Форум » Нижние ярусы » Гостиная Пуффендуя » Ответить

Гостиная Пуффендуя

Hogwarts:

Ответов - 54, стр: 1 2 All

Аврора Рейдел: Здравствуйте! В этой гостинной что-то есть, или она закрыта?

Adeline Delhi: Аврора Рейдел Это зона РПГ, мисс.

Аврора Рейдел: Аврора осторожно вошла в гостинную и облегчённо вздохнула. Это была именно та комната, которую она искала. Всё в гостинной было в жёлто-чёрных тонах её факультета, это означала, что здесь и есть гостинная Пуффендуя. Сев в одно из кресел, Рейдел удивилась: похоже, здесьдавно никого не было. Но, в данный момент это было важно: может, скоро придут... успокоившись, Аврора достала пергамент и, нахмурившись, стала сочинять стих для Поэтического Сражения.


Аврора Рейдел: Аврора с утра наблюдала, как другие ученики ловят ключи, которые постоянно меняют сво "место". Решив, что ни в коем случае нельзя такое пропустить, Рейдел зашла в комнату, в которой ещё никого не было - гостинную своего факультета. Да... в гостинной, похоже, уже долго никого не было, а сегодня - точно никого. Войдя в комнату, Аврора стала снова разглядывать её: ключ может и потом появиться... - Эй! Есть тут кто-нибудь? - крикнула Аврора, заметя, что пыли на креслах уже нет. Никто не отозвался. Глубоко вздохнув, Аврора села в одно из кресел. Даже, если здесь никого не будет, то девочка отметит себе эту комнату, как единственную тихую.

Вивиан Портер: Вивиан заглянула в гостиную Пуффендуя, потому что: во-первых, оттуда как всегда невероятно соблазнительно пахло плюшками и вареньем. Во-вторых, Портер надеялась погреться в лучах дружелюбия местных обитателей. Не то, чтобы остальные факультеты не отличались особым дружелюбием, хотя бы тот же Грифф!.. Но иногда просто хочется оказаться у камина Пуффендуйцев, зависнуть этак на недельку, раз уж в ближайшее время отпуск у бабушки не светит. Вроде и кормят хорошо, и работать не заставляют. А еще полдня Вивиан провела в поисках некого ключа, но стоило ей оказаться в нужном месте, как ключ ускользал из-под самого носа, точнее, кто-то успевал его вовремя прибрать к рукам. Гриффиндорка уже почти отчаялась получить зачёт и немного расслабилась, как вдруг ключ возник в самом неожиданном месте и в почти пустой гостиной, где-то над ухом милой первокурсницы. - Ох, прости, дорогая. Аврора, верно?.. - Вив потянулась рукой через плечо девочки и взяла с полки ключ. - Хочешь, вместе поищем и для тебя? - Портер смущенно улыбнулась, прикидывая масштаб работ, который надо бы еще завершить до конца года.

Лива Унсет: Если бы кто-нибудь в этот момент оказался в коридоре, выводящим в пуффендуйскую гостиную, то наверняка увидел бы, как огромная коробка, из которой свисал блестящий дождик и разноцветная мишура плывет по воздуху. На самом деле, никакого волшебства в этом не было. Просто юная мисс Унсет была слишком мала для коробки, но вполне возможно, что коробка была слишком большой для юной мисс Унсет. В любом случае, это не помешало им встретится еще утром и направиться в гостиную, где ведьма не была, пожалуй, с момента своего распределения, чтобы превратить оную в рождественскую сказку. Цепко сжимая ее бока, Лива напевала себе под нос рождественскую мелодию и мня из себя по меньшей мере выдающегося дизайнера, раздумывала над тем, с чего начнет украшательство. Правда, с каждым шагом уверенность в том, что она вообще доберется до нужного места таяла. Во-первых, потому что, норвежка явно заблудилась в перестроенном за время ее отсутствия замке. К ее удивлению, то там, то здесь сновали незнакомые ей волшебники, весело смеясь или тихо перешептываясь. А во-вторых, мешал плохой обзор и четкое представление, где же все-таки находится пуффендуйская гостиная. Пройдя значительное расстояние, ее нога, как часто с ней случалось, нашла препятствие, о которое не применила споткнуться и девочка со всей силой шлепнулась на пол, не выпуская из рук коробку, которая уткнулась в массивную деревянную дверь со знакомым кольцом. - Кажется пришла, - тихо пробормотала Унсет, вставая, собрала укатившиеся елочные игрушки, поместив их обратно в коробку. После чего, той самой ногой, с третьего раза открыла дверь. Яркий солнечный свет от широких окон сразу же ударил ей в глаза, поэтому Лива с минуту просто стояла у порога, привыкая к свету и вдыхая ароматы выпечки и кофе с корицей, которые через щели проникали в гостиную из прилегающей к ней кухни. - Так, - протянула девочка, ставя коробку на журнальный столик и обводя помещение. Зацепившись взглядом за окна, Лива не теряя времени решила начать именно с них. Достав волшебную палочку, и оценив «полотно», ведьма засучила рукава и приступила к преображению окон: нарисовала на стеклах массу картин. Это были вертящиеся звездочки, прыгающие друг через друга чертенята, вырастающий у старика, подозрительно смахивающего на злобного мага *эх!*, нос необыкновенных размеров… Все фигурки двигались и, если прислушаться, издавали звуки, похожие на завывание метели за окном. - Чудесно! – проявив невероятную объективность, оценила свою работу колдунья и обратилась к высоченной пушистой елке, которая как истинная девушка перед балом, только и ждала, чтобы принарядиться. Начинающая фея, с радостью готова была ей в этом помочь, а потому опустившись на ковер и приманив к себе коробку, приступила к украшению зеленой красавицы. Украшения были не совсем обычные: пряники, конфеты, леденцы и даже плюшки не только источали аромат, но и элегантно разместились на колючих веточках, придав елки еще большую пышность. Лива аккуратно не без помощи магии разместила на елке по меньшей мере с трех десяток свечей и плавно взмахнув палочкой, зажгла огоньки. - Красотище! – вновь оставшись довольной своей работой, пуффендуйка приступила к дальнейшему украшению, не забыв, для особо заинтересованных, повесить над дверью венок омелы. Спустя примерно час приятных хлопот, пуффендуйская гостиная просто источала атмосферу Рождества, и Лива широко улыбнулась, прислушиваясь к еле слышному тиканью старинных настенных часов и потрескиванию в унисон поленьев в открытом камине. Что ж, Унсет оставалось добавить лишь последний штришок. Не переставая улыбаться, она достала со дна коробки красивую глубокую вазочку с овсяным печеньем, в виде миниатюрных фигурок злобного мага, сегодня утром испеченным собственноручно. Ну ладно… чуть-чуть помогал домовик Томас… Внутри каждого печенья, прятались бумажки с цифрами, произнеся которые искорки в камине начинали плясать, кружась в магическом танце, они выбегали из камина и летели вверх, образуя над каминной полкой, украшенной рождественскими свечами, буквы, которые постепенно складывались в предсказания на следующий год. Лива не удержалась и схватила лежащее с краю печенье. С нетерпением откусив половинку, она достала бумажку, на которой оказалась цифра 13! А потом случилось то самое чудо, которое так любят дети, и не важно волшебник ты или маггл. Возвращаясь по длинному коридору в свою комнату Лива не переставая прокручивала предназначенное ей предсказание, всей душой веря, что оно действительно сбудется. Выбери свое рождественское печенье: 1,2,3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13,14,15,16,17,18,19,20

Тина Рид: Декан давно ждала этого отпуска, поездка домой, запланированное путешествие. Все ее планы уже стали активно воплощаться, но неотложные дела в Замке, вынудили девушку на время вернуться и уладить их. Акклиматизацию Рид всегда переносила тяжело. И уже второй день, чувствовала себя как злой медведь шатун. Сонно, то и дела спотыкаясь, пуффендуйка брела, скорее ползла по коридору факультета, часто моргая, в попытках все же проснуться. Дернули тебя Черти, Рид- ворчала ведьма, ну не приходило к ней праздничное настроение - как будто без тебя не справились. Сейчас, отдыхала бы где-то на теплых берегах, нет же… Так ворча и бубня с огромной чашкой запрещённого кофе брела, брела и забрела в одну из комнат. В сонные глаза рыжей ведьмы бросилась пушистая елка богато форменная изящными игрушками. Ведьма тепло улыбнулась, рассматривая, это произведение искусства. Даже захотелось проснуться - саркастично хмыкнула. Последнее время минутки черного сарказма стали для декана нормой. Тина расчесывая пальчиками свои лохматые локоны, стараясь придать им хотя бы отдаленный вид прически, подошла ближе к Ели. Неохотно рассталась с чашкой, поставив ее на стол, пошарила в карманах и достала игрушку в виде черной летучей мыши, повесила ее на одну из веток. Девушка уже собралась уходить забрав свою чашку с “ живительным” напитком, но задержалась. ЕЕ зеленый взгляд зацепился за коробку с печеньем. Выпечка была в виде фигурок. Ведьма не сразу в низ узнала злобного мага. Но кода это осознала не смогла сдержать звонкий смех. Лива, все же такая… Лива.- пронеслось в рыжей голове. И присев на край стола, принялась, перебирать фигурки. Наконец выбрав одну с дефектом. Ну любила она все с дефектом, считая, что это придает определенный шарм, окрашивая в неповторимую индивидуальность. На печенька красовалась цифра 16.

Лива Унсет: В тот же миг свет в гостиной как будто слегка потускнел, а озорные каминные огоньки, мирно играющие с поленьями, принялись весело кружить, покидая свое насиженное место и озаряя пространство над, украшенной юной мисс Унсет (чья голограмма, кстати, также появлялась при совершении этого рождественского чуда *что ж, волшебство не без побочных эффектов*), каминной полкой, преобразуя все вокруг и медленно складываясь в предсказание, выбранное мисс Рид или самой судьбой: Предсказание № 16 - Год для тебя будет незабываемым. Про него ты не будешь рассказывать внукам, а с удовольствием станешь вспоминать в глубокой старости, сидя у камина. Яркие отношения, необычные встречи, новые открытия и путешествия оставят неизгладимый след в жизненной истории -

Тина Рид: Рид, посмеиваясь прочитала надпись - Ох, не зря ушла в отпуск, ох не зря - потерла ручки в предвкушении нового года и новых приключений.

Adeline Delhi: Воскресенье - день сложный во всех отношениях. Рабочий день, который успешно прячется под шкурой выходного. День, когда из темного угла, жутко воя, выползают все дела, что прятались за шторкой "в другой раз!" всю неделю. День-оборотень. Страшный день! Прижимая к сердцу планер с важношишечновыми делами внутри и блестками снаружи, Аделин спешила в полуподземелья, чтобы успеть завершить одно очень важное дело, пока декан Рид вернулась в замок. Чешир на входе внимательно изучил завуча, сканируя каждый ее сантиметр, не прекращая загадочно улыбался. Это, что уж скрывать, действовало на нервы. Женщина нервно поежилась. - Имейте совесть, господин Страж. Неприлично так откровенно... смотреть на женщину, - заметила Аделин и сдвинула брови. - И вообще, вам не мешало бы привести себя в должный вид. У вас клок шерсти за ухом торчит! После последнего замечания Аделин посчитала аудиенцию оконченной и решительно открыла дверь на факультет, оказываясь в гостиной Пуффендуя. На ее счастье, декан Рид в этот момент как раз находилась перед камином, угощаясь печеньем. - Коллега, добрый день. Рада, что встретила Вас.

Эвелин Одри: Эвелин забежала в гостиную,торопясь к обещанным Ливой предсказаниям. Она пронеслась вихрем к столу с печеньками,налетев,на улыбающегося декана,которая как раз отходила от стола. Эви резко остановилась и с подозрением посмотрела на декана. -Интересно,мисс Рид не мою печеньку выбрала?-подумала Эви и повернула голову к вазочке с печеньем. Тут же она вздрогнула,увидев завуча. Девочка так спешила,что даже не заметила остальных. -Простите,профессор Delhi,я вас не заметила. Доброго времени суток. А вы...вы тоже за предсказаниями?- не справившись со своим любопытством,спросила она. Эви подошла к столу и задумчиво посмотрела в вазочку. Печеньки лежали такие привлекательные. Увидев заветную цифру,она улыбнулась и вытащила печеньку с номером 7.

Лива Унсет: Не успели предыдущие огоньки раствориться, как им на смену пришли другие, резво вылетая из открытого камина, они закружились над каминной полкой, создавая в воздухе что-то наподобие маленького огненного вихря, а потом словно рождественские гирлянды, засверкали для стремительной и очень милой пуффендуйки, образуя предсказание, уготованное ей судьбой: Предсказание № 7 -Год для тебя будет ну очень романтичным! Открой свое сердце для первой влюбленности и перестань бояться быть счастливой волшебницей. В ответ ты получишь поток нежности, о которой так мечтала. Соглашайся на романтичные свидания, устраивай события и сюрпризы для близких. Обретя новый смысл в жизни, все остальное нормализуется тут же - Голограмма улыбающийся Унсет медленно растворилась, оставляя на время свою очаровательную улыбку для Эвелин Одри. Вот такая она, голограмма!

Эвелин Одри: Эви даже приоткрыла ротик от изумления,услышав предсказание будущего. Улыбнувшись милой улыбке Ливиной голограммы,она закружилась по гостиной. -О! Спасибо!! Спасибо)) Всем удачного дня) Девочка выбежала из комнаты.

