Форум » Преподавательское крыло » Кабинет Защиты от Тёмных Искусств (Aмикус Кэрроу) » Ответить

Кабинет Защиты от Тёмных Искусств (Aмикус Кэрроу)

Hogwarts: Локация создана в рамках РПГ-турнира "Назад в 1997" Кабинет Защиты от Тёмных искусств располагается на третьем этаже. Профессор ЗОТИ - Амикус Кэрроу.

Ответов - 39, стр: 1 2 All

Айфери Крис: Айфери придвинулась ближе, чтобы наверняка понять план. Итак, нужно незаметно зайти, расставить ловушки и уйти, не менее незаметно. Если что-то пойдёт не по плану, нас предупредят. Вроде, не так уж и страшно. Погодите, расставить ловушки? Последний раз когтевранка устраивала подобную западню пару лет назад, дома, в Лондоне, и ту бомбу не нужно было настраивать на безмозглого тролля. Ладно, вряд ли это намного сложнее. - До скорой встречи! Фред накинул на себя, Айфери и Соланж мантию-невидимку и все трое пропали из виду. Через мгновение исчезли и Фред с Милли, и обе незримые группы выскользнули из Выручай-комнаты. Было до крайности непривычно передвигаться по замку вот так, невидимкой. Казалось, что вот-вот кто-нибудь заметит выпорхнувшую из-под мантии ногу, и всей затее конец. В общем-то, и без этого без приключений не обошлось. Чего только стоил Филч, прогуливающийся по коридорам. Миссис Норрис наверняка нас учуяла. А профессор МакГонагал? Порой девушка думала, что она видит любую мантию-невидимку насквозь. И везде студенты! Особенно напрягла девушку стая слизеринцев, которая (как показалось Айфи) чуть не сбила из с ног. Может, стоило отказаться? Хотя… нееет! Такую возможость нельзя упускать. Пятикурсница отогнала совесть и здравый смысл подальше – не хватало ещё, чтобы они испортили эту минутку безумия. В целом, никаких правил я не нарушаю. Их нарушают Кэрроу, а мы мешаем Кэрроу. Значит, всё в порядке. И вряд ли в этой милой коробочке что-то опасное, правда? - А вот кстати, насчёт того, как зарядить бомбы... Нам надо будет найти в кабинете что-то, чем Кэрроу часто пользуется... а если где-то его волос валяется, то вообще всё в разы упрощает дело! - Волосы? С этим у Амикуса доволько сложно. Их у него в носу больше, чем на голове. Из того, что я помню, есть только, хм, указка. Да и в шкафах у него что-то должно лежать наверняка... - Там есть комнатка наверху. Не знаю, пользуется ли он ей, но если да, то в ней много его вещей. Может, там и вещи Алекто завалялись. На случай, если она зайдёт навестить брата? Незримая троица уже приближалась к кабинету Защиты, когда Соланж неожиданно спросила: - Фред, а как вы пробрались в Хижину? Оттуда есть какой-то безопасный ход... наружу? Наружу? Зачем Соланж это знать? Может, она просто беспокоится за близнецов? Или хочет сбежать отсюда? Так легче после Рождества не возвращаться. В любом случае, это не моё дело. Вот и заветная дверь.

Hogwarts: *** (Линия Джорджа и Милисенты) Джордж всё это время, пока оба направлялись в сторону кабинета ЗОТИ, внимательно слушал Милисенту. Разумеется, кардинальная смена её настроения не смогла быть незамеченной. Хотя голос звучал достойно и ровно, внутреннее ощущение отомстить прекрасно ощущалось у О'Лири. Особенно локоть, который крепкой хваткой сжимала когтевранка, это определённо чувствовал. Когда прошли мимо мантии-невидимок слизеринцы и Милисенте ещё крепче ухватилась за близнеца, тот стал складывать 2+2 и постепенно начал догадываться, что к чему. Отвечать Уизли, однако, не торопился, что-то обдумывая. - Милли, - прозвучал серьёзный полу-шёпот Джорджа, - - вылить на чью-то голову драконьи выделения с пряным ароматом навоза всегда душераздирающее зрелище, но и эти шалости нужно использовать с умом. Кто и их даже не достоин, - близнец приподнял уголки губ, - и, мне кажется, твоя обидчица недостойна не только наших уникальных вредилок, но и твоих эмоций... Смотри на своих врагов с улыбкой и всегда будешь выше их, - Джордж опустил взгляд на Милли, остановившись, - даже с твоим ростом. И, кстати, мы уже дошли *** (Линия Фреда, Соланж и Айфери) - Фред, а как вы пробрались в Хижину? Оттуда есть какой-то безопасный ход... наружу? - Трансгрессией, - коротко ответил Фред, сохраняя максимальную бдительность под мантией-невидимкой, чтобы не дай Мерлин на кого наткнуться, - но насколько этот ход останется безопасным - большой вопрос. Возможно, скоро по всему Хогсмиду и за его пределы будет работать воющая сирена, которая будет оповещать о незваных путниках, и тогда уже вредилки доставять таким образом точно будет не целесообразно. Затем близнец вопросительно покосился на Деллингхейм, - не уж что сбежать собралась из этого дурдома? Троица приблизилась к кабинету. - Там есть комнатка наверху. Не знаю, пользуется ли он ей, но если да, то в ней много его вещей. Может, там и вещи Алекто завалялись. На случай, если она зайдёт навестить брата? - Да, гениально! Девочки, нужно, чтобы