Форум » Нижние ярусы » Галерея с пустыми окнами » Ответить

Галерея с пустыми окнами

Hogwarts: Длинный переход в Восточном крыле Замка. С одной стороны глухая стена с вечно пустыми портретами никому не нужных людей. С другой - пустые оконные проёмы, такие же забытые, заросшие паутиной, засыпанные песком. Широкие подоконники, каменная кладка. Переход соединяет старые кладовые со школьным миром. Самое ненужное помещение в Хогвартсе. Здесь всегда гуляет лихой ветер, засыпая тебя то пылью и мелкими листьями, то колючими снежинками. Здесь всегда тихо. Даже как-то ненормально тихо. И можно сидеть в окне и наблюдать, как над школой садится солнце...

Ответов - 87, стр: 1 2 3 All

Kristian Rosier: - Знаете, мне сейчас тоже тяжело на душе: не ладятся отношения на факультете, причина чего лежит во мне. Но с собой сложно бороться. С деканом я не в ладу, в чем снова повинна моя порывистость и эгоизм...Так обидно, я сознаю все свои промашки, но это меня не исправляет. Недавно у нас на факультете появилась Спячка (в прямом смысле слова), существо, которое ходит повсюду и усыпляет. Я проявил грубость по отношению к ней в своих высказываниях...Был разговор с деканом. В завершение разговора я опять выказал эгоизм, одной из своих фраз("Ладно, забудьте") сделав ему одолжение, о чем он заметил: "Только не надо мне делать одолжений"...У нас всё натянуто, и виноват я. Просто больно. Я хочу помочь факультету, но выходит врежу ему.

Доминика Шанталь: - Если вы в самом деле хотите помочь, то обязательно сумеете это сделать.. Например, просто выполняя задания и принимая участие в важных для факультета событиях. Говорить что-то при этом совершенно не обязательно. Постепенно декан и окружающие оттают. Если вы на самом деле искренне переживаете (а мне кажется, вы искренний человек), все наладится, выход непременно найдется.

Kristian Rosier: - Спасибо, Доминика. Вами указанная стратегия действий верна. Как Вы поживаете?

Доминика Шанталь: "Отвратительно!" - подумала девушка, но сделав глубокий вдох, Доминика натянуто улыбнулась и сказала: - Мне уже лучше.. Я не умерла от горя и боли, и это уже хорошо. Спасибо, что поддержали меня..

Kristian Rosier: - И Вам спасибо. Рад был помочь.

Марвин Миллер: Просьба - не вмешиваться. *Вытащив из шкафа свою черную парадную мантию, накремив до блеска туфли Миллер посмотрел в зеркало. Узоры на черной мантии сверкали в тусклом свете подземелий таким же тусклым светом. Молча кивнув самому себе в зеркало Марвин накинул капюшон, закинул на плечи рюкзак. Да-да, тот самый рюкзак, что он носил с самого первого курса. Надо же, он до сих пор выглядел как новенький. Чары отца видимо не ограничены во времени. В этом рюкзаке хранились вещи на все случаи жизни. Если бы не он Марвину пришлось бы туго. Оглядев на последок свою комнату Миллер закрыл дверь и лёгкой походкой, слегка шурша мантией и цокая каблуками туфлей пошел по коридорам Замка. Он до смерти не любил туфли, но ради такого случая не мог надеть свою привычную обувь. Всё таки он воспитан в аристократических манерах и не должно ему идти на важную встречу в столь примитивной обуви, как кроссовки. Искоса поглядывая на стены коридоров Замка он стал вспоминать, насколько много с ними связано. 7 лет жизни он пробегал по ним. Он помнил всё, до последнего мига. Как только пришел и эти стены казались ему незнакомыми, как он стал их исследовать, медленно, постепенно. И вот он снова рядом с ними, но за спиной уже семь лет учёбы, практика в Министерстве. А он до сих не знает и половины секретов Замка, не знает куда ведут некоторые ходы но сейчас не самое подходящее время заниматься исследованиями. Он и так уже стал опаздывать, по своим собственным представлениям.* *Дойдя до желаемой галереи Марвин остановился. Бросив рюкзак на пол он осторожным движением снял капюшон, осмотрелся. Вроде пусто, тихо и хорошо. Какая прелесть. Никаких людей, никакого другого магического народца на первый взгляд. Его не переставала радовать эта ночь. Медленным движением руки он стал искать во внутреннем кармане палочку. Как только он нащупал её парень резким движением вытянул её из кармана. Затем, преподнеся к лицу, стал с деловитым видом рассматривать её. Надо же, ни царапинки, ни вмятинки. Даже блеск остался как у новой, прав был продавец, саксаул в сочетании с остатками дементора даёт этой палочке невообразимую стойкость перед временем. Хотя 8 лет не срок, что бы изменить палочку. Улыбнувшись палочке краешком губ, он помнил насколько часто она его выручала. И в шалостях первого курса, а на неудачных парах и конечно в моменты триумфа. И сейчас ей так же предстояла важная миссия, подготовить для встречи. Резко убрав палочку от лица Марвин сделал ей вальяжный взмах и прошептал магическую формулу. Из палочки подул лёгким ветер, что заставлял прямо из воздуха возникать красивый стол в стиле XIX века и рядом с ним такие же стулья. Миллер обязан был быть настолько сосредоточенным на заклинании, что даже пришлось перестать дышать. Как только заклинание полностью сработало Миллер упал без сил и вынужден был потратить около десяти минус на возвращение в прежнюю форму и восстановление дыхания. Как только он полностью пришел в норме он шепотом поблагодарил палочку и поднявшись отряхнул с себя пыль. Довольно посмотрев на стол он подошел к рюкзаку и стал, что-то в нём искать. Достав из него красивую, белоснежную скатерть, парочку серебряных тарелок с различными печеньями графин наполненый свежезавареным чаем. Расставив это всё по столу Миллер так же извлёк из рюкзака перо и пергамент и, быстро написав записку подруге, всучил её вовремя прилетевшему Алистеру (его ворону) и отойдя к окну стал покорно ожидать её прихода*

