Форум » Средние ярусы Замка » Комната привидений » Ответить

Комната привидений

Hogwarts: Комната, где можно встретить всех привидений Хогвартса.

Ответов - 44, стр: 1 2 All

Артур Штайн: Артур задумчиво рассматривал волшебную палочку, начиная считать про себя до десяти. Еще пара минут и он уйдет. Во-первых ему скучно, а во-вторых, даже если кто-то придет, то ситуация не улучшится и ему все равно будет так же скучно, так что лучше провести это время в спальне. Однако радужным мечтам не суждено было сбыться, потому что комнату озарила своим слизеринским «кхе-кхе» уже знакомая девочка. Штайн обернулся, встретив гневный взгляд взглядом буддийского монаха, которому все осточертело и вообще он хочет на покой. Артур не любит злиться, это слишком сильная эмоция, которая требовала много энергии. Зато раздражаться он любил и делал это с пол-оборота, как, например, сейчас. Сейчас он лишний раз убедился, что эта дуэль не представляет для него никакой ценности. Это не был старший товарищ, который мог научить его чему-то новому, это не был просто товарищ, где шутливая драка могла принести хоть какое-то удовольствие. Он скучающе зевнул, прикрыв рот кулаком, но отвечать не спешил. Когда где-то сбоку раздался тихий голос ("Люмос"), Штайн повернулся к новому персонажу и, не сдержавшись, закатил глаза. Замечательно, просто Тимур и его команда. Что-то из разряда идиотских маггловских анекдотов, где в одну яму попали немец, русский и еврей. Что же заставило его поморщиться, так это деланно нравоучительный тон, который в данной ситуации был не к месту, потому что барышня перед ним была точно такой же нарушительницей, как и они с Ирис. ‒ В любом случае, никакой дуэли не будет, ‒ прервал Ирис Штайн, слегка нахмурившись и прикрыв глаза, тихо выдохнул: ‒ Я, конечно же, абсолютнейший идиот, раз согласился пойти сюда. Ведь с самого начала бороться с девочкой, которую явно не обучали обузданию гнева и детской гордости, было наиглупейшей затеей в моей жизни, ‒ словно в доказательство, он положил палочку в карман мантии, бесцветно посмотрев на новоприбывшую девушку. ‒ Судя по всему, Вы следили за Ирис от подземелий? А хотя, о чем я говорю, конечно же, следили, это было бы слишком эпохальной случайностью, если бы Вы забрели сюда ненароком.

Гретель Худек: -Ножками притопала,-усмехнувшись ответила Гретель слизеринке, и на пару секунд отвлеклась, вглядываясь в тёмные углы комнаты в поисках своей кошки. В этот момент она отчётливо поняла, что ей глубоко наплевать, что здесь делают эти двое.Хотя... можно было бы посмотреть на это представление. Развязка ей была безразлична, так как судьба этих двоих её не волновала. Увидев в темноте что-то мелькнувшее у ног гриффиндорца, она уж было хотела крикнуть "Фике", и быстренько прибрать свою пропажу к рукам, как её отвлёк голос мальчика: ‒ В любом случае, никакой дуэли не будет. Я, конечно же, абсолютнейший идиот, раз согласился пойти сюда. Ведь с самого начала бороться с девочкой, которую явно не обучали обузданию гнева и детской гордости, было наиглупейшей затеей в моей жизни. Судя по всему, Вы следили за Ирис от подземелий? А хотя, о чем я говорю, конечно же, следили, это было бы слишком эпохальной случайностью, если бы Вы забрели сюда ненароком. -Считайте, что это роковое стечение обстоятельств,- лениво протянула Гретель, скользя взглядом по полу где-то у ног парня,- или фатальное совпадение. В эту секунду она снова заметила маленький знакомый силуэт, и бросилась за ним в дальний угол комнаты. Но, как на зло, маленькая негодница вовремя заметила бегущую в её сторону хозяйку, и на всех парусах ринулась в другой конец комнаты в сторону входной двери, по пути чуть не сбив с ног Штайна.

