Форум » Башенка Подготовительного Отделения » Комната для новеньких » Ответить

Комната для новеньких

Hogwarts: Просторная комната со множеством кресел, тремя каминами и большими витражными окнами. Именно тут новички смогут познакомиться друг с другом и с обитателями Школы.

Ответов - 148, стр: 1 2 3 4 5 All

Арона Эйнардоттир: Зашла в комнату, огляделась, на первый взгляд никого не увидела. Несмело спросила: - А... Здесь есть кто-нибудь? Я новенькая, Арона Эйнардоттир, сегодня зачислили, - присела в ближайшее кресло.

Anni Watson: Энни бежала по коридору,,торопясь в Общую Гостиную. Вдруг она услышала голоса в комнате напротив и любопытство пересилило. Девочка заглянула внутрь и увидела новенькую девочку. Энни зашла в комнату и с улыбкой поздоровалась: -Доброго времени суток,мисс! Вы только приехали? Добро пожаловать в Школу! Энни протянула пакетик с плюшками и мандаринками: -Угощайтесь,вы наверное проголодались....,Я Энни,студентка Пуффендуя,очень рада познакомиться.

Арона Эйнардоттир: Ронни обернулась на раздавшийся сначала топот ног, а потом и голос, увидев девушку в жёлтой мантии: - Да, совсем недавно прибыла, но уже успела выполнить несколько домашних работ, баллов для распределения должно хватить, - проследив взглядов за появившимся на свет покетом с угощением, потянулась к мандаринкам. - Спасибо! Еда никогда не помешает, - хитро улыбнулась Энни, вгрызаясь в мандаринку. - А я Арона, можно Ронни. Приятно познакомиться!


Anni Watson: -Мне тоже очень приятно познакомиться))) Энни заулыбалась в ответ и устроилась в соседнем кресле. - Молодец,а какие тебе понравились предметы? У нас много интересных кабинетов. А ты откуда приехала?-засыпала вопросами девочку,доставая из кармана ещё один мандарин и начала чистить его.

Арона Эйнардоттир: С улыбкой понаблюдала за любительницей мандаринов: - Мне пока что нравятся все предметы, - рассмеялась. - Пока что делаю вводные лекции, знакомлюсь с предметами... Пока что больше всего привлекают естественные и практические предметы, - пожала плечами. - О, я из Исландии, это такой маленький остров на севере Европы, - пояснила для Энни. - А ты откуда?

Эрик Смит: Гуляя по запутанным школьным коридорам, Эрик наткнулся на приоткрытую дверь, из-за которой слышались чьи-то голоса. Толкнув дверь и сделав пару шагов, ученик подготовительного заведения оказался внутри просторной комнаты. Первое, что бросилось в глаза Эрику - это огромные витражные окна, они просто завораживали своей красотой. Причудливые переплетения различных рисунков, казалось, можно разглядывать бесконечно. - Всем привет, - оторвавшись наконец-то от созерцания витража, произнёс ученик, - Я Эрик.

Анджелина Росс: В комнату решительно вошла смуглая черноволосая девочка невысокого роста. Она сразу отметила, что здесь немноголюдно, но с улыбкой поприветствовала других ребят. - Привет всем, я Анджелина! Давайте объединим усилия и скорее станем полноценными учениками? Вдруг, кто-нибудь отзовется, и у Росс появится компания для совместного посещения уроков и выполнения домашних заданий?

Ласерта Фоули: Нужно было собраться с мыслями, прогнать охватившее волнение и войти. Поступление в Хогвартс - важная часть жизни любого волшебника. Девочка напомнила себе, что через это проходит каждый маг. Сделав глубокий вдох, Ласерта толкнула дверь и вошла. оглядевшись. Она обнаружила, что новичков довольно мало. Решив пока ни к кому не подходить, Лас стала внимательно приглядываться к тем, кто был вокруг.

Ann Turner: Получив в общей гостиной совет погулять по замку, а не курсировать по стандартному маршруту «комната - кабинеты - ОГ» уже, кажется, от пятого старшего товарища, Энн начала путь с башенки ПО. Она долго блуждала по темным коридорам, – ориентация в новых местах, увы, не была её сильной стороной – пока не наткнулась на дверь, ведущую в комнату для новеньких. Она осторожным, но уверенным движением приоткрыла её, заглянула, удостоверилась в том, что там нет никого, кроме таких же как она маленьких девочек, почувствовала себя в безопасности и вошла, так же тихо и уверенно закрыв за собой дверь. Энн сразу почувствовала лёгкий дискомфорт, ведь никогда особо не умела общаться со сверстниками, хоть и не боялась их. Она упала в удобное, мягкое кресло, осмотрела помещение и только после этого произнесла: – Привет, я Энн, – она улыбнулась, но слегка натянуто.

Амелия Эванс: День сегодня оказался солнечным и приятным, пускай ветер так и пытался проникнуть внутрь замка. Поднявшись по лестнице, ведущей к движущимся, Амелия заправила в папку несколько листков и оглянулась. Пока что новенькие не поднимались, а может быть, уже были внутри. Во всяком случае, стоит найти ребят и оказать помощь, если понадобится. Соскочив с последней ступеньки движущейся лестницы, гриффиндорка подошла к нужному месту и потянув на себя ручку лёгкой двери, вошла в комнату. Что же, здесь довольно-таки уютно, но очень тихо. Именно поэтому Эванс и проводила своё время, будучи пошкой, скорее в гостиной или на желанном факультете. Но время меняется и нужно делать всё лучше, если появилась возможность. Следом за Амелией влетела её сова - чисто белая, с одним лишь золотистым пером на крыле. Птица села на ветке, что украшала стену и со свистом поприветствовала юных волшебников. Медленно кивнув сове, пятикурсница обратила внимание на ребят и улыбнулась. - Всем волшебного дня, студенты! Итак, - поставив на стол угощения с Хогсмида и всё ещё держа папку с пергаментами, девушка села в кресло, рядом с ребятами, - возможно, некоторые из вас меня знают, но представлюсь для тех, кто видит меня впервые. Меня зовут Амелия Эванс и я ваш куратор. Думаю, мы хорошо проведём время до вашего распределения. Вы можете задать мне абсолютно любые вопросы и если у вас есть либо-какие идеи - можете смело обращаться ко мне. Пригласив будущих первокурсников к чаю и угощениям, Эванс продолжила. - Рассказывайте, как провели первые дни в школе, что понравилось, где были?

ФаНатка: Нелышно вплыла вслед за куратором и повисла в воздухе за спиной девушки, слегка обдавая ее загробным холодком Не перебивая девушку, она молча рассматривала новеньких

Амелия Эванс: Учуяв загробный холодок позади, Амелия улыбнулась на реакцию совы. Ева повернула свою голову и распушив перья, взмахнула крыльями. Так она реагировала лишь на ФаНатку. К ней птица всегда испытывала чрезвычайное любопытство. Взлетев и остановившись на спинке кресла, Ева повернулась спиной к гриффиндорке и подняла голову, топчась на месте. Взглянув на ФаНатку, сова наклонила голову и что-то пропищала. Обернувшись, студентка улыбнулась, погладив Еву по белоснежному оперению. - Привет, ФаНатка. Очень рада, что ты тоже пришла. - со смешком кивнув на птицу, девушка продолжила. - Ева тебя очень любит. Я раньше не наблюдала, чтобы она так активно вела себя с кем-то, как с тобой. Ты присоединяйся к нам, садись.

Арона Эйнардоттир: На цыпочках, перебежками, девочка пробиралась по коридорам в направлении заветной комнаты, сжимая в руках запакованную коробку. Хотелось сделать для ПО-шек настоящий сюрприз, поэтому Арона так тщательно маскировалась. Вот, вроде никто её не увидел, а перед ней - та самая дверь, где обитают новенькие. Тихонько отворив двень, заглянула сначала одним глазом, а затем просочилась полностью с таинственной улыбкой, застывшей на лице. - Приветствую, о славные ПОшки и не менее славный их куратор! - украдкой Арона улыбнулась Амелии Эванс. - Поздравляю с назначем, кстати, - обратилась уже непосредственно к гриффиндорке. - А я тут принесла подарок для новеньких. На всех хватит, - кивнула на коробку в своих руках и, наконец, поставила её на стол. Открыв её, Арона явила взглядам, собственно, сам подарок - набор красивых новеньких перьев для письма - на любой вкус и цвет. - Это для ваших будущих и, я уверена, прекрасных и радующих предподавателй домашних работ. Перья эти не простые, они вдохновляют писать домашки, от чего те получаются качественными, вдумчивыми и приносящими хорошие оценки! - пуффендуйка представила свой презент и, ещё раз хитро улыбнувшись, вышла из комнаты.

Кристобаль Кроули: Баль зашёл и огляделся, пытаясь сориентироваться в пространстве. Сообразив, куда идти, он пошёл бродить по коридорам в поисках расписания.

Vi Viter-Salt: Март был достаточно прохладным. Войдя в гостиную, Вивьен медленно сняла свою мантию. Чувствуя жар тлеющих угольков, она аккуратно протянула руки к камину, не забыв снять при этом лайковые перчатки, принадлежащие ее матери. Теплые волны мягко окутывали ее пальчики. Вивьен согрелась, ей стало любопытно, поэтому она неспешно сделала шаг в сторону фотографий, хранящих счастливые лица улыбчивых детей. – Они милые. Надеюсь, что и мне понравится Хогвартс - мысли бежали впереди слов. Вивьен слишком устала, чтобы осматривать всю комнату. Тихонько опустившись в теплое кресло, она медленно закрыла глаза, давая себе возможность немножко отдохнуть.

Ита Бирн: Девочка вошла уверенными шагами в комнату и сразу дала команду волчонку сидеть чуть поодаль двери, чтобы не пугать остальных вновь-прибывших. Ита поставила клетку с вороном на стол около свободного кресла, опустив на пол большую сумку с самыми необходимыми вещами. Достав из нее свой блокнот с которым не расставалась и взяв перо, первым делом направилась искать расписание занятий и библиотеку. Не зная, как к ее питомцу отнесутся обитатели замка, девочка решила пока оставить его тут.

Аврора Рейдел: Аврора робко приотворила дверь комнаты. Она только-только получила письмо, и пока что никого в школе не встречала. Зайдя, она спросила: - Эй! Здесь есть кто-нибудь?

Аврора Рейдел: -Никого нет, - решила Аврора и села в кресло ждать.

Селена Холд: Тихонько постучалась перед тем как открыть дверь. В ответ ничего не услышала, но, возможно, робкий стук был слишком незаметным, чтобы кто-то обратил на него внимание. Набравшись смелости, Селена заглянула внутрь, где увидела юную волшебницу, с которой уже пересекалась в гостиной. - Привет! Рада тебя тут увидеть

Аврора Рейдел: Аврора очень обрадовалась, увидев знакомую девочку. К сожалению для неё, она плохо запоминала имена, и поэтому сказала: - Привет! Извини, пожалуйста, я забыла, как тебя зовут?

Адель Димерис: Девушка заглянула в башню. Здесь она была новенькая. Адель видела как многих встречали братья и сестры, либо просто знакомые. - Есть здесь кто-нибудь?

Ина Кестнер: В башне появилась юная рыжеволосая девочка в темно-синем платье. Ина робко улыбнулась и прошла к ближайшему свободному креслу. -Всем доброго дня, - тихо пробормотала она и взяла книгу, которую принесла с собой и уткнулась в нее, изредка поглядывая поверх корешка, изучая помещение и присутствующих.

Мэйпл Огивли: Мэйпл заявилась в башню, как всегда спотыкаясь из-за того, что обзор ей закрывала высоченная стопка книг, которые она несла из библиотеки. Обе руки были заняты, а в руках она зажала красное яблоко - им девочка собиралась перекусить, пока буде просматривать книги. Едва не запнувшись об порог, Мэйпл с грохотом водрузила свою гору на ближайший стол. Теперь, когда руки были свободны, она вязал яблоко изо рта, надкусила его и огляделась по сторонам, знакомясь с новым домом.

Ханна Сонг: Тихо постучав, Ханна аккуратно отворила дверь и зашла в довольно просторную комнату. Приятное тепло сразу разлилось по телу, расслабляя туго натянутую внутреннюю пружину. Не каждый день поступаешь в Хогвартс. «Ну надо же, целых три камина», - удивилась девочка. Не то, чтобы в Замке было действительно холодно, но ветер иногда зазывал в окнах, а легкие сквозняки в коридорах заставляли ежиться, не столько от холода, сколько от того, что неожиданно забирались под теплую мантию. Обитое светлой тканью кресло у камина даже на вид было мягким и удобным, так что девочка забралась в него с ногами (предварительно, конечно, сняв туфли, Ханна была воспитанной девочкой) и посмотрела на большое витражное окно, за которым плавно кружились снежные хлопья. - Красиво... – зачарованно протянула она. (Конечно, дома таких окон не было, да и вообще, жить в волшебном Замке ей еще не приходилось). В комнате никого не было, но на столике стояло несколько пустых чайных чашек и почему-то заманчиво пахло яблоками… «Наверное, ребят уже распределили по факультетам. Но у кого же мне тогда спросить..?»

Julexa Shell: Просунула в дверь сначала любопытный нос, а потом уже и любопытное все остальное. Обрадовалась, что она тут не одна, потому что была уверена - все уже давно сидят у каминов в гостиных своих факультетов. Радостно помахала сидящей в кресле девочке и устроилась на полу, рядом с камином.

Ханна Сонг: - О, привет! Меня зовут Ханна. Волнуешься перед распределением? А на какой факультет хочешь? «Так, не надо вываливать сразу все свои вопросы на незнакомую девочку, мама говорит, это не вежливо. Сначала нужно просто познакомиться. Жалко, что я не очень это умею, ну, знакомиться с незнакомыми девочками. Ну, давай, наверняка она тебя боится не меньше, чем ты ее», - Ханна остановила поток слов (и мыслей) и просто улыбнулась, она тоже была рада, что теперь не одна. "Волноваться вдвоем – это совсем не то же самое, что волноваться поодиночке, это даже немного приятно. Совсем чуть-чуть." - Скажи, а ты не знаешь, почему именно дельфин…? – внезапно добавила девочка, задумчиво разглядывая новую знакомую.

Ника Гамельн: В Хогвартсе было красиво. Высокие потолки, до которых не дотянешься стоя даже на трёх стульях, витражные окна, несмотря на свой хрупкий вид, стойко переносящие осенние бореи. Инструкции красивой девушки, принявшей ее в подготовительное отделение, начали забываться, поэтому Ника шла неуверенно, что не слишком сочеталось с её крупной комплекцией. -- Налево или направо?, - пробормотала она, -- хмм. Она заглянула за угол и увидела дверь, которая не могла быть входом в кабинет или уборную. Дверь была приоткрыта. Ника заглянула внутрь: помещению не хватало только ёлки и фонариков чтобы быть отличной рождественской декорацией. У центрального камина, забравшись на кресло с ногами, сидела девочка примерно одного возраста с Никой. Она приободрилась: судя по обстановке, она попала в гостиную, а судя по отсутствию символики -- в гостиную для новичков. Ника зашла, прикрыв за собой дверь, и подошла к незнакомой девочке. -- Привет, я Ника!, -- внутри всё подпрыгивало от волнения, -- Это гостиная новичков? Тоже ждешь распределения?, - в этот момент на её мантии зашевелился бугорок и пополз вверх. Ника проследила за тем, как он двигается вниз по рукаву. На её ладони оказалась крыса, настолько чёрная, что казалась дырой в полотне пространства-времени. -- О, а это Джек. Как спалось?, -- она обратилась к спрыгнувшей на стол крысе.

