Форум » Нижние ярусы » Внутренний двор » Ответить

Внутренний двор

Hogwarts:

Ответов - 120, стр: 1 2 3 4 All

Миралисса де Нот: Миралисса уныло брела по дорожке. Она не хотела, что бы кто-то видел ее переживания и поэтому постоянно оглядывалась. Очередной раз осмотревшись девушка расслабилась и прекратила следить за осанкой, которую всегда держала в присутствии других. Она вздохнула посмотрела на высокие окна, окружающих ее стен, затем чуть усмехнулась, вздохнула и покачала головой. - Что-ж, терпи дорогая, зависть окружающих - вот что ждет тебя на пути к успеху, - пробормотала она и поплотнее закуталась в мантию. Осень, уже осень... Скоро будет еще холоднее, - подумалось ей.

Артемий Фроус: *Артемий ишёл на урок Травалогии как тут заметил сидя на камне грустную Миралиссу.Он подошёл к ней и спросил* -Эээ... привет!-улыбнувшись сказал Артемий. * Мальчишка огляделся по сторонам. И на его лице наресовалась радостная улыбка" -Хорошие,здесь место не так ли?

Миралисса де Нот: Миралисса не ожидала увидеть во дворе кого-то и поэтому резко вскинула голову и выпрямилась. Изобразив на лице улыбку она сказала: - Привет. Ты... - Миралисса взглянула на мантию юноши, - когтевранец? Я Миралисса де Нот, - выпалила она и улыбнулась. Ведь все таки они так и не были знакомы, хотя могли встречаться в коридорах школы. - Приятно познакомиться.

Артемий Фроус: * Мальчишка уже хотел представится прекрасной даме, но тут вдруг его осенила!А вдруг она узнает что это именно я поджог много книг когда отрабатывал заклятие "Insendio"?. Не представляться было , бы не привычно с его стороны. Эхх.. ладно будь что будет, а может она и не вспомнит кто поджёг библиотекарские книги* -Меня зовут Артемий, Артемий Фроус.

Миралисса де Нот: Артемий Фроус пишет: Да я Когтевранец,а зовут меня Артемий Фрос, а тебя...? - Миралисса де Нот, - повторила девушка. - Я Хранитель Библиотеки, может быть знаешь?

Артемий Фроус: Мералисса де Нот??? конечно знаю, ты мой самый любимый библиотекарь я тебя просто не узнал..*Артемий подумал что она чем то обиженна*

Миралисса де Нот: Улыбнулась, но как то грустно. - Красиво звучит - самый любимый библиотекарь. Миралисса чуть наклонила голову и спросила: - Часто бываешь в библиотеке? Что читаешь? Юноша был таким оптимистичным, что и у самой Миралиссы начало подниматься настроение.

Артемий Фроус: Да часто.Как есть свободная время так сразу иду в библиотеку *улыбнулся* Мне очень нравится читать историю магии и заклинания.))

Миралисса де Нот: - Здорово, - улыбнулась. - Я тоже люблю историю магии. И Хогвартса тоже. Миралисса о чем то призадумалась, а потом сказала: - Приятно, когда плоды твоего труда не пропадают даром. Я могу считать твое увлечение библиотекой - комплиментом мне? - девушка вопросительно приподняла брови.

Артемий Фроус: Да конечно можешь считать и комплиментом..*ризадумолся*а трудно работать библиотекарем ?

Миралисса де Нот: Улабнулась уголками губ: - Спасибо, - чуть вздохнула. - Нет, не трудно. Не труднее, чем быть учеником этой школы. Труднее было подбирать литературу с самого начала. А сейчас...

Артемий Фроус: *почувствовал что её слова были не дакончены* А почему ты токая грустная? *сел на камень*

Миралисса де Нот: Внимательно на него посмотрела, тщательно взвешивая свой ответ: - Есть люди, которые завидуют или ненавидят. Они стараются задеть за живое. Я этого не люблю и обычно стараюсь не проявлять своего недовольства или расстройства при них. Они того не заслуживают. Поэтому я ушла сейчас, где ты меня и застал... В неглиже, так сказать, - грустно улыбнулась и поправила мантию.

Артемий Фроус: * На его лице на рисовался грустный вид.* Да есть и в правду такие люди.Которые завидуют.У меня их при достаточно, но тоже стараюсь не обращать на них не какого внимания.))

Миралисса де Нот: Улыбнулась: - Не унывай, - не хотела перелаживать свои проблемы на других. - Чем больше ответственность, тем больше завидуют. А по жизни нужно идти с улыбкой... И достоинством.

Артемий Фроус: Да ты права.. а ты не можешь меня научить заклинанию "Protego"

Миралисса де Нот: Чуть пожала плечами: - Я бы могла, я его знаю и умею его использовать. Но мы второкурсники, - девушка выразительно взглянула на юношу. - Это заклинание может использовать только ученик третьего и старше курса. Это против школьных правил, - вздохнула. - К сожалению, - тихо добавила она.

Артемий Фроус: Ах да жаль... Кстати ты хочешь что бы открылся Хогсмид?)

Миралисса де Нот: Улабнулась: - Очень хочу. Я еще ни разу там не была. Хочется посмотреть, что там.

Артемий Фроус: Ага * мечтает* за ужином директор сказал что точная дата открытия Хогмида будет в этом семестре))..

Миралисса де Нот: Открыто улыбнулась: - Да, надеюсь, что там будет интересно, - мечтательно закатила глаза. Но вдруг помрачнела. - Опять пидется идти одной.

Артемий Фроус: *Артемий посмотрел на грустную Мирису.Думая как её утешать или предложить ей что бы она ишла в Хогсмид с его другом."А вдруг она откажется?" Нет не откажется" -Кстати а как на счёт моего друга? ты можешь пойти с ним в Хогсмид!

Эшли Сабателли: *Парень, в изящной жёлтой мантии и кремовом костюме направился к воротам в Хогвартс. Он слегка задержал взгляд, на бредущей по алее паре, и направился дальше. Подойдя к двери он взглянул на часы и заволновался.* -Alohomora. *Дверь со скрипом приоткрылас и парень зашёл во внутрь*

Серафина Лейн: Артемий, Миралисса, посты не менее 3х полных строк. Исправляйтесь.

Миралисса де Нот: Миралисса грустно улыбнулась: - Все может быть... Ее глаза передернулись дымкой. она погрузилась в раздумья: А стоит ли? - подумала она. - Мало ли чем это может закончиться. - А кто твой друг? - рискнула она.

Шарлина Квик: Смеркалось. Шарлина шла по замку, наблюдая за содящимся солнцем. На улице было достаточно морозно, и воздух бороздили снежные хлопья. Правда они не долетали до земли и таяли в воздухе. Шарлина остановилась у двери и огляделась. Она искала взглядом Энн или еще кого-нибудь из знакомы. Но к ее сожалению никого не увидела. Шарли проша во двор и села на лавочку. Долго она просто сотрела в даль. Там были небольшие горы и холмы. Последние птицы, которые еще не улетели на юг кружили над школой. И тут Шарлина увидела Энн. евушка встала и пошла на встречу к ней. -Привет.Девушка обратилась к подруги еще из далека.

Энн Уилсон: Энн спешила, ведь она уже опаздывала. И вот заветная дверь, открыв которую Энн попала во внутренний двор, оглядевшись она увидела идущую к ней Шарлину. - Привет, прохладно сегодня не находишь? Но всё же замечтаельный вечер для прогулки.. Куда пойдём или тут посидим, полюбуемся наступающим вечером? - спросила она у подруги А сама посмотрела на небо, затянутое сумрачными тучами Эх жаль, звёзд не будет видно, да и луны скорее всего - подумалось ей

Шарлина Квик: Шарлина слушала Энн и при этом смотрела на небо...наверно звезд действительно не будет видно. А жаль...приятный вечер. Шарли сказала: -Да,действительно...не тепло. Давай прогуляемся...а то тут как-то мрачновато.Шарлина огляделась. Уже практически стемнело, но онапрекрасно знала, что еще далеко не вечер и им с Энн можно гулять еще долго. - А,кстати, поздравляю тебя с окончанием курса, победой Грифа и тем, что ты в тройке лучших. [b/] Шарлина улыбнулась подруге. А потом стала думать куда же им пойти. Пока они обсуждали это стало прохладнй и Шарлина не задумываясь сказала - А пошли...эм...на озеро. ------- Действие переходит на Озеро.

Энн Уилсон: - Озеро, так озеро. Надеюсь купаться не будем? А то я мерзлячка страшная - Энн рассмеялась Хотя можно и искупатся - мелькнула в голове озорная мысль. Энн ещё раз оглядела двор, ей он казался вполне симпатичным и она с удовольствием посидела бы вон под тем деревом на скамеечке, но озеро тоже тянуло своей красотой, так что Энн последовала за Шарлин, с интересом рассматривая окресности замка в сумеречном свете

Джен Крин: *Джен шагал кутаясь в мантию* "Боже как сегодня холодно, а как же Немезиде" *Джен представил как Немезиде сейчас холодно и ему аж самому стало холодно" -Нем ты идешь?,- Джен повернулся, а Немезиды не было. *Он остановился в ожидании Немезиды*

Энни Паркер: *Вечер. Энни захотелось прогуляться. Она пришла во двор, сел на скамью и открыла учебник по Нумерологии.* - Как интересно... *Она читала с упоением. Было так интересно!*

Немезида: *Немезида шла держа на руках того же самого кролика. Он ей так понравился, он такой милый и пушистый. Но Немезида все же решила оставить его, а то потом потеряется. Она положила его на землю, и тот сразу куда то ускакал. Настроение Немезиды потихоньку поднималось и поднималось. Тут послышался голос Джена* -Да, Джен, я тут. Просто вот, вообщем кролика отпустила...,-сказала немезида. *Она подошла к Джену*

Джен Крин: *Джен наконецто услышал голос Немезиды она вышла из за поворота. Во дворе было холодно так же как и в поле.* -Ой а тут также холодно,- сказал Джен,- давай сядем на ту скамейку. *Джен сказав это указал пальцем на скамейку которая стояла у выхадо со двора. Джен сел на скамейку и достал из мантии выпуск Оракула* -Читала статью про о суевериях. Мне очень понравилось хотя я в них не верю.

Melanie Sammet: Пирс <-------------- …возмущенная тем фактом, что она была подхвачена на руки, не давая на то разрешение, Мелани таки покорно «расположилась» на руках Блэйта. Руки она скрестила на груди, и отвернулась от мальчика, рассматривая окрестности. Брыкаться и ерзать сейчас было более, чем не логично – свалиться в какой – нибудь сугроб слизеринке определено не хотелось, поэтому, она просто ждала, когда ее поставят на землю. Теперь уж раздражению ее не было предела – какое право он имеет распускать руки вот так просто, переносить ее куда – то, куда она абсолютно не хочет? И вообще, опять же, зачем ему это надо? Почему было бы просто не уйти? Как же хотелось теперь врезать ему знатную пощечину за такое обращение с собой, кто бы знал! Но пока что Мелани просто оглядывалась вокруг, с совершенно отсутствующим видом. В итоге, они добрели до внутреннего двора замка – абсолютно безветренное место, - и Каледон опустил Мелани на землю. Девочка со злостью посмотрела на него, расправила мантию и сказала: - Кто позволял Вам распускать руки?, - хоть вопрос и был похож на риторический, но Мелани таки ждала на него ответа. Такое поведение мальчика безусловно возмутило маленькую мисс. Кто позволил распустить руки и так себя повести, словно она не человек – кукла какая то! Это обижало и даже в какой – то степени, унижало, поэтому слизеринка ожидала ответа на свой вопрос. Если он ответит, что – то в роде, что не мог позволить ей там остаться – это будет глупо! Тоже самое, что если бы она утащила его откуда – нибудь, только потому, что ей самой там не нравилось. А выглядело это именно так. Ему не нравилась погода на пирсе, ОН захотел унести ее оттуда и он унес. Совершенно наплевав на ее мнение, на нее саму, на ее желания и хотя бы на то, как ей будет лучше. Какое право имел решать что – то за нее? Но ведь решил. Решил, что так будет лучше. И ох как ошибся… «Ни стыда, ни совести… Страх потерял!»

