Форум » Запретный Лес » Запретный лес » Ответить

Запретный лес

Hogwarts: Запретный Лес во всей своей красе и опасности. Ходить в одиночку не рекомендуется не только из-за школьных правил. Неизвестно, кто прячется в его сумрачной тени..

Ответов - 184, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Серафина Лейн: Галерея за часами ---> День прошёл незаметно. Вернее, слишком заметно. Время категорически отказывалось идти быстрее, вопреки всяческим уговорам Сары. Девушка то и дело смотрела на часы, от чего замечала на себе встревоженные взгляды учеников. Почему она так ждала этой ночи? Ответ был предельно прост и ясен: Лейн, надеялась, что вторая подобная ночь принесёт в её жизнь ещё что-то, чего ей давно не хватало. А мысли, как часто говорят, имеют свойство материализовываться. Подобного девушка на себе не испытывала, но искренне верила в правдивость этого утверждения. Урок за уроком, и всё та же тема. Почему так часто в расписании попадается один и тот же курс? Издевательство. В последние часы учебного дня Серафина начала заговариваться, от, постоянно повторяющихся, определений и описаний. Ученики, на оговорки всегда идеального профессора, отвечали озадаченной улыбкой. Мягко говоря, её было не узнать. Бесспорно, это заметили многие. Прозвонил колокол в главной башне, означающий для Сары, конец утомительного дня. Пуффендуйцы, именно у них была только что Нумерология, бросали недоверчивые взгляды вслед убегающей вперёд всех из кабинета, профессора. Причём бежала девушка далеко не в Большой зал на ужин, а по направлению к Гостиной Пуффендуя, где хотела передохнуть хотя бы час, перед очередной ночной прогулкой. Вот бы это вошло в привычку… Лейн вошла в свой кабинет и, зевнув, опустилась на кресло, скинув туфли и привычно поджав под себя ноги. Через пару минут девушка уже сладко спала… *** Ровно час. Пронзительный звон будильника подействовал, ободряюще и Лейн мигом спрыгнула с кресла, пытаясь понять, где она и зачем спит в кресле. Осознание происходящего и произошедшего пришло не сразу. Едва опомнившись, Серафина завязала волосы лунного света, в высокий хвост, подхватила тёплую мантию и выскочила за дверь. Спешить было, вообщем-то, некуда, времени до назначенной встречи было не менее получаса. А Лейн боялась опоздать. Решив, что следует вести себя немного сдержаннее и не пугать учеников проходящих мимо, девушка перешла на быстрый шаг и через пару минут была уже у главных ворот. Те покорно отворились, пропуская Сару навстречу заходящему солнцу. Ещё пара минут и заката как не бывало. Серафина постояла в задумчивости пару минут и медленным шагом направилась к дальней аллее, где и оказалась спустя ещё несколько минут. Северуса ещё не было. Улыбнувшись собственной торопливости, которая была ей столь не свойственна, девушка удобно расположилась на наколдованном пледе у корней старого дерева.

Severus Snape: ...День ничем не отличался от других точно таких же дней: Северус Снейп провел несколько лекций для разных курсов - и несказанно удивился тому, что пара этих лекций порадовала его, чего не случалось довольно давно, после чего, проанализировав пару моментов, профессор пришел к выводу о том, что виноваты в том вовсе не знания студентов, а его собственное состояние, чему удивился еще больше; принял участие в собрании совета профессоров относительно нововведений в школе, долго разбирался с бумагами Слизерина (в этом ему немало помогла первокурсница Индиго, которая пришла на отработку и была усажена перебирать архив)... Порой он ловил себя на мысли о том, что делая то или иное дело, он задумывается, глядя в окно: погода на улице стояла удивительно ласковая, и солнце, которое и не думало уходить, проснувшись тогда, утром, и выйдя из-за гор, и внаглую светя в окна - в тех кабинетах, где они были, работать было невозможно: Северус все время отвлекался, пытаясь хоть как-то сосредоточиться, но свет был столь ярким, что это было практически невозможно. Обычно он заклинаниями захлопывал ставни, но сегодня этого совершенно не хотелось делать - и уроки, как ни странно, шли ровнее и спокойнее. Северус старался не спрашивать себя о том, что с ним происходит, потому что не был уверен, что хочет знать ответ. Но, тем не менее, то, как шел этот день, было столь необычно, что не задаваться такими вопросами было невозможно, и потому Снейп старался забываться, уходя в дела... Наконец все они были завершены. Проверив, на месте ли все слизеринцы, и убедившись в том, профессор запер двери на факультет заклятьем, и, проверив прилегающие коридоры и помещения, направился к выходу. Солнечный день сменился ясным вечером, и на темно-синем небе мерцали звезды. Снейп проверил, при себе ли пузырьки с некоторыми зельями, которые он отложил для похода в Лес еще днем, и, убедившись в том, что они на месте, отправился вдоль по парковым дорожкам, к опушке Запретного Леса. Вокруг было невероятно тихо, в замке постепенно гасли огни. В хижине Хагрида окна все еще светились, но это было неудивительно: лесничий ложился поздно. Снейп шагал по дорожке наедине со своими мыслями, вспоминая прошедшую ночь. И Серафину Лейн, с которой эта самая ночь была неразрывно связана. Весь день он отгонял мысли о ней, мысли, которые были и странно-светлыми, и раздраженными одновременно: все же ее решение идти с ним в Лес ему не нравилось, совершенно не нравилось. И, в то же время, он был почти рад этому решению. Снейп путался в собственных мыслях, как в полах школьной мантии много лет назад, и совершенно не представлял, что с этим делать. С этими мыслями он вышел на дальнюю аллею, в конце которой уже темнел Лес... И почти сразу увидел Сару: она сидела у корней дерева, думая о чем-то своем, на клетчатом пледе. И глядя на нее из темноты, Снейп внезапно поймал еще одно странное ощущение: то, как чуть потеплело на сердце при взгляде на девушку. Впрочем, это было секундным чувством: посерьезнев, он выступил из темноты, обращаясь к ней: - Как же я надеялся, что вы все же не придете, Серафина.

Серафина Лейн: Сара сидела у корней уже пару минут, а они казались вечностью. Почему время без этого странного, но такого близкого человека казались ей настолько долгими? А время с ним пролетало безжалостно незаметно? Что, вообще, происходит в этом мире двух людей? Столько вопросов, и не одного ответа. А ответы найти очень хотелось. Девушка вздрогнула, заметив фигуру, вышедшую из темноты. Северус. Сердце, отчего-то подпрыгнуло сделало сальто. И почему она так волнуется при виде этого человека? Сара посмотрела на часики. Пунктуален. Да она, вообщем-то, и не сомневалась. Улыбнувшись, Лейн быстро встала на ноги, и немного покачнулась. Сказалось почти полное отсутствие сна за сутки. Девушка неопределённо передёрнула плечом и взмахом палочки заставила плед исчезнуть. Магия не вечна. Безусловно, по виду Северуса с лёгкостью можно было сказать, что он не доволен, очень не доволен, решением Сары отправиться на очередную прогулку. Волновался? Хотелось бы, почему-то, в это верить. Лейн ещё раз беззаботно улыбнулась и серьёзным тоном обратилась к спутнику. - Что вы, как я могу отпустить вас одного в лес ночью? Не дождётесь. Девушка задорно улыбнулась, поправила волосы и отправилась прямиком в сердце Запретного леса.

Severus Snape: Это было слишком. Снейп, быстро зашагав вслед за ней, не постеснялся взять ее за плечо и развернуть к себе. Луна, взошедшая на чистом небосклоне, осветила лицо девушки - чистое, и такое...красивое? Впрочем, эти мысли также были нещадно изгнаны прочь: профессор, сурово сдвинув темные брови на бледном лице, заглянул ей прямо в глаза: - Сара, вы действительно уверены в том, что делаете, что собираетесь сделать? Я не стану скрывать, что волнуюсь за вас, потому что то, что я намереваюсь сделать, опасно. Он протянул руку за пазуху, и вытащил на свет божий пару пузырьков. - Видите эти зелья? Одно из них способно мгновенно парализовать существо, второе - это медленная смерть. Как вы думаете, стал бы я брать на прогулку в лес такие зелья? Разумеется, нет, ведь при мне волшебная палочка. Подумайте еще раз, Сара, действительно ли вы хотите того, что собираетесь сделать? Последние слова прозвучали почти отчаянно, как если бы Северус умолял ее не делать чего-то, чем она может навредить себе. Но взгляд Серафины был настолько уверенным, что вскоре пришлось отступить. Серьезно глядя на нее, он произнес, отпустив ее плечо: - Вижу, что вас не переубедить. Что ж, это ваше право, и моих сил хватит, чтобы защитить вас... Только я прошу вас: не убегайте больше вперед, если не хотите, чтобы я развернулся и отправился обратно в замок, оставив вас тут одну. С этими словами, Снейп убрал пузырьки с зельями обратно, и, взмахнув полой черной мантии, зашагал в темноту Леса...

