Форум » Окрестности Хогвартса » Поляна перед квиддичным полем » Ответить

Поляна перед квиддичным полем

Hogwarts: Локация создана в рамках РПГ-турнира "Назад в 1997"

Ответов - 12

Hogwarts: РПГ "Назад в 1997!" 5. Вечеринка у Хагрида Протестантское движение в Хогвартсе только набирает обороты, и для поддержания боевого духа ребят Хагрид решает устроить вечеринку в честь Гарри Поттера. На тайную вечеринку, которая проходит в одной из раздевалок квиддичных команд, приглашены все участники Отряда Дамблдора и лояльные к ним люди, среди которых оказывается Лилиана Портер. В день вечеринки Аэреиль ходила сама не своя: у неё было очень плохое предчувствие. К вечеру оно усилилось, и, ведомая своим пророческим даром, девушка направилась туда, где по её мнению кому-то грозила опасность. Это не ускользнуло от прыткой Ирены, которая подозревала в однокурснице предательницу, и та решила проследить за ней. Десять вечера. Аэреиль заканчивает свои домашние задания в гостиной Слизерина, но на душе у неё не спокойно. Периодически в её сознании будто возникают вспышки каких-то страшных событий, которые происходят, происходили или будут происходить где-то рядом со стадионом. В конечном итоге беспокойство берёт верх, и девушка решает направиться к стадиону, просто чтобы убедиться, что там всё хорошо, и спокойно заснуть. Сборы Аэреиль заметила Ирена, которая встала попить воды. Не на собрание ОД ли собиралась Аэреиль? Ирена посчитала это отличным шансом показать, на что она способна, и незамедлительно решила следовать за ней. Лилиана, будучи приверженкой ОФ, не могла пропустить такой вечер. Её главной задачей было скрыть подготовку к вечеринке от профессорского состава, чем она успешно занималась весь этот день. Участники: Aэреиль Авер, Ирена Фрич, Лилиана Портер. Мастер: Лилит Токлив. Очередность постов: Аэреиль Авер - Ирена Фрич - Лилиана Портер.

Аэреиль Авер: Аэреиль тихо продвигалась по полянке прямо перед полем для квиддича. Если бы кто-то встретил сейчас слизеринку в одиннадцатом часу вне замка в такое неспокойное время, то, несомненно, заподозрил её в каком-нибудь дурном намерении. Именно этого сильно опасалась мисс Авер. Девушка шла осторожно, периодически оглядываясь и чуть вздрагивая при каждом шорохе. В данный момент она действительно походила на диверсанта, забравшегося во вражеский лагерь. Однако Аэра имела совершенно другие намерения, можно сказать, кардинально противоположные. Изначально день не задался, и предчувствие чего-то страшного поселилось в сердце. Сейчас же стемнело, а необъяснимое волнение усилилось, заставляя девушку действовать несмотря на полное отсутствие логичных доводов. Это заставляло её сильно нервничать. Аэра не могла понять даже для себя, что же должно произойти, что случится возле стадиона, который всё время маячил в её сознании. «Если вокруг всё спокойно, то я просто вернусь к себе и лягу спать. Всё это может быть простой навязчивой мыслью, - повторяла про себя Аэреиль, стараясь сама поверить в только что произнесённые слова. – Если же это будет не так…» Мисс Авер не смогла решить, что же в таком случае она будет делать, но точно знала, что не уснёт, пока не проверит окружающую её обстановку. «Ничто никогда не бывает просто так», - наконец решила она, пробираясь по территории и стараясь заметить что-то странное или хотя бы необычное. Более всего она не хотела ставить себя в неловкое положение, ведь появление студентки в столь поздний час на улице без веской причины – вещь подозрительная, а Аэреиль и так изо всех сил старалась не быть замешанной в «мутных» историях. Она не выказывала вслух свои предпочтения, даже мнение она часто оставляла при себе, из-за чего некоторые и вовсе думали, что его у девушки нет. Изредка, пытаясь скрыть всё происходящее в душе, в это начинала верить и сама Аэреиль. Сейчас же Аэра тихо шла вперёд, достаточно ясно понимая последствия своей «ночной вылазки», если её отсутствие кто-либо заметит. Но и вернуться назад девушка не могла. Возможно, скоро случиться что-то страшное. Она не была способна сидеть в комнате за пергаментами, зная это. Аэреиль считала себя обязанной проверить, что происходит сейчас на стадионе. Да, она не кричала о своих идеалах и жизненных ориентирах, но при этом допустить, чтобы из-за её беспечного недоверия к своей интуиции пострадали люди, пускай, и неизвестные ей пока, она не позволяла себе. «Даже если все эти подозрения беспочвенны и глупы, эта прогулка будет не зря. Дышать свежим воздухом перед сном очень полезно!» - Аэреиль чуть заметно улыбнулась, вдохнула всей грудью свежий холодный воздух и ускорила шаг, дабы скорей разобраться со сложившейся щекотливой ситуацией.

