Форум » Окрестности Хогвартса » Чёрное озеро » Ответить

Чёрное озеро

Hogwarts: Горное озеро на территории Хогвартса. Является одним из магических препятствий на пути в Школу (поэтому всех первокурсников доставляют в первый раз в Хогвартс именно по воде) и пристанищем для многочисленных волшебных обитателей.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Дженис Уолтер: Дженис посмотрела на Энда слегка растерянно -Я не знаю...Просто стало как-то грустно... А вечером просто здесь никого нет...*Дженис посмотрела на брата таким странным проницательным взглядом, что, казалось, просверлит насквозь... Но вовремя опомнилась. -Да...больно... *Дженис поняла, что сейчас будет врачевная процедура и приготовилась к боли, прикусывая губу.* - Только осторожно.... - предупредила слизеринка.

Andrew: Посмотрел прямо в глаза Слизеринке -Тебе грустно? Что - то случилось бельчёнок? Затем перевёл взгляд на ножку девушки, она была сырая, немного в крови, но такая красивая на фоне зелёной травки... Эндрю окуранто промыл ранку и ловко забинтовал оторвоной тканью, слегка улыбнулся и посмотрел на личико сестрёнки -Вот и всё, а ты боялась глупышка)

Дженис Уолтер: Дженис готовилась к страшным мукам и боли и зажмурилась. Она думала, что сейчас будет как в БК. Но затем почувствовала лёгкое прикосновение ласковых рук брата до её ноги и успокоилась. Пока Энд забинтовывал рану, Дженис тихо так смотрела ему в глаза и молчала... "Ну надо же... Он умеет лечить...и успокаивать. А главное: Почему я не чувствую боли? Почему рядом с ним становится так легко?" - подумала Дженис, всё больше удивляясь ловкости брата в общении. -Я не знаю, что случилось...Просто тревожно как-то на душе и всё. *Дженис пожала плечами* Хотя сейчас это уже не важно. Ты же рядом и мне хорошо. *когда Эндрю закончил, Дженис чмокнула брата в щёчку. и засмеялась* - А ведь действительно...Чего это я боялась? Спасибо! *нежно произнесла слизеринка*

Andrew: Улыбнулся "какая всё же красивая у меня сестрёнка"- Подумал Эндрю. -Всё хорошо моя маленькая, скоро совсем стемнеет... Юноша поглядел на солнце, которое уже почти скрылось за горизонтом и лишь немного освещало верхушки исполинских деревьев запретного леса.- Дженис пора идти в замок, а то ты уже совсем замёрзла. Юноша дотронулся рукой до ручки девушки, она была холодная... -Да и на Слизе за поздние прогулки влететь может. Юноша поднял девушку на руки, прижал к себе и понёс в замок...

Дженис Уолтер: Дженис посмотрела на небо... -..Действительно уже темнеет... Я не заметила... Как быстро летит время с тобой рядом... *произнесла Дженис и улыбнулась. Ей было слегка холодно, но она не обращала внимание на холод и просто улыбалась брату. Затем она почувствовала его прикосновение до руки* Дженис пора идти в замок, а то ты уже совсем замёрзла. Юноша дотронулся рукой до ручки девушки, она была холодная... - Да..точно..уже очень холодно... *Девушка собралась уже идти, но почувствовав слабость, не смогла. Энд подял её на руки. Дженис обхватила его за шею руками и прижалась покрепче* "Какой у меня всё-таки ласковый и добрый брат" - подумала Дженис... -----------------> Действие переносится в Замок

