Форум » Средние ярусы Замка » Картинный зал » Ответить

Картинный зал

Hogwarts: Зал находится ровно на этаж выше Большого Зала. Этот зал знаменит в Хогвартсе - в нем находится самое большое количество передвижных лестниц в замке - 14 штук. Эти лестницы были созданы для того, чтобы хогвартские ученики могли рассматривать картины поближе. В Картинном зале всегда стоит тихое жужжание - картины разговаривают друг с другом. Говорят, несколько картин здесь - тайники, из них ведут тайные ходы к другим частям замка. Утром здесь очень приятно гулять, так как большие окна этого зала выходят на восток.

Ответов - 84, стр: 1 2 3 All

Derek Holl: * «Музыка, да..?» Музыка – это тоже прекрасно. Сам Дерек играть не умел, зато любил рисовать. Но он мог понять эту страсть Мелани к музыке. Музыка – это голос души, живопись – её отражение. И они, безусловно, великолепно дополняют друг друга. Улыбнувшись девушке, парень все так же вопросительно глядел на нее. Слизеринка, учась на третьем курсе, естественно знала об этом замке больше него – совсем «зеленого» новичка. Сам Холл знал только то, что здесь располагался вход в Гриффиндорскую Башню, находящийся за портретом Полной Дамы, которая, кстати, до сих пор возмущенно лепетала что-то своим соседям по рамам. Ну и, в добавок, теперь когтевранец знал, в какие кладовки прятаться в случае внезапной погони. Если их здесь было мало, то, наверное, они были не особенно примечательными и замаскированными, ведь это тайные проходы. А тайное должно оставаться тайным. Однако, он с интересом проследил за взглядом Мелани, которая оглядывалась кругом и остановила свой взгляд на одной из дальних картин на другом конце Зала. Мысленно посчитав вариабельные лестницы, по которым они могут пройти к данному портрету, Холл снова взглянул на свою собеседницу и легко произнес, без какой-либо тени сомнения в голосе: -Ну что ж, если подняться по еще трем лестницам, то мы окажемся там, где надо. Но учти, там придется прыгать, потому что к той платформе, как я вижу, не переправляют. Он многозначительно ткнул пальцем в сторону нужной платформы. И впрямь, лестницы там не задерживались и не стыковались. Они всего лишь плавно разворачивались, не доезжая до устойчивого камня.*

Melanie Sammet: Мелани, словно прикованная взглядом к вычурному портрету тоже задумалась над тем, как можно было бы туда проникнуть. Однако, Дерек уже сориентировался, словно просчитав траекторию движения детей и лестниц одновременно. Он указал куда-то пальцем и Мелани проследила за направлением. Взгляд нашел то, что нужно - платформа, где находился жедаемый портрет. "Одинакая" платформа, лестницы около которой не задерживались. пришлось время задуматься - надо ли оно Саммет вообще. А впрочем, это было не важно - девочке хотелось узнать, является ли этот портерт тайным проходом, и что там находится. "Но пароль...Вам нужен будет пароль, а ты его не знаешь", - напомнил здравый смысл, на что Мелани не обратила никакого внимания. Она была уверена, что угадает этот пароль. Ведь, как говорится, in vino veritas. Но, буквально понимать смысл этих слов девочке не приходилось. Она воспринимала это по своему. Если отключить сознание, посмотреть на ситуацию безумно легко и просто, не подчиняясь законам логики и здравого соображение, то ответ прийдет на ум. Ведь глупость блажена, а все сложное - просто. Саммет часто пыталась смотреть на вещи легко, не поддаваясь здравому смыслу, который искал логическое и закономерное объяснение всему. Это позволяло увидеть то, чего не видели другие. Наверное, поэтому взгляд Мелани казался проницательным до безумия. Слизеринка посмотрела на мальчика, пожала плечами, не придав этому жесту особго внимания и сказала: - Пойдем, если ты не против. Она сказала это так легко, словно не было угрозы свалиться вниз. Не было угрозы попасть в место, о котором, возможно, никто в школе и знать не знает, и которое может быть небезопасным. Похоже, тот самый здравый смысл, который так отчаянно пытался биься в мозгу в то время, как девочку преследовал Пивз заснуло крепким сном младенца, потому что Мелани собиралась совершить то, что наверняка не понравилось бы профессору Снейпу. И ничто, ни одна мысль, не пыталась ее остановить. Разве что, мистер Холл выступит в роли этого самого здравого смысла, о чем Мелл пока не думала.

Derek Holl: -Славно, - невозмутимо подытожил когтевранец. Почему-то именно в этот момент на него нахлынуло странное чувство. Ему было абсолютно все равно, что может оказаться за дверью, ему было так же совершенно наплевать на то, какие неприятности могут поджидать чересчур любопытных учеников. По всему телу разлилось эдакое эфемерное чувство всепоглощающего пофигизма. Парень, не раздумывая ни секунды более, направился вверх по лестнице. Было чувство, словно идешь по движущемуся эскалатору. Однако, с координацией у мальчика было все в порядке, вроде… Дождавшись, пока лестница достаточно приблизится к платформе, Дерек не дожидаясь благоприятной состыковки со станцией просто перепрыгнул на каменную опору. Здесь так же высились прямоугольные рамы, в которых восседали дамы в пышных париках и обмахивались веером, обсуждая недавние сплетни от Полной Дамы. Не обращая на них внимания, Холл огляделся, пристально вглядываясь в движение лестниц. Следующая нужная им находилась не так и далеко. В этот момент она как раз поворачивала в их сторону, направляясь к своей платформе. Дождавшись Мелани, Дерек с легкой, немного безбашенной улыбкой возвестил её о возможных последствиях очередного полета над семиметровой расщелиной: -Думаю, ты понимаешь, что если мы промахнемся, то разобьемся об пол раньше, чем успеем об этом подумать. А затем, выждав момент, он резво заскочил на лестницу, которая поворачивала. Стоило поторопить девушку. Он вновь предлагал ей свою помощь, вытянув руку навстречу: -Ну же, прыгай скорее.

