Форум » Преподавательское крыло » Кабинет Зельеварения (Гораций Слизнорт) » Ответить

Кабинет Зельеварения (Гораций Слизнорт)

Hogwarts: Локация создана в рамках РПГ-турнира "Назад в 1997" Кабинет Зельеварения находится в одном из подземелий Хогвартса и представляет собой просторную, мрачную и довольно прохладную комнату, сплошь уставленную различными ингредиентами для приготовления зелий. Класс весьма тёмный из-за довольно маленьких окон. Профессором Зельеварения в 1997-1998 годах является Гораций Слизнорт.

Ответов - 6

Hogwarts: РПГ "Назад в 1997!" Зима 6. Урок Зельеварения Смешанный урок Зельеварения у первокурсников Гриффиндора и Пуффендуя. Наконец, ребята готовы для первого практического занятия и сегодня они должны будут приготовить зелье для излечения фурункулов. Профессор Слизнорт перемешивает детей и расставляет в пары: Артуру Штайну в очередной раз везёт на представительниц прекрасного пола и теперь он должен будет делить котёл с незнакомой однокурсницей из Пуффендуя, которая, к тому же, очень любит выделяться на уроках, показывая свои знания и начитанность. Чем обернётся совместная готовка зелья: спором за правильность приготовления, больничным крылом, отработкой или лучшим результатом в классе? Начало декабря. Около девяти часов утра. Многие первокурсники, не успевшие ещё особо проснуться, сонно плелись в сторону Подземелий, где располагался кабинет Зельеварения. Гораций Слизнорт уже ждал учеников в помещении, помешивая в своём котле показательное зелье от прыщей, которое предстоит сегодня детям попробовать сварить, и про себя гадал, сколько котлов будет пахнуть гарью на этот раз, как обычно у новичков и получается. Кстати, перед входом в зал, ведущий к Подземельям, сегодня дежурили два дементора... Участники: Артур Штайн и Санита Эванс Мастер: Мэри Кесада

Санита Эванс: Начало декабря. Барсуки в это время спят уже в своих норках. Санита - Хаффлпаффка решила тоже присоединиться к барсукам и лечь в зимную спячку, но как же ее любимое зельеварение? Как она станет целительницей, если не научиться зельеварению? Девочка из факультета барсуков лениво поднялась, оделась и вышла в гостиную Хаффлпаффа, заметила, что никого нет из учеников, только могут префекты смотреть, кто ушел на уроки, а кто нет. Боже, я же опаздываю на занятие к профессору Слизнорту, какая же я соня, даже не успела позавтракать, ладно потом позавтракаю или плотно поем на обеде. Тут она спускалась по лестницам, которые ни как она не могла привыкнуть к ним. Даже пару раз роняла свою сумку, в которой была книга по зельеварению. Когда она нашла ход в Подземелье, Саните стало немного страшно, когда увидела, что дежурят дементоры. Санита набралась смелости, обойдя этих дементоров, пошла в Подземелье, где находиться кабинет зельеварения. - Здравствуйте профессор, простите за опоздание. - Извинилась девочка, вбегая в кабинет, как ошпаренная. Санита поплелась к свободному месту, но рядом с ней пока что не было партнера. - Профессор Слизнорт, прошу прощения, пока вы не начали урок, можно спросить, а зачем дементоры дежурят возле входа в Подземелье? Кто их сюда прислал? - спросила девочка первым делом, когда заняла свое место. Ей было сейчас не до урока. - А вдруг дементоры ворвутся в кабинет? - ее очень тревожило все это. Как она будет сосредоточена на зельеваренье?

