Форум » Средние ярусы Замка » Библиотека: запретная секция » Ответить

Библиотека: запретная секция

Hogwarts: Такое же помещение, как и вся библиотека, но с одним отличием - ученикам сюда вход запрещён! Книги и информация из них слишком опасны для школьников. На кованых решётках висит магический замок. Коридоры: Вернуться в общий зал Библиотеки

Ответов - 55, стр: 1 2 All

Ясмина Эстель Блэк: *Яська сначала даже не поверила свою счастью. Директор, не заметив свою племяху, исчез из поля зрения. правда на его месте остались домовики, но они, кажется, были слишком заняты своим делом, чтобы заметить кого либо в округе. Внутренний голос, почему-то жутко похожий на голос мамы, верещал о том, что бы Ясмина тут же повернулась и поскорее скрылась из запретной секции, пока всё обошлось хорошо, но любопытство не унималось: что здесь делал директор? А самое главное, что за книжку он убрал к себе в мантию? Возможно на полке, где он её взял, есть какая-то подпись, подзказка или хотя бы алфавитный указатель, хотя это мало что дало бы девушке. Любопытство, подкрепленное прирожденным мародерством и генами папочки, пересилило, и Яська, немного замешкавшись, чтобы спрятать карту, тихо двинулась в сторону заветной полки. Как назло домовики суетились совсем рядом, то и дело грозясь попасть под ноги и тогда разоблачение было неизбежно. Ясмина придвинулась ближе к полкам, что бы не столкнуться с суетящимися эльфами и тихонечко продолжила свой путь. Книги в этом месте были особенно пыльными и пыль то и дело норовила заползти в нос и вызвать чихание. До заветной полки оставалось совсем немного, когда пермагент, задетый мантией, упал и покатился по полу. Девушка с трудом подавила в себе желание вскрикнуть и успокоила себя тем, что находится в мантии-невидимке. Затаив дыхание, Яська замерла и стала ждать, что будет дальше.*

Хоб: Недолго думая, Хоб уселся за стол и принялся за работу со своим обычным рвением. Даже, пожалуй, с большим чем обычно. Сегодня он довольно быстро навел порядок в кабинете хозяина, после чего успел побездельничать целых пятнадцать минут. Домовикам нечасто приходилось вникать в хитросплетения магических теорий и вчитываться в запутанные биографии странных личностей, но их познаний в большинстве случаев хватало, чтобы помочь хозяевам. В конце концов, мы же Эмрисы, а не кто-нибудь там, - подумал Хоб и погрузился в чтение. Лишь изредка тишина нарушалась его бормотанием, и тогда можно было различить обрывки фраз и отдельные слова, вроде via viendi, henafol, silentia, tanllwyth, peregrinatio. Хобу было уютно среди книг, хотя, разумеется, он с куда большим удовольствием находился бы сейчас в прохладных многоярусных залах библиотеки родного поместья.

Ноб: В отличие от Хоба, Ноб забеспокоился, как только оказался в запретной секции. Несмотря на относительную тишину, ему все время чудились какие-то подозрительные звуки, которых, по его мнению, совершенно не должно было быть. Хозяин ни словом не обмолвился о нарушителях, равно как и о том, что с ними нужно делать, поэтому домовик принял оптимальное, на его взгляд, решение. Нацарапав на пергаменте "Закрыто на реконструкцию", Ноб прилепил его на заднюю стенку огромного шкафа, а затем загородил этим шкафом вход в секцию, объявлением наружу. Конечно, пришлось попотеть, мягко левитируя эту махину, но эльф на этом не угомонился. Он остался доволен только присовокупив к импровизированной баррикаде пару-тройку безобидных эльфийских ловушек, и, гордый собой, отправился вглубь секции слушать таинственные шорохи.

Ясмина Эстель Блэк: - Да манать же. Что ж тебе за книгами не сидится? - Выругалась про себя Блэк, глядя на эльфа. Тот явно начал подозревать что-то неладное. Ясмина впервые видела Домовых эльфов семейства Эмриса, до этого как-то просто не приходилось. И возможно девушке они бы даже показались довольно милыми и симпатичными, если не прилагающая к этому всему ситуация. Эльф четко шел в сторону Ясмины, а та судоржно соображала что делать. Ко всему прочему мантия девушки до сих пор цеплялась за какой-то пергамент и при любом движении в сторону Блэк выдала бы себя. - Гхыр, где Блэковская не пропадала! - фыркнула про себя Яська и тихонечко вытащила палочку. Взмах - и в другом конце зала что-то с грохотом упало. Если это не отвлечет домовиков, то они просто... умны. - Ну же, отвлекитесь! - Прорычала Ясмина, готова в любой момент отдернуть мантию и помчатся в сторону выхода.

Хоб: Хоб критически оглядел сначала шкаф, перегораживавший выход из запретной секции, а затем Ноба. Вечно он что-то подозревает, - пронеслось в голове у домовика, но, вздохнув, Хоб на всякий случай наложил на выход пару своих защитных заклинаний. Эльфы давно работали вместе и приобрели привычку подстраховывать друг друга без лишних размышлений, даже если это не казалось необходимым. Проводив друга взглядом, Хоб вернулся к своим пергаментам и книгам, но не успел он уйти в работу с головой, как где-то за его спиной раздался грохот, а через несколько секунд - еще и звук аппарирования домовика. Полка упала, насколько я могу судить. Но вот куда отправился Ноб? За хозяином? Что там стряслось? Паранойя или... Не нравятся мне книги, которые ищет хозяин. Придется подстраховаться. Мгновение спустя Хоб уже перекрывал и без того защищенный шкафом выход из запретной секции.

