьми, они так и рвутся проявить свою доброту и сочувствие...Может Вольфику заблуждается, и эта забота означает что-то другое? Эти люди такие сложные, иногда их совершенно невозможно понять! Решив во всём разобраться, она отправилась лично навестить призрака. Девочка долго блуждала корридором второго этажа, пока не упёрлась в дверь. Из-за неё доносились жалобные стоны. «Кажеться, я пришла правильно» - подумала Вольфику, открывая дверь. На раковине сидела девочка-призрак, немного старше её самой (точнее она была старше до своей смерти. Теперь-то этот вопрос вообще неактуален). Не зная, как следует общаться с душами умерших, Вольфхен решила действовать привычным способом. -Добрый день, - обратилась она к Миртл. -Э-э...Вы плачете. Вас кто-то огорчил?

Плакса Миртл: Миртл уже начинало надоедать ее любимое увлечение. Стонать было уже не так весело, как обычно. Девочка-призрак стала издавать какие то булькающие звуки с радостью слушая, как они эхом отражаются от каменных стен туалета. Тут дверь тихо открылась и в туалет нерешительным шагом вошла ученица Когтеврана. За толстыми стеклами очков глазки привидения блеснули огоньком. Она ведь и сама ученица Когтеврана! Была... много лет назад. При этих воспоминаниях блеск в глазах Плаксы потух. - А что не видно? - с надрывом бросила она вошедшей когтевранке. - Можно подумать я от счастья рыдаю! *надула щечки*

Вольфику Фишмастер: Вольфику внимательно смотрела на Миртл. Да-а, пожалуй в её словах есть логика. Вопрос был неуместным. Так размышляла девочка, сделав шаг внутрь туалетной комнаты. Голос юного призрака был заплаканый и какой-то охрипший. «Наверное через рыдания. Она здесь уже давно страдает», - на секунду замыслилась Вольфхен. - Извинните, я не хотела Вас обидеть... -пробормотала Вольфи. Ещё раз окинув девочку взглядом, она решила начать по-другому. Представиться первой. -Меня зовут Вольфику Фишмастер. Учусь на первом курсе... - сказала она и легонько улыбнулась.

Плакса Миртл: Всхлипывания Миртл моментально прекратились. Она закусила нижнюю губу и сузила глаза, уставившись на Вольфику. приведение "слезло" с раковины и облетело вокруг первокурсницы когтевранки. -Что ж, это не Филч с его драной кошкой и не директор, и даже не кто-то из деканов. - подумала Плакса. - И даже не тот симпатичный слизеринец. *разочаровано вздохнула* Но, на худой конец, и такая компания сойдет. - Когтевран, говоришь? - тихо буркнула привидение, зависая над головой у девочки. - А я что по твоему сама не вижу?! *ткнула пальцем в нашивку факультета на мантии ученицы* Или по твоему у меня на столько плохое зрение даже в этих очках!? И вообще, что это за странное имя "Вольфику"? *хмыкнула* При жизни Миртл в основном отмалчивалась в ответ на обиды и заливалась слезами в девчачем туалете. Теперь же она наверстывала упущенное. Частенько ревела, но только в свободное от задирания других время.

Luna: *Луна прогуливалась по корридорам Хогвартса,и вдруг услышала из туалета Плаксы Миртл два оживленных голоса,один из них по всей явности пренадлежал ее знакомой-Вольфику,а другой-Миртл..Луна зашла в дверь проведать свою подругу-Миртл конечно.переступая небольшие лужицы,Луни увидела наконец девочек,и приблизилась к ним,и спокойным,даже задорным тоном сказала* -О! привет девчонки! Миртл,я к тебе в гости вот зашла,проведать как у тебя дела,как поживает моя подруга... *луни перенесла взгляд на Вольфику* -Вольфику? привет,что ты здесь делаешь? *Луна поняла что это довольно таки глупый вопрос,по этому обратилась опять таки к Миртл* -Миртл,ну-с.. рассказывай,как делишки,чем маешься? есть какие нибудь новости которые ты видела? мне очень интересно послушать! *Луна приготовилась слушать Миртл,предварительно залезая на подоконник*

Вольфику Фишмастер: Когда Луна зашла в комнату, интерес Вольфику уже зашкаливал. Миртл не просто не сдавала позиций, но даже пошла в наступление. Такого Вольфи ещё не видела... После фразы о плохом зрении она посмотрела на очки девочки. Да-а, пожалуй линзы действительно великоваты...но какая к гремлянам ей разница? И почему Миртл так обиделась? Вольфику как раз задавалась этими "филосовскими" влпросами, когда дверь отворилась. Вольфи была так поглощена изучением мотивации поведения призрака, что даже сначала не заметила вошедшую. Это была Луна. Но даже заметив гостю, девочка не сразу смогла отвести взгляд от Миртл. Потом моргнуна и повернула голову. -Привет, - поздоровалась она в ответ. Луна влезла на подоконник, по ходу расспрашиваю девочку-призрака. «Они знакомы?...но Луна никогда не говорила мне об общении с призраками» - удивлялась Вольфику Фишмастер, переводя взгляд с одной девочки на другую. Ситуация становилась всё интересней...[

Джолли Руж: Джолли грызла яблоко, уже в который раз с видом властелина мира измеряя шагами Хогвартс. Сегодня, у нее на голове была красная турецкая феска, вместо обычной шляпы и к школьной сумке был прикреплен белый значек с надписью "Кладем на совесть". Надпись, судя по всему, была переписана с одного из магловских рекламных щитов, прославляющих ту или иную компанию по укладке кафеля и паркета, но гриффиндорка, казалось, увидела в этих словах тайный смысл.. Завернув за угол, Руж уткнулась носом в ту самую туалетную комнату для девочек, в которой проживала пресловутая Плакса Миртл и с которой гриффиндорка познакомилась в начале лета. К сожалению, тогда ее план, обговорить кое-что с привидением провалился из-за Филча и Луны... но, может, сейчас все удастся? Джолли бросила огрызок в мусорную корзину и открыла дверь. К сожалению, туалет не был пустым...

Плакса Миртл: Миртл отвлеклась от "милой беседы" с когтевранкой Вольфику и уставилась на вошедшую Луну. Гриффиндорка защебетала что-то про "подругу". Вот только Плакса никак не могла припомнить, когда это они успели стать подругами. Последний визит Луны в туалет к Миртл окончился истерикой последней и, как результат, затопленным туалетом. Привидение прищурилась, а затем резко ответила: - Маюсь... *фыркнула*...не сомневаюсь, что интересно... Вот только напомни мне, гриффиндорка, когда это ты стала мне подругой, а? У меня нет друзей! *крикнула так, то ее слова эхом разнеслись по туалету* Все приходят только тогда, когда им на столько скучно, что моя компания - это последняя надежда! *с надрывом* Миртл со слезами на глазах глянула на Вольфику, ожидая от нее поддержки, как от студентки ее бывшего факультета. Ведь декан всегда внушала им, что студенты факультета Когтевран - это одна большая семья. Воспоминания о этой семье у девочки призрака остались не самые лучшие, но все же иногда она могла этим воспользоваться. На фоне всхлипываний Миртл дверь в туалет в очередной раз отворилась. Вошла очередная ученица. - Становиться веселее... - сквозь кислое выражение лица с радостью подумала про себя Плакса Миртл.

Luna: -Миртл,Миртл...-сказала Луни-ты уже совсем ничего не помнишь?-огорченно- а мы ведь тогда подружились...я ведь так хотела стать твоей подругой.. и поверь мне,мне все интересно что ты рассказываешь. *Луна присела на корточки и достала зеркальце и начала себя разглядывать.. "как жаль что я не могу быть призрачной.." подумала Лунка и сразу же спрятала зеркальце в подол мантии,и встала с корточек. прошлась вокруг туалетного столба.и остановилась напротив Миртл* -Миртл,а вот скажи,ты мне веришь?-вдруг внезапно спросила Гриффиндорка-я например тебе верю и доверяю... и очень хочу послушать какую нибудь из твоих историй! *Лунка заползла на подоконник и опять же приготовилась слушать,предварительно скрестив ноги*

Алетэйя: *В комнату входит девушка с короткими русыми волосами и поразительной глубины глазами.Она тихо осматривает туалет проходит дальше и видит Луну.*привет.*дальше оглядывая комнату она видит Плаксу Миртл.*Привет*так же тихо сказала она.*

Melanie Sammet: Ролевая началась. Был обычный, ни чем не отличающийся от других вечеров, счет которым Мэл потеряла еще будучи на Подготовительном Отделении, вечер. Зима брала свое - за окном мела метель и был жуткий холод. Ветер сквозил по коридорам замка, угрожающе завывал, резкими порывами леденящего ветра. В школе было не очень людно, видимо, ученики, как обычно сидели в своих гостиных перед каминами, грели лапы руки-ноги и беззаботно общались на разные темы. Хотя, кто беззаботно, а кто и очень даже нагруженно. Мелани не входила в число старшекурсников, она была всего лишь на 3 курсе, но очень сильно ощущала на себе то волнение, которое испытывали, наверное многие. Скорее всего, все, не считая вновь прибывших ПОшек и еще чуждых первокурсников. Волнение по поводу того, что происходило в школе. А что происходило? Ни один ПОшка не мога заметить того, как изменилась атмосфера в замке, и ни один ПОшка не мог почувствовать того, как это угнетало. В связи с постоянными думами у Мелани последнее время очень сильно болела голова, и она находилась в некой порстрации, словно не успевая обращать внимания на то, что происходит вокруг, поспевая за своими мыслями. Внутриностная борьба снедала девушку изнутри. Бунтарская буря, взвинченная, наверное, усталостью и раздражением и сидевшая в подсознании, которое и управляло девушкой, боролось с остатками здравого смысла, которое девушка почти никогда не слушала. А этот здравый смысл уже и сам наплевать хотел на Мелани, сжавшись в маленькую капсулу боли. И вот, пока Мелани уверенно шла по коридору, направляясь в туалет Плаксы Миртл, очередной шаблонный спор творился в ее голове. "Надоело. Устала. Какой смысл что-то продолжать", - психовала сама Мелани. "Как какой? Неужели тебе плевать на все это, Мэл"?, - ворчала Вампира, сидевшая в той самой капсуле здравого смысла. "Вамп, я не такая, как ты, я эгоистка" "Но раньше ты и была мной. То есть я - тобой!" "Но все изменилось..." "Дааа, и ты упекла меня сюда, на задворки сознания! А теперь и слова сказать не даешь!" "Не драматизируй. Более того, я даже тебя слушаюсь. Видишь, до сих пор здесь, и домовики не тащут мои чемоданы на выход!" Вампира устала спорить и промолчала. Мелани, которая уже научилась не обращать внимания на мигрень, свернула за угол и наткнулась на дверь, ведущую в туалет плаксы Миртл. Девочка уверенно шагнула внутрь, сжимая свою волшебную палочку в правой руке. "У тебя ничего не получится. ТЫ в очень хмуром настроение", - съязвапила Вампира. "Да замолчи ты, чего вылезла! Тоже мне, изображаешь из себя святую. А я найду светлое воспоминание, если... "...я тебе помогу..." Мэл просунулась в помещение и осмотрелась. Никого и тихо. Ну да, кто же здесь мог быть? В кране капала вод, звонко отбиваясь от раковины и издавая надоедающий, режущий слух звук. Но Саммет это не раздражало. Как может студентку Дома Воды раздражать вода? - Чтож, наверное, пора приступать.., - выдохнула Мелл шепотом, чтобы ее голос не разрезал тишину помещения. Девочка кинула сумку на пол и уселась на нее. Ах, как это не аристократично, но другого выхода не было. Тем более слизеринка была здесь одна, и могла себе это позволить. Девочка закрыла глаза и сделала глубокий вдох, пытаясь на чем-то сосредоточиться...

