Форум » Запретный Лес » Запретный лес » Ответить

Запретный лес

Hogwarts: Запретный Лес во всей своей красе и опасности. Ходить в одиночку не рекомендуется не только из-за школьных правил. Неизвестно, кто прячется в его сумрачной тени..

Ответов - 184, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Серафина Лейн: Галерея за часами ---> День прошёл незаметно. Вернее, слишком заметно. Время категорически отказывалось идти быстрее, вопреки всяческим уговорам Сары. Девушка то и дело смотрела на часы, от чего замечала на себе встревоженные взгляды учеников. Почему она так ждала этой ночи? Ответ был предельно прост и ясен: Лейн, надеялась, что вторая подобная ночь принесёт в её жизнь ещё что-то, чего ей давно не хватало. А мысли, как часто говорят, имеют свойство материализовываться. Подобного девушка на себе не испытывала, но искренне верила в правдивость этого утверждения. Урок за уроком, и всё та же тема. Почему так часто в расписании попадается один и тот же курс? Издевательство. В последние часы учебного дня Серафина начала заговариваться, от, постоянно повторяющихся, определений и описаний. Ученики, на оговорки всегда идеального профессора, отвечали озадаченной улыбкой. Мягко говоря, её было не узнать. Бесспорно, это заметили многие. Прозвонил колокол в главной башне, означающий для Сары, конец утомительного дня. Пуффендуйцы, именно у них была только что Нумерология, бросали недоверчивые взгляды вслед убегающей вперёд всех из кабинета, профессора. Причём бежала девушка далеко не в Большой зал на ужин, а по направлению к Гостиной Пуффендуя, где хотела передохнуть хотя бы час, перед очередной ночной прогулкой. Вот бы это вошло в привычку… Лейн вошла в свой кабинет и, зевнув, опустилась на кресло, скинув туфли и привычно поджав под себя ноги. Через пару минут девушка уже сладко спала… *** Ровно час. Пронзительный звон будильника подействовал, ободряюще и Лейн мигом спрыгнула с кресла, пытаясь понять, где она и зачем спит в кресле. Осознание происходящего и произошедшего пришло не сразу. Едва опомнившись, Серафина завязала волосы лунного света, в высокий хвост, подхватила тёплую мантию и выскочила за дверь. Спешить было, вообщем-то, некуда, времени до назначенной встречи было не менее получаса. А Лейн боялась опоздать. Решив, что следует вести себя немного сдержаннее и не пугать учеников проходящих мимо, девушка перешла на быстрый шаг и через пару минут была уже у главных ворот. Те покорно отворились, пропуская Сару навстречу заходящему солнцу. Ещё пара минут и заката как не бывало. Серафина постояла в задумчивости пару минут и медленным шагом направилась к дальней аллее, где и оказалась спустя ещё несколько минут. Северуса ещё не было. Улыбнувшись собственной торопливости, которая была ей столь не свойственна, девушка удобно расположилась на наколдованном пледе у корней старого дерева.

Severus Snape: ...День ничем не отличался от других точно таких же дней: Северус Снейп провел несколько лекций для разных курсов - и несказанно удивился тому, что пара этих лекций порадовала его, чего не случалось довольно давно, после чего, проанализировав пару моментов, профессор пришел к выводу о том, что виноваты в том вовсе не знания студентов, а его собственное состояние, чему удивился еще больше; принял участие в собрании совета профессоров относительно нововведений в школе, долго разбирался с бумагами Слизерина (в этом ему немало помогла первокурсница Индиго, которая пришла на отработку и была усажена перебирать архив)... Порой он ловил себя на мысли о том, что делая то или иное дело, он задумывается, глядя в окно: погода на улице стояла удивительно ласковая, и солнце, которое и не думало уходить, проснувшись тогда, утром, и выйдя из-за гор, и внаглую светя в окна - в тех кабинетах, где они были, работать было невозможно: Северус все время отвлекался, пытаясь хоть как-то сосредоточиться, но свет был столь ярким, что это было практически невозможно. Обычно он заклинаниями захлопывал ставни, но сегодня этого совершенно не хотелось делать - и уроки, как ни странно, шли ровнее и спокойнее. Северус старался не спрашивать себя о том, что с ним происходит, потому что не был уверен, что хочет знать ответ. Но, тем не менее, то, как шел этот день, было столь необычно, что не задаваться такими вопросами было невозможно, и потому Снейп старался забываться, уходя в дела... Наконец все они были завершены. Проверив, на месте ли все слизеринцы, и убедившись в том, профессор запер двери на факультет заклятьем, и, проверив прилегающие коридоры и помещения, направился к выходу. Солнечный день сменился ясным вечером, и на темно-синем небе мерцали звезды. Снейп проверил, при себе ли пузырьки с некоторыми зельями, которые он отложил для похода в Лес еще днем, и, убедившись в том, что они на месте, отправился вдоль по парковым дорожкам, к опушке Запретного Леса. Вокруг было невероятно тихо, в замке постепенно гасли огни. В хижине Хагрида окна все еще светились, но это было неудивительно: лесничий ложился поздно. Снейп шагал по дорожке наедине со своими мыслями, вспоминая прошедшую ночь. И Серафину Лейн, с которой эта самая ночь была неразрывно связана. Весь день он отгонял мысли о ней, мысли, которые были и странно-светлыми, и раздраженными одновременно: все же ее решение идти с ним в Лес ему не нравилось, совершенно не нравилось. И, в то же время, он был почти рад этому решению. Снейп путался в собственных мыслях, как в полах школьной мантии много лет назад, и совершенно не представлял, что с этим делать. С этими мыслями он вышел на дальнюю аллею, в конце которой уже темнел Лес... И почти сразу увидел Сару: она сидела у корней дерева, думая о чем-то своем, на клетчатом пледе. И глядя на нее из темноты, Снейп внезапно поймал еще одно странное ощущение: то, как чуть потеплело на сердце при взгляде на девушку. Впрочем, это было секундным чувством: посерьезнев, он выступил из темноты, обращаясь к ней: - Как же я надеялся, что вы все же не придете, Серафина.

Серафина Лейн: Сара сидела у корней уже пару минут, а они казались вечностью. Почему время без этого странного, но такого близкого человека казались ей настолько долгими? А время с ним пролетало безжалостно незаметно? Что, вообще, происходит в этом мире двух людей? Столько вопросов, и не одного ответа. А ответы найти очень хотелось. Девушка вздрогнула, заметив фигуру, вышедшую из темноты. Северус. Сердце, отчего-то подпрыгнуло сделало сальто. И почему она так волнуется при виде этого человека? Сара посмотрела на часики. Пунктуален. Да она, вообщем-то, и не сомневалась. Улыбнувшись, Лейн быстро встала на ноги, и немного покачнулась. Сказалось почти полное отсутствие сна за сутки. Девушка неопределённо передёрнула плечом и взмахом палочки заставила плед исчезнуть. Магия не вечна. Безусловно, по виду Северуса с лёгкостью можно было сказать, что он не доволен, очень не доволен, решением Сары отправиться на очередную прогулку. Волновался? Хотелось бы, почему-то, в это верить. Лейн ещё раз беззаботно улыбнулась и серьёзным тоном обратилась к спутнику. - Что вы, как я могу отпустить вас одного в лес ночью? Не дождётесь. Девушка задорно улыбнулась, поправила волосы и отправилась прямиком в сердце Запретного леса.

Severus Snape: Это было слишком. Снейп, быстро зашагав вслед за ней, не постеснялся взять ее за плечо и развернуть к себе. Луна, взошедшая на чистом небосклоне, осветила лицо девушки - чистое, и такое...красивое? Впрочем, эти мысли также были нещадно изгнаны прочь: профессор, сурово сдвинув темные брови на бледном лице, заглянул ей прямо в глаза: - Сара, вы действительно уверены в том, что делаете, что собираетесь сделать? Я не стану скрывать, что волнуюсь за вас, потому что то, что я намереваюсь сделать, опасно. Он протянул руку за пазуху, и вытащил на свет божий пару пузырьков. - Видите эти зелья? Одно из них способно мгновенно парализовать существо, второе - это медленная смерть. Как вы думаете, стал бы я брать на прогулку в лес такие зелья? Разумеется, нет, ведь при мне волшебная палочка. Подумайте еще раз, Сара, действительно ли вы хотите того, что собираетесь сделать? Последние слова прозвучали почти отчаянно, как если бы Северус умолял ее не делать чего-то, чем она может навредить себе. Но взгляд Серафины был настолько уверенным, что вскоре пришлось отступить. Серьезно глядя на нее, он произнес, отпустив ее плечо: - Вижу, что вас не переубедить. Что ж, это ваше право, и моих сил хватит, чтобы защитить вас... Только я прошу вас: не убегайте больше вперед, если не хотите, чтобы я развернулся и отправился обратно в замок, оставив вас тут одну. С этими словами, Снейп убрал пузырьки с зельями обратно, и, взмахнув полой черной мантии, зашагал в темноту Леса...

Серафина Лейн: Лейн обречённо вздохнула и недовольно уставилась на руку Северуса, лежащую у неё на плече. Стало так тепло. Неужели он настолько волновался? Было странно ощущать чью-то заботу и чьё-то участие в своей жизни. Она привыкла быть одна. И она была счастлива, до того момента, как поняла, что на самом деле есть Счастье. Девушка отвела взгляд от руки и с интересом посмотрела на пузырьки с зельями. Вот что-то она всегда любила, так это зельеварение. С удовольствием, вспомнив, как варила Медленную смерть в поместье лет в 14, девушка улыбнулась. Взрыв тогда был впечатляющий. На слова профессора Серафина показательно фыркнула. - Я и сама вполне способна за себя постоять, - слова звучали бы убедительно, не будь вчерашней ночи, когда вполне взрослая и опытная волшебница не смогла справиться с боггартом. Но ночь была, к счастью. С уверенностью во взгляде волшебница посмотрела на Северуса. Это произвело должное впечатление и он, видно, смирился. Про себя, улыбнувшись, Лейн хитро произнесла: - Я в любом случае отправлюсь в Лес, с вами или без вас. Но вы же меня в любом случае не оставите, верно? - с детской ноткой наивности в голосе, буквально прошептала девушка и последовала за своим… хранителем? всё же, стараясь его не обгонять.

Severus Snape: Снейп уже прошел несколько шагов вперед, когда прошептал себе под нос: - Конечно же, не оставлю... - и обернулся, чтобы посмотреть, идет ли она за ним. Идет. Что ж... Запретный Лес надвигался черной громадой, расплываясь во мраке ночи. Ни единого огонька не сверкало меж деревьев, которые, казалось, стояли, плотно прижавшись друг к другу: Лес выглядел еще более зловещим, нежели прошлой ночью. Казалось, что всем своим видом он говорит: не входите, уходите... Но поворачивать было поздно. Серафина стояла рядом, но почему-то, ощущая ее близость, Снейп подумал о том, что она пережила вчерашней ночью, и о том, каково ей будет войти сейчас в Лес снова. "Перед кем тут рисоваться? Сейчас?.." - промелькнуло в мозгу, когда пришлось сдаться самому себе, и просто выпустить на волю настоящего Северуса Снейпа - более человечного человека, нежели привыкли видеть люди, человека, которого он спрятал глубоко в себе самом по своим же, личным причинам. И этот человек взял Серафину за руку. И только после этого они вместе шагнули в Запретный Лес. ...Если в парке было ясно, то между деревьями этого зловещего леса лежал туман. И стояла глухая тишина, в которой даже терялись звуки шагов. Снейп остановился, прислушиваясь к звукам Леса, но ничего не услышал. Оглянувшись на Серафину, Северус тихо произнес: - Что ж, будем предельно осторожны. ТАКИМ я этот Лес не помню. Слишком много....страха и тишины.

Серафина Лейн: Улыбнувшись ответу Северуса, девушка смело проложила путь, ступая в унисон со спутником. Не каждому человеку в этом мире Лейн была способна доверить свою жизнь. Да, речь шла именно о такой опасности, опасности для жизни двоих, только нашедших себя, волшебников. Что произойдёт этой ночью известно лишь госпоже Судьбе. Но вместе с человеком, который сейчас шёл рядом, девушка была готова на многое, потому что верила. Запретный Лес секунда за секундой, шаг за шагом, оправдывал своё название и свою «славу». Сегодня он был явно не в настроении и не хотел видеть нежданных гостей. Зрелище было… пугающим. Девушка отчего-то стала дышать через раз, будто боясь разбудить какую-то злую силу, способную нарушить хрупкое равновесие добра и зла этой ночью. Чем дальше они уходили в Лес, тем больше было сомнений в правильности решения относительно этой прогулки, хотя не меньше становилось и решительности. В Лесу обитали страхи. Свои девушка прогнала прошлой ночью, но кто сказал, что чужие страхи не могут нанести вреда? Девушка вздрогнула, почувствовав чьё-то прикосновение. Тоже необыкновенное тепло. Сара, невольно, крепче сжала руку Северуса. Стало спокойнее. Волшебники вышли на узкую тропинку, освящённую чарующим лунным сиянием. Сейчас луна, выглядывающая из-за вершин вековых деревьев, выглядела не менее зловеще, чем всё, что её окружало. Что, чёрт возьми, они вообще искали? Серафина стала внимательно всматриваться в темноту. Чувствовала профессор, что сейчас слишком тихо. Слишком. - Не нравится мне всё это, - шёпотом произнесла волшебница и вздрогнула от звуков собственного голоса.

Severus Snape: ..Туман, ползущий под деревьями, обступал со всех сторон - и порой Северусу казалось, что его дыхание застывает в этом тумане, осыпаясь на траву мелкими льдинками... Серафина шагала рядом, крепко ухватившись за его руку - и тепло ее руки хотя бы каплю согревало его, и порой казалось, что это тепло - единственное оставшееся, потому что с каждым шагом воздух вокруг становился все холоднее и холоднее, и тишина окутывала драной серой мантией... - Не нравится мне все это, - тихо произнесла Серафина, и Снейп, кивнув, стал прислушиваться снова. Ничего... пожалуй, даже слишком тихо. - Такое впечатление, будто вымерли даже страхи, населяющие Лес, - прошептал Снейп, крепче сжав руку Сары, чтобы придать ей уверенности. Казалось, что слова упали, имея вес, на траву - тяжело, гулко, отдавшись от каждого ствола дерева... И словно пробудили еще больший холод, и первые звуки, раздавшиеся в ответ: легкий шелест... Выхватив палочку, Снейп закрыл Серафину собой, оглядываясь. Никого не было, только туман, окружающий их... - Странно, - пробормотал профессор, зажигая голубой огонек на конце палочки и освещая им вокруг, пытаясь разогнать туман. - Мне показалось, будто... И в этот самый миг он увидел то, что издавало шелест. ...Казалось, будто по траве шагает невидимый ледяной дух, потому что шелест издавала именно она, скукоживаясь и хрупко ломаясь, застывая, покрытая коркой льда... И стволы деревьев также ледянели под натиском какой-то неведомой магии. Стремительно приближаясь, ледяной порыв вымораживал все вокруг, мчась на волшебников. - Expe.... - пытался выкрикнуть Снейп, отражая невидимую атаку, но горло словно перехватило удушливым льдом. Откашлявшись, он снова поднял палочку: - Pro.... - и снова закашлялся... - Бежим, скорее....- прохрипел он через пару мгновений, схватив Сару за руку и увлекая за собой куда-то вглубь леса - а позади стремительно вымораживалось все, что их окружало, словно ледяная стихия преследовала их...

Серафина Лейн: Страх неизвестности окутывал и сдавливал, затрудняя дыхание. Будто обволакивая всю девушку омерзительным и липким холодом. Словно они шли навстречу чему-то главному, страшному и холодному. Да, безусловно, холодному. Леденящему тело, душу и сердце любого. Туман, возникший довольно внезапно, не предал уверенности, и Сара ещё сильнее вцепилась в руку Северуса. Сейчас он был рядом. И только одному Мерлину известно, то с ними будет через пару секунд, минут, часов… Время, казалось, замёрзло, как и… Не успела Лейн ничего сообразить, как перед ней предстала причина всего происходящего. Что это было – описать девушка не могла, да и особого желания вдаваться в подробности не было. За миг мало, что успеешь решить. У Северуса была превосходная реакция, и он тут же потащил шокированную девушку в глубь леса. У Сары в голове промелькнула безумная мысль, полная отчаяния – упасть в обморок, а потом уже будь что будет. А ещё лучше – забраться в тёплую кровать и накрыться шерстяным пледом и все страхи в момент вернуться в царство, дверь в которое под той же кроватью… Серафина нервно выдохнула, издав тихий звук безнадёжности, и стала судорожно что-то придумывать, пока Северус утаскивал её всё дальше в лес. Иного выхода у него не было. Девушка споткнулась о корень замёрзшего дерева и в ужасе обнаружила, что чем дальше они уходят, тем холоднее становится. - Северус, на право! – крикнула Лейн и сама дёрнулась в нужную сторону, где, по виду, было не так холодно. Лучшим вариантом против льда, безусловно, был огонь. Но не поджигать же лес! Сара вытащила палочку и взмахнув ей произнесла – Insendio! Очерчивая небольшой полукруг на земле, вокруг себя и Северуса. Сухая трава мигом вспыхнула. Пожара не будет – через пару минут сюда доберётся это чудовище и огонь потухнет. Но есть несколько минут, чтобы понять, что делать и немного отдохнуть. Да и Северусу, похоже, досталось. Девушка села на землю около полыхающего огня, потянув за собой Северуса, и озадачено заглянула в глаза, инстинктивно бережно убирая прядь тёмных волос с его лица. - Вы как? Говорить можите?

Severus Snape: ..Ветви деревьев, свисающие почти до земли и путающиеся в тумане, хлестали по телу, по лицу, но Снейп почти не замечал их, изредка ударяя по ним заклинанием, чтобы убрать с пути. Они бежали сквозь молочно-белый туман, а ледяная неизвестность гналась следом. Крепко держа за руку Серафину, он мчался куда-то в темноту, пытаясь думать на ходу о том, что происходит и что делать... Серафина показала себя молодцом: резко свернув вправо, создала огненное кольцо вокруг них: пусть и временная, но преграда злу... Снейп почти упал на колени в кругу, который их защищал: было нечем дышать, и он схватился за горло обеими руками. Огонь, окружающий их, постепенно согревал, и в ответ на вопрос Серафины удалось выдавить из себя: - Кажется, да... если бы знать, чем по мне ударили... Подняв глаза на нее, Снейп внезапно осознал, что она находится совсем рядом, и как раз убирает руку от его лица. Этого он не ожидал и попросту не знал, как вести себя в ответ - жизнь не баловала его ласками. Но, как всегда, вмешался случай. Через пару мгновений вокруг кольца выросла, ударившись и взревев, ледяная стена, которая не могла проникнуть сквозь защиту - и через несколько секунд они оказались окружены шипящим водяным столбом, который, взлетев куда-то вверх, рухнул на землю - и почти сразу исчез... И через пару мгновений тишины Северус понял, что обнимает Сару, закрывая обеими руками, а вокруг шипит почти потушенный, но все же еще живой огонь, а земля залита водой. Туман исчез, и в лесу пахло, как после дождя. Вот только по-прежнему было холодно, и ощущение ужаса, наполнявшего лес, никуда не делось... - Серафина...Сара...вы меня слышите? - Снейп разжал объятия, освобождая профессора Лейн и глядя на нее, далеко не будучи уверенным, что с ней все хорошо: сердце стыло от таких мыслей.

Серафина Лейн: Сара нервно сглотнула, видя, что Северусу, как бы он не говорил, плохо. Что делать, девушка не знала. Она понятия не имела, что происходило сейчас и, что за заклинание было на него наложено, поэтому девушке оставалось лишь крепче сжимать его локоть и нервно теребить край мантии. Страх того, что сейчас с ними может случиться, что-то страшное исчез, девушку гораздо больше волновало, что будет с Северусом. Выглядел он не важно. То ли от напряжения, то ли от ещё чего-то. Лейн заглянула в бездонные глаза профессора Снейпа. Мерлин! Как же она перепугалась за него. Сару всегда учили сдерживать свои эмоции и порывы. Держаться положенного протокола и быть «истиной леди». Как же она это ненавидела. Всё, вплоть от идеальной одежды, до учтивых неживых улыбок. Сейчас это, почему-то, пришло на пользу, и Лейн не растерялась. Вера в то, что огонь от простого заклинания в купе с двумя бьющимися сердцами имеет большую силу, чем невероятная ледяная магия, способная, по виду, превратить этот мир в кусочек льда, сыграла главную роль. Что точно происходило, девушка не видела, она сидела спиной к тому месту, с которого надвигалась стена холода. Непредусмотрительно, но практика последних суток показала, что ошибки Сары идут на пользу. Кому? Это ещё вопрос. После было громкое шипение, от которого хотелось сбежать всё туда же – под тёплый домашний плед, а потом невероятное тепло, тепло человека, который сейчас её крепко обнимал и прижимал к себе. Внезапно их окатило…водой? Ах, ну да, огонь и лёд порождают любимую стихию девушки – воду. Только, был этот поток слишком неожиданным и Лейн, с испугу вскрикнув, нахлебалась воды, после чего стала задыхаться, пытаясь хоть как-то откашляться.

Severus Snape: ...Самые страшные опасения сбывались: Серафина задыхалась, кашляя, фыркая и хватаясь за него руками. Она явно нахлебалась воды, и просто чудом было то, что он успел взглянуть на нее, прежде чем она задохнулась... Дальше нужно было действовать не на хлещущих через край эмоциях - дикий страх за то, что она может погибнуть, Снейп просто постарался загнать как можно глубже, а на здравом рассудке, который, как и прежде, подчинился его воле. Можно было прибегнуть к способам маглов, но у Снейпа в руках была волшебная палочка. Серафина уже начала терять сознание, когда, держа ее легкое тело на одной руке, он направил палочку другой рукой ей на грудь, и тихо произнес заклинание. Девушку согнуло, ее тело замерло на миг, после чего прошло бесконечно длинное - для него, а на самом деле крохотное мгновение, когда она вовсе не дышала... ... а потом дыхательные пути очистились, освобожденные пусть и грубой, но действенной магией. Серафина снова могла дышать. И только после того, как он убедился в том, что больше ей ничего не угрожает, профессор бережно обнял ее снова, укачивая, как ребенка. За годы он забыл, как это - обнимать человека, когда боишься за него, или просто хочешь согреть, последний раз это было до того, как... ...до того, как они с Лили поссорились... Но сейчас годы не имели значение, важно было то, что с профессором Лейн все было в порядке. - Все хорошо, Сара, - он так и говорил, держа ее на руках. - Все уже прошло, все хорошо...

Серафина Лейн: Секунды отдавались в голове приглушённым эхом. У висков пульсировало невыносимое напряжение и ощущение того, что ещё секунда и всё закончится. Нам всегда хочется верить, что когда наша жизнь закончится, хоть на миг свет мира погаснет, будто провожая в последний путь и соболезнуя. Что вдруг всё плохое остановится и, возможно, одумается, что зла на свете станет меньше. Но этого не происходило и не произойдёт. Мир, будто не замечает ушедших душ, и всё продолжает идти своим чередом, только для некоторых людей, чьим миром был ты, наступает момент живой смерти. Ты не умираешь, но умирает часть тебя… В глазах девушки потемнело, и она разжала руки, которыми до этого крепко вцепилась в плечи Северуса. Для чего? Вероятно, хотела чувствовать поддержку и надежду. Сколько времени прошло до того, как Лейн хорошенько встряхнуло заклинанием, она не знала. Может час, может секунда, может вечность. Девушка открыла глаза. Она всё ещё в этом мире и перед ней сидит обеспокоенный профессор Снейп. Сара всхлипнула и окончательно откашлялась от воды, смутно понимая, где она и что с ней. В глазах неприятно рябило. Кто-то бережно притянул её к себе и обнял. Девушка, наконец, свободно вздохнула и убрала мокрые волосы с лица. Использовать магию для сушки мантии и волос она не собиралась – не любила неестественность. Поэтому лишь чему-то улыбнулась и отстранилась от Северуса. - Со мной всё хорошо, не в первый раз принимаю неожиданные водные процедуры. Спасибо за… спасение, - отчего-то смеясь, произнесла Серафина и только сейчас поняла, что этот человек спас ей жизнь. Во второй раз. Профессор задумчиво уставилась в землю, а потом вдруг резко подалась вперёд и обняла мужчину, тихо прошептав, очередное «Спасибо».

Severus Snape: Слишком много объятий для пары минут: Снейп слегка оторопел. Он давно отвык от этого проявления человеческого тепла, благодарности, симпатии, и сейчас чувствовал себя странно и необычно. В конце-концов, последние объятия до этих в его жизни были так давно, что он, хотя и помнил каждое мгновение тех объятий, все равно отвык до непривычности. Впрочем, это были лишние мысли: его сейчас обнимала, благодаря, Сара, которую он мог так легко потерять всего минуту тому назад - и это было самое главное. - Ну. что вы... не стоит благодарности, разве я мог поступить иначе, - пробормотал он ей в ответ, проводя рукой по волосам - и тут же убирая эту руку, только заметив, что он делает. Нужно было прийти в себя, и время не ждало: огненный круг потухал, а страхи и не думали покидать это место. - Сара, как бы там ни было, нам с вами нельзя оставаться на этом месте, нужно куда-то идти... назад или вперед, но главное - не стоять. Знать бы еще, где мы с вами находимся? Чувствуя неловкость от сложившегося положения и мысленно ругая себя, Снейп отстранился и поднялся на ноги. Протянул руку Саре: - Постарайтесь подняться, в противном случае придется нести вас на руках.

Серафина Лейн: …Миг. Всего лишь миг. Это так много и так мало. Девушка улыбнулась и старалась не дышать, чтобы не спугнуть тот самый миг. Миг чувства защищённости, тепла, нежности, заботы. Того, что она уже так давно не чувствовала. Но на то он и миг, чтобы появиться и опять исчезнуть, словно солнечный зайчик, растопив что-то в наших сердцах. Но возвращалась суровая, слишком суровая сейчас для двоих волшебников, реальность. Где-то поблизости была опасность. То, что надвигалось на них, потеряло силы, но не все. Да, что там «не все», совсем маленькую часть той огромной мощи. Всё же не зря «Инсендио» проходят ещё на младших курсах. Здесь необходимо что-то более сильное. Лейн вздрогнула, когда Северус отстранился. Она уже стала привыкать ощущать его рядом. На помощь вновь пришёл здравый смысл. Ведь они не знают, где находятся, насколько далеко ушли от Школы и вообще что происходит в лесу, так почему бы, не посмотреть? На вопрос Северуса Серафина встала и искренне ему улыбнулась. Искренне. Как не улыбалась почти не кому долгие годы… - Ну что вы, Северус, со мной всё прекрасно. Я способна и ходить, и бегать, и… - девушка не закончила, схватившись за третье «и». – Профессор, а вы давно летали? – в глазах Сары бегали озорные искорки, не предвещающие, обычно, ничего безопасного или спокойного. – Ведь сверху мы сможем разглядеть, где находимся и, что тут происходит. Правда, темно, но думаю, сферы света направленные чуть ближе к земле нам помогут. Неподалёку что-то неприветливо захрустело и зашумело. Лейн дёрнулась в сторону, прячась за спину мужчины и доставая палочку. - Accio мётлы! – выкрикнула волшебница. Теперь оставалось только ждать и надеяться, что соотношение расстояния и скорости будет на их стороне. И мётлы будут здесь немного раньше, чем «что-то», что вселяло страх, которого лучше было избегать.

Severus Snape: Сначала Снейп слегка потерял дар речи от ее непосредственности, когда она заговорила о полете, и приготовился было прочесть лекцию на тему непрактичности такого шага, а потом просто рассмеялся: слишком живыми были ее глаза, и слишком живо было все то, что происходило с ними. С детства Северус не был склонен к хулиганству или необдуманным поступкам, а с некоторых пор охрана безопасности тех, кто ему был дорог, стала для него превыше развлечений и прочих безумств. Но сейчас он вдруг почувствовал себя почти мальчишкой, которому когда-то так и не позволил.. ...повзрослеть? Лишенный нормального детства, развлечений и шалостей, он запер его в себе, и так и не повзрослел в чем-то. И, будучи взрослым волшебником, обладая умением безо всяких метел передвигаться по воздуху, он вдруг захотел взмыть в небо на метле. И все благодаря Серафине Лейн, девушке, которую он воспринимал исключительно как коллегу - до вчерашней ночи. ...Впрочем, сегодня фортуна и счастье явно были не совсем на их стороне. Они яростно спорили с бедой - и поток радужных мыслей на тему счастья и метел был прерван резко и грубо: затрещали кусты. В этот самый момент Серафина выбросила руку вверх и призвала метлы заклинанием. Казалось, что их мысли пересеклись: оставалось лишь надеяться, что метлы успеют раньше, нежели это нечто вырвется к ним навстречу. С конца палочки, сжатой в руке, сорвалось несколько алых искр. Казалось, что воздух сейчас рухнет на них - такое стояло напряжение, когда маги, вооружившись волшебными палочками, стояли, ожидая неизвестное. Секунды казались минутами, минуты - часами. Треск в кустах умолк, но эта тишина была хуже треска, уж лучше бы трещало и ревело. - Не в добрый час мы пришли сюда, Сара, - прошептал Снейп, держа наизготове палочку. И в этот самый момент инферно прорвалось: дикий ветер вырвался с той стороны, где находились кусты, и показалось, будто из тумана, разодранного этим ветром, сплетаются живые тени, летящие к ним, протягивающие к ним призрачные, грозные руки... Снова пережало воздух в горле, стало нечем дышать, и невозможно было произнести заклинание - даже вербально, потому что мысли путались, смятенные удушьем. И в тот же миг с тихим гулом сквозь туман прорвались метлы... Вернее, метла. Одна летела впереди другой, когда вторая, запутавшись в тумане, заметалась из стороны в сторону, словно ее перебрасывали из одних рук в другие, и, словно устав, вдруг провалилась в серый туман. Серое удушье отвлеклось на неожиданный объект, попавший к нему в лапы, и Снейп снова смог дышать: обхватив Серафину за талию одной рукой, другой он схватился за древко метлы, и та взмыла вверх...

Серафина Лейн: Девушка зажмурилась, стараясь не думать о том, что там, в кустах, прямо перед ними. И почему всё неизвестное уже который раз прячется в кустах? Лейн не по ситуации усмехнулась. Девушка часто реагировала на некоторые сюрпризы Госпожи Судьбы улыбкой или звонким смехом. Сейчас же на лице Серафины отразилась лишь тень, обычно лучезарной улыбки. Да, прямо перед ними пугающая, удушающая и неимоверно-холодная неизвестность и радоваться, казалось бы, нечему. Но если так происходит, так и должно происходить, а если бы им было суждено умереть. Они бы погибли ещё прошлой ночью. Этот Страх живёт тут, судя по всему, не первый день и даже месяц. Слишком уж он был велик и опасен для «гостя». Страх Лейн, почему-то, переходил для неё в какую-то игру. Только вот игра называлась Жизнь. Она, безусловно, боялась, но уже не так панически. Было как-то легче. Может против страха помогает тоже, что и против боггартов – смех и счастье? Отсутствие страха перед Страхом. Мётлы, всё же, прилетели несколько позже и не в полном составе. Любимая метла Серафины, сейчас болталась в воздухе, не долетев пары метров до хозяйки, словно невидимые путы сдерживали её. Лейн возмущённо надула губки. Она безумно любила свою метлу, хотя и без неё могла спокойно обходиться. Но девушка обожала летать именно на своей метле. - Только попробуй с ней что-нибудь сделать, и я тебе... – возмущённо-опасным тоном заговорила волшебница в неизвестную пустоту, но была уверена, что её услышат. Пара секунд и мимо пронеслась вторая метла, прямо в руки Северусу. Сара хотела, было перехватить её, но не тут то было: в который раз девушка убедилась в безупречной реакции профессора зельеварения. Только вот метла одна, а… - Ай! Северус! – мужчина быстро обхватил её за талию и, ловко запрыгнув на метлу, взмыл вверх. Шокированная таким поворотом событий девушка не растерялась и устроилась на метле позади Северуса, ухватившись за его плечи, чтобы не упасть. Встряхнув головой и опомнившись, что это не прогулочный полёт, девушка достала палочку из кармана мантии и послала несколько светящихся сфер к земле. - Что за… Не прошло и пяти секунд, как тот же неведомый тёмный липкий холод окутал светящиеся шары и скрыл из виду. Лейн пару раз моргнула и поёжилась. Благо, «оно» ещё не умеет летать.

Severus Snape: - Это какая-то чертовщина, просто какая-то невидаль, - проговорил Снейп, когда они поднялись максимально высоко, чтобы то, что было внизу, не могло их достать, взмыв над деревьями: Запретный Лес был прямо под ними, и теперь хорошо было видно то, что напугало их и "захватило" метлу Серафины (что говорило о разуме и том, что оно вполне физиологично...): словно сгусток липкого серого тумана, оно клубилось внизу, растекаясь руками-щупальцами по доброй части Леса. - Вот, значит, что это был за туман, - задумчиво произнес профессор зельеварения, глядя вниз. Метла парила на огромной высоте, но Снейп был привычен к полетам и куда больше беспокоился за мисс Лейн, нежели за себя, в случае чего. - Как вы думаете,что это, Сара? Я даже подозрения не имею. Такое чувство, будто это - клубящийся страх, оживший ночной кошмар... я не знаю, что и думать. В любом случае, оно опасно. Они поднялись еще выше, метла медленно плыла под звездами, которых оказалось почему-то очень много, а Луна, которая, казалось, находилась совсем рядом, окрашивала Лес и замок, громадой высящийся неподалеку, в серебристые цвета, как чистое зеркало, как...волосы Сары. - Смотрите, мисс Лейн, - тихо проговорил Снейп, - как интересно. Там внизу - дикая опасность, живой страх. Здесь наверху - тишина, покой и такая невероятная красота, что я боюсь в нее поверить. Однако, эта тишина не отменяет опасности, а опасность не отменяет того, что где-то вне нее - тишина... Так странно и так понятно. Законы жизни, не зависящие от нас... Говоря это, он смотрел на звезды, стараясь хоть на миг забыть об опасности.

Серафина Лейн: Лейн смотрела на небо, стараясь отвлечься от всего. От того, что под ними нечто странное, но вполне реальное, это, даже, не сгусток какой-то энергии, что вполне может быть. От неизвестности. От страхов. От боли и бед. Сейчас она была готова лететь куда угодно. К звёздам, к Луне, к ветру. Лишь бы не вниз. Вид очаровывал и захватывал дух. Они, видимо, перелетели какой-то защитный «колпак», который окутывал школу и окрестности и сейчас звёзды и луна, будто, стали лучше видны. А может они, просто были рады вновь видеть Сару и Северуса.… Но происходящее внизу беспокоило. - Северус, я не знаю. Правда не знаю. Ни в одной из книг этого нет, а уж на практике я точно с таким не сталкивалась, – полушёпотом ответила девушка, боясь спугнуть с неба сияющие звёзды. Она непременно навестит домашнюю библиотеку и перелистает хотя бы малую часть книг. Многое из прочитанного, всё же, забывается. Лёгкий порыв ветра сбросил на лицо белокурую прядь. Лейн резко выдохнула и сдула её на бок, всё же боясь отпускать руки. Правда, Северусу, наверно, было не очень удобно управлять метлой, когда сзади кто-то вцепился в плечи. Девушка робко переложила руки ему на пояс и ещё раз взглянула вниз – картина та же. Существо всё ещё «исследовало» метлу. - Что нам делать? Я, конечно, не против, провисеть в воздухе всю ночь, любуясь на звёзды. Быть может к утру, оно исчезнет. Но на следующую ночь явно будет сильнее. – Серафина вздохнула и сцепила руки в замок на поясе мужчины.

Severus Snape: - Звезды так рядом - это безумно красиво, - задумчиво ответил Северус, крепко держась за древко метлы, которая почему-то не желала вести себя спокойно, правда, периодически зависая и успокаиваясь, - я и сам бы с удовольствием провел тут остаток ночи, любуясь на них - не так уж и часто мы себе это позволяем. Но то, что творится внизу, меня, хм, беспокоит. Он посмотрел на "нечто", клубящееся молочно-густым туманом среди сосен, из которого то появлялась, то исчезала метла Серафины (метлы были совершенно одинаковые, как ни странно это было, однако свою Снейп почему-то узнал и почувствовал сразу). - Несмотря на то, что лес - запретный, сюда частенько ходят наши студенты. Хагриду не удается отследить всех и вся, да и мы не всесильны. Вы только представьте, что будет, если... А что именно "если", Снейп уточнять не стал, да и не нужно это было: все и так было понятно. - Я пойму, Сара, если вы сочтете меня окончательно рехнувшимся и столкнете с метлы, - в голосе его проскальзывали нотки сарказма, - но о краткое время, за которое я успел изучить вас хотя бы поверхностно, дает мне основания думать, что вы так не поступите и поймете меня. Это нужно изучить и, по возможности, уничтожить, чего бы это ни стоило. Если это окажется сложно, придется звать на помощь и разбираться уже серьезно. Мы не можем подвергнуть учеников такой опасности только потому, что двум взрослым преподавателям стало страшно... Звезды сияли тихо и ярко, и казалось, что происходящее внизу - это только сон, увиденный во сне. Однако, это было реальностью, и единственным источником тепла для похолодевшей от перспектив развития событий душе Снейпа были руки Сары, обхватывающие его за пояс...