Элиор Лонс: Сегодня был на удивление хмурый день...Деревья возле пруда с тоской опускали в воду пряди своих крон, укрывая и устилая ими весь берег озера. Их ещё свежие, спелые листья с сожалением наклонялись туда, где глумливые утки , тщедушно галдя, выискивали себе пищу. На озеро давно уже никто не приходил всилу "расчудесной" погоды. Всё было поистине угрюмо и уныло - серое небо готовилось вылить на Землю оставшуюся воду, а под предлогом ночи солнце тускло кружило над тучами, сея свои лучи сквозь их бреши. Именно этот день выбрал неудачливый ученик Когтеврана для того, чтобы насладиться летом в полную силу. Взяв пергаменты и учеьники и сложив всё это в холщёвую сумку, Лонс с трудом пробирался к пруду, не щадя своими ногами мелких лесных жителей и прочую нечисть. Настроение Эла было под стать погоде - ни солнца, ни неба, сплошная вода... Жуть, просто самая настоящая жуть всё это! Подойдя к небольшому дереву, Элиор сбросил с плеча сумку, и пошёл поближе к озеру. Мутная вода была словно гуталиновой - и утки поистине вязли в этом болоте, взмахивая крыльями и крякая как бешеные от любого движения. Ни единого светлого места, ничего...

Дженис Уолтер: Элиор двигался по направлению к озеру и Дженис тихо шла за ним. Погода не настраивала на приятный разговор, но тем не менее поговорить было нужно. Дженис было грустно и ей нужно было высказаться. Было холодно и девушка, непривычно для самой себя, одела мантию, несмотря на то, что она не любила её. А так же неприычно было то, что Дженис была в обычной одежде и в кроссовках.. Как же ей наоел этот официальный "наряд". Слизеринка вглядывалась куда-то вдаль... Туда, где красовался горизонт... Озеро было на удивление спокойным. Дженис молчала и смотрела на тех же крякающих уток, на которых смотрел Когтевранец. Мисс Уолтер была грустна, да и к тому же едва знакома с Элиором и, наконец, вымолвила лёгкую фразу, на которую у неё хватило фантазии: -Мистер Лонс, поговрим о чём-нибудь? "Интересно... Сможет ли он поднять моё и так упавшее до низу настроение? Хотя... Оно у него, наверное, такое же...И судя по этой погоде..." - размышляла девушка, глядя на своего нового знакомого. Она была на удивление задумчива. Было прохладно, неизвестно почему, и Дженис застегнула пуговицы мантии и спрятала руки где-то в складках мантии, ожидая: что же скажет Элиор.

Элиор Лонс: Вдали крякнули утки, а значит, кто-то шёл за Лонсом. Хотя, кто бы это мог быть, ведь в такую погоду большинство учеников сидят в тёплом замке и попивают горячий шоколад... -Мистер Лонс, поговрим о чём-нибудь? - раздалось сзади, и Эл медленно обернулся. Увидев девочку со Слиза, он не особо и удивился, да и настроения удивляться как-то не было... Только слизеринцы могуть любить такую сырую погоду. -Привет, Джен. Ну что ж, если ты хочешь поговорить, я не против... Только вот может найдём место, где можно посидеть, а то у меня уже коченеют руки - Лонс как всегда был без мантии, лишь в тёмной безрукавой рубашке. Скрестив руки на груди, Эл поднял и отряхнул сумку от травы и мелких жучков, и снова накинул её на плечо. Оглянувшись по сторонам, когтевранец так и не смог наити достойного места. -А вообще, я бы пошёл в замок, наверное... А то правда холодновато.

Дженис Уолтер: -Привет, Джен. Ну что ж, если ты хочешь поговорить, я не против... "Мы уже на "ты" ? Ну да ладно.... Всё равно для разговора не помешает резкий переход в отношениях" - Подумала Дженис и решила оставить этот глупый официоз где-нибудь в замке. Она тихо так посмотрела на когтвранца. Только вот может найдём место, где можно посидеть, а то у меня уже коченеют руки Дженис молча кивнула. Она и сама уже замёрзла. -Давай... Может призвать плед? - девушка улыбнулась, думая о чём-то... - А может костёр разожгём? "Мда... Ну ты Дженька и пакость, однако...." Как всегда и везде, даже в плохую погоду и при плохом настроении, Дженис везде сопровождали пакостные, шаловливые мысли, от которых Слизеринка никак не могла избавиться. А вообще, я бы пошёл в замок, наверное... А то правда холодновато. -Ну да... В замке теплее... -Затем она посмотрела на небо, -Как думаешь, а будет дождь? И если будет, то что нам делать?

