Форум » Преподавательское крыло » Кабинет Лилианы Портер » Ответить

Кабинет Лилианы Портер

Лилиана Портер:

Ответов - 11

Лилиана Портер: Переход из темы: Большой Зал Ролевая игра (Осенний РПГ-Турнир) Участники: Oris Sordeo и Лилиана Портер Ситуация №5. «Зелье неудачи» После инцидента в Большом Зале Лилиана вернулась к себе в комнату, привела прическу в относительный порядок, так что даже и не заметно было, что шевелюра профессора Портер на чуточку, но поредела. Конечно, утро началось не совсем так, как это планировала Лили, но первые два занятия по квиддичу на свежем воздухе исправили ситуацию. Лилиана забыла про небольшие травмы, полученные при падении, и как обычно отрабатывала с ребятами квиддичные стратегии и изобретала новые. Ни о какой записке профессор и не вспоминала. Парадоксально, но Лилиана была скептиком и даже в магической науке всегда видела здравое зерно, а не сплошные чудеса. Никаких падений и других казусов больше не происходило и Лили только убеждалась в том, что утреннее происшествие было случайностью. После практических занятий на квиддичном поле Лилиана отправилась вновь в замок, так как теперь по расписанию ей предстояло провести два теоретических занятия. Профессор Портер по дороге к своему кабинету сверилась с пергаментом, где были отмечены ее уроки, и убедилась, что сейчас к ней на занятие должны были прийти третьекурсники - гриффиндорцы и когтевранцы. Лилиана воодушевилась еще больше и стала прокручивать у себя в голове план лекции, а также какой наглядный материал лучше использовать, где будет уместно пошутить и какие дать вопросы на размышление. На самом деле девушка тщательно работала с материалом лекции заранее, но настрой аудитории всегда мог внести коррективы в план, и Лили была к этому готова. Наконец, гриффиндорка оказалась возле дверей своего просторного с несколькими рядами парт кабинетом и вошла внутрь. Очевидно, что никого пока не было, но зато было пару минут настроиться на урок, ведь преподавателю правильный настрой тоже необходим. Лили присела за свой стол и стала чертить на пергаменте гипотетическую ситуацию со снитчем, высчитывать его возможные направления, прогнозировать полет ловца... Лилиана так увлеклась, что почти не заметила, как прошло 15 минут от урока, а класс был по-прежнему пуст. Девушка сделала небольшой круг, задержав взгляд на одном из учебников "Квиддич сквозь века" , и почувствовала что-то неладное. Именно этим учебником профессор Сордео сегодня получила по голове, но... Какая может быть связь у этого утреннего столкновения и тем, что происходит сейчас? В голове молодого преподавателя словно пазл стала складываться фраза "Я неудачник", но Лили прогоняла это настойчивое видение. Лилиана несколько раз выглядывала в коридор, но слышны были только отголоски лекций других преподавателей. Никаких признаков того, что хоть один гриффиндорец или когтевранец решил посетить ее кабинет. Лили вернулась за свой стол и, чтобы не впадать в отчаяние, решила занять себя чем-то полезным. Девушка подготовила план на несколько занятий вперед, сделала наброски некоторых иллюстраций для разбора тактики охоты и таким образом закончился один урок. Девушка была довольно терпелива, но нервы начинали сдавать. Лили могла снести миллион столкновений с бладжером во время матчей, тысячу ночей в больничном крыле после травм, но только не мириться с тем фактом, что ее уроки настолько неинтересны, что их настолько очевидно прогуливают. Через двадцать минут после начала четвертого урока, Лилиана снова выглянула из кабинета с намерением прогуляться и подумать. Конечно, нести заявление директору после такой внезапной неудачи глупо, но что-то нужно было делать. Профессор Портер застыла в дверях, услышав чьи-то шаги. Это явно был явно кто-то из преподавателей, так подсказывал внутреннее чутье Лил. Ну или опыт. Девушка быстро смекнула, что лучше не позориться перед коллегой и подождать у себя в кабинете.