Серафина Лейн: Она прекрасно знала продолжение этого «если», и осознание его в данной обстановке было чудовищно. На миг, представив, что на месте её метлы сейчас кто-то из учеников или прочих обитателей школы, девушка зажмурилась, надеясь отогнать страшные мысли, которые так и лезли в голову. Ситуация не была безвыходной, просто вариант «улететь и будь что будет» отпал сразу. А звёзды на небе всё сияли. Так ярко и так непринуждённо, будто не замечали и не чувствовали того, что происходит под ними. Они были высоко, какое им дело до «земных» проблем? Словно услышав мысли Сары, звезда, сверкающая прямо над ними, дрогнула и стремглав полетела вниз, оставляя за собой след волшебного сияния. Лейн никогда не загадывала желаний. Может быть, только когда была совсем маленькая. Не загадала и сейчас, не потому что не верила в его исполнение, а потому что до сих пор не могла осознать, что всё происходящие – реальность. Северус, похоже, опомнился раньше от завораживающих звёзд и решил действовать. Им, действительно, придётся спуститься. Девушка это поняла, ещё там, внизу, когда им навстречу летела всего одна метла. После слов Северуса Лейн отчаянно сдерживала себя, чтобы не дать ему подзатыльник. За что? За то, что он когда-то мог подумать, что Серафина столкнёт его с метлы. И за совершенно непонятное слово, применённое к ней – «изучение». Сара и сама часто изучала людей, но не знала, что звучать это будет так… обидно? Нет, не обидно, просто как-то не правильно. Изучить профессор хотел и то существо, которое, наконец, отпустило метлу и как-то затихло. Значило ли это, что и то «существо» внизу и сама девушка для него одинаковы? Объекты изучения? А ещё, ему тоже было страшно… Мысли путались и сбивались во что-то единое, заставляя делать неправдоподобные и порой глупые выводы, а потом опять рассыпались и мешали Саре сосредоточиться. Обо всём происходившем и сказанным тут, на метле, зависшей под звёздами, она подумает позже. Когда будет одна. А сейчас нужно было действовать. - Так чего мы ждём? Летим вниз, - без тени сомнения или страха в голосе сказала девушка и, расцепив руки, нащупала в кармане мантии палочку. – И, к слову, если бы я хотела столкнуть вас с метлы или просто убить, я бы сделала это более изощрённым и действенным способом. Вы же всё равно не упадёте на землю, а значит мне это не выгодно. Тем более, лишать школу хорошего человека и преподавателя, я не согласна, – иронично заметила Серафина и вновь обхватила Северуса за пояс. Она, естественно, боялась. Но пыталась скрыть свой страх под маской решительности. Просто не хотелось, чтобы Северус помимо учеников, заботился ещё и о Серафине. В такие моменты человек может растеряться, а этого не должно произойти.

Severus Snape: "Иногда стоит вернее подбирать слова, идиот!" - мысленно ударил себя по лбу профессор, осознав вдруг причину ироничности слов Серафины. "Изучил! Пора уже возвращаться в мир живых, дорогой Северус. Лили не порадовалась бы, если бы узнала, что ты и людей хотя бы на словах, но приравниваешь к объетам исследований, пусть даже это и не так!" - Я не сомневаюсь, Сара, - это он произнес уже вслух. - И простите меня за... за то, что я иногда не умею подобрать нужные слова. Просто я волнуюсь, и - не за себя,- он обернулся, насколько это было возможно в его положении на метле, и посмотрел на нее. - За себя мне нечего волноваться. Может показаться странным то, что я скажу, но я прошел уже столько...неприятных и сложных моментов, битв и прочих неприятностей, что давно уже забыл, что такое - волноваться за себя. Но волею судьбы рядом со мной сейчас вы, и я не могу не думать о вас. И я очень прошу вас быть осторожной. И если все сложится так, что придется бежать - бегите, зовите на помощь, словом - спасайтесь. Но все же если, - он неожиданно посмотрел на звезды, так, как смотрят люди, которые больше всего на свете хотят, чтобы их услышали, надеясь на чудо, - если все же можно загадывать, то пусть будет так, что этого не придется делать ни вам, ни мне. Может быть, это было видно и внешне по его глазам, но по ходу того, что Северус говорил, голос его теплел, потому что теплело и сердце. Давно, очень давно он позволял себе произносить подобные речи, да и что тут говорить - единственная женщина, которой он говорил когда-либо что-то подобное, погибла много лет назад. После ее гибели Снейп закрылся, заколотил в душе все хорошее, что в ней было, всю ее живость, все тепло, и не думал, что когда-либо придется отрывать приросшие уже доски. Это было больно и тяжело, но, тем не менее, пришлось, потому что в противном случае, он боялся, что-то важное могло пройти мимо... Тогда не удалось заколотить единственное - горячность характера; удалось лишь скрыть ее за внешней холодностью, что основательно подпортило характер волшебника. Теперь же эта адская смесь норовила или испортить жизнь окончательно, или же с ней нужно было что-то делать, и не позволить этому нарыву заразить весь организм... Северус медлил. Это было понятно. Там, внизу, могло ждать все, что угодно. Здесь, наверху, все еще была жизнь, была вечность, могло быть счастье. Здесь еще можно было что-то делать и о чем-то говорить. И потому он медлил...

Серафина Лейн: Надо же, Сара ведь и подумать не могла, что он станет извиняться. Да что там извиняться, что он вообще осознает, что задел девушку. Это было странно. Он даже не использовал легилименцию, если бы использовал, Лейн бы почувствовала. Удивительный человек. Девушка улыбнулась, видя неловкость Северуса и его отчаянные попытки развернуться к ней. - Ещё пол оборота и вы свернёте шею. Ещё один безголовый или почти безголовый призрак нам не нужен, – заметила девушка и посмотрела в глаза человеку, сидевшему перед ней. Она все ещё не могла его понять. Пыталась как-то предугадать его поступки, действия, слова. Доказать самой себе, что он как все. Но Северус всегда поступал «не по протоколу» и эти его слова были неожиданность. – Я вообще редко подбираю нужные слова, поэтому не волнуйтесь, всё в порядке. Лейн повторно сдула с лица надоевшую прядь волос, не желая расцеплять руки и попросту заправить волосы за ухо. Северус Снейп же, похоже, недостаточно хорошо изучил девушку, раз подумал, что она сможет куда-то убежать, пусть даже за помощью, и оставить его. Она скорее встанет как вкопанная, или придумает что-нибудь, чтобы защитить их обоих. В опасных ситуациях Лейн, почему-то, быстрее находила выход. - Я же вас всё равно не оставлю. Так что не надейтесь избавиться от меня с помощью какого-то подозрительного существа, - улыбаясь, произнесла девушка, смотря на звёзды. – Всё будет хорошо. Как никогда хотелось верить в собственные слова. И она верила, ведь вера, порой, творит чудеса? А время неумолимо бежало вперёд, оставляя позади надежду на волшебное исчезновение существа. Оно сейчас, видимо, придумывало план, как бы добраться до двух волшебников, зависших в небе над ним, поскольку как-то подозрительно затаилось и притихло. До нынешнего момента решительный Северус… медлил. Естественно, каждому хочется хоть на миг отодвинуть встречу с Опасностью и Неизвестностью, но затягивать не было смысла. Лучше сейчас, чем потом, когда будут сказаны слова, заставляющие ещё хоть немного дольше побыть в воздухе. Девушка бестактно уткнулась лбом в спину Северуса и тихо пробубнила. - Ещё пара минут в воздухе и у меня онемеют ноги. Ночь далеко не тёплая. Летим.

Severus Snape: Она не поняла, почему он медлил... Что ж, наверное, и не нужно было - ничего в этом мире не происходит просто так, в конце-концов, и за эти две ночи Снейп в этом убедился от и до. Он все еще не отвернулся, и, пока она говорила, смотрел на нее. А потом понял, что момент, когда взгляд зацепляется за другой взгляд, затянулся... Взгляд получился слишком долгим. После таких в магловских кинолентах обычно происходит или невероятное признание, или же долгожданный для зрителя поцелуй. Коротко усмехнувшись, Северус поспешил отвернуться. Потом ухватился покрепче за метлу, направляя ее вниз, и произнес: - Ну тогда держитесь, Серафина, - после чего метла, сорвавшись с места, рванула вниз, прямо на белое нечто... Держа метлу одной рукой, придавая ей направление, Снейп вел ее вниз на полной скорости. Ветер трепал волосы двух волшебников, трепал мантии, словно крылья, а белое нечто внизу словно не замечало их, отвлеченное на что-то свое... Очень осторожно волшебник отпустил одну руку, держа метлу второй, и вынул из кармана мантии палочку, направляя ее на существо. Еще немного, еще чуть-чуть... Должно быть, существо так и не поняло, что произошло, когда метла с двумя пассажирами "на борту" на полной скорости влетела внутрь белого тумана. Во всяком случае, оно даже не попыталось поймать их на подлете: вероятнее всего, скорость их была выше скорости его реакции. ...Молочно-белое марево окружало волшебников, которые зависли на метле в самом, казалось, центре существа. Едва различимые тени внутри его давали понять, что оно не такое пустое, каким кажется. Здесь было тихо и спокойно, словно... ...словно в кошмарном сне, из тех, где человек долго-долго бредет в тумане, слышит голоса. А потом переходит на бег. И его начинают преследовать кошмары. И только волей собственного разума можно вырваться из этого тумана, сказав себе во сне - "я всего лишь сплю, это только сон". Вот только это было не сном, а было реальностью. И сейчас внутри этого белого существа начало нарастать напряжение, и оно словно стало прозрачнее, явственнее. И тени обрели четкие очертания. И, увидев, что это за тени, Снейп потерял дар речи... Это были студенты, его студенты. Спящие сейчас в своих постелях. Лицо каждой из теней было знакомо ему очень хорошо. Тени, вернее, их хозяева, спали сейчас в замке крепким сном, но был ли этот сон спокойным? Разговаривать было нельзя, и впервые за две ночи Северус возблагодарил небеса за то, что судьба свела вместе двоих сильнейших легилиментов. "Сара", - произнес он, обращаясь к ней на ментальном уровне. " - Я понял, что это...я уверен, что и вы уже поняли, что это такое... Помните, мы говорили о том, что детей что-то страшит, что уровень страха зашкаливает, и никто не может понять, что же навевает этот страх? Мы с вами - в самом центре источников этих страхов. Страшные сны, которые они сейчас видят, лежа в своих постелях, навеяны - этим. То, что дети плохо учатся, не высыпаются, тревожатся, чего-то боятся - это все оно. Оно владеет ими, а питается....а питается их растущим, необоснованным страхом! Понимаете?.. Замкнутый круг, который необходимо разорвать!" Напряжение вокруг нарастало. Необходимо было срочно принять решение, действовать быстро... Проснуться и сказать: это только сон. Мне не страшно. И сделать это - во сне...

Серафина Лейн: Зависшая в воздухе метла резко сорвалась с места и полетела вниз, заставляя девушку крепче сжать руки в замок и закрыть глаза. А ведь в школе она была одной из лучших по Полётам, а сейчас просто боялась высокой скорости и того, что ждало внизу. Хотелось замедлить полёт, или резко сменить направление. Куда угодно, лишь бы подальше. Но было нельзя. На них совести будет, если что-то случится со студентами. Приближаясь к существу, Серафина почувствовала холод и страх. Только страх был не её, а чей-то. Какой-то отстранённый и чужой. Боялось само существо? Вряд ли. Тогда что? Лейн накинула на голову капюшон. Всё тот же детский жест – спрятаться под чем-то: под одеялом, пледом, капюшоном…. Всё та же логика: я не вижу – не видят меня. Девушка наивно полагала, что с существом они будут бороться снаружи. Северус решил иначе и направил метлу прямо в «сердце» белой субстанции. Лейн задержала дыхание, словно погружаясь в воду, хоть это было и не нужно. И, оказавшись внутри существа, издала тихий вздох отчаяния. Она знала что это. Догадки были ещё с самого начала, только «оно» вело себя как-то странно, не как написано в книгах. Но, как известно, теория часто отличается от практики. Это был Кошмар. Да, кошмар, бывает, обретает и вот такие очертания, вполне естественные и от этого ещё более пугающие. Бороться с ним сложно, но возможно. Надежда, безусловно, есть. Серафина нервно моргнула, когда увидела очертания спальни пуффендуйцев и самих её обитателей, мирно спящих на своих кроватях. Она никогда не позволит, чтобы с ними что-то случилось. Никогда. Профессор вздохнула и медленно вынула из кармана мантии свою палочку, крепко сжимая её в руке. Мало ли что может произойти? Неизвестность. Страх. Девушка совсем забыла, о том, что рядом Северус и вздрогнула, когда в голове зазвучал его голос. Легилименция. Полезное, однако, умение. Хоть в чём-то можно поблагодарить отца. Именно он настоял на обучении окклюменции и легилименции, обосновывая это «неспокойными временами». И Лейн, к слову, добилась не плохих успехов, но больше в окклюменции, поэтому такое неожиданное «послание» мигом вызвало головокружение и девушка зажмурилась, стараясь понять, о чём говорит Северус. Ему тоже всё было ясно. Он был более опытным волшебником и начала действий Сера ждала именно от него, поэтому, глубоко вздохнув, ответила: - «Оно подозрительно большое, вероятно из-за не малого количества учеников. Ну что ж, не проблема. Действуем?» - девушка ободряюще улыбнулась мужчине, будто сейчас они стоят не в центре Кошмара, а прогуливаются где-то по саду, и взяла его за руку. Так спокойнее.

Severus Snape: Когда вдруг среди тумана и кошмара его руки коснулась ее рука, такая теплая в самом центре холода, на сердце неожиданно стало спокойнее и даже капельку радостнее. И в этот момент произошло что-то странное. Так, как если бы белый туман полз к ним, и отпрянул назад. Его явственно стало меньше вокруг них, тогда как совсем близко он клубился по прежнему. Снейп удивленно поднял брови, однако, крепче сжал руку Серафины. "Что бы ни случилось - держимся вместе" - послал он ей второй мысленный приказ, и поднял палочку. "Это только морок, это ночной кошмар, и дети - только сны их самих", - мысленно уговаривал себя профессор, нацеливаясь на лица спящих слизеринцев. Ни одному из них, вопреки суровому облику, он не причинил бы зла никогда, да и не только им... Скорее, отдал бы себя за них, сделал бы все, что в его силах, чтобы защитить, и, при всей внешней суровости, никогда не позволил бы кому-то причинить им вред. А сейчас это нечто, что на поверку оказалось Марой, ночным кошмаром, демоном, питающимся человеческими страхами и ими существующим, высасывало из них все хорошее, и подпитывало их страхи, питаясь ими же - и нужно было вложить в сознание каждого из них - любовь, тепло, ласку. Успокоить, согреть. Поиграть немного в Оле Лукойе, раскрывшего над детьми цветной зонтик... "Сара, вы прекрасная девушка, замечательный человек, я уверен, что у вас все получится. Я верю в вас. Соберитесь, соберите все силы вашей души, всю любовь и тепло, которые есть в вас, и вложите в сознание детей... помните сказку о Питере Пэне? Чтобы спасти умирающую фею, тысячи детей по всей земле поверили в фей. Мы должны сейчас заставить их поверить в фей. А феями будут - добро, любовь и тепло. Когда радости станет больше, чем страха, Мара исчезнет навсегда, и, более того, мы поставим блок. Давайте!" - третий мысленный посыл был сильнее остальных, но Сара была сильной волшебницей, и Снейп чувствовал, что она устоит. Тем более, что она сейчас напоминала ему по ее внутреннему состоянию мать, ребенку которой собираются причинить вред. Тигрицы в таких случаях просто рвут обидчика на части.... ...Как сложно было отрывать доски от заколоченной души там, наверху, и вообще, так сложнее в три раза было сейчас, когда пришлось эти доски отрывать, по сути, с кровью, выпуская на волю чувства, ставшие от времени робкими, испуганными и неуверенными - тепло, радость, воспоминания о счастье. Казалось, тень Лили носится рядом с ним, легко касаясь пальцами и направляя палочку в верном направлении: раз - и на лице спящего ребенка появлялась улыбка, тревога исчезала... Любить он никогда не переставал, но эту любовь пора уже было направить и в иное русло, позволить ей ожить... Еще несколько лиц успокоились - и исчезли... Серафина, должно быть, тоже отдавала немало. Лица учеников исчезали и исчезали - им явно удавалось задуманное. ...Но случилось непредвиденное. Мара, почувствовал, что подпитка исчезает, "заглянула внутрь себя" - и взревела на несколько тысяч голосов... Пространство словно взбесилось, и казалось, что еще немного, и оно сожрет волшебников. А лица все исчезали и исчезали. Разговаривать ментально не было смысла. - Сара, держитесь! - прокричал Снейп, направляя палочку на очередное лицо, и крепко сжимая ее руку. - Еще немного, и мы ее одолеем! "О, черт, только если оно не одолеет нас самих.... " - пронеслось у него в голове прежде, чем прилетевшая на полной скорости метла, явно брошенная в них Марой, не влетела ему прямо в голову и не лишила сознания в тот же миг... Палочка выпала из рук, и Снейп упал на землю, тут же скрытый белесым туманом...

Серафина Лейн: Вместе так вместе. Тут иначе никак. Мара вряд ли выпустит их из своих объятий. Из крайности в крайность..... Или всё, или ничего…. Жизнь Лейн часто подкидывала ей ситуации, в которых был именно такой странный и, порой, ненужный выбор. Часто не было чего-то третьего, и Сара выбирала «всё». А иногда и «ничего». Часто ошибалась, но не жалела об ошибках. Никогда. Девушка кивнула и, крепче вцепившись в руку Северуса, направила палочку на тени студентов. Ей никогда не приходилось делать подобного. Понимать руку на беззащитных спящих детей?! Никогда. Вероятно, этим с успехом и пользовалась Мара. Решающую роль сыграл Северус, послав очередное послание, отозвавшееся в голове чудовищной болью, а в сердце чем-то тёплым и важным. Она выдержала, потому что должна. Питер Пэн. Одна из любимейших сказок Лейн. Девушка чуть заметно улыбнулась. Даже в такой ситуации она почему-то могла улыбаться. Искренне и открыто. Улыбнуться в лицо Кошмару. Странно, не так ли? Феи. Они верила в них с ранних лет. «Они же есть, правда?» - задавала Сара в детстве вопрос матери, на что та отвечала загадочной улыбкой и уходила. Юная Лейн понимала это как «Да, наверное». Сейчас эти феи стали ближе, пришли на помощь и были готовы к борьбе за Сказку. Сказку, которая приходила к детям во сне. - «Мы справимся» - ответила девушка и закрыла глаза, направляя палочку куда-то в пустоту. Ей сейчас помогала Сказка. Не так много хороших моментов было в жизни профессора, но они были и выделялись среди серости обыденных дней яркими, сияющими пятнами. Первый бал в Школе, первое приключение с друзьями о котором она до сих пор вспоминает со смехом и лучезарной улыбкой, прогулка с мамой по маггловскому пляжу в обычном платье, в котором она в семейном поместье из комнаты то выйти побоялась, оно было… настоящим, поход в кино. Удивительное творение рук магглов. Сара до сих пор вспоминала меняющиеся на экране картинки из какой-то мелодрамы. Тогда так много Счастья. Незримые феи, тем временем, успешно руководили палочкой Серафины, заставляя отдавать часть доброты и тепла детям, на лице студентов появлялась улыбка и их тени тут же растворялись. Лейн, естественно, понимала, что Мара не даст так просто с собой расправиться. Она почувствовала вмешательство и Сара, отчего то открыла глаза. Феи Добра, Любви, Тепла рассыпались звёздным дождём. Всё произошло за считанные секунды. Метла. Северус. Его рука выскальзывает из ладони Серафины и профессор зельеварения падает без сознания. Вот сейчас девушка испугалась не на шутку. Мара взревела, почувствовав желанный страх. Необходимо было продолжать. Но как можно, когда… дорогой тебе человек лежит у ног без сознания? Девушка зажмурилась и, направив палочку на тень кого-то из студентов, что-то прошептала. Тень замелькала и растворилась. Мара слабела, но в одиночку с ней справиться будет невозможно. У Сары не хватит для этого сил и… Счастья. Девушка без раздумий упала на колени рядом с Северусом и потрепала его за плечо. - Северус, пожалуйста, очнитесь. Падать без сознания в такой ситуации моя прерогатива. Я одна не справлюсь. Прошу вас, - профессор бережно убрала с лица мужчины прядь его чёрных волос. - Мары сейчас не стоит бояться, она слишком слаба, чтобы нанести им существенный вред, да и кинуть в них больше нечем. Метла спокойно лежит рядом, а деревья вырывать это существо не способно… к счастью.

Severus Snape: ...То, куда он провалился, не было полной темнотой забвения. Словно Мара, воспользовавшись его слабостью, проникла в его сознание, и торжествовала там, упиваясь навалившимися воспоминаниями, кошмарами и страхами, которые свойственны сердцу каждому человеку. Мара не знала, что травилась ими. Северус Снейп не умел бояться за себя, и все его страхи были связаны с теми, кто был ему дорог. Тем не менее, она пила их, а он... ...а он не понимал, где находится. Вокруг стелился не белый, а серый, тяжелый туман, придавливая к земле. Наполняясь отравленными любовью страхами, Мара чувствовала, что травится, но не осознавала это, и туман начал темнеть. А там, где находился Снейп, мадленно проплывали перед глазами икаженные образы страхов прошлого. ...И звучали на разные голоса слова Темного Лорда о том, что он собирается убить семью женщины, которую Снейп любил с самого детства. И колоколом в душе отдавались слова Дамблдора "Вы же помните глаза Лили Эванс"... И казалось, что еще немного, и он сам растворится в этом тумане, станет частью его, лишенной разума. Но было в этом сером мареве что-то, что не давало уйти. Какое-то тепло, которое не только удерживало, но и возвращало к жизни. Чьи-то теплые руки касались лица, чей-то голос звал, чье-то сердце билось совсем близко. "Лили..?" - мысленно прошептал Снейп, силясь открыть глаза, но уже произнося имя давно ушедшей женщины, осознал, что это не она, а совсем другой человек. Совсем другой человек, благодаря которому он...еще жив? Медленно, через силу, собрав сознание в кулак, он приоткрыл глаза. Туман вокруг и правда посерел: Мара травилась ложными страхами, и чувствовала это, постепенно сходя с ума. Сознание начало возвращаться стремительно и ясно: если сейчас не сделать что-то сверхъестественное, Мара попросту убьет их, и даже не осознает, что сделала. Убьет их, и разрастется до таких размеров, что страшно подумать, что будет дальше, когда обезумевший морок начнет пить уже не страхи, но те части душ, что способны бояться. Тогда дети начнут сходить с ума, и мир попросту рухнет... Туман становился все темнее и темнее, и лицо Серафины, склонившееся над ним, становилось все менее ясным. Но вокруг них по-прежнему было тепло, и постепенно безумеющий морок словно не мог подступиться к ним, хотя было, безусловно, ясно, что вскоре эта маленькая преграда будет разрушена -и они попросту погибнут. Но сейчас вокруг было тепло, а прямо напротив Снейп только и видел, что глаза Сары... И внезапно он понял. Туман отступил, когда они взялись за руки. Им все удавалось так легко, пока они действовали вместе. И сейчас она была рядом и со всей искренностью своей души, пусть и пряча многое за словами, просила его быть рядом с ней - и туман не мог к ним подступиться. "Лили, ты одобрила бы, я знаю... и прости, что я был таким идиотом.." - тихо обратился Снейп к той, которая, он верил, всегда слышала его. Сцепив зубы, он приподнялся - голова кружилась, удар был сильным. Молча оперся о плечо Серафины - не сильно надавливая, но так, чтобы суметь подняться. Встал, держась за нее. - Акцио, палочка! - произнес он, и буквально в следующее же мгновение палочка скользнула ему в руку. Сжав ее, он почувствовал себя увереннее. Серый туман становился темнее и темнее, и крохотные молнии стали видны на нем, словно на грозовом облаке. Надо решаться... Держа палочку в одной руке, Северус обнял Серафину за плечи, глядя в глаза. - Сара, возможно то, что я сейчас сделаю, покажется вам оскорбительным. Но боюсь, что другого выхода у нас нет, иначе мы погибнем. Мы спасли детей, но Мара не уничтожена, потому что в центре ее - мы сами. И пока мы живы, живы наши страхи. Мы - взрослые волшебники, и если детьми она только играла, то мы... в общем, я уверен, что вы понимаете. И сейчас то время, когда нужно раскрыть все чувства, какие только есть. Только так. Если не поможет, то ничто не поможет. Я хочу сказать вам, что за эти две ночи изменился весь мой мир, изменился - благодаря вам. Небо свидетель искренности моих слов...простите, но говорить красиво я не умею. Простите меня, Серафина... И, не говоря больше ни слова, Снейп поцеловал волшебницу, стараясь вложить в этот поцелуй все, что чувствовал, но не мог сказать. В этот момент, казалось, вокруг все начало взрываться. Молнии словно взбесились и затрещали, и снова взревела Мара на разные голоса. Морок не ожидал такой подлости со стороны потенциальных жертв: демоны больше всего боятся силы любви. Мара умирала, но утащить за собой больше никого не могла. А вокруг стоявших в центре кромешнего ада волшебников образовалась светло-белая сфера, укрывшая их от сошедшей с ума стихии....

Серафина Лейн: Девушка сидела на коленях около Северуса, лежавшего на земле без сознания, и мысленно просила Мерлина, Салазара, Сказочных фей, всех-всех-всех, чтобы произошло Чудо, и он очнулся, как не в чём не бывало, встал и, направив палочку на Мару, закончил начатое. Но он не вставал, даже не шевелился, веки были плотно сомкнуты, а сердцебиение, которое, как не странно, слышала Лейн, было тихим и ровным. Будто он спал. Девушка взяла его руку и посмотрела вокруг. Мара слабела, но не исчезала и Лейн знала почему – из-за них. Они люди и у них тоже страхи и не малые. Мара сейчас подпитывалась именно ими. До сознания дошло тихое «Лили?..» и Лейн взглянула на мужчину. Кто такая Лили Сара понятия не имела, это было не важно, главное он жив и скоро очнётся. Каждая секунда была на счету. Неизвестно, через какое время Мара вновь перейдёт в нападение. - Северус, пожалуйста… - прошептала девушка, вновь убирая волосы с лица мужчины. Он пошевелился и открыл глаза. Девушка, с необычной и, несвойственной ей, нежностью во взгляде, улыбнулась и решила просто помолчать. Восклицания в роде «Ура! Вы живы! Слава Мерлину!» сейчас вряд ли пошли бы на пользу. Но, стало вдруг теплее, и Лейн даже на некоторое время забыла, что они находятся в центре Кошмара. Она всё ещё не выпускала его руку и помогла подняться. Без слов, они, как часто бывает, были не нужны и бессмысленны. Да и Лейн вряд ли могла сказать что-то вразумительное, поэтому просто молчала. Северус был ещё способен сражаться, это радовало и возвращало в сердце надежду. Девушка хотела, было взять его под руку, чтобы в случае чего поддержать, защитить, отгородить от бед. Почему она ощущала к этому человеку такую чуждую ей заботу? Они ведь, по сути, знакомы два дня. Два дня… невероятно как поменялась жизнь двоих волшебников за такой короткий промежуток времени. Для кого-то короткий, а для них двоих это была, наверное, почти целая жизнь. Но он обнял её за плечи, Лейн непонимающе взглянула мужчине в глаза и тут же прочитала в них ответ. Все его слова ловко проникали в самое сердце, заставляя его делать сальто. Девушка, не моргая, смотрела в глаза, стараясь не упустить не единого взгляда, не единого вздоха, не единого слова. Сбивчивость его фраз и детские просьбы о прощении. Он был похож на взрослого мальчика лет семнадцати. Чувства. Значит, были чувства. Волшебница мысленно улыбнулась, всё ещё вглядываясь в почти чёрные глаза мужчины. Она тоже многое могла ему сказать, но это позже. Поцелуй. Да, девушка растерялась. Хотела, было сначала оттолкнуть, убежать, скрыться. Но толку? От себя не убежишь. Поэтому, привстав на носочки, Серафина обхватила волшебника за шею и закрыла глаза, продлевая поцелуй. Что там пишут об этом в книгах? Воздушное, летящее состояние, когда сердце готово взмахнуть крыльями и улететь куда-то на небеса? Они правы. Это был, естественно, не первый поцелуй девушки. Их было не мало за все 26 лет жизни, но этот был…особенный? Почему? – На этот вопрос судьба подкинет ответ чуть позже. Возможно, это было ошибкой, грубой ошибкой, но Лейн жалеть не будет. Никогда. Потому что обманывать себя – было бы самой страшной и недопустимой ошибкой, а значит, она поступила правильно. Что сейчас происходило вокруг, девушка не знала, только смутно слышала какие-то хлопки и раскаты…грома? Они победили, это ясно. Серафина вздохнула и, оторвавшись от губ Северуса, обняла его и закрыла глаза.

Severus Snape: ...Описать то, что он чувствовал, было решительным образом невозможно. Да и необязательно: на то, чтобы обдумать это, время еще найдется. Но сейчас Северус чувствовал, что все, что было до, было прелюдией, игрой в поддавки, ненужным сокрытием чувств и мыслей. Доски оторвались, гвозди отлетели, но вопреки страхам, оттуда, куда они были приколочены, полилась не кровь, а потоки света и силы. Серафина ответила взаимностью, и он это чувствовал, потому что сила, которая собиралась вокруг них, была столь велика, что казалось, сейчас все вокруг просто взорвется: хлопки, взрывы, треск раздавались вокруг них: Мара доживала последние мгновения, и оставалось единственное: добить ее. Осознав это, Снейп с неприятием отметил то, что оказался способен трезво мыслить даже в такой момент... Впрочем, это лишь подтверждало искренность чувств. Серафина, закрыв глаза, прильнула к нему, обнимая, а сам он, открыв глаза, увидел, что вокруг них образовалась защитная сфера, надежно укрывшая их от погибающего демона. Больше всего на свете хотелось вернуться к минувшему мгновению, но нужен был последний шаг. Обнимая одной рукой волшебницу, другой рукой Снейп поднял палочку. Губы его зашептали заклинания, которые он не применял очень давно, потому что не верил в их силу, как не верил в свою способность любить и чувствовать. Белое марево вокруг них напряглось и заколыхалось, собираясь на конце палочки и сияя все ярче и ярче. Мара же, наоборот, замерла, словно готовясь или атаковать, собрав последние силы, или предчувствуя гибель. Впрочем, что бы она ни планировала, ей не было давно свершить задуманное: сорвавшись с конца палочки, вспышка белого пламени, посланная со всей имеющейся у Снейпа силой, поглотила Мару, залив все вокруг слепящим светом... ...И несколько мгновений спустя, когда свет погас, оказалось, что двое волшебников стоят, обнявшись, и мужчина обеими руками укрывает женщину, оберегая ее от стихии, которая уже не относилась к людям ни коим образом. Свет погас, и вокруг воцарилась тишина и темнота ночного леса. Только тревога и страх ушли, словно их и не было. Словно не было ничего. И казалось, будто время замерло, прежде чем Снейп, открыв глаза, огляделся вокруг, и, аккуратно касаясь рукой волос Серафины, прошептал: - Все кончилось, Сара. Слышите? Все кончилось. Мы победили.

Серафина Лейн: Ещё одна вспышка света и, похоже, это конец. Конец демону и кошмарам детей. Это, вероятно, и начало. Начало чего, двое волшебников вряд ли знают, и узнают ли? Жизнь ещё ответит на многие вопросы Сары, но девушка вряд ли поверит многому из этого, она слишком привыкла быть одна. Не одна – одиночка. Потому что так легче. Потому что надоела боль. Потому что не выдержит холодное сердце, которое только-только сейчас начало биться сильнее. Потому что глаза привыкли смотреть через призму льда. Так легче…. А сейчас рядом билось ещё чьё-то сердце. Израненное, закрытое некогда в деревянную шкатулку и плотно заколоченное ржавыми гвоздями. Это было так странно, осознавать, что рядом есть кто-то. Чьё-то сердце, бьющееся в унисон с твоим. Такое тёплое и родное. Девушка многого не могла понять. Эти два дня были необычными? Нет, просто Сказочными. Ведь Сказки, они со счастливым концом. Всего лишь два дня из всей жизни Серафины стали такими. Нет, были Чудесные моменты в жизни маленькой Лейн, но на то оно и детство, хоть и невероятно короткое в жизни Сары. А тут взрослая жизнь и луч лунного, непременно лунного, света во тьме ночного леса. И эти лучом был человек. Странный, непонятный, но не менее близкий и…любимый? Сердце подпрыгнуло и сделало очередное сальто. Оно верило, но разум отказывался и пока второй был сильнее, потому что так привычнее. Так легче…. Шепот заклинаний и его прикосновение. Девушка отчего то вздрогнула. Наверное, вернулось осознание реальности, и омут эмоций постепенно утихал. Серафина вздохнула и медленно опустилась на землю, утыкаясь лицом в ладони. Она плакала. Второй раз за… за несколько лет? Слёзы – маленькие зеркала души. Плакала и улыбалась. Грибной дождь... слезы и улыбка... Как всегда от настоящего Волшебства…

Severus Snape: За годы, пока ему приходилось, отказавшись от юности, быть взрослым и мудрым волшебником, непревзойденным мастером своего дела, сильным магом и преподавателем, Снейп разучился быть просто человеком, со всем набором чувств, который дан человеку. И это сохранило в нем способность чувствовать так, как он чувствовал тогда, когда была еще жива Лили, которую он потерял исключительно по собственной вине, или же по воле все той же судьбы. И сейчас, когда Серафина заплакала, опустившись на землю, в нем взметнулись два чувства: полное понимание происходящего - ощущения взрослого человека, и - желание сделать все, что в его силах, лишь бы она перестала плакать - чувство, свойственное тому, кто юн, и чье сердце наполнено... любовью? Он понимал ее без слов, они были удивительно похожи - и удивительно разными одновременно. И сейчас можно было бы поступить по-разному: "включив" разум взрослого волшебника, списать все на необходимость действий ради победы, что было бы равносильно обману самого себя, либо просто отдаться во власть судьбы, наконец-то позволив себе быть самим собой. Снейп не привык долго думать или выбирать, и выбрал второе. В конце-концов, если ей от этого будет тяжело, он найдет в себе силы отказаться от этого и заколотить душу заново. Ведь ему это, в конце-концов, было привычно. Сара плакала, сидя на земле рядом с ним. И, словно в ответ ее слезам, с неба начал накрапывать мелкий, но холодный дождик: небо затянуло тучами, а они и не заметили... Снейп посмотрел на небо, потом - на волшебницу. А потом просто опустился рядом с ней, и, осторожно отведя ее руки от ее лица, произнес: - Вы позволите?.. - после чего, глядя ей в заплаканное лицо, держа ее руки в своих, произнес мягко и спокойно, сам не замечая, что улыбается - легко, чуть заметно, но все же улыбается: - Странная вещь - судьба, верно? Играет нами, как хочет. Но маги древности писали, что без воли человека, и свойств его души даже сама судьба никогда не смогла бы сделать что-то с его жизнью. Все, что происходит - это так надо, это потому, что это нужно нам, пусть даже мы и не осознаем этого. А самое великое волшебство творится только тогда, когда мы этого искренне желаем. Вы можете забыть все, что было здесь - но ведь вы, как и я, понимаете, что без воли наших душ волшебства бы не получилось. А можете просто принять... и донести до моего сведения свои желания, а я пойму и сделаю так, как вы скажете. На все на это у нас будет целая вечность, но пока, - он улыбнулся яснее, - пока что вы рискуете промокнуть под дождем, а я не хотел бы, чтобы вы простудились. Давайте отправимся в замок, а дальше... а дальше пусть сама жизнь станет путеводителем. Дождь набирал силу, и все вокруг засверкало так, словно кто-то рассыпал по кустам и тропинкам пригорошню бриллиантов. Ночь была почти на исходе, но еще не светало.