кто-то из вас.. или двое сразу нашли что-нибудь принадлежащее Амикусу. Если там случайно и зуб Алекто залежался, то, считайте, сегодня наш день! *** (У двери в кабинет) Фред сквозь мантию-невидимку легонько трижды хлопнул по плечу Невилла (как оба договорились ранее в Выручай-Комнате между собой). Это был сигнал. Всё поняв, Невилл скомандовал спутникам занять свои позиции. Через несколько секунд Финниган и Эббот заняли безопасную позицию, якобы непринуждённо беседуя о чём-то своём, подперев плечами спину, а на деле внимательно следя за проходящими. К сожалению, в коридоре находилось несколько учеников, поэтому, чтобы незаметно отворить дверь, надо было воспользоваться порошком мгновенной тьмы. Невилл как бы невзначай погрузил коридор в мгновенную тьму, и, во время этой суматохи (так как ученики и мимопрохожие от внезапной слепоты закричали) все находящиеся под мантиями-невидимками проскользнули в кабинет. Дверь закрылась, кабинет пустой... но не та самая каморка наверху. - Алекто, ты? - раздался громкий голос Кэрроу из присоединённой к кабинету комнаты. Не дождавшись ответа, однако отчётливо услышав звук хлопнутой двери, Амикус вышел на ступеньки и вопросительно осмотрел пустое помещение. Никого не было. Спустившись окончательно вниз в кабинет, Кэрроу услышал возглас учеников в коридоре, и твёрдой походкой направился в сторону двери, чтобы узнать, кто это смеет баловаться с дверью и какого Салазара в коридоре происходит. Амикус Кэрроу вышел, оставив полуприкрытую дверь кабинета. Невилл и компания заметили пожирателя и, хоть не ожидали такого поворота событий, тут же скооперировались и заставили Кэрроу взять след порошка мгновенной тьмы, отдаляя его от кабинета. Эббот тем временем передала сообщение по фальшивому галлеону о том, что Невилл отвлекает Амикуса и в распоряжении близнецов есть максимум минут десять. Милисенте, Фреду и Джорджу пришлось активно распаковывать чудо-коробку. Омелу (плоды которой являются самыми настоящими взрывчатками из гоблинского навоза) следовало прикрепить на видное место, а также расставить ровно десять рождественских сапогов, которые выкрикивали не особо культурные высказывания. Мигающие гирлянды (которые работают по принципу заклинания Incarcerous) неплохо бы развесить по стенам. Соланж и Айфери было поручено найти вещь Кэрроу и вложить её во все вредилки, а также помочь с оставшимися рождественскими "украшениями". Следующий круг: Милли-Айфери-Соланж

Милисента О`Лири: Сдвинув брови, Милисента слушала глубокомысленную тираду Джорджа: - Милли, вылить на чью-то голову драконьи выделения с пряным ароматом навоза всегда душераздирающее зрелище, но и эти шалости нужно использовать с умом. Кто-то и их даже не достоин. И, мне кажется, твоя обидчица недостойна не только наших уникальных вредилок, но и твоих эмоций. Когтевранка досадливо хмыкнула. Разумеется, Винд ее недостойна. И в особенности она не достойна Натаниэля. Милисента не собиралась тратить на нее свои нервы и эмоции: в ее планы входил только единоразовый акт мести. Исключительно в поучительных целях, ибо вешаться на чужих молодых людей – некультурно. Нашла, к кому обращаться за помощью в налаживании личной жизни! Еще спросила бы его, какое платье надеть на свидание! - Смотри на своих врагов с улыбкой и всегда будешь выше их. Даже с твоим ростом. И, кстати, мы уже дошли. - Семикурсница ощутила, как в ней борется желание кинуть в Джорджа чем-то тяжелым и желание рассмеяться: невысокий рост Милисенты был одной из любимых тем для шуток Уизли в ее адрес. В конце-концов самоирония и чувство юмора (а так же отсутствие в обозримой близости тяжелого предмета) победили и девушка с достоинством хмыкнула, просверлив Джорджа невозмутимым взглядом. Ряд отвлекающих маневров был выполнен безупречно, и Милисента с Джорджем тенью скользнули в пустой кабинет. - Алекто, ты? Пустой? Как бы не так. Милисента почувствовала, как ее внутренности свернулись в тугой клубок. Наглости ей было не занимать, но где-то в глубине души жил страх нарваться по-настоящему, который эта самая наглость и бравада и призваны были прикрывать. Пальцы Милисенты вновь сомкнулись на многострадальном локте Джорджа. Забыв, как дышать, девушка завороженным взглядом проводила Амикуса. Галлеон нагрелся, проинформировав, что у них есть около 10 минут. Выскользнув из-под мантии, Милисента с Джорджем отправились распаковывать волшебную коробочку с подарками: коварные гирлянды, поющие рождественские носочки и… они. Омелы с гоблинским навозом. На уроках маггловедения Алекто им рассказывала, что в любой уважающей себя чистокровной семье должна быть хоть одна реликвия, произведенная гоблинами. Когтевранке стало даже жаль, что эта благородная леди едва ли оценит этот изысканный помет гоблинской работы. Взяв на себя