Елизавета Корф: Лиза сидела в кресле, упиравшись локтями в подлокотники и сложив пальцы домиком думала, когда услышала шум, словно птица клювом постучала в окно. Она медленно перевела взгляд на Виктора, сидевшего на дальнем углу стола, и пожав плечами убрала ноги со стола. Сокол моргнул и Корф, наконец, поднялась и подошла к окну, резким движением одергивая шторы, пытаясь разглядеть в ночи ее неведомого гостя, но плохое зрение и сумрак сделали свое дело: девушка видела лишь смутные очертания какой-то крупной птицы. Переглянувшись еще раз с Виктором, она распахнула окно и отклонилась в сторону, пропуская черного ворона, который показался ей смутно знакомым. Пожав плечами, она взяла со стола очки и, одев их, подошла к птице, удобно устроившейся на спинке кресла, узнавая личного ворона Марвина, а так же вспоминая, что у птицы был довольно отвратительный характер. - Вот так сюрприз, Алистер, я тебя не ожидала увидеть, - она протянула руку к ленте, привязанной к лапке Алистера и потянула за край, - Ты ведь не сделаешь того, что сделал в прошлый раз? - голос ее был мягкий и тихий, но видимо ворона не устраивало это, поэтому он нетерпеливо клюнул девушку в руку, от чего она слегка дернулась и тут же посмотрела на своего любимца и покачала головой, давая понять, что все в порядке. Отвязав наконец записку, когтевранка благоразумно сделала большой шаг в сторону и показала глазами на окно: - Ответа не будет, можешь лететь к хозяину, - она взмахом волшебной палочки закрыла створки, сразу как Алистер покинул ее комнату, только сейчас ощутив, насколько холодно стало в помещении. Пробежав взглядом по написанному, профессор кинула записку на стол и взмахнула волшебной палочкой еще раз, открывая на этот раз дверцы шкафа: "Хм, а дресс-код то какой?" - эта мысль поставила девушку в тупик и она растерянно осмотрела висевшие там вещи. Наконец вытащив наугад платье она переоделась и обув черные лодочки на высоком каблуке покинула комнату, едва успев прихватить мантию уже ходу накидывая ее на плечи. Стук шпилек о каменный пол всегда раздражал девушку, поэтому на все туфли было наложено заклинание, заглушающее его, что позволяло ей передвигаться бесшумно и появляться неожиданно. Остановившись в самом начале галереи, она посмотрела на стол и перевела взгляд на спину слизеринца, стоящего возле одного из окон, и осторожно подошла к нему. Странно, казалось, еще вчера они только познакомились, казалось, еще вчера они были детьми, а теперь... Что теперь Лиза не могла толком сказать; дипломы для обоих, преподавание для нее, и вот в стенах их Дома они уже взрослые и порой кажется совсем не те, что когда-то бегали здесь. Тряхнув головой, прогоняя охватившие ее мысли, выпускница подняла руку и положила ее на плечо слизеринца, продолжая стоять все также почти вплотную к нему и мысленно благодаря себя за догадку одеть туфли не с самым высоким каблуком, сейчас она была чуть ниже своего друга. - Я здесь, - голос был все таким же тихим, как и в комнате, наверное, только наличие теплоты в нем отличало его от того, каким она говорила с вороном. Девушка тут же мягко улыбнулась, стоило только ее взгляду встретиться с глазами начинающего поворачиваться Марвина.

Марвин Миллер: *Как только Алистер вылетел из окна неся важное поручение Марвин стал вглядываться в темноту и не смотря на своё плохое зрение пытаться найти там, что-то, что дало бы ответы на все его вопросы. Сейчас один из самых важных дней в его жизни, он это прекрасно понимал и с трудом скрывал волнения. Спустя десять минут вернулся Алистер. Присев на плечо хозяина он стал наблюдать темноту в унисон Марвину. Только видел он там намного больше, не смотря на свой уже немалый возраст. Парень немного завидовал ворону, ему намного проще жить, ни о чём думать не нужно. Жильём обеспечен, за провизию думать не нужно, длля этого есть хозяин. Живи себе, радуйся да вовремя почту разноси. Вот и всё, что требовалось от ворона, а он, к сожалению, не понимал цену своего счастья время от времени награждая Марвин ворчаньем и поклёвыванием по руками и другим открытым частям тела. Кроме лица, к счастью. Это была характерная особенность Алистера, он мог цапнуть куда угодно, но только не в лицо. Марвину это очень нравилось. Опасливо покосившись на часы он понял, что после возвращения Алистера едва ли прошло пять минут и тихонько воздохнул. Нет, мне определёно не хватит терпения. Едва слышно прошептал это Марвин, но тем не менее стал ожидать девушку смотря в ночь* * Как только остатки терпения стали его окончательно покидать он почувствовал на спине прикосновение знакомой руки и оттаял. Медленно поворачивая голову он увидел до боли знакомое лицо и такие приятные, родные глаза. Как было приятно её видеть, он уже и забыл, насколько долгим показалось ему ожидание. Лиза... Едва смог вымолвить он, но, собравшись с силами спустя пару минут произнёс. Елизавета, позвольте пригласить вас к столу. Пусть стол не блещет яствами, но всё равно думаю не откажитесь присесть за него. *Осторожно взяв девушку за руку он подвёл её к её креслу и осторожно видвинул последнее из-за стола, дабы девушка могла присесть* Присаживайтесь. *Покорно ожидая пока девушка сядет Марвин расплылся в глупой улыбке человека, который не совсем соображал, что делает, как делает и зачем делает. В общем принял обычный ненормлаьный вид с которым он сидел на уроках трансфигурации изображая, что всё понимает и знает, что делать.