Лаура Дизраэлль: *Часто в жизни бывают сотни тысяч моментов, когда хочется, чтобы планета, чтобы Вселенная в который ты есть, не существовала. Хочется, чтобы звезды были не просто сгустками раскаленных газов, а чем-то большим. Хочется верить в чудеса и думать о том, что мир состоит не только из изученных кусочков и кусоков. Хочется дышать не потому, что мы умрем без воздуха, а потому что аромат цветущей вишни дурманить голову и краски становятся ярче. Хочется любить не потому что должен, а потому что хочется и можешь. Хочется, чтобы королевство, которое зовется Детством расширило свои границы до бесконечности и поглотила скучные и мрачные серые мантии и белые перчатки. Хочется, чтобы вежливость вышла из категории прошлогодней давности, а хамовитость не воспринималась, как должное. Лаура часто ловила себя на мысли, что моменты забвения стали появляться после того, как девочка более-менее освоила фортепьяно. Музыка всегда позволяет уйти от реальности. Нет лучшего способа выразить свои эмоции. Мы всегда ищем место, которое можем назвать домом и это может быть площадь или студия, магазин или кофейня, ведь дом - это не жилплощадь, а люди, которые тебе всегда рады и не потому что они должны тебя любить по определению, как родители или сестры, а потому что они тебя просто любят, ведь ты заставляешь их задуматься над вечным.* - Как меня зовут? * - казалось бы вопрос был глупым и даже абсурдным, но только не для Лауры, когда она то и Лаурой не являлась. В этой девочки с зачатками раздвоения личности процесс вялотекущей шизофрении начинал набирать более стремительные обороты. Раньше ту, что была в состоянии забвения никогда не интересовало кто она. Это просто была Лаура, которая не следовала правилам и нормам, а после приезда в Хогвартс, где сновали дети, желающие познакомится и пообщаться, всё ухудшилось. В этот день Лаура проснулась уже в состоянии забвения. Нужно было подумать, хотелось просто почитать. В библиотеке было отнюдь не так тихо, как могло казаться, поэтому долгие часы девочка изучала школу в поисках забытого всеми места. Таким оказался заброшенный туалет на втором этаже. Лаура обосновалась на подоконнике, который находился за кольцом рукомойников, поэтому сразу его нельзя было увидеть, тем более, что оконные стекла давно покрылись плотным слоем пыли и в помещении царил полумрак. Девочка сидела и думала, когда услышала шаги. Дверь со скрипом открылась и в Лаура поняла, что не одна. Она сидела молча и слушала, а после того, как услышала, что чьи ноздри втягивают воздух, втягивают долго и тяжело, делая глубокий вдох, Лаура аккуратно, беззвучно слезла с подоконника и вышла из-за рукомойника. Перед ней была девочка со светлыми волосами, которые даже в полумраке приятно переливались. Аккуратные черты лица, почти фарфоровые.* - Кукла, можно поиграть * - промелькнула в голове у забвения Лауры. Девочка достала из рукава волшебную палочку. Пожалуй, этот артефакт был в единственном экземпляре в стенах Хогвартса именно с той сердцевиной, которая была у Лауры - перо петуха. Такие люди характеризовались, как гордые и заносчивые люди, ужасно подозрительны и агрессивны, несколько слабовольные, превыше всего ставящие собственное благополучие. Самовлюбленные и амбициозные. При этом то дерево, которое, из которого была изготовлена палочка какой-то мере подтверждала начинку, а в какой-то опровергало, вед тополь означал, что Лаура страстная и противоречивая. Настроение у нее меняется по десять раз на дню. Что было правдой, того нельзя было опровергнуть. Но, удивительным было то, что палочка характеризовала не Лауру, а её забвение, что пугало девочку, будто забвение брало над нею верх.* *Направив кончик палочки на незнакомую девочку, Лаура сделала характерный для заклинания взмах и проговорила хоть и не громко, но четко и ясно:* - Orchideous! * - тут же из кончика палочки появился букет орхидей. Лаура взяла один цветок, а остальные упали на пол, на что Лаура не обратила никакого внимания. Подойдя к незнакомке, первокурсница стала прикреплять к её волосам цветок..*

Melanie Sammet: Воспоминание прерывается. Мелани пытается уговорить Вампиру показать ей что-нибудь еще, но та спряталась за огромной стеной. Отчетливо слышатся приближающиеся шаги и слизеринка распахнула глаза. Зеленый взгляд тут же нашел объект "похождений" - сий стоял прямо перед ней. Девочка, первокурсница, судя по мантии - пуффендуйка. Голубые глаза смотрят, то ли на Мелани, то ли куда-то в пустоту. Вообще, девочка выглядит странно - словно она и не здесь вовсе находится. Слизеринка из-под лобья посмотрела на подошедшую девочку. Она уже хотела что-то сказать, но голос застрял где-то в горле от неожиданности - незнакомка произнесла магическую формулу. Это было простое заклинание, вызывающее орхидеи. Мелл помнила, как учила его на первом курсе. Несколько цветов упали на пол, но ей кажется было все равно. Один цветок, оставшийся в руках пуффендуйка прикрепила к волосам Мелл. Слизеринка хмыкнула и поднялась с сумки. Вампира на задворках сознания ворчала и подгоняла: "Упустишь настрой, пеняй на себя". Мелани сделала легкий кивок, обращенный к девочке, решая не тратить время на разговоры. Но, похоже, та не обращает никакого внимания, поэтому слизеринка спокойно отходит от нее и проходит в проход между кабинками. Целеустремленный взгляд - Мелани знает, чего хочет. - Expecto Patronum!, - произносит Мелани тихо, но уверенно. Из палочки вырывается легкий серебристый щит, слизеринка недовольно фыркает и на миг снова погружается в воспоминание, а потом повторяет: - Expecto Patronum!!, - на этот раз заклинание звучит куда настойчивее, голос звучит на тон ниже, отчего делается грубее, но увереннее. НА этот раз заклинание срабатывает и из палочки вырывается маленькое подобие оцелота - патронус Мелани. Форма пробежала вокруг Мэл три круга, а потом испарилась в воздухе. "Неплохо, неплохо..". - твердит Вампира, но довольства в ее голосе нет. Впрочем, Мелани солидарна. Третьекурсница вернулась к раковинам и снова уселась на сумку, так же из-под лобья посмотрела на первокурсницу и решила таки нарушить тишину: - Девочка, не могла бы ты назвать свое имя? Тогда мы хотя бы сможем пообщаться,

Лаура Дизраэлль: *Всем всегда нужны ответы. Зачем? Им что от этого станет проще жить? Да, были вопросы вечные, истинные, ответы на которые действительно были способны изменить все мировоззрение и не только одного человека, а всего населения магического мир, но были ведь вопросы простые, обыденные, из разряда повседневных, выводящих из себя, когда ты в плохом настроении. Такие вопросы Лаура не любила больше всего. Они были гнилыми и тухлыми, излучали отвратительный тошнотворный запах, от которого мир вокруг казался еще более мрачным и нежеланным. Как можно было смериться с таким миром? Неужели люди этого не понимали или даже не имели подобного, пусть и слабого желания? В такие моменты хотелось, чтобы в кармане было заклинание третьего измерения и там был свиток, который, как думала Лаура, окажется бесконечной длинны так как будет содержать пропавшие вопросы. Девочка посмотрела на свою собеседницу. Она внимательно выслушала её вопрос и замерла как вкопанная. Иногда даже у состояния забытья Лауры проскальзывала логика. Пусть она была необычной, запутанной и многим непонятной, но не переставала быть от этого логикой.* - Имя...* - она не знала своего имени. Зрачки сузились. Голова моментально стала пустой. Девочка пыталась отчаянно отыскать там воспоминания или хоть что-нибудь, что было способно напомнить ей имя, но внутри она встречала лишь полупрозрачные стенки. Все было сокрыто. Было здесь, рядом, на расстоянии протянутой руки, но грань не пускала. Откуда взялась грань, кто её создатель? Подозревали ли обе Лауры о существовании друг друга или же это была тайна, секрет, которому так и было суждено остаться только секретом и никогда не исчезнуть, разделившись пополам? Вопрос был сложным. Почему секрет, если ним с кем-то поделиться перестает быть секретом? Неправда ли интересно?* *Лаура внимательно посмотрела на незнакомку. В глазах читалась потерянность и рассеянность. Будто только что Лаура поняла, что она ничего о самой себе не знает. А нужно ли было что-то о себе знать.* - Я не знаю. Назови меня, * - звучало как призыв. Предоставление возможности. Помочь. Это было сотней подсмыслов, в которых надо было определиться.*

Melanie Sammet: Мелани внимательно смотрела на незнакомую ей девочку. Все, что она о ней знала, это то, что она является первокурсницей пуффендуя, и то, что выглядит немного странно, словно потеряно. Девочка находилась будто в тумане, каком-то забытие, где-то в прострации. Мэл немного забеспокоило это состоянии девочки, но не зная ее имени - она не могла с ней общаться. Вернее, могла, но это было как-то не правильно. Имя нужно было узнать. Мелани задала вопрос, попросила назвать свое имя, и тут же пожалела об этом. В глазах незнакомки появилась еще большая потерянность и расстеряность. Создалось впечатление, что она не помнит, как ее зовут. Но почему? Волнение? Стресс? Страх? Переживание? Что? Мелани не знала, и в голове тут же закрутились сотни вопросов, а Вампира на задворках сознания в свою очередь тоже затараторила, как заведенная: "Может ей плохо? Может отвести ее в БК? А может лучше в башню в свою комнату? но как мы узнаем, где ее комната? А может тогда к Декану? или нет, лучше в БК?" "Да замолчи ты", - шикнула Мелани так же в сознании, судорожно соображая и надеясь на то, что не озвучивает это в слух, - "Давай переберем список имен тех, кто поступила на Пуффендуй. Их не так много. Кетрин, Дарина, Генриетта и Лаура." "Да, не так уж и много!", - иронично заметила Вампира, - "Всего то 4 человека! а перед нами стоит одна, одна девочка!" Мелани не стала ничего отвечать, она разозлилась на этот внутренний голос, который никогда не умолкал, и отпихнула его что есть силы, подальше. "Назови меня" - попросила девочка и Мелани опешила вовсе. Это было не правильно. У ребенка было имя, и наверняка кто-то ее уже знал. Она издевается? или ей правда плохо? Или что происходит? В конце концов слизеринка решила, что не будет же она перебирать имена всех вновь поступивших пуффендуйцев. Тем более, что девочка могла бы выбрать любое просто понравившееся ей имя, а не свое. Саммет подумала, что должно быть, она уже с кем то была знакома. Значит, кто то ее уже называл по имени. А значит, оно должно было всплыть у нее в памяти, если натолкнуть ее на нужное воспоминание. - Мне..., - неуверенно начала Мелани, боясь, что девочка обидется на нее, - ...нужно знать твое имя. Скажи, как тебя зовут? Ведь ты наверняка уже с кем-то общалась..., - Мэл осеклась и каким-то виновато-умоляющим взглядом посмотрела на дитя. Она не знала, что и делать, если не получит ответа. Вернее, знала. Цель ее посещения данного помещения была ей известна, просто вылетела из головы. Саммет и думать забыла о занятиях по заклинанию Патронуса и испытывающе глядела на девочку.