Серафина Лейн: Лейн обречённо вздохнула и недовольно уставилась на руку Северуса, лежащую у неё на плече. Стало так тепло. Неужели он настолько волновался? Было странно ощущать чью-то заботу и чьё-то участие в своей жизни. Она привыкла быть одна. И она была счастлива, до того момента, как поняла, что на самом деле есть Счастье. Девушка отвела взгляд от руки и с интересом посмотрела на пузырьки с зельями. Вот что-то она всегда любила, так это зельеварение. С удовольствием, вспомнив, как варила Медленную смерть в поместье лет в 14, девушка улыбнулась. Взрыв тогда был впечатляющий. На слова профессора Серафина показательно фыркнула. - Я и сама вполне способна за себя постоять, - слова звучали бы убедительно, не будь вчерашней ночи, когда вполне взрослая и опытная волшебница не смогла справиться с боггартом. Но ночь была, к счастью. С уверенностью во взгляде волшебница посмотрела на Северуса. Это произвело должное впечатление и он, видно, смирился. Про себя, улыбнувшись, Лейн хитро произнесла: - Я в любом случае отправлюсь в Лес, с вами или без вас. Но вы же меня в любом случае не оставите, верно? - с детской ноткой наивности в голосе, буквально прошептала девушка и последовала за своим… хранителем? всё же, стараясь его не обгонять.

Severus Snape: Снейп уже прошел несколько шагов вперед, когда прошептал себе под нос: - Конечно же, не оставлю... - и обернулся, чтобы посмотреть, идет ли она за ним. Идет. Что ж... Запретный Лес надвигался черной громадой, расплываясь во мраке ночи. Ни единого огонька не сверкало меж деревьев, которые, казалось, стояли, плотно прижавшись друг к другу: Лес выглядел еще более зловещим, нежели прошлой ночью. Казалось, что всем своим видом он говорит: не входите, уходите... Но поворачивать было поздно. Серафина стояла рядом, но почему-то, ощущая ее близость, Снейп подумал о том, что она пережила вчерашней ночью, и о том, каково ей будет войти сейчас в Лес снова. "Перед кем тут рисоваться? Сейчас?.." - промелькнуло в мозгу, когда пришлось сдаться самому себе, и просто выпустить на волю настоящего Северуса Снейпа - более человечного человека, нежели привыкли видеть люди, человека, которого он спрятал глубоко в себе самом по своим же, личным причинам. И этот человек взял Серафину за руку. И только после этого они вместе шагнули в Запретный Лес. ...Если в парке было ясно, то между деревьями этого зловещего леса лежал туман. И стояла глухая тишина, в которой даже терялись звуки шагов. Снейп остановился, прислушиваясь к звукам Леса, но ничего не услышал. Оглянувшись на Серафину, Северус тихо произнес: - Что ж, будем предельно осторожны. ТАКИМ я этот Лес не помню. Слишком много....страха и тишины.

Серафина Лейн: Улыбнувшись ответу Северуса, девушка смело проложила путь, ступая в унисон со спутником. Не каждому человеку в этом мире Лейн была способна доверить свою жизнь. Да, речь шла именно о такой опасности, опасности для жизни двоих, только нашедших себя, волшебников. Что произойдёт этой ночью известно лишь госпоже Судьбе. Но вместе с человеком, который сейчас шёл рядом, девушка была готова на многое, потому что верила. Запретный Лес секунда за секундой, шаг за шагом, оправдывал своё название и свою «славу». Сегодня он был явно не в настроении и не хотел видеть нежданных гостей. Зрелище было… пугающим. Девушка отчего-то стала дышать через раз, будто боясь разбудить какую-то злую силу, способную нарушить хрупкое равновесие добра и зла этой ночью. Чем дальше они уходили в Лес, тем больше было сомнений в правильности решения относительно этой прогулки, хотя не меньше становилось и решительности. В Лесу обитали страхи. Свои девушка прогнала прошлой ночью, но кто сказал, что чужие страхи не могут нанести вреда? Девушка вздрогнула, почувствовав чьё-то прикосновение. Тоже необыкновенное тепло. Сара, невольно, крепче сжала руку Северуса. Стало спокойнее. Волшебники вышли на узкую тропинку, освящённую чарующим лунным сиянием. Сейчас луна, выглядывающая из-за вершин вековых деревьев, выглядела не менее зловеще, чем всё, что её окружало. Что, чёрт возьми, они вообще искали? Серафина стала внимательно всматриваться в темноту. Чувствовала профессор, что сейчас слишком тихо. Слишком. - Не нравится мне всё это, - шёпотом произнесла волшебница и вздрогнула от звуков собственного голоса.

Severus Snape: ..Туман, ползущий под деревьями, обступал со всех сторон - и порой Северусу казалось, что его дыхание застывает в этом тумане, осыпаясь на траву мелкими льдинками... Серафина шагала рядом, крепко ухватившись за его руку - и тепло ее руки хотя бы каплю согревало его, и порой казалось, что это тепло - единственное оставшееся, потому что с каждым шагом воздух вокруг становился все холоднее и холоднее, и тишина окутывала драной серой мантией... - Не нравится мне все это, - тихо произнесла Серафина, и Снейп, кивнув, стал прислушиваться снова. Ничего... пожалуй, даже слишком тихо. - Такое впечатление, будто вымерли даже страхи, населяющие Лес, - прошептал Снейп, крепче сжав руку Сары, чтобы придать ей уверенности. Казалось, что слова упали, имея вес, на траву - тяжело, гулко, отдавшись от каждого ствола дерева... И словно пробудили еще больший холод, и первые звуки, раздавшиеся в ответ: легкий шелест... Выхватив палочку, Снейп закрыл Серафину собой, оглядываясь. Никого не было, только туман, окружающий их... - Странно, - пробормотал профессор, зажигая голубой огонек на конце палочки и освещая им вокруг, пытаясь разогнать туман. - Мне показалось, будто... И в этот самый миг он увидел то, что издавало шелест. ...Казалось, будто по траве шагает невидимый ледяной дух, потому что шелест издавала именно она, скукоживаясь и хрупко ломаясь, застывая, покрытая коркой льда... И стволы деревьев также ледянели под натиском какой-то неведомой магии. Стремительно приближаясь, ледяной порыв вымораживал все вокруг, мчась на волшебников. - Expe.... - пытался выкрикнуть Снейп, отражая невидимую атаку, но горло словно перехватило удушливым льдом. Откашлявшись, он снова поднял палочку: - Pro.... - и снова закашлялся... - Бежим, скорее....- прохрипел он через пару мгновений, схватив Сару за руку и увлекая за собой куда-то вглубь леса - а позади стремительно вымораживалось все, что их окружало, словно ледяная стихия преследовала их...

Серафина Лейн: Страх неизвестности окутывал и сдавливал, затрудняя дыхание. Будто обволакивая всю девушку омерзительным и липким холодом. Словно они шли навстречу чему-то главному, страшному и холодному. Да, безусловно, холодному. Леденящему тело, душу и сердце любого. Туман, возникший довольно внезапно, не предал уверенности, и Сара ещё сильнее вцепилась в руку Северуса. Сейчас он был рядом. И только одному Мерлину известно, то с ними будет через пару секунд, минут, часов… Время, казалось, замёрзло, как и… Не успела Лейн ничего сообразить, как перед ней предстала причина всего происходящего. Что это было – описать девушка не могла, да и особого желания вдаваться в подробности не было. За миг мало, что успеешь решить. У Северуса была превосходная реакция, и он тут же потащил шокированную девушку в глубь леса. У Сары в голове промелькнула безумная мысль, полная отчаяния – упасть в обморок, а потом уже будь что будет. А ещё лучше – забраться в тёплую кровать и накрыться шерстяным пледом и все страхи в момент вернуться в царство, дверь в которое под той же кроватью… Серафина нервно выдохнула, издав тихий звук безнадёжности, и стала судорожно что-то придумывать, пока Северус утаскивал её всё дальше в лес. Иного выхода у него не было. Девушка споткнулась о корень замёрзшего дерева и в ужасе обнаружила, что чем дальше они уходят, тем холоднее становится. - Северус, на право! – крикнула Лейн и сама дёрнулась в нужную сторону, где, по виду, было не так холодно. Лучшим вариантом против льда, безусловно, был огонь. Но не поджигать же лес! Сара вытащила палочку и взмахнув ей произнесла – Insendio! Очерчивая небольшой полукруг на земле, вокруг себя и Северуса. Сухая трава мигом вспыхнула. Пожара не будет – через пару минут сюда доберётся это чудовище и огонь потухнет. Но есть несколько минут, чтобы понять, что делать и немного отдохнуть. Да и Северусу, похоже, досталось. Девушка села на землю около полыхающего огня, потянув за собой Северуса, и озадачено заглянула в глаза, инстинктивно бережно убирая прядь тёмных волос с его лица. - Вы как? Говорить можите?