Ханна Сонг: -Ой, какой хороший! – обрадовалась питомцу Ханна, с интересом рассматривая красивые глазки-бусинки крыса и его забавные усики, которые постоянно двигались так, как будто Джек постоянно что-то обнюхивал. -А можно погладить? Ой, только он не испугается, у меня кошка дома есть – Триша, вдруг у меня одежда ей пахнет? «Где твои манеры, Ханна?», - внезапно прозвучал у девочки в голове строгий мамин голос и девочка поспешно с улыбкой добавила: -Кстати, а я Ханна. Да, я тоже новенькая и тоже жду распределения. А ты куда хочешь попасть?

Ника Гамельн: Джек задумчиво почесал ухо и скрылся под диваном. Ника пожала плечами. -- Гулять пошёл, - она тоже задумалась, -- Ну, до Равенклава мне как до Нобеля по математике, в Слизерин я пойду только ногами вперед, - она поморщилась, -- Надеюсь на Гриффиндор, но Хаффлпафф тоже ничего. Ника решила, что дальше стоять было глупо, и бухнулась в кресло рядом с Ханной. -- Будем знакомы. Как думаешь, домашку нужно делать по первому уроку или по последнему? Зря я у той тёти не спросила.

Ханна Сонг: -О, так по первому, конечно. Сначала всегда вводный урок бывает, потом более сложный материал, - Ханна наморщила лоб, вспоминая, что было написано на стенде около кабинета. -Ну, по крайней мере, это было бы логично. Это как книгу читать – с середины же не начнешь.

Марк Новиков: (в комнату сунул нос тонконосый мальчишка в фиолетовом шарфе) - Привет, девчонки!, - помахал рукой он, - А кабинет веб-магии - это вниз по лестнице или вверх и направо, не знаете? Профессор Ваулотор попросил зайти, а я новенький и постоянно теряюсь ...

Ханна Сонг: -Привет, я – Ханна! – в который раз за день представилась девочка. - Веб-магии? О, я, наверное, там даже не была пока ни разу. Мы тут все новенькие, и не сказать, чтобы хорошо ориентируемся… Или вообще, хоть как-то ориентируемся… Я так точно.

Марк Новиков: - Привет, Ханна, я Марк, видел тебя в журнале ПО - очень впечатляет. С таким рвением к учебе ты наверняка в Ревенкло собираешься?

Ника Гамельн: -- Ну да, логично. Я вот дома латынь начала. Хорошо, что дома, по книгам замучилась бы третье задание делать. Ты уже что-нибудь закончила? Ника безучастно смотрела в одну точку, откуда доносились звуки, подозрительно похожие на крысу, прогрызающую обивку дивана снизу. Она боялась, что другие предметы окажутся для неё такими же тяжёлыми, как латынь. Вдруг она скатится в сплошные тройки? Что тогда скажет мама, увидев ее итоговые оценки? Тревоги отражались на её лице. В камине потрескивал огонь, тепло добиралось до её плеча. В гостиной пахло съедобным. Внезапно захотелось есть.

Марк Новиков: Марк прислушался к шуршанию - Кто там у тебя? - поинтересовался он - Крыса? Я слышал, что в школу можно брать своих домашних любимцев, и у меня тоже есть крыса, но я побоялся, что она здесь потеряется или ее съедят. Или это у тебя какая-то магическая крыса? Извини, я из неволшебной семьи и не в курсе, как тут все устроено. Твои родители волшебники?

Ханна Сонг: - Видел тебя в журнале ПО - очень впечатляет. С таким рвением к учебе ты наверняка в Ревенкло собираешься? – сказал новенький мальчишка. Стало немного неловко от этих слов, в особенности от похвалы, на взгляд Ханны, не совсем заслуженной – многие ребята успели набрать намного больше баллов. Она действительно хотела к Воронам, но совсем не была уверена, что ее ум достаточно остр для этого факультета. -Ну, я думаю, у любого факультета есть свои плюсы. – Ханна постаралась говорить так, чтобы это не звучало так, как будто она сама себя в этом убеждает. -Но, да, я хочу к воронам. - внезапно не дипломатично добавила она и развела руками. -Не знаю, как объяснить, если честно. Я просто почему-то знаю, что мне там будет хорошо. -А еще у них есть печеньки леденцы. – совсем тихо и мечтательно добавила она. -Ты уже что-нибудь закончила? – спросила Ника. - Ты про домашние задания? – уточнила Ханна. -Ну, я на двух вводных лекциях пока только была – на Астрологии и Магии Стихий. Оказалось не так сложно, как я думала, хоть я свое первое домашнее задание делала несколько часов - очень старалась. Я, как и Марк - из обычной семьи. Ну, в смысле «неволшебной». Я боялась, что мне вообще будет ничего не понятно. Девочка покосилась на диван, под которым, по всех видимости, копошился Джек, и внезапно ей стало смешно. В волшебном Замке, полным чудес, говорящих портретов и привидений, под диваном крыса-питомец грызет обивку. Нереальность и странность происходящего внезапно заставили ее рассмеяться. -Справимся, в конце концов, мы же не первые студенты. - ни к кому конкретно не обращаясь, улыбнулась Ханна.

Ханна Сонг: Ну вот и для Ханны настал этот самый-самый важный преважный и долгожданный момент - распределение. Попрощавшись с ребятами, Ханна глубоко вздохнула, улыбнулась и направилась туда, где будет решаться ее дальнейшая судьба в Школе Волшебства - на свою встречу с Распределяющей Шляпой. Впрочем, она пообещала себе иногда заходить к новеньким ребятам, чтобы поддерживать их, как когда-то поддержали ее.

Айрис Престон: Притащив за собой огромный пушистый плед, Айрис притопала в гостиную и осмотрелась. Никого не заметив, девочка на всякий случай поздоровалась ну а вдруг тут есть кто-то невидимый: - Эй, доброго вечера! Если кто-то тут есть... В камине уютно потрескивал камин. Айрис забралась в кресло с ногами и укуталась в пледе.

Тара-Маргарет Уилсон: Когда чемоданы и сумки с вещами были уложены в комнате, а домашние задания выполнены, Тара-Маргарет спустилась в гостиную по. Комната освещалась огнем в камине, значит, кто-то здесь был. И верно, со стороны кресла доносился легкий шорох, так что Уилсон, сохраняя привычную гордую осанку, прошла к креслам. Это была девочка, точнее девчачья голова, торчавшая из пледа. - Добрый вечер! - поздоровалась Уилсон с легким намеком улыбки и опустилась в соседнее кресло. - Долго гуляли на улице? Она кивнула на плед. Затем попросила домовика принесли ей чего-нибудь горячего и расслабилась.

Джиллиан Фрай-Барнс: "Ого! Так это не единственный ключ?" - изумилась Джилл , услышав объявление профессора Дели-Шефер. Спорт-зарядка не входила в ее планы, но это было лучшее средство, чтобы окончательно проснуться. "А не надо было читать ночами, Джилл," - укорила себя староста. Делать нечего. Сложив свою добычу в сундучок, когтевранка повернулась на каблуках и, звонко стуча ими, побежала на поиски дальше. Приключение захватывало ее полностью, и азарт погони и поиска начал захватывать ее полностью. "Так, с чего бы начать? Если первый ключ был в подземельях, то второй вряд ли будет рядом," - рассудила девушка, пробегая по коридору. И тут у нее зазвонил внутренний звоночек. Девушка почувствовала себя Алисой, которая побывала в Стране чудес. Тогда разные сладости предлагали ей скушать себя. Так и тут одна из дверей просто горела ярким семафором: "Открой меня!" Джилл послушала внутренний голос. Как-никак, в первый раз он ей очень помог. И, потянув ручку на себя, Джилл открыла дверь и забежала внутрь. Это оказалась комната для новеньких. Староста нахмурилась, смутно припоминая, бывала ли она когда-нибудь в этой комнате. "Не помню..." - разочарованно подумала она и заметила следующий ключ, мирно покоившийся на подушке в кресле. Сразу же забыв обо всем, Джилл подхватила ключ и победно воскликнула! - Да! Все или ничего!

Сара МакКензи: Вошла в комнату для новеньких, озираясь по сторонам. Комната показалась ПОшке просторной и уютной. Не, как дома, конечно, но жить можно. Кажется здесь не так многолюдно, но на всякий случай поздороваться решила. - Всем привет, - оповестила о своем прибытии всех присутствующих девочка. - Я тоже на ПО зачислена! Вот! Да, хвастаться тут было не чем, вот, если бы на какой-то факультет... Но это будет, в ближайшем будущем! Именно так решила для себя Сара и заняла одно из свободных кресел.

Vivian White Bell: Первый день в гостинной новенькая решила провести как подобает — познакомиться с кем-нибудь, ведь одной в новом месте уже не так страшно. Вивиан переступила порог светлой вечерней гостинной. Уютная и теплая обстановка сразу бросалась в глаза. Приятно потрескивал камин, вокруг которого стояли мягкие кресла и пуфики. Несколько ребят тут и там переговаривались между собой. Среди них девочка заметила ещё одну, как и она, любопытствующую ведьму. Девочка поспешила поздороваться и обратить внимание немногих присутствующих на себя. Первой ответила Вивиан: — Привет, я тоже новенькая. Меня зовут Вивиан Белл, но можешь звать просто Вивиан. Как я могу называть тебя?

Сара МакКензи: В помещении показалась еще одна девочка. Тоже новенькая? Да, вероятнее всего. Гадать долго не пришлось, потому что Вивиан, а именно так звали вновь прибывшую студентку, поздоровалась и представилась. - Привет! - поздоровалась в ответ Сара. - Я тоже новенькая, зовут Сара, - представилась и улыбнулась новой знакомой. - Давно прибыла?

Vi Viter-Salt: Как же приятно и тепло наконец-то оказаться дома, там, где тебя ждут. Там, где ты ждешь. Там, где впереди тебя ожидают неимоверно яркие приключения. Там, где тебя готовы встретить новые друзья и новые знакомые. Там, где каждое утро будет дарить тебе что-то по-особенному ценное и родное. Возможно, это будет опыт. Или знания. Или просто новые мысли. Что-то... Что-то настоящее, которое нельзя найти в настоящем... -Привет, Хогвартс! Привет, дорогой замок! - поздоровалась Ви, прикоснувшись рукой к холодной стене замка. Я рада быть здесь!

Коле Огмас: Ползучий и обволакивающий самыми недобрыми обещаниями обморожения холод заползал под куртку из овчины, пробирая Коле до костей. Посему, оказаться наконец в тёплой гостиной Подготовительного отделения она была так же рада, как и кружке горячего какао, который, словно по волшебству, оказался у неё перед носом, едва она вошла в помещение. Недурственно, - едва не присвистнула она от удивления. Огорчения от расставания с друзьями-маглами чуть попустило да и домой уже хотелось не так сильно. - Всем здравствовать! - приветствовала она присутствующих по привычке задорным, хотя и хриповатым голосом. - На улице сущая пропасть. Словно в аду разом потухли все печи, - и она фыркнула, довольная, что смогла так ловко ввернуть шутку, которую неединожды слышала от своего отца.

Кир ЛайСи: Кир набрел на это место случайно. Он не ожидал найти здесь то, что искал. Но это было одно из последних мест, куда оставалось заглянуть. Он вылез из стены, словно те же привидения, коих в Хогвартсе было битком. Многие скажут, что нельзя вот так без стука, не через дверь врываться в чужое пространство, которое посторонним посещать не положено. В принципе да... Но Киру было плевать. Он несколько кругов навернул вокруг Хогвартса в полёте, каждую комнату проверял, кабинеты, поляны. Да что говорить, для парня это был Вьетнам, который уже переломал психику парня повторно через шесть лет после предыдущего раза. Даже если бы парень не умел спокойно ходить сквозь стены, он бы уже вынес ногой эту дверь и вошёл бы, как ни в чём не бывало. - Здрасьте, приехали. Произнёс Кир, увидев знакомый грибочек, который он нашёл в одном из шкафов. Тебя тут выращивают что ль? Из такого места поганке и прыгать-то было некуда, так что Кир поймал её уже на первом прыжке. Его лицо было невозмутимым и уверенным в себе. Поднявшись, Кир ногой захлопнул дверь шкафа, у парня уже и впрямь ехала крыша из-за поиска. А ведь он даже не догадывался, что подобные места тоже можно посещать. На одном из портретов висел какой-то старик, который тут же начал возмущаться по поводу неуважительного отношения к мебели. - Замолкни, натюрморт ты доисторический. С тем же невозмутимым видом спокойно произнёс Кир, после чего так же вышел из комнаты через стену.

Владислав Мусин: Влад обыскивал все помещения в Хогвартсе, но никак не мог найти нужный ингредиент. Он уже хотел было отправиться в лес, чтобы найти ягоды бузины. Это конечно же было проще, чем рыскать по замку. Плох тот маг, что не доверяет своей интуиции. Мусин доверился этому чувству и отправился в комнату для новичков. На удивление в помещении не оказалось никого, зато на одном из подоконников лежала заветная горсть ягод. Мусин подошел и взял ягоды бузины, и тут же отправился в лабораторию, время то поджимало.

Дэн Оулс: Карта в руках Дэна вела не к пиратскому кладу, нет - красным крестом на ней была отмечена комната для новичков. Мальчик, привыкший читать карты с малых лет, быстро разобрался, куда ему идти. И вот она дверь. Робкий одиннадцатилетка остановился, поправил свою пиратскую повязку на глазу, сделал вдох и выдох. Постучал и зашел. - Привет, - сказал он, улыбаясь остальным подготовишкам. - Меня зовут Дэн. Давайте знакомиться?

Дэн Оулс: Карта в руках Дэна вела не к пиратскому кладу, нет - красным крестом на ней была отмечена комната для новичков. Мальчик, привыкший читать карты с малых лет, быстро разобрался, куда ему идти. И вот она дверь. Робкий одиннадцатилетка остановился, поправил свою пиратскую повязку на глазу, сделал вдох и выдох. Постучал и зашел. - Привет, - сказал он, улыбаясь остальным подготовишкам. - Меня зовут Дэн. Давайте знакомиться?

Яхья Фатхи: В памяти всё ещё свежа картина самодовольного (почему-то именно само-) дедушки, вскрывающего вычурным ножом для бумаг предназначавшееся Яхье письмо. Самодовольного и не удивлённого ни капли. В представлении маленького копта письмо о зачислении в Школу магии и волшебства должно в каждом волшебнике вызывать восторг, дедушка же прочитал письмо бегло, сунул его мальчику и пожал плечами со словами: «Ничего нового. Список учебников, разрешение привезти с собой сову, настоятельная рекомендация приобрести волшебную палочку. Хогвартс верен своим традициям! Сейча-а-а-ас!» Он хранил письмо, которое получил сам – страшно сказать, сколько лет назад. У него было письмо, которое в одиннадцать лет получила мать Яхьи. Тексты действительно были идентичны – менялись только имена. «Здравствуйте, Яхья Фатхи!» Концы волос неумолимо белеют. Только без паники. Он здесь не чужой. Здесь – не чужой. Мальчик со вздохом открыл дверь, пытаясь себя приободрить, и чуть не столкнулся с маленьким пиратом. Тот как раз представлялся, когда Яхья чуть не прибил его дверью. - Простите! – пунцовыми у метаморфа стали не только щёки, но и кончики волос. Проклятье… - Надеюсь, не зашиб…

Ханна Сонг: Когда-то давно (кажется, целую вечность, хотя, на самом деле, только один семестр назад), в свою бытность еще ПОшкой, Ханна обещала себе, что когда ее распределят, она будет иногда заглядывать к новичкам, чтобы поддерживать ребят. И вот она уже перешла на второй курс, а обещание самой себе так и не выполнила. С распределением так все завертелось, что на некоторое время о данном себе слове девочка вообще забыла. Но сегодня, полная сил и энергии после каникул, она наконец-то решила заглянуть к ПОшкам на огонек. Испытав свойственный всем застенчивым людям легкий приступ волнения у знакомой двери, она постучалась и зашла, сразу обратив внимание на двух незнакомых ребят. «Ага, попались, ПОшки!», - мысленно обрадовалась когтевранка, приветливо улыбаясь и вежливо здороваясь: -Привет! Я Ханна. Я уже на втором курсе, просто зашла поздороваться и пожелать удачи! Волнуетесь? Я сильно волновалась перед распределением! - Ханна старалась улыбаться как можно дружелюбнее, не показывая своего волнения, но неосознанно комкала краешек длинного рукава мантии. -О! Чуть было не забыла! – улыбнулась девочка и хотела было поставить небольшую корзинку с яблоками на стол, но запнулась о мягкий ворс ковра и выронила ее из рук. -Ой!