Елизавета Корф: Вид слизеринца несколько озадачил девушку, она никогда его не видела столь потерянным и не знающим что делать, но смена тона на официальный уже позабавили Лизу, и она едва успела удержать вырывавшийся наружу смех. Она улыбнулась, почувствовав прикосновение руки друга к своей, и покорно направилась за ним к столу. - Марвин, к чему такой официоз? - она все еще непонимающе смотрела на него и думала, что могло заставить этого человека вновь оказаться в состоянии первогодки, который старательно изображает понимание происходящего вокруг него. Она опустилась на кресло и благодарно кивнула юноше за помощь: "Хм, он сам на себя не похож. Этот вечер будет интересным", - пронеслось у нее в голове, в то время как сама Лиза вновь задавала следующий вопрос, севшему напротив нее выпускнику: - Что-то случилось? - с возрастом голос ее приобрел характерную мягкость и был едва слышен. Туфли, как оказалось, она обула новые и теперь она чувствовала, как горела пятка правой ноги: "Черт, больно же" - мысленно морщилась когтевранка, однако вида не подавала, лишь немного сморщив нос, когда стянула злосчастную обувь под столом. Молодой человек, сидевший напротив, был заметно взволнован, и Корф оставалось только теряться в догадках о его состоянии, пытаясь в его глазах разглядеть ответ на свой вопрос.

Марвин Миллер: *Внутри у парня всё дрожало и горело холодным, сковывающим пламенем. Никогда, никогда он ещё не был так взволнован. Хотьт внешне это проявлялось гораздно меньше, чем могло бы быть. Дрожи в коленках не было, пальцы рук тряслись от хронического недосыпания, лишь глаза бегали как бешенные, да и мышцы лица вели себя неестественно. То были как мрамор, тверды и неподвижны, то наоборот расползались в улыбке. Как только девущка присела с кресло Марвин покорно задвинул за ней кресло и усевшись напротив постарался сохранить на лице улыбке. Вопрос девушки то он ли не заметил, то ли решил проигнорировать. Он сам того не понимал. Как только у него получилось более или менее сохранить на своём лице приветливое, не сухое выражение лица он заговорил* Позвольте мне за Вами поухаживать. *После этих слов Марвин осторожно взял кружку девушки и налив в неё чаю поставил рядом* Угощайся. Негоще чай пить без вкусностей. *Произнёс Марвин наливая чай себе в кружку* тебя наверняка мучает вопрос, зачем же я позвал тебя суда. Я ведь правильно думаю? *После этих слов Марвин немного притих, в последнее время он был склонен во всём сомневаться, всё уточнять. И сегодняшний вечер не был исключением. Он должен был быть уверен, что девушка не понимает зачем он меё сюда позвал, хотя он и сам не до конца понимал это.* *Пристально глядя на девушку Марвин незаметно опустил левую руку в карман и нащупав главный предмет сегодняшнего вечера и его козырь в этой игре. Ощущение холодного металла немного стало успокаивать Марвина.он вновь стал понимать зачем всё это устроил.*

Елизавета Корф: Профессор следила взглядом за Марвином и категорически отказывалась понимать, что с ним происходит: в глазах лихорадочный блеск, мимика лица вообще ставила девушку в ступор, как впрочем, и то, что он то обращался сухо на "Вы" к ней, то вновь с улыбкой говорил "Ты". Улыбка, еще один признак, которого Лиза не могла объяснить, потому как назвать улыбкой то, что было на лице друга, она точно не могла, знала ведь с самого детства, как и когда он улыбается. "Пресвятая Ровена, что же с тобой творится?" - мысленно вопрошала она, сама не зная у кого ответа на свой вопрос, ее уже начало пугать поведение слизеринца, слишком уж непривычным и чужим сейчас казался. Но вот в глазах промелькнуло что-то знакомое, и девушка удивленно подняла бровь - он сомневался, и судя по взгляду сомневался абсолютно во всем сейчас, даже в том, нужно ли здесь им сейчас обоим находится, от этого стало еще неуютнее, может просто потому, что она привыкла видеть его совсем другим: спокойным, теплым, уверенным в своих действиях и решениях. - Ты прав, я мало понимаю, зачем ты меня позвал и еще меньше понимаю, что происходит с тобой, - она поймала его руку на столе и сжала, - сколько лет мы вместе? Семь? Больше? Но таким я вижу впервые тебя, - голос упал окончательно и последние слова ее были едва различимы. Она видела как вторую руку он опустил в карман, и заглянула ему в глаза, найдя наконец в них понимание происходящего и спокойствие, что сразу же успокоило когтевранку. Она сделала глоток чая и поставила чашку на край стола, и тут ее взгляд упал на рюкзак выпускника, и в душе потеплело, он не расставался с ним с первого курса, казалось, в этом рюкзаке была вся его жизнь и то, что он притащил его сегодня сюда ее развеселило. "О, Ровена, он с ним кажется, под венец пойдет" - мысленно закатила глаза она и отпустив руку улыбнулась, пытаясь взбодрить друга и успокоить его.