Melanie Sammet: Мальчику, похоже, так же как и Мелани, было все равно на последствия. Все равно на то, что ждет их за портретом. Все равно на то, что будет, если их застукают. И даже на то, что если они сорвутся вниз... Впрочем. не важно, что будет, если они сорвутся вниз. Во всяком случаи, Саммет предпочла не расписывать огромные думы на этот счет, представляя то, как срывается вниз, летит на огромной скорости и наконец разбивается. Дерек тем временем уже рванул вверх по лестнице и Мэл, последовав его примеру, вскоре оказалась там же. Лестница не особо идеально подкатила к платформе, но когтевранец уже перепрыгнул на неподвижный пол. Впрочем, размышлять о том, какое расположение лестницы наиболее благоприятно для прыжка тоже особо не приходилось и поэтому слизеринка прыгнула навстречу мальчику, через секунду оказавшись рядом с ним, на платформе. Лестница, которая была нужна им теперь должна была вот-вот подъехать. Однако же и ее расположение было не идеальным. Саммет замешкалась, предполагая, сможет ли она допрыгнуть. Дерек же тем временем, лучисто улыбаясь, оповестил Мелани прогноз дальнейшей жизни на тот случай, если вдруг ей (или им) захочется спуститься вниз, что говорится, "скоростным лифтом". Мэл хмыкнула и со скрытым сарказмом ответила: - Нет не понимаю, и думаю, что приземление будет...мягким, - Саммет не забыла иронично, но в тоже время доброжелательно улыбнуться когтевранцу. А Дерек, тем временем, прыгнул на проплывающую мимо лестницу, и протянул руку слизеринке. та, недолго думая, протянула свою руку ему навстречу и, ухватившись за нее, совершила скачок на лестницу, которая уже начала отъезжать. - Прыгнула, - весело добавила она, по-прежнему сижая руку первокурсника. Саммет оглянулась в поисках нужной ей картины. Нужно было преодолеть еще по меньшей мере две лестницы, которых по близости, кажется, пока что не намечалось. Девушка прошла вверх по лестнице на пару ступенек, потянув за собой юношу и не желая стоять на краю.

Derek Holl: *Девушка – слизеринка. Не удивительно, что к иронии и сарказму она была довольно таки близка. Хмыкнув, он крепко ухватил её за руку, помогая перепрыгнуть на лестницу. Приземление прошло успешно, как говорится. Почему-то после всего произошедшего за весь день Холл потерял нить времени, он его почти не ощущал. Будто все происходило на одном неровном и отрывистом дыхании. Что ж, оно и лучше для двух немного сдвинутых на голову детей, не дружащих с разумной частью своего мозга. Хотя, они же дети, тем более, что даже третий курс – еще не повод остепеняться. Когда еще представится шанс побродить по тайным проходам. Поднявшись за Мелани на ступеньку повыше он вновь оглянулся кругом. Лестницы так и мелькали перед глазами, но парень без особого труда сумел за считанные секунды определить благоприятное положение следующей. Девушка все еще сжимала его ладонь, но он почти не ощущал этого. Просто пошел вперед, потянув за собой. Затем остановился и стал ждать, пока следующая лестница окажется достаточно близко. Стоя спиной к слизеринке и, все еще держа её за руку,он произнес: -Тебе тоже наплевать на то, что потом будет, да?

Melanie Sammet: Пока Дерек оглядывался вокруг, Мелани смогла поразмыслить над тем, что происходило вообще в полсдений час. Мальчик, кажется, не ощущал того, что Саммет сжимала его руку, ну да и ладно, какой это имеет смысл? И где только сейчас было все то воспитание девушки, к которому так долго стремился ее отец? Впрочем, долго - понятие относительно, ведь его не стало, когда ей было 6. Впрочем, как и матери. И сейчас, поступив в Хогвартс, девочка наверное просто искала того, чему перечила все свое ранне детство - развлечений. Никто здесь не пытался ее опекать и наставлять на путь истинный. Разве что, Декан иногда присматривался к поведению своих детей, делал выводы и порой даже наказывал. Но Мэл почти все и всегда сходило с рук. Она походила на маленькую изворотливую змейку. Проползет - а никогда и не заметит даже. И где сейчас только был ее здравый ум? Хотя, впрочем, долго искать Вампиру не пришлось. Она наконец прочухала, чем занимается Мелани. "Здравый смысл" заворочался и начал ворчать. "Слизеринское достоинство... Чем сейчас занимается это слизеринское достоинство? Совершает очередную глупость, совершенно не думая о последствиях?" "Именно. Слизеринское хладнокровие взяло верх. Если бы не оно, я бы давно задумалась над тем, что было бы дальше!" "Узнай об этом профессор Снейп..." "Но он не узнает, так что, уймись. Брысь.." "Саммет, не позорь мою голову" "У тебя ее нет, чтобы ее позорить, брысь сказала" Как обычно, Мелани не слушала ничего здравого, что приходило ей в голову. Когтевранец тем временем пошел вверх по лестнице, потянув за собой слизеринку. Остановившись на краю, он стал выжидать подходящего момент - когда следующая лестница окажется довольно близко. - Абсолютно, - легко ответила Мелани на вопрос юноши.

Derek Holl: *Ему показалось или на какой-то момент она задумалась? «Абсолютно» прозвучало в ушах парня эхом, столкнувшись с твердым осознанием своей «неадекватности» в данный момент. Господи, да он сам не был до конца уверен в том, что они собираются сделать! Знакомы то всего минут двадцать от силы, а тут уже вместе решили набить себе шишек. Такая безответственность была для мальчика небывалым явлением. Обычно тихий и спокойный Дерек, который не принимал в свой круг людей, просто бы не сунулся в данное действо. Нет, нет – увольте! Сейчас все было иначе. Странно, но такое случается. Странности есть в каждом, просто проявляются по-разному. Наконец они вновь оказались на нужной им платформе, Холл сошел с лестницы и сразу же, почти молниеносно, успел взойти на следующую – последнюю, перед отправкой. Мел, конечно, стояла рядом, ведомая им же. Наверное, теперь стоило отпустить её руку, что и сделал когтевранец. Он прищурил один глаз, словно целясь. На самом деле мальчик оценивал расстояние, с которого им придется лететь до портрета. Оно было не маленьким. Тогда, с видом человека, который собирается совершить важнейший проступок в своей жизни и осознающий всю тяжесть последствий, но по каким-то причинам наплевавший на нее, спустил вниз по лестнице, на которой стоял и заявил, коротко взглянув Мелани в глаза: -Придется с разбегу прыгать, иначе никак.