Severus Snape: ..Ветви деревьев, свисающие почти до земли и путающиеся в тумане, хлестали по телу, по лицу, но Снейп почти не замечал их, изредка ударяя по ним заклинанием, чтобы убрать с пути. Они бежали сквозь молочно-белый туман, а ледяная неизвестность гналась следом. Крепко держа за руку Серафину, он мчался куда-то в темноту, пытаясь думать на ходу о том, что происходит и что делать... Серафина показала себя молодцом: резко свернув вправо, создала огненное кольцо вокруг них: пусть и временная, но преграда злу... Снейп почти упал на колени в кругу, который их защищал: было нечем дышать, и он схватился за горло обеими руками. Огонь, окружающий их, постепенно согревал, и в ответ на вопрос Серафины удалось выдавить из себя: - Кажется, да... если бы знать, чем по мне ударили... Подняв глаза на нее, Снейп внезапно осознал, что она находится совсем рядом, и как раз убирает руку от его лица. Этого он не ожидал и попросту не знал, как вести себя в ответ - жизнь не баловала его ласками. Но, как всегда, вмешался случай. Через пару мгновений вокруг кольца выросла, ударившись и взревев, ледяная стена, которая не могла проникнуть сквозь защиту - и через несколько секунд они оказались окружены шипящим водяным столбом, который, взлетев куда-то вверх, рухнул на землю - и почти сразу исчез... И через пару мгновений тишины Северус понял, что обнимает Сару, закрывая обеими руками, а вокруг шипит почти потушенный, но все же еще живой огонь, а земля залита водой. Туман исчез, и в лесу пахло, как после дождя. Вот только по-прежнему было холодно, и ощущение ужаса, наполнявшего лес, никуда не делось... - Серафина...Сара...вы меня слышите? - Снейп разжал объятия, освобождая профессора Лейн и глядя на нее, далеко не будучи уверенным, что с ней все хорошо: сердце стыло от таких мыслей.

Серафина Лейн: Сара нервно сглотнула, видя, что Северусу, как бы он не говорил, плохо. Что делать, девушка не знала. Она понятия не имела, что происходило сейчас и, что за заклинание было на него наложено, поэтому девушке оставалось лишь крепче сжимать его локоть и нервно теребить край мантии. Страх того, что сейчас с ними может случиться, что-то страшное исчез, девушку гораздо больше волновало, что будет с Северусом. Выглядел он не важно. То ли от напряжения, то ли от ещё чего-то. Лейн заглянула в бездонные глаза профессора Снейпа. Мерлин! Как же она перепугалась за него. Сару всегда учили сдерживать свои эмоции и порывы. Держаться положенного протокола и быть «истиной леди». Как же она это ненавидела. Всё, вплоть от идеальной одежды, до учтивых неживых улыбок. Сейчас это, почему-то, пришло на пользу, и Лейн не растерялась. Вера в то, что огонь от простого заклинания в купе с двумя бьющимися сердцами имеет большую силу, чем невероятная ледяная магия, способная, по виду, превратить этот мир в кусочек льда, сыграла главную роль. Что точно происходило, девушка не видела, она сидела спиной к тому месту, с которого надвигалась стена холода. Непредусмотрительно, но практика последних суток показала, что ошибки Сары идут на пользу. Кому? Это ещё вопрос. После было громкое шипение, от которого хотелось сбежать всё туда же – под тёплый домашний плед, а потом невероятное тепло, тепло человека, который сейчас её крепко обнимал и прижимал к себе. Внезапно их окатило…водой? Ах, ну да, огонь и лёд порождают любимую стихию девушки – воду. Только, был этот поток слишком неожиданным и Лейн, с испугу вскрикнув, нахлебалась воды, после чего стала задыхаться, пытаясь хоть как-то откашляться.

Severus Snape: ...Самые страшные опасения сбывались: Серафина задыхалась, кашляя, фыркая и хватаясь за него руками. Она явно нахлебалась воды, и просто чудом было то, что он успел взглянуть на нее, прежде чем она задохнулась... Дальше нужно было действовать не на хлещущих через край эмоциях - дикий страх за то, что она может погибнуть, Снейп просто постарался загнать как можно глубже, а на здравом рассудке, который, как и прежде, подчинился его воле. Можно было прибегнуть к способам маглов, но у Снейпа в руках была волшебная палочка. Серафина уже начала терять сознание, когда, держа ее легкое тело на одной руке, он направил палочку другой рукой ей на грудь, и тихо произнес заклинание. Девушку согнуло, ее тело замерло на миг, после чего прошло бесконечно длинное - для него, а на самом деле крохотное мгновение, когда она вовсе не дышала... ... а потом дыхательные пути очистились, освобожденные пусть и грубой, но действенной магией. Серафина снова могла дышать. И только после того, как он убедился в том, что больше ей ничего не угрожает, профессор бережно обнял ее снова, укачивая, как ребенка. За годы он забыл, как это - обнимать человека, когда боишься за него, или просто хочешь согреть, последний раз это было до того, как... ...до того, как они с Лили поссорились... Но сейчас годы не имели значение, важно было то, что с профессором Лейн все было в порядке. - Все хорошо, Сара, - он так и говорил, держа ее на руках. - Все уже прошло, все хорошо...

Серафина Лейн: Секунды отдавались в голове приглушённым эхом. У висков пульсировало невыносимое напряжение и ощущение того, что ещё секунда и всё закончится. Нам всегда хочется верить, что когда наша жизнь закончится, хоть на миг свет мира погаснет, будто провожая в последний путь и соболезнуя. Что вдруг всё плохое остановится и, возможно, одумается, что зла на свете станет меньше. Но этого не происходило и не произойдёт. Мир, будто не замечает ушедших душ, и всё продолжает идти своим чередом, только для некоторых людей, чьим миром был ты, наступает момент живой смерти. Ты не умираешь, но умирает часть тебя… В глазах девушки потемнело, и она разжала руки, которыми до этого крепко вцепилась в плечи Северуса. Для чего? Вероятно, хотела чувствовать поддержку и надежду. Сколько времени прошло до того, как Лейн хорошенько встряхнуло заклинанием, она не знала. Может час, может секунда, может вечность. Девушка открыла глаза. Она всё ещё в этом мире и перед ней сидит обеспокоенный профессор Снейп. Сара всхлипнула и окончательно откашлялась от воды, смутно понимая, где она и что с ней. В глазах неприятно рябило. Кто-то бережно притянул её к себе и обнял. Девушка, наконец, свободно вздохнула и убрала мокрые волосы с лица. Использовать магию для сушки мантии и волос она не собиралась – не любила неестественность. Поэтому лишь чему-то улыбнулась и отстранилась от Северуса. - Со мной всё хорошо, не в первый раз принимаю неожиданные водные процедуры. Спасибо за… спасение, - отчего-то смеясь, произнесла Серафина и только сейчас поняла, что этот человек спас ей жизнь. Во второй раз. Профессор задумчиво уставилась в землю, а потом вдруг резко подалась вперёд и обняла мужчину, тихо прошептав, очередное «Спасибо».

Severus Snape: Слишком много объятий для пары минут: Снейп слегка оторопел. Он давно отвык от этого проявления человеческого тепла, благодарности, симпатии, и сейчас чувствовал себя странно и необычно. В конце-концов, последние объятия до этих в его жизни были так давно, что он, хотя и помнил каждое мгновение тех объятий, все равно отвык до непривычности. Впрочем, это были лишние мысли: его сейчас обнимала, благодаря, Сара, которую он мог так легко потерять всего минуту тому назад - и это было самое главное. - Ну. что вы... не стоит благодарности, разве я мог поступить иначе, - пробормотал он ей в ответ, проводя рукой по волосам - и тут же убирая эту руку, только заметив, что он делает. Нужно было прийти в себя, и время не ждало: огненный круг потухал, а страхи и не думали покидать это место. - Сара, как бы там ни было, нам с вами нельзя оставаться на этом месте, нужно куда-то идти... назад или вперед, но главное - не стоять. Знать бы еще, где мы с вами находимся? Чувствуя неловкость от сложившегося положения и мысленно ругая себя, Снейп отстранился и поднялся на ноги. Протянул руку Саре: - Постарайтесь подняться, в противном случае придется нести вас на руках.