Каледон Блэйт: * Каледон уверенно шагал по направлению к замку. Он смотрел прямо перед собой и иногда поглядывал на Мелани. Девочка совсем по-ребячески скрестила руки на груди, хотя было бы разумнее обхватить его за шею. Так же она демонстративно отвернулась от него и отстраненно рассматривала окрестности. «Интересно много она сумела разглядеть в снежной пелене?» *Блэйт нашел ее поведение столь же забавным, сколь и раздражительным. Несомненно, ее возмущению не было придела, но зачем же вести себя так по-детски? Каледон этого искренне не понимал. К тому же своей демонстративностью она ничего не добилась. Разве что ему нестерпимо захотелось бросить ее в сугроб. Каледон уже представил, как она будет сидеть в снегу и отряхиваться. Блэйт подавил смех. Наконец они достигли внутреннего двора. Здесь было не так холодно из-за того что школьные стены не допускали сюда ледяного ветра. Каледон решил что пора отпустить на землю свою ношу. Блэйт поставил Мэл на ноги. Тут же он напоролся на ее злой взгляд. Салазар, если бы можно было убивать одним взглядом, но сейчас он свалился бы в снег замертво. Однако к счастью, хотя возможно и наоборот, Блэйт был жив и здоров. А напротив него стояла девушка, которая задала ему риторический вопрос, который, наверное, обязаны задать все девушки мира, когда их берут на руки. По ее взгляду он понял, что она ждет от него ответа. Удивительно, ведь вопрос показался ему риторическим. Блэйт сцепил руки за спиной и насмешливо посмотрел на нее.* - Милая, когда это мы перешли на вы?- ответил он вопросом на вопрос,- И к твоему сведению мне не требуется ничьего разрешения что бы как ты выразилась?- Каледон сделал вид что задумался,- Ах, да «распускать руки». Брось, Мелани, неужели ты действительно думала, что я позволю тебе там остаться? В конце концов ты моя. *Блэйт замолчал, ожидая ее реакции. Она хотела игры? Игры где на кон поставлены нервы и чувства? Что же она ее получила.* «Твой ход»

Melanie Sammet: И у него еще хватало наглости так спокойно говорить с ней! Мало того, он утащил ее с пирса без ее разрешения, просто потому что позволил себя думать, что вдали от ветра и волн ей будет лучше, так еще и руки распустил, чтобы утащить «буквально», а теперь ее и называет ее своей собственностью! Однако, как бы это все не возмущало девочку, срываться ей сейчас хотелось менее всего. Возможно, он думал, что внутри нее горит яркая злоба, что она рвет и мечет внутри себя и жаждет сделать ему больно, но внешне она оставалась невозмутимо спокойной, что, надо признаться, давалось ей без особого труда. Достаточно было поверхностно отвлечься на какие – то другие мысли, и тебе уже легче контролировать свое поведение. - А кто позволил Вам решать за меня, как и где мне будет лучше?, - ровно произнесла она, и ее слова словно прокатились по льду, - И я не Ваша собственность, мистер Блэйт,хотите Вы того или нет. Спокойно, ровно, равномерно. Однако, такой нарочито дружелюбный тон легко мог, и обычно всегда действовал на нервы. Особенно тогда, когда ждешь от человека всплеска эмоций, на грани которого была Мелани. Странно, что «alter ego» упорно отмалчивалось и не сделало еще ни одного едкого замечания в адрес слизеринки. Мелани, смотря прямо Каледону в глаза, «отползла» на задворки сознания в поисках Вампиры, пытаясь ее найти, но ее, похоже, нигде не было. Видимо, на сей раз, она предоставила Мелани возможность во всем разобраться самой, и поэтому Розье сейчас могла казаться маленьким тираном – черствой, бездушной, бесчувственной. Это было ее «я», - первое и главное. Это была Мелани Эва Гвендолин Розье в чистом виде, без каких – либо примесей несуществующей Вампиры. Это было ее истинное лицо. Безусловно, вмешайся сейчас «второе я», все было бы несколько иначе. Все было бы, как считала Мел, лживо и наигранно, не так, как хочет слизеринка, а так, как придумывает ее второе сознание. Поэтому она даже рада была, что то наконец молчит, и Мелани может сама смотреть мальчику в глаза, может сама разговаривать с ним, и, главное, озвучивать свои мысли. Мысли себя самой, таковой, какая она есть. И именно отсутствие Вампиры заставило Мел перейти на официоз. Сама она, когда не вмешивались лишние, чуждые мысли, она предпочитала Вы- общение. Она была так воспитана.

Каледон Блэйт: *Чего ему сейчас не хватало? Больше всего ему не хватало веселья. Простоты. Чего-нибудь легкого и очень положительного. В конце концов он был всего лишь живым человеком. Он был по сути еще маленьким мальчиком, которого буквально «впихнули» в эту жизнь. Конечно он был слизеринцем. А какие должны быть слизеринцы? Безусловно холодные, воспитанные, аристократичные и невозмутимые. Но как же, иногда хотелось нарушить эти неписанные правила! Разбить стереотипы! Просто жить и радоваться. Но о чем это он? К чему мечтать о несбыточном? Все это лишь пустые надежды. Каледон посмотрел на Мелани. Она снова говорила с ним на «Вы». Салазар… Он столько сил приложил что бы добиться ее, столько натворил, и все равно это холодное «Вы». Конечно она была формалисткой. Кому как не Кэлу было это знать? Формалисткой и аристократкой до мозга костей. Блэйту оставалось только удивляться где она черпает силы, что бы поддерживать этот образ. Впрочем возможно силы ей и не нужны были. Потому что так ее воспитали. Маленькая леди Розье… И все же ее «Вы» было словно стеной между ними. Как и все ее поведение. А он так скучал.. Взгляд Блэйта стал жестким. Даже жестоким. Ни злости, ни раздражение, ледяная жестокость. Он вытащил из-за воротника медальон и показал ей.* - Вот это дает мне все права,- холодно произнес он, быстро пряча ее подарок,- Есть еще вопросы? *Снежинка упала ему на ресницы. Каледон моргнул и огляделся. Будь сейчас другое время и другой человек рядом с ним, он пожалуй сыграл бы в снежки или слепил бы снеговика. Но стоило ему взгляднуть на холодно-аристократичную Мелани, как эти мысли тут же испарились у него из головы. Нет, ее место где-нибудь в банкетной зале, по правую руку от матери, а не радом со снеговиком.* - Если хочешь, ты всегда можешь вернуться,- произнес слизеринец,- Я тебя не держу,- Блэйт поднял вверх ладони,- И клянусь что не пойду за тобой и не попытаюсь вернуть, даже если ты попросишь. *Опустив руки Каледон снова сцепил их за спиной. Видимо отцовская привычка передалась и ему. Отец… Интересно долго ли продлиться их ссора? Интересно он вообще когда-нибудь сможет вернуться домой в Блэкмор? В любом случае у поместья теперь есть наследник, так что Каледона это теперь не должно волновать. Где-то вдалеке ухнула сова. Становилось совсем темно, но двор освещался уличными фонарями. И самое замечательное что вокруг не было ни единой души кроме него и Мелани, которая судя по всему наконец примерилась сама с собой. Что же Каледон мог ее только поздравить. По аристократическому самообладанию он поставил бы ей «превосходно» и отправил в аспирантуру. Только возможно ли в таком случае было сохранить нормальные человеческие отношения?*

Melanie Sammet: Казалось, это напряжение сможет продлиться вечно. Хотя, какое напряжение? Впервые за три года Мелани чувствовала себя самой собой, чувствовала себя в себе, такой, какая она есть. Для нее обстановка, сложившаяся сейчас была самой, что ни на есть наилучшей – формализм, воспитание и прочее, прочее. Ее это не напрягало, она привыкла к этому, привыкла с детства, и вот сейчас она могла не подчиняться какому – то там задвористому, скрытому в потемках сознанию. А вот Блэйта, похоже, это напрягало. Ему хотелось той простоты, которая была прежде. Легкость, простота, и снова легкость. Но Мелани было уютно в «самой себе», она не хотела снова возвращаться к тому состоянию прострации. Казалось, она нашла себя, наконец – то, и потерять вновь – было бы ударом. Но в то же время, Мел понимала, что мальчику, наверное, в какой – то степени, тяжело. Внутри Розье словно что – то сломалось, или кто – то повернул невидимый рычаг – все изменилось слишком быстро, слишком резко. Казалось, мир перевернулся. Теперь такой мир устраивал слизеринку и напрягал стоящего перед ней слизеринца. Но Мелани была эгоисткой. И она была рада тому, что наконец в нее сознании «твердая почва». А Кэл… Она могла любить его дальше, и он все еще был ей нужен, чтобы там не изменилось в ее внутреннем мире. А как будет вести себя он – дело лишь его, и Розье, похоже, придется принять любое его решение. - Это всего лишь подарок, а не официальное заключения тобой собственности на меня, - просто ответила Мелани, увидев медальон, который, как считал Блэйт, видимо, «сделал ее его собственностью». Да, она могла вернуться. Она могла уйти туда, на пирс, снова, как вольная кошка, которую принесли в дом, а она снова убежала. Она могла «вильнуть хвостом», развернуться и, не сказав ни слова, уйти. Вернуться туда, где ей сейчас хотелось быть. Да и хотелось ли? Появление мальчика на пирсе, казалось, перевернуло все желания на тот момент. Уйти – означало оставить уйти. Уйти – означало подписать «приговор» на неминуемую ссору. Уйти – это не правильно. Мелани стиснула зубы в ответ на его реплику, и сжала кулачки. Ей хотелось уйти не потому, что она его ненавидела или не хотела видеть, или хотела навредничать. Ей хотелось уйти лишь потому, что она все еще была злой. Но эту злость нужно было подавить. И она ее подавляла. Она стояла здесь, перед ним, не рыпаясь с места, не оставляя его. Мелани сжала в кулачках подол мантии, метнула взгляд куда – то на небо, а потом снова посмотрела на слизеринца. В ее глазах ясно читалось: «Я не уйду». Поймет он или нет, растолкует ли верно, без лишних радостных эмоций, ведь это был всего лишь немой протест – было его делом. Игра, похоже, закончилась, не успев начаться. Иначе же, по сюжету, она должна была уйти.

Каледон Блэйт: *Каледон прислушался. Ветер похоже утих. Да и снег прекратился. Удивительно как в одну минуту все может перемениться. И это касалось не только погоды. Мелани безразличным взглядом скользнула по медальону. А может у нее всегда был такой взгляд просто он прежде не замечал? Да в жизни все меняется слишком быстро. И Каледона как ужасного консерватора это совершенно не устраивало.* - Возможно,- пожал он плечами,- Наверное, мисс Розье, я придаю слишком большое значение таким вот жестам. *Мелани посмотрела ему в глаза. Взглядом она ответила на его предложение уйти на пирс. И этим ответом явно было «нет». От взгляда Блэйта не укрылось, как ее ладони сжали подол мантии. Каледон чувствовал что она хотела уйти. Хотела, но думала, что он обидится. Возможно, он высказал свое предложение не той интонацией что следовало. (Хотя конечно если бы она сейчас развернулась и ушла, ему было бы несколько обидно, но в этом он не признался бы даже себе). И вот она стояла тут, подчиняясь какому-то неписанному закону. Стояла и смотрела ему в глаза, судорожно, комкая ткань мантии. Каледон взял ее руку и поднес к своему лицу.* - Мэл..Мисс Розье,- тут же поправился Блэйт, и чуть не рассмеялся, потому что тот нежный и теплый тон, которым он хотел произнести «Мэл», совершенно не подошел к «мисс Розье», но к сожалению он не успел поменять интонацию,- Клянусь вам, что не обижусь, если вы сейчас уйдете. Вы свободный человек и я право же не смею претендовать на вас. Моя комната всегда открыта для вас, мисс. *Блэйт легко поцеловал ее руку и выпустил* - И простите меня за мои слова и действия. Обещаю что больше такого не повториться. *Если бы сейчас его видел сэр Рэндольф – его гувернер – то он наверное упал бы в обморок от гордости за своего ученика. По крайней мере, после этого он бы точно не называл его «самым невежественным из Блэйтов». Что ж, если бы сэр Рэндольф знал, как больно было Каледону смотреть на Мелани и обращаться к ней на «Вы». Но он слишком сильно любил ее, что бы противиться ее немой просьбе. Она выбрала, такой стиль общения, и ему пришлось его принять. Разве она оставила ему выбор? И как джентельмену ему пришлось подчиниться, что бы не потерять ее. Пока он был к этому не готов. Совершенно не готов. Блэйт смотрел на Мэл, точнее мисс Розье, и ждал что она предпримет дальше. Он не хотел, что бы ему делали одолжений. Поэтому Блэйт ждал когда она развернется и уйдет на пирс. А он вернутся в замок и будет молча переживать за нее. Хотя? Кому какое дело?..*

Melanie Sammet: Свободный человек. Хотела бы Мелани ощущать себя таковой, в полной мере. Приандлежать самой себе, думать о самой себе, как последняя эгоистка, и ни о ком более, не беря в расчет мать и сестру, про которых слизеринка могла сказать «святая святых». Хотелось бы ей, будучи свободной, развернуться и уйти, как кошка, которая гуляет сама по себе. Но Мелани не относилась в разряду «совершенно свободных», ну, или, сама себя к нему не относила. Перед ней стоял человек, слизеринец, который многое значил в ее жизни, и к которому она сейчас не могла повернуться спиной, уходя. Человек, который многое для нее значил, человек, которому, похоже, и принадлежало ее детское слизеринское сердце. Говорят, что среди детей не существует любви. Наоборот, дети – это те чистые существа, у которой понятие о «любви» такое же чистое, ничем не изляпанное и не омраченное. Понятие легкое, простое и не извращенное. Хотя, вохможно, они не могли понять, что такое – «любовь», но даже дети – люди. Маленькие человечки, которым предстоит выйти в свет. Маленькие люди, которые уже в этом раннем возрасте учатся чувствовать, принимать, понимать и бороться со всеми теми чувствами, которые потом усилятся во взрослой жизни. А слизеринец перешел на официоз. Это было странно и обыденно одновременно. Странно, потому, что из его уст она слышала это, пожалуй, впервые, не считая того момента, когда они только познакомились. И обыденно, потому что именно к этому она и привыкла, потому что именно в такой атмосфере и прошло ее детство. Каледон тем временем легонько поцеловал ее ручку, все еще озябшую после прогулки по пирсу, а в глазах Мелани мелькнула тень удивления и подобия улыбки сразу. - Не свободный, ты же знаешь, - шепотом произнесла она, смотря на то место, куда только что прикоснулись губы юноши. Как он растолкует ее ответ? Было известно одному Мерлину, ну и еще, конечно же самому слизеринцу. Впрочем, Мел об этом не думала. Он поймет все правильно, еще не потерял способность здраво мыслить, и поймет не правильно, если Розье ему безразлична. Теперь уже она не сжимала подол мантии, а просто стояла и смотрела на свою руку, не собираясь уходить.

