Форум » Преподавательское крыло » Кабинет неестествознания » Ответить

Кабинет неестествознания

Мари Раймон: Просторное серое помещение было выбрано профессором неестествознания под кабинет специально, несмотря на то, что сама Раймон питала слабость к уюту и теплу. Практически голые стены, несколько старых тяжёлых парт, широкий учительский стол и доска почти на всю стену - вот и вся аскетичная обстановка кабинета по неестествознанию. Такую комнату не жалко заляпать упырьей кровью, выбить окно-другое или пустить резвиться стадо вурдалаков. В самом углу помещения стоит полуразвалившийся камин, рядом - старый шкаф с немногочисленными учебными пособиями, а в красном углу на почётном месте висит портрет Аластора Грюма.

Ответов - 29

Мари Раймон: Мари почти незаметным движением палочки зажгла все свечи на массивной чугунной люстре. Кабинет сразу окрасился в теплый оранжевый свет. Неприкаянный боггарт быстро юркнул в нижний ящик шкафа, шальная гарпия спохватилась и выплюнула маленького шушонка, а кикимора вспомнила, что она вообще-то болотная, и с отчаянным бульканьем нырнула в кадку с болотной жижей. В кабинете воцарилось некое подобие идиллии. Раймон устало вздохнула, чуть прикрыла глаза и попыталась взять себя в руки. ...своей комнаты в Хогвартсе у Мари не было. Раньше, ещё до окончания университета, она по старой доброй гриффиндорской традиции жила на чердаке Башни, как это было принято у выпускников. Потом - на съёмной квартире. А через некоторое время у мракоборца наконец появился дом. И плевать, что жилплощать как таковую приходилось менять практически после каждого задания, ощущение Дома не покидало Мари ни на минуту. А сейчас там, дома, пусто. И холодно, несмотря на летнюю жару. Потому аврор плюнула на всё и рванула в Школу, решив, что старый рассохшийся диванчик в кладовке вполне сойдёт в качестве кровати, а с упырями и гарпиями куда веселее, чем одной. Но тут Мари внезапно вспомнила, что сегодня к ней обещали наведаться будущие лаборантки. С трудом отогнав пленительную мысль о сне, Раймон заставила себя сесть на краешек своего стола и начать листать конспект завтрашнего урока - нужно же хоть иногда соответствовать образу приличного педагога.

Gwen Bellez: Гвен быстрым шагом, переходящим на голоп, неслась в кабинет профессора Раймон. На ходу девочка пыталась нацепить халат, попутно отряхнуть с него крошки и рыбью чешую. Чешуя отступать не хотела и нагло продорлжала висеть и липнуть к белоснежному халату, накрахмаленному и буквально вчера еще, идеально чистому. "МакФрай! Опять ела селедку и вытирала руки об мои вещи...За тряпку приняла наверно" Беллез возмущенно выдала несколько нецензурных слов, обещая отодрать Дебре уши, а в комплекте с ними и руки. Вырвавшись из возмущенных мыслей, слизеринка поняла, что ее бешенный голоп достиг пика, скорость развилась такая же, как и у резвой козы, что скачет по горам. "Главное не влепиться в косяк" Беллез медленно сбавляла темп. Но кабинет профессора все-таки проскочиа. "Лаборантка" пронеслось в голове. Гордо задрав тот самый котелок, в котором по логике вещей хранится серое вещество, Гвен постучала в дверь. Может кому-то и не понравилась бы данная должность, но Гви была просто в восторге. Такая честь...не каждому выпадает шанс. Вот только второй лаборантки невидно было. Кассандра опаздывала. "Блэкстоун, ну и где ты? Явно в Хогсмиде, в пабе пропадает" ухмыльнлась девочка и застыла в ожидании...чуда. Ну или профессора Раймон.

Мари Раймон: Раздался стук в дверь. Раймон прикрыла глаза и попыталась определить стучавшего по высоте звука и характерному постукиванию костяшек. Через пару секунд аврор с раздражением заключила, что это явно человек, и что до мэтра Грюма, который мог вот так заранее знать и возраст, и внешний вид, и информацию о судимостях того, кто к нему постучался, ей самой ещё очень далеко. - Войдите, - как можно более приветливо гаркнула Раймон.