Альборек Мортимер: Весь месяц в Хогвартсе царила предпраздничная суета. Студенты, преподаватели и другие обитатели школы были охвачены всеобщим ожиданием чего-то большого и радостного. Но Мортимер был не в духе. Как будто бы знал, что не произойдет ничего ни большого, ни радостного. Спустившись в полуподземелья, он, привычной быстрой походкой, привычно же опустив голову и смотря под ноги, вошел в гостиную Пуффендуя, намереваясь незамеченным проникнуть в свою комнату и проспать там все оставшиеся до Нового года лекции. Но обстановка, царящая в гостиной, могла подействовать даже на самого унылого человека, каким Мор, в принципе не был. Огромная пушистая елка, поселившаяся в гостиной, не была похожа ни на одну из ёлок, коих за 15 лет своей жизни Альборек видел немало. К тому же, дерево источало абсолютно невероятный аромат, так что съесть ее хотелось прямо с порога. «Чтоб меня корнуэльские пикси слопали, это не Унсет устроила!» – посмеялся про себя юноша, снимая с веточки красно-белый, как польский флаг леденец. Пуффендуец спрятал леденец в карман мантии и, решив задержаться здесь, уселся в кресло поближе к камину, сбросил на пол ботинки и удобно откинувшись на спинку, протянул замерзшие ноги к огню. – Кофейку бы… – задумчиво протянул Мор и огляделся в поисках чего-нибудь, что могло бы сойти за кофе. Его внимание привлекла ваза, до краев наполненная чем-то вкусненьким. На кофе похоже не было, но почему бы и нет? – Actio! – произнес Альборек, направив палочку на вазу, и в то же мгновение в его руку прилетела ароматная фигурная печенька. – Овсяное!!! Мор пошире открыл рот и поглотил печенье целиком, уже готовясь приманить следующее, как почувствовал на языке что-то несъедобное. – Предупреждать же надо!!! – недовольно проворчал он, выплюнув на ладонь скрученную в аккуратный рулончик записочку с номером 9.

Лива Унсет: Никто не знает, почему сначала появилась усмехнувшаяся голограмма юной Унсет, а уже потом искорки оторвались от своих привычных игр с угольками и устремились вверх. Но факт остается фактом! Некоторые потом утверждали, что причиной тому стало нарушение процедуры приведения в действия рождественского таинства. Другие были склонны во всем винить несмышленую ведьму Унсет. И пока сама голограмма, ничего не подозревая о пересудах, растворялась в пропитанном ароматами корицы и выпечки воздухе, над каминной полкой появилось предсказание выбранное проведением для мистера Альборека Мортимера: Предсказание № 9 - Год для тебя будет гармоничным. Удивительно, но наконец-то наступит момент, когда во всех сферах наступит баланс. Тебя устроит все, что будет происходить в магической школе, на личном фронте и даже дома. Однокурсники и друзья заметят, как будут светиться по-новому твои глаза -

Тина Рид: Рид уже собралась покинуть помещение, но с просони делала это неспешно и неуклюже. Все же мыслями она была далеко от замка и дела делаться не хотели. Что-то намурлыкивая себе под нос, декан все же поднялась с края стола и направилась к выходу, почти столкнувшись в дверях с завучем и расплескав на себя кофе. - Коллега, добрый день. Рада, что встретила Вас. Приветствую))- вежливо улыбнулась, плохо скрывая удивление.- Надеюсь, сои ни чего не натворили? Как то внутренне напряглась, ведь не кофе попить заглянула Аделин, а значит по делу. Платком вытирая, а точнее размазывая кофейное пятно по новому платью, отошла в сторону пропуская коллегу в помещение. Кофе,Чай? вежливо предложила, возвращаясь к столику.

Tadeusz Novak: Незнакомый замок полнится звуками, возней, щелчками, стрекотанием. Откуда-то слышны приглушенные многочисленными коврами шаги и голоса, будто бы двое бегут разгадывать тайну, постижимую только им одним. Где-то нараспев звенят своими язычками праздничные колокольчики. А в некоторых коридорах так тихо, что кажется, будто слышно, как за стеклами высоких и узких витражных окон на подоконники и уступы каменных стен замка тихо ложится снег. Если бы только удалось открыть их, да зачерпнуть побольше снега, вылепив идеальный подтаявший снежок, что словно кружочек мороженного, которое мама купила когда-то... Да и таить тут нечего, одиннадцатилетний мальчик уже давно знает, какой снег на вкус. Говорят, что это просто замерзшая вода, но на самом деле он имеет тонко различимый вкус дружбы, веселого смеха, теплых заячих варежек, что греют немного потные ладошки... Теперь он немного подрос, и мама не позовет его домой, отрывая от детских глупых шалостей. Все потому, что он уже дома, теперь этот замок станет им на многие годы вперед. И, быть может, навсегда. Сколько же времени нужно, чтобы обойти его весь! Заглянуть в каждый уголок, изведать всего его тайны. Годы? А, может, сотни лет? Ведь кажется, что он уже шел по этому коридору, но что-то в нем поменялось, сделав его до неузнаваемости иным. Невидимые заботливые руки навесили гирлянды из остролиста и даже несколько пучков омелы. И, хоть рядом не было никого, поляк осторожно огибал их. Он спускался по лестницам, что меняли свои направления, перепрыгивал через невидимые ступеники: а вдруг, их там и вовсе нет? Мальчик понимал, что школа меняется, а значит, меняются и ее тайны. Глупым будет тот, кто решит, что запечатлеть это средоточие магии, бьющей ключом сквозь трещинки в стенах, вообще возможно. В его душе будет тот Хогвартс, который он откроет для себя сам, но это не значит, что в душах друзей его что-нибудь будет хоть на десять процентов похожее... И Тадеуш, поддавшись вдруг этой какофонии впечатлений и эмоций побежал. Ветерок, вырвавшийся из приоткрытого и забытого кем-то окна, встретил его, лаская лицо, порывом срывая волосы с плеч и толкая его назад, да так, что мальчик чуть не проезжается прямо на длинном ковре, опрокинувшись навзничь. Он устоял, и адреналин от падения, которое удалось избежать, бурлит в его крови, заставляя смеяться во весь голос. И слышать как тысячи других Тадеушей вторят ему эхом, отражающимся от каменных стен. Его позвали в гостиную Пуффендуя, и он не знал дороги, но понимал, что нужно просто спускаться вниз... Он где-то слышал, что гостиная находится возле кухни, поэтому, когда в нос ударил запах хвои, мандаринов и свежей выпечки, Новак прибавил ходу. И вот она, голограмма, о которой говорила Лива Унсет, новая знакомая Тадеуша. Он опирается руками о колени, выравнивая дыхание, поправляет растрепавшиеся белые волосы, заправляя их за уши, и смущенно-раскрасневшись обращается к ней. - Мне сказали, что будут рады, если я загляну, чтобы получить предсказание. Впереди меня ждет неизвестное, и мне хотелось бы узнать, хотя бы самую малость, чего стоит ожидать. Можно ли взять предсказание номер один?

Лива Унсет: Каминные огоньки услышали учащенное биение сердца мальчика, они почувствовали детский восторг, который пока еще жил в душе юного волшебника, но главное, сквозь завывание метели за окном и потрескивание поленьев в камине, они различили заветную цифру, которая заставила их пуститься в очередное увлекательное странствие к каминной полке, где, танцуя свой последний, а потому лучший из всех танец, выстроились в дружный хоровод, образуя прыгающие буквы, складывающиеся в предсказание Тадеушу Новаку: Предсказание № 1 - Год будет для тебя ослепительным. От ярких событий и красок захочется закрыть глаза. Наслаждайся тем, что он принесет. Внимательно смотри по сторонам, чтобы не упустить возможность обрести свое счастье. Ведь оно совсем рядом, возможно в соседней комнате или любимом кабинете? - Улыбающаяся Лива Унсет, а точнее ее голограмма, также незаметно, как появилась, растаяла, чудесным образом освящая одно из уютных кресел возле камина, на котором в маленькой тарелочке лежала аккуратная фигурка Злобного мага, сделанная из овсяных хлопьев.

Рамиэль Лазар: Рэм слышала краем уха, что сегодня в гостиной Пуффендуя щедро раздают печеньки с предсказаниями. Что ж, от совета она сейчас бы не отказалась. Надеясь, что сможет найти в пергаменте дельную подсказку или хотя бы просто позитивное напутствие, хоть что-то ободряющее, короче, Лазар переступила порог пуффендуйского зала и приветливо поздоровалась со всеми присутствующими. - Здравствуйте! Если можно, я бы тоже хотела получить предсказание. Заметив, что все берут печеньки из вазочки, гриффиндорка тоже подошла и вытянула овсяную печеньку под номером 3. Усмехнувшись, так как узнала в форме Злобного Мага, Рэм надкусила угощение.

Лива Унсет: И опять очередная партия огоньков закружилась в танцующем вихре, весело перешептываясь друг с другом и сплетаясь над каминной полкой в причудливые узоры, в которых при желании можно было разглядеть предсказание, предназначенное самой судьбой мисс Рамиэль Лазар. Полупрозрачный силуэт ведьмы Унсет уже растворялся в воздухе, и непонятно было, - это все еще блестят ее янтарные глаза или десятки елочных свечей замерцали в унисон каминным искоркам. Предсказание № 3 - Год для тебя будет очень доходным. К тебе не только устремятся потоки галлеонов, но и поступят выгодные предложения. Приятными покупками станут новый питомец в магазине «Волшебный зверинец» или уютная квартира в Хогсмиде -

Алалина М. Рейн: Путь по коридорам-лабиринтам замка до гостиной Пуффендуя был полон неожиданностей, вроде пыльного чулана за статуей основательницы факультета, но опыт ориентирования в тибидохских подвалах-темницах всё же взял своё, и завуч Тибидохса за очередной массивной деревянной дверью обнаружила искомое - уютный светлый зал, буквально пропитанный праздничной рождественской атмосферой - прежде, чем свежеиспечённые булочки с яблоками и корицей в корзинке успели бы остыть. - Здравствуйте, дамы.. и господа! - обнаружив в гостиной немало знакомых лиц и несколько незнакомых, Алалина переключилась из роли Деда Мороза, тайно подкладывающего подарки, в роль Красной Шапочки (надеющейся, что в домике бабушки всё-таки не прячется переодетых волков). - Как говорится, от нашего дома - вашему Дому... Волшебница водрузила корзину с выпечкой на край стола и машинально прихватила из вазочки печенье, напоминающее очертаниями кого-то вроде предыдущего завуча Тибидохса. Хрусть! Алли едва успела поймать выпавшую из надкушенного печенья бумажку с цифрой 8. - Хм... Что бы это значило?..

Мари Бернсон: На выходе из башни пуффендуя, Мари решила зайти в их гостиную, где было очень много разных незнакомых людей. Казалось все собрались тут на какое-то шоу или Там можно взять печеньки с предсказаниями или мне кажется? Да, и правда можно узнать свое будущее. У пуффендуйцев столько таких интересных предсказаний! Я уже побывала возле амурного дерева и получила ответ на свой вопрос, а тут можно узнать будущее. Почему бы и не узнать? ,-рассуждала Мари и подошла к интересной пуффендуйке с обручем с кроличьими ушеками. -Здравствуйте, мисс. Можно было бы узнать свое будущее? Если да, то выбираю печеньку под номером 18,Спасибо,-произнесла девушка и когда ей протянули печеньку взяла его и разлома. Там был листик бумаги, который держал всю интригу. Она осторожно открывала его и начала читать с интересом.

Тина Рид: Декан прошла к столику и только тогда заметила, что пространство вокруг задрожало, дрожь усиливалась. -Шуш Вашу, опять эти временные петли.- мысленно выругалась. К ее удивлению в комнате было полно народу. У камина спал мистер Мортимер, чуть в одолении стоял незнакомый мальчик, к которому и обратилась Рид. Доброго, чего-то там! Ваше лицо мне не знакомо..- внимательно всматривается в незнакомое лицо.- Новенький? Реми, ведьма сразу узнала и расплылась в теплой улыбке. Поставив чашку на стол, пока не залила кофе все платье и помахала девушке. Пока Тина приходила в себя, привыкая к новой реальности, в гос тинной появилось две незнакомки, ну как незнакомки. Рид их видела в общем гостиной. Декан убрала “вредную прядь”волной пристроившуюся на ее скуле, она ни как не могла привыкнуть к новой стрижке. Локоны и при большей длине не отличались, послушностью, а уж укороченные до каре, выбешивали девушку, вечно мешаясь. Проходите дамы, мы всем рады - с искренним дружелюбием в голосе , обратилась она к вошедшим, как и все ожидая очередное появление голограммы.. Но та так и не появлялась, не сейчас, не через десять минут. - Видимо, что-то пошло не так.- смущенно улыбаясь, взглядом рыскала по полу и углам, ища магический предмет передававший мисс Унсет.- А давайте пока попьем чай? или может кто-то предпочитает кофе? Тем более тут и корзинка с выпечкой имеется! Рыжая ведьма рукой указала на презент завуча другой школы и дав домовику указания, как можно незаметней поднялась, обходя всю комнату, тщательно осматривая углы, пару раз споткнувшись о вытянутые ноги пуффендуца, сопровождая это тихим крепким словцом. Но так и не нашла, штуку, которая явно дала сбой. Декану оставалось надеяться, только на то, что оно само починится, а пока чай и беседы скрасят ожидание.