Лаура Дизраэлль: *Представьте себе. что в школе, в которой учатся сотни учеников можно быть одиноким. Совершенно. Время неумолимо бежит и мы ничего не успеваем. Часто бросаем начатое или не можем закончить то, что требует завершения. Не можем дотянуться рукой до того, что находится в неимоверной близости и отчаянно тянемся за тем, что сокрыто за брызгами водопада чужих жизней. Мы становимся себе чужими людьми. Зачастую нас можно охарактеризовать десятками слов с частичками "не". Мы говорим, что мы несчастливые, некрасивые, нелюбимые, нежеланные, но по сути сами ничего не делаем, чтобы этой частички "не"* не было. Безусловно, существует масса факторов, которые имеют непосредственное влияние на нашу жизнь и на исход многих событий, но, тем не менее, они не определяют всё, а лишь подталкивают нас к нужному решению.* *Таким фактором для Лауры была почти незнакомая ей девочка. Она даже не знала как её зовут, а может быть и знала, но не помнила. Мелани должна была пробудить в Лауре воспоминания. ассоциации, заставить её рассказать что её мучает, что вводит в заблуждение. Как показывала жизненная практика человечества, мы открываемся чаще всего абсолютно незнакомым людям. потому что они не могут повлиять на нашу жизнь. Они не знают о нас по сути ничего, ни имени, ни адреса, ни имен друзей и родителей. Они просто люди. С опытом, с травмами, с разумными мыслями, принципами, моралью, которые могли бы дать нам совет. Только бывало часто, что советы нам дают, когда не просим, а вот когда мы в них крайне нуждались, люди упорно молчали. Это можно было сравнить с моментом ухода. Точно подобранное время и место. Уходить надо когда ты уверен, что тебя или остановят или догонят. * *В голове у Лауры творилось что-то невообразимое. Мысли путались, закрывались туманным сознанием второй личности. Забвение приобретало новые оттенки. Девочке просто нужна была помощь. Какой-то толчок, который бы дал ей понять, что в ней есть два сознания. Но вся соль была в том, что незнакомая девочка вряд ли об этом подозревала, о существовании нескольких сознаний. Многое сейчас было в руках чужого человека.* *Но всё было не так просто. Незнакомка не получив ответ на свой вопрос задала его снова. Казалось бы, что это было абсурдным. Но с другой, повторение являлась матерью учения. Лаура остановилась. Выражение на лице стало холодным. без эмоций и чувств, словно кукольное лицо. Голубые глаза смотрели теперь не с просьбой и мольбой, они смотрели строго, оценивающе, с тысячами вопросов не требующих ответов. На них появилась белая плотная поволока.* - Вы удивляете меня, мисс. Не представившись сами, Вы спрашиваете моё имя. Меня зовут Лаура Алана Дизраэлль. И будьте любезны представиться.

Melanie Sammet: Людям присуща быстрая смена настроения. Это Мелани знала по себя. Ее характеризовали с флюгером. Вернее, ее быстро меняющееся настроение. Порой, мысли Мелани перекрывала другая ее часть, ее "альтер эго", которое она условно звала Вампирой. Это был один из факторов, вляющих на ее настроение. Очень часто Мелани шла наперекор самой себе, а вернее - Вампире, что порождало в ней странные смешанные чувства. Чувства недовльства, злобы, агрессии. Или наоборот - резкую радость и веселье. Мелани считала саму себя странным человеком, ведь она не могла понять толком - какая она. Девочка часто носила маски холодной непроницаемости, напущенный сарказм, который порой сочился из нее когда надо и когда не надо, холодность, равнодушие и безразличность. Сейчас же, видя перед собой незнакомую девочку, Мэл наоборот пыталась запрятать подобную маску вглубь себя и остаться самой собой. Однако, она не могла этого сделать. Порой, слизеринке казалось, что ее и вовсе не существует, а существуют только маски, которыми она живет. Сорви эту маску, ты не увидешь лица, а увидишь следующую маску. И так до бесконечности. Сейчас Мелани старалась быть мягкой и спокойной, дабы не обидеть незнакомую ей девочку. Старалась понять ее, хотя, и не понимала зачем ей это нужно. Не получив ответа на свой вопрос, Мелани повторила его, ибо ей нужно было знать имя. Она не могла общаться с человеком, не зная как ее зовут. А кличать человека "никак" или "незнакомкой" было бы, по меньшей мере, не уважительно. Однако, похоже, девочка расценила повторение вопроса несколько иначе, чем предполагала Саммет. Ее выражение лица тут же поменялось, как будто кто-то внутри нее переключил какой-нибудь рубльник, и моментом сменил ее настрой. Теперь Саммет была просто сбита с толку. Сбита с толку и запутана в себе. Как теперь вести себя? Наверное, так же как и сама пуффендуйка. Холодно и безразлично. Ведь именно эта маска была Мелани ближе всех. Одно Мелани поняла точно - перед ней стоит странный человек, который, похоже, порой не контролирует себя. Или которго контролирует кто-то, но не она сама. Перед ней стояла девочка с раздвоенным сознанием, однако, эту теорию нужно было еще подтвердить или опровергнуть. Девочка наконец представилась. Ее звали Лаура. И она тут же потребовала ответного представление. Саммет хмыкнула и скрестила руки на груди, недовольно посмотрев на девочку за такой несколько грубый ответ, но все таки представилась: - А мое имя Мелани Саммет, - Мелл учтиво кивнула Лауре и продолжила немигая смотреть ей в глаза. Сталь, которую она так упорно пыталась скрыть, снова заблестела на радужке. Это было похоже на ответную реакцию. На выпущенные шипы Вампира на задворках сознания тоже выпустила эти шипы, - Вы удивляете меня не меньше, - Саммет усмехнулась и изогнула правую бровь, - Я, верно, Вас побеспокоила? Вопрос слетел с губ раньше, чем Мелани успела о нем подумать. Видимо, это ее "второе я" вытолкнула эти слова наружу, вспомнив, что когда слизеринка пришла сюда - Дизраэль здесь уже сидела. Что это - укор совести или вежливость? Наверное, второе, ибо первого Мелани не замечала в себе уже давно.

Лаура Дизраэлль: - Что такое беспокойство? Вы могли бы дать точный ответ? Из чего Вы делаете такие выводы? Логика существует? Или Вы считаете, что если бы Ваши окна были замурованы, то солнце не взошло? * - Лаура говорила спокойно. не была никакой напыщенности или возвышенности. Не было гордости и презрения. Не было высокомерия и снисхождения. Иногда слова нет необходимости обволакивать эмоциями. Слова сами порой говорят лучше любых взглядов и даже в редких случаях, поступков. Лаура стояла и смотрела на стоящую впереди девочку. Нельзя было сказать, вызывала она у Аланы симпатию или вызывала недовольство и раздражение. Она просто ничего не значила для Лауры. Мелани была просто человеком, которых миллионы. Она была просто девушкой со своими тараканами в голове, мыслями и рассуждениями. У нее были свои принципы и е факт, что она не была сторонницей того, чтобы навязывать свои принципы другим. Ведь что такое принципиальность по сути? Быть принципиальным - значит не только не поступаться своим принципам, но не позволять другим поступать простив них. Была ли Мелани такой или была, но не показывала, не Лауре об этом судить. Как говорилось: "Не судите и не судимы будите". Хоть мисс Дизраэлль и не была строгой сторонницей этих слов, тем не менее, в них была доля правды.* *Девочка еще раз посмотрела своими голубыми глазами на Мелани. Что было в этом взгляде? Пустота или мир, сокрытый за зеркалами? Никто не знал ответа, кроме самой хозяйки этого мира. Тем не менее, иногда Лаура удивлялась, как мало она сама о себе знает. Люди описывали её не так, как она представлялась себе сама. Это поражало и порой приятно грело самолюбие,а иногда било по нему ущемленностью. Забытье отступало куда-то в неизвестном направлении. Лаура теряла нить, которая с каждой минутой становилась всё тоньше. Была все-таки меду двумя сознаниями связь. Пусть тонкая и им самим не заметная, но была. У них, двоих Лаур, существовало гораздо больше общего, чем они могли себе представить. Это было похоже на две стороны одной медали, которым никогда не суждено увидеться, тем не менее, человечество продолжало доказывать. что ничего возможного не существует. Абсурдные мыли, однако.* - А могу я поинтересоваться, что Вы делаете в неработающем туалете?

Melanie Sammet: - Ну, Вы сидели здесь до того, как я пришла, и поэтому я поинтересовалась. Возможно, мое появление Вам помешало, я же не знаю, - Мелани ответила таким же спокойным тоном, коим с ней разговаривала Лаура. В голосе не было привычного холода - он просто куда-то делся, хотя, возможно, Мелл этого и не заметила. Быть льдом не всегда легко, поэтому иногда человек "тает" нарочно, а иногда и сам этого не замечает. Что же до Саммет... Она была обыкновенным ребенком, которому в детстве родитель-слизеринец навязал свои правила: "Хладнокровность, холодность, целомудрие", и который должен был с этим мириться. Сейчас же на Дарси не было этих "родительских оков". нет, не потому что она была далеко от дома, а потому что оковы были сняты, когда родителей не стало. Правда, теперь те оковы сменились более тяжкими - Мэл разрывалась между собой и Вампирой, которая появилась именно после гибели родителей. Когда ребенок, маленький ребенок, попал в другие условия, противоположные тем, которые создавались матерью и отцом. Именно тогда и сформировалось второе я - строгое, холодное, и здравомыслящее. Однако, последнее время эта грань все бледнела и бледнела - Саммет взрослела и понимание родительской позиции приходило само собой. Зато начало меняться второе я - оно становилось бунтарским, со своими личными требованиями и амбициями. Иногда Мелани казалась, что ее скрытая часть сильнее той, которую видят окружающие, но выпустить ее наружу удавалось крайне редко. Сейчас же Вампира вела ярую борьбу со своей "хозяйкой". Ей хотелось оттеснить Мелани на второй план, выбраться наружу, к анализаторам этого тела, и самой, лично познакомиться со странной пуффендуйкой. "Пусти, я должна узнать, что она за человек!" "ДА чего тебе сдалась эта девчонка? Она обычная..." "Ага, такая же нормальная, как и ты..!" "Эй, между прочим, я тебя в себя не поселяла.." Как обычно, прирекания заканчивались ничем. Мелани снова пробежала глазами по Лауре, снова убедилась, как резко у той поменялось настроение. Саммет, в какой-то стеени, это было знакомо - точно так же, резко, менялась она сама под воздействием "альтер эго". Но вряд ли Лаура разговаривает сама с собой, прячась внутри себя. В ее глазах мелькала тень замешательства, которая явно давала понять - Дизраэль не совсем понимает саму себе. Или не понимает вовсе. До этого-то и хотела докапаться Вампира, которая уже забила на то, что Мелл хотела научиться вызывать патронуса. "У тебя уже получилось один раз, получится и еще", - все, что ответила Вамп на уговоры Мелани перестать уже управлять ею и отпустить "в законное свободное плавание". - Я хотела научиться здесь вызывать Патронуса, - без тени каких-либо чувств или эмоций ответила Мелл на вопрос Лауры, - А Вы, мисс?, - вопросительно изогнула правую бровь.