Ноб: Ноб неспеша двигался мимо книжных шкафов, внимательно вслушиваясь и вглядываясь полумрак библиотеки. Если мне не показалось, то здесь кто-то есть. Студенты развлекаются? Или произошло нечто похуже? Размышления домовика были прерваны звуками, сопровождавшими падение книжной полки где-то вдалеке. Ноб замер. Нужно быстро решать. Нет, осторожность не повредит. Только бы хозяин был у себя. Раздался легкий звон и эльф куда-то аппарировал.

Ясмина Эстель Блэк: - Вперед! - скомандовала сама себе Ясмина и рванула в сторону выхода из секции. Надеясь, что эльф спишет дернувшийся пергамент на ветер или вовсе его не заметит, мародерка завернула за угол. Девушка двигалась быстро, но совершенно бесшумно, всё же повадки анимагической формы помогали. Всё пошло как-то совсем не так, как должно было. И куда аппарировал этот треклятый эльф?! Поворот, еще один и вот впереди заветный шкаф... Стоп! Какой нагхыр шкаф?? Староста резко затормозила, прокатившись немного вперед и чуть не уткнулась носом в огромный шкаф, стоящий там, где должен быть выход. Может перепутала? Нет, всё верно. Как Ясь могла подумать, что обманет эльфов самого директора? В таком колличестве троллих ругательств староста не использовала никогда, благо хоть про себя, а то там не то что эльфы, весь Хогвартс бы сбежался. Что делать? Этот вопрос пульсировал в голове девушки и решение нужно было принимать очень быстро, если она не хотела быть застуканной здесь. Выхода было три: либо ломится сквозь шкаф, либо бежать до своего ипровизированного тайного входа, там защита должна быть тоньше, либо просто укрыться в тени всевозможных шкаф и ждать. Первую версию она отмела сразу, решив для своей же безопасности не лезть туда, где были эльфы, кто знает, каких заклинаний они могли покидать на этот шкаф? Второй был самым соблазнительным, но лететь через зал, даже в мантии-невидимке девушке как-то не очень нравилось, да и не понятно что теперь там с этой пробоиной в защите. Оставалось прятаться. Девушка повернула в темный проход между двумя близко стоящими стелажами и притихла. Чего ожидать дальше, она не знала, но чувствовала всеми частями тела, что попала...

Ноб: Ноб появился в запретной секции так же неожиданно, как исчез. Возникнув в полуметре от Хоба, он что-то нашептал тому на ухо и вновь расположился за столом, где принялся рассортировывать книги и свитки пергамента по трем стопкам. Определить принцип сортировки было нелегко, потому что в одну стопку могли попасть книги из самых разных секций библиотеки, а на некоторые тома были наложены очень мощные защитные заклинания, и их, по всей видимости, уже давно никто в руках не держал.

Хоб: Хоб внимательно выслушал сообщение Ноба, покивал головой, а затем подошел к столу, взял большущую стопку старинных фолиантов и аппарировал с негромким хлопком. Однако, перед тем как эльф исчез со своей ношей, он, сам того не заметив, уронил небольшую невзрачную на вид книгу в черном потрепанном переплете без каких-либо заголовков, подписей и знаков.

Ясмина Эстель Блэк: *Девушка услышала пару хлопков и поняла, что эльфы куда-то постоянно исчезают и вновь возвращаются. Это совсем не устроило старосту, которая привыкла, что на неё обращают внимание в любых условиях. неужели не услышали? Ну и гхыр с ними. Ясмина от сюда не вылезет, пока не будет уверена, что все ушли и больше не вернутся, это уж точно. Избегая книг, которые запоздала слетали с полок и долетали до эльфов, мародерка выбирала, чего бы тут можно такого безопасного почитать. Пройдя несколько полок, девушка заметила папку. Надпись на ней гласила: "Досье на учеников Хогвартса Дамблдора. Особо секретно". Если это и не совсем то, что нужно было Яське, то уже было довольно близко к этому. Не веря своей удачи, когтевранка осторожно достала папку и замерла, не решаясь её открыть. Мало ли какая тут защита стоит... Тут лучше не торопиться.*

Mirddin Emris: Прошло совсем немного времени, и директор аппарировал неподалеку от Ноба. Убедившись, что дела у домовика идут неплохо, Мирддин направился к импровизированной баррикаде, загораживавшей вход в эту часть библиотеки. Явно чем-то озабоченный, профессор Эмрис взмахом левой руки отодвинул шкаф в сторону, а возникшим в правой руке посохом начертил в воздухе странную фигуру. В течение трех или пяти секунд проход в Запретную секцию был наглухо замурован, причем свежая каменная кладка была неотличима от старой. Пробормотав что-то себе под нос, директор коснулся стены посохом и, видимо вполне удовлетворенный принятыми мерами, двинулся вдоль стеллажей с книгами, внимательно рассматривая корешки томов. Периодически на конце его посоха вспыхивали маленькие огоньки разных цветов, после чего Мирддин останавливался, как будто к чему-то внимательно прислушиваясь. Внезапно он остановился и негромко рассмеялся. Так... Кого-то угораздило схватить досье. Что же теперь делать? Продолжить поиски или заняться этим счастливчиком? Дело в том, что совсем недавно профессор Эмрис зачаровал досье таким образом, что читать его могли только те, кому это положено по должности. Все остальные видели только пустые страницы, зато папка намертво приклеивалась к их рукам сложнейшей модифицированной версией заклятья вечного приклеивания. И все-таки лучше хранить такие документы в личных кабинетах... Что они вообще тут делают? И как быть с любопытным гостем? Так не хочется терять время...