Лива Унсет: Где-то совсем рядом от длинных полосатых носочков, свисающих над камином под тяжестью пуффендуйских сладостей, раздался слабый, едва слышный смешок. И хотя своей голограмме ведьма Унсет совсем не добавляла таких опций, но то ли волшебство предстоящего Рождества, а может непривычное, но такое чудное оживление в гостиной, придали голограмме невиданную смелость. Правда, сама она, паря над старым узорчатым ковром прибывала в состоянии, о котором многие сказали бы «невидимое». Но пугаться не стоит. Для всего, даже для магии нужно время. Старинные часы продолжали свой отсчет, ритмично отсчитывая жизнь и самой голограммы, которая исчислялась количеством печенья с предсказаниями. - Тик-так, тик-так, тик-так - не сговариваясь с уплетающим очередную порцию необычных поленьев камином, солидно проскрипели часы. Голограмма еще раз улыбнулась разговорившейся мисс Рид и весело подмигнула маленькой головке, оставшейся от овсянной фигурки злобного мага в руках завуча Тибидохса. Невидимое создание с нетерпением, свойственным и ее хозяйке, посмотрела на камин, как будто спрашивая: «Ну когда же?» Там словно в котле зельевара во всю шла работа по изготовлению чуда. - Жаль, что никто никогда не обращает внимание на мелкие детали, - неожиданно для себя подумала голограмма. И все же особо пытливые наверняка заметили бы необычайное оживление, творившееся в жерле камина: пыхтения, потрескивания, неистовые пляски борющихся за свою жизнь поленьев и искорки, которые как раз тогда, когда уже никто не ожидал их увидеть, вылетели из своего огненного дома. Кружась над необычной для них волшебницей, они сложились в то предсказание, которое на их взгляд было уготовано ей судьбой: Предсказание № 8 - Год для тебя будет сладким. Жизнь в шоколаде или с пуффендуйской плюшкой под подушкой чревата тем, что можно заполучить лишний вес. Поэтому купаясь в своем счастье, не забывай оглядываться по сторонам, чтобы вовремя скорректировать свое поведение. Излишне слащавых людей из окружения лучше убрать, чтобы они не портили гармоничную картину - Лива, а точнее ее по детски наивная голограмма, с радостью обнаружила, что и она теперь видна для окружающих и даже одна из таинственных волшебниц с ней разговаривает. - Чтобы не случилось, улыбайся, - вспомнив заветы своего неопытного создателя, молчаливая, но милая голограмма растянула адресованную мисс Бернсон очаровательную улыбку, и кивнула в сторону каминной полки. В тот же миг, все те же беснующие огоньки, еще пару минут назад проливавшие свет на будущее мисс Рейн, образовали уже новые замысловатые узоры, приглядевшись к которым можно было разобрать долгожданное предсказание для мисс Мари Бернсон. Предсказание № 18 - Год для тебя будет наполнен любовью. Быть в центре внимания, может, и непривычно, но окружающие захотят часто говорить о своих чувствах. Не бойся этого внимания. Любовь еще никому не вредила. Она способна преодолеть любые преграды, поэтому свои чувства тоже нет смысла скрывать – Голограмма Унсет не без сожаления посмотрела на свое полупрозрачное тельце, которое вновь становилось невидимым для окружающих и грустно усмехнулась. - Что ж и под елочкой хорошо, - успокоила себя сообразительная опция, проводя прозрачной рукой сквозь висящий на елке леденец.

Алалина М. Рейн: Когда к ней полетела вереница искр, Алалина невольно слегка сжала кулаки - уж больно это было похоже на атакующую магию её родной традиции - и оба её кольца отозвались всполохами зелёных и красных искр, впрочем, недостаточно ярких, чтобы сотворить какое-либо заклинание. А искры из деловито фырчащего камина уже кружились вокруг, складываясь в слова... Дочитав до последней строчки, Алли рассмеялась с ноткой иронии, прикрыв глаза ладонью. - Спасибо тебе, неведомое пуффендуйское чудо! - не имея ни малейшего понятия, благодарить ли за предсказание огонь в камине или полупрозрачную девчушку, на краткие секунды проявившуся где-то возле ёлки, Алли на всякий случай обратилась к воздуху посередине, а затем - к декану: - Госпожа Рид, я в восторге от вашего факультета! Обязательно загляну к вам снова после праздника, а пока не буду отвлекать от подготовки к грядущему балу. Приятного дня! Всё ещё посмеиваясь над предсказанием, созвучным её собственным мыслям, завуч Тибидохса отправилась в увлекательное приключение поиска дороги обратно к гостевым комнатам.

Лива Унсет: Юное невидимое создание, от роду не больше дня все еще пребывала в невидимом состоянии, но это ей не мешало с любопытством разглядывать гостей, которые то приходили, то уходили, то просто мирно посапывали, провалившись в уютное пуффендуйское кресло. В гостиной царили умиротворение и спокойствие. В камине, набираясь магии, мирно поскрипывали поленья, ледяные узоры, нарисованные ее хозяйкой тоже как будто притихли, и только неистовая метель за окном набирала обороты. С тех пор как голограмма опять стала невидимой, весь ее интерес захватила высокая красивая дама, строго осматривающая гостиную с какой-то неведомой штуковиной в руках. Не отрываясь от нее, голограмма ведьмы Унсет рисовала в своем воображение, которое (о чудо!) волшебным образом оказалось и у нее, чем могла заниматься волшебница. - Неверное, очень важная колдунья! - поделилась своими мыслями с самой большой, а потому, по ее мнению, самой важной елочной шишкой, голограмма. Ей вдруг очень захотелось, чтобы эта волшебница тоже испытала судьбу и достала заветную печеньку, но волшебница, к огорчению голограммы, почему-то этого ну никак не хотела делать. Тогда голограмма решилась! Нет, она не умела говорить или передвигать предметы, - магия создательницы не была так сильна. Но ведь она могла постараться! Голограмма решительно, насколько вообще решительными могут быть голограммы, проплыла на несколько сантиметров вперед и взглянула на притихших чертенят, нарисованных на окне. - Эй, вы не могли бы мне помочь? – громко подумала голограмма, зная, что ее услышат. - Тик-так-тик-так, - недовольно зачастили ворчливые часы, хмуря старческие стрелки. - Но я должна, - подумала голограмма, бросив сверкающий, словно огонек свечи на елке, взгляд на повелителя времени. В тот же миг, нарисованные на стекле чертенята, зажгли ледяные узоры в виде звезд, которые словно маяки освятили путь метели. Неистовая стихия, еще сильнее застучалась в окна пуффендуйской гостиной, и одно из них, наконец, сдалось… Поток ветра со снегом с силой хлынул в помещение, не замечая никого вокруг. Находящиеся здесь волшебники заежились, а маленькая наивная голограмма сияла как тысячи свечей, на сотнях рождественских елок. Теперь оставалось самое сложное: направить поток на вазочку с печеньем, но у голограммы был план! Тратя всю, заложенную в нее магию, она начала покачиваться, создавая встречный поток и придавая метели нужное направление. Она все покачивалась и покачивалась, а силы все уходили и уходили… И когда голограмма уже совсем обессиленная, начала исчезать навсегда, произошло то, ради чего ее и создала волшебница Пуффендуя Лива Унсет – рождественское чудо! Сотни каминных огоньков вылетели из своего огненного дома и кружась вокруг снежного потока, вместе с ним подтолкнули вазочку, и та, покружившись буквально секунду вокруг своей оси, повалилась набок. На мгновение все стихло, даже стрелки старинных часов, кажется, перестали ходить. Мерцание голограммы, еще одно, шорох…скрип… как вдруг печенья с предсказаниями посыпались к ногам профессора Аделин Дели-Шефер. Голограмма на миг осветилась, и обессиленная исчезла… Но не волнуйтесь, не навсегда, ведь оставалось еще целых 12 печений с предсказаниями в виде маленьких фигурок злобного мага.

Аврора Рейдел: Аврора посмотрела на свой список "Предполагаемых мест печенья". В нём было уже три зачёркнутых пункта - Совятня, Кабинет профессора Дели-Шефер и Библиотека. Следующая надпись гласила: Гостинная Пуффендуя. Гостинная так гостинная. Тем более, что, после печенюшек, она ещё вернётся в свою гостинную - за предсказанием. А пока главное - печенье для Санты. Ворвавшись в гостинную, Аврора пошла вдоль стен, вдоль кресел, осматривая каждый уголок.. в каждом месте ей мерещилась находка.

Хелена Мэнесс: --->> Лаборатория зельеварения по 2 туру КСД Хелена всегда любила выпечку пуффендуйцев. Хотя даже не так - делиться пышками, ватрушками и прочей вкусной сдобой девушка всегда умела без особого сожаления. А вот сам аромат свежей выпечки, которым почему-то у нее всегда пахло в помещениях этого факультета, всегда вызывал внутри слизеринки небывалый трепет, море теплых улыбок и воспоминаний о доме - особенно о домашних посиделка за огромным праздничным столом в кругу большой семьи. Вот и сейчас девушка, в наслаждении, прикрыла глаза и на пару минут позволила себе предаться воспоминанию о доме. Но не на долго. Уже через пару минут Хелена махнула головой, прогоняя мысли, и принялась с вполне ледяным взглядом слизеринки со стажем осматривать каждый уголок этого помещения. И долгими поисками ее массовая затея вовсе не увенчалась. Буквально через минуту, сверившись еще раз со списком ингредиентов, слизеринка уже держала в руках крохотную ароматную успокаивающую веточку цветов лаванды. У самого выхода, в последний раз сверившимсь с списком и тем, что это действительно является первым ингредиентом, Мэнесс аккуратно прикрыла за собой двери и ушла обратно в свою турнирную лабораторию. --->> Лаборатория турнира для 2 тура КСД

Леся Лесная: КСД. 2 тур Лесная, поднявшая себе настроение находкой в Башне Гриффиндора, обходила помещения замка одно за одним. И сейчас она вошла в помещение, которое было оформлено в желто-черных тонах. Кажется, это была гостиная, в которой царила уютная, спокойная и располагающая атмосфера. Может и здесь ее ждет успех. Леся на этот раз сначала осмотрела окна, затем столики и различные тумбочки. Здесь было много цветов в горшках, которые и за которыми девушка тоже внимательно все осмотрела. Главное ничего не упустить, а то обходить замок по второму разу займет слишком много времени. Камин. На нем тоже стояли цветы, и Леся поняла, что не смотрела там. Подойдя к камину, девушка хотела начать двигать горшки, как за крайним левым горшочком заметила знакомую бирочку. Отодвинув этот горшок, девушка увидела довольно крупный корень, подписанный как «корень мандрагоры». Бинго. Девушка поместила его в карман, не забыв вернуть горшок на законное место. Остался последний. Что-то подсказывало темной, что это будет сложнее всего. Думая о своем дальнейшем пути, Леся вышла из гостиной.

Энни Мур: Энни влетела в гостиную родного факультета взбудораженая и запыхавшаяся. В предпраздничные дни в замке царила суета. В приподнятом настроении, порой заливаясь от безудержного хохота, ходили даже самые заучки, не говоря уже о тех учениках, в жизни которых было гораздо больше шалостей, чем учебы. Гомон в коридорах и аудиториях стоял громче обычного, даже преподаватели шутили и закрывали глаза на излишнюю непоседливость учеников. Студенты пропадали в Хогсмиде, копошились в своих комнатах, упаковывая подарки для друзей, совы без конца летали туда-сюда, разносили письма и посылки. Энни носилась по замку как угорелая, стараясь все успеть. Когда она заскочила в гостиную, то не успела сразу затормозить и по инерции пролетела на середину. Остановившись, как вкопанная, Энни в восхищении уставилась на зеленое сияющее чудо. Пушистая, переливающаяся лучистыми огоньками елка встретила пуффендуйку густым ароматом хвои, медовых пряников и мандарин. Потрясенная девушка осторожно, будто боясь вспугнуть наваждение, медленно выдохнула.

Энни Мур: Энни подошла ближе, тихо ступая на носочках. Затаив дыхание, как когда-то в детстве, пуффендуйка разглядывала стеклянных зверей, весело глядящих на нее с елки. Гирлянды полупрозрачных разноцветных бус покачивались на пушистых ветвях. Пузатые шары блестели золотом, пурпуром, отливали синевой, сияли инеем. Энни показалось, что на шариках что-то нарисовано. Ей во что бы то ни стало захотелось рассмотреть ближе изображения и она, недолго думая, подошла вплотную к наряженной красавице. Энни потянула за упругую ветку ели, чтобы развернуть к себе ближайший шарик, и от неожиданности чуть не выпустила ее из пальцев. На нее из шарика смотрела, мило улыбаясь, Лива Унсет. Энни обалдело вытаращилась и отступила назад. Она отпустила ветку, та рывком вернулась назад, столкнувшись с соседними ветвями. Игрушки при столкновении радостно звякнули и закачались, шаловливо пихая друг друга в звонкие бочка. Энни осторожно, не трогая больше ничего руками, заглянула в соседний шарик. Оттуда на нее строго смотрел Тадеуш. Мур на мгновение показалось, что он сейчас погрозит ей пальцем. Энни рассмеялась и щелкнула по шарику. Шарик закачался, и Тадеуш покачал головой. Рядом, на соседних ветках красовались остальные пуффендуйцы.

Энни Мур: Энни стала обходить елочку по кругу и рассматривать шарики. Это были потрясающие колдографии, заключенные в стеклянные сферы. Словно какая-то волшебная сила закружила вихрем, сняла копии со студентов и заключила их в сверкающие темницы. Энни стала пальчиком тыкать по шарикам и прислушиваться. В одном шарике что-то зашуршало, в другом заскрипело, в третьем раздался слабый треск. - Это же шарики с сюрпризами! – Воскликнула Энни и, подпрыгнув, захлопала в ладошки. Она взяла шарик с Эльзой и легонько потрясла его. Внутри раздалось хихиканье, но ничего не произошло. Энни подергала за веревочку другой шарик, внутри которого улыбался Джон Рид. Внутри послышалось шипение, и Энни отдернула руку. Она заерзала, ее распирало любопытство.