Марвин Миллер: *Вопрос девушки несколько привл парня в чувство, он резко одёрнул руку из кармана и, сохраняя самообладание, Марвин начал тихим, совершенно спокойным и ровным голосом.* Да, мы знакомы и мы вместе уже более семи лет. За эти семь лет произошло достаточно много, не мне тебе рассказывать. И сегодня я бы хотел подвести итог всему этому. *Резко похолодев в лице Марвин вновь превратился в серьёзного подростка, которому хотелось сохранить самообладание любой ценой. Даже пожертвовав эмоциями в столь важный миг. Хотя было ли это минусом? Эмоции могли помешать, а этого допустить было нельзя. Поэтому Марвин изо всех сил старался запечатать их внутри себя и на некоторое время у него это получилось. Выдерживая небольшую паузу и наколяя страсти Марвин сделал глоток из своей кружки и вновь продолжил снова опустив левую руку в карман.* Я Не буду говорить много. Я думаю ты сама всё поймёшь, Твоя задача сказать да или нет. *После этих слов Марвин достал из кармана красную шкатулку и протянул её девушке держа на вытянутой ладоне. В то время как он протянул шкатулку девушке он не сводил с неё глаз, ожидая реакции и результата. Готовый ко всему. Он прекрасно понимал, что ситуация с Элизабет и реакция может быть самой различной, поэтому правой рукой был готов отразить полетащий в него предмет. Видя, что девушка замешкалась он вновь начал* Чего же ты медлишь? ответы на все вопросы здесь, в моей руке. И что бы получить их тебе нужно лишь открыть шкатулку. Не медли. *Слегка улыбнувшись Марвин продолжал пристально смотреть на девушку, но уже с теплотой и нежностью. Эта нежность попала даже в его голос , что стал звучать тише, но теплее.* Содержимое

Елизавета Корф: Порыв ветра, ворвавшийся в галерею, разбросал волосы девушки по лицу и плечам, и она чуть поежилась от ощущения холода. Чувство нереальности происходящего все больше охватывало девушку - слишком неестественно вел себя Марвин, да и место признаться честно было не самым располагающим к уюту. Тряхнув головой, чтобы убрать упавшие на лицо пряди, Лиза вновь посмотрела на друга, лицо которого сделалось вообще непроницаемым, и сглотнула. Моментами ей казалось, что он находится под действием Imperio и каждое движение дается ему сквозь силу, сквозь нежелание делать это, но ощущение рассеивалось, когда в глазах юноши вновь появлялись привычные для нее свет и понимание происходящего. Слова о подведении итога словно выдернули когтевранку из размышлений, и она непонимающе посмотрела на выпускника: "Пресвятая Ровена, какой еще итог?" - пронесся вопрос в ее голове, и девушка вопросительно подняла бровь. Рука слизеринца опустилась куда-то под стол и спустя мгновение возникла перед ней с маленькой красной шкатулкой на раскрытой ладони, на которую Лизу тут же перевела взгляд. "Моя задача... Да. Нет" - его слова лишь еще больше запутали профессора, и она в нерешительности остановила свою руку, которая уже было, потянулась за бархатистой коробочкой. Краем глаза она заметила, что Марвин принял оборонительную позицию, а значит, содержимое могло ей не понравиться, что повторно остановило ее. "Ответы на мои вопросы... Открыть шкатулку... Не медли" - словно заворожённая она мысленно повторяла услышанные только что слова и наконец, решившись, взяла с ладони выпускника Дома Воды шкатулку. - Хм, красная, странно, - тихо пробормотала она и подняла взгляд на собеседника, но наткнувшись на пристальный взгляд, тут же опустила его обратно на коробочку. - И что в ней? - она покрутила в руках шкатулку, показывая ее дарителю, который в свою очередь лишь молчаливо показал, что ее просто нужно открыть. Корф недовольно фыркнула, не любила она сюрпризы, а тут попахивало не просто сюрпризом, а чем-то глобальным, что еще больше не нравилось девушке. Наконец решив, что тянуть дальше уже некуда, она щелкнула крышкой шкатулки и в оцепенении воззрилась на кольцо: "Да. Нет. Итог всего. Я сама все пойму... Что-то я ничего вообще не понимаю" - мысли путались и никак не хотели приводиться в порядок, чтобы хоть как-то объяснить происходящее. - Красивое кольцо, - девушка, наконец, улыбнулась и достала из коробочки серебряное кольцо с изумрудом, - я забыла о какой-то годовщине? - она подняла глаза на Марвина и виновато улыбнулась, - прости в таком случае, я не хотела. Выпускница Дома Ровены поднялась и вместе с кольцом подошла к одному из окон, рассматривая блеск граней в лунном свете: - Оно чудесно, думаю, они будут прекрасной парой, - продолжая улыбаться, она поднесла кольцо с изумрудом к руке, где на безымянном пальце красовалось другое кольцо - с сапфиром, некогда подаренное ей этим же человеком.

Марвин Миллер: *Как только девушка протянула руки за коробкой сердце у Марвина стало биться чаще, он стал волноваться. Ему было не спокойно на душе, поймёт ли девушка или нет. Протирая в девушке взглядом дыру он наблюдал за каждым её жестом, малейшим движением мышц. Ему не хватало терпения, он едва сдерживал себя. Марвин чувствовал себя неким охотником, что выслеживает свою жертву, следит за каждым её движением и готов к нападению. Как только её пальцы коснулись коробки Марвин даже приподнялся на своём стуле наблюдая за ней. Несколько секунд на её лице он видел удивление, затем восторг и некое недоумение. Первые две эмоции были дбля него очевидны, он пропустил их мимо ушей, но последняя, откуда. По всем его подсчётам недоумения быть недолжно было. Странно. Услышав вопросы девушки он окончательно разочаровался и от этой эмоции даже упал на кресло* Что прости? Годовщина? В смысле? *Марвин от разочарования даже приник, он был уверен, что девушка всё поймёт сразу и тут такая оплощность. Я думал ты всё поймёшь, как же я мог так ошибиться... *Марвин резко подорвался и стал ходить из стороны в сторону потирая пальцами и шепча, что он не мог так проссчитаться. Позор на его черноволосую голову. Продумал всё до мелочей и надо же, проколоться на этом. Взглянув на девушку, она была явно напугана и ему стало стыдно. Перед ней, перед самим собой, что не смог удержать себя в руках. Успокоившись он начал тихим, размерянным тоном.* Извини меня за это.. Я не должен был себя так вести. *Медленым шагм он приблизился к девушке и, опустившись на одно колено, взял у неё из рук кольцо и мягким голосом начал.* Итак, я должен был с самого начала сделать это так. Логика здесь излишня. Я понимаю, что сегодняшний вечер был мягко говоря на самым прекрасным, но сегодня я действтиельно должен сказать кое что важное. Выходи за меня. *Произнося последнюю фразу Марвин нежно и осторожно надел кольцо с изумрудом на безымянным палец девушки* Ты согласна? *Марвин посмотрел девушке прямо в глаза, снизу, взглядом, полным любви и извинений.*

