Форум » Окрестности Хогвартса » Чёрное озеро » Ответить

Чёрное озеро

Hogwarts: Горное озеро на территории Хогвартса. Является одним из магических препятствий на пути в Школу (поэтому всех первокурсников доставляют в первый раз в Хогвартс именно по воде) и пристанищем для многочисленных волшебных обитателей.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Милисента О`Лири: Похоже, тетя Портер не разделяла Миллиного мнения о том, что их небольшая авария на Озере - это веселое происшествие, которое они внукам будут рассказывать, падая с люстры от смеха. Во всяком случае, она так смотрела на хихикающую русалку, что Милли показалось, что она сейчас эту нахальную нечисть на ингредиенты для зелий пустит. За нахальную нечисть Милисента не особо беспокоилась, ей просто не хотелось, чтобы добрая и хорошая тетя Портер пускала кого-то на ингредиенты, даже русалок, хихикающих с пиявок в их волосах Милли, собирай водоросли, мы отсюда уходим Когтевранка только приоткрыла рот, чтобы что-то сказать, как сообразила, что сейчас с префектом спорить не нужно. Она вытащила приличную горсть водорослей из своих кудрявых рыжих волос, там же обнаружила еще парочку пиявок и аккуратно сложила это в приготовленные гриффиндоркой склянки. Девочки сложили сачки и сапоги в супервместительную сумочку Лили, вернули мантиям прежнюю длину. Напоследок тетя Портер бросила на русалку уничтожающий взгляд, а Милисента, решившая ее (тетю Портер, а не русалку) порадовать, соорудила чернильный шарик, который в следующую секунду послала в нечисть. Меткость не подвела когтевранку и шарик угодил аккурат между нахальными глазками водной нечисти. "Да, О`Лири, пуляться чернильными шариками в русалку - как раз именно то, что в таких случаях должен делать будущй мракоборец-неестествовед". Водная нечисть мешком свалилась в воду (а Милли и тетя Портер хоть и сухопутные, в воду падали изящно и грациозно!), а когда выглянула из воды, высказала свое неудовольствие действиями когтевранки. Причем в таких выражениях, что уши воспитанной в лучших аристократических традициях Милисенты посчитали своим долгом свернуться в трубочку. Она пообещала себе, что когда будет стажером, поймает эту противную русалку и будет ее показывать студентам в качестве наглядного материала. Вытащив последних пиявок из волос, девушки пошествовали в лабораторию.

Марта Оул: Начало ролевой. Участники: Марта Оул, Kara Maison. Просим не вмешиваться. Солнце, слегка высунувшись из больших, пушистых облаков, так сильно напоминавших его белое теплое одеялко, освещало все окрестности замка Хогвартс. Его лучи скользили по беспокойной поверхности озера, которая постоянно сильнейшим образом колыхалась то ли от ветра, то ли от проплывающих где-то там русалок. В это время девушка в желтой мантии с вышитым на ней гербом Пуффендуя любовалась прекрасным пейзажем — озером, окруженным холмами. Пришла она, Марта Оул, туда сразу после завтрака. Этот выходной она заранее планировала провести на свежем воздухе, ибо давно уже не выходила из замка, где её задерживали лекции, домашние работы, прочие дела... На самом деле, там она ещё и поджидала Кару Майсон, с которой договорилась встретиться и прогуляться по территории Школы. Как всегда, пятикурсница пришла раньше, чем требовалось где-то на полчаса. Она была уж слишком пунктуальной, и это, казалось бы, полезное качество, иногда жутко мешало ей. Но вернемся к ситуации с прогулкой и озером. Время она провела в размышлениях о том, что её ожидало, ведь девушка знала Кару - та внезапно могла придумать абсолютно любое приключение с самыми неожиданными последствиями. Именно поэтому у Марты был реальный повод опасаться. Однако, пока Майсон не пришла, можно было расслабиться и радоваться жизни...

Kara Maison: Kara Maison решила насладиться прекрасной природой и свежем воздухом, а также общением с Мартой Оул. Девушка очень хотела жарких ощущений от приключений и авантюр , но никак не могла понять как именно их заполучить. Майсон бродила на берегу озера и параллельно пыталась что-нибудь придумать. Наконец на ее глаза попалась Марта которая загадочно смотрела вдаль. Кара тихонько подкралась к суровому символогу и громко крикнула: -БУ-Я!! Девушка громко рассмеялась увидев выпученные глаза Марты и что-то говорила сквозь смех: -Ты поняла прикол, да? Типо БУ - это я. Заметив что Марте не смешно пуффендуйка спросила: - Что? Ты не поняла? Что ты так на меня смотришь? Эх, нет у тебя того же чувства юмора что и у меня. Не дав Марте Оул нечего ответить, Кара схватила ее за руку и быстро проговорила : - Ну, пошли гулять, а я пока придумаю какую нибудь авантюру или передрягу в которую можно встрять.