Серафина Лейн: …Слёзы. Она не чувствовала, что колени затекли. Не чувствовала, что вот-вот промокнет от выступившей на земле росы. Не чувствовала, на руке начала кровоточить недавняя ссадина. Чувствовала, лишь как сильно колотиться сердце в груди и как одинокий скрипач души, заиграл оживляющую мелодию сердца. Много-много лет назад он уже играл эту мелодию, но тогда её прервали, а скрипку заключили в хрустальный сундучок. Мелодия звучала, но отражалась от стенок и затихала, так что сердце Лейн её просто не слышало. …Сегодня, вместе со страхами исчез и хрусталь. Это он, наверное, сейчас сыпался с неба в виде сверкающих капелек дождя… Слёзы Счастья ли или слёзы Боли это были? Наверное, это не важно. Главное что живы чувства. И в Серафине вновь проснулась Жизнь. Не жалкое существование с каплей надежды, а Жизнь. Прошлое не забыто. Вряд ли его вообще можно забыть, потому что оно составляющее каждого человека. Но оно отошло куда-то на второй план, теперь оно всего лишь Прошлое, не более того. Девушка почувствовала прикосновение и убрала руки от лица. Её сейчас совсем не волновало, что она, представительница чистокровного рода, сидит на земле и растирает слёзы по лицу рукавом свитера, оставляя красные пятна. Ей важно было понять, был ли этот поступок правильным. Сердце твердило одно, разум – другое. Что должна была делать девушка, которой с ранних лет говорили делать так, как положено? Послушать разум. А Лейн слушала Сердце, потому что это была волшебная ночь, потому что всё было не так, потому что её маленький мир изменился и стал больше: он впустил туда ещё одного человека, прошедшего сквозь хрустальные двери… Он сидел рядом, держа её руки в своих. Опять это необыкновенное тепло, тепло сердца. Серафина, до этого смотревшая в землю, подняла взгляд и грустно улыбнулась. Это была светлая, детская грусть, грусть от того, наверное, что столько времени прошло, а этот человек появился в её жизни только сейчас. Девушка улыбнулась сквозь слёзы, которые стали постепенно высыхать на щеках, и тихо произнесла: - Подарок Судьбы, упакованный во множество тусклых обёрток. Но оттого подарок не менее Волшебный. Она молча встала и подставила заплаканное лицо весеннему дождику, всё также грустно улыбаясь. Наверное, вот оно, Счастье.

Severus Snape: Снейп какое-то время молча смотрел на нее, потом тоже поднял голову, словно безмолвно разговаривая с дождем. И только тогда заговорил. - Судьба вообще странная дама. До этой ночи мне казалось, что изумруд, который я держал когда-то в руках, и которых много лет существовал исключительно в моей душе, никогда не ляжет мне в руку. А вместо него мне на ладонь опустили бриллиант. Наверное, за это стоит поблагодарить эту самую судьбу. Дождь усиливался, и нужно было идти. Неслышными шагами - шум дождя скрадывал все звуки - Снейп подошел к девушке и обнял ее. - Как я уже сказал, мне совсем не хотелось бы, чтобы вы промокли и простыли, - улыбаясь, сказал он. Взял в ладони ее руку, из которой сочилась кровь, следы которой оставались и на ее лице, и поднес к губам, целуя. - А еще мисс Сапфо будет удивлена тому, в каком мы виде, - только произнеся эти слова Снейп осознал, что и сам выглядит не лучше: в ссадинах и ушибах, встрепанный и промокший до нитки, да еще этот удар по голове метлой... Кстати о метлах. - Пойдем пешком, не стоит сейчас подниматься в воздух. Есть прекрасные зелья, которые позволят не простыть, есть огонь в камине, есть теплые пледы. Пойдемте, здесь нам больше делать нечего. Тем более, что дождь набирает силу... Он и не замечал, что говорит это все с улыбкой. Только чувствовал, что говорится - легко и просто, и на душе, несмотря на пережитое - светло.

Серафина Лейн: Дождь усиливался, а идти куда-то совершенно не было желания, да и сил. Борьба с Марой забрала и то и другое, но и взамен дала не меньше: того человека, который сейчас был рядом. Девушка не хотела думать не о чём, хотела только верить в то, что он будет рядом, в то, что этот миг продлиться вечность. Сара опять чему-то улыбнулась и произнесла почти беззвучно «Спасибо». Она многое благодарила сейчас. Всех-всех, кто был на этом свете, потому что была счастлива, а счастьем и улыбкой хочется поделиться со всеми. С неба, шурша падали кристаллы дождя. В каждом из них отражалась немного грустная улыбка Серафины и блеск зелёных тёплых глаз. Она провела тыльной стороной ладони по щеке Северуса и слабо улыбнулась. Не потому что не хотела, а потому что просто не было сил. Пора было возвращаться в замок и желательно, незамеченными. Они вряд ли смогут объяснить кому-то из своих студентов или других профессоров, почему в таком виде и что делали в Запретном Лесу ночью. Просто не захотят. Это их мир. Сказка ставшая реальностью. - Идём, – согласилась Серафина и накинув капюшон направилась в сторону замка.

Severus Snape: Дождь все усиливался, и нужно было уходить. - Акцио, метлы, - тихо произнес Снейп, и через пару мгновений уже держал в реках древки обеих метел - одна из них, увы, довольно сильно пострадала, но все же была цела. Сара почему-то ушла вперед, но Северус, в общем, понимал, почему: у него в голове и в душе сейчас тоже был полнейший сумбур. Сквозь пелену дождя он видел силуэт девушки, идущей впереди, и думал о том, что не может понять, бесконечно счастлив или бесконечно ошарашен ли он сейчас. За годы, прошедшие с юности, он успел забыть, что такое счастье, успел забыть, что такое - смотреть на человека, которого любишь, что такое - вот это тепло в глазах и на сердце, непонятное, такое хрупкое - он просто не знал, что с этим делать... "Сердце подскажет", - прозвучал в мыслях голос Лили. Да. Сердце подскажет. Его и только его стоит слушаться, как и совести. И как все будет дальше, нейп не знл и не хотел задумываться: просто решил принимать то, что имеет, отдавая не меньше... - Сара, подождите. Здесь скользко, и не так-то просто догнать вас, - улыбнувшись, крикнул он ей вслед, следуя за ней. Опушка Запретного Леса виднелась все ближе и ближе, и вот уже вдалеке стали видны огоньки в окнах замка: они почти выбрались. А когда Сара вышла на опушку, Северусу удалось, наконец, ее догнать. Волшебники стояли под проливным дождем, глядя на замок. Позади был Лес- и испытание, какие выпадают на долю далеко не каждого... - Как вы думаете, Сара, хоть один из них, - Северус указал рукой на спящий Хогвартс, - почувствует, что его сны освободились от страхов? Что его душе стало легче и тревоги уменьшились?.. Мне порой думается, что те, кто сражается за что-то действительно важное, решает серьезные проблемы да и просто, находится, так сказать, на передовой- не так виден и понятен, как те, чьи достижения больше на словах, а не на делах. "Ну что ты несешь, Снейп?" - мысленно отчитал себя профессор. И, коснувшись руки Сары, тихо добавил: - Простите...в голове такой сумбур, что говорю первое, что взбредет в голову. Давайте пойдем через парк. Я хотел бы предложить укрытием от дождя свою мантию, но она насквозь промокла... так что пойдемте скорее в огню и травяным настоям. И беседам, если желаете...

Серафина Лейн: Девушка и не заметила, как быстро ушла вперёд, вероятно скрываясь из виду Северуса. Стоило бы подождать, он столько сделал для неё. Для них. Но чувства и мысли смешались, мешая сосредоточиться и хоть как-то реагировать на происходящее вокруг. Слишком много пришлось пережить двум волшебникам за одну ночь и ещё очень многое придётся пережить в будущем. Только сейчас Сара стала задавать себе вопрос «А что будет дальше?» и сама же отвечала на него «Всё будет хорошо. Обязательно. Иначе нельзя». Это было не утешением самой себя, скорее попытки свыкнуться с мыслью, что всё изменилось и жизнь стала Жизнью. Солёные слёзы смешивались с хрустальным дождём и летели вниз, с румяных щёк девушки, разбиваясь о землю. Она не хотела, чтобы Северус видел её слёз, потому быстро смахнула со щеки слезинку рукавом мантии и остановилась. Декан Слизерина шёл позади, неся в руке мётлы. Сарина была порядочно потрёпана, и завтра её ждал капитальный ремонт. А пока есть чудесное Сегодня, которое Лейн никуда не отпустит, точно также как и этого человека, идущего следом в промокшей до нитки чёрной мантии. Он подошёл и девушка, смахнув с лица последнюю слезинку, улыбнулась. Вряд ли сейчас она могла улыбаться так, как должна была, но улыбка была искренняя и отчего-то немного печальная. Серафина взглянула на Замок, вслушиваясь в слова Северуса. Огромное и величественное здание выглядело уныло и загадочно под стеной проливного дождя. Вода окутывала его и будто погружала в сон, не долгий, но спокойный, как сны всех детей, которым больше не будут сниться кошмары. - С ними всё будет хорошо. Это главное, - тихо произнесла девушка и вздохнула. Её голос смешивался с шумом дождя, и капельки будто шептали «всё будет хорошо…всё будет хорошо». Серафина почувствовала лёгкое прикосновение, от которого сердце опять бешено заколотилась. Оно ещё не могло привыкнуть к мысли, что есть кто-то близкий и дорогой. Девушка улыбнулась и вложила свою ладонь в руку Северуса. - Спасибо, что вообще говорите. Тишины я бы не выдержала, - Сара убрала с лица мокрые пряди потемневших волос. – Тут никакая мантия не спасёт, идём. Профессор крепче сжала руку Северуса и потянула его в сторону Парка.

Severus Snape: ..Если она и пыталась скрыть то, что только что плакала, то удалось ей это не очень: выдавали покрасневшие чуток, но ничуть не портившие ее глаза, выдавало выражение этих глаз, да и просто - Снейп понял еще в начале ночи, что удивительно чутко чувствует эту девушку. Они шли, держась за руки, и Северус думал о том, что всеми силами, какие имеет, постарается сделать так, чтобы она больше не плакала, чтобы одиночество, которое убивало их обоих, отравляя год за годом, капля за каплей, больше не разрушало их жизни, и не возвращалось к ним. ...Однажды он шел в свою спальню поздней ночью через большую залу Слизерина, попутно проверяя, все ли студенты спят. Убедившись в этом, он прошелся по зале, и взгляд его наткнулся на лежащую на столике магловскую книгу. Взяв ее в руки, Снейп пролистнул ее, после чего не без усмешки вернул на место: это был типичный девичий романчик, который заканчивался словами "...По дороге, залитой солнцем, они шли в счастливое будущее". Снейпу была интересна и важна жизнь каждого из его студентов, и тогда он подумал о беззащитности детской души, которая верит таким вот сказкам и на их основании строит для себя иллюзии о счастье... Они, Сара и он, шли через ночной парк, где не было и быть не могло ни капли солнца, промокшие и жалкие, избитые и уставшие, и не по широкой дороге, а по мокрой тропинке хогвартского парка - и были при этом по-настоящему счастливы. Хогвартс высился уже совсем рядом, когда дождь совсем уж разошелся. И Снейпа внезапно охватило непонятное чувство почти мальчишеского восторга - когда-то давно он также убегал от разбушевавшейся стихии... - Сара, нужно поторопиться! - улыбнувшись, сказал он, и, все также держа ее за руку, пошел по дорожке быстрее, а потом и вовсе перешел на бег. Снейп бежал по тропинке хогвартского парка, ведя за собой Серафину, и разве что не смеясь в голос от охвативших его чувств: от счастья, мальчишеского восторга, от осознания, что все кончилось, от осознания того, что в жизни произошло настоящее чудо, и от давно забытого чувства легкой эйфории, чувствуя, что Сара не отстает. И перед самыми дверьми Хогвартса, стоя под навесом у дверей, укрывшем их от дождя, внезапно остановившись, все также не отпуская ее руки, привлек к себе, обнял и заглянул в глаза...

Серафина Лейн: Тишина, сквозь которую пробивался звон дождя, давила на уши и заставляла чувствовать себя не уютно. Хотя возможно это не тишина, а лишь подступающая болезнь. Вряд ли какая-нибудь простуда упустит шанс «сопровождать» девушку после такой ночи ещё пару недель. Хотя... сейчас Лейн шла за руку с лучшим зельеваром и не сомневалась в его способностях к целительству. Да и староста Пуффендуя уже давно является Гравврачом в Больничном крыле, поэтому за здоровье можно было особо не беспокоиться, хоть тело уже и начинало неприятно ныть. Чего сейчас, по прибытию в Замок, девушка точно не сделает, так это не отправиться в гостиную Пуффендуя. Скоро рассвет, а пугать студентов, встающих с первыми лучами солнца, своим видом со-овсем не хотелось. Да и Лейн надеялась, как можно дольше побыть с Северусом. Профессор чуть заметно улыбнулась, завидев спасительный главный вход, и скинула капюшон, он, как и все атрибуты одежды девушки, уже давно промок и толку от него всё равно не было. Капюшон, как оказалось, девушка скинула зря: стихия, видимо, почувствовав хорошую возможность промочить Сару окончательно, со всей силы обрушилась на волшебников сильнейшим ливнем. Девушка, издав вздох отчаяния, опять накинула капюшон. За шиворот тут же будто вылилось ведро воды. - Чё-ёрт, - взвизгнула декан пуффендуя и тут же понеслась к входу в Замок вслед за Северусом, который на удивление быстро бегал. Саре же, на ходу пришлось снять мантию, в подолах которой девушка постоянно путалась. От мантии не было никакого прока, и она успешно упала на один из кустов, растущих по дороге к замку, а девушка в джинсах и лёгком свитере поспешила к дверям. Мантию потом можно легко вернуть Манящими чарами, хотя, её уже ничто не спасёт. Добежав до дверей, Лейн едва успела отдышаться, как Северус, стоящий рядом, привлёк её к себе. Сара подняла взгляд и, одарив профессора полуулыбкой, легко коснулась губами уголка его губ. - Идём. Здесь холодно. мокро и..и волшебно, - девушка невольно взглянула на звёзды, потускневшие из-за дождя и отворила дверь в замок.

Руби Винчестер: *Руби в поисках метлы приблизилась к Запретному лесу на безопасное расстояние, т.к. помнит школьные правила.* И как её здесь искать? *Руби оглянулась.* И профессоров поблизости нет. Ладно, пойдем по другому. *Руби достала палочку.* -Accio метла! *Тишина. Метлы здесь нет.* Значит пойдем искать дальше.

Umbrella Sammet: Девушка медленно шла по тропинке, ведущей в запретный лес. Вход сюда строго запрещен, особенно первокурсникам! - слишком малы для таких приключений. Но сегодня Хэллоуин и запретный лес - прекрасное место, где можно так сказать отдохнуть. В руках Амбрелла держала свою палочку. Между деревьями промелькнула чья-то тень. На лице застыло выражение, какого она никогда прежде не видела. Страх. Девушка остановилась и оглянулась назад: где же ее спутник?! Ах, вот он. Амбрелла нежно улыбнулась и остановилась в ожидании, когда слизеринец подойдет к ней поближе. -Каледон, нам не влетит? - чуть прикрикнула девушка обернувшись в сторону слизеринца.

Каледон Блэйт: * Каледон прибавил шагу и наконец нагнал Амбри* - Не влетит?- слизеринец усмехнулся,- Амбри тебе не кажется, что как-то позновато об этом думать? *Каледон остановился около нее и взял за руку* - В любом случае, если и влетит, то наказание мы будем отрабатывать вместе,- улыбнулся,- Но все же давай не слишком далеко... Все-таки хотелось бы попасть на бал..

Umbrella Sammet: *Слизеринец, наконец-то, подошел ближе и взял девушку за руку: страх сразу улетучился вместе со всеми проблемами. Амби улыбнулась и посмотрела на слизеринца* -Да, я слишком поздно задумалась над этим.. Но ведь сегодня праздник, не думаю, что наказание будет слишком "болезненным". - Амбрелла повернулась в сторону тропинки, ведущей в школу. - Ну мы не так уж и далеко ушли.. А на бал успеем. "А тут довольно интересно..." -Ты знаешь, всегда мечтала тут побывать. Такое ощущение, что я села на метлу, и чувствую свободу. Так и хочется бежать дальше и не останавливаться, не смотря на то, что там - девушка кивнула головой в глубину леса - довольно страшно. Охота кружиться, танцевать, летать по этому лесу. Ощущение нереального адреналина. - девушка говорила живо, с восторгом, сердце сильно билось в груди: от волнения, от радости...

Каледон Блэйт: * Каледон улыбнулся услышав слова девочки и они медленно пошли в глубь леса..* - Да, я тоже хотел побывать тут, но не думал что мое желание исполниться так быстро,- они прошли между деревьями и Каледону почудилось, что кривая ветка это чья-то рука. *Слизеринец посмотрел на Амбри* - А тебе значит пришлось по вкусу нарушать правила?- лукаво спросил он. *Подул холодный ветер и закрыжил листву у них под ногами. Каледон поежился и бросил короткий взгляд на Амбри. Но она уверенно шла рядом с ним*

Umbrella Sammet: Амби спокойно кивнула. "А жизнь - это вообще сплошное нарушение правил..." -Да... Но за то, что я была в запретной секции библиотеки мне ничего не сделали. Думаю, просто не попалась никому - слизеринка улыбнулась. Идти стало легче. Амбрелла на секунду задумалась, что они заблудились, хотя как можно заблудиться, если не знаешь куда идти... Девушке казалось, что она подгружается в темноту все глубже и глубже, но не смотря на это совсем не хотелось всплывать из нее. Амби огляделась по сторонам: ветки странной формы, какие- то светящиеся в дали огоньки, далекий шум, странные звуки - это то, о чем слизеринка мечтала всю свою жизнь. "И пусть влетит... Так даже интересней..." -Я же говорила, что живу не по правилам - неожиданно сказала девушка - Поэтому мы здесь...

Каледон Блэйт: *Блэйту казалось, что они погружаются в какую-то странную атмосферу.. Его окружали, цвета, звуки, запахи.. Такие странные и необычные...* "Нужно будет еще как-нибудь сюда зайти.. Погоди Каледон! Сначала выйдите от сюда.." - Ты была в запретной секции?- спросил Каледон скрывая свое удивление,- Для чего? "Да уж, она не так проста как кажется..."

Umbrella Sammet: *Слизеринка остановилась и снова посмотрела в сторону выхода из леса* "Так, все стоп... Нам еще везет, что никого в лесу не встретили..." *Девушка посмотрела на слизеринца* -Была... Давно... - Амби пожала плечами - Даже не знаю зачем туда пошла. Ради интереса, наверно, хотелось разнообразить скучную жизнь - слизеринка улыбнулась - Со мной не соскучишься... И ты в этом не раз еще убедишься. "Надо бы зайти туда... Книгу обратно положить..."

Каледон Блэйт: *Каледон слегка прищурясь посмотрел на нее* "Что она от меня скрывает?" * Они остановились* - Хочешь вернуться?- спросил Блэйт, проследив за ее взглядом. *Совсем рядом раздался какой-то непонятный звук, и Каледону даже не хотелось знать какому животному он мог принадлежать*

Umbrella Sammet: -Ты знаешь... Наверно да... - Амби посмотрела на рядом стоящее дерево, которое, казалось, было живым. *Сердце девушки екнуло, что могло означать только одно, в лесу помимо их кто-то есть.* -Мне не страшно, можно было бы пойти дальше... Но будет лучше если мы вернемся. Еще к празднику подготовиться нужно. - сказала Амбрелла и покрепче сжала руку слизеринца.

Каледон Блэйт: *Блэйт почувствовал, что Амбри крепче сжала его руку* - Конечно,- произнес он,- Пошли. *Они развернулись и пошли по направлению к Хогвартсу* ---------> спальня Umbrella Sammet

Vampira Sammet: <------ Беседка *Вампира шла за Каледоном,крепко сжимая его руку. Запретный Лес привлекал своей мрачностью и отталкивал одновременно. Сухие листья и ветки хрустели под ногами. Деревья, росшие здесь чуть ли не друг на дружке создавали эффект жуткости и давления. Тут и там слышались посторонние звуки - видимо, вся живность оживилась по наступлению сумерек. Вампира старалась держаться ближе к Каледону и не расжимала его руки ни на секунду. Внутри играло любопытство, смешанное с долей страха, и это подстегивало идти вперед... - Жутко здесь..., - шепотом произнесла Вампира, не поворачиваясь на спутника, - Пойдем подальше? Вглубь... Вампира продолжала идти, прислушиваясь ко всем жутким звукам Леса...Она старалась сильнее прижаться к Каледону, не отпуская его руку.

Каледон Блэйт: *Хоть Каледон был здесь уже во второй раз, ощущение легкого страха и волнения не покидало его. Сейчас ему казалось, что лес выглядит еще более жутко, чем раньше, когда он был здесь с Амбри. Однако в этой прогулки был один несомненный плюс - Вампира очень крепко сжимал его руку и стралась быть как можно ближе* - Конечно пойдем,- ответил Каледон на вопрос девочки. Голос его звучал спокойно и уверенно. "Да, всего второй раз здесь, я говорю так уверенно, словно тут вырос" *Каледон шел дальше, ведя за собой Вампиру. Он с любопытством осматривался, не забывая смотреть под ноги, что бы не наступить на какую-нибудь корягу* - Вот где нужно было устраивать бал по случаю Хэллоуина,- сказал Каледон,- Кстати, может устроим тут пикник? "Ну что у тебя за бредовые идеи! Да тут самое подходящее место для пикника! А что? Я и Вампира умеем пользоваться Манящими чарами.. всего то нужно наколдовать плед и немного еды" *Слизеринец лукаво посмотрел на Вампиру, не сбавляя шага*

Vampira Sammet: *Вампира остановилась, как вкопанная, все еще сжимая руку Блэйта. Он, конечно же не ожидал сей резкой остановки, поэтому ему тоже пришлось затормозить, а вернее, от неожиданности, развернуться лицом к слизеринке. Вампире подняла глаза и посмотрела на Каледона. Взгляд был серьезным, немного испуганным, но в тоже время, в глазах бушевал огонь и жуткий интерес: - Пикник?, - шепотом переспросила Вампира, - Здесь? но..Откуда мы возьмем плед, еду и все такое? Тем более, темно уже.., - Вампира потрясла головой, - ..ну темно то это не проблема, всегда можно наколдовать сферу, но..., - пожала плечами, - Я не думаю, что мои Манящие чары, а твои тем более, - улыбнулась, - настолько сильные, чтобы доставить еду сюда, - сделала ударение на это слово, - из Замка...Не очень-то близко...разве что..., - подняла глаза на небо, - звездами полюбоваться, - иронично, - Идем.., - улыбнулась и дернула Каледона идти дальше.

Каледон Блэйт: "Ну и ладно, в следующий раз возьму все с собой" - Как скажешь,- пожал плечами слизеринец. *Теперь они шли рядом. Лес становился все гуще и деревья буквально обступали их со всех сторон. От куда-то доносились странные звуки* "Не самое приятное место. Однако одно из самых интересных" - Как думаешь мы можем встретить тут какого-нибудь монстра?- спросил Каледон,- Или просто мифическое существо. Я не отказался бы встретиться с единорогом.

Vampira Sammet: - Да, конечно можно, - ответила Вампира слегка ежась от все нарастающего давления темноты и деревьев, - ну, единороги это редкость, а вот кентавры, - с иронией заметила, - Хотя, к людям они не так благосклонны, как единороги..., - но договорить слизеринке не удалось. Откуда-то из глубины леса раздался волчий вой и Вампира резко развернулась и чуть не врезалась в спутника: - И вервольфы, - хмыкнула, - Я и не заметила, что сегодня полнолуние...ну? идем дальше или..., - сказала не поднимая глаз на слизеринца, - или..., - снова раздался вой, - или вернемся?, - вопросительно изогнула бровь, - Сделаем так, как скажешь ты...

Каледон Блэйт: *Вампира резко остановилась и чуть не врезалась в Каледона* - Вервольфы,- нежно протянул слизеринец,- Вот это была бы встреча. Просто мечта,- Блэйт на миг прикрыл глаза,- Ну кентавры это тоже неплохо.. однако вервольы несомненно лучше. *Раздался еще одни волчий вой и девочка вздрогнула* - Вернемся,- сказал Каледон, крепко сжимая ее руку,- На сегодня хватит приключений. "Ладно, отложу встречу с вервольфами до старших курсов"

Vampira Sammet: - Хорошо, - кивнула, - Давай вернемся..., - хитро, - Но мы сюда еще придем, - лукаво улыбнулась и слизеринцы направились к выходу из леса, - Насколько я помню...Я тебя "выгуливала"?, - рассмеялась и смех эхом прокатился по Лесу, - Значит, идем за мной... -------------> Спальня Вампиры Саммет

Белла Свон: * Белла просто бродила и вдруг увидела в дали такой привлекательный ( для неё) и красивый лесок. Ей очень захотелось зайти в него. Посмотреть хотя бы одно дерево. Белла подошла ближе. В лесу никого не было. Она сделала ещё шаг и подошла к самому ближнему дереву. Белла дотронулась до него и осмотрела. Она было в шоке. Это было на столько старинное и могучее дерево. Она подошла к другому дереву и тоже дотронулась до него. Но потом Белла вспомнила, что это Запретный лес и сюда нельзя ходить ученики. И Белла поторопилась уйти из него. *

Melanie Sammet: РОЛЕВАЯ. Просьба не вмешиваться. Ранний вечер. Обычный вечер в мире волшебников, ни чем не отличающийся от этого же времени суток в мире магглов. Уроки уже закончились, трапеза в Большом Зале уже прошла, и наступила время, когда все дети могли углубиться каждый в свое дело, отдаваясь сладостям личных хобби. Морозно. Светит яркое солнце и так и норовит ослепить глаза тех, кто выбрался сейчас на улицу. Снег идет. Но не много. Лишь изредка с неба падают одинокие хлопья, пополняя коллекцию снежного покрова, который окутал землю. Кое-где снуют ученики. Хотя, наверное, большая их часть засела в Школе возле каминов с чашками чая в руках и пергаментом на коленях. Однако, в слизеринском подземелье точно не хватало одной из учениц. Саммет старшая сейчас находилась не в уютной гостиной нежнего яруса школы, а на улице. Мороз обжигал щеки и поэтому Саммет нацепила шарф до самых глаз. Девочка стояла на краю Запретного Леса и озиралась по сторонам, ища кого-то взглядом. На ней был теплая слизеринская мантия, даже несмотря на то, что в спальне, в шкафу, висела новая зимняя куртка,купленная в магазине Мадам Малкин. Не то, чтобы Мэл любила форму... Просто так вот было раположенно ее настроение. Пока девочка ожидала, она мысленно прокручивала в голове события сегодняшнего дня. Особенно она заострила внимание на прошедшем уроке зельеварения. Профессор Снейп был явно не в духе, так что узнай он о том, что собиралась сделать не путевая слизеринка - пакуй вещи, здравствуй Хогвартс-Экспесс. Глубоко вздохнув и мысленно молясь Салазару о том, чтобы Декан не проходил мимо именно в этот момент, Саммет продожила ждать...

Яська Блэк: *Яська вышла из замка и недовольно поморщилась, спрятав нос в когтевранский шарф. Занятия закончились сравнительно недавно, девочка успела уже сходить в Большой зал покушать и теперь тепло из желудка распространялось по телу вместе со сном. Сейчас бы повалятся немного в комнате, сходить к мамке, да с деканом подушками подраться. Но нельзя. Ведь Яська обещала мисс Саммет отправится сегодня с ней в лес. Именно поэтому, Яська собрала в себе остатки мародерского мужества и двинулась в сторону запретного леса. Блэк до последнего надеялась, что погода изменится, но погода показала язык и меняться отказалась. Поэтому теперь яркое солнце отражалось от снега и слепило глаза до боли в глазах и голове. Снега было немного, но Яська решила сократить дорогу и пойти именно там, куда маги скинули снег с расчищенных дорожек. Поэтому когтевранка проваливалась в снег по колено, а порой и глубже, проклиная ту минуту, когда решила пройтись именно тут. Мороз тоже не очень-то жалел Яську и беспощадно щипал ее за щеки, от чего они вскоре приобрели ярко-красный цвет, а следом за ними так же окрасился и нос. Волосы растрепались и когтевранка со злости подумала: "Хоть бы замерзли они что ли! Хотя бы так в лицо бы не лезли." Блэк все таки успела переодеться. Собственно девочка редко заморачивалась в чем она она была одета, но в этот раз замерзнуть в лесу совсем не хотелось. Она вспомнила, как Юс облил ее водой в холод и дернула плечом, отгоняя неприятные воспоминания. В этот раз Яська выбрала свою любимую магловскую одежду: темные теплые джинсы, серый с узором свитер, когтевранский шарф был натянут на нос, желтые Юстины варежки надежно грели руки. Шапку, традиционно, Яська не одела. Терпеть она не могла головных уборов. Однако сверху Яська не решилась одевать новую курточку, которую ей подарила профессор Эстель, а просто накинула теплую школьную мантию. Наконец, впереди показались верхушки леса и глубина снега постепенно пошла на убыль. Яська напоследок провалилась в сугроб по пояс и таки выбралась из сугробов. Настроение куда-то убежало, помахав ручкой, и Блэк хмуро принялась отряхиваться от снега, который успел забраться в сапоги, варежки и джинсы. Когтевранка заметила за собой, что она снова отряхивается, как кошка. Видимо анимаг стал все более проявляться в характере этой девчонки. Яська хмыкнула и осмотрела участок перед лесом на наличие Мелани. Она стояла неподалеку, тоже закутанная в шарф по свмый нос и ждала. Либо Яську, либо какого-нибудь монстра из леса. Кто быстрее прийдет. Блэк была уверенна, что мисс Саммет ее не услышала, как она пришла, а вернее выползла из снега и потихоньку пошла в ее сторону, думая напугать слизеринку для поднятия настроения и боевого духа или лес там уж сам поможет?*

Melanie Sammet: Солнце, упорно бившее в глаза, жутко ослепляло и Саммет уже и не знала, каким ракурсом ей стоять, чтобы хоть как-то пощадить свой глазной анализатор. Яськи на горизонте все не было и не было, поэтому Мелани уже начала думать о том, что авось из леса выйдет какое-нибудь чудо-юдо и утащит ее с собой. Хотя, впрочем, такая перспектива не особо радовала и слизеринка поспешно отбросила эти мысли, продолжая, как волчок, крутиться на месте и высматривать мисс Блэк. Ноги уже начали замерзать и девочка решила, что если она немного попрыгает, то количество теплоты, вырабатывающееся ее телом, увеличиться на энную цифру. Правда, как оказалось моментом позже, это была несколько плохая идея, ибо начав пританцовывать, Саммет провалилась в снег. Не глубоко, но все же сапоги загребли не мало замерзшей воды. Громко ворча и отряхивая ноги от снега, Саммет уплелась на несколько шагов от этого злосчастного места. И снова, прокрутившись круг вокруг собственной оси, Саммет наконец таки заметила неподалеку человеческую фигурку, замотанную в шарф по самые глаза. Это была долгожданная Блэк. Когтевранка продиралась сквозь сугробы, в которых тонула по колено и Мелани хмыкнула, обратив внимание на то, что буквально в трех шагах от нее - нормальная тропинка. Мэл показалось, или когтевранка подкрадывалась? Видимо, целилась напугать студентку дома Воды, напрочь забыв о том, что слизеринцы очень наблюдательны. Когда Яся подползла ближе, Мелани помахала ей что есть силы и окликнула: - Блэк, наконец-то! Вечер добрый!, - и хитро улыбнулась.

Яська Блэк: *Подумав, Яська все таки решила Мелани не пугать, мало ли что заранее с ней случится. Она подошла к слизеринке, но видимо получилось довольно тихо, потому что похоже мисс Саммет показалось, что Блэк пыталась ее напугать. Яська улыбнулась, ступила еще шаг... и провалилась в небольшую ямку. По подозрениям когтевранки, кто-то совсем недавно провалился тут под снег. Была надежда, что это мисс Саммет и Яська не одна тут с промокшими ногами.* - Он самый, Мел. - *Яська выкарбкалась из ямки и отряхнула сапоги* - Ну что, в путь дорогу? *Когтевранка улыбнулась и, не дожидаясь ответа, первая вступила на границу леса. Снега тут было намного меньше, в некоторых местах его не было совсем. Плотно переплетенные верхушки отгораживали землю от снега и частично от солнца. Стоял полумрак и уже с первых минут как-то нехорошо засосало под ложечкой. Бодрило только то, что еще не ночь и все более менее опасные твари должны спать... Должны. Интересно, а они сами об этом знают? Яська сглотнула и обошла стороной как-то подозрительно шуршащий, прикрытый снегом холмик. Чего я боюсь? да я знаю этот лес... ну хорошо, ближайшие районы достаточно хорошо. Это я вон Саммет пугать должна, а не себя. Да и в конце концов, вы, кажется, за этим и шли. За приключениями, монстрами... А, кстати...* - Мел! *крикнула Яська не оборачиваясь* А зачем мы сюда пришли? *ответа не последовало* Мел! *крикнула когтевранка еще раз* Мисс Саммет? *Блэк обернулась в поисках слизеринки*

Холли Кеннеди : Ролевая Melanie Sammet и Холли Кеннеди. Просьба не вмешиваться. Интересно, кого нормального вы увидите в Запретном лесу под покровом ночи? Вряд ли вы встретите там кого-нибудь адекватного, но на этот вечер было исключение. Ученице Слизерина - Холли Кеннеди вдруг стало скучно у себя в комнате. Вследствие долгого времени чтения довольно скучной книги, глаза девочки начали слипаться. Чтобы отогнать сон, она решила пройтись вокруг Хогвартса. И вот, тропинка привела ее к Запретному лесу. Надо сказать, что по приезду в Хогвартс, чувство опасности девочки притупилось. Она абсолютно никого и ничего не боялась. Запретный лес? Ха, видали вещи и пострашнее. На картинках правда, ну да ладно. Холли, войдя в лес, прошептала: - Lumos! На конце ее палочки тут же возник свет, освещающий все ближайшее пространство. Под ногами хрустел снег, над головой была надежная крыша из листьев дубов, вязов, буков и тисов. Неспешно ступая, Холли старалась не пропустить ничего интересного. Но ничего интересного к сожалению не было. Где-то вдалеке ухал филин, шелестели листья деревьев и был слышен только хруст снега. Не теряя надежды, девочка продвигалась вперед.

Melanie Sammet: Обычно, когда вечером в гостиной факультета делать нечего, Мелани выбиралась на свет Мерлинов, в школу, и бродила по ее окрестностям. Туда-сюда снували ученики, и вечера так и проходил – в бесконечных мини-диалогах, и в море лживых, иногда и не очень – улыбок. Каждый день, снова и снова, опять и опять. Как же это надоело. Слизеринка закуталась в мантию испустилась в холл. Как обычно – шум, гам, толкотня, много народу. Знакомые лица. Некоторым хочется улыбаться, от некоторых хочется убежать, из-за третьих на лице возникает недовольная гримаса. Девочка подошла к входной двери и потянула ее на себя, а затем выскочила наружу. На улице было морозно, но почти безветренно, что определенно не могло не радовать. Розье поплелась знакомыми тропинками, глядя уверенно прямо перед собой. Был уже вечер, поэтому начинало темнеть, но нужно было быть абсолютно слепой, чтобы не заметить маленькую фигуру в зеленой мантии, направляющуюся в сторону запретной зоны – в стороны Запретного Леса. Мел прекрасно помнила, как однажды ей удалось погулять там с мистером Блэйтом, но тогда они не пошли далеко в лес. Формалистка от А до Я, Мелани не могла допустить, чтобы кто-то с ее факультет сунулся в Запртеный Лес поздно вечером. Она не была старостой, но сие волновало ее не меньше, чем любого другого слизеринца. Не обязательно быть старостой, чтобы переживать за факультет. Мел направилась за удаляющейся фигурой, думая о том, что не хватало еще того, чтобы слизеринка пострадала, а с факультете еще в добавок и баллы содрали штрафные. Тем временем незнакомая ученица, судя по всему – первокурсница, шагнула в Лес. Розье заметила, что та воспользовалась «Люмосом», дабы впереди задребезжал огонек. Прибавив шагу, но стараясь держаться на таком расстоянии, чтобы не быть замеченной, Мел тоже переступила запретную черту, направляясь за гипотетической первокурсницей.