Melanie Sammet: Салазар, как безответственно и безбашенно было то, чем заимались сейчас дети! Саммет и впрямь не узнавала себя - девочка, которая раньше любила большее время проводить в Подземельях, занимаясь делами факультетскими или любыми проказами, но главное - на факультете, перешла на более глобальные масштабы, и занимается невесть чем с почти незнакомым юношеней в картинном зале огромнной Школы! Да, в голове сей факт уживался с трудом, и Мелани, наверное, ждала, когда здравый смысл в ее детском сознании возьмет верх. Конечно же, этого произойти не могло, ведь она же сама и поставила эту огромную стену между вечно одурманенным сознанием и здравым смыслом. Жила она, конечно же, по законам первого абсолютно не подчинясь логичиским объяснениям чего-то бы то ни было от второго. Все еще держась за руку мальчика, Мелани продолжила эдакое "путешествие" по лестницам, оказавшись сперва на неподвижной платформе, а потом, молниеносно, едва поспев за Дереком - на новой лестнице. Это была последняя лестница перед "пунктом назначения". Холл отпустил руку слизеринки и, видимо, начал вести подсчет того самого расстояние, которое им нужно преодолеть, прежде чем они окажутся около желанного портрета. Саммет тоже уже слегка прикинула...Рассояние оставляло желать..меньшего. Когтевранец повернулся и взглянув ей в глаза серьезным тоном сообщил, что прыгать нужно с разбегу. На какой-то миг Мелл передернулась - картина того, как она промахивается и падает, разбивается таки всплыла в голове. Но быстро опомнившись слизеринка пришла в себя, вздернула голову и решила не медлить, ведь как говориться periculum in mora... Девочка сжала кулачки, глубоко вздохнула и рывком направилась вперед. Передвигаться Саммет старалась уверенно, хотя этому мешал хоть и медленный, но все же ход лестницы. Одна ступенька, вторая, третья, край... Слизеринка зажмурилась и прыгнула. Полет прошел удачнее, чем она ожидала. Правда, приземлившись на одну, правую ногу, Мелани покачнулась, зависнув на волосок от падения вниз, но потом, таким же рывком сделала большой шаг вперед, оперевшись на левую ногу. Убедившись, что она достаточно прочно зафиксировала саму себя на платформе, Саммет ухмыльнулась самой себе и обернулась на мальчика, а затем, лукаво сверкнув белоснежными зубами, сказала: - Ваша очередь, - и слегка склонила голову набок. Кажется, теперь можно было разглядеть изображение. Это была молодая волшебница, восселавшая на аляпистом кресле, больше походящего на трон. На ее лице сияла слегка глуповатая улыбка, а в руках - точнее на коленях, - покоилась шутовая маска. И действительно, среди остальных картин, эта смотрелась вычурно. Мелани ухмыльнулась, снова, и посмотрела на мальчика, ожидая, когда он окажется рядом.

Derek Holl: *Дамочка, без тени страха, сиганула с разбегу на платформу, довольно опасно накренившись назад, в пропасть, но, Слава Ровене, удержалась на ногах и твердо установилась на платформе. С ухмылкой выслушав предложение Мелани прыгнуть следом, без особых размышлений Холл пробежался по ступеням лестницы вверх, набрав скорость и так же стремительно влетел на платформу. Приземлился он твердо и уверенно, довольно далеко от края. Расслабленно выдохнув, мальчик наклонился вперед, оперевшись руками о колени и пробормотал: -Неужели мы сюда добрались… Повернув голову в сторону слизеринки, не ожидая её ответа, Дерек увидел, как она внимательно разглядывает портрет. Глубоко вздохнув когтевранец выпрямился и тоже уставился на портрет девушки. Она, словно играя в игру «Морская фигура замри», просто сидела и улыбалась. Однако, её ноздри раздувались, а глаза иногда и еле заметно моргали. Губы были растянуты в странной улыбке…Наверное, даже немного глупой. Первокурсник склонил голову чуть на бок и, пристально глядя на портрет, заговорил: -Мадам, вы так нас надуть пытаетесь? С минуту портрет молча оставался недвижим, когтевранец тоже не отнимал взгляда. В конце-концов девушка с рамы не выдержала и огорченно приложила ладонь ко лбу, склонившись назад в драматической позе: «Ааах! Что поделать, вы меня раскрыли!» Дерек легко улыбнулся и посмотрел на Мелани, как бы говоря «Видишь, она все же живая», затем вновь взглянул на девушку, которая активно моргала и поправляла складки своего платья: -Вы здесь для красоты или проход оберегаете? Портрет взглянул на мальчика почти с укором, словно он высказал какую-то великую глупость и возопил: «За кого вы меня держите!!! Так я вам и скажу, зачем меня здесь повесили!!!» Холл снова взглянул на Мелани, почти сдерживая смех: -Забавная она. Значит, ты не ошиблась, здесь точно проход.

Melanie Sammet: Когтевранец, не долго думая, оказался на той же платформе, что и Мелани. Девочка не обернулась на него, продолжая изучать картину. Дерек, немного отойдя от ""полета" выпрямился и даже заговорил с картиной. Сначала та упорно отмалчивалась, делая вид, что ее тут и не существует. Но, в конце-концов под пристальным взором голубых глаз Дерека и зеленых глаз Мелани, портрет соизволил заговорить. Вернее, начать драматическую игру, и-за чего уголки губ Саммет дрогнули в улыбке. - Да, действительно, забавная, - Мелани склонила голову на бок, - Точно, проход. ТАйный проход наверняка подразумевает наличие пароля. А пароля дети не знали. Однако, кто мог знать пароль от сей картины? Лишь тот, кто ее нашел. Маловероятно, что этот пароль - общепринят по Школе так же, как пароли от портретов, которые охраняют проходы в Дома факультетов. Значит, определенно, это требовало логики. "Да уж, твоя больная женская логика конечно же все это решит", - как всегда, подсоззнание не удержалось, и съязвило. Но Саммет не обратила на это никакого внимания. Она размышляла по поводу паролей. Пароли в Хогвартсе, обычно, представлеными какой-нибудь фразой или словом на мертвом языке, который уже вышел из общего употребления. Чаще - на латыни. Наверняка, пароль должен быть не просто так с неба свалившимся, а чем-то логически подходящем к изображению на картине. А изображение перед детьми было крайне нелогичным и глуповатым. Мелани чуть слышно рассмеялась, опустив голову вниз, а потом глянула на мальчика и поправила непослушную прядь волос: - Это же просто смешно, - сквозь улыбку произнесла она, а потом снова посмотрела на картину и закончила реплику, уже без улыбки, серьезно, - Beata stultica. Саммет вопросительно изогнула правую бровь, а картина в то время запищала: "Ладно-ладно, проходите, все верно. Стоп, девочка, откуда ты знаешь пароль? не важно, проходите" - Идем?, - спросила Мелани когтевранца, украдкой заглядывая в открывшийся проход.