Марта Оул: Разглядывая какой-то странный предмет, мирно плывший по поверхности озера, Марта перестала замечать всё остальное. Для неё существовали в тот момент только размышления, озеро и некая субстанция... размышления, озеро, субстанция... И тут раздался громкий и высокий крик, казалось, самки орангутанга весной в полнолуние, заставивший испариться все глубокие умозаключения, получившиеся в результате размышлений об объекте, плескающемся в озере. Отчаянный «БУ-Я!!» испортил всё, что только мог. Философ же... то есть, кхм... символог обернулась, желая увидеть источник сего ора. И увидела она там Кару, цвет волос которой и правда походил на цвет орангутанга. Впрочем, она старалась об этом не думать. Она вообще старалась не думать, потому что со включенными мозгами гулять с Майсон неправильно и, надо сказать, опасно. Поэтому Марта просто смотрела и моргала, моргала и смотрела. — Ты поняла прикол, да? Типа БУ - это я, — сказала вдруг хаффлпаффка и звонко засмеялась. Дальше последовало: — Что? Ты не поняла? Что ты так на меня смотришь? Эх, нет у тебя того же чувства юмора что и у меня. После этой фразы лоб Марты влюбленно посмотрел на её ладонь, а ладонь на лоб. Они быстро поняли друг друга, подмигнули и, сгорая от желания почувствовать прикосновения друг друга и от стыда одновременно, хотели было уже соединиться в глубоком фейспалме... но внезапно их разлучили. Ладонь, вместе со всей остальной рукой пятикурсницы, была поднята и утащена Карой. Далеко-далекооо... Гулять. И встревать в авантюры. И передряги, конечно. Обязательно.

Kara Maison: Девушка вприпрыжку шла по тропе, параллельно поглядывая на озеро, в тот день оно было особенно красивым. Пели птицы, в голове у Майсон играла приятная музыка или она просто потихоньку сходила от скуки. Вдруг ей в голову пришла идея авантюры, она с нетерпением хотела поделиться ей с Мартой. - Марта, у меня появилась глобальная идея приключения! Это будет легендарно! -Ну как? Ты готова слушать?-радостно спросила Кара. Не дождавшись никакой реакции Кара Майсон с подозрением посмотрела на подругу, ей казалось что Марта сегодня очень грустная. В ее голову лезли мысли, а вдруг своим "БУ-Я!" она сильно напугала и обидела своего друга символога, именно поэтому она спросила у Марты: -Что-то не так? Я тебя чем-то обидела или тебя кто-то расстроил чем-то? Может что-то случилось? -Ну-ка расскажи мне все! - воскликнула пуффендуйка и легонько ударила Марту кулачком по плечу.