Ирис Принц: - В любом случае, никакой дуэли не будет, - прервав Ирис объявил гриффидорец, он чуть нахмурился, закрыл глаза и выдохнул. - Я, конечно же, абсолютный идиот, раз согласился пойти сюда. Ведь с самого начала бороться с девочкой, которую явно не обучали обузданию гнева и детской гордости, было наиглупейшей затеей в мой жизни. После чего Артур обратился к Грелель. - Судя по всему, вы следили за Ирис от подземелий? А хотя, о чём я говорю, конечно же, следили, это было бы слишком эпохальной случайностью, если бы Вы забрели сюда ненароком. Мадмуазель Худек оглядела первокурсников, затем ответила на вопрос Ирис. - Ножками притопала, - усмехнувшись заявила Гретель, затем стала разглядывать комнату, словно искала кого-то. - Считаете, это роковое стечение обстоятельств, или фатальное совпадение. - ответила Гретель Артуру. Ирис в это время с трудом сдерживала очередной приступ гнева, вызванный словами гриффиндорца, она холодно на него взглянула, однако на удивление спокойно сказала - Вы глубоко ошибаетесь месье Штайн. Меня учили обуздывать свой гнев, однако меня так же учили что спускать с рук чрезмерное наглое поведение и язвительность нельзя не в коем случае. А на счёт детской гордости, могу сказать одно, если бы меня ей не обучали меня бы здесь не было, уж поверьте. Всему есть предел и моему терпению тоже, к тому же вы забыли что я слизеринка и у нас с вами совершенно разные понимания гнева и гордости. В свою очередь могу сказать, вам не помешало бы обучится держать свой ядовитый язык за зубами дабы впредь не оказываться в такой ситуации. - сказав это, Ирис повернулась к Гретель чуть дрогнувшим голосом сказала. - Это, мне как раз понятно. Мне не понятно как именно ты сюда попала. Что ты вообще забыла на третьем этаже, по среди ночи? К тому же именно в этой комнате? Ты следила за мной, как уже успел заметить месье Штайн? Я хочу услышать легочное объяснение, твоему появлению здесь. - Ирис сложила руки на груди, по непонятной причине у неё образовался ком в горле, она с огромным усилием сдержалась оттого чтобы не расплакаться. Закрыла глаза и сделав пару глубоких вдохов, стала считать до десяти при этом думая "Невероятно этот мальчишка чуть не довёл меня до слёз. Я никогда раньше не позволяла себе такой слабости, надо что-то решать, но как, не нападать же на него, тем более что тут присутмтвует Гретель. А может быть бросить всю эту затею с дуэлью и вернуться к себе. Что мне мешает?" и тут Ирис услышала внутренний голос, который ответил ей "Тебе мешают твоё происхождение и моральные принципы, которым тебя учили с самого детства." Ирис открыла глаза, оглядела комнату и решила что первой сделает ход. - Не думаю что вы избежите дуэли со мной. Так что будьте добры достать свою палочку. - Ирис выхватила свою, затем поклонилась гриффиндорцу и встав в боевую позицию, добавила - Не заставляйте меня ждать. Ирис ничуть не смущало присутствие здесь мадмуазель Худек, которая была занята поиском известно чего, может она высматривала других нарушителей или ещё кого-нибудь. В прицепе Ирис это мало волновало, а заносчивый гриффиндорец волновал её больше.