Лилиана Портер: - Muffliato... Protego totalum... Cave Inimicum... Repello inimicum... Конечно, Хагрид пригласил Лилиану на вечеринку в честь неуловимого Гарри. Однако профессор Портер не могла бы себя считать другом полувеликана, если бы просто появилась в этот вечер в числе гостей в квиддичной раздевалке. Зная, насколько Хагрид бывает неосмотрителен и неосторожен, Лил твердо решила, что, раз уж отговорить друга от этой затеи не удалось, то нужно сделать все возможное, чтобы эта вечеринка не была обнаружена. "Только бы Кэрроу не вздумалось на ночь глядя, проверять, все ли ученики разошлись по своим гостиным", - вздыхала Лилиана, накладывая заклинания на раздевалку и окрестности. Еще пару минут назад вблизи помещения можно было услышать музыку и голоса, однако вскоре все стихло. Значит, заклинания действовали. Лили отправилась взять свою метлу и проверить, как выглядит раздевалка со стороны, не виден ли яркий свет из окон или вообще признаки того, что там кто-то сейчас находился. Выйдя из помещения со спортивным инвентарем, Лилиана взобралась на свой Нимбус и приподнялась над поляной. Впервые за несколько месяцев Лил почувствовала себя почти как во времена своего студенчества, когда она беззаботно парила на этом самом стадионе, тренировалась со своей командой, рассекала на метле в поисках золотого мяча... Воспоминания на пару минут захватили профессора Портер. Даже тогда, когда она была на старших курсах и волшебный мир был охвачен войной, все равно все не казалось таким, как сейчас, особенно Хогвартс. Во что они превратили чудесную Школу Волшебства?.. Тогда она была студенткой, а теперь стала преступницей, которую в любой момент могли вызвать в Министерство на разбирательство по поводу фальшивой родословной и которую в любой момент могли рассекретить Кэрроу или Снейп. Страшно подумать, сколько лет это могло еще продолжаться. Но закончится это точно не сегодня. "Не сегодня. Сегодня ничего не случится", - повторяла себе Лилиана, кутаясь поплотнее в теплую мантию и оглядывая помещение раздевалки с высоты птичьего полета. Конечно, она скорее пыталась себя уговорить, что эта вечеринка не принесет новые беды, чем действительно в это верила. Предчувствия были нехорошие и Лил отгоняла их только потому, что страх и паника здесь были неуместны. Что сделано, то сделано. Разлитое зелье не соберешь... Хагрида невозможно было отговорить, а ребята из Отряда отнесись к идее с большим энтузиазмом. Мысленно отметив, что надо будет потом переговорить с мистером Долгопупсом по поводу опасности некоторых вылазок Отряда, Лилиана сделала еще один круг. Все было спокойно. Вечеринку никто не мог заметить, если заранее о ней не знал и не решил вдруг туда наведаться. Удивительно, что в такое малогабаритное помещение поместилось человек двадцать... Внезапно к поляне стала приближаться чья-то фигура. "Только этого не хватало! - в отчаянии подумала Лил. - Только не Кэрроу, только не Кэрроу! Как они могли узнать?!" Присмотревшись, профессор Портер заключила, что нежданный гость слишком маловат для взрослого человек. Находясь достаточно высоко, Лилиана направила метлу так, чтобы можно было проследить за внезапно появившимся объектом.

Hogwarts: Юный слизеринец, ухмыляясь, следовал за нарушительницей порядка, ловко прячась в тенях, за углами, за статуями, всё это время оставаясь незамеченным. Джаспер, мечтой которого было всячески выделиться перед Кэрроу, давно подозревал мисс Авер в принадлежности к чему-то незаконному. Иначе что ещё могло заставить скромную, на первый взгляд, и тихую девушку нарушать правила комендантского часа? Четверокурсник следовал за Аэреиль, пока она не остановилась где-то на поляне возле стадиона, растерянно оглядываясь. Пару минут Джаспер просто наблюдал, а потом, поигрывая палочкой в руках, вышел на более-менее освещённое место, и, ухмыляясь, сказал: - Назови мне хотя бы одну причину, по которой я прямо сейчас не наложу на тебя Петрификус и не приведу Кэрроу, чтобы они наказали тебя. Он выжидающе посмотрел на девчонку, готовясь в любой момент защититься от шального заклинания с её стороны, либо же наложить собственное. В то же время кто-то из профессоров засёк странную магическую активность возле стадиона, о чём немедленно доложил Кэрроу. Амикус отправил пару человек из преподавательского состава, лояльного к пожирателям, проверить, что там такое. Они среагировали немедленно, направляясь к стадиону через главный вход, но по какой-то причине задержались у него же. От взгляда Лилианы не ускользнула подозрительная активность со стороны Хогвартса, и перед ней встал выбор - продолжать следить за учеником или среагировать на потенциальную опасность со стороны Хогвартса.