Энни Мур: Энни подобралась к шарику со своей копией и крутанула его, слегка сжав пальцами. Клацк! И в руку ей упала заколка в виде снежинки. Девчонка аж крутанулась вокруг своей оси, настолько неожиданно приятным оказался сюрприз! Энни смотрела на снежинку, которая на глазах меняла цвет. Из белой она стала сначала светло-оранжевой, потом сочно-апельсинового цвета. Мур сильно удивилась, и снежинка посинела. Энни догадалась, что заколка меняет цвет в зависимости от настроения хозяйки. Она нацепила заколку, зафиксировав непослушный локон, и снова стала разглядывать шары, кружась вокруг елочки. На нее, покачиваясь, смотрели знакомые лица. Наверное, можно открыть только свой шарик! Вот бы народ скорее пришел и увидел, что тут творится! image host

Лива Унсет: Перед рождественским балом Ливе просто необходимо было прийти к внутреннему состоянию, приближенному к гармоничному, выместить временами накатывающее волнение и, наконец, побыть одной. А где самое тихое место в замке? Правильно, гостиная Пуффендуя. Спешно передвигаясь, она размышляла, что в свое время попала на очень странный факультет. Здесь все было пропитано контрастом. Тихие акварельные краски сменялись буйными маслеными вспышками творца или творцов. Вот с такими мыслями, она подошла к дверям, простучав привычную мелодию. Для начала ведьма всунула нос, чтобы убедиться, что в гостиной нет никого мужского пола, а над дверью не висит венок омелы. «Все было чисто» - сказал бы ее папа, который в настоящее время вел расследование по поимке маньяка в Магической Дании, куда его пригласили, как специалиста своего дела. «А я даже несчастного голубя не могу найти» - вздохнула Унсет и переступила порог, тут же наткнувшись на кружащуюся старосту. - При, - Лива упала в соседнее кресло, - вет, - и звонко расхохоталась. Ну что ж, тишина нынче в дефиците. Унсет встала, стряхивая с белоснежной юбки мишуру, и тепло усмехнулась в пространство. - Тренируешься перед балом? – произнесла она, подходя к елке, чтобы вернуть ее наряду аксессуары и… носом наткнулась на свое отражение с забранными назад волосами. - Хельгины пончики! - от неожиданности вскрикнула Унсет, уверенная, что минуту назад зашла с распущенными волосами. Она промучилась целый день, выпрямляя их, и что же!? - Свят, свят, свят, - прошептала шокированная таким поворот Унсет и только тут заметила, что это просто магическая графика. - Кра-а-асиво, - улыбнулась девушка, крутанув шарик, и непонятно было, говорила ли она об общем убранстве гостиной или о своей копии. И тут произошли чудеса, я не шучу. Шар словно по волшебству покрутился, затем его две половинки медленно разошлись и из елочной игрушки выпали… - У-ух ты-ы-ы! - раскрыла рот пуффендуйка, подставив ладошки, и знаете, было чему удивляться.

Эвелин Одри: Эвелин тихо приоткрыла дверь и остановилась на пороге, изумлённо глядя на лесную красавицу,так неожиданно появившуюся возле камина. Под ёлкой лежало огромное количество подарков,они так и манили к себе. Эвелин так растерялась,что даже не заметила Ливу и старосту,которые наблюдали за её растерянностью потихоньку хихикая. -Ого! Это как? Когда уже вы успели? А кто ёлку принёс, эльфы или Дед Мороз?-она смотрела на них и ждала ответа.

Энни Мур: - Святой Мерлин! Энни глазам своим не поверила! Из шарика сначала высунулись маленькие короткие лапки и задрыгались. Потом замерли. Одна почесала вторую и следом за лапками появился меховой шарик бежевого цвета. Он выпал и угодил в ладони Ливы. Это был карликовый пушистик. Он перекатился на спинку, черные глазки бусинки смотрели подслеповато, будто малыш только что выполз из темноты. Видимо, существо дремало внутри елочного шара. Пушистик жмурился и подставлял свое брюшко своей хозяйке, намекая, чтобы та его приласкала. - Ми-ми-ми! - Запищала Энни, и малыш выпучил глазки. Ему явно пришлось не по нраву сюсюканье пуффендуйки. Энни тут же закрыла рот обеими ладонями, откашлялась и басовитым голосом произнесла: - Здравствуй, малыш! Меховой шарик вжался в ладонь спиной и, не отрываясь, гипнотизировал Энни. Он смотрел на нее с опаской, не зная, что от нее ожидать. Зато Ливе он, судя по всему, доверял. И это самое главное! -Ого! Это как? Когда уже вы успели? А кто ёлку принёс, эльфы или Дед Мороз? - Привет! - Весело сказала Энни. - Насчет елки не знаю. Думаю, эльфы постарались. Хотя, кто знает!

Энни Мур: --Хеллоуинская передряга-- В предверии Хеллоуина Энни пребывала в прекраснейшем настроении. Волшебная пора золотых листьев еще не сменилась холодом, и ласковые прикосновения осени навевали романтические мысли. Природа готовилась ко сну, нежась в ворохе золотой листвы. Энни легко шагала по коридору и мурлыкала под нос мелодию. По коридору то и дело шныряли суетливые беклы в остроконечных колпачках, попавшие под атмосферу предпраздничного настроения. Они хихикали и перешептывались, путаясь под ногами. Даже волшебники на портретах чувствовали волну грядущего праздника. Они загадочно улыбались и переглядывались. Энни им мило улыбалась и тоже старалась делать загадочное лицо, уж очень не хотелось отставать от них в загадочности и таинственности. Пуффендуйка спешила в Гостинку увидеться с девчонками и обсудить возможные планы на Хеллоуин. Мур влетела в Гостиную Пуффендуя и, пролетев по инерции немного вперед, чуть не врезалась в столик, на котором стоял кубок. Он был внушительных размеров и сразу бросался в глаза. Основание кубка, украшенное россыпью золотых монет, подпирало когтистую рептилоидную лапу, сжимающую человеческий череп. Лоб черепушки опоясывал кованый обруч. Пустые глазницы бессмысленно пялились в пустоту. Интересненько... Энни с любопытством разглядывала чашу, обходя столик по периметру. "Пей вино и весельем блистай на пирах Ибо время наступит - рассыплешься в прах..." - Пришли на ум строчки. Хеллоуин, череп, кубок для напитков, явно не для безалкогольных. Энни вспомнила легенды о рыцарях, о короле Артуре, о дамах, которых надо было завоевывать, балы. Э-э-эх, было же времечко! - С грустью вздохнула Энни. Она поклонилась воображаемому кавалеру. - Не откажите мне в удовольствии танцевать с Вами, - низким голосом проговорила она. - Сожалею, но танец уже обещан! - Пропищала она тоненьким голоском. - Но я умру, если Вы не позволите! - Ах, но если Вы настаиваете... Энни разыгрывала сценку сама с собой, корча рожицы за даму и хмуря брови за кавалера. Она вовсю веселилась. - Позвольте выпить за Ваши прекрасные глаза! - Кавалер был ну очень галантен. - Ах, Вы меня смущаете... - Я поднимаю этот бокал за Вас! - О, как Вы любезны! Энни изящно изогнувшись, потянулась к бокалу, чтобы взять его и изобразить, как она пьет вино. Едва коснувшись подушечками пальцев до ножки бокала, она почувствовала резкий толчок, ее дёрнуло, закружило, перед глазами все поплыло. Девушка зажмурилась, попыталась руками схватиться за что-нибудь, но тут все также быстро закончилось.

Дифферента Унор: Что может быть неприятнее, чем то, когда тебя вдруг «выдергивает» из путешествия мечты что-то незапланированное? Такое, например, как письмо, полученное из ХД со словами «Мисс Унор! Вы забыли выключить свет в своей комнате. Счет за электричество Вы будете оплачивать сами! Надеемся, что Вашей стипендии на это хватит». И пусть в письме не было никакой подписи и других опознавательных знаков, Дифферента знала, что со счетами за электроэнергию шутки плохи. Да и то, что она могла забыть погасить лампочки в своей лавандовой комнате в Пуффендуе, она прекрасно понимала. - Надо будет посмотреть в зеркало, когда следующий раз буду уходить, - проворчала она себе под нос. Сердясь на себя саму, она постукивала каблучками дорожных туфель по коридорам, ведущим в Гостиную Пуффендуя. Ее дорожный чемодан покорно следовал за ней. Если бы ему дали слово, то он бы обязательно сообщил что-то такое вроде «Не обязательно верить всему, что пишут в письмах» или «Как можно сойти с курса своей мечты из-за какой-то лампочки?!». -Не хватало сейчас встретить кого-то из студентов, а то стыдно то как будет! Отправилась в большое путешествие по миру и через неделю вернулась обратно! Скажу, что совершила Путешествие вокруг света за 7 дней, словно герои Жюль Верна! Точно, так и сделаю! Или нет, скажу им, что привезла новые лекции! – перебирала она идеи вслух. Нужно было придумать что-то, чтоб избежать позора и не прослыть той, чьи слова расходятся с делом. - Представляете какой позор будет, мистер Дорожный Чемоданчик? Мне тогда только сквозь землю провалиться! Как думаете, если я сейчас провалюсь сквозь землю, то куда попаду? В Страну чудес? – ворчала себе под нос волшебница и когда шла по коридору, и когда тихонько заглянула в Гостиную Пуффендуя, откуда дорога уже вела к ее спальне со злосчастным не выключенным светом. Гостиная встретила ее пустотой. Видимо пуффики в конце семестра между спячкой и учебой выбрали путь трудолюбия. Дифферента одобрительно закивала головой, в тайне надеясь, что кто-то выбрал и кабинет Магической географии. Она окинула пространство внимательным взглядом, ища, что изменилось за время ее недолгого отсутствия. Все было на своих местах: кресла все так же манили уютом, растения зеленели и лучились хорошим настроением, на столе каждая из печенюшек в вазочке намекала «Съешь меня!», а огонь в камине, казалось никогда не гас. Из привычной картины разве что выбивался кубок, лежащий на полу. - Это у нас что такое? – присела на корточки Дифф, разглядывая странный «артефакт». Кубок смотрел на нее немигающими глазами. Дифф смотрела на него в ответ. - Так и будем играть в гляделки? Вы собственно кто и почему на меня так бессовестно смотрите? – серьезно спросила у кубка волшебница. Он помечу-то поддерживать беседу не хотел и неуважительно молчал. Дифферента решила, что пуффики занялись хорошим делом, раз стали украшать гостиную к великому празднику. Она даже успела себя поругать, что за всеми своими дорожными делами умудрилась забыть про Хэллоуин. - Ну я хотя бы о костюме позаботилась! Костюм вечно недовольной особы ведь подойдет? Хотя нет, чем я буду отличаться от Дифф обыкновенной? – спросила сама себя Дифф. Но других костюмов у нее не было. Решив сделать что-то хорошее для факультета, чтоб не быть уж очень плохой, Дифферента подняла кубок, поставив его на стол, так как негоже, что предметы на полу валяются. - Сейчас внесу свою лепту в наведение порядка! Иди-ка сюда, черепушка! Сейчас тут все будет по фен-шую, - потянулась к безмолвному черепу-собеседнику мисс Унор. Но стоило кончикам ее пальцев дотронуться ледяной ручки кубка, как с миром, окружающим пуффендуйку что-то стремительно начало происходить. Она даже не успела подумать о том, почему кубок настолько холодный. Как-то было совсем не до рассуждений, когда мир начал вертеться и расплываться. И вот уже комната, которую Дифф считала сердцем Пуффендуя, исчезла, сменяясь другими картинами…

Энни Мур: Воздух был, как в парнике, плотный и влажный. Он густо вливался в ноздри и вязко вползал в лёгкие, наполняя их запахами. Пахло травами и кореньями. Было тепло и уютно, а еще воздух колыхался и словно убаюкивал девушку, будто она качалась на волнах. Энни показалось, что в воздухе плавают какие-то мелкие предметы и периодически дотрагиваются до ее рук, ног, тела. Она осторожно приоткрыла глаза и посмотрела на мир сквозь щель и тут же вытаращила глаза от увиденного. Энни оказалась в полумраке в огромном котле в какой-то жидкой субстанции, и вокруг нее плавали корешки, листочки, веточки, травка. С поверхности поднимался пар, поэтому в воздухе висела дымка. Жидкость имела температуру тела, поэтому Мур ее вначале не распознала. Мелкие пузырьки волновали субстанцию, это и давало эффект укачивания на волнах. Увидев, где находится, пуффендуйка дернулась от неожиданности, и жидкость всколыхнулась, ласково убаюкивая. Что это? Какого Мерлина? У Энни кружилась голова, она не помнила, как тут оказалась и какие события этому предшествовали. Она хотела схватить палочку, но ее не оказалось. Где моя палочка, черт возьми! Может, я ударилась головой и теперь брежу? Или это сон? Энни ущипнула себя за руку, проверяя, не сон ли это. Больно! Она попыталась подтянуться к краю котла, чтобы вылезти, но ей это не удалось. Ее что-то удерживало. Максимум, что она могла сделать, это поднять руки над поверхностью жидкости. Энни запаниковала. Что же происходит?! Почему я в котле? Меня что, варят? Было очевидно, что жидкость в котле заколдована и удерживает ее. А еще Пуффендуйка понимала, что без палочки она, как без рук. Мысль о том, что ее сварят, а она даже не сможет ничего сделать, убивала ее морально. Так, Мур, включай мозг! Жидкость не нагревается, значит, пока смерть от варки заживо мне не грозит. А тогда какого Мерлина я тут делаю? Размышлять и пытаться делать какие-то выводы в таких условиях было почти нереально. Надо было как-то выбираться. Она вытянула шею и попыталась осмотреться. Вдоль стены на длинной столешнице были расставлены многочисленные котелки и кастрюльки, из которых поднимался пар, в них бурлило и клокотало. На стенах были развешаны пучки трав, на полках стояли бесконечные ряды баночек, склянок и пузырьков. Зашибись, я попала! Это что, жилище ведьмы? Энни начала дергаться, пытаясь отлепиться от котла. Голова еще кружилась, хотя и меньше, все плыло перед глазами, спутанность сознания вышибла ее из коллеи. Еще бы! Очутиться в котле и при этом не помнить, как это произошло! Дерганья привели к тому, что колыхающаяся жидкость плеснула ей в лицо и попала девушке в рот. Жидкость была безвкусная. Энни фыркнула, выплюнула жидкость и сжала губы, задрав подбородок повыше. Испугавшись, что так можно и захлебнуться, Мур взяла себя в руки и постаралась успокоиться. Глубокие вдохи и выдохи сделали свое дело. Энни начала потихоньку, шаг за шагом восстанавливать события. Гостиная Пуффендуя, кубок с черепом и... полет в никуда и нигде. Все указывало на то, что Энни сюда перенесло через портал. Подумав, что это единственное логичное объяснение происшедшему, она разозлилась. И не просто разозлилась! Она была вне себя от ярости! Энни, конечно, любила принимать ванную с фруктами, чем частенько баловалась, но это совсем другое! - Тут кто-нибудь есть? ! Эй! Отзовитесь! Если это чья-то шутка, то она слишком затянулась! Лишь бульканье из кастрюлек было ей ответом. Энни стиснула зубы. Недалеко от нее, в темном углу был виден огромный котел. Из него шел пар. Вдруг ей показалось, что внутри него кто-то завозился и захлюпал. До этого момента было все тихо, а вот сейчас там явно кто-то шевелился. - Эй! Там, в котле! Там есть кто-нибудь? - Крикнула Энни в темноту.