Артур Штайн: Дядюшка Реджинар часто рассказывал Артуру о женской психологии, в красках расписывая свои приключения. Как, к примеру, одна барышня пыталась сбить его верхом на метле из соображений ревности, или как другая угрожала проклясть весь род Штайнов только потому, что Редж сильно простудился в день бала и не смог пойти. Артур, конечно, смеялся над историями, наивно полагая, что Редж скорее всего утрирует. Но сейчас он с кислым видом (таким кислым, что выжми его ‒ получишь лимонный сок) пришел к неутешительным выводам. Ну а к каким выводам он, простите, мог прийти? По комнате задорным сайгаком, то ли за кошкой, то ли из каких-то личных соображений, носится одна барышня; другая же, непробиваемая, как шкура дракона после третей линьки, настойчиво хочет дуэль. Голова начинает болеть только сильнее, а от бессмысленных разговоров утомился он даже больше, чем от уроков по трансфигурации, на которых выкладывался на все сто процентов. Скорее всего, потому что уроки ему были интересны, а происходящее…едва ли. Артур терпеливо выслушал монолог Ирис. Что-то о гордости, что-то о его ядовитом языке, что-то про предел терпения. «А вот про предел терпения ‒ в точку» ‒ мрачно подумал Штайн, нарочитая вежливость которого и правда была на исходе. Какая изумительная ирония! Он добровольно решил покинуть родителей, чтобы они не использовали его мозги в качестве в качестве мяса. Но сейчас отбойными молотками послужили две юные слизеринки. ‒ Не заставляйте меня ждать. Артуру резко хочется спеть гимн Германии. Потому что даже в этом будет больше смысла, чем во всем, что происходит на данный момент. Но Штайн вновь сдерживается. ‒ А вы не заставляйте меня повторять, ‒ несмотря на то, что говорил он по-прежнему тихо, в голосе уже вовсю плескалось раздражение. Вылиться наружу ему не давало только когтевранское воспитание. ‒ Я уже сказал, что никакой дуэли не будет. Все верно, у нас разное понятие гордости, да и к тому же разная оценка важности проблемы. А теперь подумайте, что только разогреет грядущую войну? Мой, как вы выразились, ядовитый язык или Ваша вспыльчивость вкупе с поразительным желанием махать палочкой направо и налево. Напрягите свою черепную коробку и вдумайтесь, почему вы это делаете? Потому что я сказал что-то, что Вам не понравилось? Барышня, Вам придется выслушивать много слов за свою жизнь. И пусть мне отрубят голову, если каждое из них Вам будет по вкусу. И что тогда? Кинетесь сломя голову, будете звать всех и каждого на дуэль, разводя грязь? Вы же сами в ней и запачкаетесь. Это и есть Ваша хваленая гордость? Купаться в грязи конфликтов, зато победителем? ‒ он вопросительно посмотрел на девочку, а затем, не дав ответить, добавил: ‒ Извольте, на мне сейчас выглаженная и накрахмаленная рубашка и пачкать ее у меня нет никакого желания. Сейчас я развернусь и уйду. Можете выстрелить мне в спину. А Вы, мисс… ‒ он посмотрел на Слизеринку постарше. ‒ Можете пожаловаться на меня администрации. Да делайте, в общем, что хотите. Лично я иду пить чай, ‒ и, отвесив шутливый поклон, Арт круто развернулся и направился к выходу.

Гретель Худек: Пока Ирис толкала свою длинную речь, Гретель высматривала в закоулках комнаты свою надоедливую кошку. Девушка время от времени закатывала глаза и прыскала, так как уж очень не любила театральных и пафосных речей. Но делать было нечего, приходилось быть невольным слушателем. Заметив, что кошка выскочила куда-то в коридор, она тяжело вздохнула и остановилась у входной двери. В этот момент вступил Штайн. Отчасти она даже согласилась с парочкой его фраз, и даже пару раз состроила лицо в виде, как говорят магглы "not bad". - А Вы, мисс…Можете пожаловаться на меня администрации. Да делайте, в общем, что хотите. Лично я иду пить чай- сказал гриффиндорец, и направился к выходу. Гретель еле сдержала себя, чтобы не засмеяться в голос. "Не слишком ли много чести... господа ученики"- подумала девушка, и, бросив напоследок насмешливый взгляд на мисс Принц, тоже решила ретироваться. По крайней мере в коридор.

Hogwarts: Казалось бы, всё закончилось великолепно - дуэли не будет. Вспылившие первокурсники успокоились, а четверокурсница почти поймала свою любимицу. Все довольны, счастливы и сейчас пойдут в свои гостиные, залезут в свои уютные кровати и забудутся сладким сном - так наверняка рассуждал каждый из них. Но все их планы разрушились в один миг, когда за дверью послышались чьи-то тяжёлые, но быстрые шаги. Кошка Гретель в самый неподходящий момент решила, что пора бы спеть дифирамбы к луне, а потом поспешно выбежала из приоткрытой двери. Шаги за дверью затихли на мгновение, а потом раздался самый жуткий для собравшейся в эту ночь компании звук - скрип открывающейся двери. В дверном проёме возникла невысокая, но крупная женщина в чёрной мантии. Алекто недовольно осмотрела троицу и, заметив у одной из слизеринок палочку в руках, ехидно усмехнулась. - Что вы собираетесь делать с ней, юная леди? - Алекто залилась хрипловатым смехом. Она закрыла за собой дверь, взмахом палочки зажгла светильники и скрестила руки на груди. - Дуэль? Так покажите мне, на что вы способны. Кто ваш оппонент? Алекто оценивающе осмотрела слизеринку, которая была явно старше, и мальчика, который был примерно одного возраста с дуэлянткой. Женщина ухмыльнулась и жестом пригласила гриффиндорца встать напротив сокурсницы. На Гретель женщина пока не обращала внимания, полностью сконцентрировавшись на предстоящей дуэли. - Ну же. Чего вы ждёте? Начинайте! Не забываем соблюдать очередность постов. Ирис - Артур - Гретель.