ответственность за музыкальное сопровождение и иллюминацию, Милисента стала развешивать по кабинету носки с подарками и украшать стены гирляндами, в то время, как Фред и Джордж возились с бомбами: их предстояло еще активировать, настроить отлагательное заклинание (чтобы они не взорвались сразу по возвращении Амикуса) и, собственно, настроить на этого самого Амикуса. Пара минут – и вот на стенах кабинета весело подмигивали разноцветные огоньки. Милисента бросила взгляд на носки: их было достаточно много, а времени – достаточно мало. Одна она явно справиться не успеет. Да и Соланж от восторга (еще бы – уникальные навозные бомбы, да еще и Джордж!) сейчас затопит кабинет слюнями. Милисента ощутила сожаление относительно того, что тазик остался в Выручай-комнате. Что же, если у нее личная жизнь в последнее время не ладится, то почему бы не сделать так, чтобы она наладилась у кого-то другого? Ой, ладно, Милисенте просто хотелось побесить Дельгнейхейм, а что может быть лучше, чем в очередной раз дать ей понять, что от нее не укрылось, как она смотрит на Джорджа? Да еще и оставить ее наедине с ним и Фредом. О да, Милисента очень любила бесить людей и, чего лишний раз скромничать, у нее неплохо получалось. - Айфери, поможешь мне развешивать носочки? – не дожидаясь ответа, семикурсница сунула в руки Крис половину носочков. – Я украшаю эту стену, а ты – ту. Смотри, чтобы все было симметрично, красиво и аккуратно, - наставительным тоном Милисента выдала Айфери ценные указания. Семикурсница поймала взгляд Соланж и послала ей очаровательную, понимающую, задушевную улыбку. Джордж и навозная бомба. Навозная бомба и Джордж. А как прелестно он хмурит брови, когда накладывает на нее активирующее заклинание! А как ловко его пальцы закладывают в детонатор зубы Амикуса. Наслаждайся, мое милое летнее дитя! Другого шанса может и не быть. Только, ради Мерлина, держи себя в руках – я оставила свой тазик в Выручай-комнате. И у меня нет с собой спасательного жилета, а утонуть в твоих слюнях прямо перед рождественскими каникулами мне не хочется. Снисходительный взгляд. Неприкрыто-ехидная ухмылка. Ангельское выражение лица. - Айфери, следи за симметрией и развесь их по цветам от теплого спектра к холодному! Мы ведь хотим, чтобы Рождество обожаемых профессоров прошло идеально, правда? – подхватив пятикурсницу под локоть, Милисента принялась ей показывать, в каком порядке следует развешивать носочки.

Айфери Крис: Коридор погрузился в темноту. «Это, видимо, Невилл,» - подумала Айфери. Чем ближе она подходила к кабинету, тем сильнее волновалась. Воспользовавшись суматохой, вся группа прошмыгнула в кабинет. Теперь безопасно? Как бы не так… - Алекто, ты? – из коморки наверху донёсся грубый голос, а через секунду появился и его обладатель. Ужас подступил к горлу, сердце ушло в пятки. Сейчас заметит! На секунду когтевранка забыла, что надёжно укрыта Мантией-Невидимкой. К счастью, взгляд Амикуса не задержался на троице, и Кэрроу вышел из кабинета. Ребята скинули мантии. Айфери глубоко вздохнула. Всё самое страшное уже позади. Теперь быстро всё расставим, и можно бежать. Амикус вышел, значит комната наверху пуста. Не раздумывая, пятикурсница поднялась по лесенке и очутилась в до крайности неприятном помещении. Раньше ей никогда не приходилось бывать здесь, но девушка была уверена, при прошлых преподавателях это помещение выглядело куда приятнее. Сейчас комната как будто вся пропиталась омерзительным духом Кэрроу. Впрочем, времени осматриваться не было. Девушка окинула взглядом письменный стол: какие-то книги (он умеет читать?), пара перьев (и писать?), гора мусора и всяких безделушек. Вряд ли он этим часто пользуется. На спинке рядом стоящего стула висело что-то отдалённо напоминающее одежду. Айфи брезгливо подняла балахон и подошла к двери. - Это подойдёт? Не без удовольствия когтевранка оторвала от тряпицы несколько лоскутков и поспешила вниз. - Айфери, поможешь мне развешивать носочки? Я украшаю эту стену, а ты – ту. Смотри, чтобы все было симметрично, красиво и аккуратно. Пятикурсница схватила носки и, стараясь следить за симметрией, стала наскоро развешивать их на стене. Ей казалось, что в кабинет вот-вот влетит разъярённый Амикус, который понял (мало ли), что они задумали нечто ужасное. И тогда нам всем конец. Он успеет заметить Фреда и Джорджа. Может, им стоило остаться под мантиями? Снегг, вероятно, будет в ярости. Обыщет каждый уголок замка, обнаружит Выручай-комнату, и ход наружу, уничтожит все запасы вредилок, а всех членов ОД исключит. - Айфери, следи за симметрией и развесь их по цветам от теплого спектра к холодному! Мы ведь хотим, чтобы Рождество обожаемых профессоров прошло идеально, правда? - Разумеется… Вся подпольная организация на грани уничтожения, а она думает о цветовой гамме!