Аэреиль Авер: Аэра остановилась. Она вновь и вновь оглядывала все кусты, негромко проклиная это место, достаточно скрытое от света зимней луны, и даже подняла голову вверх, желая проверить и окружающее воздушное пространство. Поймав себя на этом, Аэреиль решила, что подобные меры скорее увеличат её развивающуюся паранойю, нежели принесут плоды. Лишь сейчас, остановившись, девушка поймала себя на том, что довольно сильно замёрзла. Зябко вздрогнув, мисс Авер уже решила повернуть назад, в душе сильно радуясь, что ничего не произошло. Несмотря на довольно живой характер, авантюры – тем более в школе! – Аэра не слишком любила. Она ещё раз осмотрела местность и не нашла решительно ничего подозрительного, кроме едва заметной тени вдали, которой Аэреиль не придавала никакого значения ровно до того момента, как силуэт превратился в четверокурсника-слизеринца, вертящего в руках свою волшебную палочку. - Назови мне хотя бы одну причину, по которой я прямо сейчас не наложу на тебя Петрификус и не приведу Кэрроу, чтобы они наказали тебя, - произнёс он это так игриво, будто действие происходило в гостиной факультета за чаепитием. На мгновение Аэре захотелось самой отправить в него атакующее заклятие, причём посильнее. Но благоразумие, не покидавшее девушку даже в такой сложной передряге, остановило её. Напасть на задавшего вопрос студента посреди ночи? Нет, именно это подтвердит «дурные намерения» Аэреиль, и сделает мальчишку героем. - Как минимум, мы оба нарушаем комендантский час, - Аэра говорила медленно, что делала тогда, когда была необходимость подумать ещё несколько секунд. При этом она старалась сохранять некую таинственность, обозначавшую, что у неё отнюдь не одна причина. «Это же Слизерин, здесь нельзя глупо оправдываться или говорить всё в лоб. Дело требует хитрости», - решила мисс Авер, поднимая глаза на нежданного «оппонента». На неё нашёл внезапный порыв вдохновения и сомнительного ораторского мастерства, который, в силу своей молчаливости, девушка в последнее время использовала редко. - Позволь говорить с тобой откровенно. – Она внимательно следила за каждым движением слизеринца. – Звать кого-либо глупо с твоей стороны. Я не имею никаких злых умыслов, секретной информации или чего-либо подобного. Единственное, в чём я могу быть обвинена, так это в том, что вышла из замка на краткую прогулку в тишине. Здесь я каюсь и готова принять наказание, признавая нарушение правил Школы. Ты же… - Аэра сделала паузу не столько для эффектности, сколько для того, чтобы перевести дух. – Что ты делаешь тут? Следишь за мной? Нет смысла, за подобные глупые идеи профессора тебя не похвалят. Что же тогда? Может быть, ты шёл на какое-нибудь запрещённое мероприятие, а увидев меня, испугался? Я не скрываю ничего и подтвержу любому, хоть самому директору, что видела, как ты шёл к стадиону с неизвестными никому намерениями. Темнота не позволяла девушке в деталях рассмотреть, что же происходило с лицом юноши во время её длинной речи. Ожидая всякого, она сильнее сжала в руке волшебную палочку и добавила всё тем же спокойным голосом: - Через пару минут я собираюсь возвращаться в подземелья. Одно дело подышать свежим воздухом в одиночество, другое – с кем-то. А я точно не хочу, чтобы кто-то сказал, что я по ночам хожу на улицу с младшекурсником своего факультета. Надеюсь, тут наши дороги разойдутся.