Серафина Лейн: …Миг. Всего лишь миг. Это так много и так мало. Девушка улыбнулась и старалась не дышать, чтобы не спугнуть тот самый миг. Миг чувства защищённости, тепла, нежности, заботы. Того, что она уже так давно не чувствовала. Но на то он и миг, чтобы появиться и опять исчезнуть, словно солнечный зайчик, растопив что-то в наших сердцах. Но возвращалась суровая, слишком суровая сейчас для двоих волшебников, реальность. Где-то поблизости была опасность. То, что надвигалось на них, потеряло силы, но не все. Да, что там «не все», совсем маленькую часть той огромной мощи. Всё же не зря «Инсендио» проходят ещё на младших курсах. Здесь необходимо что-то более сильное. Лейн вздрогнула, когда Северус отстранился. Она уже стала привыкать ощущать его рядом. На помощь вновь пришёл здравый смысл. Ведь они не знают, где находятся, насколько далеко ушли от Школы и вообще что происходит в лесу, так почему бы, не посмотреть? На вопрос Северуса Серафина встала и искренне ему улыбнулась. Искренне. Как не улыбалась почти не кому долгие годы… - Ну что вы, Северус, со мной всё прекрасно. Я способна и ходить, и бегать, и… - девушка не закончила, схватившись за третье «и». – Профессор, а вы давно летали? – в глазах Сары бегали озорные искорки, не предвещающие, обычно, ничего безопасного или спокойного. – Ведь сверху мы сможем разглядеть, где находимся и, что тут происходит. Правда, темно, но думаю, сферы света направленные чуть ближе к земле нам помогут. Неподалёку что-то неприветливо захрустело и зашумело. Лейн дёрнулась в сторону, прячась за спину мужчины и доставая палочку. - Accio мётлы! – выкрикнула волшебница. Теперь оставалось только ждать и надеяться, что соотношение расстояния и скорости будет на их стороне. И мётлы будут здесь немного раньше, чем «что-то», что вселяло страх, которого лучше было избегать.

Severus Snape: Сначала Снейп слегка потерял дар речи от ее непосредственности, когда она заговорила о полете, и приготовился было прочесть лекцию на тему непрактичности такого шага, а потом просто рассмеялся: слишком живыми были ее глаза, и слишком живо было все то, что происходило с ними. С детства Северус не был склонен к хулиганству или необдуманным поступкам, а с некоторых пор охрана безопасности тех, кто ему был дорог, стала для него превыше развлечений и прочих безумств. Но сейчас он вдруг почувствовал себя почти мальчишкой, которому когда-то так и не позволил.. ...повзрослеть? Лишенный нормального детства, развлечений и шалостей, он запер его в себе, и так и не повзрослел в чем-то. И, будучи взрослым волшебником, обладая умением безо всяких метел передвигаться по воздуху, он вдруг захотел взмыть в небо на метле. И все благодаря Серафине Лейн, девушке, которую он воспринимал исключительно как коллегу - до вчерашней ночи. ...Впрочем, сегодня фортуна и счастье явно были не совсем на их стороне. Они яростно спорили с бедой - и поток радужных мыслей на тему счастья и метел был прерван резко и грубо: затрещали кусты. В этот самый момент Серафина выбросила руку вверх и призвала метлы заклинанием. Казалось, что их мысли пересеклись: оставалось лишь надеяться, что метлы успеют раньше, нежели это нечто вырвется к ним навстречу. С конца палочки, сжатой в руке, сорвалось несколько алых искр. Казалось, что воздух сейчас рухнет на них - такое стояло напряжение, когда маги, вооружившись волшебными палочками, стояли, ожидая неизвестное. Секунды казались минутами, минуты - часами. Треск в кустах умолк, но эта тишина была хуже треска, уж лучше бы трещало и ревело. - Не в добрый час мы пришли сюда, Сара, - прошептал Снейп, держа наизготове палочку. И в этот самый момент инферно прорвалось: дикий ветер вырвался с той стороны, где находились кусты, и показалось, будто из тумана, разодранного этим ветром, сплетаются живые тени, летящие к ним, протягивающие к ним призрачные, грозные руки... Снова пережало воздух в горле, стало нечем дышать, и невозможно было произнести заклинание - даже вербально, потому что мысли путались, смятенные удушьем. И в тот же миг с тихим гулом сквозь туман прорвались метлы... Вернее, метла. Одна летела впереди другой, когда вторая, запутавшись в тумане, заметалась из стороны в сторону, словно ее перебрасывали из одних рук в другие, и, словно устав, вдруг провалилась в серый туман. Серое удушье отвлеклось на неожиданный объект, попавший к нему в лапы, и Снейп снова смог дышать: обхватив Серафину за талию одной рукой, другой он схватился за древко метлы, и та взмыла вверх...

Серафина Лейн: Девушка зажмурилась, стараясь не думать о том, что там, в кустах, прямо перед ними. И почему всё неизвестное уже который раз прячется в кустах? Лейн не по ситуации усмехнулась. Девушка часто реагировала на некоторые сюрпризы Госпожи Судьбы улыбкой или звонким смехом. Сейчас же на лице Серафины отразилась лишь тень, обычно лучезарной улыбки. Да, прямо перед ними пугающая, удушающая и неимоверно-холодная неизвестность и радоваться, казалось бы, нечему. Но если так происходит, так и должно происходить, а если бы им было суждено умереть. Они бы погибли ещё прошлой ночью. Этот Страх живёт тут, судя по всему, не первый день и даже месяц. Слишком уж он был велик и опасен для «гостя». Страх Лейн, почему-то, переходил для неё в какую-то игру. Только вот игра называлась Жизнь. Она, безусловно, боялась, но уже не так панически. Было как-то легче. Может против страха помогает тоже, что и против боггартов – смех и счастье? Отсутствие страха перед Страхом. Мётлы, всё же, прилетели несколько позже и не в полном составе. Любимая метла Серафины, сейчас болталась в воздухе, не долетев пары метров до хозяйки, словно невидимые путы сдерживали её. Лейн возмущённо надула губки. Она безумно любила свою метлу, хотя и без неё могла спокойно обходиться. Но девушка обожала летать именно на своей метле. - Только попробуй с ней что-нибудь сделать, и я тебе... – возмущённо-опасным тоном заговорила волшебница в неизвестную пустоту, но была уверена, что её услышат. Пара секунд и мимо пронеслась вторая метла, прямо в руки Северусу. Сара хотела, было перехватить её, но не тут то было: в который раз девушка убедилась в безупречной реакции профессора зельеварения. Только вот метла одна, а… - Ай! Северус! – мужчина быстро обхватил её за талию и, ловко запрыгнув на метлу, взмыл вверх. Шокированная таким поворотом событий девушка не растерялась и устроилась на метле позади Северуса, ухватившись за его плечи, чтобы не упасть. Встряхнув головой и опомнившись, что это не прогулочный полёт, девушка достала палочку из кармана мантии и послала несколько светящихся сфер к земле. - Что за… Не прошло и пяти секунд, как тот же неведомый тёмный липкий холод окутал светящиеся шары и скрыл из виду. Лейн пару раз моргнула и поёжилась. Благо, «оно» ещё не умеет летать.

Severus Snape: - Это какая-то чертовщина, просто какая-то невидаль, - проговорил Снейп, когда они поднялись максимально высоко, чтобы то, что было внизу, не могло их достать, взмыв над деревьями: Запретный Лес был прямо под ними, и теперь хорошо было видно то, что напугало их и "захватило" метлу Серафины (что говорило о разуме и том, что оно вполне физиологично...): словно сгусток липкого серого тумана, оно клубилось внизу, растекаясь руками-щупальцами по доброй части Леса. - Вот, значит, что это был за туман, - задумчиво произнес профессор зельеварения, глядя вниз. Метла парила на огромной высоте, но Снейп был привычен к полетам и куда больше беспокоился за мисс Лейн, нежели за себя, в случае чего. - Как вы думаете,что это, Сара? Я даже подозрения не имею. Такое чувство, будто это - клубящийся страх, оживший ночной кошмар... я не знаю, что и думать. В любом случае, оно опасно. Они поднялись еще выше, метла медленно плыла под звездами, которых оказалось почему-то очень много, а Луна, которая, казалось, находилась совсем рядом, окрашивала Лес и замок, громадой высящийся неподалеку, в серебристые цвета, как чистое зеркало, как...волосы Сары. - Смотрите, мисс Лейн, - тихо проговорил Снейп, - как интересно. Там внизу - дикая опасность, живой страх. Здесь наверху - тишина, покой и такая невероятная красота, что я боюсь в нее поверить. Однако, эта тишина не отменяет опасности, а опасность не отменяет того, что где-то вне нее - тишина... Так странно и так понятно. Законы жизни, не зависящие от нас... Говоря это, он смотрел на звезды, стараясь хоть на миг забыть об опасности.