Соланж Деллингхейм: - Трансгрессией, - прозвучал лаконичный ответ Фреда, - но насколько этот ход останется безопасным - большой вопрос. Возможно, скоро по всему Хогсмиду и за его пределы будет работать воющая сирена, которая будет оповещать о незваных путниках, и тогда уже вредилки доставять таким образом точно будет не целесообразно. Не уж что сбежать собралась из этого дурдома? - Нет, - Соланж слегка мотнула головой, крепче прижимая коробку с вредилками к груди. - Пока нет. Простое любопытство. Что ж, она и так не особо рассчитывала на возможность так легко уйти отсюда, хотя слова Фреда разочаровали её. Пожиратели всё крепче натягивали поводок, и теперь даже если бы она научилась трансгрессировать, то устроить себе незапланированные каникулы уже не удастся. Разве что сирену по каким-то причинам так и не установят. И как же в таком случае они собираются доставлять им вредилки? Выходит, может статься так, что эта партия последняя? И Фред с Джорджем больше не смогут пробраться в замок... Весь путь до кабинета Защиты они преодолели без помех и теперь дверь была от них всего в двух шагах. Соланж максимально сосредоточилась: главная часть операции началась. Фред через мантию-неведимку похлопал Невилла по плечу и через неколько мгновений на коридор опустилась кромешная тьма. Троица незаметно прошмыгнула в кабинет. Пустой. - Алекто, ты? Нет, не пустой. Амикус спустился из своей коморки и стремительным шагом направился к выходу из кабинета. Не дышать, не двигаться. Ох как не хотелось сейчас попасться Амикусу на глаза. Хоть мозгами Соланж и понимала, что под мантией-невидимкой их не видно, ей казалось, что вот сейчас Кэрроу повернёт голову в их сторону, и всей их авантюре придёт конец. А если он увидит близнецов? Напрягшись всем телом, Соланж проводила пожирателя до двери пристальным взглядом. Амикус вышел. Мантия больше не скрывала их, а потому Соланж, вручив коробку с вредилками Фреду, стремительно взлетела по лестнице в коморку Амикуса. Первый и последний раз когтевранке удалось побывать в этом помещении два года назад, на третьем курсе. Тогда Амбридж пыталась вынудить её выпить отвратительно-сладкий чай, который ей, возможно, и удалось бы заставить Соланж влить в себя, если бы не атмосфера кабинета, которая была ещё тошнотворнее, чем кофточка Долорес, связаная, по всей видимости, в тон розовым шторам в классе. Тогда в коморке витал отвратительный приторный запах духов, которые так сильно ударили в нос Соланж, что у той скрутило живот. Со стен раздавался ужасный кошачий писк, а в глазах рябило от обилия розовых подушечек, кресел и даже книг в мохнатых малиновых переплётах. Соланж начала было отпивать чай, как вдруг самый жирный и самый уродливый котёнок на тарелочке прямо напротив неё решил вылизать свой хвост. Когтевранка прыснула, одарив Жабу освежающим сладким душем. В тот день она так ничего Амбридж и не рассказала. Сейчас каморка разительно изменила свой облик. Разве что запах остался таким же отвратительным. Только теперь пахло не духами, а какой-то гнилью. Подскочив к столу, Соланж стала дёргать ручки ящиков, в надежде найти что-нибудь подходящее. Ее взгляд упал на захламлённую столешницу, посреди которой, на вершине горы с мусором, возвышалась фотография. На ней Амикус (волос на котором было значительно больше, чем сейчас), старательно улыбался во все свои 32 желтых зуба, а рядом Алекто, разодетая в какое-то платье с кружевами, разъяренно скрежетала зубами и (очень незаметно) пихала брата в бок. Рядом с фотографией стоял стаканчик, в котором плавали белые отполированные волшебные зубы. Так вот почему у него такая светлая белоснежная улыбка! А я все гадала, почему от такого количества ругательств у него весь рот не почернел. - Это подойдёт? Оторвав умиленный взгляд от колдофото (её чуть не стошнило) и зубов, Соланж посмотрела на Айфери. В руках у неё был балахон Амикуса. - Вполне. Девушка коротко кивнула и, при помощи волшебной палочки выудив челюсть из стакана, отправилась вместе с сокурсницей вниз. Внизу Соланж встретила не предвещающая ничего хорошего очаровательная улыбочка Милисенты. Нет, ухмылочка. Наглая, отвратительная, ехидная, тошнотворная... Нет, ну как тут можно остаться спокойной?! Как не подойти прямо сейчас, не выдрать пару клочьев из волос этой канарейки и не засунуть их ей прямо в одно место? Нет, не подойти. Потому что близнецы уже разворачивают навозную бомбу и им нужен фрагмент Кэрроу. Вкладывая зубы Амикуса в ладонь Джорджа, Соланж почувствовала, как её сердце сначала подскакивает к горлу, а потом резко опускается вниз. Сколько бомб, сколько подушек-пердушек прошло через эти ладони - это невообразимо! Даже сам Мерлин не взялся бы назвать точного числа! Присев рядом с Джорджем, Соланж стала помогать ему активировать навозную бомбу. ...