Ясмина Эстель Блэк: *От исследований находки Ясмину отвлек очередной хлопок. Чем-то он отличался от предыдущих, когда аппарировали эльфы, поэтому староста отложила в сторону архив, так и не успев его открыть, и, уйдя еще глубже в темноту, напряженно стала вглядываться в зал Запретной секции. Через некоторое время рядом с шкафом, где должна была быть дверь, появился директор. Ему тоже не спалось в столь прекрасное время и лучшего место для прогулки он, конечно, не нашел. Однако, в следующий момент Яська обрадовалась, ибо дядя Мирддин соизволил таки отодвинуть шкаф, но... Да, мародерка потеряла последнюю надежду. По движениям директора можно было понять, что он накладывает такие заклятие, что сюда теперь даже Волдик не заберется... так же, как и не выберется. Ну, что ж за день-то такой? - взвыла девушка про себя. Тем временем глава школы начал смеяться. Ясмина всерьез задумалась сможет ли она воспользоваться внезапным схождением с ума директора, но тут поняла причину. Архив. Дядя Мирддин заметил его пропажу! Но... Яська покосилась на архив, который лежал в сторонке от неё и нервно сглотнула. "Интересненько, что за развлечение придумал директор для тех, кто его откроет. Нет, всё, ни к одной вещи в этой секции я больше не дотронусь. да я вообще больше сюда не полезу. О, Мерлин, мамочка и все святые Шуши, только помогите выбраться!" Блэк бесшумно завернулась поглубже в мантию-неведимку и всерьез задумалась. В такую глубокую... ужасную ситуацию она еще не попадала ни разу за все свои годы обучения. Интересно, а дядя Мирддин уже догадывается, кто тут мог побывать?

Авада Трионс: *Надев мантию-неведимку Авада вприпрыжку пересекла библиотеку и направилась к Запретной Секции* - Первый раз тут, а как: будто здесь я уже была! - теперь она вспомнила, что ей снилась Запретная Секция. И вот она здесь. *Взяв несколько толстых томов, она легким шагом пересекла Запретную Секцию и скрылась за поворотом.*

Рейчел Лефевр: Ролевая игра "РПГ-Турнир на приз Синей башни" Участники: Рейчел Лефевр и Элиор Лонс Рей проснулась от того, что стукнулась головой о толстый фолиант по Символогии. "Мерлин великий, я где?" Девочка сонно обвела глазами длинные стеллажи с книгами и разбросанные повсюду свитки. За длинным стрельчатым окном повисла плотная пелена ночи. "Библиотека?!" Рейчел села на стол. В пустой библиотеке не было никого, кто бы мог её за это отругать. Вздохнув, она принялась собирать свитки. "Домашняя работа по Нежитиеведению, Контрольная по Славянской мифологии, Маггловедение, ТиН... А завтра еще и на ИИЦ идти." Рейчел горестно взялась за голову: как все успеть? Где бы раздобыть маховик времени, чтобы успевать на все уроки и занятия? И главное, как при всем этом не потерять разум от бесконечных вопросов и тестов? Голова не находила ответов, и лишь ныла тупой непроходящей болью, просясь в БК. Прибравшись на столе, Рейчел обнаружила, что один свиток закатился под стеллаж. Рукой его достать было нереально, но если попробовать заползти... Рей протиснулась под стеллаж и наконец достала злополучный свиток, когда услышала в глубине библиотеки подозрительный шорох. Сумка с учебниками все еще стояла на столе, и Рей молилась Ровене, чтобы посетитель, кто бы он ни был, прошел мимо. Шаги приближались.