Серафина Лейн: Лейн смотрела на небо, стараясь отвлечься от всего. От того, что под ними нечто странное, но вполне реальное, это, даже, не сгусток какой-то энергии, что вполне может быть. От неизвестности. От страхов. От боли и бед. Сейчас она была готова лететь куда угодно. К звёздам, к Луне, к ветру. Лишь бы не вниз. Вид очаровывал и захватывал дух. Они, видимо, перелетели какой-то защитный «колпак», который окутывал школу и окрестности и сейчас звёзды и луна, будто, стали лучше видны. А может они, просто были рады вновь видеть Сару и Северуса.… Но происходящее внизу беспокоило. - Северус, я не знаю. Правда не знаю. Ни в одной из книг этого нет, а уж на практике я точно с таким не сталкивалась, – полушёпотом ответила девушка, боясь спугнуть с неба сияющие звёзды. Она непременно навестит домашнюю библиотеку и перелистает хотя бы малую часть книг. Многое из прочитанного, всё же, забывается. Лёгкий порыв ветра сбросил на лицо белокурую прядь. Лейн резко выдохнула и сдула её на бок, всё же боясь отпускать руки. Правда, Северусу, наверно, было не очень удобно управлять метлой, когда сзади кто-то вцепился в плечи. Девушка робко переложила руки ему на пояс и ещё раз взглянула вниз – картина та же. Существо всё ещё «исследовало» метлу. - Что нам делать? Я, конечно, не против, провисеть в воздухе всю ночь, любуясь на звёзды. Быть может к утру, оно исчезнет. Но на следующую ночь явно будет сильнее. – Серафина вздохнула и сцепила руки в замок на поясе мужчины.

Severus Snape: - Звезды так рядом - это безумно красиво, - задумчиво ответил Северус, крепко держась за древко метлы, которая почему-то не желала вести себя спокойно, правда, периодически зависая и успокаиваясь, - я и сам бы с удовольствием провел тут остаток ночи, любуясь на них - не так уж и часто мы себе это позволяем. Но то, что творится внизу, меня, хм, беспокоит. Он посмотрел на "нечто", клубящееся молочно-густым туманом среди сосен, из которого то появлялась, то исчезала метла Серафины (метлы были совершенно одинаковые, как ни странно это было, однако свою Снейп почему-то узнал и почувствовал сразу). - Несмотря на то, что лес - запретный, сюда частенько ходят наши студенты. Хагриду не удается отследить всех и вся, да и мы не всесильны. Вы только представьте, что будет, если... А что именно "если", Снейп уточнять не стал, да и не нужно это было: все и так было понятно. - Я пойму, Сара, если вы сочтете меня окончательно рехнувшимся и столкнете с метлы, - в голосе его проскальзывали нотки сарказма, - но о краткое время, за которое я успел изучить вас хотя бы поверхностно, дает мне основания думать, что вы так не поступите и поймете меня. Это нужно изучить и, по возможности, уничтожить, чего бы это ни стоило. Если это окажется сложно, придется звать на помощь и разбираться уже серьезно. Мы не можем подвергнуть учеников такой опасности только потому, что двум взрослым преподавателям стало страшно... Звезды сияли тихо и ярко, и казалось, что происходящее внизу - это только сон, увиденный во сне. Однако, это было реальностью, и единственным источником тепла для похолодевшей от перспектив развития событий душе Снейпа были руки Сары, обхватывающие его за пояс...

Серафина Лейн: Она прекрасно знала продолжение этого «если», и осознание его в данной обстановке было чудовищно. На миг, представив, что на месте её метлы сейчас кто-то из учеников или прочих обитателей школы, девушка зажмурилась, надеясь отогнать страшные мысли, которые так и лезли в голову. Ситуация не была безвыходной, просто вариант «улететь и будь что будет» отпал сразу. А звёзды на небе всё сияли. Так ярко и так непринуждённо, будто не замечали и не чувствовали того, что происходит под ними. Они были высоко, какое им дело до «земных» проблем? Словно услышав мысли Сары, звезда, сверкающая прямо над ними, дрогнула и стремглав полетела вниз, оставляя за собой след волшебного сияния. Лейн никогда не загадывала желаний. Может быть, только когда была совсем маленькая. Не загадала и сейчас, не потому что не верила в его исполнение, а потому что до сих пор не могла осознать, что всё происходящие – реальность. Северус, похоже, опомнился раньше от завораживающих звёзд и решил действовать. Им, действительно, придётся спуститься. Девушка это поняла, ещё там, внизу, когда им навстречу летела всего одна метла. После слов Северуса Лейн отчаянно сдерживала себя, чтобы не дать ему подзатыльник. За что? За то, что он когда-то мог подумать, что Серафина столкнёт его с метлы. И за совершенно непонятное слово, применённое к ней – «изучение». Сара и сама часто изучала людей, но не знала, что звучать это будет так… обидно? Нет, не обидно, просто как-то не правильно. Изучить профессор хотел и то существо, которое, наконец, отпустило метлу и как-то затихло. Значило ли это, что и то «существо» внизу и сама девушка для него одинаковы? Объекты изучения? А ещё, ему тоже было страшно… Мысли путались и сбивались во что-то единое, заставляя делать неправдоподобные и порой глупые выводы, а потом опять рассыпались и мешали Саре сосредоточиться. Обо всём происходившем и сказанным тут, на метле, зависшей под звёздами, она подумает позже. Когда будет одна. А сейчас нужно было действовать. - Так чего мы ждём? Летим вниз, - без тени сомнения или страха в голосе сказала девушка и, расцепив руки, нащупала в кармане мантии палочку. – И, к слову, если бы я хотела столкнуть вас с метлы или просто убить, я бы сделала это более изощрённым и действенным способом. Вы же всё равно не упадёте на землю, а значит мне это не выгодно. Тем более, лишать школу хорошего человека и преподавателя, я не согласна, – иронично заметила Серафина и вновь обхватила Северуса за пояс. Она, естественно, боялась. Но пыталась скрыть свой страх под маской решительности. Просто не хотелось, чтобы Северус помимо учеников, заботился ещё и о Серафине. В такие моменты человек может растеряться, а этого не должно произойти.

Severus Snape: "Иногда стоит вернее подбирать слова, идиот!" - мысленно ударил себя по лбу профессор, осознав вдруг причину ироничности слов Серафины. "Изучил! Пора уже возвращаться в мир живых, дорогой Северус. Лили не порадовалась бы, если бы узнала, что ты и людей хотя бы на словах, но приравниваешь к объетам исследований, пусть даже это и не так!" - Я не сомневаюсь, Сара, - это он произнес уже вслух. - И простите меня за... за то, что я иногда не умею подобрать нужные слова. Просто я волнуюсь, и - не за себя,- он обернулся, насколько это было возможно в его положении на метле, и посмотрел на нее. - За себя мне нечего волноваться. Может показаться странным то, что я скажу, но я прошел уже столько...неприятных и сложных моментов, битв и прочих неприятностей, что давно уже забыл, что такое - волноваться за себя. Но волею судьбы рядом со мной сейчас вы, и я не могу не думать о вас. И я очень прошу вас быть осторожной. И если все сложится так, что придется бежать - бегите, зовите на помощь, словом - спасайтесь. Но все же если, - он неожиданно посмотрел на звезды, так, как смотрят люди, которые больше всего на свете хотят, чтобы их услышали, надеясь на чудо, - если все же можно загадывать, то пусть будет так, что этого не придется делать ни вам, ни мне. Может быть, это было видно и внешне по его глазам, но по ходу того, что Северус говорил, голос его теплел, потому что теплело и сердце. Давно, очень давно он позволял себе произносить подобные речи, да и что тут говорить - единственная женщина, которой он говорил когда-либо что-то подобное, погибла много лет назад. После ее гибели Снейп закрылся, заколотил в душе все хорошее, что в ней было, всю ее живость, все тепло, и не думал, что когда-либо придется отрывать приросшие уже доски. Это было больно и тяжело, но, тем не менее, пришлось, потому что в противном случае, он боялся, что-то важное могло пройти мимо... Тогда не удалось заколотить единственное - горячность характера; удалось лишь скрыть ее за внешней холодностью, что основательно подпортило характер волшебника. Теперь же эта адская смесь норовила или испортить жизнь окончательно, или же с ней нужно было что-то делать, и не позволить этому нарыву заразить весь организм... Северус медлил. Это было понятно. Там, внизу, могло ждать все, что угодно. Здесь, наверху, все еще была жизнь, была вечность, могло быть счастье. Здесь еще можно было что-то делать и о чем-то говорить. И потому он медлил...