Марта Оул: Марта шла, рассматривая профиль Кары на фоне озера и вслушивалась в пение птиц, доносившееся откуда-то из Запретного леса. Все они хаотично чирикали, достигая неимоверно высоких нот. Тогда девушка вспомнила, что давно хотела научиться определять род птицы по её пению, только всё руки не доходили. Слишком большое количество дел в чем-то мешало ей изучать какие-то необязательные, но интересные при этом вещи. Подготовка к СОВ, домашние работы, собственные лекции... Всё это занимало слишком много времени. Это Марта и обдумывала, пока вглядывалась в даль, в покрытые многочисленными деревьями и кустарниками холмы, которые в свою очередь придавали им ярко-зеленый оттенок. Она вспомнила и свою недавнюю поездку в Шотландию, где таких холмов было огромное количество. В тот день пятикурсница была особенно меланхолична и вдумчива, что и её саму несколько пугало, ибо было так для неё нехарактерно, что уж говорить об окружающих. Пуффендуйка беспокоилась по поводу реакции Кары, любящей вплетать других во всяческие авантюры, на её безынициативность, но скрываться под маской импульсивности и готовности действовать в любом случае по любому поводу Марте тем более не хотелось, так как она, маска эта, да и импульсивность тоже, её пугала ещё более всего прочего. - Марта, у меня появилась глобальная идея приключения! Это будет легендарно! - быстро и задорно проговорила Кара, которая в тот момент казалась и на самом деле была полной противоположностью подруги. После вопроса же о своей готовности слушать Марта сделала подобие кивка, но это действие сложно было воспринять именно как кивок из-за совсем небольшой амплитуды сего движения. Почему-то на пуффендуйку напал ещё и зверь по имени Нежелание-что-либо-делать-даже-просто-кивать. Перспектива просто спокойно погулять девушке импонировала. - Что-то не так? Я тебя чем-то обидела или тебя кто-то расстроил чем-то? Может что-то случилось? - начала расспрашивать юного символога его спутница, а это юный символог очень не любил, хотя и старался не показывать своей неприязни. — Всё хорошо, — слегка натянуто улыбнулась хаффлпаффка, — просто настроение такое. Не важно. Бывает. Забудь. Лучше расскажи, что ты там задумала, ты так не рассказала. На самом деле, Марта очень пожалела, что задала этот вопрос. Всё-таки Кара могла о своей наверняка сумасшедшей идее и забыть, а напоминание пятикурсницы поспособствовало обратному. Но уже сказанного, увы, не вернешь и не обдумаешь.

Kara Maison: — Всё хорошо, просто настроение такое. Не важно. Бывает. Забудь. — Кара лишь пожала плечами в ответ своей подруге. Она по себе знала, как раздражает, когда тебя достают с вопросами. Каждому человеку нужно личное пространство, в которое лезть не нужно. — Лучше расскажи, что ты там задумала, ты так не рассказала, — следом проговорила Марта, чем несказанно порадовала пуффендуйку. — С удовольствием, — хитро улыбнувшись, ответила девушка. — Дело в том, что я недавно была в библиотеке и узнала очень занимательный факт, — Кара прочитала вопрос во взгляде подруги и улыбнулась еще шире. — Ты, верно, слышала, что в нашем озере живёт чудовище? — она выдержала паузу, давая Марте переварить услышанное. — Мы должны узнать, правда это или нет! — она быстрым шагом направилась к озеру. — Надеюсь ты знаешь, чем питаются огромные чудища? — обернувшись, спросила второкурсница и двинулась дальше, оставляя удивленную Марту позади.

Элис Мэй: Ролевая игра (Осенний РПГ-Турнир) Участники: Марта Оул, Элис Мэй и Рикине Беннет. Ситуация №2. «Псевдожабросли» Элис, особенно затравленно оглядываясь по сторонам, вела своих подруг к берегу озера — одного из самых переполненных магическими обитателями водоёма, расположенного около Хогвартса. Пуффендуйка, хоть и было достаточно жарко и рука потела, находясь в кармане, не вынимала её оттуда. Она сжимала во вспотевшей от "восторженного" волнения ладошке жабросли, которые она удачно позаимствовала у мисс Алтейд после одной из лекций. Элис до сих пор воображала, зачем профессору по ИНМС жабросли, но пока остановилась на рассматривании живности в её естественной среде обитания, то есть под водой. Ведь в Чёрном озере водятся не только гриндилоу, правда? Мэй повернулась к шедшим за ней подругам, которые с любопытством и непониманием озирали вокруг. Они уже почти пришли к берегу, поэтому Элис их только поторопила: — Вперёд! Я вам кое-что покажу!

Марта Оул: К берегу Черного озера двигалась и девушка в желтой с коричневатым оттенком мантии. Она явно была старше двух её спутниц. При более детальном рассмотрении в ней можно было узнать Марту Оул, студентку Пуффендуя и преподавателя Символогии по совместительству. Шла она даже не подозревая, что её ждет: дело в том, что позвала её Элис с намерением «кое-что показать». Марта лишь доверилась своей юной напарнице и вместе с Рикине последовала за ней. Не то чтобы пуффендуйка особенно интересовалась этим «кое-чем» и её охватывало особенное любопытство, она просто решила провести свободное время с двумя очаровательными подругами, а то, что Элис собиралась что-то показать было вполне удачным предлогом. И вот, мисс Оул подходила ближе к берегу, как и две её спутницы. Она вслушивалась в тихое звучание небольших волн, образовывавшихся в результате движения русалок, и наслаждалась моментами, когда легкий ветерок спасал от нисколько не щадящего гуляющих в тот осенний день солнца. Марта больше любила прохладу, поэтому совсем не радовалась столь жаркой погоде. Пуффендуйка шла чуть позади подруг и оглядывалась по сторонам. Она рассматривала прекрасные пейзажи, любовалась открывавшимися видами. При этом Марта слышала, как Элис подгоняла Рики и её саму, и только улыбалась напарнице в ответ, принципиально не ускоряя шаг. Однако мисс Оул всё-таки, глядя на практически бегущую хранительницу некой тайны, начинала подумывать о том, что эта тайна должна быть очень интересной, раз Элис так спешит о ней рассказать. Так уж Марта любила пребывать исключительно впереди паровоза и заранее размышлять о том, что её ждёт!