Ирис Принц: ‒ А вы не заставляйте меня повторять. Я уже сказал, что никакой дуэли не будет. Все верно, у нас разное понятие гордости, да и к тому же разная оценка важности проблемы. А теперь подумайте, что только разогреет грядущую войну? Мой, как вы выразились, ядовитый язык или Ваша вспыльчивость вкупе с поразительным желанием махать палочкой направо и налево. Напрягите свою черепную коробку и вдумайтесь, почему вы это делаете? Потому что я сказал что-то, что Вам не понравилось? Барышня, Вам придется выслушивать много слов за свою жизнь. И пусть мне отрубят голову, если каждое из них Вам будет по вкусу. И что тогда? Кинетесь сломя голову, будете звать всех и каждого на дуэль, разводя грязь? Вы же сами в ней и запачкаетесь. Это и есть Ваша хваленая гордость? Купаться в грязи конфликтов, зато победителем? Извольте, на мне сейчас выглаженная и накрахмаленная рубашка и пачкать ее у меня нет никакого желания. Сейчас я развернусь и уйду. Можете выстрелить мне в спину. - ответил Ирис гриффиндорец, затем обратился к Гретель. - А Вы, мисс… Можете пожаловаться на меня администрации. Да делайте, в общем, что хотите. Лично я иду пить чай. Ирис почти не слушала то что говорил месье Штайн, большинство слов она пропустила мимо ушей, однако некоторые слова её обозлили ещё больше. Тем временем грифиндорец собирался было уже выйти из комнаты, однако не он один решил покинуть её. Мадмуазель Гретель тоже направилась к двери, дабы покинуть комнату. Понимая что не успеет перехватить Артура, Ирис подняла свою волшебную палочку и направив её на дверь выпалила. - Colloportus - она сделала соответствующие данному заклинанию движение, полукруг, представив при этом как замок закрывается. Послышался щелчок и дверь закрылась прямо у них перед носом. Ирис быстро подошла к Артуру, влепила ему звонкую пощёчину, затем окинула старшекурсницу ледяным взглядом, повернулась к двери и произнесла. - Alohomora - она резко открыла дверь, вышла в коридор, собираясь идти к лестнице, как вдруг услышала шаги доносящиеся как раз с той стороны. Ирис развернулась и зашла обратно в комнату, по пути запихав в неё стоящих в дверях Артура и Гретель. Тихонько закрыла дверь, затем произнесла. - В коридоре кто-то есть и если мы не хотим чтобы нас поймали, нам нужно сидеть как можно тихо. Гретель потуши свою палочку. Тем временем шаги в коридоре становились всё громче и громче. Было очевидно, что кто-то из преподавателей вышли на ночное дежурство и похоже Ирис знала кто это может быть. Профессора Кэрроу рыскали по школе в поисках нарушителей. Ирис снова сковал ужас, как чувствовали себя этот момент Артур и Гретель она ни знала, однако могла сказать с твёрдостью, что они, так же как и она сама, не хотели бы попасть этом двум надзирателям. Казалось бы всё было позади, шедший по коридору вроде бы прошёл мимо, однако внезапно в комнате раздалось мяуканье кошки, которая вдруг сорвалась с места и выскочила в приоткрытую дверь, оказалось что Ирис закрыла её не плотно. В это же время шедший по коридору на мгновение замер, ещё несколько секунд и дверь в комнату со скрипом отворилась. У Ирис душа ушла в пятки когда она увидела кто вошёл в комнату, а точнее вошла. Это была сама Алекто Кэрроу, преподаватель Маггловеденья.Она окинула взглядом присутствующих, заметим в руке Ирис палочку она довольно ехидно ей улыбнулась - Что вы собираетесь делать с ней, юная леди? - профессор Кэрроу хрипло засмеялась, затем взмахом палочки зажгла в комнате светильники. - Дуэль? Так покажите мне, на что вы способны. Кто ваш оппонент? - она снова всех оглядела после чего, пригласила Артура встать на против Ирис, затем сказала. - Ну же. Чего вы ждёте? Начинайте! Ирис холодно взглянула на Артура, думая при этом "Ну что же, вы сами в этом виноваты, сейчас посмотрим так ли хорошо вы владеете палочкой, как своим ядовитым языком. Она снова ему поленилась, ну и что, что она неопытная первокурсница, однако правила дуэли она знала неплохо. Значит вы считаете, что моя жажда махать палочкой, подогреет грядущую войну, хм, вы думаете, сто я вызываю на дуэль всех и каждого, кто сказал мне что-то гадкое. О, вы глубоко в этом ошибаетесь, поскольку вы единственный человек в этой школе кто действует мне на нервы. Ирис не стала произносить мысли в слух, поскольку в этом не было никакой необходимости. Она ждала ответного поклона от гриффиндорца, сама же в это время мысленно штудировала страницы стандартной книги заклинаний, понимая что вряд ли у неё получится использовать что-то серьёзное.