Gwen Bellez: Гвен распахнула дверь и ввалилась в кабинет. Стараясь прикрыть рукой блестящую на халате чещую сельди, девочка улыбнулась во все 26 зубов. Ну да, улыбка не голливудская, щербатая, ну зато какая индивидуальная-то. Прям изюминка. Продолжая расхваливать в уме себя любимую и неповторимую, Беллез пригладила рыжеватую, торчащую дыборьком челку. - Доброго вечера, профессор - не забывая прикрывать рыбье напоминание о Толстане - лаборант Беллез прибыл в колличестве одного штука - отрапортировала Слизеринка и вытянулась по струнке.

Мари Раймон: - Доброго, Гвен, - Мари брезгливо осмотрела одеяние слизеринки, думая, заставить ли лаборантку для начала надраить до блеска ботинки и пуговины на шине... э-э... в общем, приучить ли её к суровым правилам аврорской военной подготовки. - Первое задание: снимите с себя это пятнистое нечто. От вас такой запах, словно вы делили с русалкой ухажёра. На её, причём, территории. Ещё раз внимательно посмотрев на девочку, Мари еле удержалась от добродушной улыбки: отчего-то слизеринка напоминала ей тех перепуганных ребят, впервые переступивших порог Лондонского Аврорского Университета.

Gwen Bellez: Девочка прыснула в кулак - Это все...вообщем это сельдь. Хорошая, свежая и отборная. Я ее с кухни сегодня утром стащила...то есть взяла - Гвен улыбнулась, но халат таки сняла - А ухажеры у русалок так себе..Тьфу на них. Мороки больше, толку ноль!) Беллез внимательно посмотрела на профессора Раймон. "Я что, опять нос зеленкой замарала?" подумала девочка и слегка пожала плечами. И что меня сегодня ожидает...или поджидает? - с любопытством и легким страхом осведомилась ученица. Гвен осмотрела стены кабинета, парты...Раньше кабинет был более строгим и серым, но в свете свеч помещение изменилось. Стало уютнее.

Мари Раймон: - Мусорное ведро позади вас, у двери, - многозначительно добавила Раймон, бросив взгляд на халат. - А заниматься вы будете нечистью. У меня совершенно нет времени с нею возиться, кладовка превратилась в местный филиал преисподней - домовики отказываются там прибираться, как выведу вурдалака кому-нибудь показать, так половина класса в обмороке - одни от страха, другие - почуяв источаемый нечистью запах. Признаться, в тот раз запах пронял даже профессора: пришлось провести полевую практику без подготовки в классе. Передёрнувшись от неприятных воспоминаний, Мари вернулась к сути разговора: - Заодно потренируетесь в дрессировке нечисти. Они на самом деле все очень милые. Просто немножко грязные и... кровожадные дикие монстры, - начистоту выдала Раймон. - Зато я оформлю вам пожизненную страховку и отдельную палату в Св. Мунго, - заискивающе произнесла профессор. Дверь кладовки чуть было не сорвалась с петель. За ней раздался душераздирающий вой. - И мемориальную доску. "Они погибли героями".

Gwen Bellez: Гви обернулась и посмотрела на ведро. Выкидывать халат было жалко, мог и на тряпки пойти...Но, раз уж нужно, то...Беллез кинула в урну некогда белый куоск неахти как сшитой материи. Внимательно выслушав профессора и заинтересованно глянув на кладовую. Там явно происходили бурные, активные действия. Затем последовал звук, напоминающий пение в душевой, исполняемое троюродным дядей Эрлом, со стороны прабабушки крестной племянника Гвен. Стараясь не углублятся в родовые потемки, девочка вновь улыбнулаь своей неповторимой улыбкой. - Пожизненная страховка и лечение в Св. Мунго? - предложение как-то зацепило. Выгодно однако. Задумчиво почесав затылок, Гвен скривилась при словах о "мемориальной доске". - А на доске мой портрет будет? И желательно в парадной мантии, чтоб всем приятно смотреть на "героя" было...- Гвен задумчиво протянула.

