Форум » Преподавательское крыло » Кабинет Лилианы Портер » Ответить

Кабинет Лилианы Портер

Лилиана Портер:

Ответов - 8

Лилиана Портер: Переход из темы: Большой Зал Ролевая игра (Осенний РПГ-Турнир) Участники: Oris Sordeo и Лилиана Портер Ситуация №5. «Зелье неудачи» После инцидента в Большом Зале Лилиана вернулась к себе в комнату, привела прическу в относительный порядок, так что даже и не заметно было, что шевелюра профессора Портер на чуточку, но поредела. Конечно, утро началось не совсем так, как это планировала Лили, но первые два занятия по квиддичу на свежем воздухе исправили ситуацию. Лилиана забыла про небольшие травмы, полученные при падении, и как обычно отрабатывала с ребятами квиддичные стратегии и изобретала новые. Ни о какой записке профессор и не вспоминала. Парадоксально, но Лилиана была скептиком и даже в магической науке всегда видела здравое зерно, а не сплошные чудеса. Никаких падений и других казусов больше не происходило и Лили только убеждалась в том, что утреннее происшествие было случайностью. После практических занятий на квиддичном поле Лилиана отправилась вновь в замок, так как теперь по расписанию ей предстояло провести два теоретических занятия. Профессор Портер по дороге к своему кабинету сверилась с пергаментом, где были отмечены ее уроки, и убедилась, что сейчас к ней на занятие должны были прийти третьекурсники - гриффиндорцы и когтевранцы. Лилиана воодушевилась еще больше и стала прокручивать у себя в голове план лекции, а также какой наглядный материал лучше использовать, где будет уместно пошутить и какие дать вопросы на размышление. На самом деле девушка тщательно работала с материалом лекции заранее, но настрой аудитории всегда мог внести коррективы в план, и Лили была к этому готова. Наконец, гриффиндорка оказалась возле дверей своего просторного с несколькими рядами парт кабинетом и вошла внутрь. Очевидно, что никого пока не было, но зато было пару минут настроиться на урок, ведь преподавателю правильный настрой тоже необходим. Лили присела за свой стол и стала чертить на пергаменте гипотетическую ситуацию со снитчем, высчитывать его возможные направления, прогнозировать полет ловца... Лилиана так увлеклась, что почти не заметила, как прошло 15 минут от урока, а класс был по-прежнему пуст. Девушка сделала небольшой круг, задержав взгляд на одном из учебников "Квиддич сквозь века" , и почувствовала что-то неладное. Именно этим учебником профессор Сордео сегодня получила по голове, но... Какая может быть связь у этого утреннего столкновения и тем, что происходит сейчас? В голове молодого преподавателя словно пазл стала складываться фраза "Я неудачник", но Лили прогоняла это настойчивое видение. Лилиана несколько раз выглядывала в коридор, но слышны были только отголоски лекций других преподавателей. Никаких признаков того, что хоть один гриффиндорец или когтевранец решил посетить ее кабинет. Лили вернулась за свой стол и, чтобы не впадать в отчаяние, решила занять себя чем-то полезным. Девушка подготовила план на несколько занятий вперед, сделала наброски некоторых иллюстраций для разбора тактики охоты и таким образом закончился один урок. Девушка была довольно терпелива, но нервы начинали сдавать. Лили могла снести миллион столкновений с бладжером во время матчей, тысячу ночей в больничном крыле после травм, но только не мириться с тем фактом, что ее уроки настолько неинтересны, что их настолько очевидно прогуливают. Через двадцать минут после начала четвертого урока, Лилиана снова выглянула из кабинета с намерением прогуляться и подумать. Конечно, нести заявление директору после такой внезапной неудачи глупо, но что-то нужно было делать. Профессор Портер застыла в дверях, услышав чьи-то шаги. Это явно был явно кто-то из преподавателей, так подсказывал внутреннее чутье Лил. Ну или опыт. Девушка быстро смекнула, что лучше не позориться перед коллегой и подождать у себя в кабинете.