Каледон Блэйт: *Блэйта охватило непреодолимое желание сказать в ответ что-нибудь язвительное. Или претвориться, что он не понял смысла ее слов. Однако это было бы лишком грубо с его стороны, и подобного он никогда не смог допустить. С другой стороны этот бессмысленный разговор уже начал надоедать ему. И когда же юноша научиться отвечать за свои поступки? Точнее сначала думать, а потом делать. И когда же он наконец научиться обуздывать свое чувство ответственности и излишнюю заботливость. Он был признателен Мелани за то, что она не оставила его. Он был рад видеть в ее глазах отражение собственных чувств. Но ему претила ее игра в официальность, хотя он и смерился с ней. В конце концов, это было ее решение и если ей так удобно, то Каледону не составляет никакого труда подыграть ей. А девушка между тем все так же стояла напротив него. Хотя ее руки больше не сжимали ткань мантии. Она просто стояла и смотрела на свою руку, которую он только что поцеловал. Неужели она успела отвыкнуть, от его знаков внимания?* - Раз вы не собираетесь идти на пирс, то наверное мы вернемся в школу?- вежливо спросил Блэйт,- Уже довольно поздно и мне не хотелось бы все выходные отбывать наказания. Впрочем если вы придерживаетесь иного мнения, то мы можем еще погулять. Тем более что погода, похоже, улучшилась. *Слизеринец посмотрел на нее. Он ждал ее решения. Больше он не решался действовать, полагаясь только на свое мнение. В конце концов, ему придется научиться считаться с теми, с кем он общается. И не пытаться принимать решения за других, пусть даже, его решение кажется ему единственно правильным.*

Melanie Sammet: Сколько можно было здесь еще простоять? Час, два, три, больше? Наверное, и можно было. Просто стоять, напротив слизеринца, смотреть ему в глаза, но время неумолимо бежало. Мелани хотела побыть одна, но не удалось. Других каких – либо прогулок с кем – либо девушка не планировала, ибо все, чего хотелось, все, чего искала – это уединение. И, казалось, находка была так близко, она уже почти схватила ее за хвост, но… Снова неудача. Снова одиночество прервали, и теперь уже ход событий было не повернуть вспять. Теперь уже она не стояла на пирсе, а стояла здесь, на внутреннем дворе Хогварста, и просто тратила свое время. Конечно, определенных дел у нее не было – поздно уже, но и просто так заниматься ничегонеделанием здесь, во дворе, тоже казалось Розье перспективкой не из лучших. С трудом сдержав в себе едкое: «Вы свободный человек, мистер Блэйт, что хотите то и делаете, и не нужно опираться на мои поступки», Мелани повернула голову в сторону Школы. Уже почти стемнело, а по коже побирался колючий морозец. До отбоя, надо думать, оставалось совсем мало времени, а профессор Снейп, последнее время, особенно следит за учениками и за их дисциплиной, так что Мелани решила, что лучше поторопиться в замок. Вернуться на факультет, закрыться в комнате, налить себе горячего чаю и полистать какую –нибудь книгу, хоть так найдя уединения. Бросив колкий взгляд на юношу, волшебница развернулась и сделала несколько шагов по направлению к школе, а потом остановилась, и не оборачиваясь что – то сказала мальчику. Хоть она и стояла к нему спиной, она была уверена, что он расслышит ее слова. Так как говорила она четко, громко, с долей холода и неприятной колкости: - Я предпочитаю вернуться в Школу. Что же будете делать Вы, - сделала акцент на «Вы», - не мне решать. Всего доброго. Ее снова переклинило на сухость и недружелюбность. И слизеринка уверенно зашагала в Школу. Не обернувшись, и даже не улыбнувшись на прощание. Что он подумает? Да все равно, что он подумает. Он же не особо заморачивался над тем, что подумает девочка, когда прервут ее уединение с самой собой. Это была месть? Нет, это было всего лишь недовольство, которое выразить более открыто, в виде, допустим, ссоры, Мелани не могла. Поэтому она просто ушла, ушла одна, не дожидаясь слизеринца, быстро скрывшись из поля его зрения.

Каледон Блэйт: ролевая окончена

Сириус Спинетт: *Сириус сел на лавку и начал смотреть по сторонам.Сириус только что закончил домашнее задание по зельям и решил немного отдохнуть.Погода была очень хорошая.Сириус посидел пять минут,встал и направился в замок.*

Сириус Спинетт: Было теплое майское утро.Сегодня был первый выходной Сириуса с момента его зачисления в Хогвартс.Сириус вышел во внутренний двор и решил по нему немного прогуляться.Сириус сел на лавку и решил полюбоваться красотой Хогвартса.Сириус немного посидел и направился в библиотеку.

Сириус Спинетт: Наступил вечер.Стало темнеть,а Сириус снова решил прогуляться по внутреннему двору.Неожиданно появились тучи и закрыли солнце.Стало совем темно."Наконец-то можно опробовать хоть одно заклинание"-подумал Сириус и достав из кармана мантии волшебную палочку произнес "Lumos".На конце палочки зажегся свет.Сириус немного прошелся по двору и пошел обратно в замок.Заходя в замок он произнес "Nox" и свет на конце палочки погас,а Сириус направился в башню ПО.

Daniel Wellington: Даниэль Веллингтон, изучая свой новый дом на ближайшее будущее, добрел до внутреннего двора. В голове крутилась какая-то глупенькая фуга, и самые разнообразные чувства переполняли юношу - и радости, и противоречия. Пытаясь разобраться с собой и добиться хоть какого-то компромисса, маленький граф взял нотную тетрадь, опустился на траву в тени деревьев - подальше бы только от солнца - и принялся задумчиво расписывать ту самую глупую фугу.

Сириус Спинетт: Сириус вышел во внутренний двор.Он решил подышать свежим воздухом.Сириус увидел на траве в тени деревьев своего соседа по комнате,Даниэля.-Привет Даниэль.-сказал он.-Как дела?

Daniel Wellington: Вздрогнув от неожиданного оклика, юный граф чуть не выронил карандаш из рук. Опознав в говорящем некоего Сириуса Спинета, Даниэль чуть улыбнулся и тихо, но отчетливо ответил: - Привет, Сириус. Я вот.. - указав кивком на исписанную нотную тетрадь, - сочиняю всякие глупости. Наверное чего-то жду. Вполне возможно, что и тебя тоже. Присаживайся?

Сириус Спиннет: Даниэль вздрогнул от неожиданности и чуть не уронил свой карандаш на землю.Даниэль улыбнулся и проговорил:-Привет Сириус.Я вот сочиняю всякие глупости.Наверное чего-то жду.Вполне возможно,и тебя тоже.Присаживайся.-Сириус сел под дерево рядом с Даниэлем.-А ты знаешь что мы в гонке факультетов почти догнали Слизерин?-спросил Сириус.

Umma Ratt: Не мешать!Ролевая! *На следующий день,после уроков Умма вышла во двор,где стояли группки студентов.Умме не очень хотелось болтать и обсуждать сегодняшний день.Девочка чувствовала себя чуть посмелее чем вчера.Увидев Сириуса,Умма махнула мальчику рукой и закусив губу отошла в сторону.Сегодня,с утра и каждую перемену Умма бегала в совятню,чтобы узнать,не ответила ли ей мама.Девочка подошла к высокому дубу на краю дворика и скинула с плеча тяжелую сумку.Она расстегнулась и вывалился учебник по Зельям.Гриффиндорка слегка нахмурившись наспех запихнула его и закрыла сумку.Прислонившись к дереву Умма задумалась:как же прошел ее день?В принципе хорошо,ведь учителя вообще не задают домашку,а лекции читают очень интересные!Видят же,что лето почти!Когда Умма Ратт вспомнила про лето,она запрыгала и ей жутко захотелось залезть на дерево.Слегка взъерошив волосы,гриффиндорка веселооглядела двор подумала какие же ребята в ХД дружные!:пуффендуйцы общаются со слизеринцами,гриффиндорцы тоже со всеми...Вот какое качество отличает наш,Хогвартс имени Альбуса Персиваля Вулфрика Брайана Дамблдора от Хогвартса Роулинг.Девочка было в Хогвартсе всего один триместр,но уже узнала,что это ее дом.Ей тут все нравилось,все до единой башенки,до единого человека!Покусав губы,Умма решила,что жизнь в Хогвартсе это несравнимое удовольствие и в жизни все у нее замечательно Действие ролевой заканчивается.

Маркус Эльвас: *Было уже половина двенадцатого ночи, но Марку было всё равно. Ему хотелось побыть где нибудь подальше ото всех. Что бы толкьо быть одному. И никто не должен знать где он. И вот, он осторожной поступью выходит во внутренний дор и оглянувшись что бы его не заметили направляется по дворику думая при этом что как же красив Хог, особенного ночью и вспоминает как однажды он пришел сюда впервые. Тогда Хог показался ему слегка мрачным...как же он ошибся. Марк позволил себе на минуту задержаться и осмотрется. Он остановился посреди двора и оглядевшись быстрым шагом направился в сторону озера и вот уже он скрылся за поворотом в надежде что его визит прошел незамеченным* Ролёвка переходит в другое место

Маркус Эльвас: *Был тихий летный рассвет. Внутренний двор просто дышал спокойствием, но откуда не возьмись из-за поворота на озеро выбежал Марк и придерживая капюшон мантии бежал в сторону замка. Бежал что было мочи, надеясь что его везение поможет ему и сейчас и его никто не заметит. Никто, и ничто не помешает добраться ему до родной башни. И вот он уже около ворот замка. Они были открыты, ровно как и несколько часов назад. Марк остановился и стал переводить дыхание. Он простоял несколько минут, и затем тихо, слегка быстро вошел в замок что бы не привлечь по дороге ничьё внимание.*

Элизабет Корф: Элизабет шла по внутреннему дворику неся в руках мантию и сумку. Остановившись она огляделась в поисках скамейки в тени. Уже отчаявшись найти место в тени, Лиз вдруг увидела скамейку у выхода со двора. Направившись к ней уверенным шагом когтевранка не успела даже ойкнуть, как оказалась сидящей прямиком на траве. Элизабет попыталась подняться, но снова упала ощутив боль в правой лодыжке. "Ну вот,теперь еще и ногу подвернула" - мысленно захныкала она. "Мало того руку расцарапала утром, коленку разбила,теперь это" - Элизабет снова попыталась встать опираясь на еще здоровую ногу. Хорошо, что она упала недалеко от скамейки, проскакав на одной ноге до места она поставила сумку на траву и села. Нога нестерпима ныла и блондинка была готова заплакать, но из ее груди вырвался только стон. "И как я теперь доберусь до Больничного крыла? Я ведь даже сову не могу никому послать" - размышляла она.

Элизабет Корф: Лиз сидела и закатав штанину поглаживала поврежденную ногу. "Что же мне теперь делать...Может...Хотя нет, кого я позову на помощь, да и как" - размышляла когтевранка. Боль в ноге потихоньку утихала и она попробовала поставить ногу на землю. Но боль с новой силой врезалась в ее плоть. Она зажмурилась и погрузилась в дальнейшие размышления о том как ей выбраться отсюда.

Элизабет Корф: Когтевранка посидела еще немного и решила все-таки идти сама в Больничное крыло. Она сняла босоножки и положила в сумку и повесив ее на плечо осторожно ступила не землю босыми ногами. "И угораздило меня упасть там, где и помощи попросить не у кого" - подумала Элизабет, морщась от боли, каждый раз ступая на больную ногу. Шла она очень медленно стараясь сохранять вес тела на левой ноге, дабы по возможности не тревожить больную лодыжку. Она даже и не вспомнила, что на скамейке осталась лежать ее синяя форменая мантия, с приколотой маленькой брошкой в виде лилии, выполненой из серебра.

