Форум » Башенка Подготовительного Отделения » Комната для новеньких » Ответить

Комната для новеньких

Hogwarts: Просторная комната со множеством кресел, тремя каминами и большими витражными окнами. Именно тут новички смогут познакомиться друг с другом и с обитателями Школы.

Ответов - 148, стр: 1 2 3 4 5 All

Марк Новиков: (в комнату сунул нос тонконосый мальчишка в фиолетовом шарфе) - Привет, девчонки!, - помахал рукой он, - А кабинет веб-магии - это вниз по лестнице или вверх и направо, не знаете? Профессор Ваулотор попросил зайти, а я новенький и постоянно теряюсь ...

Ханна Сонг: -Привет, я – Ханна! – в который раз за день представилась девочка. - Веб-магии? О, я, наверное, там даже не была пока ни разу. Мы тут все новенькие, и не сказать, чтобы хорошо ориентируемся… Или вообще, хоть как-то ориентируемся… Я так точно.

Марк Новиков: - Привет, Ханна, я Марк, видел тебя в журнале ПО - очень впечатляет. С таким рвением к учебе ты наверняка в Ревенкло собираешься?


Ника Гамельн: -- Ну да, логично. Я вот дома латынь начала. Хорошо, что дома, по книгам замучилась бы третье задание делать. Ты уже что-нибудь закончила? Ника безучастно смотрела в одну точку, откуда доносились звуки, подозрительно похожие на крысу, прогрызающую обивку дивана снизу. Она боялась, что другие предметы окажутся для неё такими же тяжёлыми, как латынь. Вдруг она скатится в сплошные тройки? Что тогда скажет мама, увидев ее итоговые оценки? Тревоги отражались на её лице. В камине потрескивал огонь, тепло добиралось до её плеча. В гостиной пахло съедобным. Внезапно захотелось есть.

Марк Новиков: Марк прислушался к шуршанию - Кто там у тебя? - поинтересовался он - Крыса? Я слышал, что в школу можно брать своих домашних любимцев, и у меня тоже есть крыса, но я побоялся, что она здесь потеряется или ее съедят. Или это у тебя какая-то магическая крыса? Извини, я из неволшебной семьи и не в курсе, как тут все устроено. Твои родители волшебники?

Ханна Сонг: - Видел тебя в журнале ПО - очень впечатляет. С таким рвением к учебе ты наверняка в Ревенкло собираешься? – сказал новенький мальчишка. Стало немного неловко от этих слов, в особенности от похвалы, на взгляд Ханны, не совсем заслуженной – многие ребята успели набрать намного больше баллов. Она действительно хотела к Воронам, но совсем не была уверена, что ее ум достаточно остр для этого факультета. -Ну, я думаю, у любого факультета есть свои плюсы. – Ханна постаралась говорить так, чтобы это не звучало так, как будто она сама себя в этом убеждает. -Но, да, я хочу к воронам. - внезапно не дипломатично добавила она и развела руками. -Не знаю, как объяснить, если честно. Я просто почему-то знаю, что мне там будет хорошо. -А еще у них есть печеньки леденцы. – совсем тихо и мечтательно добавила она. -Ты уже что-нибудь закончила? – спросила Ника. - Ты про домашние задания? – уточнила Ханна. -Ну, я на двух вводных лекциях пока только была – на Астрологии и Магии Стихий. Оказалось не так сложно, как я думала, хоть я свое первое домашнее задание делала несколько часов - очень старалась. Я, как и Марк - из обычной семьи. Ну, в смысле «неволшебной». Я боялась, что мне вообще будет ничего не понятно. Девочка покосилась на диван, под которым, по всех видимости, копошился Джек, и внезапно ей стало смешно. В волшебном Замке, полным чудес, говорящих портретов и привидений, под диваном крыса-питомец грызет обивку. Нереальность и странность происходящего внезапно заставили ее рассмеяться. -Справимся, в конце концов, мы же не первые студенты. - ни к кому конкретно не обращаясь, улыбнулась Ханна.