Oris Sordeo: На первый урок Орис всё же опоздала. Половина учеников округлила глаза по этому поводу, поскольку случай небывалый, а вторая половина, зная о причине опоздания и неидеальной причёски, посмеивалась тайком. Думала, что тайком, но по лукавым искоркам в глазах всё было ясно. Профессор отвела свои уроки, во время которых не случилось никаких эксцессов, кроме пытающейся убежать конечности лича, что было не ново и не очень неожиданно. Студенты младших курсов обычно сидели на Нежитиеведении, закрыв глаза. Среднее звено - раскрыв уши, и только старшекурсники позволяли себе некоторые вольности, наивно полагая, что они знают абсолютно всё и им в этом мире уже ничто не грозит. Как назло, кисть лича попыталась "сделать ноги" именно на уроке 3 курса, третьем же сегодня по счёту. Надо отдать должное мужеству учеников, никто не визжал и на парты не запрыгивал. Орис посмотрела на часы, время было около половины второго. Рановато для обеда, конечно, но голод давал себя знать: завтрак-то не состоялся. Запах плюшек с корицей всё настойчивее преследовал разум, которому докладывали из пищеварительной системы о недоимке. Профессор вздохнула и вышла из кабинета - она планировала до обеда забежать на кухню чтобы выпить хотя бы чашку кофе с сухариком. Услужливые домовики ещё и ноги попытаются пледом укутать, это уж точно. - пронеслось в голове, - Им абсолютно всё равно, что на улице +22 по Цельсию. Осень наступила - всё. Все обязаны достать пледы. С такими мыслями Орис завернула за угол и направилась к полуподземельям. В этот момент дверь кабинета по теории полётов открылась в дверном проёме возникла светлая шевелюра с парой синих растрёпанных прядок. Орис последовала их владелицей.

Лилиана Портер: Лилиана прикрыла дверь и вернулась за свой стол. Безнадежность ситуации и тоска так одолевали девушку, что в чувствах она скомкала пергамент с неудавшимся планом и отправила его в полет к дальним партам. Какое-то косвенное ощущение, которое Лили впоследствии часто трактовала как интуицию, подсказывало, что не могли те самые ребята, которых не пугал даже ранний подъем из-за утренней тренировки и которые несколько семестров подряд радостно прибегали в класс еще до звонка, вот так ее бросить. Но где-то в глубине души Лили жил еще и отчаянный пессимист, с которым были знакомы, пожалуй, только близкие друзья, со всеми остальными Лилиана не позволяла себе доходить до отчаяния. Зачем портить репутацию? Да и пессимизм заразен бывает. Шаги становились все слышнее и Лили даже показались они знакомыми. Ругая себя за то, что забыла запереть дверь, чтобы никакой преподаватель не заметил пустой класс Лилианы и не пустил слухи о некомпетентности профессора Портер, девушка пыталась сообразить, что же делать. Внутреннее чувство подсказывало Лилиане, что это все-таки та, о которой она думает, а еще оно подсказывало, что непривычно тихая аудитория с вероятностью 99% привлечет внимание. Изображать чтение лекции Лили посчитала глупым, но все-таки одно решение у нее созрело. Лилиана присела на краюшек стола и закрыла глаза. Через десять секунд на этом месте красовалась очаровательная летучая мышь. В три маха Лилиана в своей анимагической форме добралась до карниза и скрылась в занавесках. Нет, Лили не хотела обманывать коллегу и все равно призналась бы, что она незадачливый профессор, если это действительно так. Но не сейчас, не таким образом. Как можно объяснить отсутствие преподавателя и детей на четвертом уроке, Лилиана тоже знала. Если за обедом всплывет вопрос, то можно сказать, что она отпустила детей пораньше, так как они уложились в полтора урока, точнее... в один урок и четверть урока. "Хорошо, что летучие мыши не краснеют", - думала профессор Портер, кутаясь поплотнее в занавески.