Арабелла Динкинсон: <--------- Башня Когтеврана Девушка шла не разбирая дороги, через этажи большой школы с одной мыслью, которая билась в её голове. Воздух, хочу на свежий воздух... Эта мысль даже не билась, она кричала в её голове, противным криком, который раздражал Абу. Когтевранка думала, что если сбавит темп своей ходьбы, её голова разорвется на мелкие кусочки. Ещё немного, ещё чуть чуть... Подбадривала себя девушка. Наконец четверокурсница вышла из душного, как ей казалось, замка и вдохнула воздух всей грудью, на миг Динке показалось, что от неё валит пар, на столько она почувствовала себя свободней, в её голове больше не бились мысли о воздухе, и тот голос, что так её прреследовал, почти ушёл из её рыжей головы, оставаясь там только эхом, на который девушка уже не обращала внимания. Жаль, что я не веду дневник, мне было сейчас что в него написать.... Арабелла усмехнулась, ей казалось, что в этой жизни ничего не бывает случайным, оказалось что нет... Девушка опустилась на лавочку, дворик был пуст, Аба облегченно вздохнула, ей никогда не нравилась толпа, а сейчас и подавно, ей хотелось подумать... Похоже я угодила в большу пропасть, из которой меня никто не вытянет... На миг она представила себе эту картину, темнота, пустота, холодный, пронизывающий ветер... Одиночество... Не будет ни единого звука, только темнота, пустота, вечность... Больше это звучало, как приговор, который Арабелла вынесла себе. Почему не всех детей родители не научили не завидовать чужому счастью? Почему они не понимают, что за это счастья люди боролись, проливали слёзы, кричали, чувствовали боль?! Разве это атк сложно понять? Хотя нет, завидуют лишь низкие люди, которые хотят всего и сразу, не приложим и капли усилия... На этот вопрос Динкинсон так и не смогла найти ответ в своей голове, его никто не мог ей подсказать, она точно знала, просто это такие люди, завистливые, низкие, которые знают цену лишь себе, другие для них никто... Аба продолжила сидеть в одиночестве на скамейке. Подул теплый ветер и начал препать распущенные волосы девушки, словно унося все её мысли, заставляя думать, что её счастье, уже с ней... Если ты взглянешь на счастье моими глазами, то ты увидишь себя... - подумала Белла и в тот же момент добавила. - Принеси ему мои мысли... - и улыбнулась, оставшись наедине с ветром.

Gwen Bellez: Гвен шаталась по корридорам и лестницам родного замка. Сейчас было свободное время и девушка использовала его. Она бесцельно блуждала туда-сюда, ворчала что-то про жару и тяжелую сумку. За окнами июль. Жара невыносимая. На небе ни тучки. Надеятся, что пройдет дождь и все освежит - бессполезно. "Вот интересно...где жарче? На улице или в Хогвартсе" измученно подумала Беллез. Вообще, девочка не очень-то и любила лето. Точнее не любила летнюю погоду. Но посмотрев за окно, Гви таки решилась выйти. "Если не понравится, всегда можно вернуться" резонно подумала Слизеринка Гвендолин медленно вышла во дворик. Волна свежего воздуха ударила в лицо, слабый ветерок обдул девушку и она облегченно вздохнула, даже стало как-то легче. Гвендолин решила пересечь весь дворик, в поисках свободной скамейки. Все были заняты, как назло. "Мне нужно тихое место, где я смогу почитать учебники по травологии" решительно подумала Беллез и после непродолжительных поисков, она нашла такую лавочку. На ней сидела одна лишь девушка. "Надеюсь, она никого не ждет. Иначе я опять пролечу с местом" звучало в голове девушки, а сама она решительно направилась к цели. Подойдя ближе, Гвен расспознала копну ярко-рыжих, таких же, как и у нее самой, волос. Перед взором Слизеринки предстала Арабелла Дикинсон. Ученица Когтеврана. - Эм..Привет - неуверенно сказала Беллез. Все дело в том, что Аба и Гвен были знакомы. Но подругами или приятельницами их не назовешь. Скорее просто знакомые. Немного помевшись, Гвен вскинула голову и улыбнулась. Солнце отразило три шрама, на лице девушки. Но Гвен к ним привыкла. - Ты не против, если я присяду? Или ждешь кого? - Гвен замерла, в ожидающей позе.

Арабелла Динкинсон: У плохих мыслей есть как плюсы, так и минусы, они могут огорчить нас в самый не подходящий момент, а могут унестись прочь, далеко, далеко, оставив после себя уже совсем другие мысли и чувства. Вот так и с Абой, плохие мыли вели её, даже гнали, во двор, где сказав ей прощай, поцеловали в лоб и оставили после себя самые приятные чувства, даже прислали ветерок. Двор был пуст, хотя было не так жарко... Сейчас бы на пикник рвануть... Подумала Динка и улыбнулась. Она любила отдых на природа, купаться, играть в разные игры, но для этого нужно много друзей, чем к сожаления не отличалась Аба. У неё было множество знакомых, но порой они так и не переходили в круг друзей, может характерами не сходились, да много может быть причин… Другие же переводились в другие школы, или становились выпускниками и улетали из Хогвартса, как бабочки, например Скарлет. Странно, но Аба даже не думала, что сможет с ней подружиться, и даже сохранить дружбу и вести переписку, хотя, когда человек хороший, почему нет? Когда тебе приятно с ним общаться. Солнышко начинало припекать, от копны рыжих волос становилось жарко, и Белла пожалела, что вылетела из башни слишком быстро, даже не взяв попить и резинки для волос. Четверокурсница погладила волосы рукой, немного их взлахмотила и осталась сидеть на лавочке. Но одиночество не может длится вечно, да и одиночество успевает наскучить. Арабелла была настолько погружена в свои мысли, что заметила Гвэн только тогда, когда она заговорила. Гвэн Беллез – дочь профессора Магии Камней – Луз Беллез. Аба прекрасно знала эту семью, Луз – дочь профессора Дарии, с кем у Беллы были прекрасные отношения, поэтому к этой семье Аба относилась уважительно, и всегда была рада увидеть их. - Привет! Нет конечно, я так, присела воздухом подышать. Ты тут какими судьбами? – Аба улыбнулась. Наверно нельзя сказать, что они были подругами, они знали друг друга, но на уровне «привет – пока», как знакомые.

Арабелла Динкинсон: - Да воот, я после занятий иду. Девушка кивну и улыбнулась в ответ. Хоть и был летний, необязательный семестр, Хогвартс был полон народу, жизнь кипела, хотя в данный момент дворик был пуст. - А ты как здесь оказалась? - Ну я же говорю, вышла воздухов подышать. – произнесла Аба. – У четверокурсников немного расписание свободней, поэтому успеваю побыть на свежем воздухе и принять солнечные ванны. – девушка усмехнулась. Какие ей солнечные ванны? С её бледной кожей, которая обгорает так быстро, что не успеваешь заметить, а потом ходишь красная как рак, пугаешь народ, просишь, чтоб тебя сметанкой обмазали, а потом ещё и начинаешь облезать, что самое интересное, ещё больше пугаешь народ, или у кого – нибудь загораются глаза и он начинает тебя обдерать, в прямом смысле слова. Так что солнечные ванны когтевранке противопоказы, но всё таки иногда, Арабелла любит намазаться кремом для загара и часок другой поваляться на животике под солнцем. Динкинсон обратила внимание на лицо Гвэн. Он бы ни чем не выделялось, если бы не не три шрамы, которые выделялись на её лице. Никакого удивления, или отвращения, в Белле не возникло, почему? Ну наверно потому что с малых лет её многие дразнили из – за веснушек и рыжих – рыжих волос, так что обижать кого – то она не позволяла себе, хотя даже обижать за что? За внешность? За то какие мы? Например, себя она не считала первой красавицей, хотя даже просто красавицей не считала, хотя некоторые всё – таки говорили ей, что она красавица, и для кого – то она такой и является, не смотря ни на что. - День сегодня хороший. - происнесла вдруг Белла. - Тепло, хорошо, ветерок легкий. - девушка выставилалицо вперед, чтоб ветер смог коснуться его, её рыжие волосы развевались на ветру, превращаясь в огонь. - А после занятий куда путь держись? - спросила Белл у слизеринки.

Gwen Bellez: Гвен с неподдельным интересом наблюдала за реакцией Абы. Мисс Дикинсон не высказала никакого отвращения и даже на ее лице не отразилось ничег подобного. Это немного взбодрило Гви и та улыбнулась. - День сегодня хороший. - происнесла вдруг Белла. - Тепло, хорошо, ветерок легкий. - девушка выставилалицо вперед, чтоб ветер смог коснуться его, её рыжие волосы развевались на ветру, превращаясь в огонь. - А после занятий куда путь держись? - спросила Белл у слизеринки. - Дееень? - Беллез задумчиво протянула. По ней, что погода, что сам день - были типичными. Этакая схема "Жара-учеба". По этой причине Гвендолин неопределенно пожала плечами. - Наверное и вправду день хороший...Просто сегодня устала немного. Было сдвоенное зельеварение - Гви вздохнула и злым взглядом попыталась просверлить свою сумку с учебниками. - Сегодня мы с Эллиной собирались на кухню - весело ответила девочка. Гвен знала, что Аба и Элл общаются и очень хорошо. Поэтому, Беллез решила предложить Абе пойти с ними. Вместе и веселее и будет шанс познакомится с Беллой получше. - не желаешь с нами?

Арабелла Динкинсон: Gwen Bellez пишет: Мисс Дикинсон нееееетт ДиНкинсон - Наверное и вправду день хороший...Просто сегодня устала немного. Было сдвоенное зельеварение. - О! Не говори мне об этом! Я не была ещё ни разу на зельеварении. Не мой это предмет, хоть надо знать основы, но меня на него не тянет. А сдвоенное зельеварение - съело бы мой бедный мозг. - девушка засмеялась и посмотрела на злую Гвэн. - А не переживай, отдохнёшь и наберешься сил, и вообще летом надо хоть чуть чуть отдохнуть, иначе новый учебный год не выдержим. - Аба улыбнулась Гви. Как странно да? Вроде и когтевранка, но своими успехами в учебе совсем не блещет, нет не двоищница и даже не трошница, просто хорошистка, как и другие из школы, таких хорошистов целая толпа. Хотя почему то Арабеллу никогда не влекло первое или какое то там место, она не пытается этим показать, что она лучше, она такая, какая есть. Ленивая? Да наверно, лень посещает её часто, но всё же совесть в ней кричит и причём ещё как, так что учеба у неё под контролем, даже не расслабиться. Хотя всё – таки она задумывалась о том, чтобы что – нибудь сделать, но потом вспоминала, что всё – таки есть другие, «умные» люди, как они себя называют, вот пусть они и делают это, если им так хочется. Динкинсон не была последней, не была и первой, что в принципе её устраивает полностью, этакая золотая середина, вроде и одна, а вроде как со всеми. - Сегодня мы с Эллиной собирались на кухню не желаешь с нами? Арабелла задумалась. Хотя почти в тот же миг прогнала все свои мысли прочь. - Конечно! А то что я тут в одиночестве сижу, так и до Мунго не далеко! – Аба засмеялась.

Ellina Stoun: Эллина гуляла налегке. Она в последнее время много гуляла и наслаждалась летним ветерком, природой и самим нахождением в школе. Но сегодня, она искала Гвен. Они договорились немного потеснить эльфов на кухне и попробовать себя в магии приготовления обедов. Девушка забрела во внутренний двор школы и с радостью увидела там Гвен и Арабеллу. Ах вот где вы, мои хорошие! - Элл заспешила к подругам. Ну ей то теперь было совсем легко ходить, после того как Стивен изъял у нее туфельки на платформе в 15 сантиметров. Девушка по тихонечку привыкала быть ниже ростом. Она улыбалась и подходила к девушкам. Элли по очереди обняла Гвен и Абу и снова заискрилась улыбкой. - Ну что? Девченки? пойдем немного подразним эльфов на кухне? - чуть усмехнулась она. Прпробуем приготовить что то эдакое. Чтобы удивить всех! - Элл ждала что ответит Аба, потому как с Гвен они договорились заранее. А пробовать нашу стряпню позовем кого то из мальчишек. А потом уж и сами - расхохоталась добрая староста.