Мари Раймон: Как только нечто, что слизеринка отчаянно пыталась выдать за рабочий халат, оказалось в мусорной урне, оно вспыхнуло. Подумав, ведро кашлянуло облачком чёрного дыма. Мари поморщилась, ставя в голове галочку поработать над заклинанием, наложенным на урну. - Портрет будет посмертный. Если от вас с Касс что-нибудь останется... - легкомысленно бросила профессор, роясь в ящике у камина. Когда-то давным-давно она забросила сюда свой старенький белый халат, который одевала ещё во время работы в университетской лаборатории. Халат нашёлся. Лучше бы не находился. Мари, скривившись, изучила помятую серую ткань, всю в пятнах и дырах, прожженных особо мерзкими зельями. Смущенно хмыкнув, мракоборец отправила тряпку туда же, где совсем недавно подверглась кремации её предшественница. - В общем, сегодня обойдёмся без халатов, а завтра выдам вам с Касс новые. А сегодня по правилам я должна начать инструктаж по технике безопасности, - внезапно на парте, что была ближе всех к Гвен, материализировался внушительный томик с не очень позитивным названием: "Теория техники безопасности при работа с нечистью". Сколько там страниц, не помнила даже сама Раймон.

Gwen Bellez: Гвендолин изучающе посмотрела на книгу. Размеры сего произведения были ну уж ооочень внушительными. И вообще, это больше походило на увесистое орудие для убийств, ну или по крайней мере, поколечить таким было можно. Издав обриченный то ли вздох, то ли вой, Гвен с мольбой во взгяде посмотрела на профессора. -Это все нужно прочитать? - внушительные размеры пугали таки. В душе еще теплилась надежда, что всю книгу изучать не придется. Но что-то подсказывало, что отвертеться нет шансов. Девочка еще раз глянула на фолиант. В душе перебрав столько непечатных слов и проклиная автора, аж до пятого колена, Беллез еще раз издала вой. Он походил на предсмертный. Что впринципи и есть. Гвен лихорадочно соображала, нельзя ли найти какой лазейки, ну или чего нибудь в этом роде. Даже мысли о ужасной и кровожадной нечести так не пугали, как "Теория техники безопасности при работе с нечистью".

Мари Раймон: - Мой тебе совет: просто научись как можно быстрее бегать. И вопить. - Махнула рукой Мари. Сама она эту книгу удосужилась прочесть только перед выпускным экзаменом, после чего, конечно, все свежеприобретённые знания стали свежезабытыми. - Нечисть у меня довольно смирная. Как назло в подсобке зарычал обращённый оборотень. - Ну и сытая. На вас с Касс они, думаю, не польстятся.

Gwen Bellez: Облегченно воздохнув, Гвен улыбнулась. -Ну бегаю я хорошо, а вот вопли у меня просто прекрасные, прям меццо-сопрано - Беллез показала язык "Теория техники безопасности при работе с нечистью". Девочке показалось, что профессор ее все-таки заметил. Хотя по сути, никто и ничего не должен был заметить. - Не польстятся? А вдруг они любят костлявых девушек с высоким содержанием...холестерина в крови? - Гвен нервно затеребила край рубашки - или может у вас нечисть на экзотику потянет? Ну там...на всяких лаборанток?

Мари Раймон: - Я, конечно, в психологии нечисти разбираюсь неплохо, но об изменениях их гастрономических предпочтений не имею никакого понятия, - хмыкнула Раймон и взмахнула палочкой. Дверь подсобки резко отворилась. В духе классических фильмов-ужастиков из подсобки потянуло холодом, оттуда словно выползал практически материальный мрак. Дверь таинственно покачивалась на петлях, чуть поскрипывая. Из подсобки пополз серебристый туман.