Холли Кеннеди : Пока Холли выходила из замка, ей не было холодно, но сейчас ей стало ясно, что лишний свитер не был бы лишним. Стараясь не обращать внимания на внезапно прокравшийся холод, она продолжала бодро шагать вперед, не замечая никого и ничего вокруг себя. Ей подумалось о том, что здесь в Запретном лесу, наверное очень хорошо весной, когда лес будто отходит от зимней спячки и походит на только что поднявшегося с кровати человека, который зевает и лениво потягивается, умиротворенно озираясь по сторонам. Здесь наверное так много красивых животных. - подумала девочка, шагая по рыхлому снегу. Через несколько минут, она услышала странный звук. Как-будто низкое "Пи-пи-пи" начало раздаваться со всех сторон. Холли повернула голову, и вскрикнула от неожиданности. Сзади нее стояли два эльфа пикси. Было ясно, что эта встреча ничего хорошего не сулила. Если бы не лекции по эльфологии Скарлет Бьюти, то юная девочка и вовсе бы перепугалась. Но преподаватель-стажер очень хорошо объяснила как выглядят они и даже показала на примере. Эти пикси были облачены в довольно потертую куртку с зияющими дырами, колпак прикрывающий им глаза и явно мешающий обзору, и большие для их стоп остроконечные ботинки. Хорошим поведением они не отличались, и как на грех девочка забыла то, как отогнать этих противных эльфов. Ну почему так?! Почему мне не встретились фейри или альвы?! Глаза девочки стояли на мокром месте, медленно отойдя от них на безопасное расстояние, девочка крикнула: - Ээй, помогите!

Melanie Sammet: Мелани продолжала пробираться по лесу вслед за незнакомой слизеринкой, ориентируясь только на свет от ее палочки, не смея «зажечь» свою. Сделать это, это добровольно сдаться. Хотя, с другой стороны, рано или поздно ее нужно было окликнуть – не позволять же ей заползти глубоко в лес? Но пока Розье, видимо, ждала, что девочка очухается сама, развернется, и пойдет обратно. Но, кажется, незнакомкой правило ярое любопытство – она и не думала возвращаться. В потемках Мелани то и дело проваливалась в сугроб, спотыкалась о коренья, и мысленно ругаясь, едва сдерживая слова ругани типа «черт», или «Салазара!» у себя в горле, не давая им вырваться наружу. Незнакомая слизеринка почти скрылась из виду, огонек ее палочки мерцал где – то далеко, и Мелани, закатив глаза, прибавила скорости своему шагу. Казалось, этот тихий, безмолвный лес не может таить никаких опасностей, но это было не так, и это знал каждый ученик – за гробовой тишиной скрывается не одна тварь, которая, кажется, уже скоро должна выбраться из своих укрытий, так как уже почти стемнело. Мелани почувствовала, как по коже побежали мурашки от одной только мысли о том, что какая – нибудь тварь может попасться ей по дороге. Мало того, что она училась всего на третьем курсе, так впереди еще и вышагивала «безголовая» первокурсница, ответственность за жизнь которой Розье взвалила на свои плечи, сунувшись за ней следом. Теперь слизеринка мысленно ругала себя за то, что не остановила ее еще перед входом в лес, и право, не понимала, почему этого не сделала. Впереди, оттуда, где шла слизеринка – первокурсница, раздался зов о помощи. Похоже, он принадлежал как раз этой самой слизеринке. Мелани резко остановилась. Что делать? Бросить в замок, за помощью, или пойти самой? Хотя, что могло испугать первокурсницу? Какой – нибудь жучок, и только, поэтому Мелани ухмыльнулась, подумав: «Небось, собственной тени испугалась», и достала палочку из кармана: - Lumos!, - и на ее кончике задребезжал яркий огонек. Ярче, чем на кончике палочки незнакомой слизеринки. Мелани зашагала вперед и еще издалека услышала характерные звуки, которые прекрасно знала. «Пикси…», - подумалось ей, и она оказалась права. Теперь она уже видела субъект преследования – да, действительно, кажется это и впрямь первогодка. Перед ней стояли два эльфа, а над головой, к тому же, кружили корнуэльские пикси, которых, кажется, напуганная девочка не заметила. Мел ловко сняла с себя мантию, а потом надела ее снова, но на сей раз – вывернув ее наизнанку. А вот с корнуэльскими пикси дела обстоял куда сложнее. Покрепче сжав палочку, Мел вышла навстречу слизеринки, чтобы та смогла ее заметить, и бросила на нее злой взгляд. Эльфы, завидев девочку, начали разбегаться, а одноа их корнуэльских замахнулась какой – то корягой над головой незнакомки. Мел направила на них палочку и уверенно, громко произнесла формулу: - Peskipiksi pestornomi!, - не могло не сработать. Розье спрятала палочку во внутренний карман мантии и сурово посмотрела на девочку. Она была зла уже из – за того, что эта умудрилась попасть в передрягу. - Слизеринка…, - пошипела Мел, словно кошка, - Какого… Волдика ты здесь забыла?, - обратилась она к незнакомой девочке, совершенно забыв про этикетный официоз, - Неужели не знаешь, что в это время здесь запрещено и опасно находиться? Только сейчас третьекурсница заметила, что глаза первокурсницы на мокром месте, поэтому глубоко вдохнула, чтобы быть спокойной, не расстраивать девочку, и, как можно мягче, посмотрела на нее. В конце концов, это была слизеринка, и Мел не могла, не должна была, ее обидеть.

Холли Кеннеди : Мысленно попрощавшись со всем, Холли уже не надеясь на то, что к ней придет помощь, закрыла глаза. Да, не бог весть что, но зажмурившись девочке, стало хоть капельку легче. Через пару мгновений ученица услышала шорох. Подумав о том, что ей все равно терять нечего, девочка открыла глаза и с изумлением стала наблюдать за происходящим. Нет, это не галлюцинации, в поле зрения Холли оказалась ученица с ее же факультета, но на вид значительно старше самой девочки. Весь ее вид говорил о том, что она жутко рассержена. Но теперь это уже было не так важно. Меня спасли! – первая сознательная мысль, а затем до Холли дошла вся суть происходящего. Она первокурсница, под покровом ночи пошла в Запретный лес. Одна без какого-либо сопровождения. Причем факт, что на нее могут напасть или что-либо с ней случиться не исключался. Ну, все, теперь меня точно отчислят. Предательская слеза выдала все мысли девочки, да и как тут не заплачешь, когда ты только что оправился от шока, а на тебя уже ругаются. Пролепетав что-то неразборчивое, девочка впопыхах полезла за носовым платком. Шумно высморкавшись, она посмотрела на свою «спасительницу», Поскольку глаза ее были мокрыми от слез, то она лишь увидела смутные очертания девушки. - Извини, я, я, я просто… Мне… Да слова, конечно, не отличались оригинальностью, но придумать что-то более адекватное она не смогла. Посчитав до десяти, она собралась и выпалила: - Я просто не думала.. Спасибо тебе огромное, если бы не ты, я, наверное, уже плутала бы по другому миру. Холли была искренне благодарна девушке, будь уже что будет, но она ее защитила. - Я Холли, Холли Кеннеди, - сказала девочка, вспомнив о том, что они еще не познакомились, а не представиться было бы неприлично.

Melanie Sammet: *Маленькая слизеринка, стоящая перед Мелани, верно, было очень напугана. Из ее глаз брызнули слезы, и она полезла за платком. Мел наблюдала за этой картиной, и думала о том, что у нее произошедшее вряд ли вызвало бы такие слезы. В конце концов, перед Холли стояла слизеринка, которая умудрилась вместе с подругой протащить на факультет бочку с сомнительным содержимым, и избежать наказания, а потом и отравиться в общей гостиной, быть вытянутой из лап Смерти, проваляться все каникулы в БК, и опять таки миновать наказание. Да, для тех, кто не знал Мелани так близко, как ее друзья (число которых было не так уж и велико), это было бы шоком, и они бы не поверили, что юная Розье порой «теряет голову», ведь она всегда казалась воспитанной, благоразумной, аристократичной девочкой. Впрочем, «клины» бывают у всех. Когда девочка наконец заговорила, что получалось у нее не вполне связно, Мелани стряхнула с себя тень мыслей и внимательно посмотрела на слизеринку. В ее взгляде уже не было ни такой серьезности, ни жестокости. Взгляд определенно смягчился. Ну конечно, ведь перед ней стояла слизеринка… досмерти напуганная первокурсница Слизерина! Одно сейчас определенно радовало – хоть Мел и не остановила ее в начале пути, но она последовала за ней, так что девочка вернется Домой целая и не вредимая. О противном случаи, если бы Розье не полезла за ней в этот проклятый Лес и думать не хотелось. - Я Мелани Розье, - представилась слизеринка смотря прямо в глаза первокурсницы, в ответ на ее представление, - Да уж, тебе действительно повезло, что я заметила тебя еще выходя из Школы, и последовала за тобой, - Мел закусила губу. В голове четко пронеслась мысль: «И не повезло, что я не остановила тебя», - Вот только одного не понимаю, зачем ты пошла сюда одна да еще и вечером? Я надеюсь, палочка то хоть при тебе…?, - Мелани наградила девочку вопросительным взглядом, давай понять, что хочет услышать ответ на заданный вопрос. Розье уже хотела предложить Холли отправиться обратно в Школу, пока не поздно. Но, как оказалось, уже было поздно… Где-то в дали послышался сильный топот, и звук явно приближался. По всему прочему, чья-то беготня сопровождалась еще и то ли буйным разговором, то ли воодушевленным криком. Вглядевшись в сгущающуюся темнота, слизеринка поняла, что какой-то табун бежит по направлению к ним. Точнее, вряд ли их целью было убить слизеринок, скорее они просто бежали. Это были кентавры. Мел охнула, и подумала, что сейчас как раз самое время для поднятия всей живности, что кроется в лесу. Стадо быстрой приближалось. Теперь уже и Мелани была несколько напугана, но не потеряла самообладания. Ухватив Холли за плечо, Мел рванула вперед: - Бежим отсюда! Быстро перебирая ногами и не отпуская Холли Мелани бежала вперед. Сворачивать было некуда, и Розье начала уже молить о помощи Салазара, Моргану и Мерлина. Сил бежать уже не осталовась – еще бы, пробираться через коренья и сугробы, да еще и таща за собой первокурсницу. Шумно выдохнув, Мел ринулась направо, в сторону, утянув за собой Холли. Повезло – девочки плюхнулись в сугроб за широким дубом, и стадо кентавром промчалось мимо них. Запыхавшаяся слизеринка смотрела на небо и тяжело дышала, но тем не менее выдавила из себя вопрос, ответ на который все еще мучал ее: - Так… что..палочка…у ...тебя…с…собой…?

Холли Кеннеди : Наверное, уже было часов девять, потому что теперь в лесу не было так темно, и путь им немного освещала луна. Оказавшаяся рядом с девочкой слизеринка, не являлась строгим представителем старосты, как казалось вначале. Видимо войдя в положение Холли, она поняла, что ей уже ничего не докажешь и не изменишь и смягчилась, за что девочка была ей очень благодарна. Ученицам ничего не оставалось, как идти дальше. По пути у них завязался разговор. - Очень приятно, Мелани. Я даже думать не хочу, о том, чтобы могло случиться… - девочка на мгновение задержала дыхание. Выдохнув, она продолжила. - Понимаешь, я не могу это адекватно объяснить. Загорелась желанием и все, такое бывает со мной, и я просто ничего не могу с собой поделать. Если трезво оценивать ситуацию, то такое действительно может случиться с каждым. И даже с преподавателем. Правда, их не нужно будет вызволять из беды, они обладают очень хорошей памятью на заклинания. Из уст слизеринки последовал очередной вопрос, и Холли только открыла рот, чтобы на него ответить, как вдруг раздался ужасный топот. Это было так неожиданно, потому что девочка думала, что все опасности уже позади. Рванув за Мелани, Холли думала только о том, чтобы спастись. Она еще не знала, кто издает такой цокот, но это явно не были лошади. На бегу обернувшись, девочка увидела бегущий за ними табун кентавров. Казалось, что для них уже все кончено. На счастье Холли, Мелани была глазастая и разглядела сугроб, расположенный прямо за дубом. Упав в сугроб, девочки тем самым спаслись. - Палочка.. Ээ, да. Где-то определенно была. – сказала Хол переводя дух. Казалось, что ее новоиспеченная знакомая слышит грохот ее сердца. - Мерлин! У меня такое чувство, будто это не последнее приключение сегодня, выпавшее на наше долю! – в сердцах выпалила Холли.

Холли Кеннеди : Ролевая заморожена. Тема свободна.

Юстиан Вержоу: Флешбек от 14 февраля Интересно, почему считается, что летать на метле вдвоем жутко романтично? На самом деле абсолютно не удобно, особенно ночью. Почему? Да все очень просто. Во-первых, девушка, по определению, не может сидеть спокойно, особенно если она охотница в квиддиче. Во-вторых, метлу саму по себе перевешивает от тяжести двух человек. В-третьих, тесно и при этом во время полета не о какой романтики не может быть и речи, так как ветер жутко обжигает лицо. Романтика может быть только в том, что девушка к тебе сидит ну очень близко. В-четвертых, ночью в Запретном Лесу безумно много деревьев, которые так и выскакивают на дорогу. "Да, реально дурная была идея. А ведь так хотелось подарить праздник, сделать все в лучшем виде!", - в очередной раз чертыхнулся Юстиан, уворачиваясь от дерева и чуть не переворачивая метлу. "Главное, чтобы эта рыжая особа", - Юс подумал о Яське сейчас с огромной нежностью, - "не просекла, что план проваливается прямо у меня на глазах". Юстиан прижался поближе к Яське, ведь им предстоял не простой маневр. Но перед тем, как начать его совершать, хафф дунул Блэк в ушко и прошептал, положив голову на плечо девушки: -Уже чуть-чуть осталось, готовься к приземлению. Обхватив одной рукой когтевранку за талию, Вержоу второй опустил древко метлы вниз, стараясь сделать это не очень резко, чтобы не съехать с нее как с горочки. Небольшая полянка открылась взору этой безумной парочке. -Ну вот и прилетели, а теперь, я надеюсь, ты будешь не против, в очередной раз за эту ночь закрыть глаза. Перед молодыми людьми была густая стена леса, абсолютно не проглядная, но ведь именно такие вещи и хранят секреты.

Дженис Уолтер: Ролевая Andrew и Дженис Уолтер, иногда появляется ВилкОс Полнолуние. Дженис тихо шла по запретному лесу, держась за руку с Эндрю. В лесу было темно, так как была уже поздняя ночь. Было слегка страшно, но ведь рядом с Дженькой был её старший брат. Слегка шелестела листва и кроны деревьев бросали тени на землю. Где-то недалеко был просвет, который оставляла полная луна, но это было очень далеко. -Здорово здесь, правда? - Тихо спросила Слизеринка у Энда, не рискуя отпускать его руку и крепко сжимая её.

Виола Вандерфлит: ВилкОс скакала на своей лошади: тьма по лесу... Внешний вид Вилки желал лучшего: к Тьме девушка приделала рог, так что лошадь теперь была единорогом, майка была вся в крови*кетчупе*, джинсы порванные когтями*ножом*, растрёпанные волосы, приделанные клыки, наклееные когти, и всё это выглядело по-настоящему... В общем оборотень на заказ Уууу... Аргх... Мясооо... Мясооо...-Вилка ехала галопом по лесу и завывала аки волк Ауууууу..._Вилка перешла с галопа на рысь а потом на шаг... Джениииисс... Я... отомщууу... тебеее... Аууууу...-ВилкОс слезла с лошади

Andrew: Эндрю внимательно смотрел по сторонам прислушиваясь к каждому малейшему щероху, с неба грустно смотрело око Симарглаво, дул холодный пронизывающий ветер, в клочья разрывающий облока на чёрном ночном небе и вокруг, как страшные чудовища, чернечи исполинские деревья Запретного леса... Услышав тихий голос Джен, Эндрю резко обернулся, его холодный взгляд застыл на милом личике Слизеринки, но в скоре взгляд потеплел и юноща улыбнулся... -Да этот лес очень напоминает Австрийский Лангедок, я люблю гулять по таким лесам в Октябре, когда у оборотней линька) непонятно к чему добавил парень. Мы же идём смотреть на единорога? спросил юноша...

Дженис Уолтер: я люблю гулять по таким лесам в Октябре, когда у оборотней линька) Дженис посмотрела на брата таким взглядом, словно видела что-то страшное. Она долго оглядывалсь в лесу, всё ещё держась за руку Энда. Его рука была тёплая, даже очень и Дженька не отпускала её не потому что было страшно, а потому что просто не хотела отпускать. Эта теплота, которая всегда была рядом, но сейчас особенно близка, была дорога Дженьке. И так она, как маленький ребёнок, держалась сжимала ладонь брата в своей. Мы же идём смотреть на единорога? спросил юноша... -Да, безусловно... Мне очень интересно посмотреть на это существо. А это правда, что их кровь может спасти человеческу жизнь? - Спросила Дженька горящими глазами. Она на самом деле ничего толком не знала о волшебном мире, потому что братья её редко брали на такие вот прогулки. И книги как-то то читались, то не читались, по-разному вобщем. И о единорогах Дженис слышала лишь в легендах и сказаниях, но не верила в это и считала чушью, пока, наконец, брат не взял её на эту весьма странную прогулку. Вдруг Дженис услышала в лесу какое-то завывание: то ли ветер, то ли оборотень, то ли ещё что-то и крепко сжала руку Энда от страха. -Что это, Энд? - слегка дрожащим голосом произнесла девушка. Её глаза уже привыкли к темноте и она видела Энда очень отчётливо, а так же замечала какое-то шевеление в кустах. --------------------> Действие переносится в Безмолвный Лес и Дорогу

Эльда Стоун: Путаясь в полах длинной мантии, Эльда шла меж высоких деревьев по узкой ветвящейся дорожке, освещая себе путь волшебной палочкой. Стояла глухая беззвездная ночь, и луна выглядывала из-за облаков, угрожающе нависнув над замком. Издали были видны остроконечные шпили башен и несколько ярких огоньков в окнах. Замок спал, погрузившись во тьму, и только откуда-то из глубины леса доносились странные звуки, не похожие ни на что известное. Оступившись, Эль споткнулась о камень, лежавший возле дороги, и тишину шагов нарушил хруст сминаемой ветки. Оглянувшись в сторону брата, шедшего следом, она на секунду пожалела, что не послушала его и отправилась первой. В этот момент по лесу гулким эхом прокатился протяжный вой, заставив девушку вздрогнуть и обернуться к Тео. Палочка в ее руке вздрогнула, и свет пробежал по деревьям. - Как думаешь, что это? - с нарочитой безмятежностью в голосе спросила Эльда, встречаясь взглядом с братом и стараясь не выдать своего волнения. Ответ ее не слишком интересовал, но идти дальше в тишине казалось ей невыносимым.

Теоман Стоун: - Вряд ли это вурдалаки, разрывающие труп, - бросил Стоун небрежно и, наклоняя голову влево, прислушался к протяжному, не умолкающему вою, - больше похоже на обычных волков. Теоман перевернул кепку козырьком назад и раздраженно вжал уголки губ. Сестра не вняла его советам относительно практичной одежды и теперь сильно рисковала упасть, запутавшись в полах мантии. Качая головой, он оторвал осуждающий взгляд от Эль и огляделся. За время своей работы в аврорате Стоун услышал такое количество историй, баек и ужасов, связанных с этим Лесом, что сегодняшнюю прогулку воспринимал почти как поход в музей военной истории. Глубоко вздохнув сырым воздухом, наполненным прелью, он присел на корточки и, проведя пальцами по прошлогодней хвое, поднес руку совсем близко к лицу. Чуть потянув носом воздух, Теоман почувствовал обычный сосновый запах, чуть терпкий, словно заостренный, и еще один аромат - тонкий и едва уловимый, всегда напоминавший ему запах пряника. Тео посмотрел на хвою, налипшую на пальцы, и встал, отряхивая руку о джинсы. - Мне кажется, мы почти на месте. Убери Люмос, Эль, он слишком нас выдает. Я конечно сомневаюсь, что рядом бродит табун кентавров, желающих сделать из нас канапе, но лучше все же не устраивать световое шоу. Эль, слишком испуганная воем, чтобы спорить с братом, пробормотала заклинание, и палочка погасла. Он взял сестру под руку и медленно пошел вперед, часто моргая, чтобы глаза быстрее привыкли к темноте. - Кстати, удивительно, - сказал Теоман чуть приглушенно, наклоняясь к ее уху, - что ты при всем своем любопытстве так и не спросила, что я здесь забыл среди ночи. Стоун, внимательно смотря себе под ноги, по привычке поглаживал в кармане куртки древко волшебной палочки, отполированное почти до зеркального блеска. - Помню одну историю.. - протянул он как будто с неохотой и, прищурив левый глаз, посмотрел вокруг. Корни деревьев начал заволакивать туман, подчеркнутый рассыпчатым и слабым светом луны, с трудом пробивающейся сквозь густую крону деревьев. Все это делало лес красивой картинкой, иллюстрацией готического романа прошлого века, которая вызывала в нем лишь холодное равнодушие, как нечто само самой разумеющееся. - Так вот, - Тео резко тряхнул головой, отгоняя неуместные сейчас мысли.- Лет 15 назад меня с коллегой, вроде бы ты даже видела его однажды, в свой первый приезд в Англию, - Стоун хмыкнул. - Дрейка вообще сложно не запомнить, у него внешность героя из рассказов Джойса - типичный ирландский рабочий. Нас как-то с ним отправили в деревню в Северной Англии. Деревня находилась в лесу, чем-то похожим на этот, потому и решил рассказать. Только тот лес был типично маггловским - никаких единорогов, кентавров, разве что пара одичавших грибников. Но, скажу тебе, дела в этой деревне творились просто удивительные... В лесу было озеро, местные звали его Бесовским... или дьвольским... я, честно говоря, уже и не вспомню. Суть в том, что по поверьям, тот, кто упадет в озеро или просто коснется воды, вскоре умрет. Полный бред, я и Дрейк проторчали в этой луже наверное минут сорок, по самую шею в иле, пытаясь понять, действительно ли на нем лежит заклинание... Но это было уже потом, после того как мы разобрались с проблемой , - Теоман замолк на пару минут, помогая Эльде перелезть через корягу. - В озеро, к своему несчастью, упал мужчина. При этом он умудрился поступить по-свински и не умереть в муках, чем так сильно разочаровал всех, что они решили принести пятерых жителей в жертву, дабы умилостивить колдунью, по легенде живущую в озере. Мы успели туда как раз вовремя - одну девчонку уже начали топить в пруду... Не знаю, откуда взялось это предание, но оно так въелось им в мозг, что потом этот мозг мы прочищали каждому по полчаса, хотя обычно на это требует максимум минут 10. Местный лекарь, кстати, мне рассказал, что хотел отравить главного виновника событий и спасти пятерых, но так и не решился... Вообще интересная проблема выбора, согласись... Все же магглы не перестают меня удивлять, вроде бы 21 век, они окружены этой пресловутой техникой и изучают какие-то там нане... нана... - Стоун нахмурил брови, пытаясь вспомнить маггловский термин, - нанотехнологии... вроде бы так это называется.. в общем что-то там, и при этом, стоит углубится в лес, как они уже приносят ведьмам жертвы. Если напомнишь, я тебе расскажу как-нибудь про филологическую экспедицию в Сибири, которую мы спасали полным аврорским составом... - неожиданно Стоун резко остановился, отчего Эль споткнулась и по-турецки, почти неслышно выругалась. Игнорируя цветистые выражения сестры в свой адрес, Теоман чуть пригнулся, а потом, выпустив руку Эль, присел, проделывая с лежалой хвоей те же самые манипуляции, что и в начале пути, только на этот раз реакция была другой - он сразу стал серьезным, уголки губ ушли вниз, придавая лицу настороженное выражение, а глаза потеряли обычное свое выражение легкой иронии. Он очень медленно встал с корточек и, даже не обернувшись на Эль, бросил: - Стой тут и не двигайся, - не дождавшись ответа сестры, которая уже было открыла рот, чтобы спросить его о том, что собственно происходит, Тео, неслышно ступая, скрылся за деревьями.

Эльда Стоун: Рассеянно наблюдая за братом, воспринявшим все происходящее гораздо серьезнее, чем она ожидала, Эльда погасила свет на конце палочки и прислушалась к доносящимся издалека заунывным звукам. Саму ее мало пугала вероятность встречи со стаей волков, отчасти потому, как она лишь смутно догадывалась, что их следует бояться, а отчасти из-за присутствия брата, рядом с которым она не испугалась бы не то что каких-то там животных, а даже дюжины дементоров. Убрав палочку в карман, Эльда шла рядом с Тео, осторожно переступая через овраги и неловко спотыкаясь о мелкие камни, попадавшие под ноги. Полы мантии то и дело цеплялись за сухие ветки мелких кустарников, так что ей приходилось постоянно одергивать одежду, проклиная все на свете и стараясь не показывать своего недовольства, дабы удержать брата от иронических комментариев по поводу выбора практичной одежды. Она уже сама не понимала, что толкнуло ее на эту ночную прогулку. Словно прочитав мысли сестры, Тео чуть наклонился к ней, сжимая пальцы на локте. Удивленно приподняв бровь, она несколько недоуменно взглянула на брата, дернув край мантии, зацепившийся за корягу. - Я думала, ты сам скажешь, что здесь забыл, - парировала она, легко подернув плечами, точно от холодного сквозняка. Тео пропустил ее слова мимо ушей, задумавшись о чем-то, и она притворилась, что не очень-то и ждала ответа. Лес, подернутый легким туманом, в плавном переплетении нечетких линий, вызывал у Эльды странное чувство отчужденности и нереальности, словно она видела его во сне, словно все это было не по-настоящему. Отгоняя навязчивую иллюзию, Эль тряхнула головой, отчего волосы черной россыпью легли на плечи, и, бросив взгляд на брата, созерцавшего окрестности с видом юного натуралиста, сонно зевнула. Хотя она давно потеряла счет времени, а часы, как предмет совершенно бесполезный, не значились в ее гардеробе, ей казалось, что прошло не меньше двух часов после полуночи, настолько бесконечно долгой была их ночная вылазка. Слушая рассказ Тео, Эль улыбалась краешком губ и поглядывая на него усталым, обессиленным взглядом, с видимым усилием преодолевая преграды из камней и оврагов. Она не очень понимала, куда он столь уверенным шагом направился, и предпочла промолчать, надеясь, что это убережет ее от долгих наставлений. В этот момент истории о магглах, верящих в силу древнего проклятия, казались ей вполне забавными, так как, во-первых, отвлекали отвлекали от ноющей боли в ногах, а во-вторых, лишали ее необходимости придумывать темы для разговора. Голос Тео действовал на нее столь успокаивающе, что она разом выкинула из головы волков, воющих где-то неподалеку, и сырой холод, пробирающий насквозь. Больше всего сейчас ей хотелось оказаться у себя в башне, вместе с чашкой горячего мятного чая и широким шерстяным пледом. Но вслух она сказала другое. - Да, интересная проблема, - не очень вникая в смысл, повторила она за братом, невольно подражая тону его голоса. - Магглы вообще меня всегда удивляли... Верить в такие глупости - проклятое озеро, жертвоприношения... Будто мы такие несовременные, что до сих пор только на метлах летаем, - она замолчала, вслушиваясь в тишину, и с улыбкой прибавила. - Хотя откуда им знать правду? Тео замер так резко, что Эльда, по инерции шагнув вперед, запнулась и негромко выругалась. - Что еще?.. - она не договорила и с прежним удивлением посмотрела на брата, рассматривающего землю под ногами. Издали донесся протяжный вой, на этот раз в полной тишине, отчего по коже пробежал легкий холодок. Игнорируя вопросительный взгляд сестры, Теоман исчез за деревьями, оставив Эль одну в кромешной тьме наедине со своими страхами. Борясь с желанием достать волшебную палочку и зажечь огонек света, она осторожно шагнула вперед и прислушалась.

Теоман Стоун: Стоун тихо выругался сквозь зубы, стоя за деревом и наблюдая за волками, которые рвали мертвую тушу оленя. Он обернулся, угадывая в темноте силуэт сестры, надеясь, что хотя бы в этот раз она не полезет вперед, наперекор здравому смыслу и в пику ему лично. Теоман пошарил взглядом по земле, сильно морща нос. Все же не зря он наложил на сестру и себя заклятье неслышимости, чуть им измененное, благодарю чему, кроме звуков оно делало неощутимым еще и запах, что оказалось особенно полезным – резкий аромат духов Эль почувствовать могло разве что животное или человек, лишенный обоняния как такового. Наконец, найдя подходящий камень, Стоун поднял его и подкинул на ладони, приноравливаясь к весу и форме. Испугать волков заклятьем было, конечно, более быстро и возможно эффективнее, но он всегда придерживался мнения, что использование магии просто так не проходит и в будущем все эти магические излишки, проистекающие зачастую из-за банальной лени или недостатка опытности, могут дать ощутимые последствия, которые никак нельзя назвать приятными. Если бы на поляне были оборотни, он бы воспользовался магией незамедлительно, причем не самыми безобидными видами заклятий, но волки... Теоман однажды на собственном опыте убедился, что любое дикое животное боится человека куда как больше, чем сам человек животное, если он конечно не впадает в панику и тем самым провоцировать вполне очевидное развитие событий. Опыт, который он вспомнил, был весьма примечателен – по воле обстоятельств они с напарником коротали время на ветке дерева в сосредоточенном молчании и ожидали подвоха откуда угодно, но только не от самого дерева – ветка с хрустом обломилась, не выдержав веса двух мужчин. И если напарник приземлился на землю, то Стоуну повезло еще больше – он приземлился прямо на медведя, который был занят садоводством – объедал малину. После жизнеутверждающих криков Теоман побежал в одну сторону, медведь в другую и больше им встретится не довелось. Вспомнив этот эпизод из своей карьеры, мало впрочем кому известный, он ухмыльнулся и резко размахнувшись, кинул камень на другую сторону поляны. Волки – их было четверо - тут же забыли о добыче и оскалили, испачканные в крови, морды. Быстро подобрав еще один камень, он кинул его с другой стороны поляны. Волки сбились в кучу, зайдясь хриплым предостерегающим лаем. Теоман шепотом ругнулся, характеризуя волков как один известный вид присмыкающихся, и, достав волшебную палочку, снял с себя заклятье неслышимости. Волки сразу же учуяли его и слегка попятились, не переставая скалится. Теоман оглушительно свистнул и вышел на поляну. - Ну! Пошли! - он свистнул еще раз, заложив два пальца в рот. Волки попятились, не переставая скалиться. - Пошли! - он свистнул еще раз, готовый уже воспользоваться палочкой, которую сжимал в руке, когда волки, словно не хотя развернувшись, скрылись в лесу. Он, хмурясь, почесал нос, шепотом бросив, - не зря все же волчьим корнем называется, - и уже в полный голос крикнул, оборачиваясь, - Эль, иди сюда!

Эльда Стоун: Эльда стояла, притаившись за высокими деревьями, настороженно прислушиваясь к звукам, доносившимся с поляны. Не то чтобы она боялась за брата, но присутствие рядом живых существ, настроенных по отношению к ним явно враждебно, уверенности не прибавляло. И все же, при одном взгляде на Тео, решительно направившегося прямо навстречу к волкам, глаза Эль загорелись, а страх уступил место почти спортивному азарту. Движимая любопытством, она осторожно переступила через корявую ветку, зацепившись за нее и уже по привычке одернув мантию. Отсюда, из-за широкой сосны с корой, покрытой густым влажным мхом, поляна просматривалась целиком, так что девушка чувствовала себя в эпицентре разворачивающегося действа. Стряхнув с мантии хвойные иголки, Эль сжала в кармане рукоятку волшебной палочки, готовая в любой момент сорваться с места, если Теоман все же недооценит опасность противника. Все происходящее напоминало ей своего рода театральное представление. С одной стороны, роли и сюжет, казалось бы, были предопределены заранее, с другой же, всегда можно было ждать от постановщика неожиданной развязки. Конечно, никакой опасности эти существа из себя не представляли, весь их грозный вид сник при появлении человека, вооруженного огромным камнем - Тео даже не пришлось прибегать к помощи магии. Эльда, видевшая волков впервые, была неприятно этим удивлена, так, словно ее лишили главной радости жизни. Сразу утратив заинтересованное выражение лица, она выпустила палочку из рук, проклиная брата за то, что обнадежил ее без всякой на то причины. Если судить по его рассказам, по степени угрозы для жизни поход в Запретный Лес мог быть сравним лишь со спецзаданиями в Аврорате. Поэтому, глядя вслед убегающим волкам, Эль не могла сдержать своего разочарования. Неохотно показавшись из-за деревьев, она вышла на поляну, рассеянно ступая по мягкой, прогибающейся от каждого шага земле. - Волки, - задумчиво протянула она, устремляя взгляд на брата, которого теперь, привыкнув к темноте, могла разглядеть в мельчайших деталях. - Неужели здесь нет ничего поинтереснее? - Эль недовольно огляделась по сторонам, прислушиваясь к тишине. - И я не понимаю, - тоном скучающего ребенка заявила она, - к чему такие меры предосторожности, когда эти животные - я своими глазами видела - были столь безобидны? Не дождавшись ответа, она отвернулась и прошлась по поляне, разглядывая на земле следы волчьих лап, в надежде найти хоть намек на что-то, что могло бы ее заинтересовать. В отличие от брата, она никогда не видела в живую большую часть тех существ, о которых читала в учебниках.

Теоман Стоун: - Эль, не вляпайся в кишки оленя, - задумчиво протянул Теоман, не оглядываясь на сестру, и рассматривая траву под ногами. - Все же ты не устаешь меня поражать. Причем неприятно поражать, - он сильно нахмурился и сорвал стебель почти наугад, поднося его к глазам. Трава была испачкан кровью оленя, и Теоман, едва уловимо сморщившись от брезгливости, отбросил его. - Если ты хотела стычки с табуном кендавров, то мы без проблем можем прогуляться в южную часть леса. Я же не знал, что ты хотела испытать на себе разновидность китайского массажа, - заметив, как недоуменно приподнялись брови сестры, он с усмешкой добавил, - это когда втыкают в определенные точки тела такие металлические палочки. Только вот у кентавров вместо них стрелы, - отогнув полу куртки, он вынул саперную лопатку. - Так, ты же вроде у нас тоже посещала травоведение... Так что ищи аконит, у него листья по форме похожи на ладонь... - Теоман присел на корточки, всматриваясь в густую траву и ежась от холода. Туман медленно выливался густым белым молоком на поляну, принося с собой сырость и особый, сковывающий озноб, который спиралями разростался от щиколоток вверх по телу. Стоун понимал сестру - самое опасное в ее жизни приключение случилось лет пять назад, когда она только переехала в Англию, и каким-то непонятным образом, забрела в Виллистон, считающийся самым опасным районом не только для магглов, но и для магов, потому как нож под ребра был крайне неприятным событием как для первых, так и для вторых. Стоун прекрасно помнил, как безостановки ругаясь на непонятном для окружающих турецком, бежал туда после звонка знакомого, который чудом заметил Эль, бродящую по местным улицам и как ни в чем ни бывало созерцающей витрины редких магазинов. Естественно, ей хотелось приключений - упырей на болотах или оборотней, скрывающихся за деревьями. И чем эффектней и опасней эти пресловутые приключения будут, тем лучше. Морщась Теоман ползал в мокрой от тумана траве, в то время как сестра, не вняв просьбе, со скучающим и слегка раздраженным видом рассматривала свои ногти. Теоман всерьез задумался о том, а не привести ли Эльду разок в аврорат, когда туда притащат на поводке какую-нибудь нечисть... Хотя вряд ли даже длительное созерцание беснующегося вурдалака ее образумит. Он глубоко вздохнул, емко охарактеризовав про себя всех тех, кто пишет магические героические романы. Они-то пишут, а новоявленных героев со стенок соскребают другие - Ты, наверное, хотела, чтобы я как-то по другому их отогнал, м? Взорвал или сжег... О, - Теоман наконец-то нашел траву, за которой собственно они и пришли в лес, и со средоточенным выражением лица стал ее выкапывать, краем глаза успев заметить широко распахнутые от удивления и святого негодования глаза сестры. Он, аккуратно отбрасывая землю и стараясь не задееть корни острием лопатки, быстро проговорил: - Знаю-знаю, Эль, я мог купить его в магазине или заказать... Но, как главному параноику, мне не верится, что его выкопали именно так, как нужно мне и именно в то время, которое требуется... А если условия не соблюдены, то моя отрава... зелье то есть... не будет обладать нужным эффектом. - Аккуратно вынув аконит из земли, Стоун обернул корень сорванными влажными листьями лопуха, и трепетно прижимая свою добычу к груди, посмотрел с усмешкой на сестру. - У тебя тут запланированы какие-то встречи или дела? Если нет, то мы можем двигаться обратно в замок.