Арабелла Динкинсон: Завидев свою любимую слизеринку, Аба начала махать ей рукой. Ах вот где вы, мои хорошие! - Доооо, это мы! – Арабелла улыбнулась. Эллина почти летела к Гвэн и Абе, она словно порхала, может от счастья? Ведь именно от него люди взлетают, и ради него они готовы на всё. На что готова Аба ради счастья? Трудный вопрос. Просто свой кусок счастья она может выгрызть из чужой глотки… Она умеет бороться за своё счастье, но только если счастье хочет быть с ней… Тогда ради счастья, она пройдёт по самому краю, и только ради него… Украсть счастье? Нет, украсть его нельзя, можно только разрушить или забрать по доброй воле… Украсть счастье не возможно! Элли обняла по очереди Абу и Гвэн. - Ну что? Девченки? Пойдем немного подразним эльфов на кухне? Арабелла усмехнулись. Эльфы в последнее время были немного злы, хотя девушка не знала почему, как раз появился шанс узнать! - Ну потеребим пару эльфиков… - невинно произнесла Белз. - Попробуем приготовить, что то эдакое. Чтобы удивить всех! Арабелла начала смеяться. - Ну конечно идём! Главное ничего не взорвать! – в смехе выдала она. Ну вообще с кухней Аба была на вы, да она умела готовить, но явно не кондитерские шедевры и свадебные торты. - А пробовать нашу стряпню позовем кого-то из мальчишек. А потом уж и сами. Абу понесло в смех. - Элл, ты жестокая. Сразу говорю, своего котю не дам! – девушка засмеялась. Затем Белла взяла Гвэн и Эллину под руку. – Ну, вперед подруги! – девушки пошли на кухню. ----------> Кухня Хогвартса

Надия Уайт Постол: Надия сбужала про мраморным ступеням и вышла во двор. В руках она держала стопку книг и за плечем мотался рюкзак. Девушка двигалась очень быстро и но потом начала замедлять ход и остановилась. -Я здесь неделю, а еще не разу не выходила во двор, как ту все таки прекрасно... - крутилось у нее в голове. -Жаль, что у меня нет друзей с которыми я могла бы посидеть вооон у того дуба- продолжала оглядываться девушка. Так она простояла минут пять, смотря как ученики разных факультетов спешат, болтают, смеются и кидаюся снешками. Затем девушка глубоко вздохнула и медлено побрела по окрестностям двора...

Миранда Диккели: Миранда спустилась во двор из замка и вдохнула свежего воздуха. Кажется, так надолго, насколько она решила сегодня здесь задержаться, она никогда во дворе не останавливалась. Девушка остановилась у одного из каменных подоконников, без окон открывающих вид на улицу, и присела на него. Осталось только дождаться прихода выпускницы, чтобы обсудить немало важных деталей их дальнейшей работы.

Rita: Решив погулять, Рита пошла во внутренний двор. Там выпускницу ждала ученица Пуффендуя и стажер, которая хотела обсудить несколько деталей (и как она знала, очень важные). Войдя во внутренний двор выпускница Гриффиндора стала искать глазами Миранду. Поиски не заняли много времени и Рита пошла к одному из каменных подоконникам, на котором сидела ученица Пуффендуя. Добрый вечер. - сказала девушка и, сев рядом на каменный подоконник, осмотрела двор. Он не изменился спустя долгое время после выпуска. Рита убедилась, что люди за время точно меняются, а окрестности остаются теми же. Хотя может и они меняются.

Миранда Диккели: Миранда улыбнулась, заметив, что Рита к ней присоединилась. - Добрый вечер, - кивнула она и тоже взглянула во двор. - Он и правда чудесен. Каждый день и в любое время суток. Тут девушка отошла от стены, встала лицом к гриффиндорке и почему-то хлопнула в ладоши. - Ну что, пожалуй, нам нужно поговорить. Я могу дать тебе только часть из того, что тебе понадобится для осуществления своей цели. И часть эта - развитие умения трансфигурации внутренних органов. Но чтобы цель твоя действительно была достигнута, ты должна уделить внимание и другим областям. Ты готова к этому? Если я буду тебя учить, то пообещай мне, что на этом не закончится, что ты продолжишь учиться, чтобы до конца достигнуть цели. Пуффендуйка замолчала и улыбнулась. Она и так знала, что Рита согласится, что она подошла с полной уверенностью к этому делу. Но Миранде нужны были слова, которые смогут подтвердить ее собственные мысли. - И если так, то какое представление ты имеешь о трансфигурации вообще? Я не могу отправить тебя на лекции и заставить сдать все 36 штук и 5 контрольных, да еще и посетить хотя бы один семинар. Поэтому нужно будет как-то это наверстывать, упуская ненужное и уделяя внимание самому важному для тебя. Миранда вздохнула и снова улыбнулась. Ей казалось, что она говорит слишком много и слошком непонятно для всех, кроме нее самой.

Rita: Оторвавшись от осмотра двора, Рита улыбнулась в ответ. И чудесен во время обучения и после выпуска - ответила выпускница и посмотрела на Миранду, которая встала лицом к ней. Услышав про трансфигурацию внутренних органов гриффиндорка удивилась про себя и убедилась, что Трансфигурация наука непростая, а очень (или не очень, в данный момент она об этом не знала). Готова. Обещаю. - сказала она и улыбнувшись, продолжила смотреть на стажера. Во время учебы Рита добиралась до кабинета науки, которую будет изучать, но не одну домашнюю работу так и не написала. Поэтому вопрос о Трансфигурации показался немного трудным для выпускницы, но ответ нашелся. Трансфигурация - наука о изменении облика мага или предмета. Эта наука трудная, но если упорно заниматься, можно многого добиться. - ответила гриффиндорка и добавила, - Я бы их все написала. После этих слов Рита улыбнулась и ещё раз удивилась про себя. Теперь удивление было своим последним словам, очень гриффиндорским. Она все слова понимала, хотя и выпускница Гриффиндора.

Миранда Диккели: Миранду порадовали ответы гриффиндорки. - На то ты и закончила огненный факультет, чтобы не останавливаться перед трудностями. Но я не буду заставлять тебя лекции писать. Некоторые из них тебе не совсем пригодятся. Так что... - пуффендуйка задумалась, - предлагаю прочитать тебе некоторые главы учебника по трансфигурации. Сейчас. Девушка достала из мантии свернутый пергамент и пробежалась по нему глазами. Отыскав нужные строчки, она стала водить по ним пальцем и зачитывать вслух. - Так, значит, первая глава - точно, вторая - для общего представления, третья - обязательно, четыре, пять... нет. Шестая. Вот шестая - обязательно, во всех подробностях. Ну и седьмую и девятую для того, чтобы не оказываться в неловких ситуациях. Ведь работа предстоит с людьми, а значит и все, что с этими людьми может произойти, ты должна уметь вернуть в исходное состояние. Конечно, седьмая и девятая вряд ли понадобятся. Но все равно. И еще. Если хочешь знать все-все-все, то можешь и весь учебник проштудировать. О том, что тебе нужно знать обязательно, я сказала. Записала? Вопросы пока есть?

Rita: «Значит, моих знаний в этой науке не очень мало.» - подумала гриффиндорка, заметив, что её ответы порадовали Миранду. Жалко, что стажер не разрешил написать лекции по Трансфигурации. Но через несколько минут Рита решила, что лучше главы учебника, чем 36 лекций и контрольные работы. Домашние работы по всем предметам она не писала очень давно. А точнее с того момента, когда сдала последние в Хогвартсе экзамены, выпускные и по 5 предметам. Перестав вспоминать последние учебные дни, гриффиндорка продолжила смотреть на Миранду. Если эти трудности не очень сложные. - сказала выпускница и услышала про главы учебника. Гриффиндорка несколько секунд пыталась понять, где найти учебник и где сейчас найти пергамент для записи. Ответ на первый вопрос она нашла сразу. Нужно сходить в библиотеку или спросить у стажера. Чтобы найти ответ на последний вопрос, Рита вспомнила про сумку, в которой было всё необходимое, чернила, перо и пергамент. Она быстро вынула принадлежности и записала нужные главы. Записала. Есть вопросы, точнее вопрос. - сказала Рита, решив пока не убирать пергамент обратно в сумку, - Где мне взять этот учебник?

Миранда Диккели: Пуффендуйка улыбнулась, заметив серьезный настрой Риты. - А учебник... его ты можешь найти либо в моем кабинете, либо в нашей школьной библиотеке. Постарайся не запутаться в этих главах. Миранда посмотрела на сосредоточенное лицо выпускницы и вздохнула. "Полдела сделано!" - А теперь, наверное, можно разойтись. Как только все прочитаешь и будешь готова ответить на несколько вопросов, я жду от тебя сову с письмом. Там уже и решим, что, где и как делать. Хорошо? Или еще есть вопросы?

Rita: Спасибо. Вряд ли я в них запутаюсь. - сказала Рита. Ей стало интересно, как можно запутаться в главах и кто это может сделать. Она посмотрела на принадлежности, которыми писала, и убрала в сумку. После этого вновь взглянула на учеников, присутствующих во дворе, а затем на Миранду. «Будет что почитать, да. Надеюсь, остальная половина будет не очень сложной» - подумала выпускница Гриффиндора и улыбнулась, когда ученица Пуффендуя вздохнула. Вопросов нет. Письмо пришлю. Разойтись можно. - ответила Рита и встала с каменного подоконника.

Миранда Диккели: - Вот и здорово, - улыбнулась Миранда и глубоко вздохнула. - Пойдем и правда, а то в большом зале уже все готово к обеду. Не люблю обижать эльфов своими опозданиями. Ты же знаешь, какие они милые, когда добрые. Пуффендуйка подождала, пока девушка отряхнет полы мантии и они вместе направились в сторону коридора к большому залу. Голоса с каждым шагом отдалялись, а во дворе становилось все тише.

Джаред Крин: Внутренний двор озарялся послеполуденным солнцем. По мощенным дорожкам иногда пробегали студенты, одетые в слишком легкие мантии, торопясь поскорее попасть в теплые помещения. Птички, которые залетали во двор в надежде найти каких-нибудь жучков, улетали ни с чем лишь недовольно крикнув. Всё дело в том, что трава во дворе пожухла под натиском раннего мороза, и даже днем небольшие лужицы уже не расставались с ледяным покровом. Не так давно главные часы замка сообщили о начале послеобеденной лекции. Во дворе показалась пара взрослых людей одетых в теплые подбитые мехом мантии. Женщина, опасаясь подскользнуться на хоть и тоненьком, но льду, держалась за согнутую в локте руку мужчины. У их ног то и дело появлялся палевый лабрадор, который еще совсем недавно был маленьким щенком, а теперь был рослым кобелем. Они о чем-то разговаривали пока их разговор не прервала пробегающая мимо студентка, которая быстро проговорила - "Здравствуйте, профессора Крин", и быстро скрылась за поворотом, даже не дождавшись ответа. -Вот студенты пошли, - Джар посмотрел вслед студентке на шее которой красовался зелено-серебряный шарф. - Оденутся, как летом, а потом Больничное крыло оккупируют. Так о чем мы говорили?

Vladiona: Медленно шагая по шуршащей под ногами листве,вместе с покрывшим лужи-льдом,миссис Крин наслаждалась свежим,но немного прохладным осенним воздухом.Погодка была прекрасная,как ей казалось,хоть и слегка прохладно,но ощущение чего-то хорошего,что ждет в этот день не покидало ее.Птицы шумно летали над головой,сдувая крылом листву с деревьев,они будто бы играли между собой . Ученики бегали,радостно визжали,радуясь осени.И увидев двух Профессоров,моментально скрылись за дверью входа в школу,так как с минуты на минуту должна была начаться лекция.Лишь одна ученица немного опаздывала и пробегая пожелав здравия Семье Крин,с улыбкой забежала в школу,как ни в чем не бывало. Владиона чуть засмеявшись в ладошку,посмотрела на супруга и вымолвила: -Дети такие смешные иногда бывают. Ох,вот это верно,а потом плачутся,что горло болит.Нужно беречь себя..,-вздохнула,-но это ж дети. Знаешь,я бы сама наверное опоздала бы на лекцию,в такую погодку.Осень прекрасна,-Когтевранка улыбнулась уголком губ и опустила глаза о чем-то задумавшись.

Джаред Крин: - Осень-то прекрасна, - Джар случайно раскидал ногой кучку листьев. - А вот простуда или еще чего хуже воспаления, далеко не прекрасны. Пес, который бегал где-то за спиной супругов, вдруг громко залаял. "Ну вот не хватало еще чтобы он облаял кого-нибудь из студентов, или еще хуже профессоров" - подумал молодой мужчина. - Чарли! - Громко крикнул он обернувшись. Оказалось пес прыгал вокруг паука пытаясь с ним поиграть. - Вот уж кто смешной, - сказал Джар Владионе. Заметив, что супруга о чем-то задумалась, он тут же поинтересовался в чем дело. - Что случилось? О чем ты задумалась?

Vladiona: Влади оглянулась на Чарли,которому было веселей всего и улыбнулась. -Да,он у нас веселушка..,-наблюдая за псом. Услышав вопрос супруга, у девушки с лица улыбка спряталась и она присела на первую попавшуюся поверхность. -Я немного волнуюсь..,-опустив глаза,сжала губы.,-это на счет наших девочек, им скоро поступать и я переживаю ,третий раз ,как в первый, будто бы поступать снова мне,-слегка засмеялась и потерла ладошки друг о друга,которые обветрились прохладным воздухом. -Это их билет в будущее и я хочу чтобы у них все сложилось благополучно. .Помнишь как они рвались в школу вместе со своим братиком?они мечтали,ждали того момента,когда смогут вместе с ним ездить в школу..и вот этот момент приближается,-улыбнулась,-и мне так радостно на душе и в то же время волнительно...они так выросли,не могу поверить..