Kassandra Blackstone: В ту же минуту распахнулась дверь кабинета, и в полумрак помещения ввалилось нечто миксантропичное, потому что с одной стороны торчала Касс, а с другой нечто пушисто-лохматое, которое периодически добротно подвывало. Хотя... может это Кассандра подвывала - в барахтающейся на полу куче было трудно что разобрать. Идентификации подлежали также пара тряпок, звякнувший бутылками мешок и табачный дым. Домовитая гриффиндорка, не обращая внимания на поплывшее нечто серебристое по кабинету и застывшие лица (а кое у кого и палочки в руках) выкарабкалась из постанывающего вороха предметов, подхватила на руки пушистый комок и усадила на стул в темный, подернутый пылью, паутиной и чайником угол лаборантской. Пушистый комок тут же задымил трубкой и, стащив со стола "Теорию техники безопасности при работе с нечистью", принялся за чтение. - Гвен, - завопила Касс, - глянь, что я нашла. Он няшка, правда? Правда, я не знаю, кто это... Подняв глаза, девушка воззрилась на Гвен. Но это была не Гвен, а вовсе даже профессор, глаза которой нехорошо поблескивали. - О, профессор! - ничтоже сумняшеся протянула Кассандра. - И вы тут? Э-э-э, а я вот тут... это... ну... подарочек, вот. И уставилась довольными глазищами на ... - Он такой милый... - с нежностью в голосе произнесла четверокурсница. - И укусил всего раз пять -шесть... ну, или семь, я не считала. - закончила свою реплику мисс, вытирая окровавленные пальцы о хрустящий белый халатик.

Мари Раймон: - Касс. - Строго начала Мари, - Касс, это был такой серьёзный и по сценарию страшный момент!.. Ты испортила мне всю мистику. Из подсобки, рассекая таинственный туман и клочья тьмы, торжественно выплыл старый рассохшийся диван. За ним в свою очередь шлейфом расстилалось облако пыли, древней и весьма реликтовой. Диван скосил глаза-пуговицы на присутствующих, и, решив, что они не особо достойны более детального изучения, проплыл мимо, в угол, где и устроился. Раймон же тем временем изучало рыжее и в тельняшке, что притащила Касс. Окинув кота профессиональным взглядом, аврор причислила его к магическим существам класса С, подкласс разумные, вид говорящие. - Чудо какое, - в конце-концов умилилась Мари, полностью убедившись, что кот не является нечистью, нежитью или американским шпионом.

Gwen Bellez: Гвен так внимательно, затаив дыхание ожидала чего-то из чулана, но во время кульминации, в помещение ввалилась вторая лаборантка, Касс. Девочка тащила что-то рыжее и мохнатое. - Уиии! Какое...чудо! Няяшка просто - умиленно вскрикнула - Ты где его обнаружила, мм? Гвен оценивающе посмотрела на халатик Касс, в следах от крови и вспомнила свой..в селедке. Как же безжалостно его сожгли! Но плакать и убиваться по этому поводу было некогда. Беллез в ожидании уставилась на Гриффиндорку. Девочку одалевало желание потискать нечто. С каждой минутой оно все больше и больше нарастало.

Kassandra Blackstone: Фыркнув, Касс проводила глазами пыльное чудовище, облившее ее презрением, и уставилась на профессора. - Профессор, ммм.. мэм! Вы ж гляньте - где ваш кабинет и где тая мистика? - брови лаборантки насмешливо взлетели вверх. - У вас здесь все ясно: тебя едят - беги, тебя кормят - не ешь! Пока меня ваш артефакт не слопал, все в порядке, - девочка жизнерадостно звякнула чем-то стеклянным в мешке, нырнула в подсобку, раскрыла рассохшиеся дверцы видавшей виды, невесть как сохранившейся в обновленном кабинете, тумбочки, и деловито стала что-то вытаскивать из мешочка, сгружая ценный (а другой она и не таскала никогда) товар в бездонные недра реликтового сооружения. - Корм это, для кота! - невразумительно промычала она, выскочив из мрачного закутка и отводя глаза. - Животину кормить надо чем-то же... Исполнив свой долг, Кассандра невозмутимо, но мстительно улыбаясь, плюхнулась на диванчик, взметнув тучи пыли. Мстя не удалась... Отчихавшись, она критично оглядела себя, попыталась отряхнуться, но добилась только того, что на кровавых разводах некогда белоснежного халатика появились симпатичные грязно-бурые полосы. Плюнув на бесполезное, но увлекательное занятие по приведению униформы в соответствие с художественным вкусом племени самоедов, мисс таки соизволила объясниться: - Это новосельческий кот! Я его .. ну.. той... в подземельях случайно нашла. Сидит, гадина, посреди дороги и курит. А ты обходи его! Ну я ж не могу спокойно на несправедливости жизни смотреть, вот и прихватила его в качестве сурпрайза! - возмущенно вещала новоиспеченная лаборантка, критично оглядывая бесхалатиковую Гвен, умилившуюся профессора, ухмыляющегося, читающего кота, серые пустые стены и свои грязные ногти. - У нас ведь новоселье, как у лаборанток? Так положено кота завести, чтобы счастье нам было, халатики чистые вовремя выдавали и какое-никакое жалованье, а то лаборантки сожру.. полакомятся местными экспонатами с голодухи! Да, Гвен? - неожиданно повернулась она к подруге, явно призывая ее в свидетели чрезвычайной студенческой оголодалости. Судя по лицам обеих девушек, оголодалость достигла своего апогея в виде здорового румянца и неиссякаемого оптимизма, так присущих людям болезненным и немощным.