Элизабет Корф: Элизабет тихо шла вдоль берега озера...Сегодня ей было очень грустно,она и сама не могла толком назвать причин своего такого настроения, но чувствовала, как на глаза уже наворачиваются слезы. "Правильно говорил отец, одиночество тяжелая ноша, а здесь в Хогвартсе это чувствуется особенно сильно" - подумала блондинка. Она села на берег и обхватила коленки руками. Не к месту ей вспомнился профессор Дэвис..."Он так похож на мой дом, внешне такой мрачный и несколько эксцентричный, но я уверена, что на самом деле он другой" - она улыбнулась и моргнув почувствовала как по щеке оставляя мокрую дорожку скатилась слеза. "Ну вот, стоит мне вспомнить о доме и я опять плачу" - как-то сердито подумала она и почувствовала как прокладывая дорожку на другой щеке слеза устремилась вниз...

Элизабет Корф: Лиз долго сидела в одном положении. У нее уже затекли руки и ноги, но она никак не могла справиться с нахлынувшими на нее эмоциями. Она так и сидела обхватив колени руками и смотрела невидящим взглядом на озеро.

Элизабет Корф: Элизабет не знала, сколько она так просидела, но заметив, что начало темнеть решила отправиться в замок. Поднявшись, она отряхнулась, и подняв свою мантию, потихоньку отправилась в Хогвартс.

Маркус Эльвас: *Несмотря на пелену мрака которая так отчётливо проявляется в полночь Марк хорошо знал эту дорогу и шел уверенной поступью. Ещё издали он заметил блики луны на озёрной глади. Подумав что наконец оно рядом студент ускорил шаг в надежде побывать там, наконец посидеть там, где не был со дня прибытия в школу. И вот уже он подходит к озеру и особо не скрываясь думая кому придёт в голову покупаться среди ночи. Но всё же ученик не принебрёг обычной маскировкой. Снял ещё в башне мантию где были вышити его факультет и имя с курсом и вместо неё надел чёрную как смоль мантию что его очень сложно было различить во тьме. Особенно со спины. Ведь его длинные чёрные волосы сливаются с мантией и закрывают шею, а с переди на нём был капюшон. Так что различить его во мраке ночи очень сложно. Но не забыв где он есть нашел место со скалами и укрылся там скрываясь от посторонних глаз и стал наблюдать за озёрной гладью*

Маркус Эльвас: *Марк просто сидел и смотрел на озёрную гладь думая как же она красива. Он уже множество раз нащупывал камень которым можно было бы сделать хорошую лягушку на озере, но каждый раз его что то останавливало. Возможно он просто не хотел нарушать тишину ночи, возможно просто было лень вставать и кидать камень, но он просто сидел и смотрел на блики луны на озере. Рассматривал лунную дорожку, отражение звёзд на поверхности и думал о том, что хотел бы здесь остаться, быть здесь вечно, и он совсем не заметил как стало выходить солнце. Он думал что уйдёт отсюда намного раньше и с рассветом придёт на родной факультет, но увы что ошибся и первые лучи солнца уже озарали его чёрные локоны волос и что бы не терять ни минуты он мигом подскочи и придерживая капюшон мантии побежал в замок.*

Jenis Walter: действие из поляны Дженька шла вместе с Элис к озеру. Вода была прекрасной и от неё веяло какой-то прохладой. -Ну вот мы и пришли, - улыбнулась Дженис своей собеседнице и посмотрела куда-то вдаль, на другой берег. -Здорово было бы переплыть это озеро. Правда?Тут Дженис достала из сумки какой-то пустой пучёк пергаментов и вырвала один лист. Она сделала из него кораблик, нашептала заклинание и пустила по воде. -Здорово... Он заколдованный... Никогда не тонет... - Девушка улыбнулась и посмотрела на уплывающий кораблик. "Большому кораблю - большое плавание, а маленькому - бесконечное," - подумала Дженис.