Дифферента Унор: Мир вокруг Дифференты менялся с такой скоростью, что лучшим вариантом было зажмурить глаза, потому что мозг ее не справлялся с потоком картинок, сменяющих одна другую. В голове пронеслась мысль, навеянная афишей о предстоящем Хэллоуине, встреченной в коридоре школы. «Может это декорации такие? У нас же в этом году Алиса в Стране чудес. А что, очень реалистично…падать, куда-то не зная куда» на одно мгновение подумала волшебница. До того как отключиться окончательно. Быть без сознания оказывается безопасно и приятно. Тебя не беспокоит ничего, и ты совершенно не знаешь, что там происходит в мире. Обморок окутывает тебя словно кокон, отдаляя от жестокой реальности. Именно такие мысли витали в голове Дифф, будто бы уговаривая ее не открывать глаза. Ведь совершенно не понятно, что там в этом «вне» и вдруг оно ей не понравится. Но что-то заставило волшебницу окончательно прийти в себя. И очень вовремя, ведь она уже начала безвозвратно погружаться в безвкусную склизкую жидкость. Дифф еще не видела, что вокруг нее, но понимала, что она уходить под воду. Если эту субстанцию можно было так назвать. Собрав все свои силы, которых после «полета» было не так уж и много, она сделала рывок и оттолкнувшись от дна попыталась вынырнуть. Однако, мисс Унор удалось сделать лишь так, чтоб жидкость скрывала ее тело где-то до плеч. В булькающей темноте мысли казались такими громкими... Ну хотя бы не до носа. Так шансов утонуть чуть меньше. Главное контролировать ситуацию! подумала Дифф, понимая, что успела наглотаться этого варева. Вокруг было достаточно темно и понадобилось некоторое время, чтоб глаза привыкли к этой обстановке. Но все-таки больше сведений о месте, где она оказалась, пришлось добывать на ощупь и с помощью других органов чувств. Дифф нащупала край «ванны» и предпочла держаться его. Это решение казалось весьма безопасным. Ведь наличие точки опоры давало хоть какую-то уверенность. Хотя о какой уверенности может быть речь, если понятия не имеешь где находишься? Надо было подумать. Что-то мне подсказывает, что это какое-то не правильное СПА констатировал небольшой мозг Ди в ее голове. Воздух вокруг был как в теплице, но в кабинете Травологии не было подобных изысков. Да и там большую часть времени не было проблем с освещением. Жалея, что никакой Люмос ей чейчас не поможет, дабы палочка осталась в чемодане, Дифф беспомощно провела рукой вокруг себя и нащупала какие-то листочки и корешки. Они также как и она по нелепой случайности вынуждены были принимать эту странную «ванну». Это что еще за суп? Явно не борщ и не рассольник. Или это зелье… мысль, словно игла, осенила девушку. В подтверждение ее слов субстанция булькнула. Но как-то совсем не приветливо. Профессор Мортимер Вы ли это? Это весьма по Хеллоуински, но не смешно не решилась она сказать вслух, дабы не получить низкую оценку. А раз вопрос не был задан вслух, то и ответа не последовало... А Дифф подумала, можно ли считать время, проведенное в котле как полноценную практическую работу по Зельеварению. Но и догадка про то, что она находится в кабинете Мастера Зелий оказалась неверной. Ведь вряд ли подобные шутки уместны в школе даже в Хеллоуин. Она, конечно, знала, что тут может быть всякое, но явно не такие «перфомансы». А может ты уже в аду? спросил мозг (иногда он жил своей собственной жизнью, как и ее язык, что приносило волшебнице немало проблем) Дифф. Ведь котлы и полная дезориентация весьма похожи на наказание. И тут из противоположного конца помещения, вырвав Дифференту из ее отчаянных размышлений, раздался почему-то очень знакомый голос. Голос озвучил тот же вопрос, который среди тысячи других, тоже интересовал мисс Унор. «Эй! Там, в котле! Там есть кто-нибудь?» прозвучало в тишине, которую иногда прерывало лишь бульканье. - Я есть! Я! – радостно, словно утопающий, который увидел спасательный круг, выкрикнула Дифферента. Почему-то мысль о том, что она здесь не одна, ее обрадовала. Если в такой обстановке вообще можно было испытывать радость.

Энни Мур: Энни судорожно вдохнула, и к ее губам подплыл кусочек какого-то ореха с прилипшим к нему рваным листиком. Энн сморщила носик и дунула на орешек, и он отплыл в сторону, как фрегат под парусами. Вообще, орехов вокруг плавало предостаточно, и Мур подумала, что с голоду она точно не помрет, если зависнет здесь надолго. - Я есть! Я! - Раздался очень знакомый девичий голос, и Энни радостно встрепенулась. Это был явно голос ученицы с Пуффендуя. Хоть Энни не была уверена, чей именно, но точно с Пуффендуя, она часто слышала этот голос в их Гостиной. Раз уж с ней сейчас нет боевой подруги Женни, зато рядом оказалась пуффендуйка! Одна голова, как говорится, хорошо, а две еще лучше. Особенно, если вторая голова с родного факультета. - Я Энни! Энни Мур! Ты кто? Что тут происходит? Как ты сюда попала? Ты знаешь, кто это сделал? Я не могу вылезти наружу! Меня держит жидкость в котле! Энни прорвало, как плотину. Этот голос сработал, словно детонатор, и вопросы из нее полились потоком, будто вышибло клапан, сдерживающий водопад эмоций. Вот он и хлынул через край, не удержавшись в берегах. Судя по эмоциональному окрасу голоса, Энни были рады. Навряд ли в соседнем котле ученица добровольно делала заплыв. Скорее всего, та попала в такую же ситуацию и была рада встретить живую душу. Мур разволновалась и начала ворочаться в жидкости. Субстанция тут же всколыхнулась, поднялись мини-волны, и все плавающие кусочки с неровно обрезанными краями засуетились, затолкались, некоторые из них пошли ко дну, а какие-то, наоборот, затонули. Энни вытянула шею, как можно сильнее, завидуя в этот момент диплодокам, срывающим листья с верхушки дерева. Она максимально устремилась вверх, насколько это позволяла водная среда, стараясь приподняться как можно выше над краем котла, чтобы заглянуть внутрь соседнего. Она почувствовла себя в этот момент ростком, который проклюнулся, но на последний рывок ему не хватило сил. У нее получилось немного выглянуть из своего котла. Взгляд ее был устремлен в сторону, где отмокала подруга по несчастью.

Дифферента Унор: - Я Энни! Энни Мур! Ты кто? Что тут происходит? Как ты сюда попала? Ты знаешь, кто это сделал? Я не могу вылезти наружу! Меня держит жидкость в котле! - услышала Дифф и только сейчас поняла, что ее подруга по этому котловому несчастью староста Пуффендуя. Множество вопросов из соседнего котла осыпалось на голову мисс Унор дождем. Ей потребовалась пауза, чтоб понять, что от нее хочет мисс Мур. Волшебница встряхнула головой, будто бы отгоняя от себя морок этого неблагоприятного места. - Энни! Это Дифф, - крикнула волшебница, но сразу же поняла, что ей могут не поверить. Ведь еще пару недель назад она важно сообщила всем, кому могла, что отправляется путешествовать. А потом это злополучное письмо… А вдруг письмо пришло не просто так? Может это была ловушка? Ведь обычно Дифф, словно истинный невротик, перед долгой дорогой проверяла, чтоб все было выключено и закрыто. И потом еще раз и еще. - Энни, это я, Дифферента! Если это хэллоуинская шутка, то она затянулась! – сказала Дифф все еще мечтая, чтоб это была именно шутка. Это точно какой-то пуффендуйский перфоманс. Иначе средь бела дня удерживать людей в такой обстановке против их воли недопустимо. Хогвартс ведь самое безопасное место на Земле. Пусть вдруг появятся пуффендуйцы и радостно воскликнут, что это был розыгрыш. Ну пожалуйста! Но ничего не происходило: свет не включался, конфетти с потолка не сыпались, пуффики не появлялись. А вдруг они вообще не появятся, и мы тут сваримся в этих адских котлах? Главное за что? День же так славно начинался… Собеседница молчала, то ли ожидая, что Дифф ответит на остальные ее вопросы, то ли задумавшись о чем-то. Дифференте, с одной стороны, вроде бы стало спокойнее от осознания того, что она тут не одна. Да к тому же если рядом староста, то ничего плохого не случиться. Ведь старосты же не должны допускать этого. Или это в какой-то параллельной Вселенной… - Энни! Я сама ничего не знаю…и не могу вылезти из этой проклятой ванны…Может мы в аду? – вдруг дрожащим голосом озвучила Дифферента ту версию, которая ее так пугала. Ведь если назвать вслух самую страшную догадку, то будет уже не так страшно.

Энни Мур: - Энни! Это Дифф, - прозвучало из котла. Дифферента Унор? Точно, это, похоже, ее голос! Энни удивилась и плюхнулась обратно вниз. Это не может быть Дифф. Она же уехала около двух недель назад. Или никуда не уехала и застряла здесь? Она что, тут уже две недели торчит? Или это не она. А кто тогда? Мур была в смятении, и это неудивительно в таком состоянии. Энни не знала, что и подумать. У нее появились сомнения в идентификации личности софакультетницы. Подозрения были небеспочвенны, в такой-то ситуации! Возможно, ее решили разыграть, Энни очень не хотелось попасться на обманку и выглядеть дурочкой. Конечно, пуффендуйка любила розыгрыши, но милые и веселые, а этот был какой-то глупый и не смешной. Она злилась. Энни была в бешенстве из-за отсутствия палочки. Где она сейчас находится? Она без была, как без рук. Это еще раз доказывало, что надо учиться невербальной магии. - Энни, это я, Дифферента! Если это хэллоуинская шутка, то она затянулась! Мур напряглась. Голос был встревоженный, чувствовалось волнение в голосе. Либо это хорошая актриса, либо действительно Дифф. Но она должна быть далеко отсюда! Энни не верила своим ушам, но может поверила бы своим глазам? - Энни! Я сама ничего не знаю…и не могу вылезти из этой проклятой ванны…Может мы в аду? Мур вздрогнула, в голосе была паника. Хотя эта фраза насчёт ада была не так уж и безосновательна. - Дифф? - Наконец вылезла из своих мыслей Энни. - Это действительно ты? А как же твой отъезд? Ты все время просидела в этом... м-м-м... бассейне? Можешь подтянуться как можно выше? Нет, все-таки я должна на нее взглянуть! - Энни решительно подтянулась на руках снова и вытянула шею, глядя на соседний котёл.

Дифферента Унор: -Дифф? Это действительно ты? А как же твой отъезд? Ты все время просидела в этом... м-м-м... бассейне? Можешь подтянуться как можно выше? Время в этом весьма специфическом месте вероятно текло странным образом. Да и когда кругом темнота, а из звуков лишь бульканье варева из котла, ощущение времени теряется. Поэтому вопрос Энни застал Дифф врасплох. Действительно, сколько я уже тут? Может я реально тут уже вечность? Вечность в аду – звучит как название для фильма ужасов. Хм…вечность… Дифф не знала, что такое вечность, потому что это было нечто из разряда громких слов, которые она не особо любила, несмотря на то, что драматизировать обожала. Наверное, эти философские размышления делали из нее не очень торопливого собеседника. Но куда спешить то? К счастью, по ощущениям содержимое котла было вполне пригодным для нахождения там и температура жидкости не повышалась. Это обнадеживало и давало повод надеяться, что их не хотят сварить. - Я не знаю сколько я тут. Мне пришло письмо, что надо вернуться…а потом гостиная и этот кубок на полу валялся. Я его подняла и вот…вот я всегда знала, что порядок – это зло, - ​ - наконец стряхнув с себя всю тяжесть навалившихся мыслей, ответила Дифф. Она с тоской вспомнила бардак в своей комнате и почему-то именно сейчас отметила про себя, что не зря она не стремиться к чистоте. Вот впервые в жизни захотела поставить вещь на место и оказалась тут. Она попыталась подтянуться, держась за края котла и на какой-то момент ей даже удалось совершить этот маневр. Благодаря чему она, привыкающими уже к темноте глазами, разглядела светлую голову старосты Пуффендуя. Энни, видимо, тоже старалась рассмотреть собеседницу. Дифферента даже попыталась помахать ей, но подобное дружелюбие стоило волшебнице потери позиции, и она соскользнула обратно. Булькающая ерунда (как окрестила про себя данное варево мисс Унор) радостно приняла ее обратно. Но сама Дифф не была рада такому гостеприимству, отплевывалась и отгоняла от себя веточки и листики. Она попыталась идентифицировать пару листочков, но уроки травологии остались далеко в прошлом, и она могла лишь предполагать, что же тут плавало. Но очень хотелось бы верить, что они были не ядовиты. Вот около Дифф проплыло что-то похожее на лавровый лист. Честно говоря, увиденное ей не понравилось, дабы про него волшебница знала, что он добавляется в суп. Я не хочу быть частью супа. Я не вкусная. Из противных девочек получается плохой суп! Разозлившись, она вынырнула обратно и вернулась на прежнюю позицию. Но более махать Энни она не рискнула, а просто попыталась вглядеться во мрак с такой силой, что у нее начали болеть глаза. -Энни, ты делала что-нибудь плохое? Ну такое, за что можно оказаться в аду? – решила все же найти опровержение своих мыслей Дифферента. Ей очень хотелось услышать что-то вроде «Конечно нет! Я ничего такого не делала. И ты тоже. Все пуффендуйцы хорошие и подобного с нами произойти не может». Ожидая ответа, и параллельно перебирая в голове свои прегрешения, Дифферента наивно думала, что если она будет смотреть на Энни во все глаза, будто бы гипнотизируя ее, то ответ будет обязательно такой и все неприятности осыплются как листья с деревьев в октябре. Но техники гипноза тут вряд ли работали. Или просто мисс Унор была в ней не сильна. Но вот кое-что другое Дифф заметила и ей явно это не понравилось. Скорее всего ей показалось, но вдоль стены промелькнула тень. Волшебница со всей силы зажмурилась, чтоб развидеть это.