Омела! Невероятно, вот оно, изобретение, достойное Ордена Мерлина первой степени. Интересно, и где они достали столько гоблинского дерьма? Наверное, у них связи в Гринготтсе почище, чем у каких-нибудь Малфоев! Вот стали бы гоблины добровольно делиться с ними таким сокровищем?.. ...А как точны, отработаны движения его рук, как он сосредоточен на своей работе. Как хмурятся его брови. Невероятный взгляд. Голубые глаза сверкают в предвкушении... ...Ого! А это что за механизм? Да там целая лаборатория! Восхитительно! Какая тонкая работа, какие идеальные листочки, и как много в них помещается навоза... ...А как он повзрослел! От юношеской нескладности не осталось и следа. И как она раньше могла не замечать, что он так красив? Как великолепны эти рыжие волосы, этот веснушчатый нос и морщины, говорящие о том, как часто он смеется... ...Только если бы можно было увидеть своими глазами, как Амикус погружается в реки отходов гоблинской жизнедеятельности! Она и так упустила радость полюбоваться на Алекто, и тут снова придется довольствоваться простым знанием и разъяренными физиономиями Кэрроу за завтраком... ...О, а как он улыбается... Соланж в очередной раз осознала, что не может решить, куда ей смотреть: на навозную бомбу или на Джорджа? Оба объекта ее внимания приводили когтевранку в абсолютный восторг. И в очередной раз она одёрнула себя. Почему присутствие Фреда Соланж совершенно не волновало, а Джордж, хоть и был как две капли воды похож на своего брата, заставлял её нервничать? Нет, близнецы хоть и были одним целым, каждый представлял из себя неповторимую индивидуальность. И Джордж был особенным. Даже выглядел по-другому. Поймав очередную ехидную ухмылочку О'Лири, Соланж послала ей уничтожающий взгляд и незаметно для близнецов провела большим пальцем по горлу, намекая, что Милисенте конец, если она продолжит окидывать их с Джорджем таким многозначительным взглядом. А вдруг они заметят? Они ведь могут всё неправильно понять. Чего вообще добивается эта выскочка?! Что она себе возомнила? Ей не нравится Джордж!! Отвернувшись, Соланж фыркнула полностью сосредоточилась на установке ловушки.

Hogwarts: Близнецы тоже не ожидали, что Амикус Кэрроу последние дни перед каникулами проводил в кабинете, и поэтому, увидев врага собственными глазами, на мгновенье впали в оцепенение. И Фред, и Джордж сейчас обращались к Мерлину, дабы не столкнуться друг с другом под мантиями-невидимками и тем более не дать возможности Кэрроу наткнуться на невидимок. Оставалось только примкнуть к стене и ждать дальнейшего развития. К счастью, Амикус сам вышел из кабинета, а послание от Ханны Эббот через фальшивую монету известило, что остальные взяли Кэрроу на себя и шанс проделать то, что близнецы планировали не один день, всё ещё есть. Оба стащили с себя и других мантии-невидимки и тут же принялись за дело. Работа началась. (Несколько минут спустя) - А ну-ка, - Фред, оторвавшись от украшения кабинета ловушками, с любопытством покосился на лоскуток ткани, которую принесла Айфери, и осторожно его забрал у когтевранки. Тот покрутил его в руках и в конце концов принюхался, тут же скорчив рожицу, будто бы сейчас его нос вдохнул запах самого отвратительного предмета во Вселенной. Разумеется, Фред утрировал и лоскут ткани ровным счётом ничем не пах, и тем не менее... - Сто баллов Когтеврану! Отлично, Айфи, это более чем подойдёт! - с довольной гримасой Фред по-дружески легонько потрепал головку пятикурсницы и принялся внедрять лоскут ткани в в ловушку при помощи магических манипуляций. - Зубы?!?! Нет, серьёзно, у него в кабинете валяются зубы??? Может, ему на самом деле уже за сто лет и за (хоть и уродливым), но довольно молодым лицом скрывается дряхлый пирог? - Джордж не скрывал своего удивления и восторга, когда взял в руки челюсть, предоставленная Соланж. Нет, в этот день ему определённо везло, а значит и завершение работы было близко. Улыбнувшись, близнец Уизли потрепал Соланж за рыжую макушку и кивнул в сторону ловушек, дабы та ему помогла расставить ловушки до конца. Тем временем, Джордж отколол маленький осколок зуба и быстро поднялся наверх в каморку, возвращая челюсть на место. Затем, шустрым бегом возвращаясь к работе. добавил. - Конечно, было бы забавно всем ученикам увидеть настоящие зубы Амикуса, но, за