Alice: Элис подошла ближе к озеру и опустилась на корточки, дотронувшись пальцами до поверхности воды. "Теплая", - рассеянно подумала она, наблюдая, как Дженькин кораблик поплыл по озеру. - Переплыть? - Элис задумалась. Она вообще-то не так любила плавать, но день такой жаркий... - Ну, насчет переплыть я не уверена... А вот поплавать... - Лиска махнула рукой и, сняв с ног балетки, по щиколотку оказалась в воде.

Jenis Walter: -Поплавать? Интересно... - Произнесла Дженька и так же сняла туфли и зашла в воду, оставив мантию на траве, совсем немного. Она бродила и смеялась, а вода была настолько тёплой, что хотелось окунуться целиком. -Кстати, а ты знаешь, что в озере водятся русалки? Или это всего лишь легенда? Полюбопытствовала Дженис у когтевранки, глядя на озёрную гладь, - Они красивые или нет? Мне кажется, что они опасные и если мы на них нарвёмся... Нам не жить... Хотя... Это наверняка легенды, - тихо сказала Дженис. "Русалки..Русалки... Нет ну правда ведь.. Здесь обязательно должны быть русалки. Срочно! А то скучно... Хотя чего это я? А вдруг и правда опасно? Нужно, наверное, что-то сделать" - Тут Дженис отскочила от того места на котором стояла. Она прикусила губу и посмотрела туда. Вода была прозрачной и на её фоне блестели камушки. - Ух ты... Это же ракушка! - Воскикнула Дженька и достала эдакую диковинку из воды. - Элис, здесь водятся ракушки... - Дженис засмеялась и подошла к девушке, держа в руке каменную озёрную живность.

Melanie Rosier: Теплый летний вечер снова опустился на Хогвартс. Хотя, сказать - теплый, значит не сказать ничего. Жаркий, душащий. Несмотря на сильный резкий ветер и нависшие над замком тучи - душно. Мэл задыхалась от этой жары, почти буквально. Она терпеть не могла лето, как это ни странно - девушке больше по душе была осень, или зима. Но время никогда не стояло на месте, никогда не шло вспять, и лето все равно наступало. Год за годом. Слизеринка, босая, плелась по берегу озера, пиная босыми пальчиками камушки в воду и усмехаясь над тем, как они, погружаясь в воду, громко булькают. Странная была неделя. Тяжелая. Мел чувствовала себя, как минимум, одиноко - ни тебе матери, которая уехала, ни тебе сестер, которые так же уехали, ни тебе лучшей подруги, которая, естественно, уехала. Розье ни за что бы не покинула прохладных Подземелий, но сидеть там она уже не могла. Стены давили. Напоминали обо всех, кого сейчас не было рядом. Обо всех, кто был нужен. Последнее время староста вообще отделилась от общества, ограничившись лишь семьей, Амбреллой и парой девушек с когтеврана. Ей хватало. Странное было чувство - поставить стену, а потом наблюдать, как некоторые пытаются прорваться. Угнетало. и Мелани была благодарна тем, кто просто ее отпустил, не стараясь вновь ворваться в ее жизнь. Волосы залепляли лицо и слизеринка, фыркая, постоянно их поправляя, продолжала брести по берегу, надеясь, что все же хлынет дождь. Хоть немного прохлады и влаги. Хоть немного душевного спокойствия. Хоть немного отсутствия мыслей.

Элизабет Корф: Элизабет стремительно спускалась к озеру. Лето без дождя иссушало ее водную натуру и когтевранка хотела побыстрее оказаться у воды. От быстрого хода лоб покрылся испариной и челка прилипла закрывая обзор. На ней были легкие белые брюки и рубашка с закатанными рукавами, но даже отсутствие летней мантии не помогало спастись от жары. Она глянула на небо, над ней нависали серые тучи готовые разразиться дождем, но на самом деле они лишь давили на нее. Она снова вспомнила строчку из письма отца и почувствовала как по щеке скатилась слеза. "Позор семьи...Как он мог сказать такое обо мне...А маман, почему она не заступилась за меня,неужели ей тоже честь семьи дороже собственной дочери..." - негодовала она в мыслях. Дойдя практически до озера блондинка увидела идущую вдоль берега старосту Дома Воды. Конечно с одной стороны было неприлично нарушать чье-то одиночество, но вид девушки был на столько опечален, что когтевранка решилась окликнуть ее. - Мэл. Мисс Розье, постой, - она бросилась догонять слизеринку.