Серафина Лейн: Надо же, Сара ведь и подумать не могла, что он станет извиняться. Да что там извиняться, что он вообще осознает, что задел девушку. Это было странно. Он даже не использовал легилименцию, если бы использовал, Лейн бы почувствовала. Удивительный человек. Девушка улыбнулась, видя неловкость Северуса и его отчаянные попытки развернуться к ней. - Ещё пол оборота и вы свернёте шею. Ещё один безголовый или почти безголовый призрак нам не нужен, – заметила девушка и посмотрела в глаза человеку, сидевшему перед ней. Она все ещё не могла его понять. Пыталась как-то предугадать его поступки, действия, слова. Доказать самой себе, что он как все. Но Северус всегда поступал «не по протоколу» и эти его слова были неожиданность. – Я вообще редко подбираю нужные слова, поэтому не волнуйтесь, всё в порядке. Лейн повторно сдула с лица надоевшую прядь волос, не желая расцеплять руки и попросту заправить волосы за ухо. Северус Снейп же, похоже, недостаточно хорошо изучил девушку, раз подумал, что она сможет куда-то убежать, пусть даже за помощью, и оставить его. Она скорее встанет как вкопанная, или придумает что-нибудь, чтобы защитить их обоих. В опасных ситуациях Лейн, почему-то, быстрее находила выход. - Я же вас всё равно не оставлю. Так что не надейтесь избавиться от меня с помощью какого-то подозрительного существа, - улыбаясь, произнесла девушка, смотря на звёзды. – Всё будет хорошо. Как никогда хотелось верить в собственные слова. И она верила, ведь вера, порой, творит чудеса? А время неумолимо бежало вперёд, оставляя позади надежду на волшебное исчезновение существа. Оно сейчас, видимо, придумывало план, как бы добраться до двух волшебников, зависших в небе над ним, поскольку как-то подозрительно затаилось и притихло. До нынешнего момента решительный Северус… медлил. Естественно, каждому хочется хоть на миг отодвинуть встречу с Опасностью и Неизвестностью, но затягивать не было смысла. Лучше сейчас, чем потом, когда будут сказаны слова, заставляющие ещё хоть немного дольше побыть в воздухе. Девушка бестактно уткнулась лбом в спину Северуса и тихо пробубнила. - Ещё пара минут в воздухе и у меня онемеют ноги. Ночь далеко не тёплая. Летим.

Severus Snape: Она не поняла, почему он медлил... Что ж, наверное, и не нужно было - ничего в этом мире не происходит просто так, в конце-концов, и за эти две ночи Снейп в этом убедился от и до. Он все еще не отвернулся, и, пока она говорила, смотрел на нее. А потом понял, что момент, когда взгляд зацепляется за другой взгляд, затянулся... Взгляд получился слишком долгим. После таких в магловских кинолентах обычно происходит или невероятное признание, или же долгожданный для зрителя поцелуй. Коротко усмехнувшись, Северус поспешил отвернуться. Потом ухватился покрепче за метлу, направляя ее вниз, и произнес: - Ну тогда держитесь, Серафина, - после чего метла, сорвавшись с места, рванула вниз, прямо на белое нечто... Держа метлу одной рукой, придавая ей направление, Снейп вел ее вниз на полной скорости. Ветер трепал волосы двух волшебников, трепал мантии, словно крылья, а белое нечто внизу словно не замечало их, отвлеченное на что-то свое... Очень осторожно волшебник отпустил одну руку, держа метлу второй, и вынул из кармана мантии палочку, направляя ее на существо. Еще немного, еще чуть-чуть... Должно быть, существо так и не поняло, что произошло, когда метла с двумя пассажирами "на борту" на полной скорости влетела внутрь белого тумана. Во всяком случае, оно даже не попыталось поймать их на подлете: вероятнее всего, скорость их была выше скорости его реакции. ...Молочно-белое марево окружало волшебников, которые зависли на метле в самом, казалось, центре существа. Едва различимые тени внутри его давали понять, что оно не такое пустое, каким кажется. Здесь было тихо и спокойно, словно... ...словно в кошмарном сне, из тех, где человек долго-долго бредет в тумане, слышит голоса. А потом переходит на бег. И его начинают преследовать кошмары. И только волей собственного разума можно вырваться из этого тумана, сказав себе во сне - "я всего лишь сплю, это только сон". Вот только это было не сном, а было реальностью. И сейчас внутри этого белого существа начало нарастать напряжение, и оно словно стало прозрачнее, явственнее. И тени обрели четкие очертания. И, увидев, что это за тени, Снейп потерял дар речи... Это были студенты, его студенты. Спящие сейчас в своих постелях. Лицо каждой из теней было знакомо ему очень хорошо. Тени, вернее, их хозяева, спали сейчас в замке крепким сном, но был ли этот сон спокойным? Разговаривать было нельзя, и впервые за две ночи Северус возблагодарил небеса за то, что судьба свела вместе двоих сильнейших легилиментов. "Сара", - произнес он, обращаясь к ней на ментальном уровне. " - Я понял, что это...я уверен, что и вы уже поняли, что это такое... Помните, мы говорили о том, что детей что-то страшит, что уровень страха зашкаливает, и никто не может понять, что же навевает этот страх? Мы с вами - в самом центре источников этих страхов. Страшные сны, которые они сейчас видят, лежа в своих постелях, навеяны - этим. То, что дети плохо учатся, не высыпаются, тревожатся, чего-то боятся - это все оно. Оно владеет ими, а питается....а питается их растущим, необоснованным страхом! Понимаете?.. Замкнутый круг, который необходимо разорвать!" Напряжение вокруг нарастало. Необходимо было срочно принять решение, действовать быстро... Проснуться и сказать: это только сон. Мне не страшно. И сделать это - во сне...

Серафина Лейн: Зависшая в воздухе метла резко сорвалась с места и полетела вниз, заставляя девушку крепче сжать руки в замок и закрыть глаза. А ведь в школе она была одной из лучших по Полётам, а сейчас просто боялась высокой скорости и того, что ждало внизу. Хотелось замедлить полёт, или резко сменить направление. Куда угодно, лишь бы подальше. Но было нельзя. На них совести будет, если что-то случится со студентами. Приближаясь к существу, Серафина почувствовала холод и страх. Только страх был не её, а чей-то. Какой-то отстранённый и чужой. Боялось само существо? Вряд ли. Тогда что? Лейн накинула на голову капюшон. Всё тот же детский жест – спрятаться под чем-то: под одеялом, пледом, капюшоном…. Всё та же логика: я не вижу – не видят меня. Девушка наивно полагала, что с существом они будут бороться снаружи. Северус решил иначе и направил метлу прямо в «сердце» белой субстанции. Лейн задержала дыхание, словно погружаясь в воду, хоть это было и не нужно. И, оказавшись внутри существа, издала тихий вздох отчаяния. Она знала что это. Догадки были ещё с самого начала, только «оно» вело себя как-то странно, не как написано в книгах. Но, как известно, теория часто отличается от практики. Это был Кошмар. Да, кошмар, бывает, обретает и вот такие очертания, вполне естественные и от этого ещё более пугающие. Бороться с ним сложно, но возможно. Надежда, безусловно, есть. Серафина нервно моргнула, когда увидела очертания спальни пуффендуйцев и самих её обитателей, мирно спящих на своих кроватях. Она никогда не позволит, чтобы с ними что-то случилось. Никогда. Профессор вздохнула и медленно вынула из кармана мантии свою палочку, крепко сжимая её в руке. Мало ли что может произойти? Неизвестность. Страх. Девушка совсем забыла, о том, что рядом Северус и вздрогнула, когда в голове зазвучал его голос. Легилименция. Полезное, однако, умение. Хоть в чём-то можно поблагодарить отца. Именно он настоял на обучении окклюменции и легилименции, обосновывая это «неспокойными временами». И Лейн, к слову, добилась не плохих успехов, но больше в окклюменции, поэтому такое неожиданное «послание» мигом вызвало головокружение и девушка зажмурилась, стараясь понять, о чём говорит Северус. Ему тоже всё было ясно. Он был более опытным волшебником и начала действий Сера ждала именно от него, поэтому, глубоко вздохнув, ответила: - «Оно подозрительно большое, вероятно из-за не малого количества учеников. Ну что ж, не проблема. Действуем?» - девушка ободряюще улыбнулась мужчине, будто сейчас они стоят не в центре Кошмара, а прогуливаются где-то по саду, и взяла его за руку. Так спокойнее.