Елизавета Корф: Корф разглядывала, как серебристый лунный свет отражается в гранях кольца и улыбалась, ей всегда нравилось сочетание синего и зеленого, изумруда и сапфира, бронзы и серебра, и тут такая удача, на среднем пальце разместится кольцо с изумрудом, дополняя то серебряное чудо на безымянном пальце. Марвин что-то говорил, но девушка видимо залюбовалась кольцом, что не расслышала слов, однако заметила метания слизеринца и удивленно осмотрела на него, тот бегал из стороны в сторону и нервно растирал пальцы, что-то бормоча себе под нос, сейчас он более всего походил на безумца и когтевранка повинуясь инстинкту самосохранения, вжалась в стену с нарастающей паникой наблюдая за другом. Казалось, он успокоился, и она вернула себе прежнее спокойствие, но все же напряглась, когда он направился к ней, пусть и спокойными шагами, он вновь что-то говорил, а она не слышала ничего кроме гула в ушах. Однако друг заставил ее удивиться так, как она еще не удивлялась ни за этот вечер, ни в жизни вообще - он опустился на одно колено и забрав кольцо у нее из рук, одел его ей на безымянный палец. "Выходи за меня" - эта фраза прогремела, словно гром и когетвранка оторопелым взглядом посмотрела в глаза выпускника, который судя по всему совсем не шутил и был вполне серьезен в своих намерениях. - Ну... Я... Как бы это... - слов не было, мыслей тоже и Лиза в нерешительности стояла и смотрела в глаза человека, которого казалось она знала как саму себя. - Марвин... - она вновь запнулась, не зная, что сказать. - Вот так просто выходи и все? - она сама не понимала, что и зачем спрашивает, давая себе просто возможность до конца разобраться в случившимся. - Как так-то... - пробормотала девушка и приняла единственно верное решение для себя на этот момент - упала в обморок.

Марвин Миллер: *Как только Марвин увидел, что девушке стало нехорошо и она падает в обморок он подхватил её и удержал в кресле. Как только он убедился, что девушка не упадёт с кресла снова он отошел на пару щагов и стал бормотать себе под нос какой же он придурок, что довёл девушку до такого. Теперь она наверное и видеть его не захочет, не то, что выходить замуж. Посмотрев на девушку он подошел к ней и достал из кармана палочку. Направив её на грудь девушки он произнёс почти шепотом* Enervate *Из палочки вышел красный луч света и Марвин покорно стал ожидать реакции, уже зная, что будет делать дальше. Вспоминая, есть ли у него что либо, что сможет помочь девушке восстановить силы перед его уходом Марвин вспомнил про шоколад и произнёс* Accio шеколад. *Отчего в его руки тут же прилетела плитка молочного шоколада* Всё ещё не пряча палочку он выжидательно смотрел на подругу, ожидая покуда заклинание подействует, или будет хотя бы какой-то эффект. Изминение хотя бы в одну сторону. Всё таки он истинный кретин, раз сумел довести с виду стойкую Лизу до такого состояния*

Елизавета Корф: "Сумрак... Холодный ветер со всех сторон и юноша, стоящий на одном колене напротив нее... "Выходи за меня", - его голос звучит так непривычно и так глухо, будто он находится не на расстоянии вытянутой руки, а очень далеко... Его глаза, его взгляд, от него невозможно оторвать глаз... Кажется она видит это не в первый раз, кажется, что все это уже где-то было" Лиза глубоко вдохнула и открыла глаза, кажется, она сидела на каком-то кресле, хотя она никак не могла вспомнить - откуда оно там появилось, бегающий взгляд девушки, наконец, остановился на слизеринце, который держал наготове палочку и... плитку шоколада. В голове было несколько шумно и она не решилась на резкие действия лишь немного изменив положение тела на более удобное: - Марвин, не смотри на меня так, со мной все в порядке, - она чуть поморщившись все же поднялась, и сделала нетвердый шаг по направлению к другу, который благо дело тут же поддержал ее, - легкий обморок, не более, - она привычно приосанилась и заглянула в глаза друга, надеясь увидеть в них подтверждение того что она не сумасшедшая и что ей это все не привиделось. Но увиденное ей не особо понравилось - он винил себя: винил за ее обморок, винил себя за свою "неуклюжесть", винил казалось абсолютно за все. Когтевранка укоризненно покачала головой, и мягко улыбнувшись, вновь поймала взгляд Марвина: - я согласна.