Артур Штайн: Если определять важность зельеварения для Артура, то в приоритетах его интересов оно стояло где-то на уровне налогообложения Конго. А так как последнее волновало его только в моменты тлена, когда думать было не о чем, несложно догадаться, что ярым фанатом он не был. Это, конечно, было безумно здорово, но на первых курсах ребята изучали что-то совершенно (разумеется, по мнению ребенка) бесполезное, так что на лекции мальчик ходил с гаснущим день ото дня энтузиазмом. В этот раз появилась соблазнительная мысль пропустить лекцию, так как спина после последней отработки все еще болела; вполне можно было просто обратиться в больничное крыло, пожаловаться на недомогание и с шиком и комфортом пролежать хотя бы один урок, но в голове возникли тянущие, как тесто, строчки из последнего письма отца. «Как обстоят дела с учебой, сын? Надеюсь, ты не отбился от рук и прочитал всю дополнительную литературу, которую я выслал тебе совой? Я знаю, что тебе больше интересны маггловские науки, но тем не менее не пренебрегай магическими. Не забывай, что ты часть этого мира. Если будешь фокусироваться только на трансфигурации, то едва ли сможешь исполнить свои грёзы о совмещении наук из двух миров. Это важно». Высланные книги по истории, физике, стереометрии и остальным дисциплинам и правда лежали прочитанные, однако хорошей посещаемостью Артур похвастаться не мог. Во-первых, абсолютно скучно, во-вторых, отдельные преподаватели (имена которых называть абсолютно не нужно, их и так все знают) не чурались насилия. Об этом Артур, конечно же, не писал. Мать с ума сойдет, если узнает. А отец, быть может, так и вовсе попытается приехать и забрать его. Сейчас не то время, чтобы выставлять собственный эгоизм на передний план. Тем более, серьезней переломанных костей ничего не было. А посему, тяжело вздохнув, мальчик покосился на часы и с флегматичным видом установил, что опаздывает. Профессор Слизнорт не был жестоким человеком. Иногда предвзятым, иногда странным, но в остальном же, Артура он полностью устраивал. Профессор преподавал, как оно и нужно для первокурсников, не его вина, что Штайну это было неинтересно. Тем более, что отношения у них были теплые. В основном потому, что зельеварение Артуру давалось на данном этапе легко. С тяжелым сердцем, не менее тяжелой сумкой, саднящей спиной и агрессивными мыслями, за озвучивание которых Арт получил бы по голове серебряной ложкой, юный гриффиндорец отправился в подземелья. Коридоры были практически пустые, поэтому мальчик рассекал воздух унылой физиономией в гордом одиночестве. Узрев у входа в подземелья дементоров, Артур невесело усмехнулся. Дементорам опротивели обезумевшие узники и они перебрались на высококалорийную диету в виде пухлощеких детишек? Он бы даже похлопал этому решению. Один раз. Ладонью об лоб. Директорат и Министерство хотят, чтобы дети, пребывающие в душных подземельях — в которых и в более светлое время атмосфера была, наверное, не ахти — теперь испытывали еще и ментальный гнёт со стороны этих прекрасных созданий в чёрном? Стараясь не радоваться, что у него нечего высасывать, мальчик двинулся дальше, все-таки ощутив легкий приступ тошноты и пугающую пустоту. Невольно он даже дотронулся до солнечного сплетения, словно проверяя, все ли органы на месте. В класс Артур вошел с лицом, бледнее обычного. Все уже расселись по местам, и Штайн мельком глянул на свое место, где уже обосновалась пуффендуйка, завалившая профессора рядом вопросов. Пока последний не принялся отвечать (или НЕ отвечать), мальчик вежливо склонился в полупоклоне: — Прошу прощения, сэр, — собственный голос показался ему слишком бесцветным и каким-то чужим. — Забыл эссе в комнате, пришлось возвращаться, — словно в доказательство он показал свиток, а затем уселся на свое место, устало скользя взглядом по классу. Он знал, что ни Анны, ни Лекси сегодня не будет. Какие-то дела гриффиндорско-девчачьей важности, так что Ксавье и Артур приглашены не были. Дискриминация во всей красе. Во время сканирования класса, Штайн невольно отметил измученные лица, тут же отрекаясь от своих мыслей про «пухлощеких детей». Даже на взрослых близкое наличие дементоров оказывает сильное влияние, чего уж говорить о первокурсниках? Впрочем, соседка его оказалась в полном душевном здравии. В глазах живой интерес. Только вот по поводу чего? Неужели ее до сих пор удивляет что-то подобное в школе? Дементоры — всего лишь пешки в руках тех самых людей, которые спокойно практикуют на детях заклятие «Круциатус». Нечего удивляться. Это стало их бытом. Мысли предсказуемо свернули с депрессивное русло и Артур, поморщившись, полез в сумку. Несмотря на стерильный порядок в комнате, внутренности его сумки представляли материальную форму слова «хаос», словно компенсируя чистоту обители. Тут и дополнительная литература, и ненужные побрякушки купленные в Косом Переулке еще с родителями, и блокноты с заметками, и то, ради чего он изначально полез в сумку — начатая упаковка с шоколадными конфетами. Сам он конфеты обычно не ест, однако это лакомство прижилось у него после завязавшейся еще осенью дружбы с Анной. Приходилось оперативно протягивать конфету, как только гриффиндорка заводилась после очередного неосторожно сказанного им слова. Мальчик достал горсть сладостей в пестрых обертках и с непроницаемым лицом положил перед носом у пуффендуйки, не сказав ни слова. Он сам не знал, зачем именно он это сделал. То ли из солидарности, то ли из вежливости (потому что негоже хомячить конфеты одному), то ли, чтобы та задавала меньше вопросов. А может все этим факторы сложились вместе, образуя сей благородный порыв, облаченный отнюдь не благородным и, можно сказать, даже неловким исполнением. Так как все время до Хогвартса, со сверстниками он общался крайне мало, пробелы в способностях коммуникации по-прежнему зияли на фоне его потуг к общению. Поэтому, положив на парту шоколад, Штайн молча достал учебник и, развернув одну из конфет, закинул ее в рот, все-таки выжидающе уставившись на профессора. Тошнота и отвратительное (больше обычного) расположение духа отступили почти мгновенно.