Лаура Дизраэлль: *Раздвоение личности, что это, игра или проклятие, спасение или болезнь? Неужели Оскар Уайлд был прав и раздвоение - кратчайший путь к душевному равновесию? Как узнать, сколько у тебя душ, когда несколько сознаний? У каждого из них своя душа или она принадлежит только доминирующему? Как разобраться в том, чего ты не видишь? Как поверить, правда ли это? Ведь что по своей сути уверенность? Она ничего не значит, если её основания не доказаны. Если бы у вас спросили, всё ли было созданно магией в этом мире, каков был бы ваш ответ? Наверняка большинство волшебников без тени упрека и сомнения ответили бы утвердительно. Ведь, правда, в чем тут сомневаться? Тогда вытекает следующий вопрос, значит и зло было создано магией? То есть по сути самая нейтральная сила во Вселенной создала всё зло. Лаура бы с вами не согласилась. Ведь и холода, и темноты, и зла не существует. Их нет по определению. По простым законам не только маггловской физики, но и мира магии всё это существовало не более чем в виде понятий. Ведь что такое холод? Это не более, чем отсутствие тепла. А что такое темнота? Это отсутствие света. Зажгите самый слабый, дрожащий огонек и мрак перестанет быть в тот же самый миг кромешным. Так что е такое зло? Это не более, чем отсутствие добра. Уверенность эта маленькая девочка относила к разряду самых ничтожным вещей в мире, в тот же ящик, что и попытку. Нужно было быть в жизни не только уверенным, но и иметь основания для этой уверенности. Сами по себе вещи ничего не значили.* *Лаура смотрела на девочку, стоящую напротив. Что-то в ней было не так. Слишком странная для простой нормальной ученицы Хогвартса. Юная Руффендуйка как раз находилась в том состоянии, когда реальное "я" взяло власть, но забытье еще могло понимать происходящее.* - А мы искали себя, * - спокойный тихий голос. Казалось он раздавался двойным эхом, будто говорили сразу двое, а не одна Лаура.*

Melanie Sammet: "А мы искали себя", - эхом пронеслось в голове Мелани. Вампира уцепилась за эту фразу, как виноградная лоза за изгородь, на которой она растет и с силой потянула на себя, пытаясь выбраться наружу. Что же касается Мелл - то она этому и поспособствовала, выйдя из себя от очередной странной фразы странной девочки. Внутри все закипело, девочку захотелось хорошенько треснуть, чтобы та наконец пришла в себя и перестала нести чушь, заговорила по нормальному. Однако, Пуффендуйка была спокойна, как спящий Салазар, и рука бы просто не поднялась. Вампира бы не позволила... Что чувствуешь, когда твое "второе я", в которое ты так упорно не веришь, вырывается наружу, а тебя, полноправного хозяина тела, заточает в капсулу на задворках сознания? Резкую перемену настроения и мироощущуние. Иные взгляды, принципы, политика, доминантные мысли... Все то, что было где-то далеко, в глубине - оказалось на поверхности и мир перевернулся. Вампира выбралась таки наружу... Она была умнее Мелани и умела куда более, чем Мелани. Она думала иначе, и ее интересовала Лаура. ей не хотелось срываться на нее - ей хотелось ее понять. Вампира, безусловно, была на эмоциональном пике - впервые за ее существование здесь она выбралась наружу, отбросив Мелани куда-то назад. Больше не выбло глупых принципов. А главное - не было заточения. Мелани владела способностью к легиллеменции, а Вампира могла эту способность проявить. Пусть ненадолго, но могло. Пусть это отнимет все ее силы, и Мелани снова станет "главной". но Вампира будет знать правду. Зрачки Мел расширились, и в них ясно отразилась стоящая перед слизеринкой Лаура. Мелани прекрасно понимала, что происходило. Она помнила все, что и должна была помнить. Она была собой... Только словно оцепеневшей. Она не стала мешать Вампире, и по ее велению подняла палочку: - Legilimens..., - прозвучало тихо и размерено. А потом..а потом Мелани вернулась. Глаза снова пришли в нормальное состояние, сознание Мелл вернулось на место. Она смотрела на Лауру глазами, полными боли, слушая тихий рассказ Вампиры о том, что внутри девочки живет Забвение. Но как донести это до пуффендуйки? - Себя.., - тихо вторила Саммет, глядя на девочку, - Но кого - себя? Лауру или ее Забвение?, - хотя Мелани знала ответ. Лаура пока что была на пике слзнания, но забытье еще понимало происходящее, билось внутри. Но Саммет хотела услышать ответ от самой девочки. Ответ сказал бы многое. Хотя наверное глупо было спрашивать - наверняка пуффендуйка понимала, когда правит Лаура, а когда - Забвение.

Лаура Дизраэлль: *Каково оно, когда кто-то проникает в тебя и выворачивает твои воспоминания, твоё сознание наизнанку? Боль, нестерпимая, резкая, разрывающая тебя изнутри проходит тонкой иглой через всё тело. Она рвет связи проталкивая себе ход. Кто-то третий появляется в твоей голове и там становится слишком тесно. Ты больше не контролируешь себя, но и чужой, пришедший к тебе, ничего не может с тобой поделать. Лауре никогда не приходилось сталкиваться с легилименцией в своей голове. Девочка знала, что у нее есть определенные способности к окклюменции, но в одиннадцать лет их никто и не собирался развивать. Тем не менее, как гласила простая истина, те, кто могут читать мысли, те могут и закрывать свои от других, просто в ком-то одно из двух было доминирующим. Мелани было тринадцать, она по определению не могла быть хорошим легилиментом, тем больнее было её вторжение. Лаура упала на пол, а глаза закрыла черная пелена. Состояние то ли обморока, то ли сознания. Странное, тяжело описуемое. Крупная судорога бьёт тебя, но не твое тело. Она владеет ли тем, что внутри: разум, душа, сознание.* *Мелани вряд ли представляла, что именно она делает. Лезть в голову к ребенку с раздвоением личности, подобно тому, как бросить один кусок мяса двум голодным псам, они скорее убьют друг друга, чем разделят добычу. Так было и после ухода Мелани в сознании Лауры. Забвение без тени скромности вырвалось наружу и не просто вырвалось, а крепко закрепилось у руля. Глаза Лауры сразу посветлели, теперь это были два чистых горных озера. Девочка поднялась на ноги. Фарфоровое лицо перестало быть фарфоровым. Множество миниатюрных мимических морщинок появилось на нем. Бледные губы искривились то ли в полуулыбке, то ли полуухмылке.* - Не лезь ко мне в голову, * - голос был тихим. но четким с нотками смеха и угрозы в одно и то же время.* - Верни ту, что была во мне, я хочу её увидеть.

Melanie Sammet: Мелани знала, что чувствовала девочка. Она помнила это ощущение на собственном сознании, когда в твою голову проникает посторонний. Неопытный посторонний, даже не спросив твоего согласия, просто проникает, производит это, как должное. Слизеринка спокойно смотрела на девочку, глазами, полными холода и злобы. Но злобы не на Лауру. Злобы на саму себя, на Вампиру. Хотя, скорее, больше на себя. Мелани почувствовала себя слабым и безащитным ребенком, чье неуправляемо-сильное сознание вырвалось наружу вопреки ее желанию. На глазах заблестили слезы. Слезы обиды и горечи. Какого это, когда тебя превосходит твое собственное сознание?... Мелани не знала четко, что она делает. Она просто смирилась с действиями Вампиры, полностью положившись на нее, а теперь жалела. Не нужно было вмешиваться в голову пуффендуйки, когда там и без того царит беспорядок. Саммет сжала пол мантии в руках. Могло показаться, что еще немного, и девочка сорвется, выкрикнет какое-нибудь непростительное заклятие, настолько сильно она злилась внутри себя, на саму себя. Однако, Вампира, которая снова забилась в угол, видимо, решив выйти из "сухой из воды" - делала свое дело. Она успокаивала Мелл и не обрашала на нее внимания одновременно. Теперь ее задачей было как-то сладить с Пуффендуйкой, чтобы она сама вернула себе "ту, что была в ней". Пуффендуйка должны была сама бороться со своим Забвением, так, как с Вампирой борется Мелани. - Ты хотела найти себя, - спокойно, но в тоже время леденящим голос отозвалась Мелл, - Так найди. Верни Лауру. Сама., - Мелани неподвижно стояла напротив девочки. Она понимала, что ее Забвение вырвалось наружу, и говорила именно с ним, - Ты же сможешь. Вампира сидела на задворках сознания, набирая силы, готовясь снова вмешаться, если Лаура не сможет сама поборот Забвение. Хотя, и Мелл и Вамп на это надеялись. Впервые их мысли работали не параллельно, а вместе. Они желали одного.

Лаура Дизраэлль: *Забвение смотрела на Мелани снисходительно, смеясь над ней.* Неужели она думает, что в состоянии совладать со мной, * - думала девочка. Ведь Мелани вряд ли знала, что не только сама Лаура, но и её Забвение не подозревают о существовании друг друга. Забвение слушала Мелани и никак не могла понять о чем та говорит, ведь пуффендуйка просила показать ей Вампиру, а не свое второе "я". Улыбка не сходила с лица первокурсницы, но в глазах появилось какое-то сомнение.* - О чем она говорит? *Маленькая, хрупкая, миниатюрная первокурсница смотрела на Саммети думала над тем, что же ей ответить. Как понять человека, который знает тебя гораздо лучше, чем ты сам? Забвение на секунду задумалось. Остановилось. Всё было не так просто, но одно девочка знала наверняка, Мелани было что-то известно и это ставило пуффендуйку явно не в выйграшное положение. Нужно было уходить. Лаура еще обязательно вернется для встречи со слизеринкой, но потом, когда ей самой будет известно то, что знала Мел.* *Девочка поправила волосы и выражение лица стало каменно пугающим.* - Больше никогда не пытайся узнать меня, * - сказала Лаура и направилась к выходу из туалета. Что-то произошло сегодня. Что-то важное, что только предстояло узнать маленькой мисс Дизраэлль.*

Melanie Sammet: - Не буду пытаться. Уже узнала, - Мелани сказала последнюю реплику тихо, так,что расслышать было почти не возможно. Лаура направилась к выходу, и Мелани не стала ее задерживать, хотя и последовала следом - ей нужно вернуться в Подземелье. ей нужно отдохнуть. Ее даже не волновало то, что станет с девочкой, ведь сейчас ей правит Забвение. Саммет была уверена, что пройдет час, два, может чуть больше, и Лаура вернется. На пуффендуйку обязательно сработает характерный фактор, ведь она не одна, она в обществе, в огромной Школе. После случившегося, Саммет явно осталась в выигрышном положении - теперь она по-крайней мере знала, в чем заключается странность первокурсницы. Ей было все равно, что та не поняла ее. Она все равно узнает, когда придет время. Кто-то скажет, или сама поймет. Или просто научится справляться. Просто нужно время. А у Мелани теперь были свои заботы. Вампира научилась прорываться сквозь толстую стену, отделяющую ее от доминантного сознания. И это не нравилось юной Саммет. Ей не нравилось то, что имея полное соображение о том, что происходит, ты не можешь управлять собой. Переломный момент настал в жизни Мелани Саммет. Возможно, дело в том, что сработал тот самый "характерный фактор", а может девочка просто медленно, но верно взрослела. Одно стало ясно точно - Вампира сильнее, и она может взять верх. Теперь и Вампира и Мелани надеялись на новую встречу с Лаурой Дизраэль. Но она будет более продуктивной, если девочка наконец узнает секрет своего "я", которое в ней не одно. А пока... РОЛЕВАЯ ОКОНЧЕНА

Моргана Лефэй: Моргана вошла в туалет Миртл и огляделась. Ей тут очень понравилось, здесь было тихо, безлюдно, здесь, по ее мнению, можно было практиковаться в зельях или заклинаниях. Как ни странно, но она пока не увидела Митртл, приведение, о котором она была по приезду очень наслышана.

Моргана Лефэй: Моргана вошла в туалет Миртл и огляделась. Ей тут очень понравилось, здесь было тихо, безлюдно, здесь, по ее мнению, можно было практиковаться в зельях или заклинаниях. Как ни странно, но она пока не увидела Миртл, приведение, о котором она была по приезду очень наслышана.

Джен Эйр: *Джен вошла в туалет Плаксы Миртл и огляделась*Она только сейчас ушла из большого зала,надеясь с делом провести свободный час."надеюсь это подходящее место"-подумала Джен.