Марвин Миллер: *Заметил, что девушка приходит в себя Марвин слегка улыбнулся, но чувство вины от этого не уменьшилось. Он мысленно продолжал себя корить за происшедшее. Как только она окончательно проснулась и попыталась, что либо сказать Марвин даже слушать не стал, быстро подбежал и находу пряча палочку произнёс* Молчи, ни слова больше. Тебе нужно отдохнуть. Ты как себя чувствуешь? Кивни головой. *Ожидая ответа Марвин взволновано смотрел на девушку ожидая, что та сейчас ещё раз упадёт в обморок. Её нужно срочно уложить, ей требуется тишина и восстановление* Вот, съешь это, должно помочь. *Марвин протянул девушке шоколад и снова начал* А теперь ешь.. Тебе нужно отдохнуть, как только ты доешь я отведу тебя в башню и ты ляжешь отдохнёшь. *Осторожно взяв девушку на руки он даже не стал спрашивать её соглашения а спокойно, без усилий понёс её в направлении башни* И ещё одно, ты не обязана отвечать, после сегодняшнего я больше не заслуживаю на такое счастье. *Вздохнув Марвин осторожно продолжил свой путь, надеясь, что его стандартная неуклюжесть не проявится сейчас*

Елизавета Корф: Когтевранка посмотрела на врученную ей шоколадку и перевела взгляд на слизеринца: "Нет, он что, меня совсем за беспомощную держит", - грустно подумала она и едва не вскрикнула, когда он поднял ее на руки. Казалось, все было как всегда, и руки те же что обычно, держали ее навесу, но сейчас это было как-то по другому: может более нежно, чем обычно, может просто ей так казалось, но повинуясь какому-то непонятному порыву, она осторожно поцеловала слизеринца в щеку и тихо попросила: - Остановись, я... - девушка запнулась, не зная как сформулировать то, что она хотела сказать, - пожалуйста, - добавила она, заметив, что Марвин лишь замедлил шаг. Лиза совсем уже растерялась в происходящем - что сказать человеку, другу, который минут пятнадцать назад сделал тебе предложение, а теперь... хотя именно это "теперь" и смущало ее. "А ладно, была, не была" - мысленно махнула рукой шатенка и подергала друга за ворот рубашки: - Остановись же ты, наконец, - она кашлянула и продолжила, - скажи только честно, ты сам-то этого хочешь и если да, зачем ты меня уносишь в башню? Вопросительно вскинув бровь, она посмотрела в глаза парня, державшего ее на руках, осторожно дотронувшись пальцем до его подбородка, чтобы повернуть лицо к себе.

Марвин Миллер: *Вопрос девушки слегка смутил Марвина, он и так слишком много пережил за вечер, а теперь ещё и такой вопрос. Да как она может сомневаться в том, желаю я этого или нет. Что за вздор. Марвин в душе негодовал, но ему не хотелось окончательно портить вечер и высказывать это всё в таком тоне, поэтому он начал со всей своей нежностью и любовью* Если бы мне это не было нужно предлагал бы я тебе? Нес бы я тебя в башню, волнуясь за тебя? Я хотел бы отнести тебя в башню лишь по одной причине, тебе нужно прилечь. Ты упала в обморок и тебе желательно восстановиться, после этого. *Нежно улыбнувшись девушке Марвин стал ожидать её реакции, дабы понять, что ему делать дальше. Ведь он не исключал варианта, что его планы по отдыху для когтевранки накроются опять, нет, не опять, снова. Это у них бывало чаще. Всякий раз, когда Марвин хотел дать девушке отдых и покой она всеми силами протестовала и делала всё наоборот. Чем порой сильно злила Марвина, но он был готов простить ей всё. Такое великодушие для парня было редким и стоило достаточно много, по его мнению.

Елизавета Корф: Девушка в задумчивости провела пальцем по подбородку друга, казалось, она вообще не слышала его слов, а была где-то глубоко в своих мыслях. Она и правда представляла, как ее положат на кровать, закутают в одеяло и будет она лежать как на смертном одре... "Ну нет" - мысленно запротестовала когтевранка и подняла глаза на Марвина. - Ну я же не умираю, Марвин, это был всего лишь обморок, маааленький такой, - она показала небольшое расстояние пальцами правой руки, потому что левой продолжала держаться за шею спутника, и улыбнулась, - да и здесь мне больше нравится чем у меня в комнате, честно, - она бодро улыбнулась и в доказательство правоты своих слов поцеловала парня в щеку. Она знала, что он злится на ее упрямство, на ее безалаберность, но так же она знала, что злится он просто потому, что волнуется за нее, а она так и не привыкла за все эти годы к его заботе. Она с самого детства считала себя сильной, независимой, выносливой и лишь этот хмурый слизеринец не уставал доказывать ей обратное, постоянно заботясь о ней, волнуясь, что с ней происходит и поддерживая ее. В памяти всплывали моменты, когда он ругался, ворчал, но одно всегда было неизменным - он был рядом всегда. - Знаешь что, - она лукаво улыбнулась и покосилась на кольцо с изумрудом, - кольцо я приняла, согласие свое дала, назад дороги нет, да и я ее не хочу.

Марвин Миллер: *Марвин было настолько приятно это слышать, что он даже потерял дар речи. Он был внесебя от счастья и ещё крепче прижал к себе девушку. Он не находил слов, что бы выразить это счастье и всё, что ему оставалось это молча радоваться и улыбаться, как какому либо болванчику. Как только дар речи вернулся к нему он ещё шире улыбнулся девушке и начал:* Ты не представляешь насколько я счастлив слышать это от тебя. Я этого ждал все эти семь лет. А теперь пойдём в башню. Теперь и вправду нужно отдохнуть, завтра будет трудный день. *Марвин уже настойчивой, но весёлой походкой, даже слегка подпрыгивая понёс девушку в её комнате в высокой башни Ровенны, не смотря на все её возгласы и вета, даже на удары слабенького кулачка девушки.* Не сопротивляйся, завтра и вправду будет тяжелый день. *Обернувшись на последок Марвин тихо усмехнулся и ушел в темноту, лишь слегка поцокивая каблуками туфлей нарушая волшебную тишину древнего, но такого родного замка*