Oris Sordeo: На первый урок Орис всё же опоздала. Половина учеников округлила глаза по этому поводу, поскольку случай небывалый, а вторая половина, зная о причине опоздания и неидеальной причёски, посмеивалась тайком. Думала, что тайком, но по лукавым искоркам в глазах всё было ясно. Профессор отвела свои уроки, во время которых не случилось никаких эксцессов, кроме пытающейся убежать конечности лича, что было не ново и не очень неожиданно. Студенты младших курсов обычно сидели на Нежитиеведении, закрыв глаза. Среднее звено - раскрыв уши, и только старшекурсники позволяли себе некоторые вольности, наивно полагая, что они знают абсолютно всё и им в этом мире уже ничто не грозит. Как назло, кисть лича попыталась "сделать ноги" именно на уроке 3 курса, третьем же сегодня по счёту. Надо отдать должное мужеству учеников, никто не визжал и на парты не запрыгивал. Орис посмотрела на часы, время было около половины второго. Рановато для обеда, конечно, но голод давал себя знать: завтрак-то не состоялся. Запах плюшек с корицей всё настойчивее преследовал разум, которому докладывали из пищеварительной системы о недоимке. Профессор вздохнула и вышла из кабинета - она планировала до обеда забежать на кухню чтобы выпить хотя бы чашку кофе с сухариком. Услужливые домовики ещё и ноги попытаются пледом укутать, это уж точно. - пронеслось в голове, - Им абсолютно всё равно, что на улице +22 по Цельсию. Осень наступила - всё. Все обязаны достать пледы. С такими мыслями Орис завернула за угол и направилась к полуподземельям. В этот момент дверь кабинета по теории полётов открылась в дверном проёме возникла светлая шевелюра с парой синих растрёпанных прядок. Орис последовала их владелицей.

Лилиана Портер: Лилиана прикрыла дверь и вернулась за свой стол. Безнадежность ситуации и тоска так одолевали девушку, что в чувствах она скомкала пергамент с неудавшимся планом и отправила его в полет к дальним партам. Какое-то косвенное ощущение, которое Лили впоследствии часто трактовала как интуицию, подсказывало, что не могли те самые ребята, которых не пугал даже ранний подъем из-за утренней тренировки и которые несколько семестров подряд радостно прибегали в класс еще до звонка, вот так ее бросить. Но где-то в глубине души Лили жил еще и отчаянный пессимист, с которым были знакомы, пожалуй, только близкие друзья, со всеми остальными Лилиана не позволяла себе доходить до отчаяния. Зачем портить репутацию? Да и пессимизм заразен бывает. Шаги становились все слышнее и Лили даже показались они знакомыми. Ругая себя за то, что забыла запереть дверь, чтобы никакой преподаватель не заметил пустой класс Лилианы и не пустил слухи о некомпетентности профессора Портер, девушка пыталась сообразить, что же делать. Внутреннее чувство подсказывало Лилиане, что это все-таки та, о которой она думает, а еще оно подсказывало, что непривычно тихая аудитория с вероятностью 99% привлечет внимание. Изображать чтение лекции Лили посчитала глупым, но все-таки одно решение у нее созрело. Лилиана присела на краюшек стола и закрыла глаза. Через десять секунд на этом месте красовалась очаровательная летучая мышь. В три маха Лилиана в своей анимагической форме добралась до карниза и скрылась в занавесках. Нет, Лили не хотела обманывать коллегу и все равно призналась бы, что она незадачливый профессор, если это действительно так. Но не сейчас, не таким образом. Как можно объяснить отсутствие преподавателя и детей на четвертом уроке, Лилиана тоже знала. Если за обедом всплывет вопрос, то можно сказать, что она отпустила детей пораньше, так как они уложились в полтора урока, точнее... в один урок и четверть урока. "Хорошо, что летучие мыши не краснеют", - думала профессор Портер, кутаясь поплотнее в занавески.