Яхья Фатхи: Его извинения сдул сквозняк от вновь открывшейся двери и лёгких шагов. Пока что комната для новичков напоминала копту лавку дедушки-зельевара. У того когда-то был дверной колокольчик, но так как дверь открывалась часто (нет, очень часто), из любезного оповестителя колокольчик трансформировался в ненавистного раздражителя, и его сняли. Здесь он бы также не замолкал. Их поприветствовала девочка в мантии с синей нашивкой. Яхья стал вспоминать, что ему было известно о нашивках на мантиях студентов. Когтевранка… - Яхья Фатхи, - успел представиться мальчик, пока вошедшая обрушивала на них информацию. Второй курс. Удача. Он сильно сомневался, что удача играет решающую роль в учёбе, в которой успех зависит больше от таланта и прилежности. Волнуются ли они. Похоже, что она волновалась, хотя и пыталась это скрыть. К дедушке часто приходили подобные ей взволнованные посетительницы. Постарше, конечно. Им, кстати, тоже требовалась своего рода удача. Отравительницы, в отличие от робких искательниц благосклонности фортуны, были крайне уверенны в себе и на удачу не рассчитывали – уже. Зато, по крайней мере, яблоки съедобные. На полу. - Не поваляешь – не поешь, - меланхолично прокомментировал падение корзины яблок копт и присел на корточки, чтобы поднять рассыпавшиеся. – Кажется, сейчас не сезон яблок, мисс… Ханна, да?

Ханна Сонг: -Не поваляешь – не поешь, - Ханна весело фыркнула в ответ на комментарий, помогая собирать яблоки с пола. «Угу, а еще правило 3 секунд», - мысленно добавила она. -Кажется, сейчас не сезон яблок, мисс… Ханна, да? – спросил мальчик. -Ханна Сонг, можно просто Ханна, - снова приветливо улыбнулась девочка, наконец, водрузив корзину на маленький столик. – Это из когтевранского сада, - сказала Ханна так, как будто это сразу должно было все прояснить. - У нас есть особый сад, - мечтательно протянула она, выделяя интонацией слово «особый». «И особый не только сад». С самого начала все пошло не так, как планировалось. Но когда все вообще идет так, как ты задумал? Ханна на секунду прикрыла глаза, выдохнула и расслабилась, не позволяя себе сожалеть о том, что уже сделала, и думать о том, что все сделала не так – не вовремя и не правильно. Как обычно. А потом внимательно посмотрела на мальчика и прямо, но предельно вежливо спросила: -Надеюсь, я не помешала своим внезапным появлением, мистер Фатхи? - тщательно выговорила девочка трудную фамилию. -Я хотела пожелать удачи перед распределением, только и всего, и точно не хотела Вам мешать, - продолжила когтевранка, отыскивая признаки тщательно скрываемого раздражения и недовольства на лице собеседника. Странно, но на мгновение ей показалось что-то знакомым в манере Яхьи держаться, но, конечно, ей просто показалось.

Яхья Фатхи: - Это из когтевранского сада, - Фатхи на секунду задумался, представив огромную оранжерею со стеклянной крышей; однако ни на одном изображении Хогвартса ему не встречались башни, в которых угадывались бы признаки оранжереи, а значит, тут что-то другое. - У нас есть особый сад, - продолжала девочка. Кончики волос Яхьи задорно пожелтели: - Сад? Возможно, я всего лишь жертва стереотипов, но когтевранцы что, ботаники не только в переносном смысле? – копт рассмеялся; пожелтели не только волосы, но и глаза. «Ядовитые у тебя шутки», - пришли на память дедушкины слова. Ну и пусть. А когтевранке явно стало не по себе от его компании: - Надеюсь, я не помешала своим внезапным появлением, мистер Фатхи? - Помешала чему? Избивать дверьми людей? - Я хотела пожелать удачи перед распределением, только и всего, и точно не хотела Вам мешать. - До распределения нужно ещё дожить, - Яхья пожал плечами. – Мисс Ханна, это вы здесь дома, как вы можете помешать? – он поднял последнее яблоко с пола, почистил об рукав и протянул девочке.

Ханна Сонг: - Сад? Возможно, я всего лишь жертва стереотипов, но когтевранцы что, ботаники не только в переносном смысле? – засмеялся мальчик, и Ханна заворожено пронаблюдала «смену палитры» в волосах и глазах собеседника. «Ого, метаморф», - восхищенно отметила она, чуть было не упустив обращенный к ней шуточный вопрос. -О! Вы совершенно правы, не только в переносном, - легко согласилась девочка. К когтевранской славе «ботаников» она относилась совершенно спокойно и обычно не стремилась объяснять истинное положение вещей, справедливо полагая, что вреда от таких шуток не будет, а если все всем объяснять, то к вечеру охрипнешь. К тому же, когтевранцы действительно любили… нет, даже не столько учиться, сколько узнавать новое, в большинстве своем движимые скорее каким-то болезненным любопытством исследователя, а не амбициями. -До распределения нужно ещё дожить, - продолжал тем временем мальчик. «Сложно не согласиться. Особенно в Хогвартсе», - не удержалась от мысленного комментария девочка. «Что там завуч говорил про несчастные случаи? Статистика?», - некстати вспомнился недавний Турнир. –Мисс Ханна, это вы здесь дома, как вы можете помешать? – Яхья поднял последнее яблоко с пола, почистил об рукав и протянул девочке. Ханна взяла яблоко в руки и, на мгновение задумавшись, решительно кивнула. Действительно, может ли хозяин дома кому-то помешать? А гость? Девочка улыбнулась, ощущая едва уловимую смену настроения, и сказала: -Я, наверное, сейчас задам самый распространенный вопрос, который задают новеньким, но вы уже определились с факультетом, которому отдаете свое предпочтение? - фраза получилась, на взгляд Ханны, слишком витиеватой, но уж как есть.

Яхья Фатхи: - Я, наверное, сейчас задам самый распространенный вопрос, который задают новеньким, но вы уже определились с факультетом, которому отдаете свое предпочтение? Яхья прикинул, что в случае таких вопросов предпочтительней принять более удобное положение и уселся на полу, по-турецки скрестив ноги. Во-первых… - Не думаю, что тут я могу принимать какие-то решения, мисс Ханна. Своё яблоко копт перебросил из одной ладони в другую, покрутил его пальцах и перебросил обратно. Образ нахмуренного дедушки: «Не играйте с едой, молодой человек!» - Ваш самый распространённый вопрос, который задают новеньким, напомнил мне другой, который задают вообще всем детям. Знаете. Это их: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» И вот уже дамокловым мечом над человеком висит выбор, от которого, по сути, зависит вся жизнь, а сделать его надо в десять лет, - Яхья фыркнул. – Можно свалить груз ответственности за принятие решения на древний потрёпанный артефакт, но здесь уже возникает сомнение, что меня вообще хоть куда-либо… Копт вздохнул. Съесть яблочко, что ли? - Пока вы здесь учитесь, мисс Ханна, бывало ли такое, что Шляпа разворачивала поступающих с табуретки на выход? – тон его был шутлив, но возможность такого развития событий всё равно беспокоила. – Хотя с её стороны это будет жестоко. Волшебники обычно могут затеряться среди магглов, конечно, вот только если они не я, - кончиками пальцев Фатхи поправил упавший на лицо локон, заметив, что тот, поддавшись печали, принял какой-то унылый серый оттенок. – Мне бы не мешало куда-нибудь поступить. Однако к растительности я равнодушен, если это не гербарии или ботаническая акварель. Для Слизерина, пожалуй… Дедушка гордился тем, что учился на Слизерине. Ему нравилась атмосфера, а чистота крови, по его мнению, имела большое значение. И поэтому не скрывал своей досады, что дочь его связалась с магглом. «Нет, ты, дитя, конечно, делаешь успехи…» И это холодное непроизнесённое «но». - Нет, - Фатхи отмахнулся от заметавшихся, как птицы в клетке, мыслей. – Даже гадать не буду.

Ханна Сонг: Ханна примостилась рядом и внимательно окунулась в размышления Яхьи, чем-то, казалось бы, отражающие ее собственные мысли. Но, конечно, так только казалось, ведь девочка воспринимала чужие слова через свою собственную уникальную призму. На самом деле это удивительно, как часто люди слышат совершенно не то, что имеет в виду собеседник. Вот и сейчас рассказ мальчика напоминал ей о ее собственной странной привычке «не выбирать», если есть такая возможность, чтобы не терять все разнообразие вариантов. Ведь зачем выбирать, если сам по себе выбор уже лишает тебя чего-то? Говорил ли Яхья именно об этом? Маловероятно. -Не думаю, что тут я могу принимать какие-то решения, мисс Ханна, - говорил тем временем Яхъя. «Не можешь или не хочешь?», - мысленно протянула девочка. «Выбор всегда есть. Даже если этот выбор – не выбирать». Ханна внимательно смотрела, как мальчик играл с яблоком, и в голове крутились совершенно неожиданные ассоциации. Появилось отчетливое ощущение, что мальчик был странным. Слишком взрослым для 11 лет. Или недостаточно ребенком для своих 11? Это важно? -И вот уже дамокловым мечом над человеком висит выбор, от которого, по сути, зависит вся жизнь, а сделать его надо в десять лет. Ханна мысленно возразила, что не верит в существование таких выборов. Только в то, что люди придают каким-то выборам слишком много значения, но решила не прерывать собеседника. Яхья, кажется, воспринял ее вежливый стандартный вопрос несколько не так, как она ожидала. (И это, по мнению Ханны, достаточно много о нем говорило). Но, тем не менее, на вопрос он ответил, и достаточно ясно, а не изящно ушел от ответа, как изначально показалось. -Пока вы здесь учитесь, мисс Ханна, бывало ли такое, что Шляпа разворачивала поступающих с табуретки на выход? – шутливо спросил мальчик. А вот это уже было одно из самых распространенных опасений. Ханна мысленно хмыкнула: «Ага, в Азкабан сразу распределяла. Не такой ты и странный, мистер Яхья», и послушно ответила: - Нет, совершенно исключено. -Однако к растительности я равнодушен, если это не гербарии или ботаническая акварель. Для Слизерина, пожалуй... «Жаль. Если, конечно, я правильно поняла», - тихо вздохнула девочка. «Или это намек на Пуффендуй? Хотя в контексте нашего разговора… Не думаю. И эта пауза после "Слизерина"... Опять слишком много говорит.» –Даже гадать не буду, - закончил мысль мальчик. Ханна снова дружелюбно улыбнулась, и, не спеша делиться своими соображениями, просто сказала: -Уверена, Шляпа выберет для Вас самый подходящий факультет, мистер Яхья.

Яхья Фатхи: Судя по лицу Ханны, копт уже достаточно её загрузил. Когда в лавку зельевара заходила женщина, особенно молодая женщина, дед мальчика имел обыкновение бросать на него полный досады взгляд и жестом отправлять его в подсобку. «Не обижайся, юноша, но ты совершенно не умеешь находить к ним подход!» Подход... Это как с выбором факультета: ты не знаешь, чего хочешь, и понятия не имеешь, что ищешь. - Уверена, Шляпа выберет для Вас самый подходящий факультет, мистер Яхья. - Мисс Ханна, - Фатхи сдержанно улыбнулся, откусив, наконец, от яблока кусочек. - Спасибо за яблочки. Но я завидую вашей уверенности. И буду польщён, если заставлю бедняжку попотеть. Вот вас я, кажется, уже порядком утомил. Он поднялся и протянул когтевранке свободную руку: - Вы, разумеется, как хотите, а вот мне, человеку новому, предстоит ещё поблуждать по местным коридорам.

Ханна Сонг: Ханна в который раз за этот день вежливо улыбнулась, принимая помощь и вставая с мягкого ковра. Разговор оставил смешанное послевкусие, но, в основном, приятное. Ханна любила такие внезапные дискуссии, хоть обычно и предпочитала ограничиваться вежливыми, ничего не значащими фразами с малознакомыми людьми. Девочка вообще больше любила слушать, чем говорить, удовлетворяя, таким образом, свое любопытство. «Какой смысл в том, чтобы слушать свой собственный голос, который ничего нового тебе не может рассказать в принципе?», - часто думала она. «Намного интереснее смотреть, какие сюрпризы преподнесут другие». -И буду польщён, если заставлю бедняжку попотеть. «Даже не сомневаюсь в этом. Выбор будет крайне интересным, и я определенно хочу на это посмотреть». -Вот вас я, кажется, уже порядком утомил, - продолжил Яхья. -Ну что вы, ничуть, хотя мне уже нужно идти, тут вы абсолютно правы, - улыбнулась девочка, понимая, что, кажется, это она утомила своего собеседника, и он очень деликатно сворачивает разговор. -Вы, разумеется, как хотите, а вот мне, человеку новому, предстоит ещё поблуждать по местным коридорам. -Надеюсь, эта экскурсия будет для вас во всех отношениях приятной, и вам у нас понравится, - снова дипломатично ответила Ханна, направляясь к двери и кидая последний задумчивый взгляд на мистера Фатхи. «Да, это будет интересное распределение. Если, конечно, доживем. Это точно».

Лавран Искрицкий: Пока древний замок медленно отходил от недавнего маскарадного угара, Лавр решил наконец выбраться из башенки подготовишек и отправиться на экскурсию. Далеко отправляться Искрицкому не пришлось - оказалось, что вход во все привлекательные места Хогвартса открывается только после распределения, а стучаться в гостиные факультетов было... неудобно, мягко скажем. Не к месту. В комнате для новичков же сквозило атмосферой неуверенности, катастрофическим упадничеством, чувством... чувством, одним словом, нет, всё же не одним, будто ты кривой неуместный кусок в общей стройной мозаике или случайно попавший сорняк на цветник превосходных, допустим, гортензий. Да, гортензий. Они красивые, пахнут обворожительно, а ещё вбирают в себя все существующие факультетские цвета. Рационального объяснения цветочным метафорам Лавр не нашёл, зато относительно легко объяснил атмосферу затхлости в узенькой, но внешне комфортной комнатке. За столькие годы пребывания подготовишек в башне её стены не могли не напитаться мешаниной из котёночко-потерянных взглядов и чувств самого разного толка: замешательство, волнение, неуверенность. Страх. Вероятно, ситуация была бы в разы легче, если бы Лавр определился с выбором факультета и оставил местных доброжелательных глашатаев без работы, или, на худой конец, отсёк тот вариант, который ему не подходил совершенно. Однако в мальчике не было ни гриффиндорской щитодержательности, ни когтевранской облакопрогонности, ни пуффендуйского страстотерпия. Змеиться же он мог только в самых щекотливых ситуациях. В одну из таких, между прочим, Искрицкий попал относительно недавно, повздорив с одним австрияком-погодкой. Или не австрияком, а австрийцем. Когда живёшь в семье русских эмигрантов на отшибе Лиона, особого интереса к современной национальной ситуации не питаешь. В силу малолетства в общем, в силу дедушкиных военных повествований в частности. Под ногой раздался чавкающий хруст, и спустя мгновение Лавр увидел раскуроченное яблоко, превратившееся в пюре и испачкавшее его ботинок с белотканным ковром в придачу. Буркнув, толком не отмахнувшись от навязчивых мыслей, Искрицкий уселся в кресло и выпустил из пальцев тонкий бювар, который трепетно сжимал до этой самой секунды. Из кожаной папки посыпались конспектные листы, составленные за единственную посещённую мальчиком лекцию. Лавр спешил: распределение было назначено уже на сегодня, а у него в дневнике были нуль, пустышка, абсолютное ничего. И стоило только примоститься поудобнее и откупорить флакончик с чернилами, как на глаза ему попалось кое-что поинтереснее. Рекламный журнал?.. Да, рекламный. И определённо журнал. Из Хогсмида. Вот тут-то Лавр и бесперспективно пропал.