Элиор Лонс: Лонс был мастером маскировки. Непризнанным гением. Злобым морщиныстым старым профессоришкой какого-то забытого всеми студентами скучного предмета. Нет, он был не глупым человеком, по его скромному мнению он был очень даже гениален. Просто работа была крайне неблагодарной. Но, как говориться, ближе к делу. Была ночь. Хотя ночью назвать это было натяжно: Хогвартс не спал никогда, и понять, когда наступает ночь и когда она сменяется утром было непросто. Особенно на такой глухой территории замка, как библиотека. Когда профессор зашёл в читательский зал ,его глаза быстро наполнились слезами из-за тяжёлого дыма, идущего от мерцающих тусклым светом факелов, висящих на стенах,. Опять же залом груду полок с книгами назвать было не очень точно, но шаблонное мышление магов никто и не собирался отменять. Так что, допустим, это и вправду был зал. Проскочив мимо первых пустых столов, Элиор накинул на голову капюшон мантии горчичного цвета, и начал пробираться дальше от входа. Нужно заметить, что мантии такого цвета в Хогвартсе были отнюдь не редкостью: Лонсу, как и остальным обитателям школы, были известны как минимум три обладателя горчичной мантии. Первым был мистер Филч, школьный завхоз. Особые приметы: страшная кошка, ошивающаяся рядом, и отвравтительный характер. Действительно отвратительный, отвратительнейший. НО: Элиор Лонс имел очень неприятную болячку – аллергию на кошачью шерсть. Так что этот вариант маскировки отпадал сразу. Увы. Вторым человеком, носившим мантию цвета непойми-чего, был мсье Коллинз. Принадлежность к мужскому полу, орлиный значок. Всё подходило. Идеальная кандидатура для маскировки. Но и тут есть очередное НО: разница в росте между профессором и, увы, первокурсником составляла больше полметра. Коротковат был первокурсник, определённо. Ну и, по традиции всех детективов, классических старых детективов, был третий вариант. Мисс Гвен Беллез, замечательный профессор-траволог с несколько угловатой ( естественно у профессора Лонса тоже было угловатое тело, неожиданное совпадение) фигурой и вьющимися рыжими волосами, которые мисс Беллез-младшая ( а ведь ещё и старшая есть) к очередному удачному совпадению чуточку укоротила. И теперь, вуаля! Профессор Лонс в мантии цвета горчицы с накинутым на голову капюшоном и окутанным тайной и мраком подземелий лицом был вылитым профессором Беллез! Чем не чудо в школе магии? Вернёмся к активным действиям. Отмерив шагами половину читательского зала , Элиор неожиданно для себя свернул за стеллаж, и продолжил свой путь, правда несколько по иной траектории. Дойдя в итоге до двери в запретную секцию (кошмарнейшее название), и , нашептав на замочную скважину непростительное в своей жестокости заклинание (очевидцы утверждали, что замок покраснел и стыдливо посмотрел в пол), прошмыгнул в дверь, предварительно запутавшись в мантии и чуть не потеряв равновесие. Достигнув своей цели, Лонс выдохнул, и ,с чувством собственного достоинства , нагнул свою гордую спину над занимательной полочкой с замечательными директоратскими фолиантами. Один бог знал, что было на уме у профессора Лонса, самого доброго и благочестивого профессора сия учебного учреждения, но бог был сегодня, увы, неразговорчив. А тайны есть у всех, даже у самых целомудренных дядечек магического мира…

Рейчел Лефевр: "Только бы не заметили!" - сознанием Рей целиком и полностью завладела мадам Паника, и собственно, никуда уходить не собиралась. Тем временем, загадочные шаги проследовали мимо и направились к запретной секции. Полы длинной коричневой мантии разметались по проходу, и кого-то смутно напоминали. В сознание бесцеремонно вломилось Любопытство, и мощным пинком вытеснило Панику. Ничуть не смущаясь, Любопытство со словами "Марш работать, ленивая коала!" растолкало спящее Логическое мышление и заставило приняться за свои прямые обязанности. Мышление встало, и, позевывая, принялось крутить шестеренки и заправлять механизмы. "Хм, кто в школе носит мантию такого странного цвета? Кошки нет, она бы меня сразу обнаружила. Следственно, не Филч. Траволог Беллез? Но запах земли не чувствуется, да и ботинки были мужские. Профессор Лонс? Или, может быть, Коллинз?" - так, пользуясь незабвенным принципом Шерлока Холмса "Если устранить все невозможное, то независимо от того, что останется, это будет правдой", Рейчел пришла к выводу, что это либо профессор Лонс, либо Коллинз. И то, и другое было крайне подозрительно. Девочка выбралась из-под пыльного стеллажа и сняла обувь. Ходить босиком по холодному полу, конечно, неприятно, зато её не услышат. Загадочная фигура, тем временем, уже возилась с замком. Рост незнакомца не оставлял сомнений - это был именно профессор Лонс. "Может быть, он тут по делу, а я за ним следить собралась? Хотя, что ему мешало прийти сюда днем?" - мадам Паника вякала откуда-то из-за угла, но её бунт был безнадежно подавлен. Лефевр двинулась за профессором, и прошмыгнула в запретную секцию, пока несчастный замок был смущен и подавлен возмутительным заклинанием Лонса. Вглядываясь в полумрак, освещенный лишь неверным светом факелов, Рей наблюдала. Любопытство торжествовало.