Oris Sordeo: Оказавшись в кабинете, профессор тут же забыла и про осень, и про пледы, и про домовиков. Тому было несколько причин. Кое-что осталось тут по-прежнему, как во времена ещё одной команды на всю школу. Например, плакаты на стенах, изображающие приёмы-финты с их названиями, макет поля с мини-мячами для разработки тактик и тонкими, с обручальное кольцо, колечками; на месте были и рекламные постеры моделей мётел. Было и кое-то новое. Например, музыкальные инструменты, свисающие с потолка. Схема упряжки дракона. Набор моделей драконбольных мячей. Но не обстановка была причиной странности. По расписанию первых четыре урока до обеда были расписаны от и до. Два практических на поле, две теории в этом кабинете. Расписание Орис помнила практически наизусть, оно составлялось не без её помощи. Она точно знала, что такой тишины в кабинете полётов быть не может. И что прогулы этого предмета - нетипичное для студентов поведение. По крайней мере для тех, кто любит выигрывать на поле, то есть практически для всех. А что самое интересное - не было в кабинете и преподавателя. Это уже невероятно было в принципе. Причины?.. Смерть. Или болезнь. Или событие, подобное поминкам или свадьбе. Что-то в этом роде. - пронеслось к голове профессора. Лилиана Портер была не из тех людей, которые просто отменяют занятия или на них не приходят. Однако же... Я её видела. Не галлюцинация же это была. Не полезла же она в шкаф, в конце концов. Там же мётлы. - где-то на подкорке жила уверенность, что на Лил не так уж и далеко. Орис прошла вдоль стены, рассматривая плакаты, коснулась рукой парт. - Мисс Портер? Показывайтесь, я знаю, что вы здесь.

Лилиана Портер: Самые печальные догадки Лилианы подтверждались: похоже, что профессор Сордео все-таки ее заметила. Летучая мышка затаила дыхание и ориентировалась только по звукам. Впрочем, это у Лили удавалось уже неплохо. Несмотря на то, что видела при свете летучая мышь отвратительно, но благодаря острому слуху, можно было довольно точно угадывать расположение предметов и перемещение людей и животных. - Мисс Портер? Показывайтесь, я знаю, что вы здесь, - отчетливо донеслось до Лилианы. "Вот я попала!" - тихонько верещала про себя летучая мышь. С одной стороны, в голове профессора рождались разные версии, которые могли бы объяснить пустой кабинет в разгар занятия, с другой - обманывать Лили не любила. "Что же делать, что же делать?" - лихорадочно размышляла Лили, понимая, что на кону стоит уже не только ее репутация, а вполне возможно, что и преподавание. Профессор Портер решила пойти на компромисс с самой собой: признаться профессору тогда, когда Лили сама выяснит причину массовых прогулов. Появиться перед мракоборцем неожиданно со спины было себе дороже, ведь реакция у аврора молниеносная, поэтому, когда девушка почувствовала, что Орис повернулась к окну, профессор вылетела из-за штор и приземлилась на одну из парт. Через несколько секунд на этом месте сидела Лилиана и пыталась вести себя как можно более естественно, непринужденно болтая ногами, но, похоже, явно перебарщивала. Лили попыталась отдалить момент, когда придется объяснять, почему здесь так пусто, а преподаватель парит в занавесках, поэтому вступила в диалог первой: - Добрый день... Не ожидала вас здесь увидеть. Как ваше плечо? А я тут упражнялась в полетах... То есть анимагии. Лилиане подумала, что полминуты на размышление и адаптацию выиграть удалось, а дальше... придется действовать по ситуации. Все бы хорошо, но смущенный взгляд и несколько более высокий голос, чем обычно, профессора Портер, выдавал.