Елизавета Корф: -Ну почему же, вполне себе представляю, - девушка рассмеялась, - по крайней мере, судя по тому, как ты меня стиснул - ты очень счастлив, - девушка вновь разразилась звонким смехом, который был слышан, наверное, на добрую половину замка. - Прости, - голос слегка охрип от смеха, - наверное, я все же ударилась головой, раз смеюсь, - она улыбнулась слизеринцу и дернула ногой, ловя туфлю, которая едва не слетела с ее ноги. Бровь профессора поползла вверх от удивления: - семь лет? Марвин, ты... - Лиза откинула прядь волос упавшую на лицо, - эй, подожди, какая еще башня, - она возмущенно ударила парня по плечу, но судя по всему эффекта это не произвело никакого. Недовольно фыркнув, она еще раз ударила его по плечу: - Марвин Миллер, поставь меня на пол, сейчас же, - Корф не знала, смеяться ей или ругаться, но выпускник Дома Воды видимо и правда собирался ее утащить в башню Когтеврана, - То есть в этот раз ты настоишь на своем, - Лиза наблюдала как они постепенно удаляются от того места где все произошло, и тут она увидела оставленный рюкзак слизеринца. Достав волшебную палочку, она взмахнула ею, тихо произнеся: - Accio...нет, - шатенка даже представить боялась сколько весит его рюкзак и направив палочку вновь на забытый предмет, прошептала: - Locomotor, - после чего устроила подбородок на плече Марвина, наблюдая как рюкзак плывет за ними. Ролевая окончена. Локация свободна

Аллерия Винд: Переход из локации http://hdhog.forum24.ru/?1-10-0-00000028-000-0-0-1504083174 Середина января 1997 года. На улице стоит сильный мороз, постоянно дует ветер. Солнышко давно не выглядывало из-за туч, что не могло не огорчать студентов. В темные времена людям нужно солнце. Им нужно хотя бы мнимое тепло от солнечных лучей, которые, в силу времени года, могли лишь освещать путь. Но, возможно, для многих этот свет был тем самым лучиком надежды? Аллерия неспешно направлялась к месту встречи с Тиной Рид. Когтевранка немного удивилась выбору места, ведь в этом коридоре слишком тихо. Находясь здесь, создается впечатление, что ничего кроме стука своего сердца больше не слышишь. Не самое приятное место, но для тайного дела идеально подходило, поэтому Рия закрыла глаза на свои личные предпочтения. Приближаясь к переходу, девушка поймала себя на мысли, что боится. Но чего? Она в очередной раз заглянула в портфель, где аккуратно в колбе лежал волос Милисенты. «А что, если все пойдет не так? Или я ляпну что-то не то, и меня сразу раскусят?», - вопросы вертелись в голове девушки один за другим. Но ответа на них не мог дать никто. В ожидании пуффендуйки, Аллерия прогуливалась вдоль перехода из одного угла в другой, будто измеряя расстояние между ними. Одинокие, пустые портреты висели на стене, и Аллерия невольно поднимала глаза на них, пытаясь что-то разглядеть. Но ничего, пустота и тишина. Внезапно подул сильный ветер, снежинки осыпали пятикурсницу, но это вызвало у нее улыбку. Она любит зиму и снег. Для нее зима всегда ассоциировалась с уютным очагом. В детстве, после долгих прогулок с мамой по сугробам, маленькая Рия любила завернуться с мамой в теплый плед с кружками горячих какао или чая. Камин тихо потрескивал, а Анна, мать Аллерии, рассказывала ей о разных странах, волшебниках и маглах, о полезных травах. Анна искренне любила свою дочь, но никогда не забывала, кто ее отец. Она предельно осторожно рассказывала ей о маглах, пытаясь говорить о них лишь с положительной стороны. Однако кровь давала о себе знать, и Рия после таких рассказов отвечала маме, что маглы – это плохая копия волшебников. Какой от них толк, если они не могут сотворить чудо? Маленький ребенок еще не понимал, что чудо можно сотворить и без палочки. Чудо – это наши мысли, а мысли материализуются. И неважно, маг ты или магл. Хоть солнца видно не было, но по изменению цвета облаков можно было догадаться, что скоро наступит закат. Аллерия нервно посмотрела на часы. Тина запаздывала. «Неужели она решила меня обмануть?», - Аллерия уже чувствовала, что ярость начинает закипать внутри нее, но дуновение ветра успокоило ее. Когтверанка решила, что если уже так долго ждет Тину, то может подождать еще. Она подошла к оконному проему и присела на широкий каменный подоконник, подложив под себя портфель. Всматриваясь вдаль, она мысленно благодарила пуффендуйку за опоздание. Сейчас она могла полностью отдаться своим мыслям и воспоминаниям. Она вспоминала, что произошло за последний месяц. Как до последнего была готова написать маме письмо, что приедет на праздники, но что-то ее останавливало. Девушке казалось, что внутри нее идет борьба, и на данный момент победу одерживало нечто темное. Это «темное» скорее было ее злостью и обидой на вранье матери. Не каждый ребенок переживет это, особенно когда на кону его жизнь. Подростки… Они все так любят утрировать. Им кажется, что весь мир против них, хотя родители хотят им только лучшего, не так ли? После праздников, Аллерия не раз задавалась вопросом – почему ее мать до сих пор на свободе, хотя маглорожденная? Рассуждая об этом, она верила, что отец помог Анне избежать этих проблем. Несмотря ни на какие обиды, Аллерия точно не захотела бы видеть маму мертвой. Хотя сама девушка внутри давно умерла. Лишь иногда теплые воспоминания о былых днях заставляли ее «восставать», но серые будни быстро возвращали девушку в реальный мир, где она скорее походила на зомби, нежели на живого нормального человека. В силу возраста, Аллерия не совсем осознавала, что губит себя, причиняя людям зло. Все-таки, в ее жилах течет не только отцовская кровь, но и кровь матери, которая всегда была миролюбивым и светлым человеком. Аллерия открыла глаза. «Как же красиво. Ради этого стоит жить, наверное», - она постепенно возвращалась в реальный мир. Укутавшись шарфом, она вновь пустым взглядом принялась рассматривать картины. «Может, я такая же пустая внутри, как и эти картины? Драко же почему-то не очень хотел со мной тесно общаться», - задумалась Аллерия. – «Опять парни, Рия, ну, сколько можно... Суждено тебе быть либо одной, либо с Драко, третьего не дано!». Несмотря на то, что чувства Аллерии не остывали по отношению к Натаниэлю, девушка всячески пыталась доказать сама себе, что он ей не нужен. Тогда зачем ей оборотное зелье? Может, стоит воспользоваться им иначе? Ведь есть вещи и вопросы, гораздо серьезнее парней…