Элиор Лонс: Любопытство… Не дай бог повстречаться на узкой тропинке с любопытным человеком. Или же в тесной библиотеке. Или же в тесной запретной секции тесной библиотеки. Естественно, мистер Лонс даже не подозревал о том, что за ним кто-то наблюдает. Именно поэтому он, странный человек, на самом деле, продолжал бубнить про себя, склонившись над полочкой: Итак, начнём. Она должна быть где-то здесь. Или не здесь. Хотя… Эрин точно говорила, что Квик держит её в отделе с деканскими книгами… Элиор аккуратно перевернул несколько листков из тончайшего пергамента, исписанных аккуратным почерком, и попытался разобрать некоторые слова, но, увы, безуспешно – света от светильников хватало лишь на то, чтобы вообще разобраться, что и где находится. Свет в библиотеке совсем не предрасполагал к чтению. Странный факт. Ещё две страницы. Нет, не та – Лонс резко вытянул книгу из стопки, и переложил её на полку выше, чтобы не запутаться. Открыв обложку следующей книги, Элиор с удивлением обнаружил скрепленные между собой пергаменты со списками. Несколько колонок, сплошь заполненных маленьким, но разборчивым почерком Квик. Но, вглядевшись поподробнее, профессор вновь захлопнул книгу и опять отложил её. Следующая книга, ещё одна, и ещё… Увы, но полочка, даже несмотря на свои не гигантские размеры, была полностью заставлена томами и папочками, и Элиору пришлось не меньше десяти минут пристально вглядываться в обложки и корешки, чтобы наконец-то найти ту самую. Ту, за которой, собственно, Лонс и наведался в запретную секцию. Между прочим, запретная секция была запретной и для профессоров, что стало для Элиора открытием неделю назад. Директор мотивировал данный запрет тем, что особо впечатлительные преподаватели могли научить своих учеников не-тем-вещам. Смешно, глупо и ещё раз смешно – так думал нерадивый Лонс об этом запрете. Ну и не преминул его нарушить, разумеется. Ловко подцепив нужную книгу из дальней стопки, Элиор запихнул её в глубокий карман своей новой мантии, сгрёб все лишние книги в кучу, и вновь водрузил их на полку в неком творческом беспорядке. Поправив таинственный капюшон, Лонс выпрямился, и тут, абсолютно неожиданно, позади него раздался гром свалившихся на пол книг и очень странный ( а ещё и бесконечно забавный) визг, отдалённо напоминающий хрюканье. Элиор резко развернулся, и на сей раз снова услышал грохот падающего шкафа с деканскими книгами, благополучно сваленного стараниями самого Лонса…

Рейчел Лефевр: Профессор откладывал одну книгу за другой и явно что-то искал. До Рейчел периодически доносилось невнятное бормотание. В негодовании Рей надулась - ученикам значит в запретную секцию нельзя, мол опасно там, а профессора разгуливают! И это при том, что им тоже запрещено! Где логика?! Взгляд девочки уперся в толстый фолиант на третьей полке, точнее в интригующее название: "Заклятия для успешной учебы". "Ага! И никакого маховика не надо, если можно заколдовать свои домашки!" - в головке Рей забегали каверзные мысли и, несмотря на риск, отважный Лефевр пополз вверх, держась за полки. Рейчел уцепилась за корешок книги и потянула её на себя, но тут прямо по её руке пробежала мышь. От неожиданности Рей взвизгнула, и вместе с книгами полетела вниз, уже в полете понимая, что выдала себя с головой... Человек обернулся. Это и правда оказался Лонс. Капюшон слетел, и Рей увидела обескураженное лицо профессора латинского языка. Груда книг за его спиной покачнулась и опасно накренилась. Рейчел хотела сказать что-то, но было уже поздно - одно неловкое движение рукой, и книги полетели на пол, увлекая за собой все новые и новые тома. Шум, казалось, перебудил весь замок. - Что вы тут делаете? Книги воруете? Это же запретная секция! - Рей понимала, что лучшая защита - это нападение, а более выигрышного момента могло и не представиться. Ногой Рей незаметно запихивала нужную книгу под стеллаж. Потом достанет, пока надо с этой проблемой разобраться.

Элиор Лонс: Элиор закрыл глаза. Пустота, ничего нет, всё спокойно. Элиор открыл глаза, и перед ним появился хаос, настоящий хаос – сотни книг, разбросанных по всей запретной секции, сваленные стеллажи и полки. А посредине всего этого стояла невысокая фигурка. Девочка, на вид лет двенадцати. Первокурсница? - подумал профессор. Но затем он вспомнил, где находится. Запретная секция. Первокурсница. - Значит, разгуливаем по ночам в неположенном месте? – чуть хрипло с непривычки бросил Элиор в лицо девочке. В голове у Элиора усиленно крутились мысли: Первокурсница, судя по росту. Синий значок, значит, когтевранка. Всё ясно. Будут неприятности. Ненужные свидетели. У-стра-нить. Вспоминая, где ставится ударение в одном из не самых распространённых заклинаний в своей не самой обширной практике, Лонс сделал шаг к девочке. Ожидая увидеть растерянное и испуганное лицо, профессор нехило промахнулся: на лице у когтевранки прочно застыло смешное выражение злости и обиды. Странная девочка – вновь пронеслось у Лонса в голове, параллельно с мыслью о том, что девочку нужно будет тащить через весь Хогвартс к башне. Не очень приятная ноша, честно говоря. - Что вы тут забыли, юная мисс? Прогуляться захотелось? – грозно (по-крайней мере самому Лонсу тон голоса показался чудовищно грозным. Но всё в этом мире жутко субьективно) и громко задал риторический вопрос Элиор, попутно вынимая палочку из кармана. Палочка слегка задела стенку упавшего шкафа, и проскользила по корешку попавшейся книги. Из книги вырвался потусторонний вой, наверняка разбудивший половину школы (если это ещё не сделал грохот падающих книг),прежде чем Элиор отшатнулся от книги. Не поднимая палочку, но держа её на расстоянии в одну ладонь от бедра, отточенным за годы обучения движением Элиор направил её на когтевранку, и тихо произнёс: - Obliviate! Но что-то пошло явно не по тому сценарию, который выбрал профессор.