Derek Holl: *Внимательно выслушав диалог дамы с холста и Мелани, парень так и не уловил сути их стремительного разговора. Как только он успел задуматься над тем, что они, балбесы, и пароля то не знают, на лице слизеринки отразилось странное выражение, похожее больше на насмешку. А затем она с ходу выдала что-то на латыни. Так как к латыни он питал, откровенно говоря, скупые и малодушные чувства, то немного оцепенел, пытаясь прояснить для себя хотя бы приблизительный перевод сказанного третьекурсницей. Все оказалось тщетным и Дерек решил забить на это неблагодарное дело. -Да, конечно, идем. Девушка тем временем заглянула внутрь с некоторой долькой опаски и интереса. Видимо, идти первой ей пока не особо хотелось. Неслышно выдохнув воздух из легких, парень прошел к картинному проему и вновь выудил из кармана свою волшебную палочку. Теперь надо было держать её на готове, ибо внутри было темно, куда не глянь. Войдя внутрь , он внезапно почувствовал что вокруг как-то чересчур просторно. Будто вокруг один воздух и ничего больше, словно потолки над гостями этой комнаты слишком высоки, чтобы быть правдой. Нет, в сравнении с ощущениями в тесной кладовке, эти были донельзя интригующими. Вытянув руку с палочкой вперед, Холл произнес в пол голоса: -Lumos… Заклинание не сложное, базовое и, несомненно, полезное. Сработало оно прекрасно, благодаря хорошей концентрации мальчика и практическим урокам заклинаний. На конце кедровой палочки засветился сероватый огонек, который прекрасно освещал все, что находилось в поле зрения Дерека. Обведя своим «фонариком» вокруг себя, он понял, что находятся они в очень высоком коридорном проходе. Стены те же. Каменные и холодные. Изредка в свете Люмоса витали легкие пылинки, поднимаемые от движений детей. Холл кинул взгляд на Мелани через плечо и произнес: -Я тогда пойду первым, если что, будь наготове. С этими словами когтевранец двинулся вперед, аккуратно шагая и смотря по сторонам. Когда он дошел до конца коридора, то перед ним оказалась на первый взгляд обычная каменная кладка, но наведя палочку и присмотревшись, Холл смог различить широкое вдавленное в стену стальное кольцо-ручку. Это, несомненно, была дверь внутрь. Придется дергать. Будучи тем еще «атлетом», Дерек сомневался, что вообще как-то сдвинет с места каменную дверь, весящую по меньшей мере тонны две. Вздохнув, он взял палочку в зубы и ухватился за кольцо обеими руками, а затем потянул…И потянул слишком сильно. Настолько сильно, что каменная стена резко отъехала назад, а мальчик от неожиданности отлетел в сторону, неслабо ударившись затылком о стену. Слава богу, стонов и криков боли не было, ибо палочку он сжимал в зубах и крепко. Ухватившись за ушивленное место одной рукой, а в другую взяв палочку, Дерек тихо выругался, смерив взглядом парадоксально легкую дверь: -Черт бы побрал эти хитрости… Ну, отсиживаться не было времени, и он встал, стараясь не обращать внимание на боль в затылке, где точно уже выросла большая шишка. Опасливо обогнув открытую дверь, мальчик шагнул внутрь помещения, держа перед собой палочку наготове. И когда он оказался внутри, глазам его предстала почти невероятная картина. В полутьме залы, где стены отливали черным мрамором, в середине стоял роскошный черный лакированный рояль, никак не освещенный, кроме как «фонарем» мальчика. Пройдя еще глубже в зал, парень посветил наверх и обнаружил, что с потолка свисают на поблескивающих цепях колокольчики и какие-то трубочки, похожие на сосульки. Все это красиво переливалось серебром, когда на них падал свет от палочки. Дерек обернулся, взглянув на Мелани, и произнес: -Похоже, это какой-то музыкальный зал. Его слова гулким, мелодичным эхом раздались вокруг…*