Джаред Крин: Как только супруга остановилась рядом с каменной скамейкой и сев на неё, Джар присел рядом с ней и внимательно её выслушал. А после когда увидел, что Владиона пытается согреть ладони, он встал лицом к ней и присев на корточки, взял её ладони в свои. и глядя прямо в глаза сказал: - Волнение - это естественно, - Джар улыбнулся. - Я тоже волнуюсь, просто стараюсь не показывать это, потому что ты будешь волноваться еще сильнее. И у них всё сложится не просто благополучно, а лучше всех. Я в этом уверен. А в случае чего мы все будем рядом, и всегда им поможем. А они выросли, да. Также как и мы, и все кто нас окружает. Даже тот же Чарли и то вырос, а я помню, как принес его маленьким щенком, будто вчера было. Пес услышав свое имя, резко поднял голову, а заметив, что супруги еще и любезничают друг с другом, а его не зовут решил, что это срочно нужно исправить, и галопом ринулся в их сторону. -Чарли, стой! Стой! - Начал обеспокоено кричать Джар, но пес уже не слышал его, он был весь в беге, его собачья душа требовала преодолеть расстояние между ним и семьей за как можно меньшее количество времени. Мужчина поняв, что пса уже не остановить, лишь поскорее отпустил руки супруги, дабы не потянуть её за собой во время падения, которое устроил пес. Чарли то ли не рассчитал расстояние и не успел затормозить, то ли намеренно уронил мужчину и принялся облизывать лицо Джара, который был вынужден лежать и покорно принимать свою судьбу.

Vladiona: Джаред поспешил присесть рядом с супругой и как всегда очень внимательно отнесся к ее волнениям. Взяв ее ладони в свои,когтевранка почувствовала моментальное тепло,которое исходило будто бы теплым нежным паром в ее руки. Девушка слушала поддержку супруга и ей становилось легче на душе.Паника куда-то улетучивалась и она натянула улыбку,сказала: -да,ты прав,они у нас умнички, тем более мы же рядом будем,сможем оказать поддержку в любую минуту...да,ты прав..,-повторяла тихо Влади постепенно сбрасывая камень волнения с души.Как тут какой-то шум издался с правой стороны,листья вскружили ,будто бы началась метель. Девушка обернулась и увидела такую картину,что вокруг пса кружит атмосфера счастья и радости,и это уже большое ,так сказать -счастье ,летит напрямую в супругов,с распростертыми объятиями. Когтевранка уже собралась бежать, аки это счастье довольно тяжелое ,если напрыгнет, но не тут то было,Чарли выбрал в жертвы своего хорошего настроения- Джареда,как самого сильного и сумеющего удержать его плотненькое тельце и завалив его на землю,начал облизывать.Чарли видимо вновь пожалел хозяйку,как самую хрупкую и не стал ее вымазывать.Пытаясь удержаться от смеха,Владиона прикрывалась отогретыми супругом ладошками ,но то,какая она хохотушка,Когтевранка не сдержалась и засмеялась,глядя на своих мальчиков.

Джаред Крин: Джаред валялся в листьях и не торопился отпихнуть пса, потому что проще дождаться пока он сам решит, что хозяин ему рад и процедура "обцеловывания" прошла на отлично. А тут услышав, как его супруга заливисто смеется, молодой человек решил улучшить настроение еще больше и обхватив пса руками, повалил его рядом с собой на землю, а после начал быстро-быстро водить руками по телу пса. Он не успевал уследить за обеими руками сразу и это раззадоривало его еще больше, его хвост выбивал сумасшедший ритм о брусчатку, разбрасывая при этом листья на приличное расстояние от себя, вся задняя часть тела подпрыгивала, а передние лапы упирались в тело хозяина, который при этом дразнил его рыча и подражая лай пса. - Ну как мы тебе? - Обратился к супруге Джар, стоя на коленях и держа при этом пса. Оба были в осенних листьях, у молодого человека они были буквально везде, но больше всего в волосах, и парочка даже примостилась на небольшой бороде молодого мужчины.

Vladiona: Глядя на всю картину,которая в течении двух минут образовалась,и причем неожиданно для семейства на данный момент,хотя предсказуемость пса,заставляла предугадать ,что это могло произойти, миссис Крин уже было успокоилась и хотела подойти отряхнуть супругу мантию,где вымазал Чарли лапами,но когда увидела ,что не только мантия,но весь Джаред с ног до головы был в листьях,ее ноги будто подкосило и присев рядом , она залилась лучезарным смехом еще больше .Она пыталась сквозь смех что-то сказать супругу,но это выглядело очень смешно ,потому что язык словно заплетался,а слова были не понятны.Так и бросив попытку что-то сказать,Когтевранка потянулась рукой к бороде супруга,чтобы снять маленькие листочки,которые там зацепились.Погладив пса и слегка подергав за ушко,девушка все-таки вымолвила: -ох,Ровена..,сделав глубокий выдох,-Какие вы смешные,чудики мои,-хохотнув посмотрела на обоих.

Oris Sordeo: - ...Разумеется, это нужно будет вводить постепенно, учитывая состояние учебного процесса на данный момент. Надеюсь, рано или поздно нам удастся систематизировать и сделать более логичными проведения турниров и спортивных состязаний. В большей степени меня волнуют турниры, они же должны проводиться раз в четыре года, минимум, с квиддичем-то всё более или менее ясно. Из-за угла, отделяющего крытую колоннаду от площадки, донёсся сначала низкий спокойный голос, шелестение листвы под ногами, а затем показались полы плаща и фалды мантии. Беседуя с кем-то невидимым, из колоннады в колоннаду, пересекая двор, проходила профессор Сордео. В руках у неё были веточки кизильника блестящего, золотистые и пурпурные листья которых скрывали чёрные ягодки. Увидев в траве и листьях, которые Филч утром заботливо соскребал в кучи, двух преподавателей кафедры Истории и Филологии, Орис едва сохранила на лице невозмутимое выражение. Тут, право, не знаешь, что и сказать. То ли удивляться, то ли умиляться... Взрослые волшебники ведут себя порой как дети, нда. Это несолидно, но это и неплохо. Дитячья непосредственность бывает полезна для души. А души - материал слишком хрупкий, чтобы касаться чужих умов, тем более - топтаться в них в грязной обуви... Надо будет на сапоги набойки новые поставить. Всё это пронеслось в уме в доли секунды. Предыдущая мысль была утеряна, и теперь, не будучи сосредоточенной на ней, Орис обратила внимание на окружающее пространство, смогла почувствовать его лучше. Профессор продолжила путь, полной грудью вдохнув воздух, обращаясь при этом к своему собеседнику. - А воздух уже морозный, вы не находите, профессор? С этакой горчинкой, как в поздние осенние ночи.

Mirddin Emris: - Да, пожалуй. Мне чудятся запахи леса, долгих странствий, костров и очагов, ожидающих усталых путников… И, кажется, кто-то недавно поблизости дрова пилил… А вопрос с олимпиадами и турнирами меня давно уже волнует. Но у нас наконец есть полный набор заведующих кафедрами, можно проработать этот вопрос. Профессор Эмрис сощурился и хмыкнул, поглубже закутавшись в свой длинный плащ. Мирддин отчего-то подумал о посохах и метелках, но через мгновение они вылетели у него из головы вместе со всеми организационными моментами, уж очень колоритно выглядели купающиеся в листве профессора. Конечно, чем же еще заниматься осенью? Беззвучно рассмеявшись, он посмотрел на свою собеседницу. - Вы тоже подумали о том, чтобы их не беспокоить?

Oris Sordeo: Дрова-а-а? Впрочем, почему бы и нет. Директор у нас человек куда как практичный, а замок отапливать не так уж просто... Орис снова сделал глубокий вдох, подумав сейчас отчего-то о своих хризантемах под окном в поместье у очень дальних родственников. - Да, можно попробовать наконец-то. Хотя меня больше занимает спорт, что и немудрено. Впрочем, на данный момент я экспериментирую с зачарованием шахматных досок. Что-то было в моей памяти на тему купания профессоров... что-то из разряда купающихся слонов... или резвящихся слонов, или как там... не помню. Орис кивнула, согласная с последней фразой директора и скрылась за колонной анфилады, уводящей в замок.

Oris Sordeo: Поздно вечером, в одиннадцатом часу, под стеной замка, выходящей во внутренний двор, скользнула согбенная тень. Во мраке, не нарушаемом светом факелов из галереи, можно было увидеть фигуру, закутанную в плотный плащ, с куском пергамента в руке. Через внутренний двор пешком и бегом перемещались обитатели, спешащие в замок по позднему времени, но никто из них не видел тени, практически слившейся со стеной. Гулкий звон часов на башне, знаменующий ударами колокола десять часов вечера, заставил фигуру поднять голову вверх - теперь стало видно, что это человек. Вероятно, женского пола и вероятно, горбун.

Милисента О`Лири: Около десяти вечера из ворот замка выскользнула маленькая девичья фигурка, принадлежавшая второкурснице-когтевранке Милли О`Лири. Девочка огляделась по сторонам и направилась в сторону внутреннего дворика. Пока она шла по тропинке, ее не покидало какое-то необычное ощущение - хотя для этой студенки нахождение за пределами своей кроватки в вечернее время не было чем-то из ряда вон выходящим, даже больше - она довольно часто проводила время таким образом, но сегодняшняя ночная прогулка носила совершенно особенный характер - хотя бы потому, что во внутреннем дворике у нее назначена встреча с профессором Сордео. И сегодня Милли представится шанс понаблюдать за действом, которое мало кто может увидеть - за ловлей звезд. Когтевранка заметила во дворике профессора и тихо подошла к ней. - Доброй ночи, профессор, - негромко поздоровалась Милисента с преподавателем.

Oris Sordeo: - Доброй ночи. Профессор повернулась и её тень отделилась наконец от стены. Стало видно, что горб за спиной - не что иное, как торба со всякой снедью и не только. Часть мешка просвечивала прямо сквозь плащ, что-то в нём позвякивало - не то металлически, не то стеклянно. В руке всё ещё был кусок пергамента, который при ближайшем рассмотрении оказался ни чем иным, как картой окрестностей, особенно подробно был расписан лес. - Для начала хочу спросить несколько вещей, мисс О'Лири. Первое - боитесь ли вы темноты или холода. Второе - умеете ли ориентироваться на местности и пользоваться картой. Третье - умеете ли плавать. И четвёртое - можете ли быстро бегать или долго ждать?

Милисента О`Лири: У профессора был какой-то внушительных размеров мешок, содержимое которого издавало звякающие звуки, а в руках была карта окрестностей замка. - Для начала хочу спросить несколько вещей, мисс О'Лири. Первое - боитесь ли вы темноты или холода. Второе - умеете ли ориентироваться на местности и пользоваться картой. Третье - умеете ли плавать. И четвёртое - можете ли быстро бегать или долго ждать? Милли вопросы несколько удивили, особенно про плаванье, но ответы не заставили долго ждать. - Темноты, холода не боюсь, плаваю хорошо, бегаю быстро. В ориентировании на местности я не ас, но все не настолько ужасно. Вот долго ждать, это конечно, проблематично, но тоже справлюсь. - бодро отрапортовала второкурсница

Oris Sordeo: - Будем надеяться, что ни бегать, ни плавать не придётся. А вот ждать - возможно, даже очень - профессор улыбнулась и оглядела небо над головой. Ещё несколько маленьких тучек и перистых облачков неслись в вышине, скрываясь за холмами. Было прохладно и ясно, а вот луны не было - ни один лунный луч не серебрил сегодня верхушки сосен и пихт в запретном лесу. - Ну что ж, пора. Выходим. Погода сегодня что надо. Профессор направилась в сторону арки, выводящей на тропу к лесу.

Милисента О`Лири: Солнце уже село и было достаточно темно, на небе были видны звезды. Подул прохладный ветерок и Милисента подумала, что она правильно сделала, что захватила с собой тепленький когтевранский шарф - Будем надеяться, что ни бегать, ни плавать не придётся. А вот ждать - возможно, даже очень - Профессор, а почему может возникнуть необходимость в беге или плаванье? - поинтересовалась мисс О`Лири, которой было интересно абсолютно все, что касалось сегодняшней прогулки. Профессор направилась в сторону тропинки к лесу и Милли поспешила за ней, подумав, что лучше уж бегать-плавать, чем ждать.

Oris Sordeo: - Ну так это же запретный лес. - ответила Орис, пересекая двор наискосок, - Там есть болота и озера, которые ночью не очень видно. Я захватила фонарь, кстати. Он нам пока не нужен, но понадобится позже. А ещё там есть разные... животные. Профессор замолчала, решив ограничиться словом животные. Хотя все, включая студентов, прекрасно знали, что в запретном лесу водится и нечисть, и нежить иногда, и множество не вполне дружелюбных народов. И вообще невесть что. В прямом смысле - невесть. - А ждать придётся звездопада. Если хотим поймать чего-нибудь. Или кого. Даже, наверное, лучше сказать - кого. Ну вот, до поляны рукой подать.