Мари Раймон: - Касс, вы можете прям сейчас же упасть на колени и умереть от приступа чересчур резкого восхищения: на данный момент вы восседаете на диване, который через какое-то время станет кроватью самой Раймон, - иронично сообщила аврор. - А кот мне ужасно понравился. И табак у него хороший, - потянув носом, заключила Мари. - Гвен, нечто, что вы желаете потискать, определённо будет протестовать. Подумав, что лекцию о технике безопасности можно провести в более благоприятной для мракоборца обстановке, Мари сосредоточилась на самом своём радостном воспоминании, пробормотала заклинание и через пару секунд взору троих присутствующих предстал профессорский патронус: серебристый пёс-лабрадор вильнул хвостом и уставился на хозяйку в ожидании чуда просьбы. Мари внимательно посмотрела на пса и тот с разбегу растворился в стене кабинета. - Итак, в ближайшее время мы будем снабжены необходимым продовольствием, а на данный момент наша задача состоит в том, чтобы обеспылить этого реликтового монстра, - Мари кивнула на диван. Потом, заметив халат Касс, саркастично добавила: - Дорогая, так уж тут повелось, что место для всех халатов, приносимых самими лаборантами, там, в углу, - профессор указала взглядом на мусорную урну.

Kassandra Blackstone: Быстро переместившись с не совсем мягкого диванчика на совершенно не мягкий пол, гриффиндорка плюхнулась на колени, но, трезво оценив ситуацию, переместилась в состояние турецко-поданного, ибо, ну чего же... - Спа-а-ать здесь будете? - Касс в отчаянье поглядела на Гвен... Планы рушились на глазах! - Ночью? - безнадежно уточнила. - Профессор, мм... мэм, тут не самое веселое место же, -жалобно протянула девочка, лихорадочно рыская по кабинету глазами, но зацепиться было не за что - терзающий носки кота шушик, шуршащий министерскими бумагами боггарт, пытающаяся изображать глубокий сон гарпия, волнуящаяся подозрительной рябью жижа в кадке. Всё как обычно, ничего этакого... - Ну я им устрою счастливое возвращение! - внезапно произнесла мисс Блэкстоун, мстительно скрипнув зубами и уставившись за окно. Было ясно, что местное население совершенно не при чем... По кабинету поползли нехорошие мысли Касс, которые она тщетно пыталась задекорировать невинным выражением глаз. Задумалась... - А, да, - всё так же рассеянно, - табак замечательный, не иначе у меня в тумбочке спер, сво... прелесть этакая. Проводив глазами патронуса, гриффиндорка слегка ожила, услышав божественное слово "продовольствие", но, оглядев пыльного монстра, приуныла. - Профессор же... я думала, что придется .. ну там, упыря кормить, или кого посимпатичнее развлекать. Мы же лаборантки! А тут - диван! Вот те на, нельзя же так! - жалобно всхлипнула. - А халатик... А что, мой халатик не подходит? Очень даже симпатичный, не находите? Зачем сразу в урну? - Касс любовно оглядела недавно сделанную на белой одежде роспись.

Gwen Bellez: Гвен скептически разглядывала диванчик. Ну да, это явно было не то, чего ожидали. Нахмурившись, Гвен повернулась к Касс - Ну что...будем начинать с малого...- в голосе как-то не слышалось энтузиазма. Резко, на каблуках, Беллез повернулась к профессору - Продовольствия? А какие? - глаза алчно заблестели. В вопросах выпивки и закуски еды и напитков, Гвен всегда была на стороже. Особенно трепетно относилась к последним. Посмотрев на душевные муки Блэкстоун, терзавшиее ее и халатик, Беллез обреченно вздохнула и покачала головой, мол все нас это постигнет.