Ханна Сонг: Ну вот и для Ханны настал этот самый-самый важный преважный и долгожданный момент - распределение. Попрощавшись с ребятами, Ханна глубоко вздохнула, улыбнулась и направилась туда, где будет решаться ее дальнейшая судьба в Школе Волшебства - на свою встречу с Распределяющей Шляпой. Впрочем, она пообещала себе иногда заходить к новеньким ребятам, чтобы поддерживать их, как когда-то поддержали ее.

Айрис Престон: Притащив за собой огромный пушистый плед, Айрис притопала в гостиную и осмотрелась. Никого не заметив, девочка на всякий случай поздоровалась ну а вдруг тут есть кто-то невидимый: - Эй, доброго вечера! Если кто-то тут есть... В камине уютно потрескивал камин. Айрис забралась в кресло с ногами и укуталась в пледе.

Тара-Маргарет Уилсон: Когда чемоданы и сумки с вещами были уложены в комнате, а домашние задания выполнены, Тара-Маргарет спустилась в гостиную по. Комната освещалась огнем в камине, значит, кто-то здесь был. И верно, со стороны кресла доносился легкий шорох, так что Уилсон, сохраняя привычную гордую осанку, прошла к креслам. Это была девочка, точнее девчачья голова, торчавшая из пледа. - Добрый вечер! - поздоровалась Уилсон с легким намеком улыбки и опустилась в соседнее кресло. - Долго гуляли на улице? Она кивнула на плед. Затем попросила домовика принесли ей чего-нибудь горячего и расслабилась.

Джиллиан Фрай-Барнс: "Ого! Так это не единственный ключ?" - изумилась Джилл , услышав объявление профессора Дели-Шефер. Спорт-зарядка не входила в ее планы, но это было лучшее средство, чтобы окончательно проснуться. "А не надо было читать ночами, Джилл," - укорила себя староста. Делать нечего. Сложив свою добычу в сундучок, когтевранка повернулась на каблуках и, звонко стуча ими, побежала на поиски дальше. Приключение захватывало ее полностью, и азарт погони и поиска начал захватывать ее полностью. "Так, с чего бы начать? Если первый ключ был в подземельях, то второй вряд ли будет рядом," - рассудила девушка, пробегая по коридору. И тут у нее зазвонил внутренний звоночек. Девушка почувствовала себя Алисой, которая побывала в Стране чудес. Тогда разные сладости предлагали ей скушать себя. Так и тут одна из дверей просто горела ярким семафором: "Открой меня!" Джилл послушала внутренний голос. Как-никак, в первый раз он ей очень помог. И, потянув ручку на себя, Джилл открыла дверь и забежала внутрь. Это оказалась комната для новеньких. Староста нахмурилась, смутно припоминая, бывала ли она когда-нибудь в этой комнате. "Не помню..." - разочарованно подумала она и заметила следующий ключ, мирно покоившийся на подушке в кресле. Сразу же забыв обо всем, Джилл подхватила ключ и победно воскликнула! - Да! Все или ничего!

Сара МакКензи: Вошла в комнату для новеньких, озираясь по сторонам. Комната показалась ПОшке просторной и уютной. Не, как дома, конечно, но жить можно. Кажется здесь не так многолюдно, но на всякий случай поздороваться решила. - Всем привет, - оповестила о своем прибытии всех присутствующих девочка. - Я тоже на ПО зачислена! Вот! Да, хвастаться тут было не чем, вот, если бы на какой-то факультет... Но это будет, в ближайшем будущем! Именно так решила для себя Сара и заняла одно из свободных кресел.

Vivian White Bell: Первый день в гостинной новенькая решила провести как подобает — познакомиться с кем-нибудь, ведь одной в новом месте уже не так страшно. Вивиан переступила порог светлой вечерней гостинной. Уютная и теплая обстановка сразу бросалась в глаза. Приятно потрескивал камин, вокруг которого стояли мягкие кресла и пуфики. Несколько ребят тут и там переговаривались между собой. Среди них девочка заметила ещё одну, как и она, любопытствующую ведьму. Девочка поспешила поздороваться и обратить внимание немногих присутствующих на себя. Первой ответила Вивиан: — Привет, я тоже новенькая. Меня зовут Вивиан Белл, но можешь звать просто Вивиан. Как я могу называть тебя?