Андреас Дресслер: Андреас держал шаг, держал осанку, держал лицо. Он бесшумно проплывал по замку, едва касаясь пола. В цепких объятиях ютилась увесистая стопка библиотечных книг. Привычка и отменное воспитание не позволяли ему запачкаться или смять рубашку даже при столь тесном контакте с фолиантами, повидавшими виды. Брюнет остановился рядом с дверью в Башню Подготовительно Отделения. Он одёрнул рукава, изящно двигая запястьями, совершил круговое движение плечами и поправил воротник. Рубашка села, как влитая, доставляя этим фактом неимоверное удовольствие её носителю. Австриец приосанился, горделиво вытянул шею, ещё раз дёрнул плечами, стряхивая напряжение в спине, и открыл дверь. В Башне Подготовительного было тихо и тоскливо. Андреас затылком ощущал психологическое давление, смятение и нервозность обитателей этих стен. Всему виной была излишняя эмпатия. Мальчик нарочито пренебрежительно поморщился, всем видом давая понять, в первую очередь себе, что не желает ощущать ни чьих эмоций, кроме своих. Он стремительно миновал несколько лестничных пролётов, задержав дыхание, будто это могло спасти от назойливых эмоциональных реакций чужих людей. Энергия, растраченная на перемещение в пространстве, больно давила на грудь, требуя новой порции кислорода. Этот обманный и в корне неверный по своему действию манёвр всё же сыграл на руку молодому волшебнику. Трудно замечать что-то, кроме набата в собственной голове от нехватки воздуха. Последние несколько метров дались волшебнику с большим трудом. Андрес позволил себе порывистость и резкость в движениях. Всё, что его заботило в тот момент - достижение собственного безопасного угла. Дресслер влетел в комнату, прижимаясь разгорячённым лбом к массивной двери. Он тяжело и шумно дышал, больно вжимаясь в деревянную поверхность головой. Как показывала практика: слабое давление способно уменьшить незначительную головную боль. Этим и не преминул воспользоваться юный маг. Андреас не сразу понял, что оказался в помещении не один. Размеренное дыхание за спиной, шелест страниц, а после и буквально физическое ощущение заинтересованного взгляда на своей спине, приводили его в замешательство и растерянность. Он мысленно чертыхнулся и медленно обернулся, успевая привести выражение лица в наиболее бесстрастный вид. - Искрицкий. - Подчеркнуто хладнокровно кивнул Дресслер. Волшебник положил на тумбочку книги и присел на край дивана. Он едва подрагивал, не успев в полной мере восстановить дыхание. Брюнет совершенно не собирался демонстрировать одногодке, что что-то пошло не по плану.

Лавран Искрицкий: Что может увлечь молодого - даже ещё не юношу, далеко не юношу, а ломкого мальчика-одиннадцатилетку, вот-вот поступившего в школу чародейства - в буклетном разноцветном ворохе? Волшебная палочка. Сносная мантия на первые два года обучения. Учебники, предположим. Да. А ещё каталог из местного ювелирного. Возможно, срабатывал компенсаторный механизм - когда предки Лавра спешно перебирались из полыхающих русских земель во Францию, все украшения пришлось продать. Семейное серебро, любимый бабушкин колдовской жемчуг, позолоченную палочку прадеда. Возможно, вкладываться в висюльки было выгоднее и безопаснее. Но вероятнее всего причина крылась просто-напросто в том, что Искрицкий был падок на подкупающий блеск камней. Чужую тёмную макушку мальчик заметил не сразу, но сразу узнал. Принадлежала она тому самому австрийцу, с которым Лавр небрежно поцапался в гостиной. Андреас производил откровенно забавное впечатление: забавность эта усиливалась, когда искренняя самоуверенность, мнимая самоуверенность, попытка в самоуверенность разбивались об самую лёгкую колкость в его адрес. Выражение лица надменное, фразы лущённо-вежливые, а вот чертей полон рот. Лавру-то этого не знать. - Какая у тебя хорошая память на фамилии. Я вот твою, признаться, не запомнил. А ты это, что, в библиотеку младшим помощником устроился? - с неуклюжей ленивостью съязвил Искрицкий, кивая на книжную стопку в руках австрийца,- весьма достойное достижение для мага нашего возраста. Дожидаться ответа от одногодки Искрицкий не стал; сам взгляд брюнета - возмущенный и какой-то рыбий - яснее ясного выражал желание продолжить круг взаимных колючестей. У Лавра же был план. Стратегия, если хотите. В мгновение ока рука Искрицкого потеснила корешковую кладировку и деловито упёрлась в стол. Лавр постарался нацепить самую обаятельную улыбку из арсенала, лукавство же шло в довесок - самого невинного характера. - Я имею предложение к тебе, друг мой, -Лавр мог заметить, как кривая усмешка пересекла рот Андреаса при слове «друг», - мы с тобой сейчас переведёмся на факультеты, не будем нарушать правила, но будем тихо-мирно сосуществовать… Я никуда не денусь, не убегу, не исчезну, в конце концов. На меня, в целом, можно положиться. Знаешь поговорку - из гурта не выпьешь серебра? Не знаешь? Ну, теперь знаешь. Пока что из его речи толком ничего не было понятно, и раздражённый вздох австрийца заставил Искрицкого перейти к сути запроса. Послышался вторящий вздох: ты-не-понимаешь-моих-блестяших-идей вздох. - Слушай, займёшь мне семь галлеонов, а? И снова Андреас не успел вставить ни слова. - Я обязан купить один перстень. Белое золото, камушки сияющие, у моего деда было похожее. - последняя фраза была откровенно плутовской, марионеточной, но если у этого Андреаса есть хотя бы капля милосердия, он поймёт. Обязан понять! - Слушай. Знаю, это странно звучит, нелепо звучит, мы толком незнакомы, да и зачем первокурснику перстень? Ещё и… - Лавр скривился, предполагая консерватизм собеседника, сущая театральщина! - ещё и мальчишке. Но он мой, я это чувствую. - Слушай, - нервно, в третий раз проговорил Искрицкий, растеряв по пути монолога все остатки красноречия, - на палочку мне хватает, если учесть стартовый капитал - я правила читал, знаю. Но у меня ни гроша за душой, мать не отправит, отцу всё равно. Я тебе верну позже, конечно же. А пока… А что пока? - А пока... Решим полюбовно?

Белла Флетчер: Белла прогуливалась по замку неторопливо, осматриваясь вокруг. Она ходила по коридорам, слушая звуки замка. Она приехала сюда только вчера вечером, и с нетерпением ждала момента, когда узнаёт, на какой факультет она попадет. Свернув уже пару раз не туда, она расстраивалась. Везде был шум, и Флетчер не понимала, куда же ей нужно идти. Ей только сказали про какую-то «комнату новеньких», а далее девочке пришлось идти самой. Лестницы, которые постоянно меняли свое направление, смешили ее. Она каталась на них и думала, что может потом найти эту комнату. Вдруг лестница доставила ее прямо к красивому коридору. Высокие потолки, разноцветные ковры.. Белле определённо это все нравилось. Она увидела приоткрытую дверь, из которой доносились голоса. Флетчер аккуратно приоткрыла дверь, заглядывая внутрь. – Привет, ты новенькая? – какая-то девочка пошла к ней, беря ее ладошку в свои руки. – Здравствуй, да, – Белла улыбнулась уголком губ, забирая свою руку в незнакомки, и села на кресло.

Андреас Дресслер: Как звучит успокоение? Как глубокое, размеренное дыхание. Как безмолвие. Как звенящая пустота в черепной коробке. Чарующая, обволакивающая пассивность, перерастающая в пренебрежение к смыканию век; сладострастное бездействие, граничащее с оцепенением от Stupefy; всеобъемлющая ментальная безмятежность, увлекающая в объятия Морфея: это всё, о чём мечтал Дресслер последние несколько дней. Чужие эмоции звенели какофонией в голове, как внезапный смотр самых бездарных музыкантов мира. Впивались, сводили с ума иступляющей головной болью. Одно намерение было громче остальных. Оно свербело в самой середине черепа и было явно направленно именно на Андреаса. - Какая у тебя хорошая память на фамилии. Я вот твою, признаться, не запомнил. А ты это, что, в библиотеку младшим помощником устроился? Весьма достойное достижение для мага нашего возраста. - Съязвил Искрицкий. Брюнет болезненно поморщился и перевёл хмурый взгляд на одногодку: - Запоминание твой фамилии не было моей целью. Очевидно, это всего лишь отменно развитые когнитивные способности твоего скромного собеседника, не более. - Дресслер выдал кривую усмешку. - Благодарю за высочайшую оценку моих достижений, Барин. - Юный волшебник отвесил карикатурный поклон и ехидно улыбнулся, наблюдая за реакцией. Чужое намерение нарастало, требуя развязки. Андреас желал вербальной реализации порыва не меньше. Маг в нетерпеливом ожидании уставился на однокурсника. - Я имею предложение к тебе, друг мой, - Адреас издал невнятный булькающий звук, подавившись смешком. Он сумел перехватить контроль над мимикой за мгновение до появления на лице красноречивой ироничной улыбки. - Мы с тобой сейчас переведёмся на факультеты, - продолжал Искрицкий, - не будем нарушать правила, но будем тихо-мирно сосуществовать… Я никуда не денусь, не убегу, не исчезну, в конце концов. На меня, в целом, можно положиться. Знаешь поговорку - из гурта не выпьешь серебра? Не знаешь? Ну, теперь знаешь. Дресслер заинтересованно слушал. Уголки губ изгибались в плутоватой улыбке. Искрицкий заискивающе словоблудил. Разговор стремительно перетекал в расшаркивающееся упрашивание и снисходительное одолжение. - Слушай, займёшь мне семь галлеонов, а? - Андреас не успел вставить ни слова. - Я обязан купить один перстень. Белое золото, камушки сияющие, у моего деда было похожее. Искрицкий тараторил и веселил Андреаса. Дресслер не удивился бы, если в ходе порывистого монолога Искрицкий сам себе отказал бы от имени его австрийшества. - Слушай. Знаю, это странно звучит, нелепо звучит, мы толком незнакомы, да и зачем первокурснику перстень? Ещё и… ещё и мальчишке. Но он мой, я это чувствую. Быстро сменяющиеся слова отдавались эхом в голове Дресслера. Как зарница перед приближающейся грозой, Андреаса настигли смутные неосознаваемые ощущения физического неудобства. Впечатление сродни того, как если бы рубашка сползла назад и давила в плечах и горловине. Чувство затмевающей злости и стойкого нежелания вписываться в узкие рамки бессмысленных критериев подступало удушающей тошнотой. - Я... - согласен. Андреас пожелал помочь тому, чьи слова протяжно отозвались в его душе. Порыв был чист и искренен, но так и остался не реализован. Австриец инстинктивно прикусил язык, отбрасывая эмоциональную реакцию на второй план. Было бы слишком опрометчиво не воспользоваться сложившейся ситуацией в своих целях. Пока брюнет обдумывал наилучшее встречное предложение, Искрицкий продолжал головорить: - Слушай, на палочку мне хватает, если учесть стартовый капитал - я правила читал, знаю. Но у меня ни гроша за душой, мать не отправит, отцу всё равно. Я тебе верну позже, конечно же. А пока… И чем дольше он говорил, тем больше тонких иголок впивалось в австрийское сердце. Дресслер проглотил жгучую досаду, поджал губы и стоически держал лицо, позволяя собеседнику договорить. - А пока... Решим полюбовно? Брюнет не без труда натянул гадкую, надменную, снисходительную и несколько лукавую улыбку. Он выдерживал паузу, нагнетая атмосферу. - Я могу тебе помочь с этим. - Австриец пожал плечами, не желая сразу переходить к сути. - Предлагаю тебе стать моим верным лакеем. - Андреас хищно прищурился, наблюдая за реакцией. - С меня щедрое жалование в размере семи?.. Нет, - самодовольно отмахнулся брюнет, - в размере десяти галлеонов за семестр! Соглашайся! Беспрецедентное предложение. Бонусом получишь интеллектуально одарённого собеседника.

Лавран Искрицкий: - Благодарю за высочайшую оценку моих достижений, Барин. Лавр смог лишь горько ухмыльнуться на этот выпад. Самые жестокие детские дразнилки не были одновременно так близки и так далеки от правды жизни. - Я могу тебе помочь с этим. Бывает так, что ты даёшь человеку карт-бланш. Так поступали все, кто отдавался во власть русской рулетки, задиристого бретёрства, хорохористого скрещивания палочек. И если внешне надеешься на чопорное благородство, выверенно-прилизанное благородство, «ну что вы, ваше благородие, ваше баронейшество, какие условия, берите-с так, отдадите уж!», то душа подленько требует вызова. Ну, давай. Возьми на слабо, козырни злокозненностью и остроумием, выкинь что-нибудь этакое; вонзи вилку, обломай стрекозиные крылья, раздразни гиппогрифа. - Предлагаю тебе стать моим верным лакеем, – так говорит австриец. Ты даёшь ему карт-бланш – а он так бездарно его растрачивает. И ладно бы просто растрачивал, куда там, это мелочи жизни, дело обстояло ещё хуже: он берёт отсрочку. Абсолютно наглую отсрочку, которая заключается в охомутывании лакейской униформой самого Искрицкого. Возмутительный, беспрецедентный наглёж — пусть так и запишут в небесной канцелярии, эльфийской бюрократии, гоблинском делопроизводстве, и где там ещё ведут счёт чужих прегрешений?.. Отчего-то стало трудно и зябко дышать; проще всего это было списать на разочарование в гадливо улыбающемся мальчишке напротив. Обвинить его в подлости, во всех смертных и не очень грехах – они всё-таки волшебники. Они всё-таки волшебники – эти забавные белоэмигранты-Искрицкие. Они могли стирать мантии старых парижских ведьм. Раздавать пожухлые магические газеты на улице. Варить контрабандные женьшеневые штофы на продажу – от таких заморские чародеи хмелели покрепче, чем от местных напитков. Гадать на обхудившихся уже картах таро в узеньком переулке. Но не прислуживать. Это Лавр знал точно, положительно и назубок – с детства. Что ж, покрутим ещё. – Нет, – Лавр покачал головой, – нет. Андреас, дружище ты мой всехитростный, я нахожусь в светлом удивлении. Ты меня так не разочаровывай, а? Я тебе не патент на рабство давал, а возможность щегольнуть своей экспромтной изобретательностью. Пользуйся ею сейчас, – или не пользуйся вовсе. И да, – Искрицкий улыбнулся совсем уж зло, – не за десять галлеонов точно. О том, что планы их треснули обоюдно, знали только пальцы Лавра, нервозно поглаживающие упаковку семейных карт в кармане брюк.