Severus Snape: Когда вдруг среди тумана и кошмара его руки коснулась ее рука, такая теплая в самом центре холода, на сердце неожиданно стало спокойнее и даже капельку радостнее. И в этот момент произошло что-то странное. Так, как если бы белый туман полз к ним, и отпрянул назад. Его явственно стало меньше вокруг них, тогда как совсем близко он клубился по прежнему. Снейп удивленно поднял брови, однако, крепче сжал руку Серафины. "Что бы ни случилось - держимся вместе" - послал он ей второй мысленный приказ, и поднял палочку. "Это только морок, это ночной кошмар, и дети - только сны их самих", - мысленно уговаривал себя профессор, нацеливаясь на лица спящих слизеринцев. Ни одному из них, вопреки суровому облику, он не причинил бы зла никогда, да и не только им... Скорее, отдал бы себя за них, сделал бы все, что в его силах, чтобы защитить, и, при всей внешней суровости, никогда не позволил бы кому-то причинить им вред. А сейчас это нечто, что на поверку оказалось Марой, ночным кошмаром, демоном, питающимся человеческими страхами и ими существующим, высасывало из них все хорошее, и подпитывало их страхи, питаясь ими же - и нужно было вложить в сознание каждого из них - любовь, тепло, ласку. Успокоить, согреть. Поиграть немного в Оле Лукойе, раскрывшего над детьми цветной зонтик... "Сара, вы прекрасная девушка, замечательный человек, я уверен, что у вас все получится. Я верю в вас. Соберитесь, соберите все силы вашей души, всю любовь и тепло, которые есть в вас, и вложите в сознание детей... помните сказку о Питере Пэне? Чтобы спасти умирающую фею, тысячи детей по всей земле поверили в фей. Мы должны сейчас заставить их поверить в фей. А феями будут - добро, любовь и тепло. Когда радости станет больше, чем страха, Мара исчезнет навсегда, и, более того, мы поставим блок. Давайте!" - третий мысленный посыл был сильнее остальных, но Сара была сильной волшебницей, и Снейп чувствовал, что она устоит. Тем более, что она сейчас напоминала ему по ее внутреннему состоянию мать, ребенку которой собираются причинить вред. Тигрицы в таких случаях просто рвут обидчика на части.... ...Как сложно было отрывать доски от заколоченной души там, наверху, и вообще, так сложнее в три раза было сейчас, когда пришлось эти доски отрывать, по сути, с кровью, выпуская на волю чувства, ставшие от времени робкими, испуганными и неуверенными - тепло, радость, воспоминания о счастье. Казалось, тень Лили носится рядом с ним, легко касаясь пальцами и направляя палочку в верном направлении: раз - и на лице спящего ребенка появлялась улыбка, тревога исчезала... Любить он никогда не переставал, но эту любовь пора уже было направить и в иное русло, позволить ей ожить... Еще несколько лиц успокоились - и исчезли... Серафина, должно быть, тоже отдавала немало. Лица учеников исчезали и исчезали - им явно удавалось задуманное. ...Но случилось непредвиденное. Мара, почувствовал, что подпитка исчезает, "заглянула внутрь себя" - и взревела на несколько тысяч голосов... Пространство словно взбесилось, и казалось, что еще немного, и оно сожрет волшебников. А лица все исчезали и исчезали. Разговаривать ментально не было смысла. - Сара, держитесь! - прокричал Снейп, направляя палочку на очередное лицо, и крепко сжимая ее руку. - Еще немного, и мы ее одолеем! "О, черт, только если оно не одолеет нас самих.... " - пронеслось у него в голове прежде, чем прилетевшая на полной скорости метла, явно брошенная в них Марой, не влетела ему прямо в голову и не лишила сознания в тот же миг... Палочка выпала из рук, и Снейп упал на землю, тут же скрытый белесым туманом...

Серафина Лейн: Вместе так вместе. Тут иначе никак. Мара вряд ли выпустит их из своих объятий. Из крайности в крайность..... Или всё, или ничего…. Жизнь Лейн часто подкидывала ей ситуации, в которых был именно такой странный и, порой, ненужный выбор. Часто не было чего-то третьего, и Сара выбирала «всё». А иногда и «ничего». Часто ошибалась, но не жалела об ошибках. Никогда. Девушка кивнула и, крепче вцепившись в руку Северуса, направила палочку на тени студентов. Ей никогда не приходилось делать подобного. Понимать руку на беззащитных спящих детей?! Никогда. Вероятно, этим с успехом и пользовалась Мара. Решающую роль сыграл Северус, послав очередное послание, отозвавшееся в голове чудовищной болью, а в сердце чем-то тёплым и важным. Она выдержала, потому что должна. Питер Пэн. Одна из любимейших сказок Лейн. Девушка чуть заметно улыбнулась. Даже в такой ситуации она почему-то могла улыбаться. Искренне и открыто. Улыбнуться в лицо Кошмару. Странно, не так ли? Феи. Они верила в них с ранних лет. «Они же есть, правда?» - задавала Сара в детстве вопрос матери, на что та отвечала загадочной улыбкой и уходила. Юная Лейн понимала это как «Да, наверное». Сейчас эти феи стали ближе, пришли на помощь и были готовы к борьбе за Сказку. Сказку, которая приходила к детям во сне. - «Мы справимся» - ответила девушка и закрыла глаза, направляя палочку куда-то в пустоту. Ей сейчас помогала Сказка. Не так много хороших моментов было в жизни профессора, но они были и выделялись среди серости обыденных дней яркими, сияющими пятнами. Первый бал в Школе, первое приключение с друзьями о котором она до сих пор вспоминает со смехом и лучезарной улыбкой, прогулка с мамой по маггловскому пляжу в обычном платье, в котором она в семейном поместье из комнаты то выйти побоялась, оно было… настоящим, поход в кино. Удивительное творение рук магглов. Сара до сих пор вспоминала меняющиеся на экране картинки из какой-то мелодрамы. Тогда так много Счастья. Незримые феи, тем временем, успешно руководили палочкой Серафины, заставляя отдавать часть доброты и тепла детям, на лице студентов появлялась улыбка и их тени тут же растворялись. Лейн, естественно, понимала, что Мара не даст так просто с собой расправиться. Она почувствовала вмешательство и Сара, отчего то открыла глаза. Феи Добра, Любви, Тепла рассыпались звёздным дождём. Всё произошло за считанные секунды. Метла. Северус. Его рука выскальзывает из ладони Серафины и профессор зельеварения падает без сознания. Вот сейчас девушка испугалась не на шутку. Мара взревела, почувствовав желанный страх. Необходимо было продолжать. Но как можно, когда… дорогой тебе человек лежит у ног без сознания? Девушка зажмурилась и, направив палочку на тень кого-то из студентов, что-то прошептала. Тень замелькала и растворилась. Мара слабела, но в одиночку с ней справиться будет невозможно. У Сары не хватит для этого сил и… Счастья. Девушка без раздумий упала на колени рядом с Северусом и потрепала его за плечо. - Северус, пожалуйста, очнитесь. Падать без сознания в такой ситуации моя прерогатива. Я одна не справлюсь. Прошу вас, - профессор бережно убрала с лица мужчины прядь его чёрных волос. - Мары сейчас не стоит бояться, она слишком слаба, чтобы нанести им существенный вред, да и кинуть в них больше нечем. Метла спокойно лежит рядом, а деревья вырывать это существо не способно… к счастью.