Сара МакКензи: В помещении показалась еще одна девочка. Тоже новенькая? Да, вероятнее всего. Гадать долго не пришлось, потому что Вивиан, а именно так звали вновь прибывшую студентку, поздоровалась и представилась. - Привет! - поздоровалась в ответ Сара. - Я тоже новенькая, зовут Сара, - представилась и улыбнулась новой знакомой. - Давно прибыла?

Vi Viter-Salt: Как же приятно и тепло наконец-то оказаться дома, там, где тебя ждут. Там, где ты ждешь. Там, где впереди тебя ожидают неимоверно яркие приключения. Там, где тебя готовы встретить новые друзья и новые знакомые. Там, где каждое утро будет дарить тебе что-то по-особенному ценное и родное. Возможно, это будет опыт. Или знания. Или просто новые мысли. Что-то... Что-то настоящее, которое нельзя найти в настоящем... -Привет, Хогвартс! Привет, дорогой замок! - поздоровалась Ви, прикоснувшись рукой к холодной стене замка. Я рада быть здесь!

Коле Огмас: Ползучий и обволакивающий самыми недобрыми обещаниями обморожения холод заползал под куртку из овчины, пробирая Коле до костей. Посему, оказаться наконец в тёплой гостиной Подготовительного отделения она была так же рада, как и кружке горячего какао, который, словно по волшебству, оказался у неё перед носом, едва она вошла в помещение. Недурственно, - едва не присвистнула она от удивления. Огорчения от расставания с друзьями-маглами чуть попустило да и домой уже хотелось не так сильно. - Всем здравствовать! - приветствовала она присутствующих по привычке задорным, хотя и хриповатым голосом. - На улице сущая пропасть. Словно в аду разом потухли все печи, - и она фыркнула, довольная, что смогла так ловко ввернуть шутку, которую неединожды слышала от своего отца.

Кир ЛайСи: Кир набрел на это место случайно. Он не ожидал найти здесь то, что искал. Но это было одно из последних мест, куда оставалось заглянуть. Он вылез из стены, словно те же привидения, коих в Хогвартсе было битком. Многие скажут, что нельзя вот так без стука, не через дверь врываться в чужое пространство, которое посторонним посещать не положено. В принципе да... Но Киру было плевать. Он несколько кругов навернул вокруг Хогвартса в полёте, каждую комнату проверял, кабинеты, поляны. Да что говорить, для парня это был Вьетнам, который уже переломал психику парня повторно через шесть лет после предыдущего раза. Даже если бы парень не умел спокойно ходить сквозь стены, он бы уже вынес ногой эту дверь и вошёл бы, как ни в чём не бывало. - Здрасьте, приехали. Произнёс Кир, увидев знакомый грибочек, который он нашёл в одном из шкафов. Тебя тут выращивают что ль? Из такого места поганке и прыгать-то было некуда, так что Кир поймал её уже на первом прыжке. Его лицо было невозмутимым и уверенным в себе. Поднявшись, Кир ногой захлопнул дверь шкафа, у парня уже и впрямь ехала крыша из-за поиска. А ведь он даже не догадывался, что подобные места тоже можно посещать. На одном из портретов висел какой-то старик, который тут же начал возмущаться по поводу неуважительного отношения к мебели. - Замолкни, натюрморт ты доисторический. С тем же невозмутимым видом спокойно произнёс Кир, после чего так же вышел из комнаты через стену.

Владислав Мусин: Влад обыскивал все помещения в Хогвартсе, но никак не мог найти нужный ингредиент. Он уже хотел было отправиться в лес, чтобы найти ягоды бузины. Это конечно же было проще, чем рыскать по замку. Плох тот маг, что не доверяет своей интуиции. Мусин доверился этому чувству и отправился в комнату для новичков. На удивление в помещении не оказалось никого, зато на одном из подоконников лежала заветная горсть ягод. Мусин подошел и взял ягоды бузины, и тут же отправился в лабораторию, время то поджимало.