Артур Штайн: Артур Штайн впервые за долгое время был готов прибегнуть к крепкому словцу, потому что отметка термометра беспредельной шушни совсем недавно пробила верхушку. Щека горела, а концентрация неприятных ему женских особей на квадратный метр зашкаливала, и если слизеринка, носящаяся с кошкой, негативных эмоций у него не вызывала, то вот еще два кадра, находящиеся в этой комнате пробуждали в обычно флегматичном Штайне что-то смутно напоминающее гнев. И если упрямой слизеринке глупость простить было можно, она ребенок ( многие ровесники Артура, по его мнению, интеллектуальными способностями не отличались), то вторая женщина вызвала не только неприязнь, но и отвращение, что отчетливой маской выступило на лице мальчика. Насколько сильно способен ненавидеть одиннадцатилетний ребенок? До какой ручки нужно его довести, чтобы ребенок на полном серьезе желал кому-то смерти? Алекто Кэрроу это знала не понаслышке. Спроси у любого гриффиндорца или любого другого неслизеринца, как они относятся к семейке Кэрроу, и в ответ, будь то подросток или ребенок, они просто мрачно покажут один из трофеев ‒ шрамы или ссадины на теле. На одном из уроков маггловедения, Арт с усмешкой заявил, что если магглы ‒ свиньи, то в плане духовного и научного развития волшебники даже не млекопитающие. О да, он очень хорошо запомнил свое замечание. Запомнил, как одному когтевранцу не посчастливилось улыбнуться этим словам. Запомнил, как Алекто заставила этого самого когтевранца под заклятием Империо сломать Штайну руку. В магическом мире это не проблема, руку подлатали за несколько минут в Больничном Крыле, но боль была вполне реальная. Да и несчастный когтевранец пережил это потрясение куда тяжелее Штайна. Бледный, как мел, он много раз извинялся. Однако им, можно сказать, повезло, потому что со многими не церемонились и просто пытали Круциатусом. Крики были слышны как на верхних, так и на нижних этажах, Пожиратели Смерти позаботились о том, чтобы никакой звукоизоляции не было. Урок должен быть усвоен каждым ‒ ни слова поперек, ни слова против. Послушание и служение чистокровным волшебникам, пропаганда идеи Темного Лорда, все это должно остаться в сознании юных волшебников, как клеймо. Штайн мрачно вздохнул. На губах появилась высокомерная ухмылка, предназначающаяся и Ирис, и Кэрроу. Обе хороши. Артур прекрасно знал, что ему все равно влетит. Даже если он пойдет на поводу, даже если будет тише мертвеца…его репутация скачет впереди него. Что его ждет после этой дуэли? Как минимум очередная ссадина, как максимум Круциатус. Он не слизеринец, он лишь полукровка, не знающий своего места. И если уж наказания все равно не избежать, то лучше уж хорошенько повеселиться. С извечной кривой улыбкой и несгибаемой принципиальностью, которая, почти наверняка, сломается под одним из непростительных заклятий. Артур равнодушно посмотрел, как поклонилась Ирис, но сам не сдвинулся с места. И чего она ожидает? Что после того, как Принц пошла на поводу у женщины, пытающих детей, у него останется хоть какое-то уважение к своему оппоненту? Он скорее поклонится кошке, которая их спалила. Нет, сейчас он чувствовал даже некое разочарование. Многого он, конечно, не ожидал, но все-таки был какой-то зародыш надежды. Сердце в груди колотилось, как бешеное, норовя покончить самоубийством, разбившись о ребра. ‒ Я отказываюсь от дуэли, ‒ голос звучит спокойно, а он чеканит каждое слово так, будто к английскому языку у него личная неприязнь. Палочка по-прежнему в кармане и он даже не собирается ее доставать. ‒ И если вы вдруг захотите снова сломать мне руку за непослушание, ‒ «Господи, Артур, что ты несешь? Заткнись, Заткнись! Ты хочешь, чтобы твое тело матери высылали по кусочкам?» Во рту от волнения и внезапно накатившей злости пересыхает. Но язык, чертов предатель, продолжает выталкивать изо рта слова, одно за другим: ‒…то ломайте левую. У меня недописанное эссе по трансфигурации. Конечно, он жалел о своих словах. Конечно, он боялся, как испугался бы любой ребенок, который точно знает, что в обозримом будущем ему будет больно. Конечно, капля пота по виску скатилась далеко не от предвкушения того, что его похвалят. Поэтому он просто замер, сжав кулаки до белых костяшек. Надо досчитать до десяти и подумать о приятном. А завтра он уже с облегчением будет вспоминать о том, что он пережил сейчас. Главное, чтобы побыстрее.