Melanie Sammet: Пока Мелани собиралась с мыслями и думала - заходить внутрь или нет - первокурсник что-то буркнул (вернее, так показалось Мелани, которую поглотили раздумья) и шагнул вперед. Теперь долго думать не приходилось, и Саммет поспешно нырнула в проем, чуть не врезавшись в спину мальчика. Выудив свою волшебную палочку, слизеринка последовала примеру своего спутника, решив, что передвигаться при свете палочки будет несколько удобнее: - Lumos, - раздался тихий приятный шепотом Мелл по тоннелю. Теперь Мелани могла оглядеться. Это был ничем не примечательный прохоод - глухие холодные каменные стены и легкая сырость. Но воздух... Воздуха здесь было очень много, дышать было и легко и свободно. Девочке тут же вспомнилась та ужасная каморка, куда они с Дереком попали, убегая от Пивза. Она и в подметки не была пригодна этому помещению - такому просторному. Его стены, казалось, взлетали верх, стремясь покорять вершины, как растения тянутся к солнцу. Девочка запрокинула голову наверх, в надежде разглядеть потолок, однако, ничего не вышло - либо потолок был так высоко, либо света, мерцавшего на кончике ее волшебной палочки было недостаточно. Ощутив легкое головокружение от такого пространства, Саммет снова посмотрела перед собой и поплелась вперед. Стук ее каблучков эхом раздавался о стены и улетал ввысь, туда, где должен был быть потолок, но не известно - был ли он там. Но вскоре мальчик остановился, и Мелани таки налетела на него - ее правая рука оказалась у него на правом плече, а подбородок - на его левом плече. - Прости... , - Мэл смутилась и поспешно сделала шаг назад, но, через мгновение, снова заглянула через плечо когтевранца. Перед ним было нечто странное - вдавленное в стену колцо-ручка. Дерек объявил, что будет дергать и слизеринки ничего не осталось, как отойти назад. Стена поддалась. И поддалась давольно легко, отбросив мальчик от себя. Холл, кажется, больно ударился затылком о каменные стены, и Мелани подавила в себе вздох испуга, закрыв рот руками. Но так как сидеть на холодном полу когтевранцу, видимо, не хотелось, да и времени не было - он поднялся и пошел вперед. - Ты как?, - спросила Мэл косясь на затылок мальчика, словно пытаясь увидеть там вскочившую шишку. Но, через миг ее внимание было поглощенно другим. Зал. Просторный зал. Казалось, что все здесь - стены, пол, потолок, - все мраморное. Черный, холодный, притягивающий и манящий мрамор. В свете легкого свечения палочек дети разглядели рояль и еще странные музыкальные приспособление, которые свисали с потолка. Холл предположил, что это музыкальный зал и Мелани шепотом, боясь нарушить звенящую тишину, отозвалась: - Сейчас проверим..., - а потом тут же произнесла магическую формулу, направив палочку вверх, - Lumos Maxima! Яркая вспышка света ослепила глаза, но вскоре зрение привыкло. Наконец-то можно было увидеть всю прелесть этого очаровывающего взгляд помещения. Довольно просторное. Как Саммет и предполагала - здесь все было вымощено черным мрамором, но это придавало комнате не уныние и мрачность, а наоборот - таинство и загадку, которую хотелось разгадать. По средине залы стоял черный, лакированный рояль. Его крышка была закрыта, но Мелани уже захотелось увидеть его белоснежные клавиши, сочетаемые с такими же черными, как уголь - как все вокруг. В другом конце помещения стояла огромная арфа. Мелани направилась к ней. Стук каблучков резко разрезал парящую тишину, и слизеринка старалась двигаться на носочках. Однако, достичь цели она не успела - струны арфы перекатились волнообразным движением, словно кто-то только что провел по ним пальцем и заиграла плавная, приятная, ласкающая слуз музыка. Мелл замерла в немом восторге и обернулась на Дерека: - Дерек.., - обратилась она к нему полушепотом, - А где подвох? Слизеринке не верилось, что такая странная чарущая комната могла быть такой безопасной, как кажется. Тем более, раз это место было тайным - значит здесь действительно должен был быть какой-то подвох. Вот только откуда его ждать - Мелани и ума приложить не могла.

Derek Holl: Мда, с таким светом мы тут толком ничего не разглядим. Зря Холл забыл о том, что Мел была на третьем курсе и умела пользоваться более мощными заклинаниями. Она, конечно, воспользовалась усиленным люмосом, но Дереку все же пришлось на секунду закрыть глаза, чтобы не ослепнуть от ярко вспышки света. Когда все утихло и разноцветный круги перестали скакать перед глазами, когтевранец снова взглянул на преображенный светом зал. Вокруг на мраморных высоких стенах, которым, казалось, не было конца и края, отплясывали ленивые блики, придавая эффект шелковистости. Можно было подумать, что они находятся вовсе не в мраморной комнате, а в коробке, отделанной изнутри черным шелком. В это время Мелани направилась к арфе, которая нарисовалась в другом конце зала. Оказывается, он был не настолько и большим, этот зал. Потолки только разглядеть было невозможно, а так, его можно было обойти достаточно быстро. Обычная прямоугольная, слегка вытянутая форма помещения напоминала какой-то мавзолей, не иначе. Вспомнив про свою ушибленную голову, Холл, хмуря брови, пошел за Мелани, потирая шишку. И тут же по арфе словно пробежались невидимые пальцы искусной арфистки. Блондин так и замер, остолбенев на полушаге. Его реакция конкретно отличалась от реакции слизеринки, которая обернулась к нему в полном восторге от произошедшего и звучавшей вокруг мелодии. Приставив ногу на место, когтевранец ничего не ответил и огляделся еще раз. Тут же на глаза ему попался не менее интересный противоположный угол музыкального зала. Там высился небольшой помост, а на нем стояло два мягких стула. На них в свою очередь лежали запыленные футляры, наверное, скрипичные. Холл решительно зашагал в ту сторону. Достаточно быстро очутившись около помоста, он, с палочкой наготове, приоткрыл футляр. Внутри и правда лежала скрипка. Похоже, больше сюрпризов не предвещалось. Но, беда не приходит одна. Как только крышка футляра открылась полностью, скрипка вместе со смычком резво взлетела в воздух, нарушая все правила гравитации, и раздалась скрипичная трель, которая тот час же слилась с тонким звучанием арфы. Малость прифигевший от такого представления музыкальных инструментов, Холл не сразу заметил, что вторая скрипка, заслышав свою сестру, неистово стучала в крышку футляра, пытаясь вырваться наружу и сыграть свою партию. Он сразу же щелкнул замком на футляре и вторая мастерица лирических этюдов взмыла вверх, заиграв свою, слезливую трель. Ну а дальше парень пришел в полнейшее замешательство. Колокольчики подвешенные сверху начали легко и мелодично позвякивать, колышась на легком ветерке, который загулял только сверху, не достигая нижних воздушных масс, где стояли дети. Когтевранец стал медленно отходить назад, во все глаза смотря на летающие скрипки, играющие колокольчики на фоне черного шелка мрамора. Это зрелище, как и музыка, поистине завораживала воображение. И тут он наткнулся на корпус рояля. Выпав из временного транса, мальчик провел рукой по лакированной поверхности и взглянул на Мелани, тихонько произнеся, словно боясь нарушить хрупкое равновесие вокруг: -Думаю, тебе стоит сесть за рояль… А ведь он даже не знал, что она умеет играть. В какой-то момент, Дерек просто почувствовал эту необходимость, чтобы довершить волшебство.