Даря Лэст: Даря наконец то выбралась из гостиных факультетов и решила все же посмотреть на туалет Миртл. Девушка вошла в туалет и посмотрела на разбитые умывальники, старые туалеты, сломанные кабинки... - И все это стоило часа гуляния по коридорам?- проворчала Даря, подходя к умывальнику. Девушка включила воду, и та ударила ей прямо в лицо. Вспоминив все части тела Мерлина, девушка отскочила от крана. Волосы свисали мокрыми патлами и лицо тоже было мокрым. - Замечательно! Фантастично! И как мне дальше идти?- девушка вытерла лицо рукавом мантии. Вдруг, Лэст заметила книжку в углу туалета. Нахмурившись, девушка подняла ее. - Дневник Эмили Партор?!- глаза Лэст округлились- Что за бред? Даря принялась листать книгу, но там было лишь пару рисунков и какой - то бред в виде Зельев. -Ха, весело - девушка положила дневник на другой рукомойник и стала мыть руки.

Дебра МакФрай: Тому, кто скажет, какой чёрт понёс первокурсницу-пуффендуйку в миртловский туалет... Совершенно верно, настучат по голове, ибо это тайна, покрытая мрачным и страшным мраком. О которой Дебра, разумеется, и сама не знала. Впрочем, она догадывалась, что понесла её туда в первую очередь жажда приключений на... на нос. Девочка бесцельно шаталась по коридорам, пока не набрела на Это. Не было у неё никакого озарения, а у туалетной двери не было никакого фосфорического сияния, просто девочка услышала чьи-то шаги и на уровне чистых рефлексов ментулась за ближайшую дверь. И только-только она собралась партизански следить в щёлочку, как внезапно услышала движение сзади. Девочка подпрыгнула и мгновенно развернулась. Оба на! А это я удачно зашла... Дебра с интересом склонила голову, оглядывая другую посетительницу сего заведения. Которой явно недавно посчастливилось принимать скоростную ванну поверх одежды или элементарно облиться. Девочка выглядела не намного старше самой Дебры, а быть может и вовсе не старше. Между тем пуффендуйка оглядела и помещение. Туалет, значит... О да, МакФрай, ОЧЕНЬ удачно зашла, Джек Пот! - Привет, я Дебра, - наконец-то собралась с мыслями девоча, - А чего это ты... так хорошо выглядишь? - Дебра задумалась, не относят ли этот вопрос к разряду неприличных, но так ничего и не решила. Пуффендуйка догадывалась, что технически существует какое-то заклинание-сушилка, и сейчас её терзали смутные сомнения, не положено ли первокурсникам знать таковые и не может ли эта девочка быть подставной, но эти мысли тут же улетели.

Даря Лэст: Даря, обдумывая где бы найти полотенца или хотя бы человека, знающего заклинание сушки с трагическим выражением лица мыла руки. Девушка подпрыгнула, услышав вопрос. Так резко повернувшись, что мокрые волосы ударили по лицу, Даря посмотрела на девушку. Та смотрела на нее удивленными глазами. Да, красиво я выгляжу, нечего сказать. Мокрые волосы и мокрая мантия. Удачный вид для первого знакомства. - Привет, а я - Даря.- мысленно наплевав на свой внешний вид представилась девушка- А так хорошо я выгляжу, потому что всякие Филчи не умеют по - нормальному чинить краны. Даже в этом идиотском и грязном не совсем чистом сортире. Даря с интересом посмотрела на пуффендуйку. Ха-ха.. - А ты случаем не знаешь заклинание сушки?- в груди теплилась надежда на ответ "Да"

Дебра МакФрай: Чёрт, так и знала! Проверка! Дебра начала лихорадочно соображать, перебирая в голове все известные ей заклинания, коих было катастрофически мало, и, конечно, ни одно не подходило под ситуацию. А, может, и подходило. Дебра помнила только названия, знать бы ещё, что они значат... Девочка шумно выдохнула и нахмурилась: - Так... Заклинание сушки... Знаю, конечно! - пуффендуйка натянуто рассмеялась и беззаботно махнула рукой. Блин, что делать?! Ай чёрт, была не была! Дебра набрала в рот побольше воздуха, направила палочку на беззащитную Дарю и напряжённо выкрикнула: - Colorum!!! Мантия Дари тут же окрасилась в совершенно непонятный цвет, что-то среднее между серо-буро-малиновым и болотно-зелёным. Дебра ошарашенно уставилась на результат своего колдовства и испуганно сглотнула. Затем она прокашлялась и осторожно утащила Дарю за рукав в сторону от зеркал: - Кхм... Тут это... Освещение получше, давай ещё раз попробуем! Ты, главное, смотри в потолок, это важно! Дебра снова направила палочку на пострадавшую мантию и осторожно пробормотала "Colorum...", пытаясь воссоздать в голове изначальный цвет мантии. Палочка не реагировала. Пуффендуйка потрясла её, постучала ей о стену, но ничего не происходило. Тогда девочка ещё раз прокашлялась и быстро проговорила: - Ну я, наверно, пойду. Дела срочные появились. Бывает такое, знаешь... Приятно было познакомиться! - девочка начала спиной приближаться к двери, невинно улыбаясь новой знакомой.

Даря Лэст: - Дебра, стоять!- воскликнула Даря, вытаскивая палочку и захлопывая дверь- Стоять на месте и не двигаться! Даря надвигалась на Дебру, сверкая своей "экстравогантной" мантией и злыми серыми глазами. Девушка подошла ближе к ней и улыбнулась. Ты чуть не наступила в фикалии- будничным тоном сообщила ей Даря- Аккуратнее. Тут на глаза девушке попалось зеркало. Даря повертелась вокруг и улыбнулась. - А что, цвет мне нравится!- Даря хихикнула - Свежее течение моды я бы сказала. Ладно, исправим! Даря сняла мантию, оставшись в кофте и джемпере. Юбка слава Мерлину была чистой. Даря беззаботно повесила мантию на крючек и нацелила на нее палочку. - Мерлин знает, что получится..[/b- Даря вздохнула - Colorum Black! Мантия засияла голубым цветом и окрасилась в кислотно - зеленый. - Ну уже лучше- хихикнула Даря- Как думаешь?

Дебра МакФрай: Дебра панически огляделась, но, услышав причину настойчивых приказов когтевранки, облегчённо выдохнула и расхохоталась. Правда, недолго тешилась Дебрюшка, ибо всё тайное, увы, становится явным. Хотя реакция Дари не могла не радовать. Почувствовав себя увереннее, Дебра хихикнула: - А вдруг она у тебя оживёт и заговорит нечеловеческим голосом? Может, так оставим, пока ещё хуже не сделали? - девочка оценивающе оглядела мантию. - Если не придираться к мелочам, вполне себе ничего цвет. Даже синим вроде отливает. Покосившись на Дарю, пуффендуйка сообразила, что сопротивление бесполезно, и предусмотрительно отбежала в другой конец комнаты, дабы избежать побочных эффектов колдовства когтевранки. - Удачи! - с чувством выкрикнула Дебра из угла.

Даря Лэст: - Партизанка- фыркнула Даря и сняла мантию. Девушка повесила мантию на дверь от кабинки и отошла подальше. - Ну, надеюсь не взорвемся!- вздохнула Лэст - Colorum!!! Мантия Лэст засияла и окрасилась в ядовито - зеленый цвет. Полы мантии были фиолетовые.. - Дебра, как тебе такой цвет? Необычной, как тебе кажется?- Даря расхохоталась - С моими рыжими волосами пойдем как раз! Даря посмотрела на Дебру. - Отстирывать ее все равно не мне- пожала она плечами - Так что у нас там с эксперементом? Может помоем мылом?

Лилиана Портер: Ролевая игра (Летний РПГ-Турнир на приз Синей Башни). Участники: Скарлетт Уолман, Клодия Лайо и Лилиана Портер Ситуация: "Душещипательная история" Лилиана Портер искренне считала, что день удался. Лили навестила новеньких учеников в башне Подготовительного отделения, приготовила бодроперцовое зелье, сняла баллы у слизеринца и... была, в целом, счастлива. Но по доброте душевной (ведь только доброта старосты способна заставить ее нарушить правила Хогвартса) Лили нарвалась на приключения. Лилиана встретила мисс Уолман, вид у который был не просто пессимистичный, он выражал почти эпическую покорность судьбе. Оказалось, что Скарлетт должна была вскоре сдавать СОВ по трансфигурации, но была крайне не уверена в своих силах. Совместный мозговой штурм привел девушек к фантастической идее - сварить Феликс Фелицис, дабы Летта смогла сделать транфигурацию не иначе как на "Превосходно". Лилиана, конечно, понимала, что поступок для старост просто сверхвозмутительный, но, тем не менее, оправдывала себя по нескольким причинам: во-первых, в случае удачного приготовления, Скарлетт выйдет из депрессии и не получит громовещатель от родителей по причине проваленного экзамена, во-вторых, для будущего зельевара это была бы прекрасная возможность сварить наисложнейшее зелье. Достать ингредиенты было не столь сложно, ибо у Лили был доступ к старому кабинету зельеварения, который ей любезно предоставили для тренировки практических навыков. Туалет Плаксы Миртл был выбран местом назначения - то есть местом свершения магического обряда - по иронии судьбы. Лилиана направлялась на встречу с мисс Уолман, захватив с собой сумку, в которой находился котел и ингредиенты, которые, конечно, не без помощи заклинания там умещались. Лили приоткрыла дверь и, убедившись, что туалет пуст (по крайней мере, людей там не наблюдалось), зашла туда. Скарлетт, очевидно, задерживалась. Лили решила, что не будет раскрывать содержимое сумки до прихода старосты Когтеврана. Но префекту не пришлось скучать, ведь ее тут стала приветствовать давняя обитательница туалета.

Плакса Миртл: Привидение, самозабвенно воющее в одной из кабинок туалета, услышала скрип открывающейся двери. Незваные гости всегда радовали Плаксу (впрочем, как и любые гости), но когда она увидела, кто появился в ее "доме" несказанно обрадовалась. Призрак взмыла к самому потолку туалета, и громко приветствовала девушку: Кто ко мне пожаловал! Неужели сам префект хочет присоединится ко мне в туалете? Миртл звонко рассмеялась и начала кружить в воздухе и пролетать сквозь префекта. Проходи-проходи! Знаешь, здесь много возможностей умереть: высокие окна, твердые стены, обилие воды... Ух, не медли, уже не терпится повеселиться!

Scarlett Walman: Скарлетт Уолман поспешно шагала по второму этажу. Ей казалось, что она вот-вот опоздает, но, посмотрев на часы, она поняла, что уже опоздала. Это предположение подтвердилось, когда девушка, вбежав в туалет Плаксы Миртл, где была назначена встреча, увидела Лили. Та стояла посреди туалета и во все глаза смотрела на плаксу Миртл, которая уже начинала голосить и привлекать внимание посторонних. "Ну, славно", -с почти безнадежной интонацией пронеслась мысль у Скарлетт в голове. -Привет, Лил! Прости, что задержалась,- обратилась Скарлетт к префекту, - лучше не обращать на нее внимания, а то никогда ничего не закончим... У тебя все с собой уже? Скарлетт явно нервничала и передергивала плечами. Дело в том, что девушка просто панически боялась нарушать правила. Нет, вернее, она была не против, но была бы не против, если бы была точно уверенна, что ее не поймают за руку. Тут же такой уверенности не было. И, все же, новоиспеченная староста Когтеврана (о да, отличное начало, прямо эталон поведения) согласилась на эту авантюру, так как с ней заодно был сам префект, а префект... ну, это префект. Если уж префект за, то ей тем более положено было быть за. Прикусив губу (а Скарлетт всегда либо сжимала пальцы, либо кусалась и вообще занималась истязанием собственного тела, когда нервничала), девушка уставилась на сумку в руках у Лили.