Гретель Худек: Когда слизеринка отправилась вслед за своей неугомонной любимицей, она никак не думала, что в итоге всё выйдет вот таким вот образом. Два первокурсника с необузданным характером и большими амбициями. Она в качестве зрителя, и сумасшедшее животное, которое так глупо, просто нелепо засветило учеников. Гретель в очередной раз возвела глаза к потолку, как только прозвучало: "В коридоре кто-то есть и если мы не хотим чтобы нам поймали, нам нужно сидеть как можно тихо" из уст Ирис. Она немедля замерла, и вся подобралась. В коридоре отчётливо слышались гулкие шаги. Она знала, просто чувствовала, что так просто им теперь отсюда не уйти. Так и вышло: через секунду послышался смачный "мяу" в исполнении её маленькой оперной дивы по имени Фике. В этот момент шаги замерли. Гретель почувствовала, как у неё холодеют конечности. Она сглотнула, и на секунду закрыла глаза. В этот момент у неё пронёсся целый вихрь мыслей, от проклятий в адрес её кошки до ругательств в адрес человека, идущего по коридору. Тут дверь отворилась, и в проёме показалась Алекто Кэрроу. "Только её тут не хватало"- промелькнуло в её голове. Слизеринка чувствовала, что очень сильно перенервничала, и не совсем правильно оценивает происходящее. От внутренних терзаний её отвлёк голос Кэрроу: - Что вы собираетесь делать с ней, юная леди? Дуэль? Так покажите мне, на что вы способны. Кто ваш оппонент? Ну же. Чего вы ждёте? Начинайте! "Ну всё... ничем хорошим это не закончится не для кого..."-подумала девушка, и почувствовала как на смену стрессу приходит ярость. "Ну что за чёрт выдернул из кровати?! Какой леший помчал за кошкой, зачем она вошла в эту комнату?! Лучше бы сразу ушла! А тут ещё эта...- девушка зло посмотрела на Алекто. -Хуже Филча. Видимо, мне предстоит персональное наказание. Тут в "игру" вступил гриффиндорец": - Я отказываюсь от дуэли. И если вы вдруг захотите снова сломать мне руку за непослушание, то ломайте левую. У меня недописанное эссе по трансфигурации. Девушка в немом шоке бросила взгляд на Штайна, но быстро отвела его. Гретель и поразилась, и даже немного восхитилась таким мужеством. Или глупостью? Она не знала. Хотя отчётливо поняла в этот момент, что перед ней стоит настоящий мужчина.