Рикине Беннетт: В сладостном предвкушении чего-то очень уж необычного, Рикине в припрыжку спешила за двумя своими подругами. Как ранее обещала одна из них, Элис, девочек ждёт нечто действительно не забываемое, поэтому Рики уже была готова нестись вскачь, лишь бы достигнуть желанной цели быстрее. Марта шла рядом с нейтральным видом, но даже у неё не получилось скрыть того волнения, которое окружало девушек. Наконец, берег был достигнут: тёмные волны лениво накатывались на песчанный с мелкими камешками берег, также лениво откатываясь обратно, унося с собой мелкую гальку. Где-то в далеке слышался переливистый смех русалок и громкие плески воды, от их резких движений. Лёгкий ветерок, налетавший со стороны воды, навевал лёгкую дремоту и свободу от удушающей жары, вот только Рики была настолько возбуждена, что как бы ветер не старался, не мог заставить её присесть в тёнек и задремать. Мысленно показав ветру язык, Рикине повернулась к Элис и Марте, в нетерпении замерев. Наверное, не зря когда-то девушка спасла от ненасытного медвежонка непоседу Рыжа - её милейшего домашнего лисёнка, ведь они оба так друг друга дополняли. И Рики и Рыж оба были страшно любопытными сознаниями, жаждующие новых приключений и открытий, и совершенно не важно, какой они имели результат - главное поучаствовать, почувствовать вкус неизвестности, порадоваться вдоволь, иногда до поросячего визга, решить сложные проблемы и целом остаться больше, чем просто довольной. Эх, мне бы сюда Рыжа.... - мечтательно подумала девушка, настороженно смотря на одну из рук Элис, которую та держала в кармане всё их путешествие до озера. - Ему бы точно понравилось! Да и веселее было бы. Устав подпрыгивать и ждать, Рикине быстро приблизилась к загадочной Элис и требовательно на неё посмотрела, ожидая, что та, наконец, расскажет суть того, зачем они тут собрались.

Элис Мэй: Наконец девочки добрались до берега Чёрного озера. Хоть была и жаркая погода, но около воды казалось гораздо прохладнее. То ли дело в резких, но сильных порывах ветра, то ли просто от вида воды, от которой, чувствовалось, несло влагой и прохладой на студенток. Элис на минуту прикрыла глаза, представив себя ма-а-асенькой рыбкой в огромном, полном опасностей и чудес одновременно озере. Она обязательно должна быть с серебристой чешуёй, красными плавничками по бокам и разноцветным, переливающимся во все оттенки радуги хвостом. И, ах да, конечно же, — уметь петь. Пожалуй, единственная рыбка в мире, которая умела бы распевать песенки на дне морском. А почему, собственно, рыбкой? Хотя это здорово: обитать в воде. Можешь проскочить в любую дырку. Будучи рыбкой, Мэй бы поплыла обязательно на поиски приключений и нашла бы их даже в озере. Чем огромная голодная щука, догоняющая тебя, не приключение? Хаффлпаффка поняла, что слишком сильно отвлеклась на придумывание своих приключений в форме рыбки, а её подруги, кажется, уже заждались и теперь нетерпеливо переглядывались друг с другом. Простите. Элис виновато улыбнулась и наконец-то вытащила зажатый кулак из кармана и раскрыла ладонь. На ладошке оказался небольшой серый комок каких-то подозрительных и непривлекательных водорослей, которые изредка подёргивали стебельками. Создавалось ощущение, что они живые. — Смотрите, — Элис для убедительности сжала и разжала пальцы, примяв "окм" из водорослей. — И не бойтесь. Это жабросли. лучше не спрашивайте, откуда они. Это... долгая история. Увидев непонимающие глаза девочек, хаффлпаффка подняла указательный палец вверх, поправив воображаемые очки, и выдала небольшую научную справку: — Жабросли — это магическое растение, водоросли, с помощью которых можно дышать под водой. Нужно всего лишь постараться проглотить их. В книге, конечно, сказано, что они отвратительны на вкус, но... Как вам? Опробуем? — видно было, что этот план у Мэй созрел уже давно, и теперь она задорно сверкала глазками на студенток.