Энни Мур: Энни выкрикнула вопрос и, наконец, увидела собеседницу. В полутемках лицо было более менее узнаваемо, оно было похоже на лицо Дифф Унор. Из котла виднелась голова с прилипшим, как ей показалось, фиолетовым цветком. А Дифф у Энни ассоциировалась именно с фиолетовым цветом. Наверное, фиолетовый цветок был последней каплей, растворившей остатки сомнений пуффендуйки. Это, конечно, не совсем логичная цепочка размышлений, а точнее, совсем нелогичная... но визуальные образы в противоречивой головке Энни сложились таким образом, что все как-то само встало на свои места, и ее это удовлетворило. Действительно, Дифф. За головой тут же последовал ответ: - Я не знаю сколько я тут. Мне пришло письмо, что надо вернуться…а потом гостиная и этот кубок на полу валялся. Я его подняла и вот…вот я всегда знала, что порядок – это зло... - Хм, кубок, говоришь... - нахмурилась Мур, мрачнея. Догадки подтвердились, Дифф попала тоже через кубок. Кубка накануне в Гостинке не было, Энни бы его заметила. Да и не только она, Гостиная была полна учениками, кто-нибудь да заметил бы такой необычный предмет. И насчёт зла-порядка Энни была согласна на все сто. Уж очень она любила художественный беспорядок. А еще питала слабость ко всяким таким оригинальным вещичкам, ну просто с ума сходила. Вот и попала. Дифф тоже, судя по всему, подставилась из-за своей слабости. Что-то в голове Энни крутилось, свербила какая-то мысль, связанная со слабостями, недостатками и каким-то словами Дифф. Что-то то такое мисс Унор сказала, но Мур никак не могла вспомнить, что именно ее зацепило, что-то важное. Недостатки... Людям свойственны слабости...слабость не недостаток... Тем более, не грех... Только Энни почувствовала, как почти ухватила за хвостик мысль, как плюх! Мыслительный процесс прервался всплеском, который вспугнул и без того испуганную мысль, и голова соседки скрылась в котле. Энни с досадой хлопнула ладонью о поверхность жидкости, и брызги дружной хаотичностью разлетелись в разные стороны, окатив волосы старосты противными струйками. Теперь капли стекали по лицу Энни, оставляя на нем мокрые дорожки. Мур сама еле удерживалась у края котла, зацепившись рукой. Она погрузилась в жидкость, устроилась поудобнее и попыталась восстановить ход мыслей, который так некстати прервался плюхом. -Энни, ты делала что-нибудь плохое? Ну такое, за что можно оказаться в аду? Да! Вот оно! Ад и слабости, ад и грехи! Вот что вертелось в голове у Энни, именно такие ассоциации возникли у нее с фразой, брошенной Дифф. -Энни, ты делала что-нибудь плохое? Ну такое, за что можно оказаться в аду? - Ты имеешь ввиду магловский ад? Хм... Надо подумать. Конечно, оказавшись в данной ситуации, надо было искать выход. Но поскольку они все равно тут застряли, а теплая среда располагала к размышлениям, Мур невольно задумалась. Конечно, Энни считала себя идеальной в своих поступках, но слабости она несомненно имела. Но можно ли их назвать грехами? С этим Энн совсем не хотелось соглашаться. - Ну, иногда ленюсь выполнять домашки... Интересно, для Дифф это слабость или грех? Энни подумала, что для Дифф, которая посещала огромное количество лекций, вполне может быть грехом невыполнение домашних заданий. Мур покосилась на соседний котел. В этот момент по стене пронеслась тень. Энни вздрогнула. Было и так все мрачно и в полумраке, поэтому могло показаться, она была неуверена. - Еще... - Энни скрипнула зубами, - ну... не всегда... скажем так... лестно отзывалась об учениках... мысли там всякие были... глупые... Пуффендуйка запиналась, подбирая слова, уж очень ей было не по себе называть вещи своими именами. И уж то, что она произнесла, совсем не вязалось с благородным поведением. - А ты?

Дифферента Унор: - Ну, иногда ленюсь выполнять домашки… Голос Энни звучал задумчиво, будто бы она размышляла, взвешивая значимость этого греха. Но по мнению Дифф, если бы все, кто не выполняет домашки были удостоены оказаться в котле, то народу здесь было бы больше, чем в летний сезон на морском курорте. Вспомнив про море, Дифф вздохнула так громко, что, казалось бы, ее услышали в каждом уголочке замка. Сейчас бы на море, а не вот это все. Море приятно шелестит волнами, а печали и невзгоды там растворяются, словно сахар в чашке чая. И когда-нибудь она хотела б жить у моря, или хотя бы около озера. Когда выберется отсюда. Точнее, если выберется отсюда… Так что невыполнение домашних работ для Дифференты грехом не считалось. Она и сама, бросив все совсем недавно сбежала в путешествие. И была бы сейчас уже где-то в Канаде, ели бы не цепочка событий, которая спровоцировала ее и привела к подобному результату. Лучше бы этот проклятый свет в комнате так и горел бы. Ну какое мне дело, если в моих планах было никогда сюда не возвращаться? - А ты? Мисс Мур прервала тягучие, словно жидкость в котле, мысли Дифференты. Ей конечно хотелось сказать, что она идеальна, но это было бы не правдой. Да и к тем, кто считал бы себя безгрешным, у мисс Унор появилось бы очень много вопросов. Надо было ответить, потому что пауза становилась подозрительно долгой. И, наверное, со стороны выглядело это все странно. Две девушки, оказавшись в такой непростой ситуации ведут светскую беседу, вместо того, чтоб искать выход из сложившегося положения. Но опять же, если они в аду, то у них в запасе есть все время мира… - Ну я…я тут ученику поставила мало баллов. Я хотела больше, но сказали, что нельзя. А ведь я могла доказать свою позицию, но сдалась. Смалодушничала! – со злостью на себя саму сказала Дифф, вдруг обнаружив, что в ее волосах запутался фиолетовый цветок. Какая ирония. Она раздраженно выдернула его и бросила куда-то в котел, после чего загнула большой пальчик на левой руке. Наверное, этого прегрешения было мало, поэтому из соседней «ванны» слышалось выжидательное молчание. - Ну еще от меня много негативного шума. Я злюсь и психую без повода. И так громко демонстративно хлопаю дверями, что в гостиной Пуффендуя уже штукатурка начала сыпаться, - загнула еще один пальчик Дифф, оценивая, хватит ли пальцев на ее руках, чтоб провести перепись всех своих косяков. - И я злословлю. И жалуюсь. Ох, как я жалуюсь. Ну ты же слышала, да. Все слышали…И ною…Мне всегда все не нравится. Наверное, такие как я не должны быть тут. Если бы за это отчисляли, то я бы была первая в списке, - самокритично констатировала волшебница. Она прекрасно могла заметить в своем глазу и бревно, и соринку, поэтому понимала в чем она бывает не права. Дифф снова громко вздохнула, борясь с желанием опуститься на дно котла и больше оттуда не всплывать, пока все как-то само не разрешиться. Ей не давала покоя мысль, что она уже второй раз видит какую-то тень. То ли это были игры воображения, а то ли кто-то наблюдал за ними. Что давало небольшую надежду на то, что тут все под контролем. Хотя бы под каким-то. - Ты тоже это видишь? – отвлеклась от рассказа о своей ужасности Дифферента, показывая пальцем (хотя это был ох как некультурно! Но какая культура в аду) в сторону, где только что сквозь поволоку тьмы, видела какое-то едва уловимое движение. Ей в голову пришла еще одна утешительная мысль про то, что может это новый профессор Демонологии, мистер Дэвис с предположительными связями в аду, проводит открытый урок. Но вероятность этого была примерно так же мала, как и то, что мисс Унор доработает второй и третий блок лекций для кабинета Магической географии. ​

Энни Мур: Энни внимательно слушала исповедь подруги по несчастью, ожидая услышать что-то существенное. Но что именно? Она и сама не знала, что хотела услышать. Но явно что-то, что могло бы логично указать на причину происходящего. Энни задумалась. Дифф предполагала, что вариант с оценкой домашки очень даже весомый, и явно очень переживала по этому поводу. Казалось бы, девушка действовала по правилам, сделала все, как полагается. Но был шанс побороться за свое мнение, но она его не использовала, ушла в тень. Переживания по этому поводу Энни были хорошо знакомы. Уж чего-чего, а настоять на своём Мур любила, но также и осознавала, что в некоторых ситуациях бодаться не стоит, из-за чего впоследствии была недовольна. Насчет негативного шума Энни не могла полностью согласиться, она ничего такого особенного не замечала за мисс Унор в Гостинной. Дифф всегда говорила правдивые вещи, точно подмечая нюансы, не была замечена во лжи, никого не подставляла. Мнения студентов, конечно, не всегда совпадают. Самой Энни, например, не нравятся некоторые вещи, которые других вполне устраивают, и наоборот, пуффендуйку приводит в восторг то, что кого-то раздражает или может привести в негодование. Ну и что? Будто читая мысли Энни, жидкость в котле забурлила. Пузыри зарождались на дне, медленно поднимались ваерх, всплывали на поверхность, увеличиваясь в размере. Вспучивая поверхность, они выпячивались и образовывали кочки, с трудом отделялись от жидкости, тяжело поднимались в воздух, на высоте глухо лопались и разлетались липкими ошметками. Энни пропустила момент, когда жидкость помутнела, загустела и почудился запах сероводорода. Волшебница заерзала. Некоторые пузыри тыркались изнутри, пытаясь взлететь, но не справляясь, опускались вниз ко дну или под углом в стены котла, рикошетили, меняли свои траектории и отправлялись дальше. Они задевали Энни, скользя по ее телу, лениво подталкивали и шевелили ее. Скорость пузырей была мала, а прикосновения были хорошим расслабляющим массажем. С одной стороны Энни укачивало, что отнюдь не бодрило, а клонило в сон, с другой - постоянные толчки не давали ей заснуть. То пограничное состояние между сном и бодрствованием, в котором она пребывала, способствовало размышлениям. Плюс невозможность слинять из этой емкости. Обычно пуффендуйка куда-то спешила или была чем-то занята, будучи экстравертом, постоянно находилась в толпе, так что времени на "позадумываться" у нее не бывало. Ну да, интересы могут быть параллельными, но ведь Дифф говорит о другом... Можем ли мы себе позволить выброс негатива по причине несогласия с чем бы то ни было? И не будет ли назойливостью излагать свои пожелания, а главное, нежелания, вслух с пуффендуйской напористостью? Мысли стали витеаватыми, Энни ушла в глухую философию. Жидкость стала более прозрачной, муть стала исчезать. Пузыри стали меньше, взлетали все чаще и лопались с более легким звуком. - Ты тоже это видишь? Энни оглянулась и увидела на стене на первый взгляд бесформенные тени. При более внимательном рассматривании тени приобрели более понятные очертания. Будто бы перемещались люди в мантиях. Энни даже послышался тихий шепоток, даже скорее шелест. Мур напряглась. - Тут кто-то есть? Она не знала, как правильно поступить. Настаивать на том, чтобы скрытые в тени вышли из укрытия или сделать вид, что они ничего не заметили и продолжить беседу? Сначала она хотела разораться из серии "что вы себе позволяете, я староста, да и вообще..." Но как бы это помогло их положению без палочки? Крики могли ухудшить ситуацию. Возможно, все-таки стоит выждать. Шепоток исчез и тени на стене замерли. Энни даже показалось, что они пригнулись. Она сказала нарочито уверенно и громко: - Кажется, никого! - И, немного помедлив, сказала уже тише. - Дифф, я понимаю, о чем ты жалеешь и переживаешь, но я думаю, не стоит сдерживать себя, видя несправедливость, и уж тем более, переживать по поводу сказанного. Ты не делаешь ничего предосудительного, просто высказываешь здоровую критику. В этот момент жидкость снова замутилась, как в грязной луже, запах, который уже начал исчезать, вновь вошел в силу. Энни заерзала. Еще не хватало умереть от удушья! Запах тухлого яйца стал нестерпимым. Энни зажала пальцами нос и прогнусавила: - Дифф, ты чувствуешь этот запах? Вот уж точно, как в аду! Еще чертей нам тут не хватало! Мур осеклась. Не в ее положении обзываться, может и по шапке прилететь.