Андреас Дресслер: Насколько это было возможно, Андреас избегал многочисленные компании. Если бы австриец мог, он бы с удовольствие избегал людей вовсе. Разумеется, обучение в школе не предполагало уединения. Волшебник был к этому готов. Жизненные перипетии он воспринимал как очередной способ потягаться с самим собой в стойкости. Частные демонстрации превосходства сознания и воли над телом были любыми развлечениями Дресслера в свободное от занятий время. В то, что подобные изощрения нравились юному магу, верилось с большим трудом. Тем не менее данные установки очень точно вписывались в мироощущение Дресслера старшего. С подачи воспитательных порывов отца они глубоко засели в основании несформированной детской психики. Старший Дресслер авторитетно утверждал, что в отсутствии тотального контроля всё в этом мире полетит в самое пекло быстрее, чем мысль успеет выразиться в словах. Контроль, по его словам, начинается от дыхания, перетекает в мышцы, трансформируется в мысли и создаёт реальность. Медитативные практики и прочие уловки действительно помогали остыть, но сдержать бушующую детскую индивидуальность им было не под силу. В отличие от тяжёлой отцовской руки. Андреас был измождён попытками угодить отцу. С возрастом юный волшебник всё явственнее осознавал, что его собственная жизнь не принадлежит ему. Именно поэтому мальчик был так чувствителен к чужой скорби и боли. Всю горечь, что отразилась на лице Искрицкого, Андре ощутил на собственном языке. Он сглотнул горький комок и отвёл взгляд. Австриец чувствовал вину и не хотел её показывать. Не хотел показывать потому, что люди обычно склонны воспринимать эмпатию в качестве слабости. Потому, что не хотел разрушать свой отчуждённый образ. Потому, что не хотел видеть боль. Она неминуемо отражалась в собственном сердце. Дресслер промолчал. Язык не желал выдавать ничего особо ядовитого, а неумелые сочувствующие комментарии могли лишь усугубить ситуацию. Брюнет не умел успокаивать: не было необходимости и желания учиться. Ещё один побочный продукт отцовского воспитания. “Чувства на то и чувства, чтобы быть личными. Демонстрация субъективных переживаний не имеет смысла. Эмоциональность - лишь следствие внутренней разнузданности. Каждый должен справляться сам.” Андреас всё же сомневался. Действительно ли мир до сих пор стоит лишь потому, что один определённый австриец достиг потрясающих высот в искусстве сдерживания чувств? Брюнет был наслышан, что в близких человеческих отношениях происходит обоюдный обмен энергиями, в том числе в форме вербализации своих негативных ощущений. Как же часто Дресслера посещали мысли, что он попросту не заточен под эти безрассудства, связанные с доверием между людьми. – Нет, – Лавр покачал головой, – нет. Андреас, дружище ты мой всехитростный, я нахожусь в светлом удивлении. Ты меня так не разочаровывай, а? Я тебе не патент на рабство давал, а возможность щегольнуть своей экспромтной изобретательностью. Пользуйся ею сейчас, – или не пользуйся вовсе. И да, – Искрицкий улыбнулся совсем уж зло, – не за десять галлеонов точно. Андреас вернул колючий взгляд одногодке. Он смотрел на Искрицкого не моргая. Шутки австрийца не были необходимостью. Мальчик понимал, что сам нарвался на ответные выпады. И всё же что-то в этом “не разочаровывай меня” было таким обжигающе холодным, отцовским. Дресслер побледнел. Взгляд потух. Дыхание прекратилось на пару секунд, чтобы возобновиться ускоренным сердцебиением. Маг удручённо поджал губы и бесцветно процедил: - Соглашусь. Подкоплю изобретательность до более подходящей ситуации. Свои семь галлеонов можешь забрать в учебное время, предварительно прислав мне официальный письменный запрос.

Юкимару Цао: Юкимару Цао бежала по коридорам. Пару раз врезавшись в привидений и учеников, она влетела лбом в какую-то дверь и чуть не отключилась. Попав в какую-то комнату, она шумно отдышалась. — Вот что значит по коридорам носиться!— подумала она вслух и только тут поняла, что в комнате она не одна. —Ребят, я Юкимару Цао, рада знакомству) Можете называть меня Юки или просто Цао.

Эрлин Льюис: После первого и, надо сказать, продуктивного учебного дня на ПО, Эрлин брела в комнату для новеньких. В руках девочка держала стопку учебников, которые не поместились в сумку. На верхушке стопки, как свечка на торте, красовался маленький кактус в горшочке. Почему-то с момента его появления, Эрлин звала его сэром Диком. И то ли это было сокращение от «Эдуард», то ли от «дикобраз», история умалчивает. Пыхтя и преодолевая ступени лестниц с учебниками наперевес, Эрлин фыркнула, чтобы сдуть с носа прилипшую волнистую прядь, выбившуюся из растрепанной русой косы. «Говорила мне мама, что нужно чаще делать зарядку» - подумала девочка, приближаясь к заветной двери. В комнате для подготовишек было тепло и уютно. В каминах плясали красно-рыжие язычки пламени, почему-то пахло сдобой и свежим пергаментом. Ученица прикрыла ногой дверь и положила кипу учебников на маленький столик. Не забыв водрузить сэра Дика сверху, Эрлин увидела в гостиной нескольких ребят. Застенчиво улыбнувшись, девочка поздоровалась с присутствующими. - Привет! Я Эрлин. Эрлин Льюис.

axelpitterson: Всем привет, хотел узнать, у кого какие самые любимые моменты из фильма, посмотрел все части в 2 круга, понял, что хочу читать книги, и что они будут более полными как рассказ, но там очень интересные моменты. Мне понравился момент с квиддичем и говорящими картинками, но какие моменты вас зацепили?

Ада Винтерс: Винтерс бодро скакала по коридорам сшибая учеников с пути. Ада со звонким смехом вбежала в комнату и прыгнула на первое попавшееся кресло. -Привет! Бонжур! Ола! Я Ада Мелания Винтерс! Можно просто Ада! - воскликнула девочка.

Широюкихимэ: Широюки засветилась в комнате для новичков, чтобы её пропустили в Хогвартс.

Широюки Оннахимэ: Широюки удивилась тому, что пространственно-временная аномалия сделала с её именем, и попыталась войти ещё раз.

Джулия Джонсон: Девушка направлялась в сторону факультетской Башни, когда из комнаты новеньких раздался чей-то звонкий, заливистый смех. Перехватив пергаменты с записями подмышку, она приоткрыла дверь и тихонько заглянула внутрь: — Привет! Бонжур! Ола! Я Ада Мелания Винтерс! Можно просто Ада! — весёлые возгласы раздавались из кресла. На фоне его — большого и огромного — такую маленькую девочку можно было бы и не заметить, если бы не маленький моторчик, который, видимо, был прикручен к спине. Подготовишка ёрзала в кресле, словно посидеть на месте хотя бы минутку было для неё самым страшным преступлением. Джулия улыбнулась и зашла в помещение, чтобы поздороваться и заодно представиться новенькой: — Добрый день, мисс. Джулия Джонсон-Стиверсон, ваш куратор. В этот момент на пороге показалась ещё одна фигура. Появившаяся девочка переминалась с ноги на ногу, словно что-то мешало ей зайти. — Юные леди, — староста обратилась к новоприбывшим, — рада видеть вас в этих стенах! Добро пожаловать. Если у вас есть вопросы, непременно их задавайте. Решив, что Башня подождёт, гриффиндорка устроилась в одном из кресел напротив мисс Винтерс, на ходу кое-как запихнув все свои пергаменты в рюкзак. Несколько свитков всё-таки не поместилось, и теперь их краешки одиноко выглядывали наружу. — А пока что вопрос есть у меня, — девушка по привычке бросила рюкзак себе под ноги и чуть прищурилась, переведя взгляд с одной ПОшки на другую. — Как добрались-то?

Базилика Йерроу: День прошёл так себе. Утром Базилика в спешке дописывала сочинение по Вампирологии, одновременно борясь с удушливой духотой, разливающейся по Общей Гостиной. В обед она беседовала с мистером Фатхи на тему хиппующих бекл — оказывается, они особенно льнут к девочкам, которые выбрали себе мракоборческую стезю. В полдень она дописала домашнюю работу, поставив едва заметное пятно с подтаявшего фруктового льда на пергамент. Переписывать работу Бэз не стала, поскольку очень спешила. Нет, работу всё-таки требовалось подправить; спустя каких-то десять минут всё было сделано ладно, а работу отнесла сова. Хотелось верить, что отнесла в известном направлении. А вот что было дальше, помнилось смутно. Вроде бы маленькая Йеррок решила дойти до Башни Подготовительном отделения и оставить шоколадное печенье куратору. Хотелось сделать что-то приятное — как она думала — напоследок. Да, точно. Так и было. Затем Базилика уснула — в гостевой, не снимая босоножки, не переводя духа, борьба с духотой такая себе вышла, прямо скажем. Магическая свистелка-жужжалка, аналог маггловского будильника по совместительству, должен был её разбудить. Она не проспит, не проспит, не... Она проснулась вечером, когда пряный можжевеловый запах щедро лился из окна, принося с собой спасительный холодок. Приятный и свежий, такой бывает только вечером, когда земля остывает после долгого жаркого дня. А это значит, что она проспала распределение. Значит, что она проспала всё на свете! Вероятно, утром она встала не с той ноги. Поэтому сейчас, поздним вечером, идёт в каминный зал; наверняка пустынный, — ведь все, с кем она успела познакомиться, уже распределились, повязали галстуки своих факультетов и отправились сопеть в новые спальни. Кто-то под сводами башем, кто-то в уютных подземельях... а кто-то Базилика, которая снова заснёт в общей спальне для учеников подготовительного. Не на диване в гостевой — спасибо и на том. — Ау? —девочка отворила дверь в зал и принялась внимательно оглядывать возникшее перед ней помещение, — есть тут кто? Было ожидаемо тихо. На кресле в уголке дремала девочка. Стало немного легче, если честно; она такая не одна. Неподалёку сидела девушка гораздо старше неё, видимо, их куратор? Точно, Базилика видела её на празднике недавно, только мантия была другой расцветки. — Добрый вечер, мисс Джонсон-Стиверсон. — Йерроу говорила тихо боясь ненароком разбудить, уснувшую; хорошо, что улыбки совершенно бесшумны!

Вероника Бейкер: Вероника неспешно прогуливалась по коридорам легендарной школы. Со стен за её броуновским движением безмолвно наблюдали портреты выдающихся деятелей магии прошлого и настоящего времени. Время от времени, она останавливалась, чтобы подробнее рассмотреть какой либо предмет интерьера, затем продолжала путь. "Однако, я тут как пить дать потеряюсь и будут меня с поисковыми волколаками разыскивать... -- про себя хмыкнула девочка, в восемнадцатый раз проходя мимо одного и того же доспеха с берёзовым веником подмышкой и в газетной "треуголке". -- Одно слово лабиринт! Ну кто так строит? Вот правильно говорил Портос: первым делом зарисуй карту, затем выкинь её и найди аборигена, который знает дорогу. А я, как всегда: Я -- Стрелок, я пойду один! И что? О, опять моя булочка, то бишь доспех! Интересно, я найду комнату для новичков раньше, чем меня исключат за тотальное отсутствие?" Портреты втихаря хихикали, наблюдая, как новенькая ходит вокруг широкого столба с весьма сосредоточенным видом. Наконец один из них сжалился над недотёпой и окликнул девочку: -- Мадемуазель, Вы не башню новичков ли, случайно, разыскиваете? Вероника подскочила от неожиданности и завертелась на месте в поисках источника голоса. И тогда она таки заметила, что портреты живые и с интересом на неё смотрят, а с ближайшего из них участливо взирает молодой шевалье. -- Ой, здравствуйте... -- девочка на секунду замешкалась, припоминая правила этикета и, уже достаточно проникшись средневековым антуражем, неуклюже присела в подобии реверанса. -- Я именно этим и занимаюсь, милорд. Надеюсь, Вас не сильно затруднит подсказать мне примерное направление движения? -- Вам в третью арку справа от доспеха, мадемуазель, -- приподнял шляпу дворянин на портрете. -- Премного благодарна, милорд! -- Вероника улыбнулась вельможе и, ещё раз попыталась правильно церемонно присесть, но запутавшись в непривычной мантии, шлёпнулась на пятую точку. Шевалье благородно сделал вид, что не заметил оплошность. Красная, как варёный рак, Ника неуклюже поднялась и поспешила по указанному маршруту и вскоре оказалась перед массивной дверью в гостиную новичков. Та была приоткрыта и из помещения доносились обрывки разговоров и смех. Инстинкт одиночки тотчас объявил красную тревогу и девочка в нерешительности застыла у входа. "Ох... Да пребудут со мной все, кто не слишком занят!" -- мысленно взмолилась она и, собрав всю волю в кулак, попыталась прошмыгнуть внутрь. Увы, незаметно войти не удалось, дверь предательски скрипнула, чем привлекла внимание общественности. Ника застыла и, постаравшись уменьшиться в размере, на грани слышимости проговорила: -- Здравствуйте, меня зовут Вероника Виктория Бейкер, я новенькая...

Эмберли Шрив: Едва получив значок куратора ПО, Эмберли устроила себе марафон по помещениям, где обычно можно встретить только что поступивших студентов. Исследовав как следует башню подготовительного отделения - всё же когтевранка не бывала там уже больше пяти лет - Эмбер направилась в гостиную ПОшек. И, как оказалось, очень вовремя! Стоило мисс Шрив пройти к дивану у камина, как в помещение вошла молодая девушка. "Вот и первая твоя подопечная, Эмберли!" - пронеслось в голове у новоиспеченного куратора, и на секунду от волнения ноги стали ватными. Но вскоре она взяла себя в руки. - Здравствуйте, меня зовут Вероника Виктория Бейкер, я новенькая..., - очень тихо произнесла девушка. С виду она тоже очень сильно волновалась, так что Шрив поняла: необходимо разрядить обстановку. Эмбер мило улыбнулась и тоже представилась: - Добрый день, мисс Бейкер! Я рада вас видеть в Школе. Меня зовут Эмберли Шрив, можно просто Эмберли, - когтевранка подошла поближе к пошке, - Я буду вашим куратором, пока вы не распределитесь на факультет! Так что смело задавайте мне любые вопросы здесь или личным письмом через сову! Эмберли оглядела взволнованную мисс. - Всё ли у вас в порядке, мисс? Как добрались до Школы?

Женевьева Пресли: Юная волшебница прогуливалась по коридорам башни ПО, рассматривая каждый уголок. Женевьева считала, что её дом в Лондоне просто огромен, и похож на дворец, но Хогвартс её по настоящему поразил, никогда прежде её ещё не приходилось видеть ничего подобного. Красота места завораживала, в каждом уголке помещений чувствовался вкус и какое - то высокое происхождение. Сложно объяснить такие ассоциации словами, это, скорее, надо чувствовать. Обойдя практически всё, что можно было обойти в своей башенке, ПОшка упёрлась в дверь помещения, в котором не бывала раньше. За дверью слышались голоса,. Что же, возможно, ей следовало бы туда пройти. Отварив дверь без раздумий, Женевьева увидела двух девушек. Одна была явно ПОшка, как и она сама, а другая постарше, представительница одного из факультетов. -Добрый день. - чопорно поздоровалась девочка, и, не дожидаясь ответного приветствия, прошла к одному из кресел. Если разговор не пойдёт, то что же... значит, такова судьба.

Эмберли Шрив: Эмберли проводила Веронику до дивана, а сама прошла к буфету, чтобы приготовить чай. В этот самый момент в комнату вошла еще одна новенькая и сразу же прошла к креслу. Мисс Шрив воодушевленно взглянула на неё. - И вам хорошего дня, мисс... - куратор перебрала в голове последние списки зачисленных, - Мисс Пресли, я не ошиблась? Добро пожаловать! Я куратор ПО, Эмберли Шрив. Буду рада помочь, если у вас возникнут вопросы, - девушка улыбнулась и, на секунду зависнув на языках пламени в камине, вновь вернулась к приготовлению чая. Эмбер начала колдовать над напитком, но внезапно опомнилась: - Девушки, может вы хотите что-нибудь? Чай, какао, кофе?