Эльда Стоун: - Кишки? - Эльда не сразу поняла, что брат имеет в виду, не придав фразе буквального смысла. А потом поморщилась с отвращение, заметив, что совсем рядом с ней, из белого, гладко стелющегося по земле тумана выглядывает туша оленя. - Брр... это же омерзительно... - она отошла в сторону, не в силах оторвать взгляд от увиденного. Тошнота железным обручем сдавила горло. Эль не понимала, как брат может оставаться спокойным, находясь в нескольких футах от растерзанного трупа - ей это давалось с невероятным усилием. Вспомнив, как однажды, будучи еще совсем маленькой, она застала на кухне отца, разрубающего надвое тушу убитого животного, Эль невольно скривилась. По складу характера она вообще отличалась крайней брезгливостью, а любовь к братьям нашим меньшим делала это качество более резким, когда речь шла об убийстве невинных животных. Обхватив себя двумя руками, она прислонилась к широкому дереву, чувствуя, как каблуки медленно проваливаются в сырую землю. Было довольно прохладно, несмотря на теплое время года, и по телу пробирался легкий озноб. Луна скрылась за облаками, подсвечивая их изнутри тусклым матовым светом, так что поляна, а вместе с ней и Теоман с Эльдой, погрузились в кромешную тьму. Брата это, однако, нисколько не смутило, и он как ни в чем не бывало продолжал свои поиски, шаря по земле рукой, исчезающей в туманной дымке. - Я не стану ничего искать, - пожалуй, слишком резко ответила Эльда, настороженно наблюдая за братом, доставшим откуда-то из-под обычной с виду маггловской куртки небольшого размера лопатку, - к тому же, ты и сам неплохо справляешься, - она помолчала, глядя на спину Тео, склонившегося над чем-то, и повышая голос, прибавила. - Не думала, что ты заставишь меня ползать по земле, разыскивая какую-то там травку... Поежившись от внезапного порыва ветра, Эль замолчала, вслушиваясь в непривычную тишину, нарушаемую движениями брата. Он говорил неохотно, словно задумавшись о чем-то, и она не могла предположить, какие мысли его занимали. - Я вовсе не ждала эффектных зрелищ, если ты об этом, - она чуть наморщила нос, так, будто разговор вдруг стал ей неприятен. - Но все же ты слишком переоцениваешь опасность этих существ. Я могла бы держать их дома, на поводке, как мою шишугу. И не думаю, - прибавила она, задумчиво рассматривая кончики длинных ногтей, - что в сравнении с ними шишуга безобиднее... Удивленно наблюдая за братом, выкапывающим корни аконита, Эльда улыбнулась уголком губ, едва удерживаясь от саркастического замечания в его адрес. - Боюсь спросить, для чего тебе это понадобилось... - пробежав взглядом по свертку, который Тео любовно прижимал к груди, Эль усмехнулась, улыбаясь своей самой очаровательной улыбкой. - Конечно, братец, у меня в лесу назначено свидание с кентавром, а я просто забыла предупредить тебя... - не договорив, она зевнула и, прикрывая рот рукой, шагнула к брату, осторожно переступая через кости, разбросанные по поляне. - Пойдем в замок, правда. Я ужасно устала.

Теоман Стоун: - Шишуга... Волки... почему бы нам сразу не завести горного тролля? - отрезал Теоман и, сделав два быстрых шага в сторону леса, остановился, резко поворачивая голову в сторону Эльды и окидывая ее холодным взглядом чуть исподлобья. Верхняя губа в раздражении приподнялась, открывая клык. - В самом деле, Эльда. Почему так получается, что шишуга твоя, а гуляю и дрессирую ее я? И так во всем, - он устало провел по лицу рукой, оставляя на щеке земляной след. - Ты хочешь развлекаться - тебя ничто не удержит, а если вдруг что пойдет не так, и начало конца уже близится, придет доблестный Тео и все сделает в лучшем виде. Я гораздо старше тебя, ашка. Я просто однажды не приду, и я понятия не имею, когда это однажды наступит. Может завтра. - Он рефлекторно задумчиво оглядел сестру, потирая затекшую от разглядывания травы шею. - Ладно, я все равно знаю, что ты мне на это скажешь. Как обычно ничего хорошего. Так, что лучше давай просто помолчим... Он снова отвернулся от сестры и, быстро шагая, пошел в сторону леса. Эль почти бегом догнала его и взяла под руку. Он молча посмотрел на ее пальцы, так крепко сжавшие кожу куртки, что костяшки побелели, и, тяжело вздохнув, пошел медленнее. Около получаса они шли молча, потом Эль устала настолько, что стала запинаться через каждые несколько шагов. Стоун резко остановился и, в повороте сбросив ее руку со своего предплечья, всучил ей сверток аконитом. - На вот, переходящий приз. До того, как Эльда успела опомниться, Теоман присел на корточки и, резко подхватывая под колени, взвалил себе на спину. Сестра взвизгнула от неожиданности и чуть не уронила аконит. - Не ори мне в ухо, Эльда, и не надо так душить ... - прохрипел Стоун, когда сестра кольцом из рук обхватила его горло. - Спасибо, да. Ну пошли... любовь моя. Он глубоко вздохнул и пошел через лес. До замка оставалось где-то двадцать минут пути.

Эльда Стоун: - Горного тролля? - переспросила Эльда, как ни в чем не бывало рассматривая безупречный маникюр на ногтях и пропустив иронию брата мимо ушей. - Боюсь, дома он не поместится, а держать его во дворе на привязи... он перепугает всех соседей... Ты же знаешь, как я дорожу своей репутацией. Привалившись к дереву, она запустила руки в глубокие карманы мантии, в надежде хоть немного согреться. Туман пробирался по ногам, отдавая почти ледяным холодом. Нервно подернув плечами, Эль без особого интереса наблюдала за братом, мерившим широкими шагами поляну и говорившим о чем-то на повышенных тонах. Когда он обернулся, смерив ее долгим, пристальным взглядом, Эльда удивленно вскинула бровь, жалея лишь о том, что по ее непроницаемому лицу он ни за что не сможет прочесть все те мысли, которые она никогда не выскажет вслух. Не сказав ни слова, Теоман быстро пересек поляну. Он так решительно направился вперед, что даже не заметил, как под ногой неприятно хрустнула обглоданная косточка. Испугавшись, что брат решил оставить ее одну в лесу, Эль, не разбирая дороги, бросилась следом. Запыхавшаяся, она тяжело выдыхала клубы мутноватого дыма и на всякий случай вцепилась в руку Тео. - Ты хотел меня бросить, кардэш? - по слогам произнесла она, запрокидывая голову и крепко сжимая пальцами рукав толстой куртки. На щеках проступил легкий румянец, глаза горели ярче обычного. Они возвращались той же дорогой. На сырой земле остались вмятины их шагов - маленькая ножка Эльды рядом с широкой стопой Тео, - а трава в нескольких местах была помята. Она шла, всей своей тяжестью опираясь на руку брата, спотыкаясь и падая, когда наконец Теоман, не сочтя нужным предупредить сестру, без всяких предисловий взвалил ее на спину, всучив в руки драгоценный сверток. Эль запоздало вскрикнула - то ли от возмущения, то ли от удивления, и чуть было не разжала руки, громко выругавшись. После чего, обхватив брата обеими руками за шею, опустила голову на его плечо и сама не заметила, как задремала. Где-то далеко, у самого горизонта, мерцали первые всполохи солнца.

Gwen Bellez: Быстрым шагом, Гвен шла в сторону Запретного Леса. Сердце быстро и прерывисто билось от волнения. Гвен спрятала руки в карманы и натянула на глаза капюшон плаща. Это был ее костюм "конспиратора". Девочка очень надеялась, что в нем ее не узнают. "вот бы сейчас чаю горячего и в постель" Слизеринка поежилась. Не столько от холода, как от сырости. Холодное, октябрьское утро. Серое небо затянули тучи, накрапывал мелкий, надоедливый дождик. Безмолвный и величественный лес стоял, словно непоколебимая стена. Все вокруг приобразилось и приняло яркие оттенки. От золотого, до темно-бурого. По дороге Беллез не встретилось ни души. Все ученики отсыпались в такую рань, тем более на календаре было воскресенье. Слизеринка прекрасно знала, что посещения леса для нее было запрещенно. Но все таки не устояла перед соблазном, да еще и у Когтевранца - Элиора Лонса, появилась отличная идея и просто хороший предлог смотаться в лес. Волнение возрастало с каждой минутой, чем ближе к лесу - тем страшнее. Но отступать было поздно. "Никто вас не поймает" успокаивала себя Гвен "ничего плохого вы не делаете..." так она и занималась самовнушением, пока не дошла до самого леса. Взглянула на наручные часы, подаренные мамой. Мистер Лонс опаздывал. Недовольно проворчав пару непечатных слов, девушка стала ждать. Гвен отыскала глазами самый ближайший, трухлявый пень и не обращая внимание на сырость, уселась. Девочка разглядывала мокрые, грязные, пожелтевшие листья. Кругом царила тишина, лишь изредко нарушаемая шумом ветра или криками перелетных птиц. Постепенно уняв волнение, Беллез стала всматриваться в то место, откуда должен был подойти Когтевранец. Минуты тянулись медленно, как спагетти, прилипшее к кастрюле. Четверокурсница чуть склонила голову набок и прищурила глаза, вдыхая полной грудью холодное дыхание осени.

Элиор Лонс: Поспешно натягивая куртку на кофту, и выуживая из-под кровати толстый шарф-удав, Лонс что-то ворчал себе под нос : *Ну что за магия, гхыр вас! Нет, чтобы разбудить по-человечески, в шесть, нельзя ведь! Блин, блин, блин!" - проносились в невыспавшейся голове когтевранца бессмысленная череда букв и знаки препинания. Стащив по пути к главному выходу горсть лакричных конфет, заботливо припасённых в вазе шестнадцатого века, стоявшей у двери в спальни когтевранцев, Элиор мигом выбрался из замка, завязывая на голую шею шарф фирменным узлом "а-ля мертвяк". Рассправившись с одеждой, Эл похлопал по карманам, проверяя, на месте ли палочка и вредноскоп, одолженный у приятелей на день. Перебежав через двор замка, и выскочив за ворота, Лонс чуть остановился чтобы отдышаться. "Погода, надо признать, нам попалась расчудесная... Дождь, слякоть, холод - вот это романтика!" - саркастично подумал молодой человек, и припустил быстрее к Запретному лесу. Хоть он там и ни разу не был, но всё же был не настолько слеп, чтобы не заметить верхушки тёмных деревьев, сверкающих под дождём. Свернув пару раз, и один раз чуть не грохнувшись в лужу, Элиор всё таки преодолел расстояние от замка до леса минут за пять-десять... Ну или десять-двадцать... В-общем, внутренние часы мистера Лонса были в глубокой спячке, а мозги работали по-инерции. Радовало, что они всё-таки работали, и это-то в середине семестра, когда многие откровенно спят на истории магии и бесстыже прогуливают зельеваренье! Потряся головой, чтобы стряхнуть капли с волос, а попутно вытрясти весь разум и страх, Лонс подошёл ко входу в лес, и пришурился - "где же Беллез, гхыр возьми!" Лишь через минуту, придя в себя после бешеной гонки с самим собой, Элиор разглядел Некто, сидящего на пне. -Не меня ждёте, случайно? - спросил он с иронией, и достал из кармана палочку, приготовившись к путешествию.

Gwen Bellez: Мелкий дождик попадал за шиворот и становилось совсем неприятно. Гвен передергивалась каждый раз, как совершалось сие действие. Ветер постоянно сдувал капюшон, поэтому волосы походили на сосульки, с которых капала вода. От нечего делать, Беллез отковыривала носком сапога мокрые листья от земли, а потом возвращала все на свои места. Грязь при этом липла к подошве и неприятно хлюпала. "Кхм, дорогуша, ты нашла себе достойное занятие" ехидно прозвучал в голове внутренний, противный такой голосок. Ветер призывно гудел, клонило в сон. Зевнуть в очередной раз, Слизеринке не удалось. Ее перебил чей-то насмешливый голос -Не меня ждёте, случайно? - Случайно вас - хмыкнула - и где это вы были, а, мистер Лонс? - девочка окинула когтевранца подозрительным взглядом. Неохотно встав с пня, Беллез что-то пробормотала и обратилась к Элиору - С вами, шерри, только в леса и ходить. Заставили девушку ждать, мокнуть, мерзнуть,скучать - четверокурсница перечисляла все обвинения, загибая пальцы на левой руке - так что, супер-агент из вас некудышный, вот такое умозаключение - подытожила Гвен - Ну-с, пока вы думаете над своим негодным поведением, может пойдем?

Элиор Лонс: "Хах, Гвен в своём репертуаре" - подумал Элиор с улыбкой, и поглубже засунул отмерзающие лапы в карман штанов, над которыми он вчера, будучи в ударе после Заклинаний, чуток поколдовал - теперь они сами очищались и стриались прямо на хозяине. Удобно, однако! Но, несмотря на все эти тщательные приготовления, хозяин чудесных штанишков всё же умудрился таки проспать. -Беллез, ну это чисто случайно получилось! - Лонс начал неоходно оправдываться, но, чуток подумав, закрыл свою кровожадную пасть. Ну как, хорошо подготовилась? Запретный лес - это вам не шутки, тут нет профессора Раймон, чтобы тебя не прибили. Точно идёшь? Не передумала? - начал читать нотации пятикурсник, но и это у него с утра не очень-то выходило. Внезапно, прямо совершенно неожиданно для Элиора, его ноги,а вернее тяжёлые ботинки, которые быи надеты на эти самые ноги, принадлежащие этому самому Лонсу, начали увязать в луже. Чертыхнувшись, парень схватил штанину шуками, и начал выуживать свои конечности из жижи цвета... не самого приятного, надо признать. Поняв, что трюк не удаётся, Эл выдернул палочку и пробормотал простецкое заклинание, благодаря которому ноги сами выскочили из капкана. "Внимательнее надо быдь, идиотина!" - подумал Лонс, и ещё раз чертыхнулся. -Эээ, пожалуй и вправду, пойдём. А то смоет дождём ещё. - снова иронизируя, промямлил Элиор, и двинулся следом за спутницей.

Gwen Bellez: Недовольная и мокрая, Беллез выглядела очень гневной. Дождь усиливался, а вот солнце не спишило выглянуть и обогреть двух учеников, которые с какого-то гхыра, поперлись рано утром в лес. Внимательно так выслушав хилые оправдания Лонса, Гвен ухмыльнулась - Эх, шуш с тобой, мокрый человек - девочка немного задумалась и поправила челку, прилипшую ко лбу. Ну как, хорошо подготовилась? Запретный лес - это вам не шутки, тут нет профессора Раймон, чтобы тебя не прибили. Точно идёшь? Не передумала? Гвен хохотнула. - Смотрите кто заговорил... Лонс, это тебе боятся нужно, в отличии от некоторых я не кричу при виде таракана - тонко так намекнула и довольно заулыбалась - Эх, я ведь лаборантка Мари, а значит бесстрашная и все такое...- последнюю фразу девочка обронила не очень уверенно, скорее просто, для галочки. Ну не могла же она признать, что боится до жути? Во время восхваляюще-монотонного монолога, в честь себя любимой, Гвен даже не заметила, как медленно, но верно Лонса затягивало в странную на вид жижу. Пока сонный мозг Слизеринки соображал, что делать, пятикурсник сам себя вытащил. - У, какой ты самодостаточный! Сам влип, сам справился - с иронией в голосе, похвалила Гвен. Аккуратно обойдя то место, где только что стоял Элиор, четверокурсница бодро зашагала по тропинке. Трава шуршала под ногами, ветки хлыстали по ногам, Лонс и Беллез пробирались вглубь. Картина достойная пера Рафаэля Санти. Пройдя еще пару метров в тишине, Гвен не выдержала - Ну что, будем-с молчать, как партизаны?

Элиор Лонс: Пойдя несколько шагов вглубь леса, Лонс слегка передёрнулся - его взгляду предстала не самая приятная картина. Естественно, что он и не подозревал увидеть в этом лесу зелёные луга и радуги над каждой лужей, но Это было уже черезчур... Огромые, гигантские, великанские, безумно-безумно высокие деревья скрипели от незримого ветра и трещали голыми, скользкими ветвями, подметая воздух. Хотя, именно воздуха здесь и не хватало - только темнота, безумная, сосущая. И тишина, разумеется. "Всё, как в триллерах." - хмыкнул Элиор, переступая через торчащий вертикально вверх корень толстого дерева. "Хоть бы сова какая-нибудь пролетела, что уж так-то... Хорошо ещё, не один пошёл, а то авось чего случится. Волдик нападёт, кентавры побьют. Вариантов масса!" С ветки дерева, стоящего неподалёку, с оглушительным звуком упала на землю капля, и тут же испарилась. "Чушь, Лонс, Чушь! Это тебе привиделось, не надо тут трусить... Тебе ещё экзамены в этом году сдавать, и непонятно, что из этого страшнее!" На ботинки снова прилипла какая-то грязь, волосы были в чём-то чёрном, похожемна смолу, огонёк заклинания на палочке невольно дрожал, то потухая полностью, то разгораясь сильнее и сильнее. Тени от деревьев плясали какой-то вакханальный танец аборигенов центральной Африки, нервируя и без того шуганого Лонса. На руке был несильный, то неприятный порез от какой-то ветки, чуть не прилетевшей парню в глаз. "Дожили! Просидеть пять лет в замке, и сдохнуть в этом чёртовом лесу! Нет, Лонс, иди давай! Скоро должна появиться поляна, там и передохнём. Или передохнем. Смотря от того, куда ударение поставить." Пропустив по-пути пару колкостей от Беллез, Лонс пробормотал себе под нос что-то невнятное, и хмыкнул: - Ну, раз вам так хочется поболтать... Хотя, этот лес - не самое походящее место для разговоров, не находишь?

Gwen Bellez: Пыхтя, сопя и чертыхаясь, Гвен шла вперед. - Ну, раз вам так хочется поболтать... Хотя, этот лес - не самое походящее место для разговоров, не находишь? - Лонс, кому что, а лысому расческа... - философским тоном пробомотала - В тишине идти, лично мне, до жути страшно, угу. А тут хоть какое-то отвлекающее дело. Потому что идти, боятся и говорить одновременно я не смогу, так что старх вычеркиваем. Беллез задумчиво закусила нижнюю губу и остановилась. Тучи, затягивающие небо сгущались. Ветер выл с удвоенной силой. "Неужели нам так повезет и гром с грозой застанем?" с сарказмом подумала девочка, оглядывая кусты, что были впереди. Черный, совершенно голые, без единого листочка. Ветки торчали в разные стороны, так и наровясь поцарапать учеников Хогвартса. - Я тут подумала...А тыквы мы как понесем? Они же тяжелые! Давай так, несешь ты, выбираю я, аа? - данный расклад вещей устраивал девочку лучше некуда и она самодовольная зашагала дальше. Но радовалась Гвен недолго. Не заметив какую-то карягу, торчащую из земли, она споткнулась и повалилась на мокрую траву. Все, что было под ногами, с распростертыми объятьями приняло слизеринку. - Дяденька Элиор, вы так и будите стоять? - ехидно поинтересовалась девочка, лежа на спине - помогите встать даме. На даму Гвен сейчас походила меньше всего. Мокрая, грязная и злая. А вот упырь из нее бы вышел отменный.

Элиор Лонс: Тем временем, изрядно подмокший и промёрзший дядька Лонс брёл себе вглубь леса, пытаясь не наткнуться на коряги, и не исколоть глаза острыми палками, свисающими с деревьев. Остановившись подле особо-крупного препятствия, Эл ня секунду остановился, и почесал голову, размышляя, туда ли они бредут-идут, и не утащат ли их страшные существа, гхырь побери. -Потому что идти, боятся и говорить одновременно я не смогу, так что страх вычеркиваем. - донеслось до красных ушей Лонса, и он ехиндо ухмыльнулся: -Да, молча идти вы не умеете, Беллез! Интересно только, все слизеринцы такие болтливые, или ты одна такая на свете, как сказать, в единственном экземпляре? И вообще, тыквы мы не понесём - сами полетят, как родимые. Вы ведь на четвёртом уже изучали уменьшающее заклинание? Лонс и сам не заметил, как выговорил всю эту кучу буковок. Видимо, Беллез заразительна, или действительно, обстановка для молчания не самая, так сказать, подходящая. Вокруг по-прежнему темнота, и, несмотря на то, что на улице было уже где-то часов десять, или девять, Лес всё 6ещё был погружён в сумерки и холодный полумрак. Тени от кустов и деревьев были повсюну, корни и ветви словно оттопыривались нарошно, не желая пропустить путников. Ни единого клочка зелёной травы, ни единого солнечного лучика. Кроны толстых, каменных деревьев, словно зонтики, раскрылись над головами Лонса и Гвен. Да, это было действительно необдуманно и глупо, пойти в этот богом забытый лес, искать эти чёртовы магические тыквы. "Нет, ну нельзя же было сделать так, что эти тыквы росли где-нибудь на пляжике в Италии или Франции, чтобы они не росли в уютном, тёплом и сухом местечке. Обязательно здесь!" - Дяденька Элиор, вы так и будите стоять? вновь раздалось из-за спины, и Лонс резко развернулся. -Вах ты, дама Беллез! Как угораздила то? - громко проворчал Элиор, вытаскивая спутницу из гадкой жижи. Надо признать, ты сейчас очаровательна, как никогда! - поддел девушку ехидный Элиор.

Gwen Bellez: Интересно только, все слизеринцы такие болтливые, или ты одна такая на свете, как сказать, в единственном экземпляре? Перевалившись на бок и накинув слетевший капюшон, девочка недовольно хмыкнула. - Обижаешь, дядька Лонс! Как так можно, сравнить меня великую? - прыснула Беллез - я неотрозима, великолепна, прекрасна и прочее прочее...Больше бы сказала, да только мозг замерз и думать холодно - слизеринка улыбнулась и наконец-то выбралась из лужи. "Ну вот, ты как поросенок! Видела бы маман, у нее бы челюсть отпала" пронеслось в рыжей и, как говорилось выше, холодной голове. Надо признать, ты сейчас очаровательна, как никогда! - Хихикай, угу. Вот только смотри, ампутирую твой юмор, своим скальпелем остроумия! - выдав последнюю строчку, Гвен вдумалась в ее глубокий метафорический смысл, думала она не долго, много думать - вредно - И, к слову о моих необыкновенных качествах, я всегда еще и очаровательна! - самодовольно попыталась отряхнуть плащ, но через пару минут, дело не приносящее свои плоды, наскучило. Путь продолжился. Среди частых кустов и деревьев замелькал свет. "В конце тонеля" так и напрашивалось на язык. Еще пара каких-то метров и ребята должны были выйти на поляну. Ту самую, злосчастную поляну! Думать об обратной дороге не очень хотелось. - Уменьшать, левитировать...Лонс, а самому слабо? - ухмыльнулась четверокурсница - Сильный ты пол или нет? Мм?

Элиор Лонс: Бывают моменты в жизни, когда время тянется настолько долго, что забываешь момент, предшествующий этому вечному ожиданию... Случится такое с вами - считайте, что пропали, ведь отделаться от этой коварной старушки, забывающей всё на свете, совсем не просто. К примеру, когда вы идёте по нескончаемой тропинке, пропитанной гадкой жижей, и норовитесь споткнуться не только о коряги и корни, торчащие с разных сторон, но и о сам воздух, тяжёлый, стальной. Назвать всё это приятной утренней прогулкой как-то язык не поворачивается. Собрать конечнеости у камина, на мягком, засасывающем и убаюкивающем диване после этого путешествия - вот главная, самая что ни на есть приятная и желанная цель. Но, чтобы осуществить оную, необходимо для начала добрести до поляны, где ,по чьей-то маразматической болтовне, живёт семейство тыкв, и даже не догадывается о коварных планах идущих по этой самой грязной дороге студентов Хогвартса. Прочавкав ступнями ботинок по очередной луже, Элиор попытался очистить хотя-бы поверхностный, засохший слой грязи с обуви, что ему определдённо не удалось. После забавного падения Беллез прошло не мало времени, а Элиор вместе со своей чумазой спутницей всё никак не могли дойти до заветного места. Забавный это был случай лишь со стороны когтевранца, а что касается самой Гвен, она стала походить ещё больше на злого и грязного гоблина. Пройдя ещё двадцать - сорок метров, Лонс заметил наконец, что вокруг стало намного светлее, а впереди жуткие тени деревьев соизволили расступиться перед усталыми и сердитыми детьми. Ещё позже тени голых деревящей стали уменьшаться, расступаясь перед полуденными солнечными лучами. -Кажется, мы всё-таки пришли - сказал в нерешительности Элиор, остановясь перед узким проходом, ведущим из леса на солнечную поляну. Кое-гдек можно было различить рыжие точки тыковок, высыпавших по всей опушке. "Вас то мы и ищем" - подумалось ехидно когтевранцу, и он обернулся к Гвен.

Gwen Bellez: Оказавшись на месте, Гвен довольно ухмыльнулась. Тыкв на поляне было пруд пруди. Все, как на подбор. "Вот только почему они так далеко растут? Нельзя ближе посадить, гхыр" -Кажется, мы всё-таки пришли До девочки донесся голос Элиора. - Да, пришли....Ну что, Лонс, быстро воруем и бегом в замок? - Беллез задумалась, а считается ли воровством сбор тыкв на территории Хогвартса? Того места, где проживает слизеринка? С учетом условия, что тыквы воруются не просто так. Девочка прошла в глубь поляны. Здесь было теплее. Лучи солнца слабо пробивались через кроны деревьев, да и трава была суше. Среди золотой листвы, тыквы сливались. "А кто их сажает? тыквы эти?" задумалась Беллез "Он наверное каждый раз в эти дебри ходит и громко-громко рыгается...Не позавидуешь" Подойдя к ближайщей тыкве, Гвен рассмотрела ее. Большая, крепкая и яркао-оранжевая. - Лонс, начинаем-с? - деловито поинтересовалась.

Элианна Кир: ----------------------> небольшой сад Вечерело. На небе появились розовые облака.а солнце медленно катилось к горизонту. Эль не понимала-зачем мистер Бремо притащил её сюда. Что они здесь будут делать? "Ох, чувствовала я, что что-то не так..."-нервно подумала пуффендуйка. Она посмотрела на Санти, который не сбавлял шаг и все двигался вперед, держа её за руку. -Кхм...Прости,конечно, что отвлекаю от мыслей...Но куда,Мерлинова борода,мы идем?

Санти Бремо: -Кхм...Прости,конечно, что отвлекаю от мыслей...Но куда,Мерлинова борода,мы идет? - М-м-м, мы идем нарываться на неприятности! - веселым тоном сказал Бремо, останавливая шаг. - Прислушайся, ничего странного не слышишь? Бремо посмотрел на пуффендуйку, отпустил ее руку и немного отошел в сторону. Достав волшебную палочку, он огляделся, чтобы убедиться, не грозит ли им опасность. - Я хочу увидеть единорога. Ты изучала язык животных? Ну, или монстров? Короче, знаешь о них что-нибудь? - Санти вновь оглянулся и присел, сделав знак Эль, чтобы она повторила за ним это действие.

Элианна Кир: - М-м-м, мы идем нарываться на неприятности! - веселым тоном сказал Бремо, останавливаясь. Эль не очень обрадовалась такому ответу. -Спасибо, я это уже и так поняла...-проворчала Эль, но следующая фраза Санти поразила пуффендуйку. - Я хочу увидеть единорога. Ты изучала язык животных? Ну, или монстров? Короче, знаешь о них что-нибудь? -Единорога?! Ты что? Совсем с ума сошел? О дааа...Мы точно с тобой нарвемся на неприятности и я это чувствую! Нет, я просто уверена в этом!-Кир достала палочку и присела,-Нет! Я еще не дошла до этого предмета. Не успела. И дай Мерлин, чтоб после этого я приступила к его изучению в целости и сохранности. Элька посмотрела на слизеринца. Боже, куда она попала? В какую историю она влипла? Хотя, где-то в глубине души, мисс Кир подловила себя на том, что ей самой было жутко интересно увидеть единорога. Страх медленно подбирался к пуффендуйке, но она отгоняла его от себя всеми силами. -Ну и что дальше делать будем?-спросила она.

Санти Бремо: -Единорога?! Ты что? Совсем с ума сошел? О дааа...Мы точно с тобой нарвемся на неприятности и я это чувствую! Нет, я просто уверена в этом! - Да, есть немного, - шутливым тоном ответил Санти. -Нет! Я еще не дошла до этого предмета. Не успела. И дай Мерлин, чтоб после этого я приступила к его изучению в целости и сохранности. - Я доведу тебя до гостиной Пуффендуя в целостности и сохранности! Клянусь своим... своей... палочкой! - Санти тупо посмотрел на Эль и подумал: "Вот я умнее ничего не мог сказать?" Ударив себя по голове, он уставился на землю. -Ну и что дальше делать будем?-спросила она. - А дальше мы сядем и будем ждать, когда перед нами проскачет единорог! Короче, пошли-ка вот по той тропе, - Санти указал в даль на еле еле видную тропу, которая вела в глубь леса.Тропа была очень широкой и посыпана сверху песком.

Элианна Кир: - Я доведу тебя до гостиной Пуффендуя в целостности и сохранности! Клянусь своим... своей... палочкой! -сказал Санти. Эль вопросительно посмотрела на слизеринца. Палочкой при ней еще никто не клялся. Это показалось Эльке на столько забавным, что она не выдержала и тихонько рассмеялась. Смех помого пуффендуйке успокоиться. Она уже не боялась идти в чащу леса. - А дальше мы сядем и будем ждать, когда перед нами проскачет единорог! Короче, пошли-ка вот по той тропе,- Санти указал в даль на еле еле видную тропу, которая вела в глубь леса. Тропа была очень широкой и посыпана сверху песком. Элька вздохнула поглубже, посмотрела на Санти и уверенным шагом, чуть приседая, пошла по тропе. -Пошли, а то так никого и не увидим!-улыбнулась пуффендуйка.

Санти Бремо: -Пошли, а то так никого и не увидим! - Это точно! - юноша взял девушку за руку и сильно сжал запястья. Бремо действительно нервничал, поскольку по началу идея казалась веселой, но потом, оказавшись в самом лесу ему стало не по себе. Может, то, что он слизеринец не дает ему спокойно чувствовать себя здесь?.. Вдруг, ему показалось, что что-то мелькнуло в темноте по пути к тропе. Он слегка начал тормозить и задумался. - Слушай, Эль, а как ты думаешь, призраки родственников могут прийти в этом лесу? Ну, то есть показаться... Короче, я виться, - Санти не мог нормально выразиться, потому что был очень взволнован.

Элианна Кир: Санти взял пуффендуйку за руку и они продолжили свой путь. - Слушай, Эль, а как ты думаешь, призраки родственников могут прийти в этом лесу? Ну, то есть показаться... Короче, явиться, - Санти не мог нормально выразиться, потому что был очень взволнован. Элька подозрительно посмотрела на слизеринца. Он явно немного нервничал, но пытался не показывать виду. А вот Эль напротив, успокоилась и уже совсем ничего не боялась. -Эмм...Точно не знаю. В Запретном Лесу много кто обитает, и призраки наверняка тоже есть.-Кир задумалась,-И да, вполне возможно, что призрак может явиться. Пуффендуйка посмотрела в сторону, куда Санти устремил свой взгляд, но никого не увидела.

Санти Бремо: -Эмм...Точно не знаю. В Запретном Лесу много кто обитает, и призраки наверняка тоже есть.-Кир задумалась,-И да, вполне возможно, что призрак может явиться. - Шикарно. Надеюсь, мне чисто случайно призрак отца не явится, - Бремо начал говорить грубо, потом успокоился и спокойно сказал, - Кентавры. Бегом за дерево, - Санти сам себе пытался приказать сдвинуться с места, но никак не мог этого сделать. "Дурак, беги!!!" - кричало ему сознание, потом, он все же резко развернулся и лег на траву. Это было глупо. Очень даже глупо с его стороны. Он посмотрел на Эль, потом в ту сторону, где видел кентавров...или ему показалось? Поскольку очень странно они себя повели, не звука не было слышно с той стороны. Но он их видел! У него нет способности видеть будущее или же видения. Он схватился за голову. Да что с ним происходит?! Вечер близился к 10 pm, и юноша задумался, а что здесь может происходить, когда совсем стемнеет...

Элианна Кир: - Шикарно. Надеюсь, мне чисто случайно призрак отца не явится, - Бремо начал говорить грубо, потом успокоился и спокойно сказал, - Кентавры. Бегом за дерево,-сказал Санти. Эль быстро огляделась по сторонам. -Где? Я ничего не вижу...-сказала она. Слизеринец почему-то лежал на земле. Пуффендуйка удивленно захлопала глазами. Что здесь происходит? Сначало призраки, теперь кентавры... Что-то здесь не ладное... Эль нагнулась и протянула Санти руку, помогая встать. -Все в порядке?-спрсила она.

Селеста Ричардсон: Селеста уже проклинала себя за глупость и забывчивость. Стоило зайти на секунду в свою комнату и взять куртку. Несмотря на конец весны, именно сейчас, когда гриффиндорцы пошли в такой "поход", выдался сильный дождь. Если бы у девочки не были собраны волосы в растрепанный узел, то они бы выглядели просто ужасно. Когда ребята вошли в Лес, дождь почти перестал на них попадать, этому способствовали широкие кроны деревьев, однако было очень холодно. Если дождь на улице был теплый, то в лесу его заменяла, мягко говоря, прохлада. Не то чтобы было очень холодно, но для весны все-таки. Селеста оглядывала Лес, думая, в каком направлении двигаться. Ища поддержки, она обернулась к ребятам. - Бррр... Так, смотрите, когда мы были в Башне, мы видели, что Годрик летел куда-то туда, - Ричардсон махнула рукой вправо. - Но он мог запросто уйти или... у девочки расширились глаза. До нее почему-то только сейчас дошло, что в этом лесу полно свирепых здоровых животных. - Если Годрик не ушел дальше, чем мы тут, я имею ввиду - в глубь леса, то с ним ничего не случится. Нам нужно его СРОЧНО найти! Направо? Или есть еще версии? - спросила на всякий случай Селеста - может, поступят предложения получше.

Ягами Лайт: Лайт всегда умел слиться с обстановкой и сейчас был мрачнее Запретного Леса: он умудрился промокнуть до нитки, боль в плече ужасно раздражала, да и в горле начало першить. Одним словом, Годрику крупно не повезет, когда они его найдут. Но больше всего Ягами бесила непогода, что размыла все следы, заглушила все звуки и перебила запахи, в результате чего их компания оказалась в довольно затруднительном положении. - Для начала нужно поставить метки, - хмуро сказал гриффиндорец, выбрав в жертвы ближайший ствол. Заклинание "Флагрейт" было одним из его любимых, так как оно, по его мнению, имело очень красивое звучание. - А теперь выбираем направление. Можно считалочкой, - хмыкнул Лайт, - А если серьезно, предлагаю залезть на какое-нибудь дерево и осмотреться.

Селеста Ричардсон: - Для начала нужно поставить метки, - сказал Лайт и, подойдя к ближайшему дереву, сделал на нем метку с помощью заклинания "Флагрейт". - А теперь выбираем направление. Можно по считалочке, - улыбнулся мальчик. - А если серьезно, предлагаю залезть на какое-нибудь дерево и осмотреться. - Думаешь, мы что-то увидим? - погромче спросила Селеста: дождь пошел сильнее. - Просто классная погодка для конца весны, - буркнула Ричардсон. - А вообще можно. Только... ммм... я никогда не лазила, так что... - девочка немного смутилась. - Придется лезть кому-то из вас.

Элина Ноутбошь: Элина вместе с ребятами вошла в лес. Погодка была не из приятных, она несколько раз испачкала кроссовки да ещё промокла до нитки. Хоть у неё была ветровка, капли дождя каким-то образом затекала за пазуху. В лесу было довольно таки прохладно и у Элины сразу побежали мурашки по коже. Дождь на них практически перестал капать, но зато стало темнее во много раз. «Lumos» - произнесла Элина и стало не много светлее. - Бррр... Так, смотрите, когда мы были в Башне, мы видели, что Годрик летел куда-то туда, - Ричардсон махнула рукой вправо. - Но он мог запросто уйти или... у девочки расширились глаза.. - ]Если Годрик не ушел дальше, чем мы тут, я имею ввиду - в глубь леса, то с ним ничего не случится. Нам нужно его СРОЧНО найти! Направо? Или есть еще версии?[/u - спросила Селеста - может, поступят предложения получше. Лайт сначала нечего не сказал, у него было мерзопакастное настроение, прям как погода. - Для начала нужно поставить метки, - сказал Лайт и, подойдя к ближайшему дереву, сделал на нем метку с помощью заклинания "Флагрейт". - А теперь выбираем направление. Можно по считалочке, - улыбнулся мальчик. - А если серьезно, предлагаю залезть на какое-нибудь дерево и осмотреться. Элина сначала не допоняла его слова, поэтому посмотрела на высокие деревья, размером с 4-х этажный маггловский дом. - Думаешь, мы что-то увидим? - погромче спросила Селеста: дождь пошел сильнее. - Просто классная погодка для конца весны, - буркнула Ричардсон. - А вообще можно. Только... ммм... я никогда не лазила, так что... - девочка немного смутилась. - Придется лезть кому-то из вас. - Вы что шутите? – вмешалась Элина, - Как вы представляете себе залезть на эти деревья? – она показала на деревья вокруг, -Мы полдня будем на них карабкаться, тем более можем с них так грохнуться – возможно, на смерть. Если у кого-нибудь есть лестница, то, пожалуй, возможно, и залезем, - Тут её осенило Фестралы! – Ребят никто не видел смерть человека?