Дифферента Унор: К сожалению, Дифф не умела читать мысли и не могла проникнуть в голову мисс Мур. Потому что в этом случае у нее на душе, возможно стало бы легче и мысли о том, что она «при жизни» делала не так перестали бы терзать Дифф, словно хищник свою добычу. ​ Обстановка в комнате определенно располагала в рефлексии. Только вот не теряли ли они драгоценное время? Может если отбросить все размышления и рассуждения, мы сможем провести время тут более плодотворно? Но что если мы здесь за тем, чтоб понять нечто важное? Дифферента раздраженно потерла виски. Головная боль от подобной нездоровой обстановки усилилась, да и запах был далеко от магазина парфюмерии. Девушка вдруг подумала, что вдруг это теперь все, что она будет в дальнейшем ощущать. А со временем забудет и ароматы, которые так любит. Запах выпечки, напоминающей об уюте дома, аромат, который приносит весенний ветер, давая понять, что скоро можно отправится в новое путешествие, а еще то, как пахнут по осени упавшие в их саду последние яблоки. Теперь только темнота, котлы и непонятная субстанция. Из светлых пятен тут была лишь Энни. Мисс Мур отличная компания. Было бы абсурдно оказаться тут с человеком с отличающейся от моей жизненной позицией. Вот это был бы настоящий ад. Так может мы все-таки не в преисподней? Иначе тут бы был кто-то полностью со мной несовместимый и мы бы только и делали, что дискутировали или бы токсично молчали. Хорошо. Что тут Энни. Нет, то есть конечно плохо, что она тут..но все таки хорошо… Ди запуталась в своих мыслях, потому что они тут трансформировались словно кубок на лекции по Трансфигурации. Размышления в ее голове, на которой снова почему-то появился лавандовый цветок, то тянулись словно ириска, а то ускорялись будто американские горки. Это первый шаг к сумасшествию. Добро пожаловать в безумие…Как же все осточертело! Неужели я и Энни самые достойные этого СПА? Кто собственно безгрешен? Тут же с котлом начало происходить что-то странное: жидкость пошла пузырями, прямо как ванна с гидромассажем. Все это выглядело весьма недружелюбно. В котле явно происходили какие-то процессы. Если бы Дифф чаще ходила на Зельеварение, то могла бы как-то объяснить происходящее, но сейчас кроме слов «бульканье» и «зловоние» в голову ничего не приходило. И если еще пятью минутами ранее ей хотелось погрузиться в эту пучину и более не всплывать, то сейчас лучшим вариантом было подтянуться чуть сильнее, чтоб как можно меньше ее тела касалось данного варева. В голове промелькнула мысль о том, что жидкость реагирует на слова и мысли. Ведь стоило подумать о плохом, как содержимое котла будто бы ожило. Но для проверки теории стоило подумать о чем-то плохом. Хотя было страшно, потому что что придет в голову еще этой субстанции – совсем непонятно. А вот хорошие мысли приходить совсем не хотели. Конечно, в такой-то нездоровой обстановке как думать про хорошее. Надо думать, как спастись. Или хотя бы минимизировать дискомфорт от нахождения тут. Из соседнего котла раздался вопрос Энни в пустоту. Ответа конечно не последовало. Да, девушкам наивно было бы думать, что сейчас кто-то выйдет из темноты и радостно представится. Невидимые гости предпочли остаться инкогнито. И может быть это было даже к лучшему, ведь если бы они появились, то вряд ли для того, чтоб подать девушкам свежевыжатый сок, который бы так хорошо дополнил их отдых в этом так сказать «джакузи». - Дифф, ты чувствуешь этот запах? Дифф принюхалась и тут же пожалела об этом. Запах стал еще хуже чем был до этого. С трудом справившись с приступом тошноты, волшебница поняла, что находиться здесь невыносимая пытка. И если она еще могла стерпеть булькающее варево (утешая себя тем, что вода – это ее стихия, и надо любить ее во всех проявлениях), но вот запах (хотя тут было бы больше уместно слово «вонь») такой выносить было почти невозможно. - Да. Тут явно пахнет не лавандой и ванилью, - ​ недовольно пробурчала Дифф. Чертей, да и неустановленных лиц в капюшонах не было видно, и как бы сильно Дифферента не хотела высказать им всем, что она про это мероприятие думает, она сдержалась. Ух ты! Я иногда могу молчать! Надо же! Обычно от неумения смолчать где надо я и попадаю в такие ситуации, от которых потом не отмыться…а тут у меня это даже получилось! - Энни, нам надо что-то делать! У тебя есть идеи? – понизив голос спросила Дифферента, надеясь, что сквозь бульканье ее будет слышно. Ей очень сильно хотелось, чтоб старшая и мудрая староста разрулила эту ситуацию. Ведь каждому иногда хочется, чтоб кто-то взрослый и умный пришел и все решил, исправил и снова бы был мир, любовь и розовые единороги.

Энни Мур: - Энни, нам надо что-то делать! У тебя есть идеи? Идеи! Конечно, они были! Но во всех идеях фигурировала палочка. - Дифф, мои идеи так пропахли ароматом, что затухли на корню! - Воскликнула Энни, настороженно наблюдая за стеной, на которой, словно в театре теней, несколько секунд назад явно двигались размытые фигуры. - Я ноль без палочки! Последнее, о чем думала Энни перед волной резкого запаха, была мысль про ад и чертей, которая уже не в первый раз клевалась в ее голове за время пребывания в котле. Конечно, все это было из магловской жизни, но уж очень совпадало с реалией в данный момент. - Дифф, я тут подумала...тут вот какое дело. - Сбивчиво начала пуффендуйка. - Я ведь сначала была уверена, что это кто-то из студентов над нами прикалывается. А теперь... Может, есть в жизни мага ключевые жизненные моменты, когда положено задуматься... о качестве жизни что ли... И разум проделывает такую штуку, устраивает испытание. - Голос Энни крепчал, становился увереннее с каждым словом. - Знаешь, типа квеста, в котором нет конечной точки. Я бы это сравнила с рыбалкой, когда не так важен результат, как процесс. То есть, мы по воле разума должны поразмышлять над своим образом жизни, разобраться в своих поступках, проанализировать ситуации. Чтобы дальше жить лучше. Возможно наш разум пытается что-то до нас донести, прокричать! На этих словах запах стал меньше и желейная субстанция снова стала прозрачней и, вроде как, менее густой. Пузыри практически исчезли, что невероятно вдохновило мисс Мур. Если мои слова верны, то что здесь делает Дифф? Мисс Унор казалась Энни практически идеальной. Всегда вытягивала своими стараниями факультет на первые места, преподаватель, прицепиться абсолютно не к чему! Хм... если моя теория верна, и во всем виноват мой разум, то Дифф тоже у меня в голове? Бред... Версия Энни рассыпалась в пух и прах! Она сжала кулачки и топнула в воде ногой. Потеряв равновесие, она резко скользнула под воду и хлебнула. Энни вынырнула, отплевываясь, и зло пробормотала: - И все-таки это реально! Это дело чьих-то рук. И чьей-то головы. Найду, оторву и то, и другое! В нос шибанула струя тухляка, такая, что спазм в горле заставил пуффендуйку выпучить глаза. А со дна, прямо под девушкой поднялся мгновенно образовавшийся пузырь и быстро взлетел вверх, прямиком ей в пятую точку. От толчка Энни подпрыгнула и не удержалась на месте. Она, перевернувшись в жидкой среде без опоры, врезалась носом в стенку емкости. От боли у нее брызнули слезы и из ноздрей потекли две кровавые струйки. - Тво ю ж...! Еще один пузырь вдарил ей в челюсть снизу. Зубы щелкнули, не успев прищемить язык. Энни быстро дышала, справляясь с болью, держась руками за края своего пристанища. Одна мысль пришла ей в голову и она была на первый взгляд абсурдна, но все же... Надо было срочно поделиться ею с Дифф. Конечно, мисс Унор могла подумать, что Энни сошла с ума, но озвучить всеирпвно следовало, и Энн рискнула. Эх, была не была! - Послушай, я заметила... Не сочти за бред... как только я начинаю думать плохо, тут же появляется эта вонь, жидкость густеет и бурлит. Когда в голове проносятся светлые мысли, субстанция вроде как успокаивается. Будто это живая биомасса, которая слышит, чувствует эмоции, мысли... Как разумная. Энни говорила и одновременно смывала кровь, шмыгая носом.

Дифферента Унор: - Дифф, мои идеи так пропахли ароматом, что затухли на корню! Я ноль без палочки! Палочка! Только сейчас Дифферента осознала, что главного инструмента волшебника то при ней нет. Где ее орудие, которое она так долго и трепетно выбирала в лавке волшебных палочек в начале своего пути, она сейчас даже не знала. Дифф беспомощно поводила руками по бурлящей жиже, но там издевательски ей в руки заплывали лишь веточки и листочки. Тут девушку накрыло, потому что она вспомнила первый ее семестр в Хогвартсе Дамблдора, то, как она изучала новые помещения и с детским восторгом заглядывала в каждый уголок. И конечно то, как выбирала свою волшебную палочку, уверенная в том, что их вместе ждут великие дела и грандиозные открытия. А что сейчас? Никаких открытий, никаких свершений. Умудрилась потерять не только свое доброе имя, но еще и палочку. За палочку особенно обидно. И эта пакость еще булькает. Дифф сделала несколько глубоких вдохов и тем самым немного успокоилась. А варево, кажется обладая некоторой эмпатией, тоже чуть затихло. Дифф что-то подумала об этом, но не успела ухватить мысль, и та растаяла как мыльный пузырь. Можно было бы сравнить это конечно с пузырями в котле, но получилось бы менее поэтично. - Знаешь, типа квеста, в котором нет конечной точки. Я бы это сравнила с рыбалкой, когда не так важен результат, как процесс. То есть, мы по воле разума должны поразмышлять над своим образом жизни, разобраться в своих поступках, проанализировать ситуации. Чтобы дальше жить лучше. Возможно наш разум пытается что-то до нас донести, прокричать! От слов Энни Дифф стало как то не по себе. Ей бы больше понравилась идея о том, что над ними кто-то прикалывается. Тогда бы было на кого злиться, кого ненавидеть и на кого накричать. Как только негатив снова захватил девушку, котел будто с ума сошел, а жидкость стала такой горячей, что Дифф прикусила губу, чтоб не пискнуть. Ей бы не хотелось казаться слабой в таких условиях, а ойканья и всхлипы сейчас охарактеризовали бы ее не как борца, а как маленькую потерянную девочку. Но если мы тут здесь, чтоб поразмышлять над своими деяниями…ну я, конечно, далеко не идеал и даже шутила, что где-то в школе есть для меня персональный котел за все мои выплески эмоций. Но Энни…не может же мисс Ветерок, солнечная староста Пуффендуя, быть в чем-то виновной…Все мы имеем свои слабости…но наказывать нас за это абсурд. Дифф сжала зубы, чтоб не выругаться. А очень хотелось. Если здесь придется сидеть до какого-то осознания, то это определённо надолго. Ведь понять, что ты делаешь что-либо не так, нужно прийти к этому самостоятельно, а не под влиянием каких-то внешних обстоятельств. Сколько нужно рефлексии, чтоб сидя в котле прийти к тому, что жила не правильно? Ну ладно, ок. Если это из-за меня, то самое ужасное в этой ситуации то, что здесь по какой-то ошибке оказалась староста Пуффендуя. Дифферента опять улетела в воспоминания. О том, как недавно сказала Энни: «Ты будешь моей хорошей старостой!». А если это и втянуло Энни в ад, который был предназначен именно для нее, для Дифф. А ведь Энни просто хотела поддержать подопечную в непростой ситуации. И хотя бы за это мисс Мур достойна рая или что там бывает у волшебников…Ведь в спорных ситуациях так хочется чтоб кто-то был на твоей стороне. Черт! Вот так вот своей токсичной персоной я отравляю не только свою жизнь, но и приношу неприятности другим. Вот тут точно надо что-то делать! Я никогда не думала, что врежу не только себе, но и другим. И если бы жидкость сейчас не была такая мерзкая, то вариант нырнуть и больше не выныривать уже не казался таким уж абсурдным. За то все раскаяния, проблемы и сложности в общении останутся там снаружи. Но от дум о том, как бы скрыться с головой под толщей варева неизвестного происхождения, Дифферента была оторвана шумом в соседнем котле. Кажется мисс Мур решила поиграть в аквапарк, потому что за угрозами их неизвестным истязателям последовал какой-то всплеск. Ну нет, топиться решила я. Не надо забирать мою идею! Такая мысль пронеслась в голове у Дифф, вернув ее к реальности из мыслей из серии «Проще сменить мир, чем исправить репутацию». Но не успела девушка крикнуть, чтоб староста была там осторожнее и вообще сейчас не время для аквааэробики, как Энни уже озвучила то, что от Ди ускользало все время нахождения здесь. Именно эта мысли мыльным пузырем все время не давала себя поймать. - Послушай, я заметила... Не сочти за бред... как только я начинаю думать плохо, тут же появляется эта вонь, жидкость густеет и бурлит. Когда в голове проносятся светлые мысли, субстанция вроде как успокаивается. Будто это живая биомасса, которая слышит, чувствует эмоции, мысли... Как разумная. Дифф чуть не забыла о скользкой опасности, которую таит ее временное пристанище, так сильно ей хотелось сжать виски руками, чтоб немного успокоиться. Потому что если два человека думают одинокого, то скорее всего это либо коллективное помешательство, либо истина. - Энни…да! Да! Именно это! Ты гений! Но что теперь делать? Дифферента, которая сначала была рада, что они с Энни продвинулись в изучении особенностей варева, теперь поняла, что это знание лично ей может ничего и не дать. Потому что генерировать светлые мысли она не умела. Если ей было плохо – она думала плохо, если ей было хорошо, то и мысли становились добрыми и ванильными. Но вот как заставить себя в этом аду думать о чем-то славном? Но попробовать стоило. - Энни! Может нам нужно поговорить о чем-то хорошем? Ты, наверное, решишь, что это глупо…но расскажи мне о своем светлом воспоминании – робко произнесла Дифф. Ее голос был непривычно нервозным. Дифф понимала, что сейчас не время и не место для подобной ностальгии, и возможно в глазах старшекурсницы она сейчас выглядела глупо и неуместно. Дифф всегда боялась, что про не подумают плохо, или неправильно ее поймут, хотя делала для этого все возможное, сама того не осознавая. Только сейчас то терять было явно нечего. Из тех, кто тут может ее неправильно понять только Энни, и тени в капюшонах. Сколько их тут прячется во тьме, проводя эксперименты над беззащитными волшебницами? Явно не одна. Кажется две как минимум. Ну смотрите, смотрите, раз вам так нравится издеваться над людьми! Чтоб вас черти утащили!