Hogwarts: Слабо, но искренне улыбаясь из-под пышных, как у моржа, усов, Гораций Слизнорт одного за другим пропускал учеников взглядом в кабинет, наблюдая, как первокурсники усаживаются за места. Воодушевления на лице не было практически ни у кого: стражи Азкабана (а теперь и Хогвартса с лёгкой руки пожирательской администрации) любезно охраняли главные входные двери школы, видимо, решив "радовать" детей с самого утра. Осознав, что благодаря дементорам учеников уже не вдохновляет мысль о том, что сегодня вместо скучной теории будет долгожданная практика, профессор Слизнорт посчитал своим долгом провести урок максимально безмятежно и интересно. В конечном итоге, кропотливая работа должна отвлечь невинных ребят от угнетающих мыслей хоть ненадолго. - Профессор Слизнорт, прошу прощения, пока вы не начали урок, можно спросить, а зачем дементоры дежурят возле входа в Подземелье? Кто их сюда прислал? - А вдруг дементоры ворвутся в кабинет? - Гораций Слизнорт с высоты своего роста покосился на любопытную пуффендуйку, вопросы которой застали зельевара врасплох. В это же время подоспел гриффиндорец, в котором профессор тут же распознал Артура Штайна, и приветливо улыбнувшись тому, поздоровался. - Заходите-зааходите, мистер Штайн, звонка ещё не было, - профессор Слизнорт проводил взглядом ученика с красно-золотым галстуком и, поинересовавшись, не по трансфигурации ли то самое эссе, вновь перевёл свой взгляд на любопытную пуффендуйку. - Очень интересный вопрос, мисс Эванс. Полагаю, что директор и его заместитель назначают охрану школе, а заче-е-ем... - тут профессору пришлось призадуматься. Едва ли одиннадцатилетние были в курсе, почему Пожирателям Смерти так важно выловить мистера Поттера, и что дементоры - это психологическое оружие нового режима против восстанческих настроений учеников, но, без ответа девочку оставлять бы было неприлично, а потому Гораций продолжил, - чтобы мы все боялись. Но, поверьте, ни одного дементора в этом помещении никогда не было и не будет, этого уж я не допущу... О, колокол! Все по местам. Мистер Слизнорт хлопнул в ладоши, призвав внимание учеников, и, дождавшись, когда звук колокола стихнет, встал перед своим котлом. — Ну-те-с, ну-те-с, — проговорил Слизнорт; очер-тания его массивной фигуры мерцали и расплыва-лись в мареве многоцветного пара. — Все достали весы, наборы для приготовления зелья, и не забудь-те учебники «Магические отвары и зелья», они вам понадобятся! Сегодня мы будем готовить зелье от прыщей. А как шутила недавно мне мисс Луис: вам это зелье очень и очень пригодится на 3-5 курсах, так что, не зевайте! - Гораций с воодушевлением оглядел кабинет, а затем, продолжил, показывая на свой котёл с синей жидкостью. – Итак, это наше зелье. Кто скажет мне, что входит в него? Девочка с Гриффиндора успела поднять руку первой: – Иглы дикобраза. – Совершенно верно! Что ещё? Несколько.. даже больше рук взмылились вверх, на что профессор Слизнорт лишь рассмеялся, и, лукаво улыбнувшись, продолжил, предварительно достав с полки флакон с жидкостью. - Вижу самые шустрые уже успели найти нужную страницу в учебнике. Это хорошо! Поэтому, предлагаю небольшое соревнование. Обратимся к странице пятнадцать в «Магических отварах и зельях». У нас осталось немногим больше часа, и этого времени вам должно хватить на пристойную попытку сва-рить зелье для излечения фурункулов и прыщей. Я знаю, что до сих пор вы не приступали к варке зелий, и потому не жду идеального результата. Во всяком случае, та пара, которая добьется наилучших результатов, получит в награду флакон с "зельем пробуждения". Начали!