Женевьева Пресли: -Рада знакомству, мисс Шрив. Да, я мисс Женевьева Мерилин Пресли. - чуть улыбнувшись, не менее важно добавила девочка, официально представившись, как это требовалось в обществе. - Благодарю вас, пока у меня вопросов нет, всё предельно ясно. - выждав некоторый момент, добавила. - Даже успела отправить парочку домашних заданий. - поправив мантию, ПОшка словно спохватилась. - Ах, да, можно чаю пожалуйста? Чёрный, с сахаром. Благодарю. Девочка внимательно оглядела помещение, и подумала, что такие прекрасные, витражные окна должны быть во всём замке, не только здесь. Хотелось бы побывать, наконец, в большом зале. Скорее бы распределение...

Эмберли Шрив: - Ах, да, можно чаю пожалуйста? Чёрный, с сахаром. Благодарю. - Конечно! - девушка быстренько налила еще одну чашку чая и слевитировала её пошке, а свою взяла в руки и прошла к дивану неподалёку. - Какие предметы вам понравились, если не секрет? Отхлебнув немного горячего чая, когтевранка внезапно ощутила прилив ностальгии. Когда-то и она была такой же маленькой, беззаботной, бегала по замку, а теперь? Воспоминания накрыли с головой, всё так здорово изменилось с тех пор. Но, кажется, одно всё же осталось прежним. Чай в этой гостиной всё еще невероятно вкусный и успокаивающий. - Так как вам замок, мисс Пресли? Вы уже бывали где-нибудь кроме башни ПО? Не хотите сходить в Общую гостиную? Там очень здорово!

Вероника Бейкер: Вероника застыла у входа, практически сразу к ней подошла девушка в мантии с синими нашивками. - Добрый день, мисс Бейкер! Я рада вас видеть в Школе. Меня зовут Эмберли Шрив, можно просто Эмберли. Я буду вашим куратором, пока вы не распределитесь на факультет! Так что смело задавайте мне любые вопросы здесь или личным письмом через сову! Всё ли у вас в порядке, мисс? Как добрались до Школы? Куратор мисс Эмберли усадила мою полумёртвую тушку на диван, а сама прошла к буфету. Пока Ника, огорошенная и немного контуженная обилием внимания к своей персоне, пыталась сформулировать ответ, в гостиную вошла ещё одна новенькая. -- Добрый день, -- холодно поздоровалась она и не ожидая ответа прошла к креслу, где устроилась с безразличным выражением лица. Мисс Эмберли тотчас переключилась на прибывшую. - И вам хорошего дня, мисс... Пресли, я не ошиблась? Добро пожаловать! Я куратор ПО, Эмберли Шрив. Буду рада помочь, если у вас возникнут вопросы. Сказав это, она продолжила копаться в буфете, затем, обернувшись, спросила? - Девушки, может вы хотите что-нибудь? Чай, какао, кофе? Новенькая, не меняя выражения лица, лишь добавив лёгкую улыбку, официальным тоном представилась: -Рада знакомству, мисс Шрив. Да, я мисс Женевьева Мерилин Пресли. Благодарю вас, пока у меня вопросов нет, всё предельно ясно. Затем она выдержала некоторую паузу, явно ожидая реакции и продолжила: - Даже успела отправить парочку домашних заданий. Ах, да, можно чаю пожалуйста? Чёрный, с сахаром. Благодарю. Вероника сидела на краю дивана, вполне довольная тем, что внимание переключилось на другую девочку и с интересом следила за диалогом куратора и новенькой. "Кофе хочется... -- внезапно мелькнула у неё мысль. -- Но если попрошу, то опять окажусь центром внимания... Нет уж, обойдёмся."

Моника Несбитт: Попутав несколько коридоров, кое-как добралась до гостиной. Поправила платье, отряхнула рукав и зашла в комнату, где находились студенты разных возрастов. - Добрый вечер. - стеснительно улыбнулась.

Женевьева Пресли: -Благодарю. - девочка с благодарностью улыбнулась, приняв приятно пахнущий, горячий напиток. - Мне очень понравилась кафедра мракоборства, знаете, осмотрела все предметы там, и поняла, что всё очень интересно, познавательно и увлекательно. Правда, не всё, конечно, так просто как хотелось бы. Но кто говорил, что будет легко, верно? - Женевьева вновь улыбнулась куратору, пресекая свои дальнейшие философские изречения, ведь сейчас не о них. - Замок просто потрясающий. Но я действительно ещё не была нигде, кроме башни. Я, знаете, пока осматриваюсь, притираюсь, как говорится. Думаю, что ещё успею здесь всё осмотреть, хоть и не быстро, ведь замок огромен. - девочка сделала пару глотков, и вдруг вспомнила кое - что, из - за чего слишком громко поставила чашечку на блюдце. - Кстати, мисс Шрив, я кое - что вспомнила, у меня есть важный вопрос: я ПОшка, но при этом, открывая журнал ПО, меня нет в списке. Не подскажите, что делать в этом случае?

Эмберли Шрив: Эмберли обратила внимание, что Вероника действительно чувствует себя некомфортно. Девушка повернулась к ней и взглянула в глаза. "Надеюсь, она не боится меня". - Мисс Бейкер, вы притихли... Пожалуйста, чувствуйте себя здесь как дома! Надеюсь, эта Школа действительно станет вашим домом вскоре. Могу ли я сделать что-нибудь, чтобы вы немного расслабились? - староста осмотрела комнату, думая, что бы такого сделать плохого. Или хорошего. Не важно, главное, чтобы все расслабились. Вероятно, лучшей идеей было разговорить девчонок. - Расскажите немного о себе, откуда вы? В этот момент в комнату вошла еще одна девушка. "Какой прекрасный день, столько новых лиц!", пронеслось в голове Эмбс. - Вам тоже добрый вечер, мисс!, - куратор помахала девочке и вновь улыбнулась. - Я Эмберли Шрив. А к вам как мы можем обращаться?

Эмберли Шрив: - Кстати, мисс Шрив, я кое - что вспомнила, у меня есть важный вопрос: я ПОшка, но при этом, открывая журнал ПО, меня нет в списке. Не подскажите, что делать в этом случае? Услышав вопрос от мисс Пресли, когтевранка на пару мгновений замешкалась. - Так, прошу прощения, сейчас проверю, - Эмберли прошла к своей сумке, которую оставила у входа в помещение и начала искать в ней какие-то бумаги. За последнее время их накопилось весьма и весьма много, но в итоге девушка смогла найти нужный документ. Она внимательно просмотрела список. - А, вот, нашла! - девушка показала журнал ПО Женевьеве. - Всё в порядке, если вдруг вы не можете найти себя в списке ПО на главном стенде, не переживайте, у вас он тоже скоро обновится. Если вам доступен личный кабинет, не переживайте, всё хорошо!

Вероника Бейкер: ... отсидеться не удалось. Наверное Ника слишком заинтересованно следила за разговором и случайно прожгла в кураторе дырку взглядом, поскольку она вновь обернулась к девочке и сказала: - Мисс Бейкер, вы притихли... Пожалуйста, чувствуйте себя здесь как дома! Надеюсь, эта Школа действительно станет вашим домом вскоре. Могу ли я сделать что-нибудь, чтобы вы немного расслабились? Вероника не была бы дочерью своего отца, который сначала делал, а потом думал, если бы не вытащила отцовский же подарок -- артефактный карандаш -- и не нарисовала себе комиксовый пузырь диалога с надписью "Я в порядке, не обращайте внимание, считайте меня частью интерьера", который тотчас материализовался рядом с головой Ники. И только после этого до неё дошло, что она вытворила. "Ну всё, вот и догнал тебя белый сибирский лис, подруга..." -- подумала Ника и, зачеркнув баббл, отчего тот исчез, постаралась спрятаться за шторой.

Женевьева Пресли: -Добрый день. - чуть улыбнувшись, поприветствовала она новое лицо, и вернула своё внимание куратору и их разговору. Решив, что перебивать девочку будет невежливо, Женевьева стала ждать, пока та поприветствует мисс Шрив, и как - то вольётся в разговор. Пока возникла эта небольшая заминка, волшебница рассматривала окружающих её людей. Просто так. Нужно же как - то вливаться в коллектив. И плавно перешла к мыслям о том, как же кратко изложить вою биографию куратору, ведь Женевьева никогда не славилась краткими, но ёмкими речами.

Женевьева Пресли: На ответ куратора о списке и журнале, Женевьева улыбнулась, и поспешила поблагодарить куратора: -Благодарю, мисс Шрив. - девочка достала дневник из сумки, которая всё это время была с ней. - Да, действительно, всё обновилось, теперь я точно спокойна. - и, захлопнув дневник - книжку, убрала его обратно в сумку.

Моника Несбитт: Улыбнулась рыжеволосой девушке, которая сразу представилась. - Приятно познакомиться, - опустив глаза, смутилась, - простите, сразу не представилась. Моника Несбитт, новоприбывшая ПОшка. Решила присесть на диванчик, попутно осматривая уютную комнату.

Женевьева Пресли: -Здравствуй, Моника. - девочка дружелюбно глянула на пришедшую. - Я Женевьева. Выслушав взаимные приветствия, пошка поспешила ответить на вопрос куратора: -Я из Лондона. Живу с мамой и папой в большой доме, ещё у меня есть два старших брата - близнеца, но они уехали учиться в Дурмстранг. Мы живёт неподалёку от Букингемского дворца, но как мне кажется, даже с ним не сравнится Хогвартс. Вот так, немного наивно и по - детски Женевьева рассказала о себе краткие факты, не желая заполнять всё время длинными речами о себе, чтобы не утомлять слушателей.

Моника Несбитт: Выслушала Женевьеву, улыбнулась: - Привет) Рада знакомству! Два старших брата - ничего себе. Они, наверное, часто тебя балуют, когда видят. А ты, я так понимаю, тоже только добралась до комнаты новеньких? Надеюсь, сдружимся. Поправив прядь волос, обратила внимание на девочку, которая пыталась спрятаться за шторой: - Привет. Мы тебя смущаем?

Эмберли Шрив: - Да, действительно, всё обновилось, теперь я точно спокойна. После этих слов куратор выдохнула. Но тут она увидела Веронику, которая сперва создала над своей головой диалоговое окошко, а после стерла и быстро спряталась за шторкой у окна. Это вызвало смешок у Эмбер, который та сдержать не смогла. - Ахах, простите меня! Мисс Бейкер... Вероника, - девушка понадеялась, что это не будет слишком фамильярно с её стороны. - Пожалуйста, возвращайтесь на диван, я не буду вас трогать, если не хотите, - Эмберли улыбнулась и снова, правда немного нервно, рассмеялась. Вся эта неловкость казалась одновременно забавной и пугающей. - Простите, сразу не представилась. Моника Несбитт, новоприбывшая ПОшка. - Как вы, уже успели осмотреться в школе, мисс Несбитт? Есть ли какие-нибудь вопросы? - Эмберли успела произнести это перед тем, как Женевьева начала рассказывать о себе. После этого студентка внимательно начала слушать разговор пошек, стараясь не вмешиваться.

Вероника Бейкер: ...за шторой обнаружилось большое витражное окно с широким и донельзя уютным подоконником, на котором как будто специально находились мягкие диванные подушки. "Ого, да тут жить можно! -- восхитилась Ника и забросила сидор с вещами к подушечному гнезду. -- Всё, я нашла своё место в мире." Из-за шторы послышался несколько нервный смешок куратора: -- Ахах, простите меня! Мисс Бейкер... Вероника, пожалуйста, возвращайтесь на диван, я не буду вас трогать, если не хотите. "Мда, что-то я ну уж слишком, вон, даже куратора довела уже..." -- раскаялась Ника и решила спросить совета у наставника, привычно установив мыслесвязь. Кот ответил мгновенно. -- Ты так и будешь только со мной общаться, чудо природы? Небось спряталась уже? Вылезай и познакомься хоть, невежливо сидеть сычом в обществе даже не представившись, -- примурлыкивая, осуждающе проговорил Портос. Затем рядом с Вероникой образовался разрыв пространства и оттуда высунулся сам Кот с яблочным пирогом в лапах. -- Держи, угости соседок, тебе с ними ещё долго общаться, а первое впечатление -- сама знаешь... Он махнул лапой и скрылся в затянувшемся разрыве, а Ника взяла немаленький пирог, перевела дух и вылезла в гостиную. -- Ещё раз доброго времени суток, меня зовут Вероника Виктория Бейкер, не прошу любить, но прошу не жаловаться! -- с ходу выговорила она и поставила пирог на стол.

Эмберли Шрив: Аромат яблочного пирога начал доноситься из-за штор раньше, чем оттуда вышла Вероника. И в этот миг стало совершенно непонятно: хочет Эмбер увидеть пошку или выпечку больше. "Так, угомони своего пожирателя выпечки!" - Вот это пирог, вы его прямо на подоконнике приготовили?, - девчонка рассмеялась, - Думаю, жаловаться мы не будем! Присаживайтесь, пожалуйста, - Эмберли кивнула на кресло рядом, а сама встала и прошла к буфету, чтобы взять нож для пирога. Куратор разрезала яблочный десерт на восемь небольших кусочков и вернулась на диван. Чай уже изрядно остыл, но для когтевранки это не было проблемой, она скорее не любила слишком горячие напитки. Поэтому со спокойной душой, конечно, пригласив к трапезе остальных девушек, взяла кусочек и сделала небольшой укус. "Еда! Наконец-то еда! Еще и такая вкусная..."

Женевьева Пресли: Женевьева улыбнулась Монике. -Конечно сдружимся, я люблю новые знакомства. - пошка перевела безразличный взгляд на другую девочку, которая вышла из - за шторки, и даже не одна. А с угощением. Но как - либо комментировать слова или добавлять что - либо не стала, ибо было понятно, что человек не особо жалует светские беседы. Впрочем, Женевьеве не было до этого никакого дела, она быстро переключилась на беседу. - А ты, Моника, расскажи о себе.

Моника Несбитт: Отложила пергаменты на стол, где были её первые работы по предметам Хогвартса. - Осмотреться не особо успела, только заглянула в некоторые кабинеты и мигом к вам) - ответила мисс Шрив. - Спасибо за приём, иначе я бы потерялась, - смущённо произнесла. Улыбнулась Веронике: - Рада знакомству, а какой замечательный пирог! Взяв кусочек с блюда, откусила и запила чаем, удовольствию нет предела. - Я из Саутволда, но в силу частых переездов побывала в многих местах) У меня есть брат, Фрэнк, он уже выпустился из Хогвартса (факультет - Хаффлпафф). Ещё у нас дома живёт маггловский питомец - Лорик, скучаю по нему.

Женевьева Пресли: -Как здорово, понятно. А в Хогвартс ты себе какого питомца привезла? Я тоже уже скучаю по своим домашним животным, которые остались дома, но я им клятвенно пообещала, что прибуду к Рождеству. - Женевьева сказала последнюю часть монолога с некоторой грустью, но всё же щепотка веселья в самом конце присутствовала. Нельзя заканчивать разговоры на грустном. Девочка с удовольствием допила чай, и поставила чашку на ближайший столик, подумав, что здесь, без своих домовиков, возможно, придётся прибегать к приготовлению напитка самостоятельно.

Моника Несбитт: - А в Хогвартсе я без питомца . Решила сначала обустроиться, всё здесь понять, затем заводить , - ответила на вопрос. Улыбнулась услышав про клятвенное обещание: - А какие именно питомцы у тебя? Отставила угощения и продолжила распрашивать: - А как именно проходит распределение? Перевела взгляд на Женевьеву: - Успела посетить какие-то лекции?