Энни Мур: - Энни…да! Да! Именно это! Ты гений! Но что теперь делать? - Надо подумать. Пуффендуйку раздирали внутренние противоречия. Ей так хотелось высказать в пустоту все, что она думает, но согласно сделанным ею выводам - то, как реагировала субстанция на ее мысли и слова - этого нельзя было делать ни в коем случае. Энни почувствовала усталость. Энергия улетучилась, она ощутила некоторую лёгкую вялость. Видимо, размышления забирали энергию, и девушка подвисала. Вместо того, чтобы решать текущую задачу, ее внутренний процессор переключился на решение жизненных ежедневных задач и абстрагировался от внешних раздражителей. Возможно эта жидкость забирала энергию, подпитываясь от живого организма, как от аккумулятора. Вообще, некая связь между сознанием и этой странноватой субстанцией, как ни странно, совершенно не удивили пуффендуйку. У нее скорее появился интерес - как это работает, и какой гений это придумал? Конечно, ее безумно возмущало то, что кто-то без ее на то согласие проводит эксперимент, что ее сюда засунули и лишили свободы, но все-таки научный интерес немного перетянул одеяло на себя. - Энни! Может нам нужно поговорить о чем-то хорошем? Ты, наверное, решишь, что это глупо…но расскажи мне о своем светлом воспоминании. Энни прикрыла глаза и стала прокручивать воспоминания, представляя себя со стороны. - Ты права! Нам это сейчас нужно, как никогда. Хочешь, я расскажу, что я всегда любила и от чего у меня душа поет? А я буду представлять! Вот я босиком шлепаю по лужам и подставляю лицо солнышку, жмурясь от удовольствия. Вот я в парке бегу по разноцветному желто-красному ковру из кленовых листьев и хохочу во все горло. Вот я ловлю языком первые снежинки и сама таю от волшебства природы. Вот я на верхушке дерева смотрю на летящие облака, ветер трепет мои волосы, и сердце замирает от ощущения свободы. Ты знаешь, столько в жизни моментов, от которых кружится голова, ты сходишь с ума от восторга, а мы эти моменты не всегда ценим. И при этом многое теряем и тратим время на какие-то глупые переживания, возмущаемся и тратим эмоции на никому ненужные обвинения, жалобы и пустые разговоры. А тем временем жизнь кипит и преподносит массу удовольствия и радости. И все это рядом, перед нами. На губах Энни блуждала улыбка. Субстанция в котле совсем успокоилась, как безмятежно спящий младенец, чувствуя теплый настрой пуффендуйки. Мур уже убедилась в зависимости поведения жидкости от ее эмоционального фона. Одного Энни не понимала, почему в качестве экспериментируемых выбрали именно их двоих. Эксперимент разума или кого-то из смертных, в любом случае ведь должна быть какая-то логика в этом выборе. Или это была случайность, а им с Дифф просто не повезло. Неужели нас сюда занесло волей случая? Энни заерзала. Ей была более приятна мысль о том, что они избранные, что за ними специально охотились, выжидая и выслеживая. Еще эти Колпаки-тени, уж очень они сильно напрягали пуффендуйку. Конечно, это могли быть галлюцинации, субстанция могла действовать на сознание, имела же она усыпляющий эффект. Или... В голову пришла неприятная мысль. Это надо было обсудить. - Дифф, как ты думаешь, почему именно мы с тобой сюда попали? Это случайность или конечный результат цепочки чьих-то действий? Мы что, в лапах сумасшедшего маньяка?! Если в этом кто-то постарался, почему именно мы? Потому что мы очень умные и можем провести эксперимент в правильном направлении или мы кому-то сильно насолили? Маньяк в Хогвартсе? Когда Энни думала о последней предполагаемой версии, что они кого-то сильно разозлили, она просто сомневалась. Но сейчас, когда она озвучила это вслух, мысль показалась ей и вовсе абсурдной. Нет, только не Дифф! Это было бы невероятно. Но что скажет сама Дифф!

Дифферента Унор: Дела у Энни шли явно лучше, чем у Дифференты. Ведь если мисс Мур смогла совладать со своими внутренними демонами и её котёл относительно успокоился, то у Дифф всё шло не так хорошо и "её" варево бушевало. Девушке даже стало завидно, ведь ей оставалось лишь мечтать о выдержке и спокойствии. А пока лишь оставалось вытирать с лица склизскую жижу, переживающую пик своей активности. Ну что со мной не так? Все люди как люди, а у меня вечно бушуют эмоции. Да, типичная мисс Унор. Ну чего тебе не живётся спокойно? Ну тут уже было не удивительно, что внешняя среда среагировала оперативно. Голос старосты отвлёк от борьбы с "зельем". - Надо подумать. Эти слова Энни вселили в Дифф хоть какую-то, но толику надежды. А этого было вполне достаточно, чтоб примириться с реальностью. Сейчас староста всё порешает. А как приятный бонус был рассказ Энни о её теплых воспоминаниях. Волшебница бы и о своих рассказала, но раз её не спросили, это было бы неуместно и возможно глупо. А Дифф очень боялась выглядеть глупой. Хотя куда уж глупее ситуация, когда ты заточён в котле то ли по воле злого рока, то ли в качестве чьей-то глупой шутки. А может это эксперимент кого-то из профессоров? Решили провести опыты на студентах. Ну а мы просто попались под руку. Неудачное стечение обстоятельств. Ну да, я знала, что с моим везением что-то не так...Кто из Профессоров мог такое затеять? Вроде бы они все серьёзные люди и баловаться не станут. А вдруг это ни что иное, как задание в конкурсе Мистер ХД? Но вряд ли нас бы выбрали как жертв, нуждающихся в спасении. Мы же самые обычные девочки. Хотя и весьма симпатичные. Все же скорее случайность. Тут как раз прозвучал уместный вопрос Энни, которая видимо тоже сейчас была захвачена подобными мыслями. - Дифф, как ты думаешь, почему именно мы с тобой сюда попали? Это случайность или конечный результат цепочки чьих-то действий? Мы что, в лапах сумасшедшего маньяка?! Если в этом кто-то постарался, почему именно мы? Потому что мы очень умные и можем провести эксперимент в правильном направлении или мы кому-то сильно насолили? Маньяк в Хогвартсе? Дифф застонала, поняв, что она изрядно утомилась. За последние пятнадцать минут она испытала столько эмоций, сколько не испытывала уже давно. И эти вопросы, обрушившиеся на её голову, стали последней каплей. Потому что вызвали рой мыслей. И не все из них были прекрасными. Скорее это был самоанализ, который оказался крайне неутешительным. За последнее время список тех, кто был не согласен с поведением Дифф, стал весьма внушительным. Но настолько ли, чтоб сажать её в котел? Да ещё и втянув в это Энни, которая тут была явно не при чем (или же просто Дифферента не знала о чём-то из биографии мисс Мур). - Тут есть над чем поразмыслить. Мне больше нравится версия про случайность. Но знаешь как говориться? Случайностей не бывает, а бывает судьба. Может это карма? Я была плохой девочкой последнее время. Знаешь, я даже решила уйти из Хогвартса. Потому что я паршивая пуфендуйка. А может это всё результат цепочки не чьих-то, а именно наших действий? - голос Дифф задрожал, потому что она начала нервничать. И пусть ей не нравилась идея о наказании, но в её представлении это выглядело более правдоподобно, нежели маньяк. - Но маньяк это тема... Не видела тут подозрительных личностей? А может это маньяк, который преследует тех, кто плохо себя вел? Ладно, Мистер Маньяк, я признаю, что весь четвёртый курс я была ужасна. И да, я раскаиваюсь. И мой уход из школы это искупит, я надеюсь! - зло крикнула куда-то в сторону теней в капюшонах Дифферента. Она очень надеялась, что после этих слов последует хоть какая-то реакция и развитие событий. - И Энни, моя хорошая староста, прости, если ты тут оказалась из-за меня. Мне правда жаль. Я не думала, что наши поступки могут сказываться на других! - после этих слов волшебнице вдруг стало значительно легче.

Энни Мур: Дифф все говорила и говорила. Информация текла, как из рога изобилия, вопрос за вопросом, Мур не успевала вставить и слово. Маньяки, карма, искупление, самобичевание, все было намешано в кучу, наверное, Дифф была на грани нервного срыва. Она обращалась к маньяку, стараясь его урезонить, извинялась перед Энни, думая, что староста здесь из-за нее. Но из всего информационного потока Мур вычленила фразу "уйти из Хогвартса". Эта фраза буквально ударила ее. - Уйти из Хогвартса? Ты серьезно? Энни аж подскочила от возмущения и тут же получила оплеуху волной. Она взвизгнула и быстро взяла себя руки, выравнивания дыхание. Энни представила тихую заводь, лодочку среди кувшинок, жужжание стрекоз над камышами и успокоилась. Жидкость притихла, слегка подбулькивая у самого дна, будто предупреждая, что начеку. Энни с опаской посмотрела вниз. Для нее казалось кощунством то, что сейчас озвучила Дифф. Уйти из Хога! Да как без него жить-то можно?! - Дифф, зря ты так. - Ласково начала Энни. - Я не знаю, как у тебя, а у меня самые счастливые воспоминания связаны с Хогвартсом, кроме родителей, конечно. Я уверена, у тебя тоже много светлых воспоминаний. Ну сама, давай, вспомни! Когда мы все вместе сидим в нашей Гостинной и болтаем у камина, жуя печеньки. А подушечные бои перед сном? А когда мы всем факультетом копаемся в теплицах, выращивая какой-нибудь необычный экземпляр, пестуем его, вместе радуемся первому листочку? Как всей пуффийской семьей вваливаемся в три метлы и отмечаем дни рождения? Ну что, пошло тепло? Давай, Дифф, давай, не держи в себе! Тебе надо настроиться на спокойную волну, в прямом и переносном смысле. Расскажи о том, что будит в тебе теплые чувства.

Дифферента Унор: - Расскажи о том, что будит в тебе теплые чувства. Успокаивающий и какой-то уже родной голос Энни не давал волнам уныния в голове Дифф и жидкости проклятого котла снаружи окончательно разбушеваться. Волшебница задумалась. Энни так славно рассказывала про жизнь на Пуффендуе, что захотелось плакать. То ли растрогавшись, то ли расстроившись. Растрогавшись от того, что есть где-то такое совершенное счастье и уют, который иногда наполняет черно-желтый факультет и благодаря чему, оказавшись в солнечной гостиной новичок может подумать: «Вот я и дома!». Ну а расстроиться хотелось из-за того, что за пять семестров Дифф так и не смогла ощутить себя частью этого теплого и солнечного мира. Она пыталась, но все время чувствовала себя чужой, будто бы попавшей туда по ошибке. Нет-нет, она всячески боролась с этим чувством, и иногда оно даже пугалось вдруг появляющегося оптимизма мисс Унор и отступало. Но чаще всего трудно было найти в ХД более одинокую волшебницу, чем Дифферента. "Может эта комната словно дементор высасывает из меня последние теплые воспоминания? Может она подменяет все хорошее, что я чувствовала и помнила когда-то вот на эти отчаянные мысли"? – пронеслась в голове Дифф мысль, которая растворилась так же быстро, как пузыри, образующиеся от кипения жидкости в котле. Можно смело было утверждать одно – котел был доволен. Но радовать мерзкое варево в планы Дифф не входило, поэтому она заговорила. И да, мисс Унор знала, что если она сейчас начнет говорить, ее будет трудно заткнуть. Пусть на роль «мисс общительность» она никогда претендовать не могла, но временами тараторила без умолку. - Я помню свое распределение. Это было зимой. Оно наступило так быстро, что я даже не успела почувствовать себя ПО-шкй. Меньше чем за неделю пронеслась передо мной жизнь на подготовительном отделении. И вот уже раз, и мы с Реми стоим в гостиной на распределении. Я ее за руку взяла, чтоб бояться вместе. Реми то знала, куда хочет, а я вот совсем нет. Так интересно было, какой дом моим окажется. Ведь шляпа уже знала нашу судьбу. Меня первую вызвали. Я так волновалась, что даже забыла как бояться. И тут шляпа начала говорить, а я к каждому ее слову прислушивалась. Такая интрига! Она же это умеет…заинтриговать…Видимо выбирала из двух факультетов. До сих пор не знаю, на какой второй она намекала. Я замерла словно олененок в свете фар и уже слышу, как кто-то хлопает. Смотрю, а это вы, пуффендуйцы. Тогда то я как поняла, что теперь стала частью вашей черно-желтой команды. Так хорошо стало. Словно я после долгого пути снова дома. Потом много чего было конечно, но вот тот момент, что я теперь с вами – один из лучших. Дифф почувствовала, что ее щеки становятся сырыми и только хотела отругать вполголоса бурлящую жидкость, но поняла, что к этому зелье из котла не причастно, а по щекам ее ручейками стекают слезы. «Дифф, чтоб тебя! Успокойся немедленно!» но дорожки слез совсем не хотели ее слушаться. Видимо груз всего прошлого семестра, то, о чем знали все и то, о чем не ведал никто кроме нее самой, сейчас через эту влагу вырывался наружу. Дифферента давно не плакала и не планировала, но что-то пошло не так. И чтоб хоть как-то переключиться она снова продолжила говорить. Но на этот раз ее рассказ дополнялся всхлипами и паузами, в которые волшебница пыталась хоть как-то подавить рыдания. Самое интересное, что котел с его содержимым стал намного спокойнее. То ли ему тоже было интересно чем все это закончится, а то ли потому, что мысли, какими бы они грустными не были, перестали иметь темную окраску. - А еще было так приятно, кода я начала преподавать. Знаешь, все это обустройство кабинета, суета с картами и глобусами, бессонные ночи за написанием лекций, потом правки, а потом снова подготовка лекций. Я себя такой нужной не чувствовала давным-давно. А я же никогда и не думала, что буду преподавать. Мне дядя однажды сказал, что видит меня преподавателем. Я посмеялась тогда. Мол, Чарльз, ну какой из меня учитель? А он в это так верил. Не смейся, но мы тогда путешествовали, были то ли Клюни, то ли в Бурже, ну вообщем во Франции. Я просыпаюсь, а у меня на кровати коробка лежит. А в ней туфли. Коричневые такие, кожаные. Вроде обычные, но вроде и волшебные. И рядом стоит дядя и улыбается. Говорит, когда будешь преподавать, надень их на первое же занятие. И ведь не поленился, с самого утра побывал где-то и купил их мне. Когда мой кабинет открылся, Чарльза уже не было. Но я все равно в них была. И знаешь, у меня ощущение было, что он за мной наблюдает. Нет, не из-за туфель конечно…а просто…и так хорошо и спокойно на душе стало. И мысль пришла, что я на правильном пути… Дифферента замерла, поняв что наговорила уже слишком много. Соленые дорожки на щеках все еще давали ощутить, что она все еще живая и что-то чувствующая, и что все что сейчас вокруг нее и Энни происходит, не заберет самое дорогое – воспоминания. оффтоп: перебрались сюда https://hdhog.forum24.ru/?1-10-0-00000055-000-0-1



полная версия страницы