Милисента О`Лири: Пауза, которую сделала профессор перед словом "животные", натолкнула мисс О`Лири на мысль, что "животные" - это не только то, что изучают на уроках ИМС и ИНМС, но и то, что часто затрагивается на предметах кафедры Мракоборства. Энтузиазма Милисенты это ни капли не уменьшило и она последовала за профессором, которая свернула на опушку Запретного леса, где Милли в ночное время еще не была. переход-->

Oris Sordeo: Небо уже начало светлеть на востоке, когда две фигуры, закутанные в плащи, из ниоткуда появились в воротах замка, ступив на внутренний двор. Часы на башне показывали четверть пятого. - Ну, как ощущения? Профессор, не выпуская руки девочки, мельком пощупала её пульс.

Милисента О`Лири: Да, все, что Милли слышала о трансгрессии, оказалось еще очень смягченным. Тело как будто сжалось в узкую полосу и пинком было куда-то отправлено. Правда, хвала шушам, не прошло и нескольких секунд, как это все закончилось и Милли смогла вздохнуть полной грудью. В общем, да, трансгрессия - удовольствие сомнительное. Даже очень. - О, да это самый счастливый момент в моей жизни, я еще никогда так не радовалась тому, что могу дышать! А трансрессия - процедура не слишком приятная. Милисента несколько раз моргнула, чтобы сфокусировать взгляд на ближайшей скамейке.

Oris Sordeo: - Ничего, через пару десятков лет ты вообще не будешь этого замечать. Всё равно как сойти с подножки вагона на станции - ни больше, ни меньше. Профессор направилась к ближайшей скамейке, поддерживая мисс О'Лири под локоть. - А переносить не так уж и плохо, пульс хороший. Дышать там и правда сложно - это ведь даже не пространство, строго говоря. Ну ничего, вот посидишь, а потом в башню, спать... и можно ради такого приключения даже поспать завтра подольше.

Милисента О`Лири: - Через пару десятков лет? Оптимистично! Профессор подвела когтевранку к скамейке, но небольшое головокружение после трансгрессии уже прошло, так что необходимости в отдыхе уже не было. - Все в порядке, профессор. А можно поближе на звезды глянуть?

Oris Sordeo: - Как у всех. Знаешь поговорку "Не сразу Хогвартс строился"? Ну вот и с навыками так же. Дело известное. Профессор улыбнулась, а затем положила торбу на скамью, растянула устье и вынула кристалл, затем банку и достала край сети, не вынимая её всю. Двор озарился мягким прохладным светом, переливчато играющим по стенам. Трёх звёзд, оказывается, хватало для освещения довольно большого пространства.

Милисента О`Лири: Милли взяла в руки протянутую профессором банку и посмотрела на звезду. Она была небольшого размера, где-то с два ее кулачка и издавала яркий серебристый свет, который, в то же время не бил по глазам, а был мягким и приятным - На демона определенно не похожа, вряд ли демоны светят таким приятным светом! Свет звезды осветил циферблат часов, которые девочка носила на запястье и оказалось, что уже почти три часа ночи, что значило, что уже прошло почти пять часов с тех пор, как Милли и профессор встретились на этом самом месте.

Oris Sordeo: - Демоны могут ещё и не то. Профессор поразмыслила немного, а затем принялась снова складывать заплечный мешок. - Впрочем, будь оно демоном, наверняка бы проявило интеллект. И не исключено, что оно проявит интеллект ещё, не являясь при это демоном... Надо наблюдать. Если хочешь - присоединяйся, я оставлю все экземпляры в своём кабинете и могу дать ключ. А теперь пора отправляться на боковую. Идти можешь?

Милисента О`Лири: Слова профессора о том, что Милли может присоединиться к наблюдениям, подействовали на нее как баночка хорошей хулиганоняни - усталость как рукой сняло. - Ой, правда можно? Здорово, спасибо, профессор! А вы думаете, что небесные тела могут обладать интеллектом? И, кстати, к какой отрасли научных знаний относятся такие исследования? Астрономия вряд ли, астрономы звезды наблюдают в небе, а не ловят их в сети. Когтевранка почувствовала, как ее глаза начинают слезиться от усталости и подумала, что да, неплохо было бы сделать так, как говорит профессор и пойти на боковую. - Идти? Конечно могу, все в порядке.

Oris Sordeo: - Не знаю, к какой. К общему естествознанию. А может, к изучению культуры народов. Мы же ещё не знаем, как себя поведут эти... не знаю даже, кто. Существа. Я думаю, что мы очень мало знаем. Как дети. Я вот в детстве думала, что вечером небо накрывает щитом великан. А звёзды - это дырочки в щите, которые стрелами пробили в битве. А теперь у нас есть три прекрасных экземпляра, представителя "небесной канцелярии". Учиним допрос с пристрастием. Профессор улыбнулась, забрала вещмешок и направилась в сторону замка.

Милисента О`Лири: - А к какому периоду времени относятся трактаты, которые вы изучали? Кто-то из современных ученых проводил подобные исследования? А, кстати, банка с звездой совсем не горячая, вы заметили? Или это лунный сет дал такой эффект? Милли поднялась со скамейки и направилась за профессором.

Oris Sordeo: - К разному. Импульс к исследованию дала вообще современная волшебная сказка. Потом был один... нет, два средневековых трактата, один дохристианский, примерно за век. И китайские, очень древние, за три с половиной тысячи лет. Плюс фольклорные источники. Можно удивиться тому, как много осталось интересной информации в сказках, даже в маггловских. Профессор придержала дверь, заходя в коридор замка, даже ночью освещённый факелами. - Насчёт банки пока не знаю. Возможно, сама звезда. Всё-таки замкнутое в пространстве средоточие энергии... Тоже надо исследовать. Мне теперь в башню.

Милисента О`Лири: Ночное путешествие подошло к концу и вот мисс О`Лири и профессор Сордео уже были в коридоре, через который несколько часов назад покидали замок. От коридора шли две лестницы, одна из которых вела в преподавательское крыло, другая - в ученическое. - Да, мне тоже в башню, только в другую. Доброй ночи, профессор, спасибо, что разрешили присоединиться. Было очень интересно!

Oris Sordeo: - Благодарю за помощь. С компанией в тёмном лесу в любом случае веселее - профессор подмигнула студентке. - С меня ключи, как обещано. Доброй ночи. Профессор направилась вверх по лестнице в сторону своего кабинета.

Милисента О`Лири: Милли повернула направо и направилась к лестнице, которая ведет в Башню Когтеврана.

Марта Оул: Переход из гостиной Пуффендуя Марта медленно шла по тёмному и, безусловно, крайне мрачному подземному коридору около профессора Крина, освещая путь палочкой. Она не проронила за это время ни единого слова. Видимо, полностью была погружена в собственные мысли. Казалось, хождение по этому коридору заняло даже не одну вечность, а целых пять таковых. На деле не прошло и десяти минут. К концу пути пуффендуйка заметила вдали еле пробивающиеся в то место струйки света. Марта чуть ускорила шаг, так как поняла, что близок уже выход. Это придало сил, что ли. Интересно было узнать, куда же они с профессором в итоге попадут, где они окажутся. Наконец Марта оказалась под странным источником света и обнаружила над собой люк, а свет, выяснилось, проникал в коридор сквозь маленькую щелку. Девочка остановилась и немного подождала профессора.

Джаред Крин: Путешествие по подземному таинственному переходу проходило в компании Марты и полной тишины, а знаете, как-то не предрасполагает гнетущая темнота с таинственной неизвестностью впереди к активным разговорам о фиалках... почему фиалках? Да кто ж их знает. Правильно никто не знает, что у профессора Крина в таинственной оранжереи сотни видов фиалок ждут своего часа. Какого часа? А вот это тоже тайна. Да и вообще профессор был личностью, которая хранила сотню своих и не только тайн. Вот этот коридор тоже хранил тайну своего существования до недавнего времени. Примерное еще на середине пути, мужчине начало казаться, что коридор становился ниже, а под конец он абсолютно в этом удостоверился, потому что ему приходилось идти практически согнувшись. Марта из-за своего детского роста не сталкивалась с этой проблемой, поэтому шла чуть впереди, и когда она остановилась, профессор задал вполне резонный вопрос. - Неужели тупик?

Марта Оул: Дождавшись-таки декана, Марта услышала какой-то вопрос в её адрес. Поглощенная своими мыслями пуффендуйка не сразу поняла, о чем идет речь в этом: "Неужели тупик?". Слова вертелись в её голове, а смысл им не придавался. Но наконец девочка всё осознала, слова вновь получили свой законный смысл. - А... Угу, - кивнула профессору Марта, разглядывая пылинки, летающие в лучике света. - Вот только мне что-то подсказывает, что выйти можно вот сюда... В смысле, вылезти. На слове "сюда" рука девочки потянулась вверх к люку. Третьекурсница не сводила взгляда с того люка, хотя в любой другой момент взор её устремился бы в сторону профессора Крина. Марта была готова глядеть вверх всё время. Абсолютно всё. Совершенно.

Джаред Крин: - О-о-о, тупик, меняя своё направление, превращается в выход? - то ли спросил, то ли утвердил профессор Крин. - Прекрасная наблюдательность, Марта... Мужчина в полусогнутом состоянии подобрался под тот самый выход-люк, который был обнаружен его спутницей и упершись в него руками попробовал поднять. Плита хоть немного и приподнялась, этого явно было недостаточно. Через несколько минут после манипуляций с палочкой и загадочных бормотаний профессор открыл-таки люк, то, что ему удавалось видеть, казалось ему до боли знакомым местом, но понять куда именно их с Мартой этот туннель не представлялось возможным. Он взялся за края люка, подпрыгнул и оперевшись на руки, вылез из туннеля. - Ах, вот оно что... любопытно, - произнес он, а после заглянул в люк и обратился к своей спутнице по приключению - Ну что, Марта, желаете узнать куда привел нас этот чудесный подземный коридор?

Марта Оул: Марта, так и не поняв, спрашивает профессор иль утверждает что-то, на всякий случай тихо проговорила: - Верно, - последовала затем небольшая пауза. - Спасибо... Пуффендуйка уступила профессору место под люком и чуть подождала, пока завершаться какие-либо манипуляции с выходом. Впрочем, ждать пришлось недолго, всего через парочку минут декан уже выглядывает и разведывает обстановку, приговаривая что-то о любопытности места сего. Когда профессор Крин заглянул к ней и спросил о желании узнать о месте, где они сейчас оказались, Марта произнесла без всяких колебаний: - Желаю, конечно! Чего бы я тогда шла сюда всё это время?

Джаред Крин: - Ну тогда самое время выбираться наружу! Профессор нагнулся и опустил руки для того, чтобы помочь студенте солнечного дома выбраться наружу из под подземного добровольного заключения приключения. - Вот знаете, Марта, все же замок не перестает меня удивлять - либо этот коридор тут существовал всегда, но о нем никто не знал, либо он появился совсем недавно, по волшебству, так скажем. Вот маглы бы сейчас посмеялись, - профессор хохотнул и вытянул Марту на поверхность, увидев, что студентка зажмурила глаза, Джаред сказал. - Надеюсь, это вы не от страха, а просто от того, что зрению нужно привыкнуть? Кто бы мог подумать, я столько раз ходил по этой галереи и даже не подозревал, что под ногами скрывается целый коридор.

Марта Оул: Марта быстро так сообразила, что надо бы уже вылезать из сего коридора, увидела протянувшего к ней руки профессора и начала, собственно, с помощью декана выбираться. Девочка осторожно и медленно приближалась к поверхности под рассуждения об этом подземном коридоре. Наконец она выбралась и тут же зажмурилась от внезапно ударившего по глазам света. Пуффендуйка постепенно приоткрывала глаза, часто моргая, и всё-таки привыкла к свету окончательно. - А... Да, не ожидали глаза мои встретиться с солнечными лучиками, - поспешила ответить Марта профессору и чуть улыбнулась. - Я тоже не подозревала, что вот тут, под моими ногами могло быть нечто... такое. Но буду знать теперь, как отсюда можно в полуподземелья попасть. Если когда-нибудь мне понадобится эта информация, я буду счастлива. Студентка огляделась. Вокруг неё - чудесно знакомый внутренний двор. Совсем недалеко - статуя Хельги Хаффлпафф, на которую та частенько натыкается. И всё это время она не знала о существовании подземного коридора, который был буквально под носом. А профессор Крин? Он-то гораздо дольше в замке, и тоже он о коридоре и не подозревал. Поразительно.