Melanie Rosier: Ветер бил беспорядочными рывками прямо в лицо. Мэл подошла к кромке воды, решив намочить ножки. Как только вода коснулась босых ступней, слизеринка довольно зажмурилась. Конечно, вода была теплой, как парное молоко, но на такой духоте - казалась прохладной. Бесконечный поток мыслей в голове начал напрягать, и девушка чуть слышно (по крайней мере она на это надеялась) утробно зарычала, наивно думая, что это поможет. Может, мысли испугаются рыка и убегут? Но видимо мысли слизеринки уже привыкли к ее нежно-жесткому характеру. "Мне ни на секунду нельзя оставаться одной! Ох, когда же вы уже вернетесь..", - подумала Мэл, плетясь по воде, и разбрызгивая ее в разные стороны, - "В шахматах это называется «цугцванг», когда оказывается, что самый полезный ход — никуда не двигаться. Жаль, что мы не можем не двигаться!", - новая волна раздражения появилась так же внезапно, как и исчезла - все таки, правы психологи, вода успокаивает. Словно уносит все плохое с собой. Мелани услышала, как ее кто-то окликнула. Она хорошо знала этот голос, поэтому добрая улыбка тут же появилась в кончиках губ девушки, и она, остановившись, обернулась. - Элизабет, - Мел чуть прищурилась, пряча зрачки от рассеяного солнечного света, - Рада тебя видеть! "Очень рада!" - Ты какими судьбами здесь?, - Розье устало закатила глаза, убирая с глаз очередную прядь непослушных волосы.

Элизабет Корф: Лиз остановилась возле слизеринки и перевела дух. Волосы растрепались от бега и ветра гуляющего по берегу. - Фух, еле догнала, хорошо, что ты еще сразу услышала меня, - девушка улыбнулась и вытянулась в полный рост. – Какими судьбами я здесь? Да мне просто необходимо было оказаться у воды, эта жара иссушает меня. – тут девушка опустила глаза вниз и увидела, что ноги старосты были босыми. - Любишь ходить босиком? – она расплела косу и теперь снова заплетала её. – А вообще, если честно, то я хотела просто погулять, не откажешься от моей компании? Если нет, то может еще и поведаешь, от чего у тебя такой грустный вид?

Melanie Rosier: Мелани кинула взгляд на свои босые ноги, пошевелила пальчиками, создавая брызги и рассмеялась. Да, последнее время слизеринка могла вести себя странно. То ли жара сказывалась, то ли ей просто надоело держать марку серьезной старосты, серьезной дочери серьезной Ив Розье. Да-а, отсутствие матери тоже брало свое. - Я люблю холод. А коль сейчас его нет, приходится довольствоваться тем, что есть - прохладной водой, - усмехнулась, - А ходить босиком еще и полезно. В маггловской книге вычитала. Занятные они, эти магглы, - хихикнула, снова откинула прядь волос с лица и посмотрела на Лиз, - Что ты, я только рада, что наконец изабивалась от снедающего одиночества!, - искренне выпалила девушка, радая тому, что когтевранка решила составить ей компанию, - Нет, я не грустная, - вздохнула, - Немного угнетенная. Лето меня вообще угнетает. Просто потому что я его не люблю. И потому, что многие разъезжаются. Вот и у меня.. мама уехала по работе, сестры тоже куда-то делись. Вот., - Мэл опустила глаза, снова посмотрев на воду. Обычно ей было не свойствено это - не смотреть в глаза во время разговора. Но люди часто изменяют своим привычкам, - А ты как поживаешь?, - глупый вопрос, как считала Мелани. Шаблонный, стандартный. Но он сорвался с губ прежде, чем Розье успела его задержать, - Башня Вохдуха еще не стала сухожаровым шкафом?