Лилиана Портер: Лилиана за все время обучения в школе как-то уже привыкла не обращать внимание на назойливых призраков. Но настолько назойливые призраки, как Плакса Миртл, могли все испортить. Лили решила вести себя вежливо-равнодушно и кивнула призраку, чуть улыбнувшись. Вскоре дверь в туалет снова открылась и, к счастью, это была Скарлетт. Лилиана выдохнула. - Привет, Летта! У меня все с собой. Котел и ингредиенты: лунный камень (6 штук), сок бумсланга, корпотка (8 плодов), плод антропогоры, семена южной синявки, слизь амфоры египетской, сердцевина рога единорога, коготь гиппогрифа.... - Лилиана увлеклась перечислением ингредиентов, но, заметив, подозрительный взгляд Плаксы, Лили остановилась. - В общем, все есть. Лилиана достала котел, и разложила ингредиенты и пергамент с рецептом. Летта заметно нервничала. Нельзя было сказать, что префект был совершенно спокоен, но девушка решила несколько разрядить напряженную атмосферу... туалету, смешанную с диким воем Плаксы. - Ведь это же так весело... правила нарушать? Где-то я уже это слышала, правда... - сказала Лили и подмигнула когтевранке.

Scarlett Walman: Лили же была внешне абсолютно спокойна, и это помогало Скарлетт держать себя руках. Она выдохнула и принялась заслушивать содержимое сумочки. И тут Скарлетт невольно посетила неуверенность. Нет, зелья она любила, зелья она более или менее знала, но было одно но. Зелье удачи - уж больно мудреное зелье. Как бы чего не вышло. Но, с другой стороны, Арли знала, что трансфигурация - наука больно коварная, родители - штука очень гневливая, а будущее, которое решается - штука крайне важная. И эти мысли отогнали все сомнения прочь. "Меньше слов, больше дела", - ободрила она себя. Скарлетт налила в золотой котел кипяченой воды. Откашлявшись, девушка произнесла: - Incendio! Когда огонь был благополучно разведен, и нужно было немного подождать, Скарлетт весело и непринужденно принялась болтать с Лили о жизни, о правилах. - Ага, адреналин так и стучится в виски, - пожаловалась когтевранка и даже потерла свою голову, - ну, в конце концов, я это делаю чуть ли не в первый раз...

Плакса Миртл: Миртл старалась привлечь внимание девушек всеми способами. Вопела, просовывала бесплотные руки сквозь головы студенток, включала и выключала краны раковин. Однако же, нарушительницы были непреклонны - ежели решили не обращать внимания на назойливого мертвеца, то они не будут обращать внимание на назойливого мертвеца. Только если он не решит им помешать... Миртл, глядя в сомнительное варево студенток, сказала: Вы решили с помощью яда умереть? Мудрое решение! Правда, вонь от вашего снадобья по всему замку распространится... Девушка в синей мантии явно занервничала после ее слов. Ну еще бы - ей тут умереть прочат, уязвляют ее добропорядочность (да еще и вполне обосновано!) и вдогонку рассказывают, что "ароматы" зелья могут их выдать. Миртл с интересом смотрела в котелок, и тут ей в голову пришла блестящая идея. Прикосновение призрака, может, все таки испортит зелье и они умрут? Приведение засунула руки в кипящий котелок, а после громко засмеялась, переворачиваясь в воздухе. Вот так развлечение, вот так забава! Миртл смеялась и кричала, а теперь и вовсе запела наскоро сочиненную песенку: Зелье расплескается Ядовитой дымкой, А в живых останется Только Плакса Миртл. Холодеют трубы - Превратились в льдинки, Радуется трупам Призрак Плаксы Миртл.

Лилиана Портер: Лилиана терпеливо добавляла в кипящее зелье лунные камни и сок бумсланга, в то время как ее голова то и дело оказывалась в руках у привидения (как ни странно), и казалось, что мозг заморозится настолько, что перестанет соображать. Однако бесконечные завывания возвращали гриффиндорку к жизни, ибо девушка опасалась,что на эти вопли может кто-нибудь придти (ученик или того хуже - преподаватель). Лилиана представила скорбное лицо декана Раймон с плохо скрываемым блеском в глазах, которая в очередной раз застает гриффиндорца за проделкой, и это придало гриффиндорке сил терпеть и по возможности не обращать внимание на попытки Плаксы помешать им варить зелье. Когда Лилиана разбивала яйца, ей невольно показалось, что она всего лишь готовит завтрак у себя на кухне, но варево перед ней, ноющее поведение и отчасти волнение просто не давали расслабиться. Пока Скарлетт измельчала плоды корпотки, Лили занялась плодом антропогоры. Когда смесь для зелья была почти готова Лили вернулась к своей сумке, чтобы достать алхимическое приспособление, через которое непременно нужно было пропустить эту смесь. Но, похоже, что изобретательность Плаксы Миртл в этот момент достигла своей кульминации. Привидение стало разбрызгивать варящееся зелье и при этом напевать адскую песенку. - О нет! - произнесла Лил, осознав, что привидение уже невозможно не замечать: с ним надо или бороться или договариваться.

Scarlett Walman: Скарлетт приходилось поминутно вздыхать и вздыхать: ведь основную массу работы выполнял старший товарищ. Но девушка как-то быстро смирилась с этой мыслью,ибо сама она боялась чего-нибудь напортачить, а Лили все-таки была настоящим без пяти минут профессионалом. Так пусть тренируется, почему нет? А Скарлетт ничего не теряет. Разве что вопли надоедливого призрака слышались отчетливее, и голова старосты на части раскалывалась. Когда Лили поручила девушке работу - колдовать над плодами корпотки - Скарлетт чуть не подпрыгнула от счастья, с неслыханным энтузиазмом углубляясь в книгу рецептов. Но когда последний кусочек был измельчен, девушка поняла, что ад продолжается, и с этим нужно что-то сделать. Легко сказать "сделать", ага. Как? Отпугнуть Миртл заклинанием? Да она поднимет вой на всю школу - даже директор прибежит, думая, что кто-то умирает! Проявить ласку? Никогда не закончишь зелье. Грубо попросить помолчать хоть полчаса? Тоже гам обеспечен. Выпустить Василиска? Тоже вариант... "Так, совсем бред в голову лезет", - отмахнулась от своих мыслей Скарлетт и с безнадежным выражением лица принялась дальше терпеть противное приведение. Последний опыт ее общения с Миртл плохо заканчивался, и она, помня об этом, решила, что молчание - не знак согласия, а способ избежать множества проблем. Ну да, зелье страдало. Но что ж поделать. Может, оно и так сойдет?

Лилиана Портер: Такой ход событий Лилиана не предусмотрела."Что если теперь зелье безнадежно испорчено и его уже не исправить, и даже нет смысла продолжать его готовить?" - размышляла девушка, лихорадочно пропуская синявки через алхимический преобразователь. "Тем не менее, пути назад нет..." - посчитала староста, решив, что в конце концов, если зелье не получится (а это можно будет проверить с помощью алхимических преобразований), то они его не используют, а от "следов преступления" можно будет избавиться тут же на радость Миртл. Скарлетт заметно волновалась, но исправно готовила сердцевину рога единорога и коготь гиппогрифа для путешествия в кипящую смесь. Лили ободряюще улыбнулась когтерванке, продолжая следить за привидением (что Миртл еще может совершить?). Казалось бы, староста предусмотрела самый ужасный поворот событий, но, видимо, взаимодействие ингредиентов зелья с субстанцией привидения не было как следует изучено или не изучалось вовсе. Дело в том, что зелье при правильном приготовлении на заключительной стадии должно было выпускать радужные пузыри и нежно булькать. Однако зелье, которое готовили Лили и Летта, поднималось стремительно из котла, словно каша, которая вот-вот убежит. Когда жидкость достигло края емкости, Лили инстинктивно отошла назад, взяв за руку Летту. Но зелье вопреки ожиданиям не стало вытекать из котла, оно задымилось, и наружу вырывался газ золотистого оттенка ("Феликсный газ, надо полагать", - подумала невесело гриффиндорка). Вскоре цвет его стал интересовать будущего зельевара гораздо меньше, потому что помещение наполнялось удушающим газом.

Плакса Миртл: Миртл сдержанно улыбнулась и начала вальсировать в воздухе. Ах, компания! Миртл никогда не ошибается! Теперь вы или утопитесь, или задохнетесь, или разобьете головы об пол, или... или... Да у вас много вариантов! Скоро мы будем втроем петь на холодных трубах! Привидение, незаметно для девушек, осведомилась, есть ли пути к бегству. Туалет находился высоко над землей, унитазы вряд ли служили порталом в Министерство Магии, ни одна девушка не владела парселтангом, но дверь была путем к спасению. Мерлин, великий Мерлин, ну пусть они умрут, ну пожалуйста...

Scarlett Walman: Скарлетт продолжала варить сложное и уже явно не то зелье, как вдруг случился самый неожиданный поворот событий. Миртл смогла испортить не только барабанные перепонки, но и зелье, заветное для Летты зелье! Скарлетт вцепилась пальцами в руку Лили, когда та потащила ее назад от дымящегося взрывоопасного котла. И когда девушка уже была готова вздохнуть с облегчением, помещение стал наполнять смертоносный газ золотистого оттенка. Скарлетт инстинктивно рванула к двери, потащив Лили за собой. И вот она в два шага очутилась около спасительного выхода, толкнула дверь рукой и.... Обнаружила, что та не открывается. Ужас, смертельный ужас, отразился в глазах у девушки. На мгновение она впала в полный ступор. Только спустя несколько секунд ее посетила мудрая мысль: она, чудик, нечаянно захлопнула дверь, когда стремительно влетала в туалет... С каждой секундой к Скарлетт приходило обладание собой. Теперь она была собранной, сосредоточенной и злой. И никак не могла понять, на кого же она в обиде больше: на себя или на Миртл, которая вела себя самым возмутительным образом и, похоже, не шутила, говоря о том, что желала им смерти... Но об этом Арли подумает завтра. Сегодня, сейчас, нужно придумать выход из этой нехорошей ситуации. Девушка попыталась еще раз открыть дверь. Но все было бесполезно. Не помогали ни заклинания, ни попытки ее открыть вручную. Затем Скарлетт принялась кричать, причем делала она это не хуже противной Миртл. Но инстинкт самосохранения, определенно, оправдывал ее. Впрочем, и это оказалось бесполезным... Перепробовав все стандартные способы за считанные минуты, Скарлетт подошла к Лили, посмотрела на нее как на спасителя в юбке и спросила: - Что же нам делать-то... Вместе с газом, который все быстрее и быстрее заполнял туалет, Скарлетт в глубине души начинали душить слезы и мысли о том, как же она еще молода и непорочна. Но она старалась держать себя в руках, как подобает всем сильным духом людям, и лицо ее приняло каменное выражение и какой-то каменный цвет...