Justian Joch: Ролевая. Просьба не вмешиваться. «Мы короли ночной Вероны, нам не писаны законы... Законы, увы и ах, конечно же писаны и на время указывают вполне точно. Но, в конце концов, в таком составе...» - Юстиан бодро шагал по школьным коридорам насвистывая под нос партию из небезызвестного мюзикла. Ему вспомнился период еще дошкольный, годы довольно занимательных, но сложных все-таки попыток выучить английский. Шведский акцент так и не покинул Йоха, да и литовские каникулы периодически вносили свою лепту в общую картину. А в те самые дошкольные годы самым верным спутником дома стал радиоприемник... кто бы сомневался в том, что он не всегда был настроен на магические волны. Теперь вот староста Хаффлпаффа битловские песни в общей гостиной горланит. Только там и видно. Юс остановился и наклонился, чтобы завязать шнурок. Школа постепенно замирала. Тем лучше... Солидарность солидарностью, но в очередной раз делать вид, что тебе очень интересно отправлять кого-то в гостиную спатеньки - удовольствие не на сегодняшний вечер. Хватило за последнее время просветительской деятельности с факультетским призраком, единственным и очаровательным. В голове возник образ студента с пифагоряновским характером. Кажется, заведомо известно, чем Юстиан будет любоваться в ближайшем ночном кошмаре. Тем временем, школьный колокол начал отсчитывать одиннадцать часов. Йох спохватился, оставил в покое шнурки и, добежав до конца коридора, свернул в галерею. Посчитав расточительством времени движение до другого конца галереи, он махнул в пустой оконный проем, бывший последней преградой между ним и внутренним двором, на который Юс шагнул, оглядываясь по сторонам.

Фиби Рейнольдс: "Ах, как жаль, что нельзя быть сразу в двух местах одновременно, - думала префект и почтивыпускница Хогвартса Фиби Рейнольдс. - Какое полезное свойство же. Можно и ночью на дело идти, и одновременно находиться в Больничном Крыле, например". Фиби быстро шла в сторону галереи, которая вела во внутренний двор, держась за голову и одновременно прихлебывая на ходу Обезболивающее зелье, художественно кривясь и морщась. Наверное, подсластить лекарства - вот, какой законопроект Фиби приняла бы, будь она Министром Магии. Экзамены ЖАБА выдушили из нее все соки, классика жанра. И приближающиеся испытания в Аврорате… а еще… "Потом, Рейнольдс, уймись. Потом поразмышляешь об этом. Прекрати так усердно думать хоть ненадолго, - голова раскалывалась как перезревший орех. - Сейчас у тебя другая цель". Девушка старалась как можно тише передвигаться по коридору, хотя, ей, в общем-то, можно было не скрываться особо. Все-таки, положение позволяло находится в любом уголке замка после отбоя. Но какое-то чувство нелегальности вылазки добавляло остроты. Жизнь скучна без риска, говорил Сириус Блэк, и Фиби была с ним абсолютно согласна. Девушка свернула в галерею, прищуриваясь и замечая в темноте тень, которая внезапно сиганула через окно с другого конца галереи. Улыбнулась, засовывая пузырек с остатками зелья в карман толстовки, подумав о том, что еще ни разу за все семь лет обучения не прыгала в окна. Колокол ударил ровно одиннадцать раз, и Фиби, поправив волшебную палочку - она, как и всегда, сдерживала узел из волос за затылке, - тоже перемахнула через подоконник, выпрыгивая в пустой оконный проем, как раз на последнем ударе. - Юс! - громким шепотом окликнула она тень, подходя ближе, но не решаясь зажигать свет. Глаза привыкли к темноте, и теперь девушка отчетливо различала худощавую и высокую фигуру пуффендуйца. Мазнув рукой черноту перед собой, Фиби слегка дернула его за рукав.

Justian Joch: Вместе со школьными коридорами позади остались и все намеки на качественное освещение. Внутренний двор школы был темен, что в совокупности с и без темноты не очень хорошим зрением Юса, делало старосту Хаффлпаффа идеальной жертвой для, скажем, стаи черных котов. Но черных котов в округе, пока что, не наблюдалось (или так казалось лишь йоховскому зрению). Впрочем, возникшая из темноты Фиби, единственный и неповторимый префект Школы, тоже не особо наблюдалась. Слышалась - это да. - Юс! - Доброй ночи, - Йох тоже говорил шепотом, ощущая, как дернулся рукав его рубашки. Улыбнувшись, он было задумался о целесообразности этого напряжения собственной мимики в кромешной темноте, но решил, что нет предела прекрасности не очень практичных действий. - Учти, в темноте я - самый страшный спутник, обладатель очаровательнейшей куриной слепоты, которого даже пресловутый «люмос» спасает с переменным успехом. Представляешь, на что ты подписалась? - Йох тихо смеется. Возведя очи к небу, можно было увидеть, как постепенно гаснут огни в Когтевранской башне, сравнить количество бодрствующих окон с окнами Гриффиндорской и на основе этого сделать какие-нибудь безумно важные для своего дальнейшего существования выводы. Или просто полюбоваться светом в окошках темных башен. Луну заволокло облаками. - Хотя, мне было бы интереснее узнать, на что подписался я сам и каковы мои планы на сегодня, - сказал Юс, проверяя на всякий случай еще раз задний карман джинсов, в который он опрометчиво складывает волшебную палочку.

Фиби Рейнольдс: Замок медленно погружался в темноту, а темнота, как известно, друг молодежи и лучшее прикрытие для любых темных делишек. Ладно, шутка, уставопослушная и положительная Фиби Рейнольдс не собиралась нарушать закон, разве что, сделать лето немного более запоминающимся. А то на вопрос "Ну, и чем тебе запомнился выпускной курс?" она не сможет сказать почти ничего, кроме "Ээ… ну....я часто бывала в библиотеке!". - Доброй ночи, - донесся до ушей Фиби шепот Юса. Девушка подошла ближе, различив в темноте улыбку и улыбнувшись в ответ. - Будет доброй, надеюсь на это, - кивнула она, и будто в подтверждение своих задирая голову и вглядываясь в ночное небо. Юстиан, тем временем, живописно разрисовал, почему он не самый лучший спутник в темноте, не забыв упомянуть "куриную слепоту", - Фиби не к месту засмеялась: ее всегда забавляло это словосочетание, хотя, в общем-то, оно обозначало не самую позитивную вещь. Вряд ли, префект сильно нуждалась в пояснении, все-таки, очки на переносице парня говорили сами за себя. - Представляешь, на что ты подписалась? - тихо засмеялся Юс в завершение своей речи. Фиби, с лица которой не сползала улыбка, лишь покачала головой. - Буду смотреть за двоих, если что, ты не беспокойся. Кроме того… вряд ли хаффлпаффец в очках входит в список того, что может напугать демонолога. Фиби окинула взглядом замок, осмотрев каждую башню на предмет света в окне. Нужно было дождаться, пока погаснут последние огни, чтобы максимально сократить количество свидетелей их с Юсом ночной вылазки. Мало ли, кто захочет случайно выглянуть в окошко, чтобы полюбоваться луной. Которую, кстати, было почти не видать из-за облаков, так что, все складывалось весьма удачно. - Хотя, мне было бы интереснее узнать, на что подписался я сам и каковы мои планы на сегодня, - Фиби, проследив за движением хаффлпаффца , решила отложить прочтение известнейшей лекции Аластора Грюма о том, где следует носить палочку, дабы ваши..ээ…ноги не пострадали, ибо сама была грешна: волшебная палочка Фиби неизменно служила заколкой для волос. Это ужасно раздражало ее коллегу-мракоборца. Отстраннено подумав о том, что нужно становится серьезнее в этом плане, Фиби произнесла: - Я тебе чехол для нее подарю, - девушка кивнула на палочку. - А твои планы… вопреки мнению, которое могло у тебя сложиться, я не собираюсь тянуть тебя в преисподнюю или знакомить с ракшасой, - Фиби хитро улыбнулась, хотя Юс вряд ли заметил эту улыбку в темноте. - Просто хочу тебе кое-что показать. Ты пожалеешь, но тебе понравится. Ты готов? - девушка посмотрела на юношу, а потом перевела взгляд на гриффиндорскую башню, в которой все никак не гасло два упрямых окошка.

Justian Joch: - ...вряд ли хаффлпаффец в очках входит в список того, что может напугать демонолога. - Нуу, - усмехнулся Юстиан, - я, знаешь ли, довольно талантливый, так что... Замок засыпает, просыпаются старосты. Именно в этот момент, Йох вспомнил, что давненько уже не слышал о том, чтобы кто-нибудь играл в старую-добрую «Мафию» в общей гостиной. Или сам староста настолько редко там появляется? В любом случае, стоило разузнать и вспомнить былое. Хорошее же времяпрепровождение, ничем не хуже прочих. С интересом выслушав Фиби, Юс возвел очи к небу, тихо рассмеялся и покачал головой. - Определенность и конкретика - это у нас главное свойство моей судьбы, бесспорно. Что касается чехла, то это, вероятно, будет обмен подарками, - прищурился Юс и кивнул на прическу сурового мракоборца. Сейчас рассмотреть что-либо представлялось сложной задачей, но память на простые детали - великая штука. - Готов ко всему, готов всегда... Только посвяти меня в нетайное, но прошедшее мимо меня знание о том, кто такой ракшас? Приглядевшись к не гаснущим окнам в башнях, Йох подумал вдруг, что возможно, в какой-нибудь из них, собралась сейчас хорошая компания - болтает за жизнь, играет в карты, кушает сладости из небезизвестного хогсмидовского магазинчика, обсуждает предстоящие экзамены или вспоминает тех своих товарищей, кто укатил все-таки на летние каникулы.

Ульярика Йенсен: Сегодня была чудесная погода. Переменная облачность, легкий ветерок, воздух был теплым, но с легкими нотками осенних холодов. Сегодня свой обеденный перерыв Ульярика решила провести вне стен замка. Для этого, далеко и идти не нужно, есть Внутренний дворик, куда как раз и спешила второкурсница. За спиной рюкзак, а в руках пергаментный сверток с ее перекусом. *Мои чудесные сэндвичи. Ням! Может, Тобермори и Софи, прилетят.* Остановившись в дверном проеме, девочка осмотрела лужайку. Здесь было довольно много учеников, с некоторыми она встречалась уже не раз, с кем-то ходила на секции. Но сегодня ей было интересно побыть одной и понаблюдать за миром вокруг. Ульярика выбрала свободный клаптик на траве, подальше от всех. Бросив сумку рядом, расстелив мантию, уселась сверху. Выпрямила ножки и положила на них сверток с обедом. Аккуратно разворачивая пергамент, девочка думала о доме, ведь там она с братом часто ходила на луга просто посидеть, послушать звуки природы, людей вокруг у них не много, зато просторы бесконечны. Взяв сэндвич обеими руками, Ульярика аккуратно откусила от угла. *Правда, какая вкусная кулинария в школе!* медленно пережевывая, слизеринка наблюдала за школьниками. Кто-то читал книги, кто-то играл в «крокодила». Группа девочек, похоже, первокурсниц, о чем-то шушукались и хихикали. *Все же человек забавное существо.* Улыбнулась себе и потянулась к рюкзаку за соком, чтобы запить вкусняшку. Только она положила руку на сумку, как крупная сова приземлилась прямо возле руки, так что Ульярика резко ее отдернула. -Что ж ты за чертовщина такая! – крикнула слизеринка, от неожиданности, и оказалось, что немного громковато, ибо некоторые ученики посмотрели на нее. Она продолжила уже тише: - Ты кто такой? Сова сидела и внимательно смотрела на девочку. Крылатый гость был рыжеватого цвета с бурыми картинками, глазища ярко желтые, клюв и лапы с когтями черные. Осмотрев птицу, Ульярика обнаружила, что к лапке привязана записка и маленькая упаковка. Аккуратно сняв посылки, девочка развернула письмо: -Доча, привет! Я немного был занят, но вот, наконец, приехал домой на несколько дней и исполнил твою просьбу. Это твоя птица, болотная сова из ушастых, ну ты понимаешь, они любят мясные продукты… имени у него еще нет, да-да, это мальчик, так что думай сама. Ну, все, следующее письмо будет от мамы, я лечу в Австралию забирать опалы… ах, да, мама передала тебе Бодроперцовое зелье, ты знаешь, как им пользоваться, так что лучше не болей. Пока, доча, пиши нам! *Папа, как папа.* Девочка глянула на сову: -Нельзя такому красавцу быть безымянным! От этого момента ты – Фьорд! – девочка вытянула из сэндвича полосочку бекона и дала сове. Фьорд жадно проглотил еду и вопросительно посмотрел на Ульярику: - Еще? Ты так проголодался в пути, вот, держи еще кусочек! Слизеринка пила сок, подкармливая птицу сырком (как оказалось, от такого деликатеса Фьорд не мог отказаться). *Теперь у меня есть своя сова. Рыженький, прям под меня! Моя сова… или сов? Мальчик ведь. Хах.*Насытившись, Ульярика начала собираться на занятия. -Фьорд, мне пора идти, вечером я приду сюда за тобой и отнесу в совятню Слизерина, - девочка погладила своего нового питомца, собрала весь свой мусор, положила мамино зелье в карман и поспешила на урок по Драконологии.



полная версия страницы