Мари Раймон: Заметив явное расстройство на лицах студенток после официального объявления диванчика мракоборческом ложе, Мари усмехнулась: - И где же вы прикажете мне ночевать? Я опять без дома, несчастный бедный аврор без прописки вернулся в родную альма-матер, дабы не остаться холодной ночью на неуютных улицах... - вдохновлённо начала расписывать свои горести Мари, как вдруг посреди комнаты материализовался домовик, похожий на ножку круглого стола: над головой он нёс огромный поднос, уставленные всевозможными яствами. - Спасибо, - Мари улыбнулась эльфу и тот, чуть поклонившись, исчез. - И да, Касс, халат твой ужасен. Потому что красные пятна совершенно не идут к нашивкам, что я вам приготовила. Профессорская палочка была спрятана в рукаве свитера, потому показалось, что она не невербально произнесла заклинание вызова, а просто поманила рукой два небольших прямоугольника из многочисленных ящиков шкафа. Те шлёпнулись прямо перед студентками. - А теперь прошу к столу, - Раймон пристроила поднос на широкий разделочный учительский стол.

Kassandra Blackstone: Порадовавшись, что профессор не узрела явного расстройства желудков, лаборантка сочувственно выслушала проникновенную речь по поводу скупых аврорских радостей и жалкой участи бездомного профессора. Покивав для приличия, Кассандра не менее проникновенно ответствовала: - Профессор, да мы для вас готовы горы свернуть! Хотите, где-нибудь подушку стащим, м? - и с блаженным лицом приколола бейджик на халатик. - Спасибо, профессор! - любовно посмотрела на стильный бейдж. - Так мило с вашей стороны. Чувствую теперь себя заклейменной... Печально оглядев пыльный диван и все еще бесхалатиковую Гвен, Касс укоризненно улыбнулась профессору и подруге, достала палочку и просто очистила диванчик и свой халатик от грязи примитивным бытовым заклинанием... - Excuro! емае... - от других высказываний девочка воздержалась, поскольку профессора она все-таки побаивалась... Да что там, она ее просто ужасно боялась... Усевшись на чистенький диванчик, гриффиндорка воззрилась на профессора, краем глаза замечая самые аппетитные кусочки на подносе и всасывая обратно слюну... Но тихий голос посоветовал зажать в руках безоар, потому как, а вдруг?.. Тихий голос был услышан, и руки девушки стали медленно, но тревожно шарить по карманам. А глаза явно что-то семафорили Гвен...

Мари Раймон: - Кассандра, вы же не считаете меня величайшим отравителем, могущем снабдить принесённую из кухни еду ядом посредством одного только взгляда? - вежливо поинтересовалась Мари, глядя на отчаянные попытки гриффиндорки отыскать, как догадывалась Раймон, безоар. - Гвен, не слушайте её. Чтобы она не говорила, это слухи и происки иностранной разведки. Я чиста, как новорождённая, - Мари смерила Касс взглядом и подмигнула ей, - лань. Мари незаметным движением руки наложила на кофейник заклинание и тот послушно разлил горячий напиток по чашкам.

Gwen Bellez: Гвен видела попытки Касс что-то ей сообщить. Сначала Слизеринке показалось, что Касс просит плюшку, потом вообще следовало непонятное нечто. Гвен ничего не могла разобрать...Послышался голос Мари. - Конечно, профессор. И, кстати, спасибо за бейджики - любовно глянула на свой. "Аааа, точно! Касс безоар нужен!" наконец-то до Беллез, худо, бедно, но дошло, что хотела мисс Блэкстоун. Порывшись в своих карманах, девочка разачарована повела руками. Мол, Касс, не судьба нам. Либо самоотверженно кушаем и надеемся на все хорошее, либо сидим голодными. Лично Гвен, первый вариант намного больше нравился.