Дэн Оулс: Карта в руках Дэна вела не к пиратскому кладу, нет - красным крестом на ней была отмечена комната для новичков. Мальчик, привыкший читать карты с малых лет, быстро разобрался, куда ему идти. И вот она дверь. Робкий одиннадцатилетка остановился, поправил свою пиратскую повязку на глазу, сделал вдох и выдох. Постучал и зашел. - Привет, - сказал он, улыбаясь остальным подготовишкам. - Меня зовут Дэн. Давайте знакомиться?

Дэн Оулс: Карта в руках Дэна вела не к пиратскому кладу, нет - красным крестом на ней была отмечена комната для новичков. Мальчик, привыкший читать карты с малых лет, быстро разобрался, куда ему идти. И вот она дверь. Робкий одиннадцатилетка остановился, поправил свою пиратскую повязку на глазу, сделал вдох и выдох. Постучал и зашел. - Привет, - сказал он, улыбаясь остальным подготовишкам. - Меня зовут Дэн. Давайте знакомиться?

Яхья Фатхи: В памяти всё ещё свежа картина самодовольного (почему-то именно само-) дедушки, вскрывающего вычурным ножом для бумаг предназначавшееся Яхье письмо. Самодовольного и не удивлённого ни капли. В представлении маленького копта письмо о зачислении в Школу магии и волшебства должно в каждом волшебнике вызывать восторг, дедушка же прочитал письмо бегло, сунул его мальчику и пожал плечами со словами: «Ничего нового. Список учебников, разрешение привезти с собой сову, настоятельная рекомендация приобрести волшебную палочку. Хогвартс верен своим традициям! Сейча-а-а-ас!» Он хранил письмо, которое получил сам – страшно сказать, сколько лет назад. У него было письмо, которое в одиннадцать лет получила мать Яхьи. Тексты действительно были идентичны – менялись только имена. «Здравствуйте, Яхья Фатхи!» Концы волос неумолимо белеют. Только без паники. Он здесь не чужой. Здесь – не чужой. Мальчик со вздохом открыл дверь, пытаясь себя приободрить, и чуть не столкнулся с маленьким пиратом. Тот как раз представлялся, когда Яхья чуть не прибил его дверью. - Простите! – пунцовыми у метаморфа стали не только щёки, но и кончики волос. Проклятье… - Надеюсь, не зашиб…

Ханна Сонг: Когда-то давно (кажется, целую вечность, хотя, на самом деле, только один семестр назад), в свою бытность еще ПОшкой, Ханна обещала себе, что когда ее распределят, она будет иногда заглядывать к новичкам, чтобы поддерживать ребят. И вот она уже перешла на второй курс, а обещание самой себе так и не выполнила. С распределением так все завертелось, что на некоторое время о данном себе слове девочка вообще забыла. Но сегодня, полная сил и энергии после каникул, она наконец-то решила заглянуть к ПОшкам на огонек. Испытав свойственный всем застенчивым людям легкий приступ волнения у знакомой двери, она постучалась и зашла, сразу обратив внимание на двух незнакомых ребят. «Ага, попались, ПОшки!», - мысленно обрадовалась когтевранка, приветливо улыбаясь и вежливо здороваясь: -Привет! Я Ханна. Я уже на втором курсе, просто зашла поздороваться и пожелать удачи! Волнуетесь? Я сильно волновалась перед распределением! - Ханна старалась улыбаться как можно дружелюбнее, не показывая своего волнения, но неосознанно комкала краешек длинного рукава мантии. -О! Чуть было не забыла! – улыбнулась девочка и хотела было поставить небольшую корзинку с яблоками на стол, но запнулась о мягкий ворс ковра и выронила ее из рук. -Ой!