Лилиана Портер: Лилиана искренне считала, что дополнительные меры безопасности никогда не помешают. Причем не только для того, чтобы помочь друзьям, но и для того, чтобы помочь себе и своей семье в перспективе. Быть на светлой стороне, оставаясь личностью темной, преподавать в Хогвартсе, подпольно помогать школьникам выпутываться из неприятных историй, плюс ко всему когда трое ее детей тоже живут и учатся среди этих уже не столь безопасных стен... Задача не из простых. Профессор Портер вытащила из кармана мантию-невидимку и скрылась под ней, заодно стараясь унять дрожь, возникшую то ли от холода, то ли от волнения. Набор этих самых мантий приходилось периодически обновлять, ведь Лил не являлась счастливой обладательницей того самого чуда, о котором толкуют искатели Даров Смерти, и ее мантии со временем портились и приходили в негодность. Лилиана, конечно, практиковала чары невидимости, но в этом ситуации решила воспользоваться мантией, поскольку считала, что у нее пока недостаточно опыта, чтобы поддерживать состояние невидимости продолжительное время, а ведь неизвестно, сколько от нее сегодня потребуется оберегать Хагрида и его компанию... Вовремя осознав, что метлу тоже хорошо бы замаскировать, Лили достала палочку и отработанным движением направила ее на метлу, прошептав "Fraudis visus". В этом заклинании профессор была куда больше уверена. Расположившись на метле по-турецки и старательно закутываясь в мантию, Лилиана пошла на снижение, чтобы проследить за таинственной фигурой. Лили заметила, как следом за первой фигурой на поляну кралась вторая, которая, как казалось с высоты, тоже принадлежала скорее всего ученику. Решив не переходить пока к активным действиям, преподаватель Полетов стала прислушиваться к диалогу и на первых репликах убедилась, что нарушители комендантского часа - это ученики, причем с факультета Слизерин. Сделав вывод, что дети все же оказались здесь не по приглашению и о вечеринке с Хагридом не знали, Лил почувствовала, что на душе у нее полегчало: теперь хорошо бы они сошлись на том, что никто никого не сдает и пора вернуться в замок, где можно благополучно забыть об этой истории. Слух Лилианы настолько обострился, что улавливал буквально каждый вздох в этой ночи. Даже половину разговора слизеринцев дослушать профессору не довелось, потому что с другой стороны к поляне приближались фигуры посерьезнее. Оставив школьников и их разбирательства, Лили приподнялась на метле, попутно проверяя, хорошо ли действуют чары. Девушка стремительно направлялась прямо в сторону длинных теней, покинувших замок. "Неужели кто-то мог сдать Хагрида? Могли в дружественные к ОД ряды затесаться предатели?.. Могли и еще как." - отчаянно рассуждала Лил. Держа палочку наготове, собираясь рискнуть в любой момент, когда собравшимся на вечеринке будет угрожать опасность, Лилиана поравнялась с преподавателями, нависая над ними где-то в паре метров. Как же Лил ненавидела этих глупых сторонников Кэрроу, которые пресмыкались перед Пожирателями в надежде на лучшую жизнь в замке! A ведь когда-то они демонстрировали непрошибаемую верность Дамблодору. "Подлые трусы!" - восклицала в уме профессор Портер, сжимая в руке волшебную палочку.

Hogwarts: По мере того, как говорила Аэреиль, улыбка сползала с лица Джаспера. Эда девчонка явно не испугалась угроз с его стороны, что его ужасно разозлило. Это он-то нарушитель? Это его-то накажут? Ха! Да он же состоял в Инспекционной дружине два года назад, был одним из самых младших, доверенным лицом. И он - нарушитель? - Да что ты себе позволяешь, полукровка?! Моё слово - против твоего! Ты готова проверить, кому из нас поверят? Поняв, что Аэреиль не особо настроена на разговор, слизеринец разозлился ещё больше. Его добыча, его пропускной в "доверенные лица Пожирателей Смерти", вот так просто ускользает из его рук, словно флоббер-червь. - Не скрываешь, значит? - почти прокричал Джаспер, не особо волнуясь, что их кто-то услышит. - А что ты тогда оглядывалась как загнанный кролик, когда шла сюда, а? Выглядел он по-ребячески дерзко, но палочкой играть перестал, в любой момент готовый "выкинуть" заклинание, если слизеринка вдруг не поведется на провокацию. - ... Гномы, сами что ли не могут разобраться, - высокая и довольно тощая женщина в не слишком тёплой мантии пыталась всеми силами закутаться поплотнее, держа в одной руке палочку, на конце которой слабо горел Люмос. Вторая, пониже, но такая же тощая, одобрительно кивала ей. - Мы выполнили свою задачу, мы обнаружили колдовство! Дальше уже не наши заботы! Так нет же... Та, что повыше, продолжала ворчать, а та, что пониже, продолжала ей поддакивать. Они медленно и крайне неохотно направлялись к стадиону в сторону предполагаемого свершения колдовства, держа наготове волшебные палочки. - Specialis Revelio, - время от времени слышалось от каждой из них. Женщины крайне неуверенно прощупывали пространство вокруг себя, зная, что в конце концов им придтся наткнуться на что-то, а вот на что... и справятся ли они. Напряжённое молчание повисло между женщинами, а потом вдруг миссис Венлен, женщина не отличавшаяся высоким ростом, направила палочку куда-то в небо и довольно громко и чётко, словно не переживала пару минут назад, скомандовала: - Finite Incantatem! Миссис Робертс удивлённо наблюдала за тем, как в воздухе появляется метла, правда без седока. Она быстро смекнула, в чём дело, и направив палочку на предполагаемого нарушителя порядка, который завис в паре метров над их головами, произнесла заклинание: - Receptus Retradio! Чёткий и отрепетированный голос миссис Робертс предотвратил попытку побега. Глупо было бы сейчас просто надеяться на то, что предполагаемый нарушитель добровольно снизит высоту. Метла медленно опустилась на землю, и Лилиане пришлось предстать перед коллегами. - Профессор Портер? - миссис Робертс оглядела женщину с ног до головы, прищурив глаза. - Что вы тут делаете в такой поздний час? Насколько я помню, вам патруля назначено не было. Пока миссис Робертс вспоминала, есть ли вообще у них патрули из профессоров, в разговор вступила миссис Венлен. Она всегда недолюбливала Лилиану, так как подозревала, что та что-то скрывает. Только вот повода придраться к ней не было. А сейчас, поймав женщину "на горяченьком", чуть ли не светилась от счастья, ухмыляясь. Тонким, высоким голоском она решила осведомиться у профессора Портер о ситуации: - Мы обнаружили следы несанкционированного колдовства на территории, близкой к стадиону. Вы что-то об этом знаете?