Эмберли Шрив: Эмберли немножко расслабилась, когда девушки разговорились между собой. Но в итоге прозвучал вопрос, предназначенный явно для неё: - А как именно проходит распределение? Девушка задумалась на пару мгновений. Казалось бы, мисс Шрив десятки раз наблюдала за этим действом, да и сама проходила распределение пять лет назад... Но в действительности, каждое распределение - это что-то уникальное, каждый ПОшка проходит через это по-своему. И всё же что-то ответить однозначно нужно было. - На самом деле, это довольно интересное событие! Студенты, которые должны быть распределены, и другие студенты собираются в Общей гостиной. Там вас будет ждать Верховная староста с Распределяющей шляпой. Вас, ПОшек, будут по очереди вызывать на табурет и надевать на голову Шляпу. Госпожа Шляпа постарается понять вас, изучит, что же скрывается в ваших юных умах, и в итоге скажет, куда вы будете распределены! - Эмберли улыбнулась, на пару мгновений вспомнив, каким было её собственное распределение. Это был один из самых волнительных и счастливых моментов из жизни в школе. Пусть и было это очень давно. - Самое главное - вовремя прийти в Общую гостиную! Всё остальное вам подскажу я и другие студенты, вас точно никто не бросит! - куратор рассмеялась. - К слову, следующее распределение пройдет в это воскресенье, 11 июля, в 20:00. Даже если вы не успеете набрать нужные баллы, вы можете прийти и понаблюдать, как это действительно будет происходить! Совершенно случайно взгляд когтевранки упал на засохший букет цветов, который стоял в вазе на камине. "Нет, ну это не дело!", возмутилась она про себя. Поднявшись с сиденья, она подошла к очагу, достала палочку из кармана мантии и легким движением руки наложила на букет заклинание. В этот же миг полевые цветы вновь ожили и начали заполнять комнату прелестным ароматом. Эмберли достала три веточки лаванды из него, прошла к юным студенткам и протянула по одной каждой. - К слову! В жилом крыле башни ПО вы можете найти анкету. Я советую всем вам её заполнить, так как она поможет Распределяющей шляпе лучше понять, какой факультет действительно сможет стать вашим домом! Так что не поленитесь, постарайтесь её заполнить до распределения, - староста подмигнула девочкам и широко улыбнулась.

Женевьева Пресли: Перед тем, как мисс Шрив взяла слово, Женевьева успела ответить девочке: -Да, я привезла с собой щенка по кличке Кефирчик. - выдержав паузу, ответила на другой вопрос. - И да, я уже успела сходить на Вампирологию, сделала парочку лекций. Всё так интересно! И тут куратор начала отвечать на вопрос о распределении, и как оно проходит. Девочка внимательно выслушала когтевранку. -Анкета? - заинтересовано переспросила девочка, и улыбнулась. - Здорово, обязательно заполню. Жду не дождусь распределения.

Вероника Бейкер: ...а Вероника снова выпала из общественной жизни, наткнувшись на оставленную куратором на диване книгу "О том, что отличает волшебника от волшебников. Миранда Диккели, Мирддин Эмрис Издание первое, сокращенное" и погрузившись в изучение.

Моника Несбитт: Выслушав, улыбнулась: - Волнительный процесс... И запоминающийся, здорово! И спасибо за совет про анкету) Адресовала вопрос девчонкам: - А на какие факультеты хотите попасть?

Женевьева Пресли: -Пока ещё не знаю... Хотя нет, не так. Знаю, но пока не хочу озвучивать, думаю, скажу об этом только Шляпе на распределении, не хочу заранее загадывать. - Женевьева с улыбкой ответила другой пошке, и подумала, что распределение будет уже совсем скоро, и лёгкое волнение уже накатывало на неё. - А ты, Моника? На какой хотела бы поступить факультет?

Моника Несбитт: Выслушала и взяла ещё кусочек пирога: - Я...Мне нравятся все факультеты, но ближе Пуффендуй. А там доверюсь Шляпе, она с выбором не ошибется) Вспомнила, что в её рюкзаке есть небольшая баночка с вареньем, которое дала бабушка в путь-дорогу, выставила на стол: - Вы угощайтесь) Решила избежать молчания и побольше узнать про школу: - А как вы проводите досуг? Я слышала, здесь проводятся различные мероприятия?

Женевьева Пресли: Да, все факультеты хороши. Хорошо, когда кто - то знает, куда именно и вообще, чего он хочет. Девочка же не всегда могла похвастаться таким умением. -Благодарю, я попробую. - Женевьева улыбнулась, и, встав, подошла к небольшому буфету. Взяв ложечку и небольшое блюдце, вернулась к креслу. Легко отворив банку, взяла себе немого угощения, и, наслаждаясь вареньем, слушала дальнейший разговор.

Энни Мур: Энни весело шла по бесконечным коридорам башни ПО и глазела по сторонам. С портретов ей улыбались, а кто-то даже снял шляпу и поклонился. Энни уже была на нескольких лекциях и ей безумно понравилось. Она была в полном восторге от занятий. Тут взгляд Энни скользнул с портрета на стену, и она увидела дверь. - Интересненько! Я здесь еще не была. – Пробормотала Энни. Как могла Энни, сующая нос во все дыры, пропустить целую комнату? Ведь дверь, наверняка, вела в комнату. Энни влетела в большую комнату и первое, что она увидела, это был один из каминов. - Ого! Как классно! – Энни стремительно подлетела к одному креслу и плюхнулась на него. – Всем привет! Я Энни Мур из Лондона. – Энни улыбнулась присутствующим.

Вероника Бейкер: Вероника вдумчиво знакомилась с содержанием очередной главы книги, когда дверь в гостиную растворилась и в помещение ворвался порыв ветра, перевернувший страницы. Ника посмотрела на уже прочитанный текст и пожала плечами. "По видимому эту главу стоит изучить подробнее", -- подумала она. Ветер обрёл форму в кресле у камина и принял облик девочки, которая тотчас одарила присутствующих слишком солнечной улыбкой. -- Всем привет, я Энни Мур из Лондона, -- звонким, на грани ультразвука голосом представилась новенькая. "Ещё один жизнерадостный Джиглипуфф..." -- Ника подняла взгляд от книги. -- Доброго времени суток, мисс Ветерок. Местоположение уже обрели? Тогда угощайтесь пирогом, чай-кофе будете? -- Бейкер аккуратно вложила в книгу закладку и направилась к буфету. -- Не стесняйтесь, хотя похоже это вам не свойственно...

Женевьева Пресли: Как вихрь в комнату ворвалась незнакомая девочка, и, судя по нашывке, тоже с подготовительного отделения. Она ей сразу показалась человеком - моторчиком, что не могло не вызвать улыбки. -Здравствуй, Энни, меня зовут Женевьева, рада с тобой познакомиться. Кстати, я тоже из Лондона. - последний факт показался девочке особенно приятным, ведь этот факт весьма сближал пусть даже и незнакомых ещё людей.

Энни Мур: - О, спасибо! Чай и пирог! То, что нужно! Женевьева, я тоже рада! Из Лондона? Классно! - Энни была в восторге. Новые лица, новая обстановка, пирог, который издавал умопомрачительный запах! А еще ей понравилось, как ее назвала девушка - "мисс Ветерок"! - Женевьева, ты на какой факультет хочешь? - Весело спросила Энни.

Женевьева Пресли: -Доверюсь Госпоже Шляпе, хотя я ей уже шепнула один раз своё желание... надеюсь, исполнит. - Женевьева улыбнулась такой активной девочке. - А ты, Энни? Ку да хотела бы поступить? ПОшка немного подумала, и всё - таки тоже стянула себе немного пирога, пока обменивалась соображениями.

Моника Несбитт: Обрадовалась ещё одной новенькой, как здорово будет всем вместе распределиться на факультеты: - Привет, я Моника) Глянула на часы и решила немножко походить по замку: - Девочки, спасибо за компанию, встретимся на распределении.

Женевьева Пресли: -До скорого, Моника. - Женевьева улыбнулась девочке, и сама встала с кресла. - Может, тоже пока пойти прогуляться? - она обратилась к сидящей рядом Энни. - Скоро распределение, а мне хотелось бы успеть сделать ещё парочку дел до этого. Женевьева кивнула присутствующим, и поспешила покинуть помещение. Останется Энни, или тоже пойдёт погулять, было уже ей личным делом.

Вероника Бейкер: Вероника проскользнула в гостиную, шмыгнула за занавес к подоконнику и собрала вещи в сидор. Задержавшись у двери, она окинула взглядом помещение, на некоторое время приютившее её и вышла, пообещав ещё заглядывать.

Энни Мур: - Мне на любом факультете понравится! - Подмигнула Энни Женевьеве. - Пока, Моника! Женевьева, я с тобой! - Выпалила Энни, схватила кусок пирога и дернула за своей новой знакомой.

Hellebore Oleander: Перебирая пальцами холодную цепочку сумочки, перевешенную через плечо, Хеллеборе чувствовала маленькие росточки волнения, пробивающиеся сквозь толщу спокойствия, которое понемногу пошло трещинами. Она не любила находиться в незнакомых местах в одиночку, стараясь сразу же влиться в атмосферу, однако на самом деле девушка просто сливалась с потоком окружающих людей - куда шли они, туда и Хеллеборе. Так и получилось - причем весьма удачно! - что течение прибило ее к башне ПОшек: очень уютная просторная комната встретила новенькую мягким пламенем огня в каминах, едва слышным потрескиванием поленьев и неспешным бормотаньем присутствующих. - Всем привет, - в надежде, что ей ответят, поздоровалась Олеандер, привлекая к себе немного внимания. Она обвела большими карими глазами комнату. - Я Хеллеборе Олеандер. Кажется, так все говорят, добавляя "я новенькая", но Хеллеборе опустила этот момент - по ее застенчивому взгляду и скромности можно понять, кто она.

Кемаль Мерфи: Лишь только он проник внутрь, произошло невероятное: приступ острого восхищения, почти что любовь с первого взгляда. Ослепление, полуобморок, помрачение, от которого сжалось сердце Мерфи. Откуда взялось это чувство, что он попал домой? Это необъяснимое впечатление гармонии? Может, дело было в безупречной комнатной пространства? Было невероятно уютно, тепло, и атмосферно. — Здесь уютненько - пробубнел новенький и оставил чемодан в углу коридора и прошелся по комнатам. И, вот встретилась ему девочка, которая и впрямь его заинтересовала, и тот решил не терять время. Подошёл поближе и начал с ней приветливый диалог. — Кемаль Мерфи. Новенький! Ты, наверное, тоже? ‐ слегка улыбнулся и протянул руку в знак приветствия, начало новой дружбы. Юноша, не смог, долго удерживать свой взгляд на юной красавице и обратил внимание на красивые окна, которые привлекли его своей красотой. Окна, выходившие на улицу, были закрыты тяжелыми красными портьерами. Комнату освещали две лампы, стоявшие по краям мраморного камина, над которым помещалось большое старинное зеркало. С потолка свисала огромная люстра, иногда издававшая хрустальный звон. — "Здорово!" - мысленно промолвил он.[i И, снова вернул свой дружелюбный и одновременно холодный взгляд на Олеандер.

Томас Брук: «Томас, не бегай по ступенькам!» - в голове мальчика прозвучал голос матери, которая всегда его ругала дома за подобные деяния. Но, Томас был в Хогвартсе, поэтому он бежал по ступеням, как ненормальный, ведь только что отдал в руки куратору анкету, где кратко рассказал о себе. Было четкое ощущение, что он стал ещё на шаг ближе к чему-то новому, увлекательному, захватывающему. Так что сердце Брука буквально готово было выпрыгнуть из грудной клетки. Ветер в волосах, в голове, мимо мелькнула дверь. Стоп. Том остановился так резко, как-будто перед ним выросла огромная невидимая стена, и он со всего ходу впечатался в сооружение. Он буквально вчера слышал от своего нового знакомого - Кемаля- о комнате для новеньких. Так что юный волшебник попытался перевести дыхание после бега и коснулся ручки двери, опуская ту вниз и проникая в помещение. Помещение тем временем мало того, что оказалось уютным, так ещё и не пустым. Тот самый Кемаль стоял напротив незнакомой девочки и буравил ту взглядом. Дружелюбным вроде, но кто там знает, что в головах у людей? - Привет. - Томас махнул рукой приятелю и бросил короткий взгляд на девочку, решая так ли важно было прямо сейчас влезть в разговор. С другой стороны, когда ещё влезать в него, если не сейчас. - Чем это вы здесь занимаетесь?

Эмберли Шрив: После первого распределения девушке потребовалось несколько дней, чтобы прийти в себя и отпустить в свободный полет юных уже не ПОшек. НУ кто же мог подумать, что прощаться со своими подопечными будет так тяжело? Или это я такой чувствительной стала в последнее время? Тем не менее, доделав все дела, девушка пришла обратно в комнату для новеньких, где её уже ждали новенькие. Много! В эту неделю в школу даже прибыло несколько молодых людей, что несомненно радовало. А то постепенно начинало казаться, что Хогвартс начал превращаться в Шармбатон. Первое, что она услышало, был вопрос. И не ответить на него из-за рефлексов старосты и куратора у Эмбер просто не вышло. - Чем это вы здесь занимаетесь? - Обычно просто знакомимся, отдыхаем и вкусно кушаем! - тут же произнесла она. Радостно оглядев присутствующих, когтевранка продолжила говорить: - Ах да, простите меня. Добро пожаловать в Хогвартс Дамблдора, мисс Олеандр, мистер Мерфи и мистер Брук! Не желаете ли чаю, кофе, какао? - куратор оставила свою сумку с важными документами у рабочего стола и сразу же прошла к буфету. - С кем-то мы знакомы, с кем-то нет, поэтому представлюсь. Меня зовут Эмберли Шрив, я буду вашим куратором, пока вы не распределитесь на факультет! - девушка повернулась к ребятам, опершись рукой на стол. Внимание Эмбс заострилось на книгах, разбросанных по полу неподалеку от стола. "Кажется, здесь кто-то похулиганил..." У неё даже появилось предположение, что это была её ласка, которую девушка не могла поймать уже несколько дней. Это пушистое существо бегало по замку ураганчиком и наводило беспорядки кругом. - С господами я уже немного общалась. А вот вы, мисс Олеандер, как вы добрались в замок? - мисс Шрив мило улыбнулась и посмотрела на юную девушку.

Томас Брук: - Обычно просто знакомимся, отдыхаем и вкусно кушаем! - тут же произнесла она. Том вздрогнул и резко обернулся, совсем уж он не ожидал ответа откуда-то из-за спины. Даже показалось, что сейчас его за что-то отчитают, но это была улыбчивая и дружелюбная Эмберли. Так что можно выдохнуть. При этом освещении волосы куратора отдавали сочной, ослепляющей рыжиной. - Понял, принял, осознал. - произнес Томас, провожая куратора взглядом.

Рогнеда Хольмгрен: Зашла в комнату ПОшек, с интересом оглядываясь. Всё в Хогвартсе пока-что было в новинку и иногда даже в диковинку, поэтому стремилась побывать в каждом уголке и всё разведать-разузнать. - Здравствуйте! Я новенькая, только что распределилась. Рогнеда Хольмгрен, – сочла своим долгом представиться перед присутствующими.

Эмберли Шрив: В комнату зашла еще одна прелестная девушка. С первого взгляда было заметно, что её глаза буквально сверкают от интереса и любопытства. Конечно, Эмберли понимала всех этих юных студентов, ведь это невероятное место! Высокие стены, движущиеся лестницы, тысячи и тысячи дубовых дверей, ведущих в разные интересные места школы... Но этот энтузиазм, впечатляет! Интересненько, интересненько... - Здравствуйте! Я новенькая, только что распределилась. Рогнеда Хольмгрен. - Добрый день, мисс Хольмгрен! Рада вас видеть! Как вы, что-то интересное уже для себя обнаружили?