Рейчел Лефевр: - Значит, разгуливаем по ночам в неположенном месте? - Профессор был, безусловно, взволнован, однако голос его был холоден и тверд. В глубине души Рей жгучим огоньком вспыхнула обида - даже если сейчас профессор напустит на неё всю королевскую рать с деканом во главе, Рейчел исключат, а Лонсу, за прегрешение похлеще, ничего не будет. Кто будет слушать первокурсницу? Как правильно сказал один маггл в своей книге, "Никто никогда детей не слушает!". Так где же справедливость? Где же хваленое магическое равенство? Для кого написан школьный устав, если его никто толком не соблюдает? Все эти мысли пронеслись в голове девочки за долю секунды, и она резко, и даже с вызовом ответила профессору: -А вам, смотрю, тоже не спится? Захотелось полюбоваться на луну, а лучший вид только из окон Запретной секции? И, конечно, без директорского фолианта никак... Хотите я вам сказки барда Бидля принесу, они у меня как раз под подушкой завалялись. Как профессионал советую - вырубает с третьей страницы! - Рей хамила, потому что была обижена на профессора, на повернувшуюся сутулыми лопатками мадам Фортуну и на собственное Любопытство, которое относилось ко всему с долей музыкального такта. Проще говоря, ему было по барабану, если не по вувузеле. - Что вы тут забыли, юная мисс? Прогуляться захотелось? - в голосе Лонса ощутимо добавилось злости. Ну еще бы, не каждый день ему, почтенному профессору, хамят первокурсницы. Притом, у Рейчел было ощущение, что они с профессором находятся по одну сторону от Фортуны. Рей плюхнулась на удачно подвернувшуюся стопку книг и начала разглагольствовать: - Чисто по логике, я даже не нарушаю правил. Да, я нахожусь в Запретной секции, но, в конце концов, это разрешено ученикам в присутствии преподавателя! А вы же здесь! Так значит, все по правилам. А то, что время позднее - так у меня прабабка - ладожская ведьма. А в России уже 6 утра. Так вот у меня проявляется наследственный часовой пояс, или, может быть, я просто лунатик... - неся откровенную чушь Рей украдкой наблюдала за профессором, и заметила, как он достал палочку. Девочка знала, что это означает - недавно она тайком пробралась на собрание дуэльного клуба и видела, как опытные дуэлянты держали палочки именно в таком положении - Так о чем это я? А, о книгах. Тут есть довольно любопытные экземпляры, так я пролистаю парочку... - Рейчел взяла с пола книгу потолще, и в тот момент, когда прозвучало заклинание, прикрылась ей, как щитом. Сначала ничего не происходило. Потом откуда - то сверху стал доноситься мелодичный перезвон, как будто играли восточные колокольчики. Рей взглянула на свой импровизированный щит и еле разобрала название: "Реестр книг Запретной секции". Буквы ускользали от взгляда, истончались, становились эфемерными и стекали вниз. На колени Рей из книги хлынул серебристый песок маленьких букв. Девочка подняла голову вверх, и увидела, как с уходящих в бесконечность полок стекают вниз серебристые ручейки, соединяются с такими же ручейками, образуют реки. Как шелестят бесчисленные страницы, выпуская на волю все новые и новые потоки знаний. - Вот это я понимаю, переизбыток информации! - Рейчел закричала, но было уже поздно - низенькая (для кого делали, для домовых эльфов что ли?) входная дверь была уже до половины засыпана. Да и сама девочка все глубже увязала в этих зыбучих песках. Путь был один - наверх. Окликнув профессора, Рей стала карабкаться по высоким полкам.

Элиор Лонс: Захлебнуться словами. По-настоящему. Не по-нарошку даже. Разве такое бывает? Ты в Хогвартсе, детка. - такое небольшое, но содержательное сообщение могло проскользнуть у Элиора в голове, если бы не одно обстоятельство. Лонс паниковал. А в панике люди, судя по исследованиям всех неинтересных и абсолютно некомпетентных бюро исследований, не думают. Вообще не думают. А Элиор ещё и тонул. Дабл страйк! В откинутый капюшон мантии профессора набежала целая горсть чего-то серебристого и очень сыпучего. Элиор поднял глаза наверх - и глаза без ведома Элиора выскочили из орбит. Из книг текла информация! Тонкими струйками она стекала вниз, на нижние полки, которые уже были готовы испорожнить своё богатство прямо на пол. Потоки слов пробирались по стенам, падали на голову неудачливой первокурснице, засыпали глаза самому Лонсу, пытались проползти сквозь щели в двери, заметали всё в этой неожиданно уменьшившейся комнате. Лонс поднёс руку с палочкой к горстке песка у себя на голове, и палочка с чрезвычайно комичным звуком засосала в себя всю информацию, и потешно выплюнула маленький сноп разноцветных искр. - Вот это я понимаю, переизбыток информации! - послышался голос за сплошной стеной сыплющихся слов, и Элиор заставил своё тело пробираться к девчонке. Каким бы она ни была заносчивым и крайне неприятным собутыльником по несчастью, Лонс не мог себе позволить себе бросить её здесь, в этой мини-Сахаре. - Куда ты полезла, глупая девчонка? - крикнул профессор вдогонку карабкающейся по стене спине, чуть не захлебнувшись попавшим в рот песком. Согнувшись под тяжестью песочного горба, застывшего на спине Элиора, он попытался выплюнуть песок. Увы, безрезультатно - слова словно застывали у него во рту, и, сам того не желая, Лонс начал буквально тараторить на латыни. Из его рта вылетали поистине комичные фразы и не совсем цензурные выражения, но обстановку это, к-сожалению, не разрядило. И вдруг всё закончилось. Элиор понял, что слова ушли из него, а песок перестал сыпаться с полок. Но, как говорится, беда не приходит одна. Беда - особа экстравертная, общительная и многословная. Вместо песка вокруг Элиора трещали языки белого пламени. Огонь пожирал книги, деревянные стойки стеллажей и створки шкафов. Запах плавящейся полироли со старых полок наполнил воздух густым облаком, в котором висели тяжёлым слоем частички сажи и огненный смрад. Элиор, оценив ситуацию ( а попросту вновь запаниковав), укрылся своей многострадальной мантией, и , словно прыгая по минам, выбежал из кольца огня ко всё ещё висящей на стене когтевранке. - Ребёнок, туши! - крикнул он прямо в стену, надеясь, что тусклый голос дойдёт до своего адресата, и попытался нащупать в своей руке палочку. Правая? Нет. Левая? Опять облом. Чёрт. Чёртчёртчёрт. Естественно, палочки не было. Ведь будь у профессора палочка, происходящая сейчас в запретной секции катастрофа не была бы такой зрелищной... И она БЫЛА зрелищной.