Тина Рид: Тина, получив письмо с местом встречи, брела по коридорам школы. Она не торопилась конечно желание проучить зазнайку будоражило кровь, но девочка не любила все эти не совсем добрые проказы. Хотя тут считала, что когтевранка еще легко отделается. В общем поток противоречивых чувств и мыслей, явно не придавали ускорению ее ногам. Да и осознание последствий тоже на энтузиазм положительно не способствовало. По пути попадались на удивление « интересные» картины, да и некоторые закоулки, просто требовали внимания девушки. В мыслях была пустота.. только юношеский задор от предстоящей шалости, порой щекотал солнечное сплетение девушки. Бабушка всегда говорила, что там томиться душа, но сейчас душа не ликовала, но и особых угрызений не испытывала. Подходя уже к галерее, Тина вспомнила, что у нее просили, точнее требовали два зелья: - эта змея явно, что- то задумала- пронеслось моментально в голове. Пуффендуйке никогда не считала Рию глупой; подлой, злой, заносчивой- да, но не глупой. Эти мысли не могли не насторожить, и тут же девушка пожалела, что все же не попросила у Виктории второе- истинно оборотное. Но делать было не чего, придется выкручиваться по ходу. С такими, не веселыми, мыслями она и перешагнула порог. - Ты уже тут. – чуть ухмыльнувшись, оглядела комнату. И заметила Аллерию на одном из подоконников, явно о чем-то одумавшуюся: - Я принесла зелье. Но одно. На второе не было ни времени, ни ингредиентов. Хочешь жди, когда появится возможность и второе сварить. - как можно бесстрастнее и увереннее, довольно громко, произнесла. Волнение накатывало, но Тина пыталась держать себя в руках. Скрестив руки за спиной, начала чуть раскачиваться с пятки на носок.

Аллерия Винд: - Ты уже тут. Голос Тины вернул девушку из ее раздумий. Она вяло посмотрела в сторону пуффендуйки, направив на нее палочку. - Еще раз ты посмеешь так задержать меня, я выцарапаю на твоей руке слово "пунктуальность". Будешь каждое утро смотреть на него и вспоминать о том, что нельзя опаздывать на уроки, обед и встречи. Ты усекла? - Аллерия слегка наклонила голову. - Ну, что там у тебя? - Я принесла зелье. Но одно. На второе не было ни времени, ни ингредиентов. Хочешь жди, когда появится возможность и второе сварить. - Ты явно не поняла меня... Дорогая, я же дала тебе столько времени, сколько потребуется на две порции, - с этими словами когтевранка подошла к Тине и погладила ее по щеке. Заметив странное покачивание девушки, она вопросительно посмотрела ей в глаза. - Ты побеспокоила меня раньше времени, не имея при себе то, что мне нужно. Еще и нервничаешь. Что-то случилось? Расскажи мне, быть может, я смогу помочь тебе? Аллерия сделала шаг в сторону, отойдя от девушки. Оглядев ее, она успокоилась. На мгновение, девушке показалось, что Тина могла что-то прятать за спиной. Но там ничего не оказалось, поэтому волнение Рид она списала на простой страх перед ней. Усмехнувшись, она направилась к своей сумке, приговаривая рыжеволосой девушке: - Правильно делаешь, что боишься меня. Ты не должна этого стыдиться, серьезно. Страх перед той, что может в секунду тебя размазать, вполне нормален, - блондинка достала колбочку с волосом, улыбнулась и повернулась в сторону Тины, подзывая ее к себе. - Давай сюда зелье. Посмотрим, может его все-таки хватит на два применения. Аллерия протянула руку, ожидая зелье от Тины.

Тина Рид: - Ты явно не поняла меня... Дорогая, я же дала тебе столько времени, сколько потребуется на две порции- проговорила Винд, и, подойдя ближе, провела по щеке Тины, тем самым вызвав у последней резкое желание отдёрнуться, отскочить, а лучше вообще убежать куда подальше от этой девушки. Тина еле сдержала порыв, чтобы не скривиться, глядя в глаза когтевранки, но силою воли сдержала себя, и по её лицу нельзя было прочесть каких-то негативных эмоций. Но на радость пуффендуйке, Аллерия отошла сама, и направилась к своей сумке. Когда та отвернулась, Тина сделала абсолютно бесшумный, но глубокий вздох. Она почувствовала, как в ней негодует каждая частичка её тела. "Вот мерзкая девчонка!"- пронеслось в ее голове. Тем временем когтевранка продолжила лить желчь: - Правильно делаешь, что боишься меня. Ты не должна этого стыдиться, серьезно. Страх перед той, что может в секунду тебя размазать, вполне нормален. Давай сюда зелье. Посмотрим, может его все-таки хватит на два применения. После этих слов девушка сделала подзывающий жест. Как бы хотелось Тине швырнуть зелье со всей силы в стоящую рядом девушку, а ещё лучше об стену, чтобы колба разбилась вдребезги, им не воспользовалась для своих гнусных целей... но делать было нечего, иначе эта пакостница могла бы хорошо подпортить кровь самой Тине. Крепко сжав зелье в руке, Тина нехотя вытащила колбу из кармана. Винд протянула руку в ожидании необходимого ей финала. Не став ждать, пока та соизволит взять его в руки, Тина демонстративно поставила его на подоконник, всем своим видом показывая, что не желает как-либо соприкасаться.



полная версия страницы