Melanie Sammet: Сесть за рояль. Как просто и легко звучала эта фраза. Что стоило просто опуститься на банкетку возле инструмента, открыть крышку и провести пальцами по клавиатуре? Знакомое ощущение - когда пальцы играют сами по себе, а сознание витает где-то воздухе, думая совершенно о другом, но никак не о том, какую клавишу нужно нажать следующей. Разве Мелани не хотелось испытать это ощущение снова? Когда ты сливаешься с роялем, и уже нельзя просто мыслить отдельно - инструмент становится частью тебя, ловит твои эмоции и ощущения, выливает их в звуки. Когда ты чувствуешь рояль - каждое погружение в клавиши это не просто глупое нажатие по наитию, это вкладывание в игру частичку себя. Наверное, такая "связь" знакома каждому музыканту. Отношения музыкант - инструмент нежнее любого другого, которое существует на Земле. Играющий не должен злиться на свой инструмент, иначе тому будет не приятно, когда на нем играют, и из игры получится невесть что. Они должны чувствовать и понимать друг друга, и только тогда когда музыкант становится частью инструмента - он становится музыкантом. Когда для него перестает существовать просто "я" и появляется иное, иное "я", чувствующее связь с игрой. "Я", которое страстно желает эту игру и не может оторваться. Мелани было это знакомо. Ведь он сидит за инструментом с 4х лет. Еще совсем ребенком ее привлек рояль. Привлек своей красотой и обаятельностью. Она прекрасно помнила тот рояль, который стоял у них в поместье - белоснежный, отражающий блики солнца от своей поверхности, идеально глазкий. Белые его клавиши был ослепительно-белоснежн, а черные - словно уголь, как говорится чернее черноты. Мелани помнила, как ее маленькие пальчики очень нежно, осторожно, с любовью касались тех клавиш. Помнила, сколько души она в ложила в свой рояль, отдавая ему все, то принадлежало ее внутреннему миру - эмоции, чувство, мироощущение и мировоззрение, все, до единой капли. Черный рояль манил и отталкивал одновременно. Ей хотелось подойти к нему, но в тоже время - не могла и сторонилась. Хотелось прикоснуться к его клавишам, но пальцы упорно сжимались в кулак в кармане мантии. Раздался голос Дерека и Мелани вздрогнула. Вздрогнула не от мысли, что ей таки придется играть, а от того, что его голос просто прозвучал. Слух слизеринка успел привыкнуть к тишине этого помещения. Она не была идеальной - ведь играла арфа, а наверху позвякивали колокольчики, но все равно это была тишина. Не то, что творится в Школе. Саммет приблизилась к роялю, возле которого стоял когтевранец, кротко кивнула ему и опустилась на стоящую подле банкетку. Проведя рукой по крышке, она приподняла ее и увидела клавиши. Это были несколько иные клавиши относительно тех, которые она привыкла видеть. Белые были не белоснежными, а отдавали серебром. В черных клавишах так же играло серебро. Очарованная этим зрелищем, Мелани, по наитию, положила пальчики на инструмент. Глубоко вдохнув, словно думая о чем-то наиважнейшем, слизеринка начала играть. Эта была тихая, приятная, ласкающая слух мелодия, которая вторила арфе. Очень нежная, едва уловимая, словно переливающаяся серебром мелодия обволокла все помещние, проникая в каждую клеточку тела детей, находящихся сейчас здесь. Казалось, мир снаружи перестал существовать для этих двоих и осталась только эта комната. Музыка действовала, несколько, как гипноз - ее хотелось слушать и слушать, не переставая. Мелани не хотела перестать играть, а Дерек, наверное, не хотел, чтобы она перестала. Девочке уже казалось, что она не ощущает своего собственного сознания, ощущая только музыку, льющуюся из рояля... А тем временем в комнате творилось нечто. По стенам, мраморным холодным и черным, поплыли красивые разноцветные абстрактные галаграммы, и вся комната озарилась разноцветными блеклыми огоньками. Узоры переливались, меняя цвета и перетекая один из другого. Время остановилось. Мелл уже потеряла ему счет - сколько они были здесь? сколько она играла? казалось - вечность. В этой комнате царила Сказка - красивая, но опасная. Сказка, которая манит, и на которую ведешься. Сказка, из которой трудно выбраться. Ролевую считаем оконченной

Портрет Чёрной Вдовы: Дама на картине наблюдала всю эту кутерьму заинтересованно, но молча. Когда ученики скрылись из виду, дама подумала о том, что не все портреты хорошо хранят тайны... И что портреты для этого вовсе не предназначены. Она ещё не познакомилась с соседями по залу, но уже испытывала какое-то смутное волнение, мешающее думать и рассуждать трезво. Насколько помнила дама в чёрном, за её рамой ничего не было - но вдруг? Ведь она вообще смутно помнила, как сюда попала. И совершенно не понимала зачем - что было важнее. Минуту поразмыслив, леди скрылась за краем рамы - ушла навещать свои портреты в других местах.

Biefa: -->Большой зал Фа шла рядом с Джейн, то и дело поглядывая на нее. Тут она снова вспомнлиа тот голос, которым она говорила и тот извиняющийся взгляд. Сранно все это... Путь проделали в полной тишине, вопреки словам о разговоре по дороге. В тишине в голове Фа то и дело выплывали мрачные картина, рисоввшие причину стронного поведения Джейн. Фа открыла дверь зала впервые и удивилась его великолепию. Картины, висевшие по всему периметру, переговаривались между собой. -Вот мы и пришли, Джейн. Может, ты объяснишь мне, почему так сильно стараешься меня напугать?