Рейчел Лефевр: Девочка была уже довольно высоко, когда добралась до небольшой площадки - на ней стояли очень большие книги. Рей скинула несколько томов вниз, в бурлящее море букв. Пучина поглотила их без остатка. Там же внизу одиноким кленовым листом мелькала мантия профессора, вызывая неуловимые ассоциации с поздней осенью. Он что-то кричал, подняв лицо вверх, но из-за бесконечного серебряного дождя Рей вообще неспособна была что-либо слышать. Девочка продолжила расчищать свободное пространство на полке, чтобы можно было встать и перевести дух - высота полки позволяла. Нескончаемые потоки слов постоянно мешались, руки соскальзывали - в общем, обстановка была весьма и весьма плачевной. Наконец, площадка была расчищена. Рей встала и вздохнула свободно, но не тут то было! Подскользнувшись на большой букве "В", когтевранка заскользила по полке в направлении большого, укрепленного в стене факела. Чтобы не упасть, девочка уцепилась и повисла на нем, как не умеющий плавать первоклассник на шесте инструктора. Скоба факела медленно, со скрипом, начала поворачиваться и наконец упала вниз, чудом не опалив Рей брови. Вовремя отпрыгнувшая первокурсница села и тяжело пыталась отдышаться. Внизу же начал твориться настоящий хаос. Упавший факел поджег книги - а так как воздух в библиотеке повышенной влажностью не страдал, то занялись они очень легко. Рей схватилась за голову: "Почему же он ничего не делает? Лонс, пожалуйста, сделайте же что-нибудь с этим кошмаром!" Девочка вскочила на ноги, и обернувшись, застыла в изумлении. Там, где минуту назад была каменная кладка, появился узкий проход, из которого тянуло таким приятным сейчас холодом подземелий. Рей свесилась с края полки и закричала что было сил. - Профессор! Забирайтесь наверх, тут есть проход! - из головы девочки совершенно вылетело то обстоятельство, что огонь можно затушить с помощью заклинаний. Любопытство, как сторонник умеренного климата, ушло, махнув панамкой, и на его троне воцарилась Паника, любительница "погорячее". Бросив последний взгляд на величественное зрелище горящей библиотеки, Рей поторопила профессора и шагнула в темноту каменного коридора. В голове настойчиво гуляла мысль, что если они выберутся, Рей, со своими босыми ногами, точно схватит насморк. Но, для начала, надо хотя бы выбраться.

Элиор Лонс: Одна секунда... Две... Три... Дальше ждать было бессмысленно. Особенно если ждать тебе нужно помощь от испуганной и агрессивной первокурсницы, не знающей даже элементарных заклинаний. Именно поэтому Элиор, наплевав на все законы самосохранения, забыв о страхе ( что за чушь? Разве можно забыть о страхе в ТАКОЙ ситуации?), стянул со своей головы изрядно обгоревший капюшон мантии, который к тому времени уже стал из прежде горчичного палевым, и протянул руку к ближайшему горящему стеллажу. Несмотря на своё магическое происхождение, Элиор не мог отрицать, что его кожа сделана не из огнеупорного материала. После такой проверки огнём кожа на пальцах у профессора почти моментально покрылась копотью, а затем настоящими ожогами. Громко выругавшись, Элиор прижал руку к груди, и абсолютно неожиданно (как и принято в такого рода историях) наткнулся на остриё собственной палочки. Вырвав левую руку из плена горящей мантии, Лонс вынул палочку из внутреннего кармана (естественно она оказалась там случайно после того, как Элиор самолично держал её в руке меньше пяти минут назад), и, скрипя зубами, вскрикнул: - Aqua Eructo! В течении следующих нескольких минут для Элиора всё было совсем НЕ как во сне. Только в глупых романах люди, насмерть шокированнные происходящим, умудряются действовать на автопилоте. Причём действовать правильно. Элиор так не умел. Он всего лишь отряхнул искры со своей мантии (или того, что от неё осталось), совершенно спокойно залечил ожоги на руке, проверил, целы ли волосы ( а причёска для любого профессора является залогом продвижения по карьерной лестнице), и совершенно невозмутимо проследовал взглядом за когтевранкой. К удивлению Лонса, её в комнате уже не было. - Мисс Лефевр, где вас носит, чёрт побери? Эхо пустой кромнаты разнесло голос Лонса повсюду, и лишь в одной месте этой почившей запретной секции голос задержался. В большой чёрной дыре в стене, за одним из шкафов (нет нужды объяснять, что век шкафа был недолог). Недолго думая (действительно недолго, не каждому захочется иметь дело с последствиями такой катострофы), Элиор Лонс покачал головой, и направился прямиком к новому выходу из библиотеки...