Severus Snape: ...То, куда он провалился, не было полной темнотой забвения. Словно Мара, воспользовавшись его слабостью, проникла в его сознание, и торжествовала там, упиваясь навалившимися воспоминаниями, кошмарами и страхами, которые свойственны сердцу каждому человеку. Мара не знала, что травилась ими. Северус Снейп не умел бояться за себя, и все его страхи были связаны с теми, кто был ему дорог. Тем не менее, она пила их, а он... ...а он не понимал, где находится. Вокруг стелился не белый, а серый, тяжелый туман, придавливая к земле. Наполняясь отравленными любовью страхами, Мара чувствовала, что травится, но не осознавала это, и туман начал темнеть. А там, где находился Снейп, мадленно проплывали перед глазами икаженные образы страхов прошлого. ...И звучали на разные голоса слова Темного Лорда о том, что он собирается убить семью женщины, которую Снейп любил с самого детства. И колоколом в душе отдавались слова Дамблдора "Вы же помните глаза Лили Эванс"... И казалось, что еще немного, и он сам растворится в этом тумане, станет частью его, лишенной разума. Но было в этом сером мареве что-то, что не давало уйти. Какое-то тепло, которое не только удерживало, но и возвращало к жизни. Чьи-то теплые руки касались лица, чей-то голос звал, чье-то сердце билось совсем близко. "Лили..?" - мысленно прошептал Снейп, силясь открыть глаза, но уже произнося имя давно ушедшей женщины, осознал, что это не она, а совсем другой человек. Совсем другой человек, благодаря которому он...еще жив? Медленно, через силу, собрав сознание в кулак, он приоткрыл глаза. Туман вокруг и правда посерел: Мара травилась ложными страхами, и чувствовала это, постепенно сходя с ума. Сознание начало возвращаться стремительно и ясно: если сейчас не сделать что-то сверхъестественное, Мара попросту убьет их, и даже не осознает, что сделала. Убьет их, и разрастется до таких размеров, что страшно подумать, что будет дальше, когда обезумевший морок начнет пить уже не страхи, но те части душ, что способны бояться. Тогда дети начнут сходить с ума, и мир попросту рухнет... Туман становился все темнее и темнее, и лицо Серафины, склонившееся над ним, становилось все менее ясным. Но вокруг них по-прежнему было тепло, и постепенно безумеющий морок словно не мог подступиться к ним, хотя было, безусловно, ясно, что вскоре эта маленькая преграда будет разрушена -и они попросту погибнут. Но сейчас вокруг было тепло, а прямо напротив Снейп только и видел, что глаза Сары... И внезапно он понял. Туман отступил, когда они взялись за руки. Им все удавалось так легко, пока они действовали вместе. И сейчас она была рядом и со всей искренностью своей души, пусть и пряча многое за словами, просила его быть рядом с ней - и туман не мог к ним подступиться. "Лили, ты одобрила бы, я знаю... и прости, что я был таким идиотом.." - тихо обратился Снейп к той, которая, он верил, всегда слышала его. Сцепив зубы, он приподнялся - голова кружилась, удар был сильным. Молча оперся о плечо Серафины - не сильно надавливая, но так, чтобы суметь подняться. Встал, держась за нее. - Акцио, палочка! - произнес он, и буквально в следующее же мгновение палочка скользнула ему в руку. Сжав ее, он почувствовал себя увереннее. Серый туман становился темнее и темнее, и крохотные молнии стали видны на нем, словно на грозовом облаке. Надо решаться... Держа палочку в одной руке, Северус обнял Серафину за плечи, глядя в глаза. - Сара, возможно то, что я сейчас сделаю, покажется вам оскорбительным. Но боюсь, что другого выхода у нас нет, иначе мы погибнем. Мы спасли детей, но Мара не уничтожена, потому что в центре ее - мы сами. И пока мы живы, живы наши страхи. Мы - взрослые волшебники, и если детьми она только играла, то мы... в общем, я уверен, что вы понимаете. И сейчас то время, когда нужно раскрыть все чувства, какие только есть. Только так. Если не поможет, то ничто не поможет. Я хочу сказать вам, что за эти две ночи изменился весь мой мир, изменился - благодаря вам. Небо свидетель искренности моих слов...простите, но говорить красиво я не умею. Простите меня, Серафина... И, не говоря больше ни слова, Снейп поцеловал волшебницу, стараясь вложить в этот поцелуй все, что чувствовал, но не мог сказать. В этот момент, казалось, вокруг все начало взрываться. Молнии словно взбесились и затрещали, и снова взревела Мара на разные голоса. Морок не ожидал такой подлости со стороны потенциальных жертв: демоны больше всего боятся силы любви. Мара умирала, но утащить за собой больше никого не могла. А вокруг стоявших в центре кромешнего ада волшебников образовалась светло-белая сфера, укрывшая их от сошедшей с ума стихии....

Серафина Лейн: Девушка сидела на коленях около Северуса, лежавшего на земле без сознания, и мысленно просила Мерлина, Салазара, Сказочных фей, всех-всех-всех, чтобы произошло Чудо, и он очнулся, как не в чём не бывало, встал и, направив палочку на Мару, закончил начатое. Но он не вставал, даже не шевелился, веки были плотно сомкнуты, а сердцебиение, которое, как не странно, слышала Лейн, было тихим и ровным. Будто он спал. Девушка взяла его руку и посмотрела вокруг. Мара слабела, но не исчезала и Лейн знала почему – из-за них. Они люди и у них тоже страхи и не малые. Мара сейчас подпитывалась именно ими. До сознания дошло тихое «Лили?..» и Лейн взглянула на мужчину. Кто такая Лили Сара понятия не имела, это было не важно, главное он жив и скоро очнётся. Каждая секунда была на счету. Неизвестно, через какое время Мара вновь перейдёт в нападение. - Северус, пожалуйста… - прошептала девушка, вновь убирая волосы с лица мужчины. Он пошевелился и открыл глаза. Девушка, с необычной и, несвойственной ей, нежностью во взгляде, улыбнулась и решила просто помолчать. Восклицания в роде «Ура! Вы живы! Слава Мерлину!» сейчас вряд ли пошли бы на пользу. Но, стало вдруг теплее, и Лейн даже на некоторое время забыла, что они находятся в центре Кошмара. Она всё ещё не выпускала его руку и помогла подняться. Без слов, они, как часто бывает, были не нужны и бессмысленны. Да и Лейн вряд ли могла сказать что-то вразумительное, поэтому просто молчала. Северус был ещё способен сражаться, это радовало и возвращало в сердце надежду. Девушка хотела, было взять его под руку, чтобы в случае чего поддержать, защитить, отгородить от бед. Почему она ощущала к этому человеку такую чуждую ей заботу? Они ведь, по сути, знакомы два дня. Два дня… невероятно как поменялась жизнь двоих волшебников за такой короткий промежуток времени. Для кого-то короткий, а для них двоих это была, наверное, почти целая жизнь. Но он обнял её за плечи, Лейн непонимающе взглянула мужчине в глаза и тут же прочитала в них ответ. Все его слова ловко проникали в самое сердце, заставляя его делать сальто. Девушка, не моргая, смотрела в глаза, стараясь не упустить не единого взгляда, не единого вздоха, не единого слова. Сбивчивость его фраз и детские просьбы о прощении. Он был похож на взрослого мальчика лет семнадцати. Чувства. Значит, были чувства. Волшебница мысленно улыбнулась, всё ещё вглядываясь в почти чёрные глаза мужчины. Она тоже многое могла ему сказать, но это позже. Поцелуй. Да, девушка растерялась. Хотела, было сначала оттолкнуть, убежать, скрыться. Но толку? От себя не убежишь. Поэтому, привстав на носочки, Серафина обхватила волшебника за шею и закрыла глаза, продлевая поцелуй. Что там пишут об этом в книгах? Воздушное, летящее состояние, когда сердце готово взмахнуть крыльями и улететь куда-то на небеса? Они правы. Это был, естественно, не первый поцелуй девушки. Их было не мало за все 26 лет жизни, но этот был…особенный? Почему? – На этот вопрос судьба подкинет ответ чуть позже. Возможно, это было ошибкой, грубой ошибкой, но Лейн жалеть не будет. Никогда. Потому что обманывать себя – было бы самой страшной и недопустимой ошибкой, а значит, она поступила правильно. Что сейчас происходило вокруг, девушка не знала, только смутно слышала какие-то хлопки и раскаты…грома? Они победили, это ясно. Серафина вздохнула и, оторвавшись от губ Северуса, обняла его и закрыла глаза.

Severus Snape: ...Описать то, что он чувствовал, было решительным образом невозможно. Да и необязательно: на то, чтобы обдумать это, время еще найдется. Но сейчас Северус чувствовал, что все, что было до, было прелюдией, игрой в поддавки, ненужным сокрытием чувств и мыслей. Доски оторвались, гвозди отлетели, но вопреки страхам, оттуда, куда они были приколочены, полилась не кровь, а потоки света и силы. Серафина ответила взаимностью, и он это чувствовал, потому что сила, которая собиралась вокруг них, была столь велика, что казалось, сейчас все вокруг просто взорвется: хлопки, взрывы, треск раздавались вокруг них: Мара доживала последние мгновения, и оставалось единственное: добить ее. Осознав это, Снейп с неприятием отметил то, что оказался способен трезво мыслить даже в такой момент... Впрочем, это лишь подтверждало искренность чувств. Серафина, закрыв глаза, прильнула к нему, обнимая, а сам он, открыв глаза, увидел, что вокруг них образовалась защитная сфера, надежно укрывшая их от погибающего демона. Больше всего на свете хотелось вернуться к минувшему мгновению, но нужен был последний шаг. Обнимая одной рукой волшебницу, другой рукой Снейп поднял палочку. Губы его зашептали заклинания, которые он не применял очень давно, потому что не верил в их силу, как не верил в свою способность любить и чувствовать. Белое марево вокруг них напряглось и заколыхалось, собираясь на конце палочки и сияя все ярче и ярче. Мара же, наоборот, замерла, словно готовясь или атаковать, собрав последние силы, или предчувствуя гибель. Впрочем, что бы она ни планировала, ей не было давно свершить задуманное: сорвавшись с конца палочки, вспышка белого пламени, посланная со всей имеющейся у Снейпа силой, поглотила Мару, залив все вокруг слепящим светом... ...И несколько мгновений спустя, когда свет погас, оказалось, что двое волшебников стоят, обнявшись, и мужчина обеими руками укрывает женщину, оберегая ее от стихии, которая уже не относилась к людям ни коим образом. Свет погас, и вокруг воцарилась тишина и темнота ночного леса. Только тревога и страх ушли, словно их и не было. Словно не было ничего. И казалось, будто время замерло, прежде чем Снейп, открыв глаза, огляделся вокруг, и, аккуратно касаясь рукой волос Серафины, прошептал: - Все кончилось, Сара. Слышите? Все кончилось. Мы победили.



полная версия страницы