каникулы, он сможет сделать себе ещё один экземпляр. Поэтому, как-нибудь, сможете выкрасть этот чудесный экспонат в более подходящий день. - Кстати, сегодня был По-о-о... радиоэфир? Мы его к великому сожалению не услышали. Кто выступал и о чём речь была, не знаете? - внезапно спросил Фред, чуть понизив инстинктивно голос и предварительно покосившись на дверь. Что сказать, близнецы были если не самыми, то, по крайней мере, одними из самых преданных слушателей, по возможности отслеживая каждый эфир. Одна из причин была в том, что близнецы планируют в недалёком будущем самими встретиться с Ли Джорданом и побывать в качестве участника не радиоэфире. Другая же причина была в том, чтобы убедиться, что не дай Мерлину в числе жертв были имена родителей, сестрички Джинни, Гарри, Гермионы и, конечно же, братца Ронни... Через пару минут всё было готово: кабинет светился в переливающихся огоньках, по периметру стену украшали рождественские сапоги, а очаровательная омела свисала с потолка. - С рождеством, Амикус! Близнецы довольно улыбнулись, приобняв друг друга за плечи, наслаждаясь прекрасной работой. Однако, фальшивая монета вновь нагрелась и это означало, что надо было возвращаться обратно - в Вручай-Комнату, а там уже, попрощавшись со всеми и в особенности с Джинни, вернуться обратно в убежище. - Хорошо поработали, неправда ли? Вот вырастите, война кончится и добро пожаловать работать ассистентами к нам в магазин! - Фред и Джордж задорно подмигнули. - А теперь, уматываемся! - с этими словами Джордж накрыл мантией-невидимкой себя и Соланж, оказавшаяся в удобной близости, а Фред - Милисенту и Айфери. Все благополучно отправились обратно. Завершающий круг постов: Милли-Айфери-Соланж

Милисента О`Лири: Милисента, увлекшаяся выдачей Айфери ценных указаний относительно того, как правильно развешивать носочки, соблюдая все законы сочетаемости цветов холодного и теплого спектра и всех предписаний древней китайской магии Фен-Шуй, даже не сразу заметила находку Соланж. - Вставная челюсть, серьезно? – прыснула когтевранка. – Может быть, прихватим ее с собой и сделаем из его зубов рождественскую гирлянду, которой украсим выр… наше место? Когда они с Айфери, наконец, закончили развешивание носочков, Милисента методично поправила каждый из них (чтобы, ни дай Мерлин, не была нарушена симметрия) и, скрестив руки на груди, с интересом наблюдала за манипуляциями близнецов. Нет, разумеется, это было прикрытием и ее гораздо больше занимали капающие на преподавательский стол слюни Соланж. Семикурсница хихикнула, прикрыв рот ладошкой – вероятно, со стороны это выглядело как если бы она из последних сил сдерживала в себе желание воспользоваться тазиком, который оставила в Выручай-комнате. Семикурсница давилась смехом, из последних сил сдерживая себя от того, чтобы не расхохотаться в голос. Нет, она, в общем-то, ничего не имела против влюбленных девушек (собственно, она сама была представительницей их лагеря). Вероятно, будь на месте Дельнейгейм кто-то другой, она бы отнеслась с пониманием. Но, серьезно, сколько ехидных шуточек она отпускала в их с Натаниэлем адрес, сколько раз имитировала, что ее сейчас стошнит, стоило им только посмотреть друг на друга. И вот сейчас эта женщина смотрит на Джорджа, а в ее взгляде читается явное желание затопить слюнями все и вся! Нет, меня точно сейчас стошнит! Милисента титаническим усилием подавила в себе очередное желание расхохотаться в голос и закрыла лицо руками, вздрагивая от все еще сдерживаемого смеха. - Ой не могууу!.. - выдавила из себя когтевранка и, сгребя Айфери в охапку, захихикала, уткнувшись ей в плечо. По щекам потекли слезы, а смех, почувствовав, что ему дали волю, стал рваться наружу с утроенной силой. - Простите, - очередным усилием воли взяв себя в руки, Милли отпустила беднягу Крис (а то вдруг еще напугает ее и лишит Отряд нового участника) и перевела взгляд на потолок. Но трогательная слюнявая картина так и притягивала к себе взгляд. - Мерлин… Дельхней.. – даже в адекватном состоянии выговорить фамилию Соланж было непростым делом, а тут еще такое… Ладно, Милисента просто очень любила коверкать чужие фамилии. - Соланж, смотри, чтобы ты случайно не настроила бомбу на себя, а не на Амикуса, а то будет у вас гоблинская романтика! – икнула Милли, утирая струящиеся по щекам слезы смеха. О`Лири в принципе никогда не отличалась особой тактичностью, предпочитая говорить, что думает, а не думать, что говорит. Тактичность и дипломатия – удел Натаниэля. - Простите, - без ноты сожаления выдавила Милисента, вновь