Яхья Фатхи: Его извинения сдул сквозняк от вновь открывшейся двери и лёгких шагов. Пока что комната для новичков напоминала копту лавку дедушки-зельевара. У того когда-то был дверной колокольчик, но так как дверь открывалась часто (нет, очень часто), из любезного оповестителя колокольчик трансформировался в ненавистного раздражителя, и его сняли. Здесь он бы также не замолкал. Их поприветствовала девочка в мантии с синей нашивкой. Яхья стал вспоминать, что ему было известно о нашивках на мантиях студентов. Когтевранка… - Яхья Фатхи, - успел представиться мальчик, пока вошедшая обрушивала на них информацию. Второй курс. Удача. Он сильно сомневался, что удача играет решающую роль в учёбе, в которой успех зависит больше от таланта и прилежности. Волнуются ли они. Похоже, что она волновалась, хотя и пыталась это скрыть. К дедушке часто приходили подобные ей взволнованные посетительницы. Постарше, конечно. Им, кстати, тоже требовалась своего рода удача. Отравительницы, в отличие от робких искательниц благосклонности фортуны, были крайне уверенны в себе и на удачу не рассчитывали – уже. Зато, по крайней мере, яблоки съедобные. На полу. - Не поваляешь – не поешь, - меланхолично прокомментировал падение корзины яблок копт и присел на корточки, чтобы поднять рассыпавшиеся. – Кажется, сейчас не сезон яблок, мисс… Ханна, да?

Ханна Сонг: -Не поваляешь – не поешь, - Ханна весело фыркнула в ответ на комментарий, помогая собирать яблоки с пола. «Угу, а еще правило 3 секунд», - мысленно добавила она. -Кажется, сейчас не сезон яблок, мисс… Ханна, да? – спросил мальчик. -Ханна Сонг, можно просто Ханна, - снова приветливо улыбнулась девочка, наконец, водрузив корзину на маленький столик. – Это из когтевранского сада, - сказала Ханна так, как будто это сразу должно было все прояснить. - У нас есть особый сад, - мечтательно протянула она, выделяя интонацией слово «особый». «И особый не только сад». С самого начала все пошло не так, как планировалось. Но когда все вообще идет так, как ты задумал? Ханна на секунду прикрыла глаза, выдохнула и расслабилась, не позволяя себе сожалеть о том, что уже сделала, и думать о том, что все сделала не так – не вовремя и не правильно. Как обычно. А потом внимательно посмотрела на мальчика и прямо, но предельно вежливо спросила: -Надеюсь, я не помешала своим внезапным появлением, мистер Фатхи? - тщательно выговорила девочка трудную фамилию. -Я хотела пожелать удачи перед распределением, только и всего, и точно не хотела Вам мешать, - продолжила когтевранка, отыскивая признаки тщательно скрываемого раздражения и недовольства на лице собеседника. Странно, но на мгновение ей показалось что-то знакомым в манере Яхьи держаться, но, конечно, ей просто показалось.

Яхья Фатхи: - Это из когтевранского сада, - Фатхи на секунду задумался, представив огромную оранжерею со стеклянной крышей; однако ни на одном изображении Хогвартса ему не встречались башни, в которых угадывались бы признаки оранжереи, а значит, тут что-то другое. - У нас есть особый сад, - продолжала девочка. Кончики волос Яхьи задорно пожелтели: - Сад? Возможно, я всего лишь жертва стереотипов, но когтевранцы что, ботаники не только в переносном смысле? – копт рассмеялся; пожелтели не только волосы, но и глаза. «Ядовитые у тебя шутки», - пришли на память дедушкины слова. Ну и пусть. А когтевранке явно стало не по себе от его компании: - Надеюсь, я не помешала своим внезапным появлением, мистер Фатхи? - Помешала чему? Избивать дверьми людей? - Я хотела пожелать удачи перед распределением, только и всего, и точно не хотела Вам мешать. - До распределения нужно ещё дожить, - Яхья пожал плечами. – Мисс Ханна, это вы здесь дома, как вы можете помешать? – он поднял последнее яблоко с пола, почистил об рукав и протянул девочке.