Kassandra Blackstone: Гвен было простительно ее легковерие, потому что она была знакома только с одним мракоборцем - бабушкой. А бабушки, как известно, души не чают во всяких там внучках или внуках, и обычно не используют свои навыки на любимых чадах. Но Касс уже успела хорошо познакомиться с семейкой Раймон (ее часть - Альмейда - пока ее минула, к счастью), поэтому твердо знала, что любые заверения мракоборца в собственной няшности есть не что иное, как завуалированный способ быстро и болезненно отправить тебя на погост. В лучшем случае, тебе придется пожизненно резаться в "двадцать один" с сокамерниками Азкабана. *... Впрочем, еще не известно, что лучше...* - логично вывела гриффиндорка. Кассандра невозмутимо выслушала тираду профессора, вежливо улыбнулась, заверяя взглядом, что конечно-конечно, все так оно и есть, вытащила из кармана платочек и промокнула вспотевший лоб. Уверение Мариэтты, что она ... лань, заставило девочку волноваться сильнее. *она еще и лань... прелесть какая...* - Что вы, профессор! Я верю вам как себе! *Ну вот, уже и себе верить нельзя...* - мрачновато подытожила лаборантка, пытаясь разглядеть на безмятежном челе ее работодателя хоть какой-нибудь намек на дальнейшие события. Но безмятежное чело было совершенно... безмятежным. В момент засовывания в карман промокшего платочка, был прощупан спасительный безоарчик. То, что он есть, Касс не сомневалась, потому что настоящий отравитель никогда не ходит без антидота, а иначе, ну какой ты к гхыру отравитель? Счастливо вздохнув, девочка приняла чашечку кофе, выбрала наиболее симпатичную ей плюшку и последовала примеру Гвен, т.е. вцепилась в нее зубами (в плюшку, не в Гвен). - Профеффор, фы хофели раффказать нам тефнику бевопаснофти, - напомнила она подозрительно улыбающейся Мариэтте.

Мари Раймон: - Расскажу. Только в присядьте для начала, м? А то мне как-то неуютно становится, - Мари первая последовала своему примеру и уселась за стол. Рассмотрев содержимое подноса, Мари решила не мелочиться и соорудила себе устрашающих размеров бутерброд. И перед тем, как вонзить в него зубы, вопросительно посмотрела на девочек: ну, садитесь, нет?

Kassandra Blackstone: Решив, что восседание за столом может оказаться весьма забавным, Касс быстро взгромоздилась на колченогий стул. Многоярусный бутерброд профессора привел девочку в состояние временной экзальтации. Поэтому, дождавшись, когда Мариэтта все-таки вонзит зубы в сию прелесть (нет, все-таки часто бывать рядом с мракоборцем вредно, начинаешь страдать паранойей), мисс Блэкстоун последовала ее примеру. И только природная скромность и шебуршащий под ногами шушонок не дали ей соорудить бутерброд больше, чем у работодателя. Понимая, что в данную минуту из-за какого-нибудь угла не выскочит маман, и не начнется мозгопиление на предмет того, что семейная честь Блэкстоунов была грубо попрана неприличным местонахождением локтей позора всего рода на столе, Кассандра, ничтоже сумняшеся, уперлась острыми локотками о столешницу, расположив аппетитного монстра напротив лица, несколько минут, как истинный творец, полюбовалась кулинарным шедевром, и, наконец (вы еще не устали?), принялась за его поглощение, причмокивая от удовольствия и запивая ароматным кофе. *Все-таки нам положительно повезло с профессором! - лениво раздумывала гриффиндорка, дожевывая шлепнувшийся на пол, но быстроподобранный кусочек бекона. - Правильную политику ведет: сначала накормит, а дело уже потом. Эх, придется действительно ее кабинет в соответствующий вид привести, а то скучноватый какой-то, неправильный*. Впрочем, сия бредовая идея была вызвана сытостью, звуками мерного почавкивания, мурлыканьем вконец обожравшегося кота (*даже "спасибо" не сказал, тварь. ну ладно, мы еще призовем тебя к ответу*), мерным поскрипыванием самораспахивающейся двери подсобки/лаборантской и чрезмерно ласковым взглядом вполне обожаемого профессора. *А дело принимает все более веселый оборот!* - решила лаборантка, подмигивая жующей Гвен.

