Форум » Преподавательское крыло » Личная комната профессора Серафины Лейн » Ответить

Личная комната профессора Серафины Лейн

Серафина Лейн:

Ответов - 32, стр: 1 2 All

Sourire: «Значит, все-таки показалось?» На пороге никого не было, в комнате находились только Сурир и профессор Лейн. Последняя смотрела на свою ученицу с нескрываемым умилением, что вызвало недоумение у Сурир. «Я же просто выполняла задание...» Когтевранка всегда даже к самому элементарному и, на первый взгляд, бессмысленному заданию подходила со всей своей серьезностью и ответственностью, слово "халтура" ей было незнакомо. Девочка и не рассчитывала вызвать подобную реакцию у профессора Символогии. «Хм, надеюсь, эта «медитация» была все же для чего-то необходима». Тем временем, профессор Лейн предложила рассказать юному легилименту о ее приключениях о том, что интересного с ней произошло за это время. «Рассказывать или нет? С одной стороны, мне разрешили не упоминать о «делах тайных», но, с другой стороны, смогу ли я хоть что-нибудь утаить?» Сурир подумала, что скрывать что-либо от профессора Лейн все равно бессмысленно, ибо ничего из этого не выйдет: профессор слишком хороший легилимент, а Сурир слишком неопытный окклюмент. Значит, надо рассказывать «страшную и ужасную» историю, произошедшую в когтевранской башне. Об этой тайне немногие знали: разве что Бэзил, Артемий, Сурир - и теперь еще узнает профессор Лейн. «Надеюсь, меня правильно поймут». - Мне приятно, что Вы так высоко оцениваете мои способности, профессор, но я расскажу все как есть, ничего не скрывая. Сурир сглотнула и сделала небольшую паузу неизвестно зачем. Видимо, волновалась. - За то время, что мы не виделись, произошел один интересный случай, о котором стоит рассказать. Я не помню точно, какое это было число... но это и не имеет значения. Ко мне в гости, как обычно, зашел мой кузен Бэзил вместе со своим другом Артемием. Как всегда, мы устроили чаепитие, начали беседу... Как вдруг Бэзил уснул. Ни с того ни с сего. Сначала мы с Артемием не придали этому особого значения, решили, что Бэз просто устал после тяжелого дня. Но вскоре мы поняли, что что-то не так... Воображение когтевранки мгновенно нарисовало картинку того вечера. Вот Бэзил мирно спит в кресле, Артемий сидит в кресле справа и преспокойно пьет чай, Сурир находится в кресле напротив и тщетно пытается разбудить брата. - Бэ-эзил... Ты меня слышишь? Никакой реакции. Вздохнув, девочка поворачивается к Артемию и спрашивает, что он обо всем этом думает. Но когтевранец вконец растерян, собственно, как и сама Сурир, и не знает, что сказать. Чуть позже два ученика обнаруживают на спинке кресла странные знаки, отдаленно напоминающие иероглифы, но это лишь приводит их в тупик и не приносит никакой пользы. Друзья смотрят то друг на друга недоуменно, то на Бэзила – с беспокойством. Тому явно снится что-то крайне неприятное, но что именно?.. Вдруг Сурир поняла, что уже несколько секунд молчит, и как-то виновато посмотрела на профессора. «Наверное, она сейчас увидела все то, что я себе там представила. Все-таки профессор Лейн отличный легилимент, а я даже не попыталась загнать свои воспоминания подальше». - Кхм... В общем, нам не удалось разбудить Бэзила, и тогда я предложила прибегнуть к легилименции, для того чтобы узнать, что именно ему снится, в надежде, что это нам хоть как-то поможет. Сурир внимательно посмотрела на профессора Лейн, ожидая ее реакции. Девочка готова была увидеть недовольство: все-таки легилимент тогда был совсем не опытный... Но зато какой смелый и решительный, готовый рискнуть ради друга!.. Когтевранка уже приготовилась выслушать лекцию по поводу необдуманных поступков, и к каким последствиям они обычно приводят. - Артемий меня поддержал, и мы провели «эксперимент». Надо сказать, небезуспешно... Я имею ввиду, что мне удалось применить легилименцию, и я увидела то, что происходило с Бэзилом во сне. Правда, это практически ничего нам не дало. Сурир рассказывала свою историю в общих чертах, опуская все подробности. Но при желании профессор Лейн наверняка могла «разглядеть» то, о чем когтевранка умолчала: девочка даже не пыталась загнать свои воспоминания подальше. - Скоро Бэзил очнулся сам. Позже мы выяснили, что все дело было в том кресле, на спинке которого Артемий заметил какие-то странные знаки. Честно говоря, я во всех этих символах не очень разбираюсь... «Потому что надо лекции профессора Лейн чаще посещать. Когда я в последний раз выполняла домашнее задание по Символогии? Вот, то-то же». - Я теперь никого не подпускаю близко к этому креслу. Первая моя фраза, когда кто-нибудь заходит ко мне в гости: «Пожалуйста, садитесь в любое кресло, кроме того дальнего», - Сурир еле-заметно улыбнулась. – Мы полагаем, что все дело в тех символах на спинке кресла, но уверенности нет... Может быть, Вы можете как-то прояснить ситуацию, профессор? У Вас есть какие-то предположения, из-за чего могла произойти эта история с моим кузеном? «Второй случай с Джейн приберегу на потом. Сначала разберемся с Бэзилом и этим странным креслом».

Серафина Лейн: – Эти стены никогда не изменятся, – Сара шла привычным путем из кабинета Директора в преподавательское крыло, с интересом рассматривая таблички на дверях. Многих она помнила ещё озорными студентами подготовительного отделения, а кого-то не застала вовсе. Знакомых имен было всё меньше, а вот коридоры были те же, созданные когда-то в том числе и её руками. Привычным (кто сказал, что десять лет достаточно, чтобы забыть, как открывается родная дверь?) движением Лейн повернула ручку двери и дождалась тихого металлического щелчка. Дверной замок заедал и десять лет назад, а сейчас почти совсем рассыпался, хотя профессор просила домовых эльфов Хогвартса привести апартаменты в порядок после её долгого отсутствия. Так рано или поздно на занятия придётся лететь на метле через окно – вот уж триумфальное возвращение. Вошла. В камине приятно потрескивает огонь, на столике у камина ароматный чай. Ждали? Вряд ли. Но в понятие «порядок» у домовиков, помнящих ещё профессора Лейн в молодости, входит и ароматный чай с камином (но не исправный замок, конечно). Скинула обувь, опустилась в кресло и закрыла глаза. Вздохнула. Столько всего здесь было. Что-то ещё будет ли? На рабочем столе – две фотографии, она с мужем и дочкой, а на второй – брат. Торренс давным-давно переехал во Францию и (нонсенс!) счастливо женился во второй раз. История умалчивает, куда делась первая миссис Торренс-Лейн, а Сара никогда и не спрашивала. Открытки друг другу по праздникам (кто бы мог подумать!) – максимум, что брат с сестрой могут теперь дать друг другу. Муж давно покинул замок – некогда грозный профессор Северус Снейп теперь выращивает цветы в своём поместье и, похоже, тоже по-настоящему счастлив. Они видятся реже, чем хотелось бы Саре, но у каждого так или иначе свой путь. И у кого-то он делает неожиданные повороты.



полная версия страницы