Одетт Миллер: Ролевая игра «Пикник на озере» Время действия: весенний вечер в середине апреля. Погода: слабый перменный ветерок, сменяющийся с наступлением темноты полным штилем, легкая прохлада. Ясно. Участники ролевой: Одетт Миллер и Захария Нэйтон. Время проведения ролевой: неограничено. Если после последнего поста, логически не завершающего ролевую, проходит более недели, считать ролевую замороженной. ______________________________________________________________________________________________________________________________________ Одетт Миллер Девушка шла по тропинке,ведущей к черному озеру и счастливо улыбалась.В записке было сказано,что нужно сойти на берег и там ждать,так Одетт и сделала.Осторожно спускаясь по тропке,она оглядывалась по сторонам.Место действительно было очень красиво.С приходом весны все вокруг зацвело и заиграло новыми красками.Большое обилие зеленого придавало шарм этому месту.Всюду зацвели первые цветочки.Молодая травка ярко переливалась на заходящим за горизонт солнцем.Уже вечерело и светило закатывалось за озеро,одаривая девушку последними алыми лучами солнышка.Мисс Миллер была одета в короткое платье выше колена,белоснежного цвета со струящимся подолом,который сейчас немного развивался на небольшом ветерке.Верх платья был воздушным,рукава отсутствовали,а шея как и часть спины были открыты.Волосы Одетт были закручены в локоны и украшены плетением из ромашек и жемчужинок.Туфельки были так же открыты и украшены белыми ленточками с жемчужинами.Девушка будто парила между небом и водой в этом наряде.Он был воздушен,нежен и светел.Теперь осталось только дождаться парня. Захария Нэйтон Весенний ветерок теребил волосы тринадцатилетнего мальчика, который стоял на берегу и смотрел на уходящее солнце. Это было приятно – смотреть на солнце и не щуриться. Оно было очень теплым, но не паляще-жарким. Раскрашивая озеро во все самые нежные розовые, золотые и оранжевые цвета, оно будто спорило с самим его названием, его природой. Захария знал: под этой тяжелой многотонной махиной воды где-то плавало чудище – гигантский кальмар. Мальчик буквально представлял себе как тот медленно передвигается среди темно-зеленого леса из водорослей, пугая рыб и русалок. Он вальяжно шевелил своими конечностями, поднимая их к самой глади воды, разрезая ее и раскрашивая свое щупальце в цвета заката. Где-то позади Нэйтона прострекотал первый сверчок и выбил мальчика из чудесной сонмы, возвращая в не менее сказочную реальность. Он знал – она рядом. Каким-то невероятным образом, мальчик чувствовал ее приближение. Такое нежное и легкое, воздушное и чистое, будто сам ангел спускался к нему. Мальчик обернулся, еще раз критически оглядев свое творение и оставил его, выйдя из этого укрытия. Он был прав: она приближалась к нему, будто в облаках. Окруженная белоснежной легкой тканью, она осторожно спускалась к берегу, ступая белоснежными туфельками на безопасные участки. Ее глаза смотрели по сторонам, казалось растеряно, но в них такие же, как и бусинки в ее волосах, блестели звездочками световые блики счастья и радости. Такой он запомнит ее еще надолго, Захария знал это. Она еще не заметила его и мальчик не хотел выходить из-за ветвей дерева, скрывавшего его. Он хотел любоваться ей, купающейся в лучах заката, словно в таинственной неге. Девочка остановилась и ждала его, глядя по сторонам и любуясь солнцем и озером, как и Захария несколько минут назад. - Одетт... - это имя слетело с его уст непроизвольно и мягко, но тихо, так, что