Рогнеда Хольмгрен: Ответное приветствие не заставило себя долго ждать. Рогнеда обернулась на голос, увидев перед собой девушку в голубой мантии, которую уже встречала в общей гостиной и знала как куратора Подготовительного отделения. Что ж, это очень хорошо, что первым делом ей встретился человек, у которого можно будет беззастенчиво выспросить любую информацию. Ну или почти любую… - Рада встрече, мисс Шрив! Интересного… Ой, так много, успеть бы всё! – рассмеялась, покачав головой. А дел и правда было много! Набрать баллы для распределения, а затем и на перевод, вырастить семечко у пуффендуйцев, выиграть все дуэли, в которые записалась, и ещё впереди маячили классики… Но вслух сказала лишь: - Немного здесь, немного там. Пишу домашние работы для распределения, участвую в учебных дуэлях, – немного застенчиво пожала плечами.

Томас Брук: Томас похлопал по плечу Кемаля, который завел разговор с новенькой. Не хотелось сильно отвлекать парочку, которая и так была слишком поглощена друг другом. Тем временем, уже более в себе уверенный Томас подошел к Рогнеде с куратором. Беспардонно позволив немного подслушить их разговор, он улыбнулся девушкам и также нагло улыбнулся, отсалютовав. - Хорошего времяпровождения. И ппоспешил на лекции, которые не ждали, а также приключения, покидая Башню.

Эмберли Шрив: Куратор кивнула всем ПОшкам, улыбнувшись. Она допила свой чай очень быстро, провожая взглядом мистера Брука. - Кто сегодня распределяется, вам удачи! Пойдемте все в гостиную! Сегодня в 20:00 начало! Эмберли подцепила свою сумку у входа и, дождавшись остальных студентов, проследовала за ними.

Рогнеда Хольмгрен: Время на Подготовительном отделении пролетело быстро, почти незаметно. Наверное, так и должно было быть? Нечего засиживаться в башне, когда тебя ждёт твой факультет! Рогнеда махнула Тому и поднялась вслед за мисс Шрив. - Действительно, не стоит опаздывать на такое важное мероприятие, – важно кивнула куратору. Да, девушкам положено немного опаздывать, но сегодня – явно не тот случай. Покинула башню Подготовительного отделения, куда больше не вернётся – точно не в роли такой же ПОшки, разве что уже в мантии определённого цвета и с нашивкой.

Эйлин Регинлейф: Радость меня просто переполняла! Меня приняли в самую замечательную школу магии. День стал радостным , а солнце ярким. Я спешила в общую гостиную. чтобы увидеть расписание занятий, потому. что , очевидно, должна стать самой лучшей ученицей. Да, и ещё нужна карта замка - нужно понимать как быстрее добежать до библиотеки... Я влетела в общую гостиную, имея самый решительный настрой. Моему взору открылась солнечная комната, с мягкими диванами и камином, яркий огонь которого, наполнил комнату уютом и теплом. В комнате я увидела студентов, которые так же как и я с любопытством оглядывали гостиную. Ребята приветливо поздоровались и я поняла. что теперь я дома. Однако занятия никто не отменял...

Nika Morgan: Девочка гуляла по замку после зачисления, старалась запоминать каждый уголок, чтобы впредь не потеряться. В каждом коридоре замка Ника удивлялась каждой мелочи, но не подавала виду. По дороге видела разных учеников, профессоров и обитателей. Ей очень нравилось, что они не шли под копирку, как делают люди в маггловском мире. Через несколько минут, она все таки нашла комнату, где должны были быть новенькие. Зайдя в нее, никого не увидела и решила присесть на свободное кресло около камина, потом достала книгу из сумки и погрузилась в незабываемое чтение.

Скарлетт Бри: Заглянула в комнату и осмотрелась. Всем привет! О, а это место моего обитания до распределения? Я верно понимаю? Уютно тут

Оливия Горудо: -Здравствуйте. Девушка заглянула в комнату, но ей никто не ответил. - Вот и хорошо, что тихо,- Оливия направилась прямиком к свободному креслу, чтобы спокойно почитать в тишине.

Rigel Dukrey: Первый день в школе - это всегда очень волнительно. Райджел подошел к двери, ведущей в Башенку Подготовительного Отделения. Он не знал, как его воспримут: новичком быть непросто. Немного постояв около двери, мальчик вынул из кармана маленькое зеркальце, поправил чёлку, оценил свой внешний вид, улыбнулся самому себе и положил зеркальце обратно в карман. "Всё будет хорошо! Я мечтал об этом всю жизнь. Я, наконец-то в Хогвартсе!" - подумал Райджел, и от этой мысли у него пробежали мурашки по всему телу. Наконец он открыл дверь и вошел. В комнате было очень светло, просторно и пусто. "Странно, я сюда первый пришел? Я так боялся опоздать, но в итоге пришел сюда первым!" - обрадовался мальчик и расслабился. Он подошел к большому стенду с разной информацией и принялся внимательно изучать школьные правила, периодически оборачиваясь в сторону двери, ожидая, что кто-нибудь вот-вот зайдёт...

Эмберли Шрив: Новоприбывшие ПОшки вновь заполнили школу, а значит пора было спешить в комнату для новеньких. Наверняка кто-нибудь уже успел до неё добраться. Совершив круг почета до совятни и обратно, Эмберли побежала в башенку ПО. За последние несколько месяцев девушка здорово натренировалась бегать по лестницам вверх и вниз, ведь иначе успевать за юными студентами практически невозможно. А к шестому курсу когтевранка знала уже буквально каждый тайный проход по замку, поэтому перемещаться ей удавалось достаточно быстро. И всё же не так быстро, как мистеру Дюкрейю, с которым они уже успели познакомиться в Общей гостиной. Войдя в комнату для ПОшек, девушка заметила юношу рядом со стендом информации. - Как же приятно видеть, что вы решили ознакомиться со всеми правилами, прежде чем приступать к изучению самого замка! Это такая редкость, и такая радость для меня, как для куратора - достаточно громко, но всё же мило произнесла девушка и посмотрела на студента. Казалось бы, он мог бы быть очень робким и стеснительным в свой первый день в Хогвартсе, и никто бы его не осудил, но он выглядел невероятно уверенным. "Интересненько..." - Что-нибудь еще интересное для себя узнали? Или, может быть, мне стоит о чем-нибудь вам рассказать? - Эмбер с вопросом обратилась к молодому человеку, после чего прошла к камину и взмахом палочки развела огонь. "И почему он вообще погас? Снова кто-то решил пошалить?"

Rigel Dukrey: Изучив все школьные правила, расписания и инструкции, мальчик собирался уже было покидать комнату для новеньких, так как подозревал, что наверняка остальные ребята либо устали с дороги и решили отдохнуть в гостиной либо попросту заблудились. Вдруг в комнату вбежала запыхавшаяся девушка и, нарушив тишину, начала громко приветствовать юношу. Райджел повернулся к девушке: -О, большое спасибо за вашу оценку. Я просто очень люблю предусмотрительность и подготовленность, - мальчик робко улыбнулся и спрятал руки в карманы брюк. - Впрочем, я приятно удивлён, какое внимание и заботу вы оказываете новичкам. Это дорогого стоит! Райджел никогда не скупился на благодарности и похвалу, тем более, что девушка производила на него очень сильное впечатление. От неё веяло заботой и простотой, в чём, собственно говоря, и нуждался неопытный и растерянный студент подготовительного отделения. Он наблюдал, с какой лёгкостью Эмберли творит заклинание поджигания огня в камине, которое ему пока не доступно. - Может быть, это выглядит довольно наивно и глупо, но я удивляюсь каждой вещи, которая происходит со мной в Хогвартсе, как какой-то пятилетка-детсадовец - Райджел засмеялся. - Благодарю вас за помощь, мадемуазель Шрив. У меня только маа-а-аленький вопросик: я заметил, что для посещения разных окрестностей Хогвартса требуется специальный пропуск. Я могу его получить только после церемонии распределения или мне можно уже сейчас обзавестись наглостью и начать просить все пропуска, какие только могут быть? Райджел подошёл к камину и протянул свои руки поближе к огню. Он заметил, что в комнате и правда было достаточно холодно, но с появлением куратора всё изменилось. "Надеюсь, я не докучаю своими вопросами... Так много информации, я мог что-то упустить..." - подумал Райджел, однако старался не показывать Эмберли свою неуверенность.

Мизуки Хироми: Девочка вошла в помещение и осмотрелась. Поразглядывав пространство вокруг, она вежливо улыбнулась. - Всем привет, меня зовут Хироми, новенькая, - сказала она.

Крис Ривера: Получив заветные указания от куратора куда ему идти , Крис поплёлся в комнату для новеньких. Наверняка кто-то обязательно там будет, тогда можно будет обзавестись новыми знакомствами и весело скоротать время, пока все пошки ждут заветного распределения. Зайдя в комнату парень обнаружил Мизуки Хироми, они уже успели познакомиться в общей гостиной, хотя и не удалось пообщаться близко. Весело улыбнувшись, парень сел рядом с девочкой - Привет, скучаем?

Мизуки Хироми: Обернувшись на голос, девочка увидела своего нового знакомого. Она приветливо улыбнулась ему. - Привет! - сказала Хироми. Не то чтобы Крис ей понравился как личность, скорее он вызывал желание насторожиться и быть собранной в его присутствии. Но общаться с будущими однокурсниками крайне необходимо. - Скорее осматриваюсь. А ты чем занят? - полюбопытствовала волшебница, продолжая осматриваться, но при этом время от времени бросая на собеседника внимательный взгляд.

Крис Ривера: - Привет! Скорее осматриваюсь. А ты чем занят? Парень потянулся на диванчике, улыбаясь немного странному вопросу. - С тобой вот сижу, - парнишка широко улыбнулся, глядя в глаза девочки, -Куратор советовала походить по башне пошек, познакомиться с новоприбывшими, хотя у нас тут что-то совсем дохло Крис огляделся по сторонам, осматривая пустующую комнату. Не хватало только перекати-поле. Да уж. Парень полез в рюкзак, что взял с собой из комнаты и достал оттуда пару гриффоладок, которыми его угостили гриффиндорские девочеки - Держи, - Крис отдал одну гриффоладку Хироми, а вторую успешно развернул и отправил в рот, - На какой факультет распределиться хочешь?

Мизуки Хироми: -Куратор советовала походить по башне пошек, познакомиться с новоприбывшими, хотя у нас тут что-то совсем дохло - Здесь действительно не очень людно, - согласилась Хироми. Она пришла сюда, как и Крис, по совету куратора. Но пока общаться было толком не с кем, за редким исключением. Оставалось мысленно вздохнуть и попытаться не упустить шанс наладить отношения. - Возможно, остальные более стеснительны, чем мы, - предположила девочка вслух. - Или же просто не хотят общаться, а заняты делом, - она пожала плечами. - Держи, - Спасибо, - Мизуки приняла угощение, развернула верхнюю часть и откусила кусочек гриффоладки. - Ммм, вкусно! - улыбнулась она. - Где достал? - полюбопытствовала девочка. - На какой факультет распределиться хочешь? - Если честно, пока не уверена, - Хироми чуть нахмурилась, после чего подняла взгляд на собеседника. - Поначалу была решительно настроена попасть на Слизерин. Но теперь мне кажется привлекательным и Когтевран, - вздохнула она. - Поэтому не могу дать точный ответ.

Крис Ривера: - Здесь действительно не очень людно. Возможно, остальные более стеснительны, чем мы, или же просто не хотят общаться, а заняты делом - Чем можно быть такими занятыми на по? - Крис ухмыльнулся, возвращая взгляд на сокурсницу, которая рассуждала о факультетах - Если честно, пока не уверена, - Хироми чуть нахмурилась, после чего подняла взгляд на собеседника. - Поначалу была решительно настроена попасть на Слизерин. Но теперь мне кажется привлекательным и Когтевран. Поэтому не могу дать точный ответ. - Вот как? - Ривера удивлённо подняла брови, а затем широко улыбнулся довольный то ли ответом Хироми, то ли собой, то ли ситуацией. - Так значит мы действительно будем сокурсниками? Я собираюсь на когтевран. Мои родители там учились, уверен, что иначе и быть не может и я обязательно туда попаду. Что ж, буду сидеть на лекциях сзади тебя и дёргать за косички. Ты уже была на каких-нибудь занятиях? - парень встал с дивана, подойдя к окну, и засунул руки в карманы, - А гриффоладки мне дали девочки с Гриффиндора. Познакомился с ними в коридоре. Парень посмотрел в окно, весь школьный двор был завален осенними листьями. Группа студентов в уличных мантиях с учебниками в руках направлялись куда-то в сторону территории лесничего. "Видимо у кого-то сейчас начнутся занятия по имж" - пронеслось в голове Криса

Belinda Flamazing: День добрый всем :) вернее даже ночь!

Мизуки Хироми: - Можно, например, писать домашние работы. Это во-первых. Во-вторых, осматривать школу. Тогда понятно, почему здесь никого нет, - пояснила Мизуки. - И, в-третьих, можно гулять со знакомыми. Это не считая хобби. Так что много есть занятий для не-лентяев, - прикрыв лицо длинным широким рукавом, девочка захихикала. - Не беспокойся, у меня не будет косичек, так что проблем ты не доставишь, хотя такое соседство было бы вполне забавным,- улыбнулась Хироми, скрывая губы рукавом. - Нет, занятий я еще не посещала. Не могу определиться, куда пойти в первую очередь, - грустно вздохнула она. - Понятно, - кивнула Мизуки на пояснение вопроса о шоколадке. - Привет! - обратилась Хироми к новенькой, которую раньше не видела. - Меня зовут Мизуки Хироми, рада познакомиться! - убрав руку от лица, она улыбнулась.

Belinda Flamazing: Привет Мизуки! Я - Белинда. Ты тоже здесь новенькая? Я вчера заглянула в расписание - у меня глаза разбежались от такого количества предметов, пришлось их потом бегать ловить по коридорам

Мизуки Хироми: - Да, я недавно поступила, - кивнула Хироми. - У меня та же проблема. Столько всего! И очень много интересных дисциплин. Даже не знаю, с чего начать, - тяжело вздохнула она. - Успела осмотреться в школе? - полюбопытствовала Мизуки.

Belinda Flamazing: Немного, я заглянула в пару кабинетов и даже наведалась в Хогсмид. Мне очень понравились лекции по вампирологии. А тебе какие предметы понравились?

Мизуки Хироми: - Ого, вот это ты шустрая! - восхитилась Хироми. - Я пока что на магических дисциплинах побывать не успела. Спасибо за отзыв, попробую обратить внимание на вампирологию, - улыбнулась Мизуки. - Удачи в будущем не распределении! - пожелала она

Роки Дру: Девушка спешила в комнату пошек, предвкушая будущее распределение. В этот раз аж 5 человек ждали своего звёздного часа. и Роки очень хотелось произвести на всех хорошее впечатление. Слизеринка даже успела познакомиться с тремя пошками, и все они были очень активны, так что префект тут же мысленно возложила на них большие надежды. В комнате уже были слышны чьи-то голова, так что Роки ухмыльнулась сама себе Агааа, попались Префект по свойски толкнула дверь гостиной, вступая на порог комнаты. Опёршись о косяк, Роки чуть склонила голову, улыбнувшись. В гостиной были Крис, Белинда и Хироми, как раз те самые три активные пошки - Приветулички, ну что, как ваш настрой? К бою готовы?

Belinda Flamazing: Мизуки , Спасибо :) тебе тоже удачи!

Belinda Flamazing: Роки Дру :) да! Очень готова. Ну теперь я правда уже не ПО

Мизуки Хироми: - Здравствуй, Роки! - вежливо поприветствовала старосту Слизерина и школы Мизуки. - Даже не знаю, наверное, настрой очень даже решительный, - улыбнулась она. - Скоро буду штурмовать кабинеты. Во всяком случае, очень на это рассчитываю! - призналась девочка. - А у тебя как дела и настроение?



полная версия страницы