Селеста Ричардсон: - Вы что шутите? – прервала Селесту Элина, - Как вы представляете себе залезть на эти деревья? Мы полдня будем на них карабкаться, тем более можем с них так грохнуться – возможно, на смерть. Если у кого-нибудь есть лестница, то, пожалуй, возможно, и залезем, - Элину, кажется, осенило, и она добавила: – Ребят никто не видел смерть человека? Селеста побледнела. - Зачем тебе? - поежилась девочка не столько от холодных дождевых капель, сколько от воспоминаний.

Ягами Лайт: - Естественно, полезу я, - другие варианты Лайт и не желал рассматривать. Гриффиндорец уже раз двадцать пожалел о том, что ляпнул про деревья. Это конечно, было бы очень полезно, но при других условиях. - Когда все это закончится, я обязательно установлю Годрику какой-нибудь мощный датчик. И не смотри на меня так! - заявил Ягами на уничтожительный укоризненный взгляд Элис, и, услышав вопрос Элины, подозрительно прищурился: - Смерть человека?.. Ну, допустим, есть.

Элина Ноутбошь: - Зачем тебе? - Спросила Селеста. - Когда все это закончится, я обязательно установлю Годрику какой-нибудь мощный датчик. И не смотри на меня так! – заявил Лайт, - Смерть человека?.. Ну, допустим, есть. - Превое, датчик ты наврятле сможешь ему прицепить, а если даже прицепишь он не будет работат, потому что на территории и в окрестностях Хогвартса электроприборы не работают, потому что здесь много волшебства. Второе, – Элина достала с кармана флягу с цыплячьей кровью, - Вы что ещё не догадались? Фестралы, мы сможем полететь на них. Я сама их ни разу не видела, но прочла в книге. Их приманивает запах крови. Лайт намаж свои руки, ну или что-нибудь другое вот этим, - Элина протянула фляжку Лайту, - Только оставь Годрику, а то он будет голодным, когда мы его найдём.

Селеста Ричардсон: - Когда все это закончится, я обязательно установлю Годрику какой-нибудь мощный датчик. И не смотри на меня так! - сказал Лайт Элис, а после повернулся к Элине: - Смерть человека?.. Ну, допустим, есть.Элина Ноутбошь пишет: - Превое, датчик ты наврятле сможешь ему прицепить, а если даже прицепишь он не будет работат, потому что на территории и в окрестностях Хогвартса электроприборы не работают, потому что здесь много волшебства. Второе, – Элина достала с кармана флягу с цыплячьей кровью, - Вы что ещё не догадались? Фестралы, мы сможем полететь на них. Я сама их ни разу не видела, но прочла в книге. Их приманивает запах крови. Лайт намаж свои руки, ну или что-нибудь другое вот этим, - Элина протянула фляжку Лайту, - Только оставь Годрику, а то он будет голодным, когда мы его найдём. - Что это? - с подозрением поинтересовалась Селеста, глядя на сею флягу. - Там что... кровь?..

Элина Ноутбошь: Селеста Ричардсон, конечно же кровь. Если ты не знала Годрик её обожает, - ответила Элина на вопрос Селесты.

Селеста Ричардсон: - Конечно же кровь. Если ты не знала Годрик её обожает, - последовал ответ. - Знала, почему же. Я не такая уж далекая, - через силу улыбнулась Селеста. Она стала усерднее всматриваться вглубь леса, когда Лайт, приняв флягу, откупорил ее - девочка не переносила вида крови, что ее саму ужасно злило, делало слабее в собственных глазах. Даже само слово "кровь" вызывало отвращение и начинала кружиться голова. Решив чем-то заполнить то время, пока они будут ждать фестралов, Селеста спросила: - Эээ... вы едете домой? На каникулы?

Alice Whitehall: Элис наконец-то догнала ребят как раз в тот момент, когда Селеста спросила про каникулы. - Каникулы? Я, ага, поеду, наверное. - Элис было непонятно, почему в такой момент они говорят про каникулы, но она видела, что Лайт нервничает и Селеста тоже. Тут рядом раздался какой-то подозрительный шорох. У Элис волосы на голове встали дыбом. Было такое ощущение, что мимо прошел кто-то большой и невидимый. - Что это? - прошептала девочка и дрожащими пальцами вытянула из кармана волшебную палочку.

Селеста Ричардсон: Послышался шорох листьев, еле различимый в громком звуке дождя. - Что это? - шепотом спросила Элис, вытаскивая из кармана волшебную палочку. Селеста, старавшаяся не глядеть на флягу с кровью, наконец, подняла голову и обернулась. Она увидела их. Это были они - фестралы, про которых она читала еще год назад в книжках. Они были похожи на черных коней, вернее, на скелет коня, обтянутый черной кожей. Было ощущение, что плоть отсутствовала напрочь. Фестралы, привлеченные кровью, с любопытством подошли к Лайту и стали обнюхивать флягу с кровью. - Фестралы, - взволнованно ответила девочка. - Ты их не видишь, - тут же добавила Селеста. Это не было вопросом. - Элина, а ты? Гриффиндорка откинула мокрую челку со лба. Дождевые капли закрывали весь обзор, она уже почти не различала ребят. - Даже если мы на них залезем, боюсь, мы ничего не увидим. Может, стоит немного переждать дождь? Хотя нет... Лучше прямо сейчас...

Alice Whitehall: Элис смотрела на Селесту, которая явно видела что-то или кого-то. - Фестралы? Какой ужас! Ты их видишь? - взгляд Элис был полон сочувствия и любопытства одновременно.- Давайте полетим, я уже вся промокла ждать тут. Элис протянула руку, стараясь нащупать невидимого фестрала. Она наткнулась на чью-то костлявую спину. *Очень трудно взобраться на лошадь, не видя ее*. Элис ощупывала фестрала. Он оказался довольно высоким. - Селеста, помоги взобраться, пожалуйста.

Селеста Ричардсон: Элис с любопытством и даже сочувствием взглянула на Ричардсон. - Фестралы? Какой ужас! Ты их видишь?- Давайте полетим, я уже вся промокла ждать тут. Девочка стала шарить руками в воздухе, стараясь наткнуться на фестрала и вскоре нащупала его спину. - Селеста, помоги взобраться, пожалуйста, - попросила Элис, которой явно не терпелось начать поиски. Но просить и не нужно было - Селеста уже приблизилась к однокурснице. - Ногу сюда... нет... да, сюда. Руку сюда, цепляйся, у него тут шея... все. Удобно? Убедившись, что Элис нормально устроилась и еще раз показав, где шея, чтобы девочке было за что держаться, Ричардсон сама вскарабкалась на другого фестрала. Из леса их все прибывало и прибывало. - Ой, куда же их так много? - взволнованно спросила Селеста.

Элина Ноутбошь: - Эээ... вы едете домой? На каникулы? – задала вопрос Селеста. В это самый момент к ним подбежала Элис, Элина только сейчас поняла, что их было трое, а не пятеро. - Каникулы? Я, ага, поеду, наверное, - ответила на заданный вопрос Элис. - Я точно поеду домой в июне, может быть, в июле меня папа привезёт обратно в Хогвартс, а может, и нет, - ответила Элина. Внезапно послышался шорох, между деревьев явно кто-то шёл. Она сразу поняла, что это фестралы. Дождь не прекращал идти и капли падали на тела фестралов. Элина их не видела, но прекрасно чувствовала. - Что это? - шепотом спросила Элис, вытаскивая из кармана волшебную палочку. - Фестралы, - взволнованно ответила девочка. - Ты их не видишь, - тут же добавила Селеста. Это не было вопросом. - Элина, а ты? - Нет, не вижу, но прекрасно чувствую, - поспешила ответить Элина. Элис внимательно посмотрела на Селесту, не понимая, о чём идёт речь. - Фестралы? Какой ужас! Ты их видишь? - взгляд Элис был полон сочувствия и любопытства одновременно.- Давайте полетим, я уже вся промокла ждать тут. - Селеста, помоги взобраться, пожалуйста, - произнесла Элис, нащупывая фестрала. - Ладно, давайте отправляться, только я никогда на них не летала, кто-нибудь знает, как это делать? – поинтересовалась Элина. Это был первый раз, когда она даже не представляла, что нужно делать.

Селеста Ричардсон: - Нет, не вижу, но прекрасно чувствую, - поспешила ответить Элина на вопрос Селесты. - Ладно, давайте отправляться, только я никогда на них не летала, кто-нибудь знает, как это делать? Селеста, вздохнув, спрыгнула с фестрала и, подойдя к Элине, помогла той взобраться на странного коня так же, как Элис. - За шею держись, - на всякий случай снова предупредила Ричардсон и, вернувшись к своему фестралу, вопросительно посмотрела на Лайта: ждали теперь только его.

Alice Whitehall: Элис забралась на фестрала с помощью Селесты. Сидеть на невидимой костлявой спине бало довольно неудобно, и девочка покрепче ухватилась за невидимую шею. Фестрал стоял спокойно. - По-моему, им нужно сказать, куда мы хотим полететь, - ответила Элис на вопрос Элины. - А куда мы хотим? Непонятно. Куда этот негодник мог полететь? - Элис задавала вопросы самой себе - Может, он на стадион полетел? К другим драконам? - девочка вопросительно посмотрела на своих спутников.

Селеста Ричардсон: - По-моему, им нужно сказать, куда мы хотим полететь, - ответила Элис Элине. - А куда мы хотим? Непонятно. Куда этот негодник мог полететь? Может, он на стадион полетел? К другим драконам? Селеста качнула головой. У нее появилась несколько другая идея. - Вы видели, откуда они пришли? Ну, большинство пришло с той стороны. А мы видели, что Годрик полетел именно туда. Вполне вероятно, что они его видели. - Произнесла девочка и неуверенно обратилась к фестралу, на котором сидела сама. - Ээээ... вы... если можно, к маленькому дракону... если вы его видели... Говорить что-либо фестралу было очень неудобно. Селеста чувствовала себя также глупо, как если бы спросила у школьной парты, что нового у нее сегодня. Фестрал стоял, будто ничего и не слышал. Ричардсон вздохнула, понимая, что, видно, идея была неудачна, как черный конь медленно двинулся в глубь леса, однако почти тут же взял направо.

Ягами Лайт: - Это была шутка, - отмахнулся Лайт и тут же прибавил: - Закую его в кандалы. Мальчик машинально открыл пузырек с цыплячьей кровью, но руки мазать не стал: кто знает, насколько ее любят фестралы и Годрик. Ягами завертел головой, ожидая появления крылатых существ и узрел, на свою голову, одно крылатое, наблюдавшее за компанией из укрытия. Фестралом оно не было. Лайту стало не по себе. Особенно после того, как это нечто выпучило на него и без того выпуклые круглые глаза, разинуло пасть на подобие улыбки, обнажив острые плотные зубы, и приложило указательный, черный по цвету, палец к не менее черным губам. Еще секунда и существо бесследно исчезло, оставив гриффиндорца ошалело таращиться на опустевшее место. Происходящим вокруг Ягами заинтересовался только тогда, когда его руку, в которой он стиснул пузырек, затронуло что-то теплое и гладкое. Мальчик вздрогнул, повернул голову и увидел фестрала, явно желающего покушать. Еще он с удивлением обнаружил, что почти все его спутники уже сидели верхом и даже тронулись в путь. Закупорив пузырек и спрятав его в кармане куртки, Лайт поспешил забраться на разочарованного фестрала и последовать за друзьями, покрепче стиснув палочку и внимательно поглядывая по сторонам.

Селеста Ричардсон: Некоторое время все молчали. Начиная уже привыкать к дождю, Селеста почти его не слышала, однако видение он закрывал прекрасно. Девочка старательно вслушивалась и старалась разглядеть Годрика среди деревьев. Все сливалось из-за капель. Ричардсон попыталась представить сколько минут они уже двигаются. Фестралы явно никуда не спешили: они шли медленно, иногда поглядывая по сторонам. Интересно, им видно лучше, чем людям? В таком-то дожде это могло здорово пригодится. Пожалуй, сейчас от фестралов был один толк - раз они двинулись куда-то, значит, они могли действительно видеть Годрика. С другой стороны, переживала Селеста, им могло просто надоесть стоять и ждать. "Перестань!", рассердилась гриффиндорка на саму себя. Смысл сейчас себя дергать? Только хуже станет. И нервов поубавится. - Вы что-нибудь видите? - спросила Селеста, однако сомневалась, что ее кто-нибудь услышит. Она сама себя еле услышала. - Я не... Второкурсница замолчала. Ей показалось, что впереди, метра через три, что-то мелькнуло. Что-то, очень напоминающее... - Годрик! Он... он там! Смотрите! - воскликнула девочка, похлопывая фестрала по шее, чтобы тот остановился, однако он уже и сам прекратил движение. Значит, фестралы все-таки видели Годрика. Селеста соскользнула со спины животного и кинулась к деревьям.

Alice Whitehall: Элис слизывала капли дождя с губ и осматривалась по сторонам. Ее фестрал следовал за фестралами Лайта и Селесты. Похоже, его притягивала бутылочка с цыплячьей кровью в руках Лайта. *Интересно, они знают, куда идут или везут нас в логово какого-нибудь опасного зверя к нему на обед* - думала Элис. Девочка порядком продрогла, ей уже хотелось слезть со спины фестрала и идти пешком, по крайней мере, будет не так холодно. Вдруг Селеста что-то увидела за деревьями впереди и с криком "Годрик!" с прыгнула со спины невидимой лошади и помчалась к деревьям. Элис немедленно спрыгнула со спины своего невидимого транспорта и побежала за Селестой. На ее глазах чья-то черная мохнатая лапа схватила Селесту за руку и куда-то уволокла. - Селеста! Держись! Я сейчас! - Элис увеличила скорость, но ноги ее не слушали, скользили по грязи. Она слышала крики Селесты и чей-то хриплый смех. - Лайт! Сделай что-нибудь! - Элис обернулась к мальчику, который сидел на спине своего фестрала и наблюдал за произошедшим, открыв рот.

Ягами Лайт: Лайт не придумал ничего лучше, как вынуть пузырек с кровью, помахать им перед глазами своего фестрала и завопить существу в ухо "в погоню!!!". Фестрал нервно дернулся, что-то фыркнул и понесся во весь дух за Селестой и ее похитителем. Остальные двинулись следом, но не так резво. Рядом с Элис Ягами резко затормозил, чем вызвал бурю отрицательных эмоций у своей крылатой лошадки, наклонился и почти успешно затащил гриффиндорку на спину фестрала: - Миленький, я тебе целого быка притащу, только помоги нам! - затараторил Лайт, надеясь, что фестрал войдет в их положение и не скинет со спины. Существо, на счастье, оказалось очень хитрым и коварным добрым и понимающим, поэтому приняло предложение и спокойно отреагировало на второго всадника. Ягами хотел было поинтересоваться, удобно ли устроилась Элис, как фестрал рванул с места и прыгнул в кусты.

Селеста Ричардсон: Селеста точно видела Годрика. Это был именно он - немного приблизившись, девочка хорошо его разглядела. Однако слева вынырнула какая-то черная большая тень. Что-то схватило девочку и поволокло в лес. От неожиданности Ричардсон взвизгнула и принялась отчаянно дергаться, принимая попытки освободиться. - Селеста! Держись! Я сейчас! - послышался голос Элис. Что-то, державшее Селесту, рассмеялось. - Лайт! Сделай что-нибудь! Гриффиндорка тем временем думала, что за бесстыжая тварь существо ее схватило. Ее больше волновало даже не то, что станется с ней - с ней то все явно будет в порядке - а с драконом. Ведь вот он, в нескольких шагах, жмется к дереву. Вдруг это существо и с ним что-то сделало? - В погоню!!! - услышала Селеста вопль Лайта, который буквально через несколько минут принялся говорить что-то еще, но девочка была далеко и не услышала. Она уже пыталась достать палочку, чтобы послать в воздух сноп искр или запустить каким-нибудь заклинанием, однако неожиданно Годрик отскочил от дерева и выпустил струю огня в существо. Селеста отпрянула, чтобы огонь ее не задел. Конечно, струя была не такая мощная, как у взрослых драконов, но даже эта помогла: существо заревело, отпустило девочку и, спеша уйти, цапнул лапой с длинными когтями ее по щеке. Скоро оно скрылось в темноте. Пока оно было освещено огнем, Селеста не успела его осмотреть, а сейчас бы и палочка не помогла, так как зверь уже скрылся. Девочка подняла глаза на друзей, уже приблизившихся и убедившихся, что опасность сделала ноги. Они подошли как раз в то время, когда Годрик пульнул огнем в существо. - Вы успели разглядеть это? - спросила гриффиндорка, избегая разделения на пол. - Кто оно? Хотя бы в общих чертах. Годрик переводил взгляд с одного на другого, внимательно слушая. Однако сел он специально в тень, надеясь что вспомнят о нем не скоро.

Alice Whitehall: Элис уселась позади Лайта, но тут фестрал резко дернулся и прыгнул в кусты, и девочка соскользнула с его невидимой спины. Элис поднялась на ноги и бросилась за Лайтом и Селестой. Судя по звукам, все были живы и даже вполне здоровы. Элис подошла к гриффиндорцам. У Селесты кровоточила царапина на щеке, но выглядела девочка вполне бодро. - Нет, я вообще никого не видела, - ответила Элис на вопрос Селесты, - кстати, его когти могут быть ядовитыми, давайте быстрее вернемся в замок.Тут взгляд Элис упал на Годрика, который, похоже, старался уменьшиться в размерах или вообще испариться. - Так, голубчик! Сейчас я тебя пропесочу! - Элис испытывала огромное облегчение от того, что Годрик нашелся. Дракон почувствовал, что угрозы со стороны девочки ждать не приходится и перевел взгляд на Лайта.

Селеста Ричардсон: - Нет, я вообще никого не видела, - произнесла Элис, - кстати, его когти могут быть ядовитыми, давайте быстрее вернемся в замок. Селеста недоуменно посмотрела на нее. Причем тут когти? В эту же минуту она почувствовала боль на щеке. - Понятно, - ответила девочка, немного обескураженная. За всеми обстоятельствами она даже не заметила, что ее поцарапали. Она только помнила блеск когтей перед глазами, но все обошлось. - Ребята снова сели на фестралов и попросили отвести их к замку. Дождь, как и все плохое в этом дне, закончился. Только изредка сырые капли падали с листьев деревьев. Когда компания гриффиндорцев очутилась на опушке, все слезли со своих коней. - Ты ведь сходишь со мной в Больничное крыло? - умоляюще спросила Селеста у Элис. Ей совершенно не хотелось идти и оставаться одной.

Alice Whitehall: - Конечно, схожу, - Элис крепко сжала руку подружки, - Лайт, а ты водвори Годрика на место. Дракон покорно парил рядом. Похоже, ему хватило приключений на вечер. - Пока, мальчики! - Элис и Селеста помахали Лайту и дракончику, который был не в восторге от своего спутника, и направились в больничное крыло замка.

Авада Трионс: *Авада посмотрела по сторонам и решила, что это и есть тот самый Запретный Лес, о котором ей все рассказывали. Девушка поправила свои черные локоны и смело вошла в Лес. Она шла, как ей показалось часа два, а потом вдруг почувствовала большую усталось в ногах и руках. Она хотела посмотреть на единорогов, но девушка уже чувствовала, что сегодня ей это сделать не получится из-за плохой погоды. Еще ей казалось, что за ней следят чьи-то глаза. Она обернулась и молниеносно достала палочку, т.к. перед ней стояли три вампира. Она от ужаса даже не произнесла ни звука. Как ей быть? Она одна в этом Лесу, а перед ней три взрослых вампира... И тут она увидела, что какое-то существо взяло ее и тащит от вампиров. Девушка обрадовалась, но через мгновение увидела акромантула и еще больше испугалась. Все закружилось... И вот она увидела, что по ее руке идет кровь: только не это! Неужели все так и закончится? Она снова потеряла сознание, а через некоторое время увидела, что около нее сидит кентавр: он точно ее не тронет! Она улыбнулась и посмотрела на него, чтобы получше рассмотреть. Это был белый кентавр с длинными русыми волосами и карими глазами. Это сочетание цветов предало уверености Аваде. Кентавр взял ее на руки и поскакал прочь из Леса. Авада решила, что больше ни за-что не вернется сюда: в этот ужасный и страшный Запретный Лес, да еще одна... Кентавр без слов опустил ее на ноги около входа в замок и сказал: - Иди в Больничное Крыло и скажи, что у тебя поранена ногаи рука раскровилась. А теперь мне пора: до свидания девочка и больше так далеко в Запретный Лес не заходи! *Авада пошла и почувствовала, что рука и нога кровоточат: было больно, но девушка шла и шла до конца Леса: ее всю тресло*

Элис Смит: Ролевая Элис Эретти-Смит и Джен Леминот, просьба не вмешиваться или писать ЛС Зимний денек выдался слишком холодным для того, чтобы погулять у озера, и Смит, которой нечего было делать, решила прогуляться в сторону знаменитого Запретного Леса, такого страшного и мрачного, но в то же время - манящего... Дав себе честное слово не идти внутрь леса, а только лишь погулять рядышком, Элли смело тронулась в сторону хижины Хагрида, которая, что странно, была пуста. Наверное, лесничий также пошел прогуляться. Воспользовавшись этим, девушка шмыгнула к ближайшим кустам и, к своему ужасу, услышала раздававшийся откуда-то жутчайший вой... Старосте Слизерина даже не хотелось предполагать, какое же такое животное может издавать такие звуки, но, видимо, оно было большим, страшным и с клыками. Подумав, что ее затея с Запретным Лесом по-детски глупа, Смит уже было развернулась обратно к школе, если бы не шорох листьев, послышавшийся рядом. - Кто здесь?! - в ужасе воскликнула девушка, думая, что настал ее последний час...

Дженни: Леминот срочно требовался отдых. Из-за выпускных экзаменов у Джен постоянно болела голова, хотелось спать, а результаты все не приходили, заставляя девушку переживать вдвое больше. И сегодня, отложив все новогодние приготовления на вечер, когтевранка наконец выбралась из Хогвартса. Хотелось подышать свежим воздухом, прогуляться по зимнему лесу и в кои-то веки почувствовать себя свободной. Медленно пройдя по тропинке до леса, девушка несмело остановилась возле опушки. В Запретном лесу она раньше, как образцовая девочка, не была, а потому, по старой привычке, все еще боялась туда идти. "Успокойся и иди! Заклинания знаю? Знаю. Вопросы? Нет вопросов." Решила Дженни и быстрым шагом вошла в лес. Здесь было тихо. Мягкий снежок осыпался с деревьев прямо на голову, заставляя Леминот отскакивать от деревьев, все больше запахиваясь в пальто. Внезапно выпускница услышала скрип снега и напряглась. Непонятно еще, кто тут мог ходить. Однако... ее ждало разочарование - за снежными ветками спиной к Леминот стояла девочка. Ну, или девушка, со спины разглядеть было невозможно. Джен выскочила из веток и строгим, нарочито "профессорским голосом" произнесла: - Минус....- точнее, попыталась снять баллы. Но не получилось, ведь девочка обернулась на звук, и Джен узнала Элис Смит, свою подругу-старосту со Слизерина. Последнее время с Эретти-Смит Леминот сталкивалась слишком часто... "Ох, не к добру!"

Элис Смит: Элис пригнулась, пытаясь слиться с кустом в единое целое, но, увы, этого у нее никак не получалось, а шаги неумолимо приближались... Скрип снега был уже совсем близко, как вдруг... - Минус... - голос незнакомца, а, точнее, незнакомки был до ужаса знакомым. Облегченно вздохнув, Элли обернулась и увидела обладательницу этого высокого и строгого голоса - когтевранку Джен Леминот, по совместительству хорошую подругу Элис. - Леминот, а я уже испугалась, - покачала головой староста Слизерина. Она не любила всякие вот такие внезапности. Совсем не любила. - Позволь спросить, что ты, Джен, делаешь здесь? Тем более в такое время - через полчаса отбой! Я староста, я могу снять баллы! - в довершение всего воскликнула Смит, возжелав немного припугнуть девушку. Но вышло это как-то слабо и наигранно - ведь Дженни была почти профессором, и тоже могла снять баллы. - Ты знаешь, что Запретные лес - очень опасное место? Да все первокурсники об этом знают! - чуть было не начала читать нотацию Элис, но тут она заметила хитрый огонек в глазах подруги...

Дженни: - Ты знаешь, что Запретные лес - очень опасное место? Да все первокурсники об этом знают! - возмущалась Смит, только завидев Леминот. Когтевранка хмуро смотрела на подругу и наконец выдала нечто, никак не похожее на гениальное, но вполне себе смешное: - Первокурсники может и знают, а я - нет! Джен улыбнулась, подойдя к Элис и обнимая ее. "Как мы давно не виделись! Кажется, последний раз это было в ванной при потопе... да, а ведь туда тоже нельзя было ходить!" - Не знаю насчет отбоя, я всегда в час ложилась,- махнула Джен рукой, однако на второй вопрос следовало ответить,- мне хотелось прогуляться, а куда еще пойдет Леминот, ни разу не бывавшая в Запретном лесу? Джен запрокинула голову к небу и улыбнулась. Весь синий небосвод был засыпан яркими звездами, а в воздухе заметно похолодало. "А ведь и правда - вечер! А я и не заметила..." Когтевранка вздохнула и вновь повернулась к Смит. - Раз пошла такая пьянка,- тут Леминот усмехнулась,- пошли погуляем по лесу, а?

Дэгни Таггарт: Ролевая игра (РПГ-Турнир на приз Синей Башни). Участники: Дэгни Таггарт / Либретта Виземал / Мерелана Ханрахан Ситуация: «Травология требует жертв». В густой темноте Запретного леса то там, то здесь мерцали блуждающие огоньки, раздавались гулкие звуки. Здесь пахло сыростью, гнилью, древесной смолой. И ванилью. Да, именно ванилью… «Значит, я выбрала верную дорогу», - подумала Дэгни. – «Она действительно цветёт сегодня». Девочка подняла повыше волшебную палочку с синеватым огоньком на конце и осторожно переступила через какой-то явно хищный цветок. Эх, если бы можно было принести в замок его! Но цветок был не тот, который ей нужен. Дэгни в нерешительности остановилась перед завалом из поваленных деревьев, преграждавших ей путь. Когтевранка ещё раз вспомнила направление маршрута, подробно описанного Ланой сегодня вечером. «Всё сходится. И деревья ещё не убрали с тропинки, и высокий дуб отсюда хорошо видно, значит, мне сейчас нужно повернуть направо, чтобы обогнуть трясину», - оглядевшись, заметила девочка, пытаясь придать себе уверенности. А уверенности явно не хватало. Здесь относительно безопасная окраина леса заканчивалась. Путь лежал в глубину опасного Запретного леса, куда не каждый преподаватель рискует отправиться даже днём. - Ещё и полнолуние, - недовольно проворчала девочка, обнаружив в небе, прямо над верхушками причудливо изогнувшихся деревьев, рыжий диск полной луны, подёрнутый золотистой дымкой. Дэгни сочла это хорошим знаком, но непослушное воображение услужливо подсунуло ей устрашающую картину встречи с огромным оборотнем. Как бороться с оборотнями, она не знала. Правда, Дэгни вообще имела смутное представление о том, как бороться с нечистью, нежитью и другими опасностями, подстерегающими её в лесу. Она не была уверена даже в том, что справится с обыкновенными пикси. - Лана скоро появится. Я почти пришла к назначенному месту, - негромко подбадривала себя Дэгни. Дэгни набросила на голову капюшон просторной мантии и, поминутно оглядываясь по сторонам, пошла по почти незаметной тропинке. Недобрые мысли то и дело посещали девочку, но она их отгоняла прочь. «Если мы не добудем сейчас «Царицу ночи», у меня будут такие неприятности, что все дикие твари из дикого леса покажутся пушистыми котятами», - решительно сказала себе второкурсница. Дэгни припомнила маггловское название этого растения: «Cereus nycticalus», и её пробрала дрожь. – «До чего сложно звучит! А задача, стоящая перед нами, ещё сложнее». От мысли, что Дэгни встретиться с кентаврами, которые с незапамятных времён выращивали в своих лесах загадочный цветок, ей становилось не по себе. Если бы это был обычный цветок, пусть даже редкий и с сильными магическими свойствами. Но цветок был для кентавров священным, а это значит… Вот об этом девочка думать не хотела. Подхватив подол мантии, Дэгни поспешила поскорей покончить с этим.

Мерелана Ханрахан: Мерелана вышла из ворот замка и поправила подол мантии, зацепившийся за какой-то маленький, но ужасно колючий куст. Ярко светила луна, освещая склон с густой травой, у подножия которого начиналась кромка Запретного леса. Однажды Лане уже приходилось бывать в лесу, но так далеко, в самую темную и непролазную его чащу, куда они собирались сегодня, девушка не заходила. Когтевранка оглянулась на родной замок и улыбнулась редким, еще не потухшим огням. Чтобы казаться менее заметной, девушка зажгла огонек на конце палочки только тогда, когда оказалась у самой границы леса. Лана огляделась. Она была уже старшекурсницей, даже почти выпускницей, но если их заметят, неприятностей не избежать. Мерелана развернула пергамент и подсветила текст палочкой. "Ну что ж, пойдем искать это чудесное растение. Взрослой волшебнице стыдно бояться темного леса и существ, обитающих там. Дэгни, должно быть, уже пришла, не стоит заставлять ее ждать". Лана уверенно двинулась по тропинке, уходящей все дальше в лес. Заметив справа темную фигуру, девушка остановилась. - Доброй ночи, Дэгни! - окликнула она. - Надеюсь, я не заставила тебя долго ждать. Ты меня извини, я все никак не могла выскользнуть из замка, то и дело по дороге встречались знакомые или профессора. К счастью, никто не спросил, куда я направляюсь. Ну что, идем? Мерелана снова уткнулась в пергамент и, спустя несколько секунд, уверенно зашагала по левому ответвлению едва заметной тропинки, тянущейся вдоль края болота, в котором водилась малоприятная живность. - Ты не волнуйся, я уверена, что у нас все получится, не зря же мы столько часов провели в библиотеке. Наверное нет того, что бы мы не знали о "Царице ночи", - Лана ободряюще улыбнулась второкурснице и крепко взяла девочку за руку. Не хватало еще потерять друг друга в темноте.

Дэгни Таггарт: «Вечно я попадаю в неприятности. Черт дернул меня сунуть свой любопытный нос в кабинет травологии. Да ещё и после уроков, когда там никого не было. Кто знал, что там пропало это растение? Естественно, профессор сразу подумал на меня», – с этими мыслями Дэгни пробиралась по узкой тропинке к месту встречи. Лес становился уже не таким густым, явно чувствовалось присутствие… но нет, не людей. Луна поднялась высоко над головой, и едва различимая тропинка отчетливо выделялась среди поросших мхом камней и густых зарослей папоротника. Дэгни смотрела под ноги, боясь наступить на что-нибудь опасное, а перед её глазами проплывали воспоминания из того вечера, когда она впервые услышала название «Царица Ночи». Профессор травологии внезапно появился в гостиной Когтеврана и отправился прямиком в кабинеты старосты и декана. После Дэгни долго объяснялась, и в конце концов Лана, которая и была той самой старостой, поверила ей. Но профессор был непреклонен. Он заявил, что второе такое растение в мире найти практически невозможно, и пригрозил Дэгни отчислением. «Хорошо, что им некому было посылать громовещатели», - подумала девочка с горькой иронией. Посветив палочкой впереди себя и увидев в полутьме среди тонких молодых деревьев высокий дуб, девочка остановилась и отдышалась. Кажется, она пришла на место. Оставалось ждать, пока сюда доберется Лана. «Интересно, скоро она? У неё ведь были какие-то дела… Ох! Может быть, стоило рассказать хоть кому-нибудь о том, где мы сейчас? Хотя, наверно, вряд ли нам помогут, если с нами что-нибудь случится», - подумала Дэгни. От этой мысли ей стало совсем не по себе и она постаралась об этом не думать. Вокруг царила пугающая тишина. И в этой тишине Дэгни услышала отчетливый треск. Девушка замерла. Тысячи мыслей промелькнули у нее в голове, но услышав голос Ланы, она успокоилась. - Доброй ночи, Дэгни! Надеюсь, я не заставила тебя долго ждать. Ты меня извини, я все никак не могла выскользнуть из замка, то и дело по дороге встречались знакомые или профессора. К счастью, никто не спросил, куда я направляюсь. Ну что, идем? - Лана! Слава Ровене, ты пришла! Я уже было подумала… Спасибо тебе, что согласилась мне помочь. Без тебя бы я не справилась, - от волнения Дэгни болтала без умолку. Покрепче ухватившись за руку старшекурсницы, девушка поспешила за ней, пробираясь сквозь заросли. - Лана, что ты знаешь о кентаврах? Ну, скажем… когда они в последний раз убивали людей, например.

Мерелана Ханрахан: Лана медленно обогнула дуб по тому маленькому огрызку земли, отделяющему студенток от болота, и нырнула в высокие заросли папортника. Услышав вопрос Дэгни, девушка улыбнулась. Конечно же, нельзя было сказать, что когтевранка не боялась представителей величественного волшебного народа, но мысль о том, что обучение не прошло даром, да и шанс встретить кентавров не так уж и велик, успокаивала ее. - Кентавры благородны, но при этом не сторонятся общения с другими расами, не считая людей. Кентавры стремятся жить в гармонии с природой и сохранять эту гармонию, - начала Лана, - Они искусны в магическом целительстве, стрельбе из лука, военном деле, астрономии и различных видах предсказаний. Говорят, что кентавры проводят почти все время, охотясь или патрулируя свои владения, зорко охраняя лес от людей, способных нанести ему вред. Существует мнение, что положение в обществе у кентавров определяется длиной имени, к которому за заслуги прибавляется новая буква, чем длиннее имя кентавра, тем выше его положение в обществе, хотя многие известные кентавры имели не очень длинные имена. Кентавр способен помочь человеку только в том случае, если тот действительно нуждается в помощи и заслуживает ее, по мнению кентавра, - торопливо проговорила Мерелана, вспоминая лекции по одному из ее самых любимых предметов. Девушка перевела дух и покраснела, что, к счастью, не было заметно в лунном свете. Лана поняла, что увлеклась, рассказывая о кентаврах, да и вопрос, в общем-то, был немного другим, когтевранка откашлялась. - Ну, насчет убийства, я бы не стала сильно паниковать. По крайней мере, пока мы не причиняем вред кентаврам или природе, хотя... Лана заметила, по всей видимости, нужную поляну, где и следовало искать "Царицу Ночи", если информация, содержащаяся в древних ветхих пергаментах, была верна. Девушка замолчала и остановилась, кивнув Дэгни на тень, мелькнувшую в десяти метрах от них. Мерелана достала палочку, приготовившись в любой момент защищаться от опасности. - Мне кажется, нам повезет, если это кентавр, а не что-то пострашнее... - прошептала она, - но и от кентавров доброжелательности ждать не приходится. "Это действительно будет сложнее, чем казалось еще вчера, когда мы обсуждали наши планы в гостиной. Главное, чтобы авантюра не стоила нам жизни". Мерелана продолжала вглядываться в темноту и старалась сохранять спокойствие.

Магориан: Сквозь тёмное покрывало ночи светила луна. Серебристое сияние отбрасывало от деревьев и кустов страшные тени. Неповторимые, ужасные и в то же время прекрасные. Они укрывали своей ужасающей темнотой тонкие тропинки, выводя редких путников на ложную дорогу. Для людей не видны настоящие следы, но для кентавра, лесного жителя, уроженца этих зарослей, они видны как для орла земля. Этот человеческий род не может различить следы в этой мутной, от неясного света, земли. Магориан уже привык видеть следы кентавров на мягкой, но холодной земле. Очередное дежурство кентавра шло снова тихо и мирно, хоть ему и не хотелось приключений, но это надоедало. Он всматривался в деревья и кусты, затем взгляд падал на землю. Магориан дошёл до концы тропинки и остановился. Что-то зацепило его взор. На тёмной земле виднелись вмятины, будто кто-то шёл... "Другие кентавры."- подумал Магориан. Он вышел на тропинку и пошёл по ней. Но по мере рассмотрения, следы теряли очертания копыт кентавра. Это были не его друзья, это был человек. И шёл он, как подумал Магориан, к поляне. Кентавр рассердился. Его охватили гнев, ярость, презрение и дикая жажда мести. Он развернулся и диким галопом помчался в обход, к поляне. Прошло минут шесть и Магориан примчался на поляну. Полная луна отбрасывала на на высокую траву его искажённую тень. Кентавр увидел на другом конце поляны две фигуры: одна большая, другая поменьше. Они держались за руки. Магориан, снова переполненный чувством ярости, помчался на другой конец поляны. Но так не добежав он остановился и зашёл за ближайшие кусты ежевики. Он подумал, что лучше сначала за ними понаблюдать. Где-то недалеко завыл волк и снова всё стихло. Только ветер трепетал траву и она что-то шептала ему в ответ.