она не могла его услышать. Вот она, чудесная белая лебедь... Больше стоять он не мог. Выйдя из-за деревьев, мальчик направился в сторону девочки, не отрывая от нее взгляда. Это могло бы сыграть с ним злую шутку - берег был скользким, - но ему было все равно сейчас. Он не мог, просто не мог упасть в такой светлый миг его жизни. - Одетт, - произнес он, когда подошел поближе к ней сзади. Он знал: сейчас она повернется и разум и сердце его наполнятся неугасающим счастьем. - Здравствуйте, - на лице мальчика появилась улыбка, которая никуда не хотела уходить... Да и не ушла бы, даже если он захотел, - очень хорошо, что вы пришли. Мысли мальчика беспорядочно метались в голове, совершенно не складываясь во что-либо связное. Весь план сегодняшней прогулки, который он так тщательно проработал в уме еще задолго до сегодняшнего дня, казался теперь нелогичным, неправильным, слишком грубым. А слова, которые он произносил вслух были еще более бессистемны: - Я рад вас видеть, леди, вы очень красивы сегодня. Я хочу показать вам одно место. Я так рад, что вы пришли. Вам не страшно в туфельках на берегу? Хотя я в любом случае не дам вам упасть... Он силой заставил себя замолчать и слегка смутился. "Боже мой, почему я несу такую чушь? Мне просто нужно собраться... Просто перестать сходить с ума. Иначе она больше не захочет со мной дружить. И что тогда? Будешь всю жизнь бегать под юбкой куратора и старосты!" Одетт Миллер А солнце тем временем садилось ниже и ниже.Последние красно-алые лучи ласково касались личика Одетт,играя с ее каштановыми волосами и заставляли отливать их золотом,а жемчужины в плетении перламутром.Жемчужины отражали последний свет и поблескивали в волосах,придавая им еще больше сияния и красоты.Эту картину можно было наблюдать вечно,девушка стоит у самого края озера и будто плывет по нему,мисс Миллер заглянула в отражение водной глади и оно ей безусловно нравилось.Одетт осторожно перешагнула с ноги на ногу и растерянно огляделась по сторонам.Его все не было и девушка начала жутко волноваться.Весенние птички кружили в воздухе и пели свою красивую песню,Миллер напрягла слух и прислушалась к звукам,вдруг ей послышались шаги.Все ближе и ближе,вот она почувствовала,что кто-то остановился прямо позади нее.Конечно она знала кто это,гриффиндорка ждала этого человека как никого в жизни не ждала.Сердце ее ликовало,оно то замирало,то отмирало,сердце и душа ее пели свою песню с ярким,победным мотивом,а глаза заискрились еще сильнее,они искрились нескончаемым счастьем,которому позавидовала бы любая девушка и женщина.Одетт осторожно и плавно развернулась к парню лицом.От слов о том,что она чудесно выглядит на белоснежной коже появился румянец. -Спасибо..-смущенно прошептала она и заглянула парню в глаза. -Я тебя тоже очень рада видеть,Захария.-робко проговорила она.Начали благоухать цветы,источающие аромат только ночью к этому букету добавился запах духов мисс Миллер.Главные ноты смородина и роза. Композиция открывается нотами чёрной смородины и турецкой розы, продолжается цветочным букетом пиона и лилии и завершается мягким шлейфом ванили, амбры и мускуса.От таких сладких и нежных запахов можно было просто задохнуться,упиваясь ими.На секунду девушке показалось,что она упадет в обморок от взгляда этих серых глаз,но она старалась держаться уверенно.Миллер осторожным и ласковым движением пальчиком коснулась руки парня. -Мне с тобой не страшно...совсем не страшно.-тихо прошептала девушка и очаровательно улыбнулась,смотря парню в глаза.