Oris Sordeo: Орис, проходя вдоль стены, рассматривала плакаты, а затем повернулась и пошла вдоль окон. В этот момент из занавесей вылетела небольшая летучая мышь, через пару секунд материализовавшаяся на парте в виде молодого преподавателя. Необычайно непринуждённый тон, покачивания ногой, расположение на столешнице, чего Орис крайне не любила... Право, столешница не для пятой точки предназначена. - левая бровь профессора Сордео приподнялась. - Плечо в норме. Почему, собственно, ваш кабинет пуст? - Орис сразу взяла быка за рога, не любила пустословия и тянуть кота за хвост. Луч солнца, тонкий, едва уловимый, невесомый, разрезал низкие осенние тучи и прорвался через прозрачное стекло витража на окне. Он осветил лицо Лилианы, выхватив в образе синюю прядку, ухо и щёку, покрытую румянцем. Отличный здоровый румянец. Хорошее питание, хороший сон, тренировки на свежем воздухе... только что вечная простуда. Да и шуш с нею - один флакон бодроперцового и как не бывало. Отогнав посторонние мысли, Орис попыталась поймать взгляд Лилианы. Это ей не удалось. Вероятно, немедленно узнать причину пустой аудитории не удастся, а скорее всего, узнавать придётся и не здесь, и не от мисс Портер. Пустой желудок напомнил об обеде. - Вот что... - профессор Сордео услышала отдалённый звук колокола, отбивающего четверть часа. Было без пятнадцати минут два. - Я отправляюсь на обед. И приглашаю вас последовать моему примеру.

Лилиана Портер: Лилиана поймала неодобрительный взгляд Орис и спрыгнула с парты. Даже в таком простом движении девушка не могла без кратковременных полетов. Ходили слухи, что и спать гриффиндорка ложилась весьма своеобразно: разбегалась еще в коридоре и словно бладжер-истребитель влетала в кровать. И еще ни разу не промахивалась, спортсмен же. Благо жизнь в Хогвартсе редко позволяла расслабиться и Лили можно реализовать свою энергию почти на максимум. Как и следовало ожидать, Орис сразу перешла к расспросу: - Почему, собственно, ваш кабинет пуст? Лилиана почувствовала, что краснеет и не может никак это контролировать. Солнечный луч ударил в лицо и девушка зажмурилась на несколько секунд. Конечно, можно было выдать сейчас отработанную много раз в голове за последние минуты версию, но обманывать профессора Сордео не хотелось. Если перед кем-то Лили и могла слукавить, но только не перед этой женщиной. А, значит, если худшие опасения Лили подтвердятся, то придется просить отставки. И покинуть Хогвартс? Но может быть, ей разрешат остаться хотя бы в качестве школьного тренера? Да, больше всего в этой ситуации девушку страшило именно то, что ей грозит расстаться с замком, если только она не выберет более подходящую для себя специальность... Но стоп. Разве подходило ли ей что-то больше, чем спорт? Лилиана медлила с ответом, но Орис не собиралась устраивать допрос с пристрастием, возможно, решив отложить это дело до вечера. Значит, до вечера у профессора Портер была уникальная возможность узнать правду и решить свою собственную судьбу. Когда адреналин в крови достигает высокого уровня, можно и перестать адекватно оценить пространство и время. Поэтому Лилиана точно не сказала бы, сколько длилась эта пауза - может быть, тридцать секунд, а может и минут десять. - Я отправляюсь на обед. И приглашаю вас последовать моему примеру. - По всей видимости, выяснять причину отсутствия учеников и парящего по классу преподавателя, причем не на метле, что хотя бы соответствовало тематике занятия, а в своей анимагической форме, не было первостепенной необходимостью для Орис в данный момент. Оно и понятно. Ведь Лили собственноручно оставила сегодня коллегу без завтрака. Невольно у Лилианы мелькнула мысль, что ее собственные неудачи имеют свойство переходить и на окружающих. Но Лили отогнала от себя эту мысль, как и много других похожих мыслей, которые приходили к ней сегодня со времен утреннего инцидента. Внезапно Лили вспомнила, что та записка все еще была в кармане мантии. Девушка инстинктивно коснулась рукой того самого кармана, но мгновенно осеклась. - Да, профессор, вы правы. Перед тренировкой на драконбольном стадионе нужно пополнить запас энергии, - профессор Портер выдавила подобие улыбки и покинула кабинет вместе с коллегой. Ролевая перенесена в локацию Большой Зал: Стол для преподавателей.