Ханна Сонг: - Сад? Возможно, я всего лишь жертва стереотипов, но когтевранцы что, ботаники не только в переносном смысле? – засмеялся мальчик, и Ханна заворожено пронаблюдала «смену палитры» в волосах и глазах собеседника. «Ого, метаморф», - восхищенно отметила она, чуть было не упустив обращенный к ней шуточный вопрос. -О! Вы совершенно правы, не только в переносном, - легко согласилась девочка. К когтевранской славе «ботаников» она относилась совершенно спокойно и обычно не стремилась объяснять истинное положение вещей, справедливо полагая, что вреда от таких шуток не будет, а если все всем объяснять, то к вечеру охрипнешь. К тому же, когтевранцы действительно любили… нет, даже не столько учиться, сколько узнавать новое, в большинстве своем движимые скорее каким-то болезненным любопытством исследователя, а не амбициями. -До распределения нужно ещё дожить, - продолжал тем временем мальчик. «Сложно не согласиться. Особенно в Хогвартсе», - не удержалась от мысленного комментария девочка. «Что там завуч говорил про несчастные случаи? Статистика?», - некстати вспомнился недавний Турнир. –Мисс Ханна, это вы здесь дома, как вы можете помешать? – Яхья поднял последнее яблоко с пола, почистил об рукав и протянул девочке. Ханна взяла яблоко в руки и, на мгновение задумавшись, решительно кивнула. Действительно, может ли хозяин дома кому-то помешать? А гость? Девочка улыбнулась, ощущая едва уловимую смену настроения, и сказала: -Я, наверное, сейчас задам самый распространенный вопрос, который задают новеньким, но вы уже определились с факультетом, которому отдаете свое предпочтение? - фраза получилась, на взгляд Ханны, слишком витиеватой, но уж как есть.

Яхья Фатхи: - Я, наверное, сейчас задам самый распространенный вопрос, который задают новеньким, но вы уже определились с факультетом, которому отдаете свое предпочтение? Яхья прикинул, что в случае таких вопросов предпочтительней принять более удобное положение и уселся на полу, по-турецки скрестив ноги. Во-первых… - Не думаю, что тут я могу принимать какие-то решения, мисс Ханна. Своё яблоко копт перебросил из одной ладони в другую, покрутил его пальцах и перебросил обратно. Образ нахмуренного дедушки: «Не играйте с едой, молодой человек!» - Ваш самый распространённый вопрос, который задают новеньким, напомнил мне другой, который задают вообще всем детям. Знаете. Это их: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» И вот уже дамокловым мечом над человеком висит выбор, от которого, по сути, зависит вся жизнь, а сделать его надо в десять лет, - Яхья фыркнул. – Можно свалить груз ответственности за принятие решения на древний потрёпанный артефакт, но здесь уже возникает сомнение, что меня вообще хоть куда-либо… Копт вздохнул. Съесть яблочко, что ли? - Пока вы здесь учитесь, мисс Ханна, бывало ли такое, что Шляпа разворачивала поступающих с табуретки на выход? – тон его был шутлив, но возможность такого развития событий всё равно беспокоила. – Хотя с её стороны это будет жестоко. Волшебники обычно могут затеряться среди магглов, конечно, вот только если они не я, - кончиками пальцев Фатхи поправил упавший на лицо локон, заметив, что тот, поддавшись печали, принял какой-то унылый серый оттенок. – Мне бы не мешало куда-нибудь поступить. Однако к растительности я равнодушен, если это не гербарии или ботаническая акварель. Для Слизерина, пожалуй… Дедушка гордился тем, что учился на Слизерине. Ему нравилась атмосфера, а чистота крови, по его мнению, имела большое значение. И поэтому не скрывал своей досады, что дочь его связалась с магглом. «Нет, ты, дитя, конечно, делаешь успехи…» И это холодное непроизнесённое «но». - Нет, - Фатхи отмахнулся от заметавшихся, как птицы в клетке, мыслей. – Даже гадать не буду.