Oris Sordeo: Оказавшись в кабинете, профессор тут же забыла и про осень, и про пледы, и про домовиков. Тому было несколько причин. Кое-что осталось тут по-прежнему, как во времена ещё одной команды на всю школу. Например, плакаты на стенах, изображающие приёмы-финты с их названиями, макет поля с мини-мячами для разработки тактик и тонкими, с обручальное кольцо, колечками; на месте были и рекламные постеры моделей мётел. Было и кое-то новое. Например, музыкальные инструменты, свисающие с потолка. Схема упряжки дракона. Набор моделей драконбольных мячей. Но не обстановка была причиной странности. По расписанию первых четыре урока до обеда были расписаны от и до. Два практических на поле, две теории в этом кабинете. Расписание Орис помнила практически наизусть, оно составлялось не без её помощи. Она точно знала, что такой тишины в кабинете полётов быть не может. И что прогулы этого предмета - нетипичное для студентов поведение. По крайней мере для тех, кто любит выигрывать на поле, то есть практически для всех. А что самое интересное - не было в кабинете и преподавателя. Это уже невероятно было в принципе. Причины?.. Смерть. Или болезнь. Или событие, подобное поминкам или свадьбе. Что-то в этом роде. - пронеслось к голове профессора. Лилиана Портер была не из тех людей, которые просто отменяют занятия или на них не приходят. Однако же... Я её видела. Не галлюцинация же это была. Не полезла же она в шкаф, в конце концов. Там же мётлы. - где-то на подкорке жила уверенность, что на Лил не так уж и далеко. Орис прошла вдоль стены, рассматривая плакаты, коснулась рукой парт. - Мисс Портер? Показывайтесь, я знаю, что вы здесь.

Лилиана Портер: Самые печальные догадки Лилианы подтверждались: похоже, что профессор Сордео все-таки ее заметила. Летучая мышка затаила дыхание и ориентировалась только по звукам. Впрочем, это у Лили удавалось уже неплохо. Несмотря на то, что видела при свете летучая мышь отвратительно, но благодаря острому слуху, можно было довольно точно угадывать расположение предметов и перемещение людей и животных. - Мисс Портер? Показывайтесь, я знаю, что вы здесь, - отчетливо донеслось до Лилианы. "Вот я попала!" - тихонько верещала про себя летучая мышь. С одной стороны, в голове профессора рождались разные версии, которые могли бы объяснить пустой кабинет в разгар занятия, с другой - обманывать Лили не любила. "Что же делать, что же делать?" - лихорадочно размышляла Лили, понимая, что на кону стоит уже не только ее репутация, а вполне возможно, что и преподавание. Профессор Портер решила пойти на компромисс с самой собой: признаться профессору тогда, когда Лили сама выяснит причину массовых прогулов. Появиться перед мракоборцем неожиданно со спины было себе дороже, ведь реакция у аврора молниеносная, поэтому, когда девушка почувствовала, что Орис повернулась к окну, профессор вылетела из-за штор и приземлилась на одну из парт. Через несколько секунд на этом месте сидела Лилиана и пыталась вести себя как можно более естественно, непринужденно болтая ногами, но, похоже, явно перебарщивала. Лили попыталась отдалить момент, когда придется объяснять, почему здесь так пусто, а преподаватель парит в занавесках, поэтому вступила в диалог первой: - Добрый день... Не ожидала вас здесь увидеть. Как ваше плечо? А я тут упражнялась в полетах... То есть анимагии. Лилиане подумала, что полминуты на размышление и адаптацию выиграть удалось, а дальше... придется действовать по ситуации. Все бы хорошо, но смущенный взгляд и несколько более высокий голос, чем обычно, профессора Портер, выдавал.