Лилиана Портер: Осень 1994-го года. Год проведения Турнира Трех Волшебников в Хогвартсе. Первый год выпускница Гриффиндора и нынешний ловец "Татсхилл Торнадос" Лилиана Портер проходила стажировку в Хогвартсе в качестве преподавателя Полетов на метле. Точнее ассистента преподавателя. Хотя в последнее время Роланда все чаще полностью доверяла девушке уроки младшекурсников, нагрузка в этом году была не очень высокой. Все благодаря Турниру Трех Волшебников, из-за которого соревнования между факультетами за Кубок по квиддичу были отменены. Еще бы, ведь Хогвартс в этом году представляют аж два участника и все поглощены этим событием, а также общением с иноземными волшебниками. Но многим поклонникам квиддича было несколько грустно, ведь соревновательных дух - это неотъемлемая часть спорта, и Лили часто думала этой осенью, что ее везению мог позавидовать сам Невилл Долгопупс. Первый год преподавания в Хогвартсе и готовить к матчам не нужно ни одну команду... потрясающий успех. С другой стороны, это была возможность более постепенно осваивать азы педагогики, и про этот единственный плюс Лилиана напоминала себе каждый день. Но что сподвигло Лил встать на путь преподавания? Неужели она не была счастлива, ежедневно рассекая на метле в поисках того самого мяча, периодически получая травмы различной степени серьезности и забавности?.. Конечно, она была по-своему счастлива, однако девушка всегда считала, что нужно иметь как минимум две профессии и вот в возрасте 32 лет Лилиана отправилась на поиски второй себя... разумеется, в Хогвартс. Будучи преподавателем, Лили также могла быть ближе к детям, что тоже было немаловажным фактором, повлиявшим на решение выпускницы. Более того, карьера спортсмена не вечна, а преподавателя... если судить по профессору Бинсу, преподавать в Хогвартсе при огромном желании можно целую вечность. - Перкенс... К сожалению, вам нужно переделать эту работу. - Светловолосый четверокурсник Пуффендуя хмуро смотрел на Лилиану. - Если честно, это... никуда не годится. Поймите, чтобы стать хорошим квиддичистом, необходима не только хорошая физическая подготовка, нужно уметь выстраивать тактики! А в условиях игры строить их нужно быстро. Вся эта теория вовсе не наш с мадам Трюк каприз, уверяю вас. И да, даже будущему ловцу нужно это уметь! Что же, если вы со мной не согласны, разрешаю оспорить мое утверждение, но в письменной форме. - Лили улыбнулась. Все-таки быть строгой - это не так просто. Ученик покинул кабинет. Сложно сказать, захочет ли он продолжить изучение теории квиддича или будет в тайне надеяться, что Лили на следующий год преподавать не будет и он спокойно попадет в команду, неизвестно. "Молодец, профессор Портер! Твоя первая педагогическая победа - студент наверняка решил, что квиддич - это скучно, а твои занятия могут разве что по увлекательности сравниться с лекциями по Истории магии!" Вдруг взгляд Лилианы остановился на часах. 18:55. Именно сегодня к ней должна прийти ученица, чтобы взять уроки... внезапно! легилименции. Очевидно, старшекурсница подслушала ее разговор с другим преподавателем, из которого было ясно, что Лил неплохо владеет искусствами, связанными с управлением сознанием. И все же, странно, что этой девочке уроки понадобились именно сейчас и помощником выбрана именно мисс Портер. Особенно, учитывая, что это была ученица Слизерина. Отношения между гриффиндорцами и слизеринцами во время студенчества девушки были в целом довольно сложными и натянутыми. Кажется, что с тех пор ничего не изменилось. Однако Лилиана дала согласие на эту встречу. Что же из этого выйдет?..