Аэреиль Авер: - Да что ты себе позволяешь, полукровка?! Моё слово - против твоего! Ты готова проверить, кому из нас поверят? – бросил слизеринец. «Полукровка», - отозвалось в голове Аэреиль. Да, она не чистокровная волшебница, но почему же её версия должна цениться в разы меньше, чем слова этого младшекурсника! Было бы нелогично, с её стороны, называть так студента, который учился лишь курсом ниже, но сейчас он напоминал ей те случаи, когда младшие братья и сёстры цепляются к старшим, угрожая рассказать обо всём взрослым, сдобрив всё это множеством выдуманных подробностей. Что же делать в подобных случаях? Девушка уже не наслаждалась свежим и прохладным воздухом, теперь он казался ей действительно по-зимнему морозным. От холода и волнения руки начали слабо вздрагивать. Аэра окинула мальчика беглым взглядом и заметила пару метаморфоз. Палочка, ещё минуту назад ловко перемещающаяся из руки в руку, застыла на месте. «Атака не вариант, слишком поздно», - подумала мисс Авер. - Не скрываешь, значит? А что ты тогда оглядывалась как загнанный кролик, когда шла сюда, а? – продолжал студент, несмотря на молчание собеседницы. Он даже не представлял, какой эффект произведёт данная фраза. Кролики, очаровательные и милые создания. От одного упоминания о них в памяти девушки всплыли любимый дедушка, его прелестный домик и красивый сервиз в серванте, доставаемый по очень большим праздникам. «Интересно, а что бы сделал дедуля на моём месте? – пронесся вопрос в сознании мисс Авер. – Нет, он бы ни за что не сдался бы и не опустил руки. Он бы точно нашёл выход, а, значит, это могу сделать и я!» Нападать с помощью магии было опрометчивым решением, это Аэреиль поняла сразу. Да и, говоря откровенно, девушке сильнее хотелось просто дать сильную пощёчину этому невоспитанному мальчишке, угрожающему ей Петрификусом и с таким презрением произносящему слово «полукровка». Но это опять не соответствовало благоразумию. Был ещё один вариант – продолжить столь неприятную беседу, но затягивать её в таком небезопасном нынче месте слишком опрометчиво. Аэре уже начинало казаться, что все её решения неверное, а каждая идея обречена на провал. Оставалось лишь искать компромисс и вверить свою судьбу интуиции. - А знаешь что, пойдём обратно! Мой путь не имеет цели, а, значит, я могу закончить его в любой миг. По дороге мы можем пообщаться и обсудить сложившуюся ситуацию, - спокойно произнесла Аэреиль коротенькую речь, считая, что уже израсходовала весь лимит слов на этого грубияна и добавлять что-то ещё просто глупо. Она только с новой силой вцепилась в волшебную палочку, готовясь ко всякому развитию событий, и повернулась в сторону Хогвартса. Странное ощущение тяжести на душе всё ещё не прошло, но задерживаться дальше без всякой причины становилось опасно. Девушка думала, что необходимо возвращаться, пускай, и в такой скверной компании. Ничего примечательного рядом со стадионом она не увидела, а дорога к замку могла подарить ей несколько минут на размышления. Ведь пара слов, сказанных в спешке, возможно, стала бы сейчас фатальной. Как же она была благодарна любимому дедушке за постоянное повторение заезженной фразы «тише едешь – дальше будешь»!