Лилиана Портер: Лилиана покорно тащилась за Скарлетт к двери, пытаясь не вдыхать "газ удачи", но силы старосты начали ее покидать. У Лилианы еще оставалась призрачная надежда на то, что им удастся справится собственными силами: "Не сварили зелье, так хотя бы заметем следы преступления!" Но мечты префекта не состоялись, когда туалет и все окрестности Хогвартса наполнился совместным криком Скарлетт и Плаксы Миртл. В воображении старосты пол Хогвартса уже сбежалось к туалету с приведениями и двумя старостами-неудачницами, и перед Лили возник уже образ не только образ профессора Раймон, но и профессора Сордео и господина директора, которые уж точно не одобрят такой поступок и не оправдают его жаждой студентов к приключениям. "Обожемой, если мы им признаемся, ЧТО мы хотели сделать, то нас даже исключить могут!" - в ужасе думала староста. Но все-таки инстинкт самосохранения подсказывал, что в качестве приведения ее вряд ли примут обратно, поэтому надо срочно спасаться. Лили вслед за Леттой предприняла несколько попыток открыть дверь, но она была плотно захлопнута, будто какой-то шутник намертво его закрепил волшебными гвоздями. - Что же нам делать-то... - Лилиана посмотрела на Летту, лицо которой выражало отчаяние и которая не думала об экзамене по трансфигурации уже минут пятнадцать... "Думай, Лили, думай, ты же почти выпускница!" - настраивала себя староста. Внезапно Лилиана перевела взгляд на окно - единственный спасительный люк, который мог подарить старостам свободу. Префект, уже не особо заботясь о сохранности древних стен школы, выкрикнула заклинание, направляя палочку на окно: - Редукто! - окно разбилось и несколько осколков пролетели через Миртл. Лилиана отвернулась, пытаясь загородить собой Летту. Следующая мысль пришла довольно быстро (видимо, количество кислорода в помещении резко повысило скорость работы мозга). - Акцио, метла! - произнесла Лили и посмотрела на Скарлетт, пытаясь подавить приступы нервного смеха. Миртл продолжала что-то кричать и Лили надеялась, что это не помешает манящим чарам донести метлу до места назначения. Через несколько минут в окно стремительно влетел Нимбус Лилианы и послушно оказался в руках у гриффиндорки.

Scarlett Walman: И, конечно же, Лили нашла выход. Все происходило очень быстро: заклинание, вдребезги разбитое стекло... Скарлетт даже пискнуть не успела(нет, все-таки успела, причем громко и довольно затяжно), а Лили уже загородила ее от летящих осколков как истинная гриффиндорка. Когда девушка увидела в воздухе стремительно приближающуюся к ним метлу и почувствовала на себе свежее дыхание дня, она с облегчением вздохнула. Душу ее посетило спокойствие и какая-то непонятная усталость, напряжение как рукой сняло, и весь ее вид уже говорил о полном "шмяк". "Так, а я все еще в туалете, между прочим", - с удивлением подумала Арли. Она уже почти не замечала душащего легкие газа. Не теряя более не секунды, староста примостилась на спасительный Нимбус. В качестве пассажира Скарлетт на метле еще ни разу не летала, но сейчас это мало занимало ее мысли. Что же занимало мысли уже почти что спасшейся старосты? Во-первых, что трансигурацию нужно сдавать честно, иначе непременно рискуешь умереть. Во-вторых, что она, нехорошая девчонка, втянула в это дело бедную Лили. С этой мысли у Скарлетт даже появилась краснота на щеках. А в-третьих, радость. Такая радость, которую она не испытывала еще никогда. Забыв о том, что газ все еще тут, Скарлетт весело показала Миртл язык. Да, да. Прям как на первом курсе...

Плакса Миртл: Осколки стекла пролетели сквозь Миртл. Привидение сильно оскорбилась - она вообще была не в восторге от летающих сквозь нее предметов, а тем более острых (хоть и призраку все равно), а тем более когда девицы даже не извинились. Когда Скарлетт и Лилиана призвали метлу, Миртл расстроилась. Неужели у меня не будет подру-у-у-жек... Призрак начала вопеть, кружить, заслонять собой окно. Миртл заверещала: Нарушители! Нарушители! Вас накажут, убьют и посадят куковать со мной в туалете! Но девушки уже знали, что призрак не в силах им помешать, а потому были непреклонны. Когтевранка даже показала ей на прощание язык! Ах так... Да чтоб у вас животы свело! - с этими словами руки Плаксы скользнули сквозь живот. Девушки поморщились, но Нимбус уже взмывал в небеса.

Лилиана Портер: Буквально пара секунд - и девушки, умостившись на метле, взмыли в воздушное пространство туалета, которое стремительно наполнялось кислородом. "По крайней мере, свои жизни мы спасли", - подумала Лилиана, которая пока не хотела представлять, сколько обитателей столпилось у туалета и сколько будет наблюдать за старостами во время их спасительного полета. Лили посмотрела на заметно повеселевшую Скарлетт. Похоже, когтевранка еще не думала на тему того, какое испытание им предстоит после их славного восседания на метле. Лилиана уже не могла сдерживать свои мысли, в которых их со Скарлетт тожественно лишают значка, отнимают у Гриффиндора и Когтеврана по 1000 баллов и самое ужасное - отправляют домой. Лили представила свое возвращение в маггловский мир и передернулась. "Надо замести следы, хотя бы чуть-чуть..." - подумала староста. Когда девушки преодолели препятствие в виде окна, Лил обернулась и произнесла: - Эванеско! - и остатки зелья в котле испарились. Префект вполне могла расстаться с котлом, но не с алхимическим преобразователем, который был уникален и был у гриффиндорке в коллекции в единственном числе. - Акцио, алхимический преобразователь! - приказала Лили, и инструмент зельевара оказался у гриффиндорки, которая спешно заталкивала в свою супервместительную сумку. Параллельно Лили нащупала там прозрачное одеяние... Ну, конечно. Лилиана бросила извиняющийся взгляд на Скарлетт (ну, как же Лил не додумалась использовать ее раньше?) и спешно накинула мантию-невидимку на себя и когтевранку, мантия была немаленькой, она смогла укрыть и спасительный Нимбус. Конечно, мантия была не артефактом, который существовал в природе в единственном числе и был собственностью мистера Поттера, а просто магическим предметом, но износиться мантия не успела, поэтому весьма успешно скрывала собой горе-зельеваров. Лилиана бросила прощальный взгляд на разбитое окно и направила метлу к опушке леса.

Плакса Миртл: Девушки улетели, а Миртл осталась одна, среди клубов золотистого газа. Решив хотя бы испортить жизнь студенткам, Миртл закричала: Нарушители! Они варят зелья в туалете! Но тут, призрак услышала заклинание. Эванеско! и клубы дыма растворились в воздухе. Акцио! снова послышался голос префекта, и алхимический преобразователь, минуя осколки стекла и оконную раму, вернулся к хозяйке. Скорее, сюда! В туалет! Но на крик Миртл не откликнулась ни одна живая душа. К ее не оправдавшимся надеждам прибавилась еще одна неприятность - Пивз! Пивз, услышав вопли Плаксы, решил, что это весьма недурная потеха. Глупая, прыщавая Миртл, у нее нет друзей, вот и вопит по чем зря! А-ха-ха-ха-ха! Пивз вспомнил, как дразнил первокурсников и ПО, и кинул небольшой осколок стекла сквозь голову Миртл. Та же завопела пуще прежнего и влетела в одну из кабинок туалета. Ролевой отыгрыш окончен.

Муни Витчер: Долго бродила по Хогу в поисках заветной двери и наконец нашла её.Причина была-Муни решила стать второй Миртл.Вот девочка зашла, удивилась, столько было присутствующих, и присела на раковину.

Аллерия Винд: переход из темы http://hdhog.forum24.ru/?1-23-0-00000022-000-0-0-1504473327 - Да твой Круциатус и выеденного яйца акромантула не стоит... И, Винд, ну право слово, думаешь пустить мне Аваду в лоб, а сама даже не в состоянии сотворить левитационные чары. Вот Кэрроу обрадовались бы, узнав, что их ярая приспешница тащила свою жертву как последняя грязная маггла! Аллерия, услышав слова Соланж, притормозила перед дверью туалета. "Она вообще понимает, что от этой провокации ей же хуже будет?", - Аллерия приподняла бровь, удивлено всматриваясь в лицо пленницы. Улыбнувшись уголком губ, она ответила: - Если так хочешь, то и Круциатус мой попробуешь. Какие ещё пожелания, мисс? - Аллерия усмехнулась и, убрав прядь волос с лица, продолжила. - Не вижу ничего плохого в том, что я тебя тащила. Хотелось проверить, насколько полы в школе чистые. Она присела около Соланж и перевернула Ее на живот. Засмеявшись, она вновь перевернула девушку, но уже на спину. - Ты испачкалась, солнышко. Но ничего, сейчас мы тебя умоем. Mobilicorpus! - Взмахнув палочкой, Винд подняла тело пленницы в воздух. - Ты же полетать хотела? Ну вот, наслаждайся. Решив не тянуть с расправой, Аллерия неспешно открыла дверь в туалет. К удивлению девушки, Плаксы Миртл не было "дома", но Аллерии это было только на руку, ведь никто тогда не услышит стоны Соланж... Зайдя внутрь, девушка, с помощью палочки, затащила в помещение свою пленницу. Аллерия резко опустила палочку, и тело связанной когтевранки с грохотом упало на пол. - Я развяжу тебя, рыжая, если ты только обещаешь не дёргаться, - Аллерия провела рукой по ярко-огненным волосам, схватилась за несколько прядей, и резким движением, оттащила жертву к унитазу. - Давай поверим, будешь ты дёргаться аль нет? Не отпуская волосы хулиганки, Аллерия принялась окунать голову девушки в унитаз. Ей не хотелось убивать Соланж, поэтому опускала она Ее в воду не больше, чем на 5 секунд. - Зато чистая будешь, да, тварь? - Аллерия скривила лицо от злости. Она получала максимум удовольствия от издевательств. - Давно я так не развлекалась! Ну, ладно, - она отбросила девушку на пол, прекратив мучения. - Хочешь ещё? Ха, риторический вопрос, не переживай. Так, мы договорились? Я развязываю тебя, а ты не дергаешься, если палочка дорога. Аллерия достала палочку Соланж, покрутила ею перед носом хозяйки, и схватилась так, будто вот вот сломает Ее. - Ох, если ты потеряешь свою палочку, то не скоро заполучишь новую. Вот беда! Мы же не хотим, чтобы наша кроха осталась бесполезной? - Блондинка убрала палочку пленницы обратно за пазуху, покрутила в руке уже свою палочку, пытаясь вспомнить нужное заклинание. - Ну, конечно! Diffindo! - Аллерия аккуратно провела палочкой вдоль верёвок, окутывающих Соланж. Аллерия на мгновение засомневалась, а стоило ли Когтевранку освобождать? "Хотя, со связанной скучно играть. Надо больше веселья!", - с такими мыслями Аллерия резко, будто не ожидавшая этого сама от себя, направила палочку на освободившуюся от верёвок девушку, и произнесла: - Что ж, устроим внеурочную практику Круциатуса? Но сначала... Stupefy! - Струя красного цвета выскочила из палочки Винд, направившись к Соланж.