сотрясаясь в приступах синдрома Лаванды Браун. Вот уж кто был бы в восторге от этой трогательной сцены! - Кстати, сегодня был По-о-о... радиоэфир? Мы его к великому сожалению не услышали. Кто выступал и о чём речь была, не знаете? – раздался голос Фреда и, Милисента, почувствовала будто бы ее окатило холодной водой. Мысли опять унеслись к тем двум старшекурсникам. - Был, - коротко ответила Милисента, - опять дементоры. Еще был новый ведущий, - кабинет Амикуса был не самым подходящим местом, чтобы обсуждать в нем очередной выпуск «Дозора», - потом расскажем. Наконец, все приготовления были завершены, и омела радостно качалась под потолком кабинета Амикуса, только и ожидая того, как бы щедро окатить его порцией гоблинского сами-знаете-чего. - С рождеством, Амикус, - в один голос выпалили близнецы и Милисента им улыбнулась. - Счастливого Рождества, профессор! – Милли отсалютовала воображаемым бокалом сливочного пива. Взгляд вновь упал на стоящую рядом с Джорджем Соланж и Милисента вновь ощутила, как ее разбирает смех. В это же время нагрелась фальшивая монета, что означало, что пора сматываться. Оказавшись под мантией между Фредом и Айфери, Милли ухватилась за локоть Уизли и крепко сжала ладонь Крис – для нее подобные вылазки были впервые, а, значит, ее нужно приободрить и проконтролировать, чтобы не отстала или чтобы из-под мантии случайно не выглянула какая-нибудь ее конечность. Стоп, серьезно, Джордж под одной мантией с Соланж?! Ну все, больше мы его не увидим, если только у него нет слюнеустойчивого спасательного жилета! - Бедный Джордж, - сквозь смех выдавила Милли. Да, тактичность явно не была самой сильной ее стороной. Бесшумно выскользнув из кабинета, троица направилась по все-еще-пустому коридору в сторону лестницы. В любую секунду здесь мог появиться Амикус, а, значит, нужно было соблюдать предельную осторожность.

Айфери Крис: - Зубы?!?! Зубы?! Ладно, то, что у него есть запасные зубы ещё не так страшно. Но он сейчас ходит по коридору без зубов?! Это открытие чуть не стоило Айфи неровно повешенного носка, но, к счастью, Милли была рядом и всё контролировала. - Кстати, сегодня был По-о-о... радиоэфир? Мы его к великому сожалению не услышали. Кто выступал и о чём речь была, не знаете? Ну конечно, они же опоздали. Если честно, Айфери удивлялась, почему близнецы не вели эфир. Это было бы в их духе, тем более, они дружили с Ли. Хотя, в таком случае они не успели бы к нам. Наконец, вся работа была завершена. Кабинет полностью готов к Рождеству, не хватало только Санта Клауса. Лысого беззубого Санта Клауса. - С рождеством, Амикус! - Приятного праздника, пятиног тупоголовый… - Хорошо поработали, неправда ли? А теперь, уматываемся! Айфи нырнула под мантию и тихо вышла из кабинета. Вот и всё. Всё… хорошо. Даже странно… Ни на кого не наткнулись, не попались. Всё прошло… безупречно. Поразительно! Я заминировала кабинет! Родители меня убьют… Когтевранке даже не хотелось посмотреть на результат, взглянуть на лицо Кэрроу. Впервые она так сильно нарушала правила. Впрочем, правила, написанные негодяями, за правила не считаются. Так что мои руки чисты. Сегодняшний день выдался очень странным, начиная от небольшой дуэли и заканчивая набегом на кабинет ЗОТИ. Уже завтра она будет дома. Сидеть у камина, пить горячее какао и смеяться над выходками совёнка Рикки. Может, это и идеально, но после каникул она вернётся в Хогвартс. Эта перспектива заиграла новыми красками. Она вернётся в Выручай-комнату, отправит внокаут пару манекенов, вычитает всю литературу, послушает вместе со всеми Поттеровский дозор, заведёт новых друзей, в конце концов. А может, установит ещё пару бомб? Лишняя доза адреналина ещё никому не мешала. Хотя, Айфери ещё надо было отойти от этой вылазки. Вновь почувствовать себя маленькой серой занудой в этом большом страшном мире…

Соланж Деллингхейм: Восседая за преподавательским столом, как императрица на троне, Соланж и в половину не чувствовала себя так уверенно, как старалась выглядеть (а она подозревала, что получается плохо). Ей было поручено перепроверить, все ли настройки бомбы проведены правильно и надежно ли закрыт детонатор, но вместо этого она, как загипнотизированная, уставилась на копающегося в коробке Джорджа, автоматически перебирая в руках лепестки омелы. На ее лице застыла странная задумчивая улыбка. Она не заметила, как подпёрла подбородок рукой.  - Ой не могууу!.. - раздался жалобный стон Милисенты. Когтевранка, не скрываясь, тихо ржала в Крис. Соланж неожиданно вспомнила, кто она и где находится и, дернувшись, быстро перевела взгляд с Джорджа. В который раз за сегодняшний день она краснеет? Второй? Третий? Десятый? А ведь раньше единственная причина, по которой у рыжей пятикурсницы наливался румянец на щеках, был мороз! Соланж злобно зыркнула на Милисенту, у которой, судя по всему, уже начиналась истерика. - Простите. Я тебя прощу, курица! Ой как я тебя прощу! После того, как обмотаю вон теми гирляндами и отправлю рассекать реки навоза вместе с Амикусом! Ох, как же хотелось прямо сейчас вцепиться в глаза О'Лири когтями и, выцарапав их, закрепить в том месте, где они не будут коситься туда, куда не надо! Да она хуже Браун! Сама висла на Джордже так, будто всю свою жизнь его ждала, а Соланж просто помогает ему омелу вешать! Осозознав, что она находится с Джорджем под омелой, когтевранка побледнела и, отвернувшись, полностью сосредоточилась на том, чтобы аккуратно закрепить веточки растения на стене. В самом деле, Деллингхейм заболела, что ли? Бред, нездоровый румянец, озноб, - все признаки лихорадки! Конечно! Хоть когтевранка и была частым посетителем Больничного крыла, ходила она туда вовсе не за бодроперцовым зельем. А вирусные и простудные недуги, которые ее давно не трогали, никто не отменял! А О'Лири еще издевается! Да она просто давно не видела старого друга, поэтому и не может отвести от него взгляд. И ведь теперь эта О'Лири будет припоминать ей о сегодняшнем дне до самого Рагнарёка. Я ей припомню... Я ей столько припомню... Взгляд снова упал на Джорджа и сердце когтевранки замерло. Похоже, битву между бомбой и близнецом Уизли неотвратимо выигрывал последний. - Мерлин… Дельхней... Соланж, смотри, чтобы ты случайно не настроила бомбу на себя, а не на Амикуса, а то будет у вас гоблинская романтика!  Соланж замерла. Ну кто её за язык тянет? Может, стоит накормить эту выскочку Гиперъязычками, чтобы длина ее языка была хотя бы оправданна?   Колоссальным усилием взяв себя в руки, Соланж посмотрела на О'Лири невозмутимым взлядом и приподняла бровь, копируя жест её возлюбленного зануды.  - Ещё чего не хватало, пусть лучше со своей сестренкой милуется, - усмехнулась она и, будто бы удивляясь необычному поведению Милисенты, заботливо поинтересовалась. - У тебя истерика? Тебе помочь?  О'Лири продолжала сотрясаться от смеха, обещая обнаружить всю их компанию своим едва сдерживаемым хохотом. Соланж не на шутку начинала злиться, хотя обычно в подобных ситуациях предпочитала искренне посмеяться над самой собой. Но не теперь. Сегодня Милисенте действительно удалось вывести ее из себя, и, - подумать только! - заставить смущаться! Направив на Милисенту палочку, когтевранка отправила ей заклинание хорошего пинка. - Кстати, сегодня был По-о-о... радиоэфир? Мы его к великому сожалению не услышали. Кто выступал и о чём речь была, не знаете? - вдруг спросил Фред, и Соланж притихла. За бомбами и рыжими визитерами она совсем забыла о выпуске Поттеровского дозора. И сейчас было не самое удачное время, чтобы обсуждать его... В конце концов все приготовления были завершены. Гирлянды переливались яркими огоньками, сапоги аккуратно висели вдоль стен, а особую атмосферу привносила омела, которая больше всех (а особенно в глазах шутников) наводила на мысли о веселом Рождестве. Оглядев кабинет Защиты от Темных искусств, когтевранка осталась довольна проделанной работой.  Хихикнув, Соланж подумала, что, возможно, ей удастся хоть одним глазком посмотреть на то, как кабинет Амикуса наполняется гоблинским сокровищем. Это будет, несомненно, лучшим подарком для нее на Рождество.  - С рождеством, Амикус.  - Надеюсь, ты не шалил в этом году, потому что Санта приготовил тебе замечательный подарок!  Соланж весело улыбнулась и почувствовала, как нагревается монета. Пора было возвращаться в Выручай-комнату.  - Хорошо поработали, неправда ли? Вот вырастите, война кончится и добро пожаловать работать ассистентами к нам в магазин!  Кажется, Соланж знала, чем займётся после окончания Хогвартса.  - А теперь, уматываемся! - с этими словами Джордж накрыл мантией себя и Соланж. Однозначно, на сегодня лимит стеснения для одной рыжей когтевранки был превышен. Осознав, что она оказалась под одной мантией с Джорджем (без О'Лири! без Крис!), она засияла ярче рождественской ёлки. Подобный эффект был бы, если бы ей вручили в личное пользование весь склад Волшебных Вредилок. Собственно, почти так оно и было. Нагло, без зазрения совести схватившись за локоть гриффиндорца, она бодрым (но осторожным) шагом отправилась в Выручай-комнату.



полная версия страницы