Дэгни Таггарт: Дэгни покорно шла за Ланой сквозь заросли папоротника, крепко держась за её руку. Тревога в душе девочки нарастала с каждым шагом. Она почти не слышала рассказ Ланы о кентаврах. «В конце концов, если их не трогать, они не тронут нас. Мы просто с ними поговорим, возьмем то, что нам нужно и покинем это место» - мысленно успокаивала себя Дэгни. - Ну, насчет убийства, я бы не стала сильно паниковать. По крайней мере, пока мы не причиняем вред кентаврам или природе, хотя... Эти слова вернули Дэгни к реальности. - Мне кажется, нам повезет, если это кентавр, а не что-то пострашнее... Но и от кентавров доброжелательности ждать не приходится. Эти слова вовсе не обрадовали Дэгни. Девочка искренне надеялась, что они не причинять им вреда. Хотелось бы вернуться в школу в целости и сохранности. Неожиданно Лана остановилась и замолчала. Дэгни посмотрела в сторону, куда она смотрела, и увидела тень, промелькнувшую недалеко от них, чуть в стороне от тропинки. Крупная фигура, животное или, может быть, человек… «Нет, человек гораздо ниже ростом и мельче. А великан или тролль – крупнее. Мы почти пришли. Это, должно быть, кто-то из них… кентавров». Сердце девочки бешено заколотилось. Она сжала руку Ланы, пытаясь рассмотреть фигуру в темноте. Нервы не выдержали, и Дэгни крикнула только для того, чтобы не продолжать этого томительного ожидания и неизвестности: - Эй! Мы тебя видим! Выходи, я тебя не боюсь, кто бы ты ни был! Когтевранка выпустила руку Ланы и произнесла решительно: - Lumos Maxima! Стало светло, как днём, и из темноты показалась фигура – наполовину человек, наполовину конь.

Магориан: Магориан увидел, что люди остановились и понял, что его заметили. Видимо, внимание привлекала его рослая фигура. Вдруг загорелся свет там, где стояли люди. Он вышел из-за своего укрытия и подошёл ближе, чтобы рассмотреть их, держа лук наготове. Кентавр не смог скрыть удивления, поняв, что перед ним две девушки, а одна из них и вовсе ещё ребёнок, и разозлился, когда увидел нашивки на мантиях. Перед ним стояли ученики школы Хогвартс, Когда-то давно он уже видел подобное. Одна, была видно, уже выпускница, а вторая – совсем ещё жеребёнок... «Или как у них это называется?» - подумал Магориан. Он ещё сильнее разозлился на старшую девушку. «Как она посмела привести сюда маленькое дитя, рискуя встретить кентавров?! Люди обязаны знать, что наш народ не пожалеет тех, кто пробрался на их территорию, как они это не понимают?» На их лицах он увидел страх. Неужели он так им противен и уродлив настолько, чтобы его бояться? Или дело не в этом? Он посмотрел на луну, стараясь найти ответ на вопрос, что забыли эти девочки здесь. Полная луна освещала поляну и без лишнего света волшебной палочки. Луна, поднявшись над кромкой леса, изменила свой цвет. Теперь она была белая, как один прекрасный цветок. Он был белый... Как и луна... Вдруг на Магориана взошло озарение. Но он был не так в этом уверен. Всё-таки кентавр шагнул им ещё навстречу и голосом полным ярости и презрения спросил: -Кто вы такие? Что вам здесь нужно? Вы пришли за ней? Он повернулся к старшей девочке и подскакал к ней с диким выражением лица. Он знал, что навести ужас – лучший способ узнать правду, когда речь идет о таких несовершенных и недалёких существах, как люди. -А как вы смогли, даже как вам сама мысль пришла о том, чтобы привести сюда вашу младшую подругу?

Мерелана Ханрахан: Мерелана сжимала палочку в руках и наблюдала за тем, как из зарослей, залитых светом, показывается кентавр. Он двигался медленно, будто изучая незваных гостей, но с каждой секундой его движения становились все более яростными. Лана задержала дыхание, стараясь не паниковать, ведь если она потеряет самообладание, им не выбраться из леса. Девушка сделала шаг вперед и, собрав оставшуюся храбрость, посмотрела кентавру в глаза, в которых блестела луна. Лана поклонилась и уверенно произнесла: - Доброй ночи. Простите, что мы пришли сюда, но у нас не было другого выхода. Нам необходимо взять то, что нам не принадлежит. Лана опустила палочку и посмотрела на Дэгни. - То, что мы пришли сюда, это моя вина, но нам просто необходима "Царица Ночи". Мерелана встала так, чтобы оказаться между Дэгни и кентавром.

Дэгни Таггарт: Дэгни слушала речь разгневанного кентавра и всё больше успокаивалась. Пока кентавр выговаривал выпускнице, девочка бросила быстрый взгляд на Лану. Судя по её решительным словам, выпускница уверена, что им грозит нечто страшное. «Она меня защитит. И постарается вернуть цветок в Хогвартс», - догадалась Дэгни. – «Но если так пойдёт и дальше, то мы рискуем вообще не вернуться домой». Хогвартс действительно был для Дэгни домом. Ничего страшнее, чем исключение из школы, для неё просто не могло быть. Даже Азкабан или гибель в Запретном лесу не шли ни в какое сравнение. Когда Лана выступила вперёд, заслоняя собой Дэгни, девочка встретилась взглядом с кентавром. Кентавр молчал. «Ещё бы! Они считают людей такими несовершенными, такими порочными… А тут мы приходим и прямо заявляем, что хотим забрать цветок, который даёт необычайную силу кентаврам на протяжении тысячелетий. Нам их не уговорить», - подумала второкурсница. - «Даже если нам вдруг удастся забрать его силой, и я украду его для того, чтобы принести в школу, все конечно же решат, что именно я его украла. А потом кентавры придут в школу, директор узнает о нашем поступке. Глупо получается». Дэгни вспомнила, как налились кровью глаза профессора, как ужасно он кричал, когда он узнал о краже в его оранжерее. Кто-то из студентов сказал тогда, что этот цветок подпитывает волшебную силу, усиливая её стократно. И в целом свете такой цветок один. О том же кричал впавший в бешенство профессор. «Враньё, конечно, на счёт силы», - со вздохом подумала Дэгни. – «А насчёт того, что цветок единственный в мире… это и в книгах говорилось». Дэгни взяла Лану за локоть, прося её остаться на месте, и сделала шаг вперёд, низко поклонилась кентавру. - Господин, - негромко сказала девочка, не поднимая головы. – Мы не хотим забирать то, что принадлежит вам испокон веков. Мы знаем, что нам грозит, и мы пришли сюда, чтобы спасти меня от позора. Меня обвинили в краже и грозят лишить меня дома и доброго имени. Это ничуть не лучше, чем смерть. Но прежде, чем вы примете своё решение, я бы хотела взять у вас то, что вы мне можете дать. Знание. Позвольте мне узнать, прежде чем всё решится. Царица Ночи… Глубокий вдох. - Она никогда раньше не покидала ваш лес, - Дэгни выпрямилась и взглянула кентавру в глаза. – Так говорится в старых книгах. Дэгни сразу показалось странным то, что кентавр мгновенно догадался, зачем они пришли. И то, что до сих пор неизвестно, куда на самом деле делся цветок. - И ещё одну вещь я должна узнать. Правда ли то, что только один цветок Царица Ночи может существовать в мире и обладать при этом волшебной силой? «Я сама видела этот цветок! Это именно Царица Ночи, это и Лана подтвердила. И магическая сила в нём была». Дэгни стала ждать ответа кентавра.

Магориан: Магориан потоптался на месте. Его слегка смутила младшая девочка. Кентавры никогда не знали поклонов в свою сторону. Их все страшились, считали убийцами и людоненавстнеками. "Наверное, они правильно делают, принимая во внимание мою недавнею ярость. Но они нарушили договор, заключённый между нами и людьми! Это возмутительно!"-подумал кентавр. Он подошёл к малой девочке и заговорил шёпотом. -Да, мисс, это так. Этот цветок давным давно был украден из нашего леса. Мы не знаем кем, но мои предки поклялись отомстить этим людям. Он действительно волшебный, единственная волшебная "Царица Ночи". Она питала силу нашего народа, кентавров. Магориан тяжело выдохнул. Ярость снова начала на него литься огромными волнами. Но он взял себя в руки и продолжил. -Вы хотите спастись от позора? Я могу вам помочь. Рисковать мне приходится не в первый раз. Конечно, вы понимаете, что если кто-то из кентавров, а особенно старейшина, узнают о моём поступке то меня, самое лучшее, изгонят из племени. А худшее - убьют. Кентавр отбежал к ближайшему дереву и встал спиной к "гостям". Он сложил руки на груди и продолжил завораживающим шёпотом. -Но только приведите мне доводы, по которым я должен отдать Вам "Царицу Ночи". Ведь, моя жизнь зависит от этого, я не хочу умирать от простой вашей прихоти. Конечно, позор это плохо, но на чашах весов стоит жизнь и дом. Мне вас жалко, но всё равно.

Мерелана Ханрахан: Мерелана еле различала слова кентавра, но не двигалась с места, пока он шептал, наклонившись к Дэгни. Но Лана понимала, что кентавр уже не так свиреп и проявляет сострадание. Девушка слышала, когда-то, что заветное растение было похищено из леса очень давно. "Но куда же оно могло деться из Хогвартса? Неужели растение может оказаться в другом месте магическим образом или же новое растение вырастает лишь после того, как погибло старое?" - Лана старалась найти хоть что-нибудь, что могло бы им помочь. - Послушайте, - вдруг сказала она, - ваш народ ведь славится искусством предсказаний. Не могли бы вы сделать предсказание? Вдруг мы узнаем что произошло с "Царицей Ночи" в Хогвартсе и как спасти Дэгни от позора, чтобы никто не пострадал. Лана учтиво поклонилась кентавру и стала ожидать его реакции, какой бы она не была.

Доминика Шанталь: Доминика давно не бродила по лесу и была рада выбраться из замка ненадолго. Кроме того, у нее была цель, для достижения которой пришлось обратиться за помощью к профессору Миллер-Корф. Но самое главное - слизеринке предстояла прогулка в хорошей компании, и не где-нибудь, а в Запретном Лесу. Причем абсолютно на законных основаниях. Для мятежной натуры Ники это было несколько странно, но в последнее время девушка не совершала ничего предосудительного. Ожидая профессора, Доминика уселась под деревом и вертела в руках сорванную травинку. Приближалась осень, настроение было соответствующее. В воздухе пахло.. ожиданием.

Елизавета Корф: Лиза крайне долго собиралась на прогулку по лесу, памятую об единственном походе в этот же лес и своем упущении при выборе обуви. Пятый раз трансфигурируя туфли во что-то более подходящее профессор раздраженно бросила палочку на кровать и сняла со приоткрытой двери шкафа легкий плащ до колен и накинув его прихватила с кровати потрепанный справочник и свою палочку. Ногам было непривычно вышагивать по тропинке и не ощущать под пяткой вечно увуязающего в земле каблука, но вывернув на тропинку к Запретному лесу, девушка вдруг поняла, что вполне комфортно себя ощущает. Идея отправиться за травами принадлежала Доминике и Корф была искренне благодарна ей за то, что вытащила ее и стен школы, которые она крайне редко покидала. Темные волосы на этот раз были заплетены в косу, распахнутый плащ развевался по ветру, но при всем этом когтевранка чувствовала себя не менее уютно, чем в костюме и мантии. Увидев издалека фигуру девушки сидящей под деревом, она помахала ей зажатым в руке справочником и прибавила шагу. Уже почти поравнявшись с ней, она улыбнулась привычной, мягкой улыбкой, которая всегда появлялась при встрече с этой слизеринкой и присела на корточки рядом с ней, одернув штанины, - Вечер добрый, мисс Шанталь. Я прибыла, и даже не забыла справочник, - в подтверждение своих слов она показала потрепаную книгу, - думаю можно приступить к сбору компонентов. Она поднялась вместе с Доминикой на ноги и подмигнув добавила снизив голос, - надеюсь ничего запрещенного.

Доминика Шанталь: Доминика наблюдала за приближением профессора Корф в легком развевающемся плаще и думала, что, вероятно, она сама в обычных маггловских джинсах, тонком джемпере и кроссовках смотрится несколько странно. Главное, что так было удобно. Волосы слизеринка собрала в хвост, а для трав прихватила небольшой мешочек, лежавший на дне маленького рюкзака вместе с парой яблок и списком необходимых трав. Профессор Корф присела рядом. - Вечер добрый, мисс Шанталь. Я прибыла, и даже не забыла справочник, думаю можно приступить к сбору компонентов. Надеюсь ничего запрещенного. Услышав эти слова, Ника мысленно усмехнулась. Если б она сама знала, собирается ли искать запрещенные травы. Слизеринка встала, поднимая рюкзачок. - Рада видеть Вас, профессор Корф. Полагаю, Ваш справочник очень поможет, во всяком случае, мне, - девушка улыбнулась, - я хотела собрать компоненты, необходимые для зелья Сна Без Сновидений. Правда, я не очень хорошо помню его состав. Еще что-нибудь расслабляющее и успокаивающее не помешает, чабрец, например, мята. Девушка замолчала, ожидая реакции профессора, стараясь не выдать мысли о том, что если она и найдет что-то запрещенное, то едва ли признается в этом.

Елизавета Корф: Корф посмотрела на рюкзачок Доминики, который та предусмотрительно захватила и подумала "У слизеринцев мания на рюкзаки", впрочем этот вопрос не особо волновал ее, так как в свое время рюкзак Марвина часто выручал ее. ...я хотела собрать компоненты, необходимые для зелья Сна Без Сновидений произнела слизеринка и Лиза тут же начла перебирать в памяти составы зелий, которые учила во времена студенчества или же доводилось варить самой. - Так, значит надо кору рябины, траву молли, - она покосилась на книгу в руке, поняв, что не даром его взяла, - сушеные златоглазки и утренняя роса, - отчеканила она и посмотрела на студентку. Остальное успокаивающее и раслабляющее соберем по пути. Профессор двинулась в сторону леса, переступая через лежащие ветки и неровности. - Так, если нужно что-то запрещенное, то лучше огласите список сразу, может не придется грабить лес и натыкаться на Кентавров или Единорогов, я знаете ли как-то не жажду встречь с кем-то - когтевранка рукой отодвинула висящую почти до земли ветку пробираясь под ней, - потому как мне слабо верится, что у слизеринцев может что-то без запрещенного быть, - она придержала ветку пропуская Доминику. И если уж на то пошло, обращайтесь ко мне по имени, я в отпуске, и вернусь вероятно лишь только после Вашего выпуска. Профессор поправила съехавшие на кончик носа очки и улыбнулась, - думаю нам вооон туда, - она указала рукой на заросли кустарника, - к хорошим травам никогда нельзя просто подобратья. Это всегда требовало труда и внимательности, простите, - она тихо засмеялась, - я кажется вспомнила студенчество и лекции Миралиссы.

Доминика Шанталь: Пока профессор перечисляла ингредиенты для зелья, слизеринка сверялась со своим списком. Вроде, ничего не забыли. Кажется. Предложение обращаться к профессору по имени Доминику удивило, но в то же время порадовало. Девушка с удовольствием кивнула и двинулась вслед за профессором. - Так, если нужно что-то запрещенное, то лучше огласите список сразу, может не придется грабить лес и натыкаться на Кентавров или Единорогов, я знаете ли как-то не жажду встречь с кем-то, потому как мне слабо верится, что у слизеринцев может что-то без запрещенного быть. Услышав эти слова, девушка откровенно улыбнулась. - Кажется, слава слизеринцев серьезно опережает нас самих и наши действия. Что же до запрещенных трав, - девушка покосилась на профессора, - мне нужна эфедра. Но она вроде только в Болгарии растет. Хотя, о растениях Запретного Леса мне известно не слишком много. Может, она и здесь есть. - Доминика с удовольствием наблюдала за изменениями на лице профессора Корф, потому как обычно Лиза (как странно звучит) была не слишком эмоциональна, но сейчас совершенно преобразилась. - Что же до лекций, жаль, что сейчас кабинет Зельеварения закрыт. Хорошо хоть в подземельях вполне можно найти подходящее помещение для приготовления зелий. Ника с удовольствием шагала рядом с Лизой, полной грудью вдыхая свежий лесной воздух. Встреча с кентаврами и единорогами девушку почему-то совсем не пугала. Что же касается, других обитателей леса.. Нет, Доминика все равно не боялась..

Елизавета Корф: Когтевранка дернула полу плаща, зацепивегося за ветку и чертыхнулась, вот как не любила она леса, так и не любит до сих пор, только наличие приятной компании и вполне себе интересной цели сделали свое дело, приведя ее сюда. Однако один фактор радовал ее несказанно - солнце скрылось за кронами деревьев, и Лиза наконец облегченно вздохнула, не любовь к дневному и солнечному свету так и не покинула ее с годами и поэтому выход из школы в дневные часы был мукой, которая теперь осталась позади. Кажется, слава слизеринцев серьезно опережает нас самих и наши действия.мне нужна эфедра. Но она вроде только в Болгарии растет. Хотя, о растениях Запретного Леса мне известно не слишком много. Может, она и здесь есть Доминика усмехнулась и Лиза лишь пожала плечами в ответ. - Не знаю при чем тут ваша слава, просто я всю жизнь провела среди слизеринцев и знаю, что ваши нужды зачастую требуют наличия чего-то запрещенного, но что самое главное - вас это не пугает, - она чуть повернула голову к спутнице и улыбнулась, из-за чего едва не врезалась в возникшее перед ней дерево, - оу, везет мне прям. Так, эфедра, эфедра, - профессор задумчиво вернула очки на переносицу вспоминая известные ей растения, - не помню, сейчас глянем, - она не сбавляя шага открыла оглавление справочника и начала водить ногтем по странице, - о, Эфедра или Хвойник — род кустарников класса Гнетовые, единственный род своего семейства Эфедровые или Хвойниковые, бррр, как заумно звучит, - она обогнула куст скосив взгляд на него и тут же вернулась к книге, - является реликтовым растением, сохранившимся с доледниковой эпохи, - Корф аж присвистнула, - ну ничего себе. Где-то внутри себя она уже подозревала, что поиск этого растения не пройдет даром и они в любом случае наткнуться на кого-то, и даже успела расстроиться по этому поводу, потому как крайне не любила когда ей что-то мешают делать, пусть этим делом является банальная прогулка со туденткой за запрещенными травами. - Так, в справочнике написано, что нам нужна "Сумречная поляна" ибо растет он лишь там, а это у нас, - она наконец оторвалась от фолианта и огляделась, "Класс, а мы вообще где" - мысленно поинтересовалась она у себя и хмыкнула, - а это у нас кажется там где обитают Единороги, так что ищем следы этих животных и идем по ним, - она захлопнула книгу и уменьшив ее при помощи заклинания, отправила ее в карман.

Доминика Шанталь: В лесу стояла приятная прохлада, а когда село солнце, Доминика поняла, почему профессор Корф надела плащ. Когда та чуть не врезалась в дерево, слизеринка едва успела сказать: - Осторожнее, Лиза! - и тут же сама чуть не упала, споткнувшись о поваленный ствол еще одного дерева, и рассмеялась. - Похоже, нам обеим везет. Слушая описание эфедры, Ника внимательно осматривала окрестности, отмечая, куда они идут, и попутно собирая необходимые травы. Оглядываясь по сторонам, Доминика думала, что вернуться до темноты точно не получится. Лиза тут же подтвердила ее мысль: - Так, в справочнике написано, что нам нужна "Сумречная поляна", а это у нас кажется там где обитают Единороги, так что ищем следы этих животных и идем по ним. - Хотите яблочко? - беззаботно спросила слизеринка, достав из рюкзака пару фруктов, вгрызаясь на ходу в один из них. - Следы Единорогов - это, конечно, здорово. Но без солнца быстро темнеет. Наверное, нам стоит поторопиться. Доминика притормозила, увидев траву молли, и аккуратно сорвала несколько здоровых стебельков с ровным цветом. Это пригодится для зелья. Сумеречная поляна. Единороги - чудесные животные, но не факт ,что им понравится присутствие людей на их поляне. Похоже, именно этого боялась профессор Корф. Доминика смотрела на Лизу, самоотверженно пробиравшуюся через какой-то кустарник, и поспешила за ней, доставая палочку из кармана джинсов. Пожалуй, палочку из рук лучше не выпускать, да и дорогу проложить, в случае чего, будет легче.

Елизавета Корф: С леса потянуло прохладой и девушка передернула плечами, прожив всю юность в стенах башни Воздуха, она стала весьма чувствительна к сквознякам. Достав волшебную палочку из рукава, она наложила на себя и слизеринку согревающее заклинание, что бы не было потом претензий со стороны Дарии и Доминика, за простуду, да и тем более они с мисс Шанталь по этим болезняв вообще были чуть не рекордсменки Хогвартса. На окрик она не успела отреагировать и лишь беззаботно улыбнулась, но тут же рассмеляась на замечание слизеринки, о везучести обеих. - Хотите яблочко? спросила Шанталь и профессор проследила взглядом за тем как она извлекла из рюкзака фрукты. - Да, не откажусь, - подхватив одно из яблок согласилась она и подкинула его на ладони, - второй раз в лесу и второй раз совсем не думаю о том, что сюда вообще кроме палочки может что-то понадобиться, - она усмехнулась и покрутила яблоко в руках, - вот не походный я человек. Слова о том, что стоило бы поторопиться затали Лизу в тот момент, когда она откусывала от яблока кусок, поэтому она лишь покивала головой и тут же споткнулась о какой-то ствол поваленного дерева. - Вот ферт, - она отряхнула колено и вытащила яблоко изо рта, тут же обнаружив пропажу очков, которые видимо слетели при столкновении, - стоп, я без очков крот, - она присела на корточки и провела ладонью по траве, - о, нашла, - она выпрямилась и посмотрела на Доменику, - никак не могу заставить очки сидеть на положенном месте, до сих пор теряю. Так, поторопиться, - она наконец вспомнила о чем изначально шла речь, - ну мы с Вами в любом случае не успеем до отбоя, но если венуться на опушку к утру, то мы успеем собрать еще и росу для зелья. Предложение принимается? Она прищурилась, разглядывая клочок шерсти единорога на кустарнике, - Хотя знаете, кажется нам не так долго осталось.

Доминика Шанталь: Ощутив на себе действие согревающего заклинания, девушка благодарно улыбнулась. Когда Лиза в очередной раз споткнулась, Доминика лишь успела слегка ее поддержать, но профессор Корф все равно ударилась коленом и потеряла очки. - А Вы линзы носите, - посоветовала слизеринка с улыбкой. - А роса мне тоже понадобится, да, - пробормотала девушка, припоминая, что во внутреннем кармане рюкзачка должна быть пара пустых фиалов. - Если, конечно, Вам улыбается всю ночь бродить со мной по лесу, - добавила Ника, проследив взглядом за профессором, которая рассматривала какой-то клочок шерсти. Почему-то слизеринка не сразу согласилась с тем, что это единорожья шерсть, однако свои мысли Доминика оставила при себе. Профессору виднее. Вдруг где-то справа она услышала шорох и приглушенный рык. Ника замерла и прислушалась. - Лиза, Вы это слышали? - шепотом спросила она, думая, что ей, возможно, показалось. Однако шорох послышался снова, уже чуть левее. В зарослях явно кто-то был и быстро двигался. Доминика подняла палочку и снова прошептала, подходя ближе к профессору: - Похоже, у нас гости. Или, наоборот, мы побеспокоили хозяина.

Елизавета Корф: - А Вы линзы носите, - посоветовала слизеринка, на что Лиза лишь махнула рукой - Ай, Доминика, я и линзы вещи не совместимые, они раздражают глаз и потерять их в разы легче чем очки, - она хохотнула, - хотя как видите я и с очками неплохо справляюсь. Они продвигались все дальше в лес и когтевранка не отрывая взгляда от клочка шерсти все гадала, то ли это было, что нужно им. Перехватив поудобнее палочку прислушивалась к звукам леса, так как кроме единорогов и кентавров, там было много неприятной живности, а в случае нападения ей это грозило еще и объяснительной у директора Эмриса и хорошо если только ею. - Если, конечно, Вам улыбается всю ночь бродить со мной по лесу Когтевранка усмехнулась, - я заметила за собой одну особенность, со слизеринцами мне улыбается любая авантюра, будь то ночь в лесу или валяние в сугробах, тем... - она смолкла, услышав рык и приложив палец к губам покивала спутнице на ее вопрос. Вот это ей сосвсем не нравилось, она уже мысленно представила кучу громовещателей от родителей Доминики и укоряющий взгляд директора Эмриса, от чего тут же поежилась, словно ей за шиворот попала вода. - В любом случае, - она держала палочку перед собой, готовая в любой момент наложить оглушающее заклинание на появившееся существо, - гости здесь лишь мы, - ее голос был едва различим, а сама Лиза напряженно вглядывалась в темноту, - и как всегда в Запретном лесу, мы нежеланные гости, - она резко обернулась на треск веток позади них и едва не пульнула заклинание. Мягко ступая по вялой траве, вперемешку с прошлогодней листвой она двинулась в сторону от звуков, потянув Доминику за собой.

Доминика Шанталь: То, что Лиза насторожилась, подтвердило опасения Доминики. Встреча с обитателем леса ничего хорошего не сулила. Едва успев мысленно удивиться (при чем тут сугробы), слизеринка двинулась за профессором Корф в противоположную от рычания сторону, стараясь при этом ступать как можно бесшумнее. Вспомнились страшилки про оборотней, которые иногда рассказывали в слизеринских подземельях. Ника нервно оглянулась. Мама не обрадуется, если девушка напишет ей, что встретилась с оборотнем еще раз (прошлогодняя история довела мать Доминики едва ли не до истерики). Хотя вряд ли это оборотень, иначе Лиза не позволила бы им пойти сюда. Внезапно девушка осознала, что слышит едва уловимое движение с другой стороны. Лесной обитатель догнал и обошел их с другой стороны. Это точно волк - успела мелькнуть ошалевшая мысль как раз в тот момент, когда огромная зверюга сиганула из зарослей прямо на них. - Эх, не видать мне сегодня эфедры, - подумала Ника, выставив палочку вперед и выкрикивая: - Stupefy! Заклинание достигло цели, Доминика оглянулась на профессора: - Лиза! Все в порядке?

Елизавета Корф: Лиза слышала шорохи позади себя, но продолжала мягкое движение дальше, потому как только так она могла прикрыть Доминику в случае нападения. Молниеносной реакции на выпрыгнувшее существо у нее не было, однако почти в голос со слизеринкой произнесла, - Incarcerous, - и взмахнула палочкой, с удовлетворением наблюдая как существо оказалось опутанным веревками. Лиза! Все в порядке? - когтевранка лишь кивнула в ответ на вопрос Доминики и оглянулась назад, где послышался треск ветвей, будто к месту событий пробиралась несколько существ. - Ну что, бежим? - профессор даже как-то задорно улыбнулась слизеринке и потянув ее за рукав свитера соравалась с места. Треск веток, ломающихся под их ногами звонко отражался на тонком слухе профессора, но вместо привычно-недовольного выражения лица, она просто светилась счастьем. "Обожаю слизеринцев" - промелькнуло у нее в голове и она нырнула в густые заросли папоротника, дернув за собой спутницу. На ходу поправляя слетающие очки она выставила перед собой палочку на буйнорастущие кусты шиповника и крикнула - Diminuendo, - и схватив Шанталь за руку сиганула через уменьшиевшиеся кусты. Звук погони не отставал и чуть задержавшись Лиза развернулась и взмахнула палочкой, - Wingardium Leviosa, - поднимая камни с земли и следом сделала движение палочкой в сторону погони, - Waddiwasi, - убедившись, что предметы отправились в нужном направлении оглянулась на Доминику. - Есть вариант успеть за Вашим цветком, - она кивнула в сторону, показывая на небольшую поляну за деревьями, где находилось несколько единорогов, - не зря же мы сюда приходили, - она уперлась в колени руками и отдыхивалась после бега.

Доминика Шанталь: То, что сбитый с ног ее заклинанием волк, оказался еще и связан заклинанием Лизы, Доминику несказанно порадовало. Однако слишком долго радоваться не приходилось, уже слышно было, что к месту событий пробираются еще несколько зверей. - Ну что, бежим? - услышала слизеринка задорный голос профессора. Та я вно наслаждалась их маленьким приключением. Хотя приключение грозило вылиться в весьма неприятную историю. Но почему-то Ника с такой же задорной улыбкой кивнула и бросилась вслед за Лизой, которая уже тянула ее за рукав, сквозь заросли ближайшего кустарника. - Impedimenta! - на ходу крикнула девушка, с улыбкой наблюдая, как огромный волк неуклюже свалился позади них, сраженный заклинанием. - Confundus! Petrificus Totalus! - калечить гордых хищников не хотелось, поэтому слизеринка бросалась в них довольно безобидными заклинаниями. Когда они, наконец, остановились, профессор Корф тяжело дышала. - Есть вариант успеть за Вашим цветком, не зря же мы сюда приходили. Бросив восхищенный взгляд на единорогов, Доминика кивнула и потянула Лизу за собой, на ходу стаскивая с плеч рюкзак и доставая из него самое ценное, что там было, - две маленькие бутылки с водой, одну из которых тут же впихнула в руки профессора Корф. - На эту поляну волки не сунутся, - напившись и убирая бутылку, сказала Ника. - Единороги - это чистая магия. Волки на них не нападут. Но нам еще назад возвращаться. Девушка обвела взглядом поляну, отметила наличие на поляне эфедры, что слизеринку опять же порадовало, а затем подняла с земли пару увесистых веток. - Из них можно факелы сделать. Не совсем удобные, но все же. Лиза? - позвала девушка, оглянувшись и с удивлением наблюдая, как напротив профессора Корф остановился один из единорогов.

Елизавета Корф: - На эту поляну волки не сунутся сказала слизеринка и Лиза покивав выпрямилась. Единороги были поистине прекрасны, но когтевранка в принципе недолюбливала лошадей или им подобных, так как помнила еще свое падение с взбесившегося скакуна отца. Она повернулась к Доминике и улыбнулась, - была бы я преподавателем Заклинаний, не раздумывая бы поставила высший балл по практике. А волки, думаю уже и на обратном пути нас не тронут, им немало досталось от двух беззащитных девушек, - профессор усмехнулась и покрутила в руках бутылку с водой, врученную Доминикой. - Из них можно факелы сделать. Не совсем удобные, но все же. Лиза? позвала слизеринка и Корф подняла на нее взгляд, разглядывая ветки в руках студентки. Сдув прядь волос из почти рассыпавшеся косы она хотела двинуться в сторону Шанталь, но тут перед ней оказался один из единорогов и девушка застыла. "Сейчас на рога и по доброй части леса протаскает...Хотя не быки и мы не на корриде" - подумала она и медленно подняла руку, в попытке дотронуться до лица животного, если можно было так сказать. - Доминика, что Вы знаете об этих животных? Я естествознанием никогда не увлекалась, но одно знаю точно - здесь поблизости есть кентавры и это очень плохо, - она чуть склонилась в сторону, посмотрев на слизеринку. Животные не проявляли агрессии, что уже по мнению Корф было прекрасно, но вот их заинтересованность ей все же не нравилась, так как привыкла ждать удара даже от, казалось бы безобидных и добрых существ. Тут ее взгляд упал на куст эфедры неподалеку от ее ног и вообще как оказалось на Сумречной поляне ее было немало, а вот смогут ли они ее собрать - это был совсем другой вопрос. Единорог фыркнув помотал головой и когтевранка несколько одернула руку, - нам надо побыстрее убраться отсюда, чувствую иначе нам не миновать встречи с кентаврами и маловероятно, что нас отпустят добром.

Доминика Шанталь: Заметив, что профессор Корф, кажется, побаивается единорогов, слизеринка тихонько подошла ближе. - Единороги добрые животные, - сказала она. - И насколько я помню, к женщинам и молодым девушкам они настроены более дружелюбно. Скорее всего, они хотят убедиться, что мы не собираемся делать ничего.. мм.. плохого, - девушка осторожно протянула руку и погладила единорога. Великолепное животное отошло в сторону, а остальные не предпринимали попыток подойти. - Здесь поблизости есть кентавры и это очень плохо, нам надо побыстрее убраться отсюда, чувствую иначе нам не миновать встречи с кентаврами и маловероятно, что нас отпустят добром. Нагнувшись, Ника сорвала несколько веточек эфедры, завернула их в платок и положила в рюкзак рядом с мешочком с другими травами. - Вот с этим я согласна, - кивнула девушка. - Злить кентавров не хотелось бы. А факелы все равно не помешали бы. Но если Вы считаете, что мы обойдемся, то, пожалуй, пора двигаться обратно. Доминика всматривалась в потемневшие заросли и ощутила, что,оказывается, за время бега согревающие чары Лизы рассеялись. Надо бы их обновить.

Елизавета Корф: - Единороги добрые животные сказала Доминика, на что Лиза лишь недоверчиво кивнула и убрала руку в карман. Ну не было у нее любви к животным, она любила птиц, особенно своего Виктора, но к животным всегда относилась слишком ровно и некоторых побаивалась. Она плохо помнила животных у себя дома, хотя поместье располагалось практически в лесах, Лиза почти все время проводила у себя в комнате или на учебе. "Анастасия" - вспомнила она сестру и тепло улыбнулась, вот уж кто таскался со всеми животными и любил их до дрожи в коленках. - Я не против того, что они добрые, но право не люблю животных, а с лошадьми, так у меня вообще не самые приятные ассоциации. Единорог отошел в сторону и наконец она смогла расслабиться. Доминика уже вовсю собирала эфедру, когда Лиза увидела у кромки поляны "кровохлебку великолепную" и замерла. Редкое растение, достать которое было весьма затруднительно сейчас было перед ней и словно призывало сорвать его. Лиза помотала головой, "Не стоит, оно того не стоит" - мысленно убеждала себя она, но оторвать взгляд он растения было весьма трудно. ...что мы обойдемся, то, пожалуй, пора двигаться обратно. до нее наконец дошли слова Шанталь и она перевела взгляд на нее. - Если Вы собрали все необходимое Вам, то да, пора двигаться обратно, успеем как раз к рассвету на опушку - собрать росы, - она еще раз с грустью посмотрела на кровохлебку и подошла к Доминике, - факелы нам пригодятся, Вы правы, тем более это будет так эпично - двинуть по морде горящим факелом, - Лиза улыбнулась и взмахнув палочкой произнесла, - Incendio, - разжигая огонь на концах палок. Заметив легкое движение плеча слизеринки, когтевранка поняла, что согревающие чары прекратили свое действие и наложила их снова, так как с наступлением темноты стало совсем холодно и может слизеринцы привыкли к постоянному холоду, то Лиза терпеть не могла когда ее трясет. - Вон тропа, - указала она импровизированным факелом за стволы больших деревьев, - по ней выберемся к школе.

Доминика Шанталь: Доминика успела обмотать длинные палки листьями и сухой травой, надежно их закрепив. Заметив, что Лиза слушает ее не очень внимательно, слизеринка проследила за взглядом профессора и увидела какое-то растение. Что это, девушка не знала, но профессору Корф, видимо, очень хотелось бы это растение получить. Тут Лиза зажгла их факелы. - Факелы нам пригодятся, Вы правы, тем более это будет так эпично - двинуть по морде горящим факелом, - услышав эти слова, Ника рассмеялась. - С Вами весело, - девушка почувствовала, что Лиза обновила согревающие чары, и расслабилась. - Вон тропа, по ней выберемся к школе, - продолжала тем временем Корф, но Доминика естественно не слушала. Она как раз подошла к растению, которое так внимательно рассматривала Лиза. Слизеринка вынула из кармана серебряный нож и срезала несколько веток, на всякий случай. - Вам это нужно, Лиза? - подойдя к когтевранке, спросила Доминика и протянула срезанное растение. Ожидая ответа, Ника посветила факелом в сторону тропинки по которой они пришли, то есть прибежали. Вроде все тихо.