Лилиана Портер: Лилиана ясно слышала разговор двух профессоров, с которыми она поддерживала вежливо-холодные взаимоотношения, впрочем, как и со многими другими. "Кэрроу почувствовали магическую активность!" - в ужасе подумала Лили. Неужели теперь она, сделавшая все возможное, чтобы защитить Хагрида и других участников вечеринки, станет причиной того, что их обнаружат?! Мысли об этом вгоняли преподавателя в состояние отвращения и шока. Поддавшись эмоциям, профессор Портер не подумала о том, что она тоже находится в опасности, и потому не среагировала вовремя на заклинания этих треклятых ведьм, направленных прямо на нее. Но Лили была не из тех, кто сразу сдается. За свою семью и друзей она будет сражаться до конца, что бы ни пришлось для этого сделать. Представ перед коллегами совсем не в том месте и не то время, Лил, тем не менее, старалась оставаться невозмутимой. Ловко спрыгнув с метлы, девушка подошла к профессорам. - Профессор Портер? Что вы тут делаете в такой поздний час? Насколько я помню, вам патруля назначено не было. - произнесла миссис Робертс. Вопросы были вполне ожидаемыми и, хотя ситуация не была отрепетирована, Лилиана знала, как стоит вести себя в таких случаях, ведь не зря же провела более четырех месяцев под носом у Кэрроу, всячески покрывая людей, открыто заявлявших о своей позиции, и пока... оставалась в живых, что было уже немалым достижением, и вроде бы оставалась вне подозрений. - Добрый вечер, коллеги. - Лили коротко улыбнулась стоявшим перед ней ведьмам. - Комендантский час не распространяется на профессоров, не так ли? - Лицо Лил было непроницаемым и в то же время чуточку удивленным: мол, как можно было подумать, что она, профессор Портер, занимается на территории замка чем-то недозволительным?! "Не распространяется на профессоров, а вот на студентов..." - у Лилианы, конечно, была мысль тут же перевести тему на юных нарушителей, как раз в этот самый момент споривших где-то на другой стороне поляны, тем более что это были слизеринцы, а их сурово их не накажут. Но что-то все-таки помешало Лили это сделать, наверняка, дело было в всепоглощающем желании спасти всех и вся, если это было в ее силах. Если она могла не выдать слизеринцев, которые не собирались навредить Хагриду, то почему бы не оградить учеников от неприятностей?.. - Мы обнаружили следы несанкционированного колдовства на территории, близкой к стадиону. Вы что-то об этом знаете? - в игру вступила вторая женщина, которую Лили давно мысленно окрестила "коротышкой". - Правда? Я думаю, вы помните, что стадионом заведуем мы с Роландой, посему мы, конечно же, знаем о любом колдовстве, которое может происходить в его окрестностях. Видите ли, именно здесь на стадионе, - Лилиана небрежно махнула в сторону колец и трибун, - у нас проходят важные матчи по квидддичу, результаты которых вносят нередко существенную лепту в соревнования между факультетами. Поэтому мы с профессором Трюк приняли решение наложить дополнительные чары, предотвращающие всевозможные обманные маневры с помощью волшебства со стороны игроков. Судье бывает сложно уследить за всем сразу во время игры. - На последней фразе Лилиана пожала плечами. - Если профессора Кэрроу хотят обсудить это подробнее, то всегда пожалуйста! - Профессор Портер говорила уверенно и невозмутимо, стараясь отчасти поиграть на страхе коллег перед заместителями директора, которые не любили, чтобы их тревожили по пустякам или заставляли следить за теми, кто для них не представлял особого интереса. Ведь Лилиана очень надеялась, что сумела построить репутацию, благодаря которой сомнения Aмикуса и Aлекто, имевшие место в начале года, отошли на задний план. Плюс ко всему, Лил как никто знала, насколько Кэрроу не любили вдаваться в суть магии стадиона и вообще квиддича, поэтому заранее предполагала, что доклад о новых чарах, применяемых во время матчей, не будет удостоен внимания Пожирателей. Поискав глазами свою мантию, Лили обнаружила струящийся свет в паре метров и от себя и приманила ее с помощью невербального "Aкцио", тем самым невольно обращая внимания нагрянувших на поляну коллег, что, если они надумают начать атаковать, им придется несладко, ибо Лилиана была не из числа посредственных волшебников. Не забывая ограждать свое сознание от несанкционированных вторжений, используя окклюменцию, Лили уверено смотрела на миссис Робертс и миссис Венлен, переводя взгляд с одной фигуры на другую, ожидая следующего хода от противника и параллельно продумывая дальнейшую тактику.