Джейн Уирлок: Когтевранка и слизеринка проделали весь путь молча, Джейн обдумывала, как мягко намекнуть на её поведение Бьефе. Наконец они дошли до зала и Джейн впорхнула на одну из лестниц и потянула с собой Фа. - Фа... Ты когда - нибудь слышала о древнем роде Уирлок - Ёллари? - Джейн серьёзно посмотрела на сестру. Ты реально сошла с ума?! - закричала Кетерин в голове Джейн, мешая ей обдумывать дальнешнюю речь. Кет... Ну не могу я так... Ты сама нас выдала... - грустно ответила слизеринка. Джейн тоскливо оглядела зал и села на ступеньку, пока лестница опять меняла расположение. - А ты слышала о некой Кетерин Джейн Эшли Уирлок - Ёллари? - с некой надеждой спросила Джейни. Она посмотрела на картину, изображающую девушку, качающуюся на качелях, картина была написана яркими тонами, а девушка хитро глядела на сестёр и звонко смеялась. Джейн отвела взгляд от нее и косо глянула на Фа.

Biefa: Af поднялась вслед за Джейн по лестнице, оказавшись на одном уровне с картиной, изображавшей странную девушку. Услышав вопрос, Фа пришла в недоумение. Уирлок-Ёллари... не, кажется о такой не слышала. Только Уирлок и все...но Джейн с такой надеждой смотрела на сестру, что Бьефе показалось, что она должна знать про этот род... -Нет, Джейн, прости, ни про род, ни про Кэтерин Джейн Эшли...только если эта Кетари не твое полное имя. Высказала свою догадку Фа. Странно, почему тогда она скрывает свой род...

Джейн Уирлок: Джейн тяжело вздохнула и грустно поглядела на Бьефу. Бьеф, ну разве ты не знаешь самую богатую семью чистокровных волшебников в Финляндии?.. Хотя может ты не из чистокровных и полукровок... Ладно, пожалею тебя, сестрёнка и не буду задавливать твой мозг полной биографией. Джейн шагнула на другую лестницу и снова села на ступеньку. - Ох... Совсем не знаешь?.. - разочарованно протянула слизеринка и взглянула в зеркальце, волосы из пепельно - серых превратились в болотные. - Угадала... Ну точнее бывшее имя - Джейн повертела в руках зеркальце и снова взглянула на сестру. Если будешь рассказывать, то про Мунго не говори - проворчала Кет. А почему? - удивилась Джейн. А потому, глупенькая студентка, что посчитают нас за больных и будут обходить стороной! - сердито зашипело второе "Я" слизеринки.

Biefa: Фа понаблюдала за тем, как волосы Джейн стали болотного цвета. Это должно было означать сильнейшее разочарование. -Прости, Джейн, но я из маглов. Может, ты расскажешь мне о своей семье, а заодно и о том, какая связь между тввоей семьей и твоим поведением...как будто, внутри тебя два человека было...странно все это... Может, все чистокровные такой болезнью, или что это там, страдают? В мире маглов нет такого...чистокровный, нечистокровный... Что-то с Джейн нелодно И Фа, поднимаясь выше по вновь сменившей направление лестнице, оглянулась на сестру. Подойдя к самому верху лестницы, упирающемуся в пейзаж очень солнечный, веселый и жизнерадостный, какой отвечал ее представлению о жизни, но абсолютно не походил на ее нынешнее настроение, Фа повернулась лицом к сестре.

Джейн Уирлок: Джейн обхватила голову руками и из - за появившейся чёлки поглядела на когтевранку. - Ну... Я происхожу из древнейшего рода чистокровных волшебников... Эх... У нашей семьи есть замок... Вообщем я герцогиня Уирлок - Ёллари... Ну в детстве отец погиб... Потом сбежала я... И вот я сирота Уирлок... - невнятно пробубнила Джейн и потрясла головой, волосы стали угольно - чёрного цвета не из - за настроения, а из прихоти самой слизеринки. Та - да - дамм... - Кет запела похоронный марш, издеваясь над Джейн. Джейни тоскливо оглядела зал и снова уставилась на Бьефу.

Biefa: Фа прослушала какое-то не очень понятное бормотание сестры...что-то про Елки, отца и сирот. в общем, смысл был понят, но вот отдельные аспекты не очень. Она очумало вытаращилась на Джейн и спросила: -Чего? Еще сильнее вытаращив глаза Фа смотрала на Джейн в ожидании подробностей. Она понимала, что надо поподробнее изложить ожидания, но не знла, как именно это сделать...Фа смотрела на черные волосы Джейн...Интересно, а что это значит? интересно было Бьефе еще и то, почему Джейн с таким выражением лица смотрит на нее. Со страхом что ли? Но почему? не понятно...

Джейн Уирлок: Джейн кашлянула и закрыла глаза. Невнятное бормотание, волнение... Неужели ты не хочешь даже упомянуть свою семью? Странно. Хотя, может тебя посчитают сумасшедшей, раз ты отказалась от богатства и предпочла быть нищей студенткой. Ты вообще не ешь ничего, отвыкла от солнечного света... Браво! Ты решила, значит, мумифицироваться? - издевалась Кет над Джейн. Замолкни ты, дай подумать - проворчала слизеринка. - Фа... Есть в Финляндии такой древний магический род Уирлок - Ёллари, точнее просто Ёллари. Расположились они в огромном замке, потом появилась на свет Кетерин Ёллари, стала юной графиней. Детство прошло на ура, но потом убили её отца, настала чёрная полоса жизни. Хоть Кетерин и высокомерна, но не бессердечна. Она стала замкнутой. Затем пришло письмо из Хогвартса, но там указывалась некая Джейн Уирлок... Так появилась я. А Кетерин осталась у меня, как второе "Я". Ну да... У меня раздвоение личности... - сказала Джейн и поморщилась. Тьфу ты! Я не высокомерная! Просто гордая и мудрая, в отличие от тебя - возмутилось второе "Я" слизеринки. Высокомерная и вредная, да, да, да! - с издёвкой ответила Джейн и молча поглядела на какую - то картину.

Biefa: У Бьефы было странное ощущение дежавю...как будто она уже задавала вопрос, начавший по-тихоньку ее мучать. Но все-таки, решила не изобретать летающую метлу, а делать все так, как позсказывает разум. а резко схватилась за перила лестницы, опять уже начавшей свое движение. Она оглянулась назад, когда оказалась в неподвижности и увидела портрет старой женщины, сильно напоминавшей кого-то...она была седая, с заплетенными волосами и в шляпе волшебницы. Она спала, уронив голову на картинную раму, от этого ее прическа немного растрепалась. вернувшись в сознание и вернув голову в привычное положение, Фа спросила, наконец у сестры -А как та получилось, что тебя звали Кетерин, но письмо пришло на имя Джейн? или у тебя двойное имя? И Фа, повертев немного головой и рассматривая окружающие пейзажи, портреты, натюрморты и восхищалась мастерством художников, создавших их.