Елизавета Корф: - С Вами весело, - заметила слизеринка, на что Корф лишь хмыкнула, - Все зависит от компании, в конце концов не зря же меня некоторые студенты боятся, хотя факелом по морде еще никто не получал. Лиза обернулась на единорогов и залюбовалась зрелищем: бледный свет взошедшей на небо луны мягко освещал поляну и почти незметно искрился в гривах на самом деле красивых животных. - Доми... - профессор с удивлением заметила, что слизеринки нет на том месте, где была буквально минуту назад, и огляделась. "Черт бы побрал эту кровохлебку" - выругалась про себя она, - Доминика, не тро... - и опять она не успела, сверкнув металлическим блеском серебряный нож полоснул по растению и в руках Шанталь оказалось несколько его веточек, - Доминика, - все что смогла выговорить Корф разведя руками, - это очень редкое растение и и спользуется как правило при приготовлении ядов или же зелий способных на время поз... - "Кажется не стоит" - подумал она и замолчала, и взяла из рук подошедшей слизеринки растение. - Вам это нужно, Лиза? спросила девушка и Корф кашлянула, - Вам никогда не говорили, что не все растения можно трогать руками? И кстати, не всегда разрешено срезать их именно серебряным ножом, они могут потерять всю магическую силу. Лиза вздохнула и убрала растения в карман, прежде заботливо завернув черный платок. Перехватив поудобнее ветку она вгляделась в темноту леса и кивнув Доминике двинулась к тропе, освещая путь весело горящим огнем факела. Прислушиваясь к звукам ночного леса, она вдруг снова улыбнулась и посмотрела на идущую рядом Доминику, - а знаете, мы не зря с Вами сюда выбрались, все таки в замке не побегаешь от волков и не приобретешь такого шикарного вида, - она протянула руку и достала из волос девушки часть листа папоротника.

Доминика Шанталь: Когда Лиза мягко отчитала ее, Доминика вдруг сразу вспомнила Дрейка. Да, вот он бы ей уши надрал за то ,что она напрочь забыла об осторожности. - Извините, - сказала слизеринка, вытирая нож о джинсы. - Иногда моя память отказывается работать в нужном направлении. Надеюсь, магическую силу растение не утратит из-за моей неосторожности. Наблюдая, как Лиза бережно убирает растение в карман, Доминика поняла, что профессор, кажется, не сердится. - А знаете, мы не зря с Вами сюда выбрались, все таки в замке не побегаешь от волков и не приобретешь такого шикарного вида. Ника тихо засмеялась. - Это точно. Забавное приключение вышло. К тому же, вряд ли мне еще выпадет возможность так близко пообщаться с единорогами, - они продвигались по тропинке довольно быстро. И пока никто их не беспокоил. Как ни странно, даже комары. - Кажется, каждая из нас получила, что хотела, - Ника бросила на Лизу хитрый взгляд и снова улыбнулась, - во всяком случае, нашу прогулку я не забуду.

Тайлер Стаффорд: Тайлер бодро шагал по направлению к Запретному Лесу из Хогвартса, наслаждаясь свежим утренним воздухом.Погода была просто великолепная - ярко светило солнце, дул легкий ветерок."Самое время для приключений.Я уже давно хотел побывать здесь.Наверняка, сейчас на лекциях меня не хватятся." - думал гриффиндорец.Ему очень хотелось осмотреть лес, найти какие-нибудь редкие травы, посмотреть на единорогов и не попасться в лапы к акромантулам.Первокурсник вовсе не планировал стать обедом для огромных пауков и пытался быть как можно более осторожным.Но кроме того, Тай знал, что где-то в Запретном Лесу обитает одна из магических рас - кентавры, и это было главной целью похода.Гриффиндорец размышлял, где же можно найти их табун.Конечно, кентавры славились своим диким и необузданным нравом, но не были злыми и просто так не нападали."Странно, что в последнее время они вообще не дают о себе знать.Может быть, они ушли из этих мест?Или живут в самом сердце леса?Надеюсь, что нет, далеко лучше не заходить, даже если я и не заблужусь, то наверняка встречу кого-нибудь опасного.Хоть это и интересно, жизнью я рисковать не стану." - предавался размышлениям Тайлер, уже подходя к месту назначения.Немного поколебавшись, он вступил под сень леса.

Эйриан Гамильтон: Не успели выйти из одного леса, позвали в другой - ворчала Эйриан Гамильтон, пробираясь через заросли ежевики. Возможно она была даже очень вкусной, но уж больно колючей. Девушка критично осмотрела ободранные руки и ноги и заключила, что платье ей в ближайшие две недели точно не пригодится. Порадовавшись тому, что она хотя бы встала в такое время, Эйри подошла к запретному лесу. Во время ее студенчества он был для нее некой тайной, а без профессоров сюда не пускали. Будучи относительно порядочным человеком, Эйри считала, что не стоит рисковать понапрасну, однако сейчас...она была стажером и почти выпускницей, и когда, как не сейчас, такое проворачивать? Увидя Тая, Эйри обрадовалась и подбежала к нему. "Ну и видок" - пронеслось в голове за считанные секунды, но внешний вид сейчас мало интересовал девушку - Привет, Тай, куда мы пойдем?

Тайлер Стаффорд: Размышления гриффиндорца прервала только что появившаяся Эйриан. - Привет, Тай, куда мы пойдем? - Привет, Эйриан, рад видеть!А я откуда знаю?Мы же исследовать его пришли.Надеюсь, удача не оставит нас, может найду искомое.Давай, туда пойдем? - первокурсник улыбнулся и показал рукой на тропу, ведущую на запад.Тайлер был, конечно, в своем репертуаре - приперся в опасный и совершенно незнакомый лес, решил идти наобум.Но так даже интереснее, думал он.Напевая одну песню, гриффиндорец все-таки направился по той тропе, взглянув на когтевранку. - А ты здесь тоде раньше никогда не была? - спросил он.

Эйриан Гамильтон: - А ты здесь тоже раньше никогда не была? - услышала Эйри голос мальчика - Да как-то не было времени, да и не с кем было - Эйри смущенно пожала плечами и показала в сторону леса - да и карты тогда не было, а сейчас есть, и я примерно представляю, в какую сторону двигаться - заключила Эйриан и подумала, знает ли Тай о ее славе читать карту. Точнее не читать ее, поэтому девушка была абсолютным магглом в любом ориентировании на местности. Следуя своему извечному правилу "ходить надо прямо", девушка могла забрести куда угодно. А вот выбраться оттуда могла уже не всегда. Отрезав свои мысли, девушка улыбнулась и продолжила - а тут куда ни пойдешь, куда-нибудь попадешь. Вроде даже живой останешься, по крайней мере если слухи о вампирах, которые тут обитают, неправда...

Ervin Wilding: "Тиха зимняя ночь," - подумал Эрвин, почему-то вспомнив Гоголя. Утопая по колено в снегу, мужчина совсем не хотел воспользоваться палочкой, чтобы растопить себе тропу. Он даже наоборот, почему-то захотел свалиться в снег и так и лежать, совсем как ребенок. Приподняв локоть, он задрал рукав ровно настолько, чтобы увидеть циферблат часов, подаренных ему Тимиредис. Подходило время встречи и мужчина слегка волновался. Последнее время, он совсем не общался с ней и не удивился бы, если бы она не пришла. Эрвин достал палочку, понимая, что снег в любом случае придется растопить, если не для себя, то для миссис Миллер. - Incendio! - произнес он и тут произошло это. А именно то, чего Эрвин всегда боялся. Огонь возник с громким хлопком и мгновенно растопил весь снег в радиусе пары метров, все это произошло моментально, будто это был взрыв. - Что б тебя, - вознегодовал мужчина, тряся палочку, но из той только лениво вылетали искры, - ты хоть раз можешь не переборщить, глупая? - ругался он, выбирая выражения, потому, что еще помнил насколько бесшумно может ходить миссис Миллер. Но на этом его палочка не успокоилась. Решив совсем уж напакостить злому хозяину, который использовал ее очень редко, она выпустила сильную искру куда-то вверх. С ветки, потревоженной искрой, прямо над слизеринцем бесшумно сорвался целый снежный сугроб и заботливо накрыл им непокрытую голову мужчины. Эрвин опустил руки и тяжело вздохнул, не спеша оттряхиваться и вообще смирившись. С палочкой у Эрвина всегда были особые, высокие отношения. Но та никогда не подводила его, если он действительно нуждался в ее помощи. Почему-то, слизеринец мысленно всегда называл свою палочкой именем Шевонн. Уж больно они были похожи.

Елизавета Корф: Сова нагнала Лизу в министерстве, когда девушка уже почти закрыла за собой дверь кабинета, и приземлилась на ее стол. Минуты две они молча смотрели друг на друга, изредка моргая и чуть наклонив головы вбок, пока выпускница Хогвардса пыталась вспомнить, кому могла принадлежать птица, а птица явно ожидая реакции. Сова недовольно поворочалась на месте, устав ожидать, и Корф, вздохнув, подошла к ней и отвязала от лапки послание. Шелест пергамента и в глаза сразу бросилась подпись в нижнем углу письма. "Точно", - мысленно констатировала она, узнав посланника. Машинально всучив сове печеньку, Лиза бросила короткое, - лети, - и оставив пергамент на столе, подошла к креслу, на спинке которого висело пальто. Она давно перестала ходить в мантиях, слишком уж было холодно в них, а мерзнуть она и без этого мерзла. "Нет, камин не подойдет, я через него только к директору попаду", - подумала девушка, выискивая взглядом на столе порт-ключ. Выудив его из вороха бумаг, когтевранка завязала шарф, чуть не по самые глаза, и активировала его, оказавшись посреди сугроба, в паре метров от "выжженной" полянки, посреди которой топтался слизеринец. "Вырос", - с мягкой улыбкой заметила она про себя и не обращая внимания на снег, в котором вязла все больше, двинулась навстречу Эрвину. Наконец выбравшись из снега и остановившись у края импровизированной поляны, девушка вытащила руки из карманов и тихо позвала, - Эрвин. Сколько она его не видела? Год, может быть два. Однако, к ее удивлению, он практически не изменился с их последней встречи, разве что вытянулся и возмужал несколько. Сделав еще один шаг навстречу девушка мягко улыбнулась и протянула руку, для, ставшего уже привычным, рукопожатия, - неожиданно.

Ervin Wilding: За всей руганью на палочку, Эрвин не услышал, как миссис Миллер подошла к нему сзади. Едва услышав ее тихий оклик, он обернулся. Зажег на кончике палочки свет, который, как обычно, сначала ослепил его, но после палочка смилостивилась и поубавила свой "пыл". Он не видел ее, казалось, целую жизнь: очень много произошло за это времени событий. Очень многое поменялось. Только не она. Слизеринец ожидал, что черты ее лица изменятся хоть немного: появятся легкая сеть морщинок или кожа станет тоньше, но она совсем не изменилась: будто остановилась во времени. Сейчас она выглядела по своему обыкновению усталой - "Видимо работала весь день,"- подумал Эрвин, - но эта усталость была ей даже к лицу. Слизеринец вспомнил, как он, будучи второкурсником, пригласил ее к себе в гостиную и как сказал ей тогда, что она красива. У нее были распущенный длинные вьющиеся волосы и такой же усталый взгляд. Но в данный момент она казалась еще красивее чем тогда: одетая в зимнее пальто. - Здравствуйте, спасибо, что пришли, - поздоровался Эрвин и легко улыбнулся, пожав руку миссис Миллер, - я не знал, кто может разделить мое открытие вместе со мной, но был уверен, что вас это может заинтересовать. Я нашел поляну и вычислил точное время их появления. К счастью, мне удалось магически оградить ее от непрошенных гостей, поэтому иверии будут только нашими. Эрвин взмахнул головой, так как сугробик на макушке растаял и теперь неприятно стекал по волосам на лицо и шею. - Конечно, есть минус, магическими средствами передвижения мы прямо на поляну не пройдем, так что придется идти пешком. Он помялся и спросил: - А вы не могли бы использовать свою палочку, чтобы растопить тропу? Моя меня не любит.

Елизавета Корф: «А с палочкой все так же не дружит», - мягко улыбнулась своим мыслям она, посмотрев, как вспыхнул огонек на кончике его палочки и лишь спустя несколько мгновений, усмирилась, оставив ровный, мягкий свет, искрящийся на снегу. Чуть сжав его похолодевшие пальцы, выпускница поправила очки и с лукавой улыбкой посмотрела, как по его лицу скатилась очередная капля, от подтаявшего сугробчика, удобно умостившегося на его голове. Чуть заметно качнув головой, девушка достала палочку из рукава и взмахнув ею, высушила его заклинанием. ... Я нашел поляну и вычислил точное время их появления. К счастью, мне удалось магически оградить ее от непрошеных гостей, поэтому иверии будут только нашими.  «Хм», - подумала когтевранка и зажгла огонек на кончике своей палочки, осветив почти всю полянку, на которой они стояли. - А Вам не кажется, молодой человек, что как-то все очень просто выглядит? - невербально наложив на себя и слизеринца согревающее заклинание, Лиза посмотрела поверх плеча юноши на темнеющий лес, в котором ей уже однажды довелось побывать с Доминикой, - Помнится мне, что такие редкие растения, так просто не даются в руки...впрочем, - добавила она, чуть подумав, - это будет интересно, а значит, стоит того.  А вы не могли бы использовать свою палочку, чтобы растопить тропу? Моя меня не любит. - почему-то помялся Эрвин, на что Корф лишь мягко улыбнулась и кивнула. «Да уж, по таким сугробам мы вряд ли дойдем до места...но, слава Ровене, не на метлах хоть», - закусив губу подумала она и потушив огонек на кончике своей палочки, вновь взмахнула ею, расчищая ровную тропу, средь пушистых сугробов, ведущую в лес. «И что меня вечно тянет на ночь глядя сюда», - усмехнулась своим мыслям она и пошла по расчищенной тропинке. - Кстати, можете не выкать постоянно, - то ли попросила, то ли просто констатировала факт Лиза, - не первый день знакомы. И не важно, что между нами произошло и на сколько разошлись наши взгляды. Отсвет от палочки Эрвина искрился на, окружающих их, сугробах, мягко мерцая в снежинках и Лиза с трудом могла отвести от этого великолепия взгляд, как и прежде, считая, что нет ничего прекраснее зимних пейзажей.

Ervin Wilding: Эрвин почувствовал, что согрелся, чему очень удивился. Но сразу понял, кто был причиной этого тепла. Мужчина покачал головой и крепче сжал палочку, которая то и дело пыталась ослепить слизеринца. Ему приходилось тяжко - нужно было контролировать магическую энергию больше, чем при работе с другими палочками. А ему доводилось использовать палочки своих друзей. - Нет, все далеко не так просто. Они могут не появиться. А еще, нужен ритуал. У меня все для этого есть, но ритуал очень сложный... Еще одна причина, по которой я вас позвал, а не кого-то еще, - произнес Эрвин, смотря куда-то в сторону. Говорить откуда у него сложные составляющие для ритуала из легенды, он не хотел. Спутница двинулась по тропинке и Эрвин в один шаг нагнал ее, чтобы идти рядом - благо, тропинка у волшебницы получилась не узкой, иначе ему пришлось бы попросить миссис Миллер идти после него, а растапливать снег из-за спины слизеринца ей наверняка было бы не удобно. Он с удивлением заметил, что стал выше нее, хотя, с последней их встречи, он запомнил ее высокой взрослой непреклонной волшебницей. Будто, прочитав его мысли, она произнесла: - Кстати, можете не выкать постоянно, не первый день знакомы. И не важно, что между нами произошло и на сколько разошлись наши взгляды. Эрвин вздохнул и искоса поглядел на выпускницу Когтеврана. Да, забыть о том, что между ними происходило, было сложно, но Эрвину казалось, что это навсегда развело их "по разным углам". Поэтому он не позволял себе фамильярных "ты" в сторону миссис Миллер. - С удовольствием, - произнес он - но только после вас.

Елизавета Корф: - Нет, все далеко не так просто. Они могут не появиться. А еще, нужен ритуал. У меня все для этого есть, но ритуал очень сложный... Еще одна причина, по которой я вас позвал, а не кого-то еще, - произнес Эрвин, смотря куда-то в сторону. "Ну это понятно...вряд ли была другая причина моего присутствия здесь", - усмехнувшись подумала она и покосилась на спутника, который был практически полностью поглощен контролем над своей палочкой. "Странно, никогда не видела, что бы палочка на столько была упряма и не повиновалась владельцу...хотела бы я поговорить об этом с Ройсом", - мысли текли плавно, под звуки вкусно похрустывающего снега, под ногами путников, - "даже посоветоваться не с кем...был бы жив отец", - Лиза тряхнула головой, что бы прогнать помрачневшие, в одну секунду, мысли, от чего с ее головы плавно упал на плечи капюшон. Вернув его одной свободной рукой на место, когтевранка провела похолодевшими пальцами по лицу, убирая, упавшие на лицо, прядки волос. - С удовольствием, но только после вас, - произнес слизеринец, и выпускница с легкой улыбкой, снова покосилась на него. "Какой кошмар, еще немного и он будет чуть не вдвое выше меня", - почему-то ужаснулась она, все еще не привыкшая быть на столько ниже большинства своих знакомых. Где-то в глубине души она все еще жалела, что не носит, как прежде, обуви с высоким каблуком, потому что с ее полуметровым ростом, без них она выглядела совсем девчонкой, о чем не давали забыть язвительные коллеги. - Дамы вперед? - иронично поинтересовалась она, и достала из рукава вторую палочку, некогда принадлежвшую ее бабушке, - может попробуешь этой воспользоваться? Сколько я ее помню, - девушка протянула палочку спутнику, - она не отличалась крутым норовом, единственное что - она не годится для боевой магии. Не смотря на то, что ее ужасно забавляло то, как Эрвин старательно боролся со своей палочкой, она все же предпочла предложить ему другую, потому что сомневалась, что вспомнит, как параллельно пользоваться и палочкой и невербальной магией, - "да уж, отец точно был бы недоволен", - подумала она, и усмехнувшись тихо шмыгнула.

Ervin Wilding: К удивлению Эрвина, ему протянули палочку. - Это чья? - Поинтересовался он, осторожно забирая артефакт из рук спутницы. Палочка была непривычной для руки, но Эрвин сразу почувствовал, что с ней ему будет легче. Конечно, его расстроило, что эта палочка не годилась для боевой магии, но бороться здесь было не с кем... пока не с кем. Слизеринец огляделся по сторонам. Лес казался тихим. - Спасибо, напомни мне ее вернуть, если не забудешь, - произнес Эрвин, убирая свою собственную палочку во внутренний карман. Он всмотрелся вдаль, произнес невербально заклинание и из палочки вылетели два светящихся шарика. Они полетели вперед, но застыли в двух шагах от волшебников, будто поджидали их. - Хорошая палочка, правда намного слабее моей: это не совсем привычно, - он улыбнулся новой палочке, - Ну что, тогда идем дальше?- мужчина подал руку Лизе по привычке, потому как понимал, что корни деревьев и палки могут быть очень незаметными и коварно оказываться под ногами в самый неподходящий момент. Слизеринец еще раз сверился с часами на руке. Оставалось не так много времени, но, по расчетам мужчины, они успевали.

Елизавета Корф: - Бабушки Клариссы, - девушка отпустила палочку и засунула руку в карман, - она была хорошим дипломатом по натуре и никогда не вступала в конфликты, да и я в школьные годы, когда ходила с этой палочкой, не увлекалась дуэлями, - она оглянулась, пытаясь определить, на сколько далеко он зашли, - но у нее хороший потенциал, и может статься, что ты откроешь ее новые грани. Как ни странно, ни окружавшая тишина не придавала спокойствия, ведь даже ночной лес должен быть наполнен звуками, по крайней мере Лиза была уверена в этом, опираясь на те несколько вылазок, что ей доводилось совершать за свою жизнь. Но сейчас она не слышала ничего, кроме двух голосов и звуков шагов, по свежевыпавшему снегу, и где-то в глубине души, когтевранке это совсем не нравилось. - Спасибо, напомни мне ее вернуть, если не забудешь, - произнес Эрвин, на что выпускница лишь усмехнулась и покачала головой, - даже если забуду, - где-то справа, с ветки сорвалась птица, и Корф резко повернула туда голову, - даже если забуду — не страшно, - прищурившись, девушка вглядывалась в темноту, - походишь с двумя палочками. «Не пойму никак — то ли до места еще так далеко, то ли мы не туда ушли...не чувствуя я никакого присутствия магии...тем более уж щита» - подумала она, перебрав пальцами, что бы получше ухватить свою палочку. О мыслей ее отвлекло прикосновение к руке, которого она не ожидала, от чего девушка дернулась, но посмотрев на руку спутника, ухватилась за нее покрепче, тут же вспомнив, что так всегда делала Настя, когда они уходили в лес, зная, что старшая сестра могла потеряться в трех соснах. Но ощущение того, что все идет не так как надо, не покидало ее, - Эрвин, постой, - сжав его руку, она остановилась, задержав его, - мне кажется что тропа ушла не в ту сторону. Мы столько времени уже идем, а я даже намека на скопление магии не чувствую, ведь щит, которым ты оградил цветы, не может остаться незаметным. Потеряться в Запретном лесу...да что уж там, в любом лесу, Элиз как-то не намеревалась, да и вообще ее не радовала такая перспектива, пусть и на дворе было ее любимое время года. Тебе не кажется, что кто-то или что-то «уводит» нас? - однажды она уже сталкивалась с подобным в России, и тогда, они с Настей, едва нашли выход из леса, не смотря на то, что находились на территории поместья, а уж от Запретного леса, с его зловещей атмосферой, можно было жать чего угодно. «Спокойно, Лиза, спокойно... ты просто не любишь леса», - старательно пыталась себя успокоить девушка, но все больше осознавала, что все, абсолютно все, идет не так, - «ты не одна», - продолжала успокаивать себя она, и последнее вполне помогло: Лиза собралась, враз вспомнив и невербальную магию, и беспалочковую. - Ладно, идем, стоя на одном месте, мы вообще никуда не доберемся, - сделав движение палочкой, она повернула тропу чуть в сторону, опираясь на свою память по зонам распространения растений в этом лесу.

Ervin Wilding: Все нормально, все под контролем. Эрвин гнался на всех парах, но его остановили. Слизеринец расстроенно обернулся на собеседницу. Ну зачем она его остановила? - Мне кажется что тропа ушла не в ту сторону. Мы столько времени уже идем, а я даже намека на скопление магии не чувствую, ведь щит, которым ты оградил цветы, не может остаться незаметным, - говорила Лиза. Эрвин просто хмурился. Нет, все казалось правильным. В голове его молотком стучало: за этим деревом, что виднеется в десяти метрах налево, а там будет рябина, после нее направо и через валежник. - Тебе не кажется, что кто-то или что-то «уводит» нас? - слова Лизы ударили набатом в голову Уайлдинга. Он нахмурился еще больше. Какая рябина? Какой валежник? Нет, он точно помнит, как проходил мимо них...проходил ли? И почему то дерево с зарубками, оставленными неизвестно кем, он видит уже пятый раз?... - Элизабет... - произнес он тихо, - ты права... тут что-то происходит. Он даже не обратил внимания, что назвал женщину не тем именем, да вообще сейчас его уже не интересовало как он ее называет и посчитает ли она это невежливым. Кажется, на лице спутницы читалось волнение, которое с каждой секундой обуревало и мужчину. Она все же решилась, свернула тропу в сторону и потянула его за собой, но тут пришла очередь Эрвина остановить ее. - Стой... Тебе не кажется... что нам навязывают решения? - произнес вслух он мысль, которая тревожила его, - я был уверен, что знаю дорогу и все мои мысли о том, что должно быть впереди, оправдывались... Если ты хочешь идти туда, - он указал на повернутую тропу, - то давай пойдем наоборот, в другую сторону. Эрвин сглотнул и тут его озарило. - Найдем ветвистое дерево, я заберусь повыше и посмотрю куда идти, - сказал он и задрал голову. Вековые деревья были очень высокими, но слизеринец не боялся высоты, а Лиза страховала бы от падения магией. Взмахнул палочкой и свернул тропу спутницы в противоположную сторону. Снова взял ее под руку. Теперь он в этом жесте и сам получал поддержку - от присутствия кого-то рядом. Попасть в чью-то иллюзию было по-настоящему жутко: он привык контролировать свои мысли, отвечать за свои решения, а тут... тут творилось что-то странное.

Елизавета Корф: - Элизабет... - тихо произнес Эрвин, и Лиза обернулась на спутника, - ты права... тут что-то происходит.  "Совсем не эти слова я хотела от тебя услышать" - подумала девушка, усмехнувшись то ли своим мыслям, то ли его словам. Ощущение чего-то знакомого, уже происходившего с ней, все нарастало, и к сожалению выпускницы - это ощущение подозрительно было похоже на то, что она чувствовала блуждая с Настей в лесу поместья. Она посмотрела по сторонам: темнота словно сгущалась вокруг них...или это просто темнело у нее в глазах от усталости и недосыпа. Впрочем, оба варианта не были ей по душе.  - Вот ты меня сейчас не обрадовал как-то, - улыбнувшись уголками губ, ответила она все так же тихо, уверенно шагнув в сторону повернутой тропы, - и зна... ее остановила рука слизеринца и девушка, повинуясь предостерегающему движению, притормозила. - Стой... Тебе не кажется... что нам навязывают решения? - вот теперь и на его лице отразилось волнение и непонимание происходящего вокруг, от чего когтевранка лишь поджала губы, в пол уха слушая его. "Ну да, вполне вероятно...ммм...очень похоже на действие "Imperio", только мягкое и ненавязчивое...и более опасное в таком случае", - размышляла она, медленно кивая его словам и своим догадкам.  - Но в таком случае, почему ты думаешь, что пойти туда, - она кивнула в сторону, куда семикурсник уже повернул тропу, - это наше решение и ничье другое? "Да мы с Никой легко отделались", - невпопад вспомнила она то, как они со слизеринкой, подгоняемые волками, искали Эфедру. И тут же, следом за воспоминанием о «прогулке» с Доминикой, она вспомнила и о кольце, которое служило у нее защитой от заклинания "Imperio", по крайней мере, должно было это делать. Эрвин, - согревающие чары рассеялись и тепло она сейчас ощущала лишь от его руки, где-то в глубине сознания отметив лишь, что слишком быстро пали чары - мое кольцо должно было хоть как-то отреагировать, если бы на мое сознание было воздействие...хотя, - немного подумав добавила она, - я не знаю. Должно защищать, еще не значит, что защищает. Осознание того, что она не знает конкретного плана действий, остро ударили по ней, от чего Элиз передернула плечами, словно в попытке сбросить что-то с них. Холод пробрал до костей, не добавляя приятных ощущений к, не менее холодному, чувству страха, волнами накатывающего на нее. Все таки пальто, в котором она была, как-то не было рассчитано на прогулки по лесу, где температура всегда ниже чем в городе, да и тонкий свитер под пальто, тоже давал мало тепла. «Вот как всегда, стоит решить, что покидать министерство я буду только через камин, как тут же приходится шарахаться по улицам», - подумала она и снова повела плечами, правда уже не зябким движением, а словно устраиваясь поудобнее в кресле. Обновив чары на себе, и на всякий случайна Эрвине, Эл поправила очки и огляделась по сторонам, - но собственно, зачем лазить по деревьям? Возникшая в голове идея не приводила ее в восторг, но была лучшим решением в сложившейся ситуации - попробуем призвать метлы, - сделав движение палочкой, она невербально призвала свою старую метлу из кабинета Шарлины, где она последние годы и лежала.

Ervin Wilding: Эрвин вздохнул. - Но в таком случае, почему ты думаешь, что пойти туда, это наше решение и ничье другое? - донесся до Эрвина вопрос. Он снова взглянул туда, куда все же решился пойти, внутреннее чутье его предупреждало об опасности. - Потому, - произнес он себе под нос, слушая краем уха что-то про кольцо, - что идти мне туда совсем не хочется... Слизеринец почувствовал холод и с удивлением воззрился на Елизавету. Чтобы у нее сорвалось заклинание длительного воздействия... Да, ситуация оказалась не самой приятной. Ему показалось странным, что в прошлый раз он выбирался в лес один, тайно, но ничего такого не происходило, кроме, разве что, каких-то шевелений в кустах и звуков вдалеке. Он снова ощутил прилив тепла, глядя, как выпускница поправляет очки уже давно известным ему движением. "Ясно, значит, взяла себя в руки," - подумалось ему. Он передумал задавать вопросы по поводу сорвавшегося заклинания, но попытался сопоставить факты. "По ощущениям, на мой разум кто-то воздействовал, это точно, но если кому-то не нужно, чтобы мы тут ходили, значит, воздействовали бы не только на мой разум, но и на разум Элиз. Но ее кольцо не отреагировало... а потом еще и сорвалось легкое заклинание. У нее никогда не было проблем с палочкой, я этого не помню... Кажется тот, с кем мы столкнулись, довольно силен...Что ж, сделаем вид, что ничего не заметили. Эх, передать бы эти мысли Лизе, так, чтобы тот, кто нам мешает, кто бы это ни был, не заметил..." Эрвин улыбнулся Лизе, которая призвала свою старую метлу. - Ты же знаешь, я не люблю магию, а лес здесь густой, я не хочу считать ветки головой. Если я, может быть, и буду петлять на метле среди деревьев, то смогу это сделать только невысоко, ниже самых нижних веток. А ты вообще летать не любишь, - сказал Эрвин, - при этом, пока метлы прибудут, я уже успею слазить и вернуться. Он почесал переносицу, размышляя. - Давай попробуем так. Не отменяй призыв. Я посмотрю сверху, но если замечу что-то странное, укажу тебе путь на ближайшую поляну, ты взлетишь оттуда и отправимся в замок, я не хочу рисковать. Он подумал и добавил: - И еще, призови и мою метлу, пожалуйста. Эта палочка не моя, не думаю, что ей удастся такое дальнее заклинание. С этими словами, он подошел к узловатому дереву, засунул палочку во внутренний карман и забрался на нижнюю из веток. Он лез, цепляясь за наиболее толстые из доступных веток.

Елизавета Корф: Лиза напряженно смотрела в сторону школы, пытаясь разглядеть в темноте свою метлу, которая, будь она не ладна, даже не собиралась прилетать на призыв. «Чертовщина какая-то», - подумала она, покосившись на спутника, у которого, судя по взгляду, в голове крутился рой мыслей, и судя по всему, ему очень бы хотелось, что бы она их услышала. «А фигушки, как ни скажет Настя», - усмехнувшись подумала она и осторожно потерла пальцы друг об друга, - «оклюменцией я занималась, а не легилеменцией» - Ты же знаешь, я не люблю магию, а лес здесь густой, я не хочу считать ветки головой. А ты вообще летать не любишь, - девушка сдавила переносицу, чуть приподняв очки и молча его слушала. Что-то не давало ей покоя, не давало сосредоточиться, словно какая-то мысль, постоянно ускользающая от ее внимания. - Не люблю магию, - открыв глаза, когтевранка передразнила Эрвина и улыбнулась, - и от кого я слышу эти слова, - все еще явно подтрунивая над ним, девушка покачала головой, - но раз уж на то пошло, может это и выход. Ведь в прошлый раз у тебя не было таких проблем, да и вероятно гулял ты по сугробам а не тропинкам, - она снова обернулась в сторону школы, откуда предательски не прилетела метла. - И еще, призови и мою метлу, пожалуйста. Эта палочка не моя, не думаю, что ей удастся такое дальнее заклинание, - Корф прищурив один глаз, недоверчиво смотрела на то, как слизеринец начал забираться на дерево. «И что он там собрался высматривать», - все еще не переставая удивляться, подумала она и прислонилась спиной к другому дереву, наблюдая за тем, как он высматривая наиболее удобные ветки, лезет вверх. - Да тут моя бы прилетела, а ты о своей говоришь, - опомнилась она, что так и не ответила, - так вот, я собственно с чего начала, - задрав голову, что бы видеть неудобно расположившегося собеседника, Лиза покашляла, - чем лазить по деревьям и высматривать неизвестно что, - она вскинув руку сдвинула рукав и посмотрела на свои часы, - можно немного вернуться назад и пойти просто: через сугробы и без заклинания "Lumos". "Главное, что бы моя метла не «догнала» кого-то из нас в затылок", - повеселев подумала выпускница и убавила яркость света на кончике своей палочки. Она уже окончательно успокоилась, перестав паниковать и нагружать себя размышлениями о выходе из сложившейся ситуации. - Слезай, - девушка улыбнулась, - а то я тебя заклинанием сниму. И да, даже не думай о возвращении в школу, пока мы не найдем то, за чем пришли

Ervin Wilding: Эрвин переложил палочку за ухо. - Не слезу, - упрямо крикнул слизеринец, поскольку уже поднялся большую высоту. Цепляясь рукамиза ветки дерева, он подтягивался и ловковставал у основания самых крепких из доступных. - У меня есть мысль, что назад мы не вернемся, - продолжил он, - мы заблудились, - добавил Эрвин самому себе. Подлесок уже давно остался далеко внизу, а Лиза стала очень маленькой, мышцы рук заныли, но мужчина лез дальше. Среди деревьев уже можно было увидеть горы, которые виднелись из окон башен Хогвартса. Уайлдинг посмотрел наверх: ветви уже были слишком тонкими, чтобы удержать его. Он остановился, отдышался и огляделся по сторонам. Заметил одну из башен, правда, не определил какую из трех. Как и ожидалось, совсем не там, где он рассчитывал ее увидеть. Они с Лизой ушли далеко в сторону от того места, куда должны были прийти. Что ж, направление к школе было понятно. Эрвин пркрепче схватился за ствол одной рукой, второй взяв палочку. Он невербально произнес формулу заклинания компаса, палочка крутанулась в его руке. Определив в какой стороне света находится школа, Эрвин посмотрел вниз. - Лиза, я спускаюсь! - крикнул он, начиная спуск.

Елизавета Корф: Корф смотрела задрав голову за тем как Эрвин с завидным упрямством забирался все выше. - Не слезу, - упрямо крикнул слизеринец на ее предложение спуститься, от чего Эл не выдержав, разразилась звонким смехом, - "ну прям как ребенок, ей Ровена", - пронеслось у нее в голове. Когтевранку начала забавлять сложившаяся ситуация, даже не смотря на то, что они явно потерялись и неизвестно, сколько еще предстоит блуждать. Что высматривал сквозь верхушки деревьев почтивыпускник, девушка понятия не имела, хотя вполне предполагала, что башни школы должно быть видно с этой высоты, да и чувствовала она себя уже намного легче, словно какая- тяжесть, давившая на нее, спала. Все-таки, что ни говори, а зимние прогулки со слизеринцами..."нет, не только зимние", - мысленно поправила себя Корф, до безумия нравились ей. Семикурсник крикнул, что он спускается и девушка снова задрала голову, наблюдая за его движениями. "Вот ни за что бы не полезла на дерево...и уж тем более не стала бы спускаться", - подумала выпускница и тут же иронично усмехнулась, -"ага, и сидела бы на дереве, как пингвин". Сравнение себя с пингвином позабавило ее и прибавило хорошего настроения. С самым невозмутимым видом, она сделала пару движений палочкой, передвинув сугроб ровно на то место, куда должен был спрыгнуть ее спутник. - Ладно, командуй, куда нам идти, - вновь осветив вокруг себя натоптанную полянку, она улыбнулась лишь уголками губ, не сводя взгляда с парня. Ролевая остановлена. Локация свободна

Хелена Мэнесс: Ролевая игра (Осенний РПГ-Турнир) Участники: Хелена Мэнесс и Элисон Нарбертинг. Ситуация №1. «Запретный лес» «Да уж, ничего не скажешь! Приключения так приключения! Эта прогулка точно станет одной из самых необычных в моей жизни! Хорошо хоть палочку не оставила в комнате - а ведь такая мысль посетила меня как раз перед самым выходом.» - подумала Хелена замедлив шаг и снова покрутилась вокруг себя внимательно всматриваясь в промежутки между деревьев, однако никакой новой опасности, подобно той, клыкастой, с которой всего четверть часа назад сразилась она с Элисон, не было видно. Облегченно выдохнув девушка прислонилась в ближайшему дереву спиной и прикрыла глаза а левой рукой принялась теребить край мантии. Волнение. Теперь, кажется, опасность отступила а потому паника - та самая, знаменитая, Мэнессовская, запоздалая - начинала закрадываться внутрь. Резко распахнув глаза девочка принялась мысленно рисовать себе всевозможные картины из окружающих деревьев тем самым пытаясь успокоиться, что вскоре ей удалось. - Надо было слушать разумных людей. А мне все приключение, необычный отдых! Хм. Мы с тобой еще хорошо отделались, правда? - произнесла Мэнесс обращаясь к старшекурснице своего факультета стоявшей неподалеку.



полная версия страницы