Гретель Худек: Весь вечер Гретель была сама не своя. Находится в комнате было невыносимо скучно: бестолковые соседки по комнате только раздражали, и остро ощущалось, как же всё-таки хочется запустить в них каким-нибудь особенно болючим заклинанием; книги тоже не отвлекали от постоянно преследующих мыслей, а накопившаяся стопка писем, вызывала желание просто их сжечь. Бросив что-то нечленораздельное своим собеседницам, слизеринка вихрем вынеслась из спальни, громко хлопнув дверью. Пройдя в гостиную она надеялась застать там только тишину, но не тут то было. Ученики старших курсов, разместившись где-то в дальнем углу живо обсуждали что-то там об этом треклятом турнире. Младшекурсники, хоть и в меньшем составе, но всё-таки тоже собрались маленькой стайкой, и сидя за столом бурно обсуждали недавно прошедшее соревнование турнира. Скорчив от досады лицо, Гретель прошествовала к пустующему у камина креслу, удобно уселась, скрестила руки, и, уставившись в огонь дала волю своим мыслям... Не то чтобы Гретель был не интересен турнир, вовсе нет. Просто последний курс, ЖАБА, нервы напряжены как струна. Дома тоже было не всё гладко: постоянные письма матери об отце, в котором каждая строчка сквозила беспокойством, какая-то напряжённость по поводу собственного будущего. Прошедшее нападение Пожирателей на волшебников во время Чемпионата по квиддичу стало яблоком раздора в семье. Возможное присутствие там отца не на шутку встревожило мать Гретель - Василису. Конечно, она во всём слушала своего мужа и всегда поддерживала его, но это казалось само собой разумеющимся в повседневной жизни, когда же дело стало касаться безопасности семьи, её престижа, фрау Худек стала умолять мужа быть осторожнее и не ввязываться во всё это. И не найдя в этом призыве отклика у мужа и поддержки со стороны свекрови и свёкра, Василиса стала хоть и нечаянно, но всё-таки жаловаться на это своей дочери Гретель. Слизеринка понятия не имела, что же отвечать на письма матери. Она была полностью на стороне отца, считала его действия единственно верными, но и мать расстраивать ей не хотелось. Так же в своих письмах мать ясно давала понять ей, что опасается, не вступит ли сама Грет на сторону Пожирателей, не станет ли их сторонницей. Но девушка упорно игнорировала эту тему, хотя понимала, что именно так и будет, она вступит. И матери придётся смириться. По сути, Гретель ничего не знала ни о войне, ни о пытках, и вообще о том, что такое жестокость с практической точки зрения. Всё это было "красиво" лишь на словах, а о том, что же там на деле, она старалась даже не задумываться, тем самым показывая даже самой себе, что не очень-то хочет иметь со всем этим дело и творить делишки своими руками. Треск горящих поленьев отвлёк девушку от неприятных раздумий. Выглянув из-за кресла, и осмотрев гостиную она заметила, что младшие курсы уже ретировались по спальням, а сокурсники всё ещё о чём-то мирно беседуют. Усмехнувшись, Гретель снова устроилась поудобнее и уставилась на огонь. -Скорее бы уже завтра наступило, что-ли... - мрачно пронеслось в её голове. Глубоко вздохнув, ею вновь овладели мысли и воспоминания. Пару неделями ранее на неё вдруг снизошло, что дожив до седьмого курса, практически закончив школу и вступив во взрослую жизнь, она не владеет такими нужными для пожирателя навыками как окклюменция и легилименция. Если окклюменция была безусловно важна и нужна, то лелилименция была ей просто интересна как возможность "проникнуть в чужие мозги". А несколько дней назад помог случай в решение столь важной проблемы: идя рано утром по коридору в Большой Зал, она услышала краем уха разговор двух преподавателей. К слову, одна из них, недавно закончившая Хогвартс была гриффиндоркой, что уже было раздражающим фактором, но о её подвигах в квиддиче не знал, разве что, совсем отсталый от жизни человек. Не придав этому никакого значения, девушка уже было хотела завернуть в очередной коридор, как вдруг из-за угла в буквальном смысле "вылетел" другой ученик. Неудачно столкнувшись с ним, книги и плохо висевшая на плече сумка Гретель оказались на полу. Этот ученик, пуффендуец, её ровесник тут же стал извиняться и пытаться помочь всё собрать. -Не стоит! - раздражённо сказала Гретель, и вырвав свою книгу из рук пуффендуйца, стала сама собирать свои пожитки. Что-то пробурчав в ответ, пуффендуец ретировался. Нервно убирая перья и несколько свитков в сумку, рука Гретель вдруг замерла на полпути. Нет, она не ослышалась. Одна из преподавательниц, а именно Лилиана Портер произнесла слово "лигилименция". Слизеринка вся превратилась в один сплошной слух. -Так, так, так...неужто умеет? - промелькнуло в голове слизеринки. Из её слов следовала, что она владеет и лигилименцией, и окклюменцией. -Отлично. - девушка внутренне ликовала. Быстренько всё собрав и убрав, она отправилась в Большой Зал. Слизеринка решила во что бы то ни стало напроситься на урок по легилименции к Портер. О том, что она "гриффиндорка" она старалась даже не задумываться. В конце концов, едва ли это как-то повлияет на её личное отношение к ней. После завтрака девушка подошла к Портер, чтобы никто из своих не заметил и без стеснения сказав, что слышала о её умениях, попросила дать ей урок. Услышав в ответ место и время встречи, девушка, чтобы не "спалиться" быстренько ускользнула на занятия... Отогнав от себя воспоминания, Гретель, будто очнувшись, вновь осмотрела гостиную. Как ни странно, было уже пусто. Огонь в камине почти угас, и девушка начала подмерзать. Посмотрев на часы, слизеринка слегка потянулась, и встав, направилась к себе в спальню моля Мерлина, чтобы её соседки уже спали. Тихонько отворив дверь и заглянув во внутрь, Грет вздохнула с облегчением - все спали сном младенца. Мудро решив, что чем быстрее заснёшь, тем быстрее завтра, девушка незамедлительно отправилась в постель. Следующий день показался девушке довольно быстрым и ритмичным, а занятия интересными и познавательными. Время неминуемо близилось к вечеру, и вот, когда стрелки приблизились к 19:00, слизеринка постучалась в кабинет Лилианы Портер. Не став ждать, что довольно самонадеянно с её стороны, разрешения войти, она отворила дверь и уверенно вошла в кабинет.