Ирис Принц: Ирис молча ждала ответного поклона, однако гриффидорец по прежнему стоял не двинувшись с места. Артур с высокомерьем смотрел на неё, она же ответила ему ледяным взглядом, при этом Ирис заметила что щека у Артура покраснела. Она чуть улыбнулась, затем опустила палочку и, хотела было сказать профессору Кэрроу что её желание к дуэли пропало и уж было открыла рот, но не успела поскольку Артур выпалил. - Я отказываюсь от дуэли, И если вы вдруг захотите снова сломать мне руку за непослушание, то ломайте левую. У меня недописанное эссе по Трансфигурации. - он обращался в данный момент к профессору Кэрроу. Ирис убрала свою палочку в карман, затем сложив руки на груди, холодно сказала. - Я бы, предпочла сломать вам челюсть, но мне это всё уже не нужно. У меня больше нет желания состязаться с вами в дуэли. Оно отпало в тот самый момент, когда я залепила вам пощечину. Я совершено не понимаю почему собственно трачу своё время на заносчивого гриффиндорца, который сначала говорит, а после думает о последствиях. Хотя чего можно ещё ожидать от полукровок - Ирис хмыкнула, затем обратилась к профессору Кэрроу, при этом её сковал ужас и страх, - Мне, больше, нечего сказать, профессор Кэрроу, - голос Ирис дрогнул, она а не надолго замолчала, а потом вновь заговорила, - Профессор я... - слизеринка запнулась, встретившись с грозным взглядом Алекты Кэрроу. Она всего лишь хотела спросить что их ждёт за нарушение правил, но не смогла произнести эти слова в слух. Ирис решила что в данной ситуации разумней будет помолчать, она хорошо помнила недавние наказание Профессора Кэрроу с которого прошло почти две недели. Это случилось на уроке Маггловеденья, Ей досталось за то что она позволила себе сказать лишнее, после того как ответила на заданной ей профессором вопрос. Теперь на левой, руке чуть ниже локтя у Ирис присутствовал довольно заметный шрам от режущего заклинания, которое в неё пустила Алекто. Ирис понимала что в данной ситуации, простым режущим тут не обойдётся, а перспектива быть покалеченной её не очень радовала. Единственное что утишало Ирис, это то, что несносный гриффиндорец тоже будет наказан. Стоя по середине Ирис то и дело переводила панический взгляд то на профессору Кэрроу, то на месье Шайна, то на мадмуазель Худек. Сердце у неё беспорядочно билось в груди, ей казалось что оно вот-вот вырваться из грудной клетке. В комнате внезапно повисла тишина, от чего сердце Ирис замерло в страхе, пропустив пару ударов.

Hogwarts: Ирис Принц, не забывайте, пожалуйста, что, во-первых, вы 11-летний ребенок, а перед вами одна из самых жестоких и беспощадных Пожирателей Смерти, во-вторых, что своими словами вы ставите всю семью под угрозу, ибо Алекто гораздо ближе к Тёмному Лорду в иерархии Пожирателей Смерти, в-третьих, на улице война, а вы так свободно в присутствии посторонних лиц разбрасываетесь инфоомацией о том, что ваша семья - Пожиратели. Чуть реалистичнее, пожалуйста, пост свой исправьте.

Hogwarts: Так как Ирис не внесла всех необходимых исправлений, делаем завершающий круг постов. Лицо Алекто Кэрроу всё больше кривилось от недовольства в момент, когда резко осмелевшие непонятно от чего первокурсники посмели ей перечить. Она прищурила и без того маленькие близко посаженные глаза, вглядываясь в каждого по очереди, заметив, что только девочка постарше ведёт себя более-менее благоразумно. Такого отношения она терпеть не собиралась. О чём-то поразмыслив с пару секунд, Алекто неприятно ухмыльнулась и подошла ближе к той, кто её больше возмутил. - У тебя острый язычок, мерзавка, и за это ты получишь по полной! Я научу тебя уважать старших! Crucio! - резкий взмах палочкой и слизеринка взвилась в агонии. Её резкий крик разорвал ночную тишину словно тонкую мембрану. Алекто даже слегка высунула язык от удовольствия, наблюдая за адскими мучениями девчонки. Это продолжалось, казалось, целую вечность, но вот Кэрроу решила остановиться, видимо, полностью удовлетворив своё эго. Бесчувственное тело Ирис рухнуло на каменный пол, и в тот же момент женщина будто забыла о ней. - Для вас я тоже приготовила кое-что интересное, - ехидно произнесла женщина, облизнув верхнюю губу - совсем как это делает её брат. - Не надейтесь коснуться своих подушек сегодня, вас ждет весёлая ночь! Женщина открыла дверь, за которой уже ожидал школьный завхоз Филч. Она что-то сказала ему на ухо, и тот криво улыбнулся, оглядев двух нарушителей. Он молчаливо кивнул детям, приказывая следовать за ним. Эта ночь выдалась крайне тяжёлой для одиннадцатилетнего гриффиндорца и четырнадцатилетней слизеринки. Филч всячески пытал их в подземельях, издевался как мог, приговаривая, что наконец-то вернулись "правильные" времена.