Kassandra Blackstone: Чавканье, хрумканье и довольное сопение продолжалось довольно долго. Уже несколько минут мисс Блэкстоун тоскливо созерцала серые стены, прикидывая, как их можно расписарить (вроде, должно быть другое слово, но сытой рассудок Касс не смог его вспомнить), несколько пыльных экспонатов странной наружности, пустые кофейные чашки и умиротворенное лицо профессора. "не порядок... профессор должен быть в постоянном тонусе." - мгновенно среагировала девочка. - Профессор, так что там насчет техники безопасности? - сыто икнув, спросила она.

Нора Гард: Нора Гард знала, что ее ждет. Она бы назвала это смертью! Юная слизеринка, мис Гард, студентка Дома Воды и уже почти третьекурсница осталось только пережить каникулы шла поздним вечером, уже почти ночью, в сторону Преподавательского крыла. Как это могло прийти ей в голову, спросите Вы? Но дело как раз обстояло так, что пришло это в голову далеко не ей. Сама она бы не додумалась до такого! Потому что знала, что за некое деяние, которое собиралась совершить, ей голову оторвать могли. Точнее могла. Точнее родня. Еще точнее кузина. Дальше уточнять нет надобности. Нацепив капюшон черной-черной мантии на половину лица, Нора прислонилась спиной к стене и осторожно выглянула из-за угла. В мрачном коридоре не было ни души. Перед тем, как пойти на подобное преступление , Гард тщательно изучила проходимость этих мест профессорами и стажерами. К счастью, видимо, судьба была на стороне Норы, семинары уже давно проводились преподавательским составом. И старшее, угрюмое поколение тут встретить можно было редко. Но...всегда есть это но... Нора всегда знала, что стоит ей пойти куда-нибудь, как там собиралось всё и все, кого и не надо было собирать в местах ее нахождения. "Осторожность никогда не помешает!" - думала слизеринка. Лицо серьезное, непроницаемое, как будто она это делала всегда, а внутри девчонки сердце тарабанило так, что его, наверное, у ворот школы было слышно! Страшно было до шушиков! "Но что поделать! Выбора нет. Нужно действовать!" - мысленно подбадривала себя слизеринка и оставалась на месте. Она щурила глаза и всматривалась в легкий мрак коридора, ждала подвоха. Оборачиваться так, вообще, не рисковала! Позже, осознав, что стоя на месте, ничего не решишь, Нора все-таки пошла к нужной двери, которая вела в кабинет Неестествознания. Воровато оглядываясь,Гард подергала ручку двери, поняла, что такие двери открытыми не бывают и решила попробовать заклинание всеми любимое и известное. - Alohomora - тихо произнесла слизеринка, направив палочку на замок. И каким было ее лицо, когда замок без замедления щелкнул и открылся. Немое "ЧТО?!" так и оставалось на лице Гардище несколько до-о-олгих секунд. "И что? Так вот просто? Никаких сверхзащитных чар?!" - думала она, когда приоткрыла дверь. А потом до нее дошло почему все оказалось так просто. Кабинет давно никем не посещался и ,видимо, Милли пока просто не добралась до него. Нора прикрыла за собой дверь и окинула взглядом серую комнату, покрытую огромным слоем пыли. Эта пыль была повсюду, на тех немногочисленных партах, на огромной доске, которая висела в комнате. Гард как раз подошла к ней и провела пальцем по поверхности. - Палец теперь месяц отмывать буду - заключила Нора вслух. - Отрубить его будет быстрее. А ну ка брысь отсюда, нарушитель! - послышался голос со стороны красного угла. Гард громко вскрикнула и даже подпрыгнула на месте от ужаса и страха. Она быстро направила волшебную палочку в сторону, откуда шел голос. Но не видела там ничего. Кроме портрета. На нем был Грозный Глаз. По его ворчанию и едким замечаниям, Гард поняла, что если останется тут еще на несколько минут, ее точно схватят и не похвалят. Поэтому быстро оценив ситуацию, то есть осознав, что в кабинете нет ни нетопырей, ни шушиков, Нора решила, что лучшим выполнением задания : "Смотри по ситуации" будет оставить плакатище на одной и голых стен. Под недовольство Грюма...Нора достала из сумки плакатик, которым хотела поделиться с кузиной, и повесила его. А затем просто делала ноги. Быстро, сверкая пятками, надеясь, что никогда никуда не полезет! Не хватало только на бегу кричать громкое: "ААА!"



полная версия страницы