Oris Sordeo: Орис, проходя вдоль стены, рассматривала плакаты, а затем повернулась и пошла вдоль окон. В этот момент из занавесей вылетела небольшая летучая мышь, через пару секунд материализовавшаяся на парте в виде молодого преподавателя. Необычайно непринуждённый тон, покачивания ногой, расположение на столешнице, чего Орис крайне не любила... Право, столешница не для пятой точки предназначена. - левая бровь профессора Сордео приподнялась. - Плечо в норме. Почему, собственно, ваш кабинет пуст? - Орис сразу взяла быка за рога, не любила пустословия и тянуть кота за хвост. Луч солнца, тонкий, едва уловимый, невесомый, разрезал низкие осенние тучи и прорвался через прозрачное стекло витража на окне. Он осветил лицо Лилианы, выхватив в образе синюю прядку, ухо и щёку, покрытую румянцем. Отличный здоровый румянец. Хорошее питание, хороший сон, тренировки на свежем воздухе... только что вечная простуда. Да и шуш с нею - один флакон бодроперцового и как не бывало. Отогнав посторонние мысли, Орис попыталась поймать взгляд Лилианы. Это ей не удалось. Вероятно, немедленно узнать причину пустой аудитории не удастся, а скорее всего, узнавать придётся и не здесь, и не от мисс Портер. Пустой желудок напомнил об обеде. - Вот что... - профессор Сордео услышала отдалённый звук колокола, отбивающего четверть часа. Было без пятнадцати минут два. - Я отправляюсь на обед. И приглашаю вас последовать моему примеру.

Лилиана Портер: Лилиана поймала неодобрительный взгляд Орис и спрыгнула с парты. Даже в таком простом движении девушка не могла без кратковременных полетов. Ходили слухи, что и спать гриффиндорка ложилась весьма своеобразно: разбегалась еще в коридоре и словно бладжер-истребитель влетала в кровать. И еще ни разу не промахивалась, спортсмен же. Благо жизнь в Хогвартсе редко позволяла расслабиться и Лили можно реализовать свою энергию почти на максимум. Как и следовало ожидать, Орис сразу перешла к расспросу: - Почему, собственно, ваш кабинет пуст? Лилиана почувствовала, что краснеет и не может никак это контролировать. Солнечный луч ударил в лицо и девушка зажмурилась на несколько секунд. Конечно, можно было выдать сейчас отработанную много раз в голове за последние минуты версию, но обманывать профессора Сордео не хотелось. Если перед кем-то Лили и могла слукавить, но только не перед этой женщиной. А, значит, если худшие опасения Лили подтвердятся, то придется просить отставки. И покинуть Хогвартс? Но может быть, ей разрешат остаться хотя бы в качестве школьного тренера? Да, больше всего в этой ситуации девушку страшило именно то, что ей грозит расстаться с замком, если только она не выберет более подходящую для себя специальность... Но стоп. Разве подходило ли ей что-то больше, чем спорт? Лилиана медлила с ответом, но Орис не собиралась устраивать допрос с пристрастием, возможно, решив отложить это дело до вечера. Значит, до вечера у профессора Портер была уникальная возможность узнать правду и решить свою собственную судьбу. Когда адреналин в крови достигает высокого уровня, можно и перестать адекватно оценить пространство и время. Поэтому Лилиана точно не сказала бы, сколько длилась эта пауза - может быть, тридцать секунд, а может и минут десять. - Я отправляюсь на обед. И приглашаю вас последовать моему примеру. - По всей видимости, выяснять причину отсутствия учеников и парящего по классу преподавателя, причем не на метле, что хотя бы соответствовало тематике занятия, а в своей анимагической форме, не было первостепенной необходимостью для Орис в данный момент. Оно и понятно. Ведь Лили собственноручно оставила сегодня коллегу без завтрака. Невольно у Лилианы мелькнула мысль, что ее собственные неудачи имеют свойство переходить и на окружающих. Но Лили отогнала от себя эту мысль, как и много других похожих мыслей, которые приходили к ней сегодня со времен утреннего инцидента. Внезапно Лили вспомнила, что та записка все еще была в кармане мантии. Девушка инстинктивно коснулась рукой того самого кармана, но мгновенно осеклась. - Да, профессор, вы правы. Перед тренировкой на драконбольном стадионе нужно пополнить запас энергии, - профессор Портер выдавила подобие улыбки и покинула кабинет вместе с коллегой. Ролевая перенесена в локацию Большой Зал: Стол для преподавателей.