Санита Эванс: Мисс Эванс стало жалко мистера Поттера, хоть и не знала она его. Все же интересно, а его как-нибудь можно спасти от этих Пожирателей? - подумала девочка. Прозвенел колокол и урок начался. Зелье для извлечения фурункулов и прыщей. Мама Саните объясняла как варить это зелье и что в него туда входит. Будущая целительница подняла руку и без подсказки, не смотря в учебник, ответила: - Змеиные зубы и рогатый слизень. Тут есть но,... Нет не буду продолжать пусть сами потом догадываются. - хаффлпаффка не хотела продолжать, секрет приготовления этого зелья, а зачем? Пусть они сами догадываются. Девочка хоть и не готовила это зелье, мисс Эванс внимательно смотрела как варила мама. Может сегодня мистер Штайн и мисс Эванс получат флакон с "зельем пробуждения". Санита достала все необходимое для приготовления зелья и приступила. Та-а-ак, надо положить в ступку шесть змеиных зубов, потом их измельчить и положить в котел. - вспоминала про себя пуффендуйка и все сделала как положено, Санита даже не смотрела в сторону своих соперников, она хотела показать себя на уроке зельеварения. И тут она обратилась к своему напарнику: - Мистер Штайн, извини, не знаю как тебя по имени. Положи четыре меры полученных порошка в котел с водой и нагревай на сильном огне десять секунд, смотри, не проворонь только, тут есть секрет с иглами дикобраза. Но это потом когда дойдем до них по-деловому, улыбнувшись, обратилась к Артуру.

Артур Штайн: Пусть последствия встречи с дементором после употребления шоколада значительно сгладились, желание что-то делать, напротив, пропало так же быстро, как и конфета в глубинах желудка. Мальчик с равнодушным видом скользил взглядом по строчкам в учебнике, изредка поднимая глаза на профессора и старательно изображая внимательного слушателя. Если бы родители-когтевранцы сейчас оказались свидетелями этой сцены, они бы крепко разочаровались в сыне. Хотя, куда уж крепче… В какой-то момент взгляд Артура случайно упал на конфеты, от которых пуффендуйка, очевидно, решила молчаливо отказаться. Мальчик подумал о той, для кого вообще обзавёлся этим лакомством, и невольно усмехнулся, представляя реакцию Анны Деверо на попытку поделиться ее конфетами с кем-то ещё. В этих фантазиях рядом стоящая пуффендуйка фигурировала с котлом на голове, и дай Мерлин, чтобы пустым. Мистер Штайн, извини, не знаю как тебя по имени. Положи четыре меры полученных порошка в котел с водой и нагревай на сильном огне десять секунд, смотри, не проворонь только, тут есть секрет с иглами дикобраза. Но это потом когда дойдем до них. Артур вздрогнул, услышав своё имя и поспешил стереть с лица глупую улыбку. Он с серьёзным видом выслушал девочку, кивнул и принялся выполнять её указания. Рецепт зелья он знал и без этого, но его партнёрше, судя по всему, очень хотелось отличиться, а Штайновское воспитание перечить даме не позволяло. Да и настроение было не то. – Артур. – гриффиндорец представился девочке и постарался как можно приветливее улыбнуться. – Может, всё же возьмёшь конфету? – мальчик кивнул на сладость, лежащую перед пуффендуйкой, - после встречи с дементором желательно съесть что-то сладкое. И откуда столько дружелюбия вылезло, - промелькнуло в голове у мальчика. Он старательно отмерил нужное количество порошка, размешал его в котле и, спустя десять секунд, снял котёл с огня. После чего уставился на девочку, ожидая дальнейших указаний.



полная версия страницы