Элизабет Корф: Когтевранка скинула туфли и ступила босыми ногами в воду, ощутив как напряженные за день ноги сейчас постепенно расслабляются. Она исподтишка поглядывала на слизеринку и улыбалась. Эта девушка нравилась ей с каждым словом все больше. - О да, я если честно тоже не люблю лето, предпочитая ему прохладу, - она улыбнулась Мэл. – А вот на счет одиночества… Конечно это звучит как слова из слишком старой пьесы, но все же я тебя понимаю. Меня тоже периодически гложет чувство одиночества, - усмехнулась, - Наверное это странно, быть среди такого количества людей и ощущать себя одиноким, - она положила руку на плечо девушки стоящей перед ней и слегка сжала его, - Не переживай, они скоро вернуться, - она ободряюще улыбнулась, - А что на счет нашей башни, то тут я не знаю, что там происходит, я там не бываю. Кстати, ты не знаешь, тут можно купаться?

Melanie Rosier: Боковым зрением Мелани уловила, что Элизабет сняла туфли и тоже ступила в воду. Улыбнулась. Почему то рядом с этой девушкой было спокойно. И даже уютно. Давно уже Мел покинуло это чувство - чувство уюта в чьей-либо компании. Рядом с семьей все было обыденно. Настолько привычно, что Розье могла уже даже не замечать сидящую рядом мать, или сестер. Но это не было уютом. Общая Гостиная последние курса два вообще отталкивала всем своим существом. Уж где-где, а там точно этого уюта для Мелани уже не было. И вот здесь, стоя в воде, рядом с когтевранкой, это чувство вернулось. Приятная нега и тепло разлились по крови, наполняя все тело и сознание. Все рамки, стены, маски - тут же пали. Мел просто чувствовала, что от Элизабет можно не скрываться и быть самой собой. Опять же - редкость. Наверное, Розье разучилась доверять и доверяться людям? - Это ужасно, - тихо отозвалась слизеринка, - Ужасно находиться там, где полно людей, и быть одиноким. Хотя, почему то, так оно обычно и бывает, - усмехнулась, - Наверное, потому, что когда вокруг много людей - никто не старается искренне уделить тебе внимания, не старается тебя понять. Необходимость в этом просто отпадает - ведь всегда можно переключиться на другого. "Розье! Стоп! Опять разводишь демагогию!" И снова порыв ветра. А рука Элизабет легла девушке на плечо. Мелани улыбнулась и закрыла глаза, чувствуя, как ветер рвет волосы, откидывая пряди назад. Когда же волосы снова спокойно опустились слизеринке на плечи, та открыла глаза и вновь посмотрела на свою собеседницу. - Купаться? Честно, даже не знаю. Наверное.., - неуверенно, -..можно. Хочешь искупаться? Я никогда здесь не купалась, как ни странно, за всех свои пять курсов. У нас в Подземельях тоже есть озеро и грот, обходилась ими., - смущенно повела плечами.

Элизабет Корф: Элизабет смотрела на противоположный берег и пыталась уловить спутанный рой мыслей крутящийся в её голове. Ей было хорошо, вот так стоять по щиколотку в воде, совершенно не заботясь о правилах приличия и разговаривать со слизеринкой. Ветер бросил ей в лицо листок сорванный с дерева, но даже не дав ей возможности поднять руку закружил его в невероятном танце. Ей казалось, что где-то рядом звучит вальс. Эту музыку когтевранка любила с детства и слушала её, когда на душе царило тепло и умиротворение. - Ты права, толпа обычно не видит одного, в толпе не видно даже самих себя, а что уж говорить о том, что при большом стечении людей чувствуешь себя одинокой. Знаешь, хоть Хог и не стал мне домом, здесь я чувствую себя намного спокойнее чем там где меня…- девушка осеклась, понимая, что свои проблемы должны остаться своими, и лучше их ни на кого не вешать. Блондинка сделала несколько шагов и оказалась в воде по колено и вдруг радостно засмеявшись обрызгала Мэл водой, дабы скрыть навернувшиеся слезы.