Hogwarts: Недовольный таким поворотом событий четверокурсник использовал на Аэреиль заклинанние Immobulus, которое заморозило уходящую Аэреиль на месте. Довольный собой, он наблюдал за тем, как девушка как в замедленной съёмке поворачивается к нему, и её лицо также медленно вытягивается от ужаса. Джаспер повернул голову в ту сторону, в которую смотрела девушка, и увидел... дементоров! Целая куча тёмным облаком приближалась прямо к ним. Перепугавшись до смерти, мальчишка начал убегать, и только украдкой обернувшись, он увидел, как те подлетают к сокурснице и начинают кружить вокруг неё, а от неё начинают идти какие-то тёмные полосы прямо к дементорам... Две волшебницы скептически посмотрели на Лилиану, не припоминая, чтобы у профессоров полётов были полномочия устанавливать дополнительные чары. Одна из них, профессор Венлен, потребовала палочку Лилианы. Finite inca... - заклинание прервалось на полуслове, потому что в женщину врезался несущийся сломя голову парнишка, сбив её с ног. Палочка Лилианы отлетела куда-то в траву, а слизеринец даже не обернулся, встал, и убежал дальше, повторяя одно слово "дементоры!". Все три волшебницы обернулись в ту сторону, откуда прибежал мальчик, и действительно увидели чёрные тучи, сгустившиеся над поляной. Волшебницы тут же подняли тревогу, что было, естественно, в минус Лилиане, ведь вечеринка была в самом разгаре. Со стороны замка послышались звуки приближающихся волшебников...

Аэреиль Авер: Аэреиль сделала пару шагов вперёд, не желая смотреть на четверокурсника сразу по двум причинам. Во-первых, наглый слизеринец не был приятным зрелищем, да и к тому же постоянные «оглядки» испортили бы такой хороший театральный эффект. Но долгая речь девушки, видимо, не возымела ожидаемого действия на него, в звонкой тишине прозвучало заклинание на мелодичной латыни: - Immobulus. Аэра уловила сильную издёвку в этом голосе. Она не могла сдвинуться с места, даже лёгкий поворот головы назад потребовал немалое количество сил, казалось, будто каждая часть тела налилась свинцом, и даже мысли, вьющиеся в этот момент в голове, приобрели свой вес. Но открывшаяся картина заставила позабыть мисс Авер о мальчишке и его презрении к ней. Она хотела упасть на колени и кричать, закрыв лицо руками, но то ли заклинание слизеринца, то ли нахлынувшая волна ужаса не давали ей и пошевелиться. Аэреиль смотрела на тёмные фигуры дементоров, которые приближались к ним, неся с собой чувство неминуемой гибели. «Обернись! Освободи меня! Позови на помощь!» - крутилось у Аэреиль в голове, теперь помощь юноши была её единственным вариантом спасения. Однако из всего, что хотела бы сказать ему Аэра, он совершил лишь первое. Слизеринец бросился бежать. Теперь девушка осталась одна тёмной ночью, обездвиженная и окружённая тёмными существами. Её сердце бешено колотилось в груди, дыхание сбилось, а почти все академические знания некстати вылетели из головы. Сознание наполнял страх, который Аэреиль была не в силах объяснить. Она смотрела по сторонам, понимая, что дементоры подобрались к ней практически вплотную, и ей на секунду почудилось, что она стоит не на полянке недалеко от своей школы, а на эшафоте, где каждый день проливается человеческая кровь. Неожиданно где-то в подсознании всплыло, как кто-то вскользь упоминал, что дементоры не видят разум волшебника, если тот его «закроет» от окружающих. Аэра не считала, что подобное достойно доверия и способно остановить такое грозное существо, которое уже, казалось, вот-вот коснётся её. Но сейчас, когда девушка не могла даже попробовать вызвать Патронус – да и вряд ли бы он вышел у неё, столь неискушённой в этом заклинании, - мисс Авер закрыла глаза, пытаясь забыть про суровых посетителей поляны, морозящий воздух, который с приближением дементоров стал ещё холоднее. После столь тяжёлого дня она хотела просто очутиться в объятиях заботливой матери, чтобы та нежно гладила свою дочурку по голове и тихо сказала на ушко, что всё будет хорошо. Нет, Аэреиль не должна быть сейчас возле стадиона, ей положено спать в подземельях Хогвартса или читать книжку, пока никто не мешает, а не ходить меж кустов в поисках «чего-то не того»! Где-то недалеко Аэре показался шум и еле слышный крик: «Дементоры!». Далее сознание девушки помутилось, будучи не в состоянии принять окружающее.