Ханна Сонг: Ханна примостилась рядом и внимательно окунулась в размышления Яхьи, чем-то, казалось бы, отражающие ее собственные мысли. Но, конечно, так только казалось, ведь девочка воспринимала чужие слова через свою собственную уникальную призму. На самом деле это удивительно, как часто люди слышат совершенно не то, что имеет в виду собеседник. Вот и сейчас рассказ мальчика напоминал ей о ее собственной странной привычке «не выбирать», если есть такая возможность, чтобы не терять все разнообразие вариантов. Ведь зачем выбирать, если сам по себе выбор уже лишает тебя чего-то? Говорил ли Яхья именно об этом? Маловероятно. -Не думаю, что тут я могу принимать какие-то решения, мисс Ханна, - говорил тем временем Яхъя. «Не можешь или не хочешь?», - мысленно протянула девочка. «Выбор всегда есть. Даже если этот выбор – не выбирать». Ханна внимательно смотрела, как мальчик играл с яблоком, и в голове крутились совершенно неожиданные ассоциации. Появилось отчетливое ощущение, что мальчик был странным. Слишком взрослым для 11 лет. Или недостаточно ребенком для своих 11? Это важно? -И вот уже дамокловым мечом над человеком висит выбор, от которого, по сути, зависит вся жизнь, а сделать его надо в десять лет. Ханна мысленно возразила, что не верит в существование таких выборов. Только в то, что люди придают каким-то выборам слишком много значения, но решила не прерывать собеседника. Яхья, кажется, воспринял ее вежливый стандартный вопрос несколько не так, как она ожидала. (И это, по мнению Ханны, достаточно много о нем говорило). Но, тем не менее, на вопрос он ответил, и достаточно ясно, а не изящно ушел от ответа, как изначально показалось. -Пока вы здесь учитесь, мисс Ханна, бывало ли такое, что Шляпа разворачивала поступающих с табуретки на выход? – шутливо спросил мальчик. А вот это уже было одно из самых распространенных опасений. Ханна мысленно хмыкнула: «Ага, в Азкабан сразу распределяла. Не такой ты и странный, мистер Яхья», и послушно ответила: - Нет, совершенно исключено. -Однако к растительности я равнодушен, если это не гербарии или ботаническая акварель. Для Слизерина, пожалуй... «Жаль. Если, конечно, я правильно поняла», - тихо вздохнула девочка. «Или это намек на Пуффендуй? Хотя в контексте нашего разговора… Не думаю. И эта пауза после "Слизерина"... Опять слишком много говорит.» –Даже гадать не буду, - закончил мысль мальчик. Ханна снова дружелюбно улыбнулась, и, не спеша делиться своими соображениями, просто сказала: -Уверена, Шляпа выберет для Вас самый подходящий факультет, мистер Яхья.

Яхья Фатхи: Судя по лицу Ханны, копт уже достаточно её загрузил. Когда в лавку зельевара заходила женщина, особенно молодая женщина, дед мальчика имел обыкновение бросать на него полный досады взгляд и жестом отправлять его в подсобку. «Не обижайся, юноша, но ты совершенно не умеешь находить к ним подход!» Подход... Это как с выбором факультета: ты не знаешь, чего хочешь, и понятия не имеешь, что ищешь. - Уверена, Шляпа выберет для Вас самый подходящий факультет, мистер Яхья. - Мисс Ханна, - Фатхи сдержанно улыбнулся, откусив, наконец, от яблока кусочек. - Спасибо за яблочки. Но я завидую вашей уверенности. И буду польщён, если заставлю бедняжку попотеть. Вот вас я, кажется, уже порядком утомил. Он поднялся и протянул когтевранке свободную руку: - Вы, разумеется, как хотите, а вот мне, человеку новому, предстоит ещё поблуждать по местным коридорам.