Лилиана Портер: Что заставило Лилиану согласиться на довольно странную просьбу? Разве адреналин ее первых педагогических побед и поражений не был достаточной причиной того, чтобы не искать других приключений в замке? Оказывается, нет. Лили так надеялась, что в этом году хотя бы немного сможет поделиться своим мастерством со спортивными школьными командами, но мечты ее разбились о суровую реальность уже 1-го сентября. Возможно, Лилиана дала согласие на обучение слизеринки, чтобы все-таки дать выход ее нерастраченному учительскому энтузиазму, несмотря на некоторые детали, весьма бросающиеся в глаза. Гретель явно не хотела, чтобы о ее просьбе кто-то узнал, во-первых, она обратилась к выпускнице Гриффиндора, во-вторых, и, наконец, девушка обратилась с просьбой помочь ей в освоении именно легилименции и ни слова о том, что она хочет не только научиться проникать в чужое сознание, но и защищать свое, что бывает гораздо важнее в практике волшебника. Помнится, что Лилиана сама в первую очередь училась защищать свое сознание и знала, что в обучении легилименция тренируется неразрывно с окклюменцией, особенно на первых этапах. Еще одной немаловажной причиной, почему Лилиана решила взять на себя такую необычную дополнительную нагрузку, было, как ни странно, чувство одиночества. В замке учились дети Лил, но они были поглощены своей студенческой жизнью и событиями турнира, поэтому виделись они в основном весьма отрывочно в Большом зале и иногда вечерами в гостиной. Среди профессоров у Лилианы не сложилось на тот момент особо доверительных отношений, хотя девушка была положительно настроена на общение с коллегами. Был среди коллег человек, которого мисс Портер знала еще со школьной скамьи, однако с Северусом Снейпом они практически не пересекались. Лил не стремилась контактировать с человеком, который был весьма неприятен ей в школьные годы, а профессор Снейп тоже успешно делал вид, что не знает о существовании "грязнокровки Портер" Лили достала из ящика блокнот и открыла нужную страницу. Столбик из нескольких пунктов, написанных мелким, почти что каллиграфическим почерком оглашал то, что нужно сделать в первую очередь, когда ученица придет на первое и, возможно, не последнее занятие. Итак, список гласил: 1. Познакомиться с девочкой, создать атмосферу доверия и непринужденности. 2. Завести отстраненный разговор и постепенно перейти к мотивам освоения легилименции. 3. Узнать о текущих возможностях студентки относительно легилименции и окклюменции. 4. Перейти к первому практическому испытанию, исходя из имеющейся информации. Да, несмотря на свойственную гриффиндорцам непредсказуемость и безбашенность, что в какой-то степени присутствовало в характере Лилианы, девушка была по-когтеврански скрупулезна и последовательна в тех делах и проектах, за которые несла ответственность. Хотя об этом мало кто знал, ибо внешние проявления свидетельствовали скорее о том, что "Импровизация - наше все" было девизом Лили по жизни и только близкие знали, что даже самые неожиданные импровизации с ее стороны могли быть спланированы несколько часов-недель-лет назад. Время бежало стремительно и, едва Лил убрала свой блокнот в ящик стола, раздался стук и почти сразу же в кабинете появилась Гретель Худек. "Смело!" - мелькнуло в мыслях преподавателя. "Это свидетельствует либо о том, что субординация - это не ее стихия, либо о том, что девушка даже не пытается скрыть свое желание приступить к обучению!" Учитывая, что Гретель училась не на Когтевране, первый вариант был более вероятен, но Лили не стремилась вешать на человека ярлыки, только исходя из его принадлежности к факультету. Мисс Портер встала из-за стола и посмотрела на свою гостью. Пары секунд оценивающего взгляда хватило, чтобы понять, что Гретель, хоть и была прекрасно сложена, не является поклонницей магического спорта, а, значит, вероятность того, что Лилиана и мисс Худек могли бы пересечься где-то помимо Большого зала и коридоров, стремилась к нулю. Однако встреча произошла и обстоятельства ее были весьма занимательны. - Нынче в Хогвартсе очень насыщенный событиями год. - Заметила Лилиана. - Но, кажется, вам хочется его сделать еще более памятным для себя? - Лил улыбнулась. Во время уроков девушка относилась к ученикам разных факультетов с одинаковым вниманием и терпением, причем это давалось ей без усилий. Поэтому, видя сейчас перед собой старшекурсницу Слизерина, Лилиана не испытывала какой-то особой неловкости или неприязни. Признаться, Лил наоборот с интересом смотрела на тех, кто носил зелено-серебристые галстуки, ибо их поступки, как и их мотивы, были порой крайне интересны. А Лили любила разгадывать жизненные головоломки. Хотя квиддичу, все же, отдавала предпочтение.