Martin Quesada: Конец мая. Вечер Очередная попытка заняться самообразованием наконец увенчалась успехом, конечно, если так можно было назвать появившееся на это все время, которое в любой момент могло испариться, что, собственно, добавляло этому процессу какую-то изюминку. Мартин шел по коридору, внимательно читая таблички на дверях, так как в упор не помнил, где именно мог находиться кабинет Лилиан, и придерживая одной рукой пиджак, накинутый на плечи и постоянно норовивший свалиться на пол. Он замедлил шаг и наконец остановился, рассматривая дверь, за которой находился нужный ему кабинет. Двери он не помнил, хотя был на уроках Лилиан и даже не единожды, но сейчас, ему откровенно это мало помогало вспомнить, было ли тогда все так же, как и сейчас. Вообще, школьные годы как-то быстро улетучились из его памяти, оставив за собой лишь смутные и расплывчатые образы и некоторые детали тех лет, что он провел в стенах этого замка. Вполне вероятно, что виной тому была его привычка не держать в голове лишней информации и избавляться от нее как только в ней отпадет необходимость...хотя, может ему просто и вспоминать то особо ничего не хотелось. Не впадая в размышления, он пару раз ударил костяшкой среднего пальца по деревянному полотну, не столь для того, что бы оповестить хозяйку кабинета, сколько просто ради приличия, так как мало ли, чем она могла там заниматься, и не дожидаясь ответа с той стороны, нажал на дверную ручку, почувствовав как плавно она наклонилась под его рукой. Постепенно открывающийся вид кабинета тоже не прибавил воспоминаний и слизеринец уже просто махнул на это рукой, решив для себя, что, возможно, это не тот учебный класс, куда он ходил. - Лилиан, - шагнув сквозь дверной проем, он негромко окликнул гриффиндорку и так же плавно и тихо, закрыл за собой дверь. То, что девушки не было видно, еще не значило, что ее здесь нет, так как перед тем, как он вышел из дома, Мэри напомнила ему о том, что у ее подруги есть еще и анимагическая форма, так что она вполне могла быть где-то здесь. Что это была за анимагическая форма, Мартин благополучно пропустил мимо ушей, хотя бы потому, что это было не столь важно, учитывая, что явно не находясь в ней, Портер будет с ним заниматься. Все так же тихо ступая, он подошел к столу и провел двумя пальцами по его кромке, словно на ощупь определяя ровность и отсутствие каких-либо дефектов столешницы, после чего с тихим стуком поставил на стол стеклянную тару, некогда обещанную спортадмину, с жидкостью чайного цвета и легким, шоколадным оттенком запаха. Супруга оставалась дома и с ней оставались Марко и Элвио, так что за нее то Мартин был спокоен, чего нельзя было сказать о самой Мэри, во взгляде которой проскользнуло легкое беспокойство, когда он собирался в Хогвартс. Он понимал ее, все таки срок уже подходил и вообще в ее состоянии часто бывают неоправданные переживания и расстройства, но это было лишь временным гормональным сбоем, который пройдет, пусть и не сразу. Сев на подлокотник кресла, он сцепил пальцы в замок, опустив руки между широко расставленных ног, на которые опирался, что бы не съехать с шаткой опоры, и огляделся по сторонам.



полная версия страницы