Рейчел Лефевр: В туннеле было холодно и сыро. Метров через пять когтевранка основательно продрогла - не верилось, что минуту назад она была в огненном аду, а теперь как в склепе. Рейчел остановилась и развернулась, переминаясь с ноги на ногу. Её не оставляло беспокойство за профессора. Вопросы стайкой полосатых ос штурмовали голову: Справился ли он с огнем? Выбрался ли он из информационного океана? Услышал ли её? И самый страшный: Жив ли? Резко выдохнув затхлый воздух коридора, Рейчел пошла назад. И... наткнулась на разъяренного профессора. Лонс разве что молнии не метал. - Мисс Лефевр, где вас носит, чёрт побери? - Рей побелела, и даже не нашлась что сказать. Она то неслась на помощь, передумала уже всяких ужасов, которые могли случиться с профессором, а он жив-здоров, разве что немного мантия обгорела. И опять кричит! Она что ли виновата в разгроме библиотеки? На глазах Рей вскипели слезы. - Ну вы и... Да как так... - слова разбегались, а сознание услужливо подсовывало только те непечатные латинские выражения, которыми сыпал недавно профессор. Рей развернулась, и, стуча босыми пятками по холодным каменным плитам, умчалась в темноту тайного хода. За спиной раздавались окрики профессора, но нервы Рей уже сдали. Все страхи сегодняшней ночи в одночасье обрушились на неё: невыполненные домашки, страх быть застуканной в библиотеке ночью, заклинание стирания памяти, море информации и, под занавес представления, залитая огнем библиотека. Девочка заплакала, но холодный воздух вскоре отрезвил её. Она села на небольшой приступочек в ожидании профессора. А неяркий голубой отсвет на стене коридора подтвердил то, что ждать ей осталось недолго. Из-за поворота появился силуэт Лонса. Лефевр устало поднялась, и, несмотря на ворчание профессора, пошла рядом. Все-таки с кем-то из взрослых было уже не так страшно. По длинному подземному коридору шел сутулый человек в обгоревшей мантии и маленькая девочка, устало переставляющая босые ноги. Куда шли? Никто не знает, но если коридор есть, он должен же куда-то привести, верно?

Элиор Лонс: *** Э-ПИ-ЛОГ Есть на свете люди, устраивающие катастрофы, люди, страдающие от этих катастроф, и люди, ругающие людей, устраивающих катастрофы. В-общем, на свете есть много людей. Мистер Лонс и Мисс Лефевр относились к первой и одновременно ко второй группе людей. Мистер Эмрис, небезызвестный персоонаж сия учебного заведения ( по прозвищу "директор"), относился к третьей группе людей. Само сабой, двоим виновникам случившегося нельзя было уйти безнаказанными после того, что случилось с запретной секцией в эту ночь. Но они ушли. Вот такая вот ирония судьбы) Хотелось бы написать, что мистер Лонс после этого недоразумения впитал в себя все знания из книг запретной секции, стал супер-человеком, дожил до 1000 лет и стал властелином мира. Увы, но данный факт подтверждают лишь слова самого незабвенного мистера Лонса, никаких же других обстоятельных аргументов найти не удалось. Также хотелось бы написать, что мисс Лефевр после данного инцидента стала девочкой-паинькой, каждый семестр набирала кучу баллов и становилась семикратной лучшей ученицей школы. И тут, как бы ни хотелось, с фактами снова не поспоришь. А такой характер, как у Рейчел, не погубишь, не пропьёшь. *** Что же случилось на следующее утро? Разбор полётов. В небольшом помещении библиотеки, казалось, собрался весь Хогвартс. Здесь были и профессора, и первокурсники (намёк понят?). Некоторые причитали, некоторые горевали, некоторые откровенно радовались тому, что летняя отработка по реставрации особо ветхих книг в запретной секции будет отменена. Один профессор в толпе откровенно халявил и смотрел в потолок. Одна первокурсница откровенно разносила в пух и пыль того человека, который устроил ЭТО в библиотеке. Заочно, разумеется. И, кажется, лишь тот самый "один профессор" отметил про себя, что девчонка недавно наложила заклинание невидимости на туфли, валяющиеся прямо под обломками одного из шкафов... И мирная жизнь в Хогвартсе продолжилась. Peace&love, no war. И пришёл конец ролевой, господа)



полная версия страницы