Портрет Чёрной Вдовы: Дама в чёрном появилась из-за края рамы и присела на камень, поискав у себя под ногами что-то. Она всё ещё осваивалась в этом замке и потому вид двух посетительниц галереи её удивил и насторожил. Две девочки, ещё совсем юных, в форме, которая напоминала собой помесь молодёжной современной одежды и древней магической. Девочки шептались о чём-то и дама сочла неприличным подслушивать - ушла вглубь картины и принялась собирать цветы на полянке.

Джейн Уирлок: Уже солнце подкатывало к закату, облака стали нежно - розового цвета, солнце прощалось с миром лучами, казалось, что солнце больше никогда не придёт, но всё равно оно триумфально взойдёт утром следующего дня. Утренние тучи исчезли без следа, всё это навевало светлую грусть, ностальгию по лету, когда на закат любуешься, лёжа на зелёной мягкой траве. Прощальные лучи солнца проникали и в сам Хогвартс, в котором жизнь как будто остановилась: стояла звонкая тишина, все уже разошлись по гостиным. Но в картинном зале две девочки одиноко сидели и о чём - то говорили, лучи, проходя через маленькое окно под потолком, разбивались на тысячи разноцветных лучиков, весело играющих на противоположной стене. И здесь было как - то пусто, как будто пустынно, только портреты разных людей, как известных, так и неизвестных, перешёптывались или спали, облокотившись об раму. Вдруг одна из девочек встала и облокотилась об стену, у неё было обеспокоенное, встревоженное лицо. Слизеринка посмотрела на когтевранку и снова задумалась о чём - то своём. В её душе боролись противоречивые чувства, прошлое как будто другого человека хотело влиться в настоящее Джейн, всё было так запутанно и загадочно, что это просто невозможно представить. Когтевранка задала вопрос и Джейн немного задумалась, но потом замогильным голосом ответила: - Да, двойное, но главное имя - Кетерин, а как могло прийти письмо на имя Джейн - загадка... - студентка посмотрела на картину, изображающую очень красивую даму, но очень грустную. - Здравствуйте - произнесла Джейня, ей в голову с детства вбили правила этикета, теперь вечно мучается и пытается избавится от "заморочек богачей".

Портрет Чёрной Вдовы: Дама в чёрном повернулась к девочкам, держа в руках букет цветов, только что собранных ею. Она расправила складки платья и сделал книксен в сторону девочек. Чёрной вдове показалось знакомым лицо одной из них - той, что поздоровалась - хотя их разделяло как минимум тысячелетие. Мира вам, юные леди. Будучи осведомлённой портретами о месте своего пребывания, Дама в Чёрном сочла нужным осведомиться о ходе жизни девочек. Как ваша учёба? Прилежны ли вы?

Biefa: Бьефе показалось, что ответила Джейн как-то нехотя, без особого желания, как будто только из уважения к сестре. Ей вдруг очень сильно захотелось сменить тему, хотя она очень хорошо понимала, что к ней еще предстоит вернуться, и не раз... Вдруг Джейн сама сделала то, чего хотела Фа. Она заговорила с портретом Черной Вдовы. Единственным портретом, который, похоже, не спал и не притворялся спящим. Фа решила поддержать разговор и тоже роздоровалась с портретом. -Доброго вечера, улыбнувшись сказала она. Хоть и не была уверена, что улыбка была натуральна. Хотя...чего же доброго было в этом дне? Чего? Пока Лёсс стояла в размышлениях, солнце, заходящее за горизонт, окрасило небо розовый, уже почти кровавый цвет. По тому, как гнулись ветви деревьев на территории замка, можно было судить о том, что на улице было несколько ветренно, но это не мешало сидеть в теплой комнатке и кататься на передвижных лестницах...

Портрет Чёрной Вдовы: Дама на картине, размышляя попутно о чём-то своём, явно средневековом, тем не менее внимательно смотрела на девочек. Ей казалось немного странным, что они заговорила именно с ней - в зале было немало портретов. правда, большинство из них притворялось спящими или вовсе отсутствовало на месте. Дама в Чёрном не любила некоторые из этих портретов - они любили подслушивать то, что говорят юные маги, притворяясь что спят или что их нет, а потом бурно обсуждали услышанное. При этом сложно было их обвинить в невоспитанности - зачастую им было просто скучно, и они развлекались как могли. Особенно группа старушек в чепцах за столом, эти старые почтенные леди были редкостными сплетницами.

Biefa: ...Так, в полном молчании прошло несколько часов...Каждый из находящихся в зале людей и портретов размышлял о чем-то своем, притом никто не догадывался, о чем думают другие... Такая задумчивость была в стиле Бьефы..она часто сидела в людном месте просто так, для видимости...но на самом деле никто и не подозревал о том, что с ее мыслями..этого просто никто не замечал..ее не замечали... Так, в полном молчании прошло несколько часов... В зале был две студентки и множество картит и лишь один портрет, не притворяющийся спящим... У всех задумчивые лица...все молчат..Никто не решается заговорить... Так, в полном молчании прошло несколько часов... до тех пор, пока не зашло солнце и зал не погрузился во тьму...хоть и теплую, но тьму...одна из девушек вдруг вздрогнула, будто очнувшись ото сна...только странно было, что спала она стоя на ногах и невидящими глазами глядя вдаль...вроде и всматриваясь, а вроде и не видя прекрасного вида, окутавшего все вокруг...Глаза ожили, она всмотрелась в небо, в темноту за окном, такую плотную, что невозможно было увидеть и верхушки деревьев на горизонте..все вокруг спало...Окинув взглядом зал, Фа отметила, что и Джейн, и Портрет Черной Вдовы еще тут...Лёсс решила не привлекать внимания..она тихо шагнула вниз по одной из многочиленных лестниц, направляясь в Башню.сменить место для раздумий...



полная версия страницы