Melanie Rosier: Элизабет не договорила. Осеклась. Мелани прекрасно знала эту интонацию - сама часто осекалась, задевая темы, которые ранили. А таких тем было много. Больше, чем хотелось бы. Больше, чем должно было быть. Слизеринка резко мотнула головой, словно надеясь, что мысли вылетят из головы в буквальном смысле. Но этого не произошло, только шея больно хрустнула, и девушка поморщилась. Когтевранка прошла в глудь по воде и, радостно засмеявшись, обрызгала старосту водой. Это был странный смех. С одной стороны - искренний, а с другой - вымученный, не желающий вырываться наружу. Мэл безмолвно улыбнулась брызгам. Мокрая футболка и джинсы совершенно не заботили. - Тебя что-то беспокоит.., - медленно и тихо произнесла девушка. Это был не вопрос, это было утверждение, - Расскажи?... - после просьбы Мел на несколько секунд замолчала. Было несколько нагло вот так лезть в жизнь другого человека, но Розье по себе знала - высказаться это лучший способ переживаний. Держать в себе...это может привести к стрессам, депрессиям, и к другим расстройствам душевного состояния, - А если не хочешь говорить мне - поговори с водой, - так же тихо продолжила Мелани, загадочно улыбаясь, точнее - пряча улыбка в уголках губ. Наверное, она сейчас выглядела странно. По-крайней мере, странно себя вела. Но и это тоже не заботило, - Вода никому ничего не расскажет, унесет все с собой, похоронит в себе, - сделала шаг назад, словно говоря, что если Элизабет не хочет - она не будет подслушивать, а просто подождет, сидя на камне, - А тебе станет легче. Если выскажешься.

Элизабет Корф: Лиз резко отвенулась когда поняла, что собеседницу не удалось обмануть. И в тайне улыбнулась, хотя сама еще мало понимала,чему. В ней боролись противоречивые чувства, не умела она быть слабой и показывать слабость даже тем кто вызывал её несомненное доверие. Слишком долго она была одна...Слишком долго она никому не доверяла...В глубине души когтевранка понимала, что хранить больв себе невозможно всю жизнь и когда-нибудь в самый неподходящий момент она вырвется наружу и уже тогда нельзя будет предугадать последствий...Но затяжное одиночество словно шептало ей на ухо, что её никогда и никто не поймет, но сердце требовало освобождения и повернувшись к слизеринке она тихо прошептала: - Тебя действительно это волнует? Нет...Не пойми неправильно, но...Мне трудно поверить в то, что в меня кто-то верит,если даже дома я...Ты действительно хочешь услышать? - ее голос срывался от накативших эмоций и блондинка вновь опустила взгляд на воду окружавшую её.

Melanie Rosier: Мелани внимательно смотрела на Элизабет, слегка склонив голову на бок. Видимо, когтевранке не привыкла с кем-то делиться своими переживаниями, и предложение Мел рассказать прозвучало для нее странно. Что ж, в этом Мэл могла ее понять - она сама давно замкнулась в себе, решив, что вокруг никого и никогда не волнует, что с тобой происходит. "Улыбайся - люди любят идиотов" - стало чуть ли не девизом. Розье посмотрела Эл в глаза, но та опустила взгляд, рассматривая воду. - Не привыкла идти против своих желаний, - уверено ответила Мелани, надеясь, что когтевранка правильно истолкует сказаное. Мелани действительно не привыкла уделять внимание тому, что ее не волновало. Не любила ломать себя. Поэтому сейчас ее просьба была вполне искренней. Хотя, конечно, Корф не могла знать этого - она ведь совсем не знала слизеринку. Впрочем, это было взаимностью. печальной взаимностью, - Хочу., - кивнула, - Быть может, я не смогу тебе помочь, но я выслушаю. Знаешь, иногда ведь даже и не нужно ничего говорить - просто выслушать, и уже какая-никакая поддержка, - вздохнула, - Так что... Расскажи. Я хочу помочь. Станет легче, если поделишься болью. И можешь не беспокоится - услышанное мною во мне и погибнет, - усмехнулась Мелани. Она никогда не была сплетницей, не привыкла болтать о чужих траблах направо-налево.