Соланж Деллингхейм: Соланж как-будто бы проснулась: до неё только что в полной мере начало доходить происходящее. Не то чтобы когтевранка возлагала особые надежды на свою последнюю фразу, но то, что Винд не стушевалась и даже глазом не моргнула, её очень разочаровало. Весь замок, казалось, вымер: даже привидений не было видно. Если бы кто-то был рядом, их непременно бы уже давно услышали... - Если так хочешь, то и Круциатус мой попробуешь. Какие ещё пожелания, мисс? Сердце предательски забилось, а вместе с тем пришло чувство, которое рыжая когтевранка ненавидела больше всего на свете: чувство беспомощности и зависимости от чужой воли. Она поняла, что избежать расправы Винд у неё не осталось ни единого шанса. Дурной язык Соланж не раз становился причиной беспокойства ее лохматой головы, но сейчас она не жалела о том, что сказала раньше. Она слабо верила в то, что Винд не собиралась практиковать на ней второе непростительное: уж слишком большое удовольствие получало это отродье, пытая своих однокурскников на занятиях у Амикуса. - Не вижу ничего плохого в том, что я тебя тащила. Хотелось проверить, насколько полы в школе чистые, - Винд выглядела весьма самодовольной. Ага, да, конечно. Просто мозгов у тебя нет, курица. - А я вижу глаз истинной прислуги! - пропела Соланж, пока сокурсница катала ее по полу. - Наверное, все время ищешь, что кому подтереть. Часто в грязи копаешься, Винд? Чувство беспомощности, в данный момент приправленное ненавистью к мерзкой однокурснице, всегда заставляло когтевранку лезть на рожон ещё больше, вместо того, чтобы стушеваться и вести себя как можно тише. Кровь вскипала в ее жилах и девушка до последнего старалась сохранить остатки своей воли и независимости, которые выражались хотя бы в ее колких фразах и внешней браваде. - Ты испачкалась, солнышко. Но ничего, сейчас мы тебя умоем. Mobilicorpus! - Соланж почувствовала, как поднимается в воздух. - Ты же полетать хотела? Ну вот, наслаждайся. - О, милая, спасибо! - издевательски-мягко проворковала девушка, плывя по воздуху. - Ты такая заботливая! Только, может, всё же не надо в туалете, а? Я стесняюсь. Мне кажется, нам вообще стоило остановиться на ловушке в кровати, а не заниматься всем этим связыванием. Мы с тобой, конечно, близки, но не до такой степени, чтобы... О-ой! - Соланж резко рухнула на пол и почувствовала себя не очень хорошо. - Я развяжу тебя, рыжая, если ты только обещаешь не дёргаться. - Да я могу и плавно... Ай-яй-яй! Не трогай мои прекрасные волосы, ты, грязная индюшка! - Винд намотала волосы своей жертвы на руку и потащила ее куда-то по полу. У Соланж было такое чувство, будто с ее головы сейчас снимут скальп. Она зашевелилась в тщетных попытках выпутаться из хватки Винд, но та вцепилась крепко и даже не собиралась отпускать ее. И тут когтевранка увидела белый, сверкающий при виде нее унитаз, и поняла, что с ней собираются сделать. - Давай поверим, будешь ты дёргаться аль нет? В следующую секунду голова Соланж оказалась в унитазе. Её макали в это чудо сантехники как какую-то тряпку, предназначенную для протирания полов. Это было очень унизительно: она думала, что сейчас задохнётся здесь, в этом туалете. Из-за боли в груди и стрессового состояния когтевранка никак не могла нормально вздохнуть, и когда оказывалась на поверхности воды, то успевала только давиться стекавшей по её лицу водой. Хотелось опереться руками о края унитаза и не дать больше опускать свою голову вниз, но она не могла пошевелиться, а только больно перевешивалась через край толчка. Кажется, Винд что-то говорила, но Соланж не слышала её. И тут издевательство прекратилось. Оказавшись на полу, пятикурсница стала рвано кашлять и отплевываться от воды. Голова шла кругом. - Клянусь, ты пожалеешь об этом, - зло прошипела Соланж. Мокрые пряди волос облепили её лицо, а часть перьев, которые обычно служили украшением ее прически, остались плавать в унитазе. - Хочешь ещё? Ха, риторический вопрос, не переживай. Так, мы договорились? Я развязываю тебя, а ты не дергаешься, если палочка дорога, - Винд достала палочку Соланж и, покрутив артефакт перед ее носом, схватила так, будто вот-вот сломает её. Нет! - Не трогай! - когтевранка побледнела. Вот теперь ей стало по-настоящему страшно. Если Винд сломает её палочку, то вряд ли когтевранке удастся достать другую. Без палочки она станет инвалидом без рук и не сможет больше делать ни-че-го. Останется беззащитной, неспособной ни учиться, ни противостоять режиму. Палочка для неё, как и для любого другого волшебника, была всем... - Ох, если ты потеряешь свою палочку, то не скоро заполучишь новую. Вот беда! Мы же не хотим, чтобы наша кроха осталась бесполезной? - лицо Соланж ничего не выражало. Она смотрела на Винд, и только её глаза пылали яростным огнём, смешанным с волнением. - Ну, конечно! Diffindo! Верёвки опали и теперь когтевранка могла пошевелиться. Тряхнув головой, она приподнялась на руках и тут же встретилась со смотрящей на неё палочкой Винд. - Что ж, устроим внеурочную практику Круциатуса? Но сначала... Stupefy! Не успела Соланж ни о чём подумать, как в неё полетело оглушающее заклинание.

Аллерия Винд: "Отличная работа, мисс будущая Пожирательница Смерти!" - когтевранка была явно довольна своей работой. На какой-то момент ей показалось, что она видела страх в глазах сокурсницы, что начало успокаивать Аллерию. С девушкой часто бывает так, что она в порыве ярости может натворить дел, но успокоившись, понимает, что перегнула палку. Обычно, человек на этом останавливается, но не Винд. Хоть она и осознаёт, что пора заканчивать, но чувство власти и превосходства над соперником берет верх, и она продолжает мучения, думая лишь об удовлетворении своего эго. Обездвиженное тело лежало напротив неё. В этот момент Аллерия дала слабину, она уселась на пол, схватившись за лодыжку, и завыла. Когда Ее мысли были заняты лишь унижением Соланж, она совсем забыла про лодыжку. В минуту покоя, боль дала о себе знать, что вывело девушку из равновесия. В голову как назло не лезло ни одно заклинание, способное помочь ей избавиться от проблемы. "Ну почему так всегда?" - слезы наворачивались на глазах Аллерии, но она попыталась взять себя в руки, ведь действие Остолбеней недолгое, и Соланж вот-вот сможет встать и, быть может, даже ответить на издевательства. Не волшебством, так кулаками. Через боль блондинка поднялась, встав в позу надзирательницы. Она пару раз пнула Соланж в бок, чтобы та скорее очнулась. "Ладно, пока она в отключке, нужно наложить Оглохни... Черт, ну где эта Миртл? Не хватало, чтобы она в самый ответственный момент появилась" - Аллерия взмахнула палочкой и невербальным способом кастанула заклинание, произнеся про себя, - "Muffliato". Надеясь, что практика этого заклинания сегодня принесёт свои плоды, она обратила внимание на рыжеволосую. "Надеюсь, она не догадается, что мне известно про Оглохни. Если она узнает, то расскажет своим ОДшникам, а это будет мне совсем не на руку". - Ну, давай, очнись! Как я буду применять Круциатус, если не услышу твоих криков? Это заклинание должно приносить удовольствие, что ж ты меня подводишь-то, а? - Аллерия положила на лоб девушки левую руку, а правой пыталась нащупать пульс на руке Соланж. - Нет, жива. Это хорошо, нельзя тебе умирать раньше времени. Когтевранка выпрямилась, направила палочку на лежащую девушку. В любой момент она могла очнуться, за что тут же получит непростительное заклинание прямо в лоб.

Соланж Деллингхейм: Сознание возвращалось медленно. По крайней мере, так казалось самой Соланж, время для которой текло как при замедленной съемке. Сначала она открыла глаза, не осознавая в полной мере, кто она и где находится. Пятикурсница будто оглохла и не слышала ничего вокруг себя, но затем слух так же начал возвращаться к ней. Как и физические ощущения. Она приподнялась на локоть и посмотрела замутненным взглядом куда-то мимо Аллерии. - А в дали кто? Когда там двали... - сказала Соланж, нахмурившись. В последний раз она чувствовала себя так, когда на четвёртом курсе пробралась с кем-то в башню к гриффиндорцам, которые отмечали победу в квиддичном матче. Кто-то тогда притащил огневиски, и Соланж не была бы Соланж, если бы не удовлетворила своё природное любопытство и не попробовала обжигающий напиток. События того вечера плохо сохранились в её памяти, но зато она прекрасно помнила, как очнулась на какой-то люстре под... а, скорее, над гневным взглядом МакКошки, которая, казалось, готова была изрыгать пламя как разъяренная дракониха в период кладки. Соланж полюбопытствовала тогда, что же так обесокоило профессора МакГонагалл, на что та ответила ей месяцем отработок в компании мадам Помфри и медицинских компрессов, которые пахли так, будто неоднократно побывали в подмышке у тролля. После этого случая когтевранка зареклась больше никогда не приближаться к огненному виски, но, по-видимому, что-то пошло не так, и в неё, по ощущениям, влили хорошую порцию крепкого напитка. Только в этот раз было такое чувство, будто она не только напилась, но и неплохо надралась. На деле, на то, чтобы прийти в себя, у Соланж ушло несколько секунд. Пошатнувшись, она зафиксировала себя в сидячем положении и огляделась вокруг. Память уже вернулась к ней, и она начала узнавать эти стены и мерзостное создание напротив себя. Ах да, у нее дружеские посиделки с Винд в туалете. И, кажется, развлекательная программа в самом разгаре. - А знаешь, ты просто мастер располагать к себе людей, - зачем-то сказала Соланж, размышляя, сможет ли она сейчас подняться на ноги, не придавив по пути собой Винд... Хотя, не то чтобы она была против такого развития событий.

Аллерия Винд: - А в дали кто? Когда там двали... Аллерия приподняла бровь от удивления. Она пыталась понять, о чем говорит Соланж, но решив, что это бредни, сильнее сжала палочку в руке. Девушка решила просто понаблюдать за действиями пленницы. Очнувшись, Соланж попыталась присесть, что у нее и получилось. Аллерия пристально наблюдала за поведением когтевранки. Возможно, девушке хотелось, чтобы ее однокурсница начала просить пощады, но ее это маловероятно остановило бы. Азарт набирал обороты, желание покончить с рыжеволосой девушкой брало верх. Она вздохнула, готовясь произнести Круциатус, но Соланж перебила ее: - А знаешь, ты просто мастер располагать к себе людей - Ох, - произнесла блондинка. - Прости, я совсем забыла о правилах поведения. Может, чаю? Или тыквенного сока? А может, все-таки обойдемся без церемоний? Crucio! Произнеся заклинание, Аллерия направила палочку на ребра девушке, куда попала зеленая молния от заклинания Verdimillious. Она посчитала, что больнее всего Соланж будет именно в этом месте. Когтевранка осознавала, что если совсем заиграется, то может убить свою жертву, но за все насмешки и издевательства она хотела мести, которую получит в эту ночь. И одно имя из списка можно будет временно вычеркнуть... до поры до времени.

Соланж Деллингхейм: - Ох, - палочка Винд смотрела прямо на Соланж. - Прости, я совсем забыла о правилах поведения. - Адреналин ударил в кровь. Как бы она не боялась за свою палочку, всё её существо было против того, чтобы на ней тренировали непростительные заклинания. - Может, чаю? Или тыквенного сока? - когтевранка напряглась. - А может, все-таки обойдемся без церемоний? Crucio! Молниеносно перекатившись через бок, Соланж вскочила на ноги. Красный луч заклинания с треском врезался в каменный пол, - туда, где она находилась всего секунду назад, - и угрожающе рассыпался искрами. Сердце выстукивало бешеные ритмы, а сознание вдруг стало таким же чистым, как совесть годовалого малыша-Амикуса, пускающего слюни в колыбельке. Не раздумывая, Соланж в порыве чувств бросилась в объятия Винд, намереваясь сбить ее с ног, а, если повезет, и завладеть её палочкой. Развязав Соланж, Винд допустила ошибку, которая была очень на руку рыжей пятикурснице, и могла оказаться её шансом на то, чтобы провернуть сложившуюся ситуацию в свою пользу. Конечно, Соланж сама была виновата в том, что так глупо попалась Винд, и теперь её ближайшая судьба полностью зависела от удачи и от уровня развития механических способностей злобного пожирательского прихвостня. Но вот уж если ума самой несносной когтевранке иногда не доставало, то ловкости ей было не занимать. Она ставила большую ставку в этой игре на то, что Винд, заигравшись в победителя, ослабила хватку, и фактор неожиданности сделает свое дело.



полная версия страницы