Лилиана Портер: Палочка Лилианы оказалась в руках одной из ненавистных ведьм и все существо Лил протестовало против такого развития событий. Мозг девушки лихорадочно соображал, что бы предпринять, дабы вернуть свой артефакт. Отчаяние стремительно возрастало, ведь с помощью ее волшебной палочки колдуньи смогут узнать, какие именно заклинания накладывала Лили на окрестности стадиона. Какой предлог бы найти, чтобы забрать палочку? Как же глупо получилось! Столько стараний, чтобы защитить Хагрида и его друзей, а теперь они попадутся в лапы Кэрроу! Лилиана старалась сохранять спокойствие, все еще напуская на себя безмятежный вид, но сердце билось словно бешеное, адреналин подскакивал (как же хорошо, что было темно!). У Лили даже мелькнула мысль сражаться с ведьмами врукопашную, но не позволять им ничего делать с палочкой. Не успела профессор Портер толком что-то предпринять, как ситуация разрешилась сама собой. Тот самый слизеринец, следивший за мисс Aвер, сбил с ног миссис Венлен, а после показались дементоры. По всей видимости, на поляне было слишком много людей этим вечером, включая веселившихся в раздевалке, все с различными эмоциями, поэтому дементоры взбунтовались и вышли из-под контроля. Лили ясно видела темные фигуры на другой стороне поляны. "Думай, Лили, думай!" - девушка приказывала сама себе, ибо, пока коллеги замешкались из-за пробегающего слизеринца и дементоров, просто необходимо было составить более-менее хороший план и привести его в действие. Лилиана бросилась в ту сторону, куда предположительно упала ее волшебная палочка, но искать иголку в стоге сена было явно некогда. - Люмос! - неподалеку зажегся огонек. - Aкцио! - прошептала Лили, стараясь действовать быстро. Нужно было как-то отвлечь этих жалких подпевал, иначе они не дадут никого спасти сегодня. При мысли о том, что пострадает ученица, не вовремя вышедшая на прогулку, или Хагрид, или кто-то еще, сердце у Лил сжималось. - Нарушитель! - Лилиана практически в один прыжок оказалась на ногах. - Нарушитель комендантского часа, это он растревожил дементоров! - Умоляя Мерлина, чтобы дементоры и отвлекающий маневр дезориентировали внимание коллег, Лилиана перешла к следующему этапу плана. Направив палочку последовательно на миссис Робертс и миссис Венлен, профессор Портер мысленно произнесла "Confundo!" . Отмерив на глаз расстояние от поляны до замка, Лил не могла сделать точный вывод, сколько у нее было времени, но его было очень-очень мало. Лилиана подошла к коллегам и с осознанием того, что от этого заклинания зависит сейчас все-все, но только ее судьба, но и судьбы многих людей, постаралась как можно твердо и спокойнее произнести "Obliviate Partis", направляя палочку в лоб одной и другой оппонентке. - Все, что вы здесь видели и наблюдали, - это дементоры. Во всей сегодняшней неразберихе виноваты именно они. Именно из-за дементоров вы оказались здесь на поляне и больше никого не встречали, ни меня, никого из учеников. Тем временем дементоров становилось действительно много и Лили уже достаточно четко ощущала никак не связанное с сегодняшними переживаниями чувство отчаяния и страха. Тем не менее, девушка, не оборачиваясь на коллег, вскочила на метлу и устремилась на другую половину поляны. Хотя невольно в тот момент Лил казалось, что это равносильно самоубийству. Собственно, что она сейчас могла против нескольких десятков дементоров? Ни одной светлой мысли... Ну, как же так?! Теперь Хагрид и остальные пострадают из-за ее нелепой и никудышной охраны. Хагрид, всегда добрый и понимающий, единственный человек во всем замке, который знал, что из себя представляет Лилиана, даже лучше, чем ее собственные дети... Слезы наворачивались на глаза, а кромешную тьму теперь застилали картинки воспоминаний: хижина полувеликана, огромная кружка чая и самое мужественное плечо в мире. Внезапно Лили обнаружила, что ей стало легче, но почему? Она нашла то, что искала! То светлое воспоминание, самое необходимое. Направляя метлу скорее наугад, профессор Портер вытянула вперед волшебную палочку и, стараясь, чтобы воспоминание не померкло, произнесла заклинание, вложив в него самые прекрасные эмоции, которые она получала от общения с Хагридом: - Expecto Patronum! - и еще раз на всякий случай. - Expecto Patronum! Лилиана направила метлу вниз. В голове гудело множество звуков, а Лили по привычке перемещалась на ощупь, словно отказывалась доверять тому, что можно было увидеть (да и можно ли было?). В какой-то момент девушке показалось, что она схватилась за чужое запястье. Вновь мысленно обратившись к Мерлину, чтобы это был друг, а не враг, Лили одним движением накинула на плечи объекта свою мантию невидимку. - В замок! Скорее! - Прошептала Лили, надеясь, что человек сообразит, что делать это нужно крайне осторожно, учитывая скорейшее прибытие на поляну целой делегации.



полная версия страницы