Ханна Сонг: Ханна в который раз за этот день вежливо улыбнулась, принимая помощь и вставая с мягкого ковра. Разговор оставил смешанное послевкусие, но, в основном, приятное. Ханна любила такие внезапные дискуссии, хоть обычно и предпочитала ограничиваться вежливыми, ничего не значащими фразами с малознакомыми людьми. Девочка вообще больше любила слушать, чем говорить, удовлетворяя, таким образом, свое любопытство. «Какой смысл в том, чтобы слушать свой собственный голос, который ничего нового тебе не может рассказать в принципе?», - часто думала она. «Намного интереснее смотреть, какие сюрпризы преподнесут другие». -И буду польщён, если заставлю бедняжку попотеть. «Даже не сомневаюсь в этом. Выбор будет крайне интересным, и я определенно хочу на это посмотреть». -Вот вас я, кажется, уже порядком утомил, - продолжил Яхья. -Ну что вы, ничуть, хотя мне уже нужно идти, тут вы абсолютно правы, - улыбнулась девочка, понимая, что, кажется, это она утомила своего собеседника, и он очень деликатно сворачивает разговор. -Вы, разумеется, как хотите, а вот мне, человеку новому, предстоит ещё поблуждать по местным коридорам. -Надеюсь, эта экскурсия будет для вас во всех отношениях приятной, и вам у нас понравится, - снова дипломатично ответила Ханна, направляясь к двери и кидая последний задумчивый взгляд на мистера Фатхи. «Да, это будет интересное распределение. Если, конечно, доживем. Это точно».

Лавран Искрицкий: Пока древний замок медленно отходил от недавнего маскарадного угара, Лавр решил наконец выбраться из башенки подготовишек и отправиться на экскурсию. Далеко отправляться Искрицкому не пришлось - оказалось, что вход во все привлекательные места Хогвартса открывается только после распределения, а стучаться в гостиные факультетов было... неудобно, мягко скажем. Не к месту. В комнате для новичков же сквозило атмосферой неуверенности, катастрофическим упадничеством, чувством... чувством, одним словом, нет, всё же не одним, будто ты кривой неуместный кусок в общей стройной мозаике или случайно попавший сорняк на цветник превосходных, допустим, гортензий. Да, гортензий. Они красивые, пахнут обворожительно, а ещё вбирают в себя все существующие факультетские цвета. Рационального объяснения цветочным метафорам Лавр не нашёл, зато относительно легко объяснил атмосферу затхлости в узенькой, но внешне комфортной комнатке. За столькие годы пребывания подготовишек в башне её стены не могли не напитаться мешаниной из котёночко-потерянных взглядов и чувств самого разного толка: замешательство, волнение, неуверенность. Страх. Вероятно, ситуация была бы в разы легче, если бы Лавр определился с выбором факультета и оставил местных доброжелательных глашатаев без работы, или, на худой конец, отсёк тот вариант, который ему не подходил совершенно. Однако в мальчике не было ни гриффиндорской щитодержательности, ни когтевранской облакопрогонности, ни пуффендуйского страстотерпия. Змеиться же он мог только в самых щекотливых ситуациях. В одну из таких, между прочим, Искрицкий попал относительно недавно, повздорив с одним австрияком-погодкой. Или не австрияком, а австрийцем. Когда живёшь в семье русских эмигрантов на отшибе Лиона, особого интереса к современной национальной ситуации не питаешь. В силу малолетства в общем, в силу дедушкиных военных повествований в частности. Под ногой раздался чавкающий хруст, и спустя мгновение Лавр увидел раскуроченное яблоко, превратившееся в пюре и испачкавшее его ботинок с белотканным ковром в придачу. Буркнув, толком не отмахнувшись от навязчивых мыслей, Искрицкий уселся в кресло и выпустил из пальцев тонкий бювар, который трепетно сжимал до этой самой секунды. Из кожаной папки посыпались конспектные листы, составленные за единственную посещённую мальчиком лекцию. Лавр спешил: распределение было назначено уже на сегодня, а у него в дневнике были нуль, пустышка, абсолютное ничего. И стоило только примоститься поудобнее и откупорить флакончик с чернилами, как на глаза ему попалось кое-что поинтереснее. Рекламный журнал?.. Да, рекламный. И определённо журнал. Из Хогсмида. Вот тут-то Лавр и бесперспективно пропал.



полная версия страницы