Элизабет Корф: Лиз подняла голову и встретилась с глазами старосты. И с удивлением обнаружила в них искренность, искренность которую она не видела уже очень давно. Когтевранка улыбнулась и вышла из воды, сев на песок она сделала приглашающий жест и показала на место рядом с собой. - Попала я сюда из России и не случайно, я являюсь единственной наследницей одной из древних магических семей. Вот только все члены моей семьи были выпускниками твоего факультета, - она горько усмехнулась. - В день моего распределения я получила письмо от отца. Письмо не было особенно длинным, он никогда не отличался красноречием. Но последняя фраза меня просто убила: "Как ты могла! Ты опозорила весь наш род!" Конечно со стороны это может показаться глупостью. но когда собственный отец называет тебя предателем рода, это...это...я даже не знаю. как это назвать, но у меня было ощущение, словно на меня уронили огромную плиту. Но и это оказалось не самым страшным, я получила разгневанное письмо матери, которая вроде и не осуждала меня, но в тоже время четко дала понять, что я действительно являюсь предательницей. - когтевранка запнулась, но вздохнув продолжила. - А когда я написала отцу письмо, то в ответ я получила лишь "У меня не может быть детей, которые позорят род. Забудь, что у тебя есть отец" Элизабет почувствовала как по щеке, оставляя мокрую дорожку скатилась одинокая слеза. Небрежно смахнув ее, девушка подняла голову и невидящим взглядом уставилась на воду.

Melanie Rosier: Мелани села рядом с Элизабет, на песок, и пальчиком ноги начала рисовать разные узоры, а потом, ступней - стирать. И снова рисовать. Слизеринка всегда рисовала, когда что-то слушала. Не просто слушала, как обычно это делается на лекциях. А когда хотела вникнуть, понять, пропустить информацию через себя. Рисование помогало выкинуть из головы лишние мысли, полностью отдав сознание говорившему. Так и сейчас. Мэл улавливала каждый звук, который издавала когтевранка, пропускала через всю себя то, что та говорила. В конце повествования слизеринка поморщилась. Что ж, история не была из ряда вон выходящих. Можно сказать, что в магическом мире она являлась, даже, обычной. Особенно, если дело касалось Слизерина. Сама Мел даже боялась представить, что было бы, попади она на другой факультет. Хотя.. мать восприняла бы, наверное, нормально. А вот отец.. И снова староста махнула головой, а потом посмотрела на первокурсницу. Что сказать? Миллионы слов крутились в мыслях, на языке, но все их не скажешь - огромный поток. Который невозможно было бы остановить. - Мм... извечная проблема отцов и детей в магическом мире, - Розье тяжело вздохнула, - Ты знаешь.., - запнулась, - ..я хоть и не была в такой..мм..ситуации.. Но может тебе стоит попробовать поговорить с ними? Не сейчас.. Потом, попозже. Пройдет время. Не факультет делает человека, а человек - факультет, - девушка хмыкнула, взяла с песка камушек, и запустила его в воду, - Конечно, если все в семье - слизеринцы, им будет трудно смириться..., - снова запнулась, - .. просто, пройдет время, и они увидят, что человек, вышедший с другого факультета, не Слизерина - может быть ни чуть не хуже любого чистокровного слизеринца. Просто на это нужно время. Тем более, если они впервые с этим столкнулись, - усмехнулась, - Это как..если у ребенка отнять его любимую игрушку, с которой он ни за что бы не расстался - другую. Сначала он будет фыркать и не принимать, а потом - смирится. А ведь взрослые так во многом похожи на детей, - фыркнула, - Тебе, главное, не отчаиваться.. и не принимать так близко.. они просто.. сейчас ими правят эмоции, не здравый рассудок. а эмоции.. в горячке, порой, наговоришь всякого.



полная версия страницы