Гретель Худек: Как только девушка очутилась в кабинете, её взгляд тут же врезался в профессора Портер. Немедля состроив "важное" лицо, Гретель остановилась недалеко от стола преподавателя. Присесть за рядом стоящую парту вот так запросто не позволяло воспитание, да и к тому же хоть она и не на уроке, как бы там ни было, она всё же в кабинете учителя. Снова мельком глянув на Лилиану, девушка отметила, что та выглядит весьма дружелюбно, никакой колкости во взгляде или насмешки. Хоть Портер и была профессором, у неё на уроках ей бывать не доводилось. - Нынче в Хогвартсе очень насыщенный событиями год. Но, кажется, вам хочется его сделать еще более памятным для себя? - разрезал вечернюю тишину голос профессора. Гретель слегка улыбнулась. Немного натянуто и наигранно, но всё же. - Поверьте, профессор, достойных игроков на Турнире нет. А посему, и следить за игрой особого желания нет. Экзамены - это скорее досадная неприятность, а не событие. А вот учиться чему-то действительно нужному и полезному нужно как всегда самому, и позаботиться об этом тоже приходится самостоятельно. - слизеринка проговорила это глядя на профессора, но потом тут же отвернулась к окну. Да, мысли в её голове были примерно такими: раз уж профессора учат нас как махать палочкой и сидеть на метле, то тогда ученикам самим нужно выпрашивать себе занятия по более интересным предметам! Если честно, Гретель быстро пожалела о своих словах. Ей не хотелось, чтобы Лилиана видела, что для неё это действительно важно. Хотя, это, возможно, было понятно профессору уже тогда, когда она подошла к ней в Большом Зале.



полная версия страницы