Гретель Худек: Крики Ирис Принц оглушали. Но это была ерунда по сравнению с тем, что творилось внутри у Гретель. Всё её тело дрожало от страха, ноги подкашивались, в глазах то и дело темнело, подкатывала тошнота. Чтобы хоть как-то взять себя в руки, девушка сцепила руки в замок, и, опустив голову и смотря в пол, пыталась абстрагироваться от происходящего вокруг, насколько это было возможно. Спустя, казалось, целый век крики слизеринки стали слабее, а затем и вовсе затихли. Принц рухнула на пол, и её тело было неподвижным. Гретель чётко осознавала, что теперь то кара коснётся именно её и гриффиндорца. Так и вышло. - Для вас я тоже приготовила кое-что интересное. Не надейтесь коснуться своих подушек сегодня, вас ждет весёлая ночь!- произнесла Кэрроу. Затем открыла дверь, за которой стоял Филч. Слизеринка с трудом сглотнула ком в горле. Не проронив ни слова, стараясь не смотреть на бесчувственное тело Ирис и полностью проигнорировав Кэрроу, девушка вышла в коридор, а затем направилась вслед на завхозом. Она решила, что раз наказания не избежать, то лучше пусть всё пройдёт как можно быстрее. Ту ночь она вспоминала с ужасом в последующие дни. Очнувшись наутро в больничном крыле, в её голове мелькали картинки будто из страшного сна или дурацкого маггловского фильма ужасов. Орудия пыток, как она предполагала самые что ни наесть средневековые, истязали тело не хуже Круциатуса. А довольный вид Филча вызывал волну ярости вперемешку с отчаянием, так как сделать с этим сквибом ничего было нельзя. Раздражённо стерев катившиеся слёзы, вызванные скорее жалостью к себе любимой, Гретель свернулась клубочком, и погрузилась в очередной тревожный сон, в котором до сих пор слышала собственные крики. Вечером, уже вернувшись к себе в спальню, слизеринка еле сдержалась, чтобы не разнести там всё в щепки. Но снова запихнув обиду и злость куда подальше, занялась домашним заданием.

Ирис Принц: Неприятно ухмыляясь Алекто подошла к Ирис, девочка смотрела на профессора не отводя глаз. - У тебя острый язычок мерзавка, и за это ты получишь по полной - сказала Алекто, после чего бросила в девочку непростительным, - Crucio! - прозвучало в гробовой тишине и тут же девочка упала на пол извиваясь и корчась от пронзившей её тело боли. Ирис пыталась сдержать свой крик, однако ей это не удалось, всё тело пронизывала страшная боль, словно в неё вонзились сразу тысячи иголок. Её крик разносящийся по школе разрыва барабанные перепонки, Ирис не знала сколько прошло времени прежде чем лишилась чувств. Очнувшись на следующий день Ирис не сразу поняла где она находится, с трудом приподнявшись с кровати она смотрелась кругом и поняла что находится в больничном крыле. Всё тело девочки страшно ныло после Круциатуса, а попытка встать с кровати не увенчалась успехом, Ирис попытались её раз, за тем ещё, но всё четно. Каждое её движение отдавалось острой болью во всём теле и девочке пришлось просто лечь и попытаться заснуть, одно и это ей не удалось потому что внезапно раздавшийся щелчок трансгрессии заставил её открыть глаза. - Как вы себя чувствуете, молодая хозяйка, - послышался знакомый писклявый голос домового эльфа, Ирис повернула голову, с лева у кровати стаяла их домовуха Винни и как всегда теребила чайное полотенце, в которое была одета. - Уйди - коротко ответила домовухе девочка, в ответ домовуха принялась причитать. - Хозяйка будет не довольна мной если я уйду, она приказала присмотреть за молодой хозяйкой, нет, нет, нет, я не ослушаюсь её приказа и не просите. - Хорошо, можешь остаться, - сказала Ирис, поле чего закрыла глаза и тут же уснула. Ирис покинула больничное крыло тем же вечером и как бы мадам Помфри не пыталась этому воспрепятствовать ей не удалось переубедить девочку остаться. Следующие несколько дней она провела в своей комнате под присмотром домовухи, которая крутилась во круг Ирис и тем самым жутко раздражала её. Но это всё меркло на фоне тех кошмаров которые стали мучить девочку с того самого дня как Алекто наслала на неё Круциатус. Стоило ей заснуть как она тут же возвращалась в комнату привидений, снова и снова переживая те страшные мучения которые испытала ранее. Эти кошмары ужасно изматывали девочку, так что не было сил посещать занятия, ей не хотелось снова встретимся с Алекто, да и с гриффиндорцем тоже. Однако Ирис понимала что долго так продолжаться не может, но что она могла поделать, ей оставалось только смерится и продолжать учится. Ролевая завершена.



полная версия страницы