Тайлер Стаффорд: Тайлер Стаффорд бодро шагал из Хогвартса в сторону Черного озера, держа свою старую, но надежную метелку и небольшой сверток. Смеркалось, дул сильный ветер, заметно похолодало. "Вот уж воистину зима близко." - подумал гриффиндорец, поплотнее закутавшись в мантию. Однако, это не мешало сегодня весело провести время. Вынув из внутреннего кармана свою волшебную палочку второкурсник с помощью заклинания Люмос вызвал небольшой огонек, которого, впрочем, было вполне достаточно. Приблизившись к озеру, Тайлер осмотрелся в поисках Джиллиан. В ожидании, он расположился около большого камня, наблюдая как ветер гонит небольшие волны. Думая, чем себя занять в это время, студент решил попрактиковаться немного в трансфигурации, благо, материала вокруг предостаточно, а отточить свои магические навыки всегда полезно.

Джиллиан Фрай: Джилл торопливо бежала к Озеру,. Мантия, аки знамя развевалось у нее за спиной. Джилл боялась, что опоздала. "- Вот есть люди... Ведь не опаздывают никуда. Не торопятся", - пыхтела про себя Джилл. - "А есть Фрай. И этом, не кажется, все сказано." Тут Джилл вздохнула и немного притормозила, переведя дух. Все же холодный ветер ощущался, однако щеки так и пылали пламенем. "Так и есть, что Тай ругаться будет, что опоздала," - Джилл торопливо продолжила путь и заметила впереди пляшущий огонек. Приободрившись, Джилл устремилась прямо к нему и вскоре вышла на Тайлера, который, кажется, сильно увлекся практикой заклинаний и не замечал, что происходит вокруг. Подойдя к нему сбоку, Джилл помахала рукой, привлекая внимание и одновременно доставая из кармана мантии большой сверток.

Хелена Мэнесс: Вечер стоял на удивление замечательный. Прохлада мягко касалась лица - словно играясь в какую-то очень серьезную, хоть и не понятную игру. Чуть поежившись от неожиданного порыва холодного ветра Хелена подняла воротник куртки, в который тут же опустила, шмыгнув, нос, поправила так норовившую улететь на прогулку с ветром шапку, и скорым шагом продолжила скорым шагом приближаться к озеру. По спине то и дело постукивал небольшой рюкзак, отчего девочку не покидало ощущение что с ней рядом идет еще кто-то. Однако, сколько бы Мэнесс не осматривалась - ничего, кроме кустов да деревьев не видела. Правда через время впереди показался какой-то тусклый свет, а еще через несколько минут Шео смогла различить впереди две фигуры в которой слизеринка не сразу узнала Фрай. Джилл! С распределением девочка так завертелась на факультете что чуть не забыла о записке старосты. Благо собиралась Хел быстро а потому через четверть часа она уже приближалась к назначенному месту. Надеюсь не опоздала! Надеюсь не очень опоздала! - пронеслось в голове слизеринки замеревшей всего в нескольких шагах от спины Фрай.

Тайлер Стаффорд: Тайлер поднял взгляд и увидел стремительно приближающуюся Джилл и решил отложить практику трансфигурации на потом, тем более, у него не очень-то и получалось - эта наука никогда не давалась гриффиндорцу. -Доброй ночи, Джиллиан, Хелена. - приветственно улыбнулся он и заинтересованно перевел взгляд на немаленьких размеров сверток в руках когтевранки. - Как прошел день? - полюбопытствовал Тайлер. - С чего начнем? Вариантов развития событий было множество.

Джиллиан Фрай: Заметив, что Тайлер более не практикуется и даже не испугался, Джилл расслабилась и тут же насторожилась, услышав шаги позади. Обернувшись, она увидела Хелену. - Фууух, привет! - радостно воскликнула Джилл. И туту когтевранка поняла, что мантию лучше бы запахнуть, ибо если бежать было удобно, то стоять было очень даже прохладно. Но когда впереди такое приключение, то о каком холоде может идти речь? -Доброй ночи, Джиллиан, Хелена. Как прошел день? - Если в двух словах - то он только начинается! - рассмеялась Джилл. - А если в целом, то мимолетно, но, как всегда, насыщенно, - Джилл в свою очередь разглядывала амуницию Тайлера. - Кстати, заказала себе мантию с бездонными карманами. Теперь там есть... - Джилл зашарилась по карманам. - Хлебушек! - Джилл радостно извлекла пакет, который приготовила, чтобы приманивать кальмара. - Думаю, водяной монстр не откажется в трапезе и быстрее обратит на нас внимание, что скажете? - Джилл радостно подмигнула друзьям. - С чего начнем? Джилл прищурила глаза, предвкушая шалости. - Думаю, мы начнем с выманивая кальмара. Вы когда-нибудь видели эту громадину? - с этими словами Джилл потащила друзей поближе к озеру.

Хелена Мэнесс: Поймав взгляд обернувшейся Джилл слизеринка улыбнулась не придумав ничего получше чем махнуть несколько раз рукой когтевранке в ответ на приветствие. В несколько шагов обогнув Фрай Хелена поравнялась с ней и теперь с интересом осматривала место до которого так, за все время прибывания в школе, ее ноги еще и не добрались. - Не поверите, мистер Стаффорд, день прошел удивительно потерянно! - ответила Шеонн с ноткой усталости. - Какие-то ужасные последние дни - я все теряюсь и теряюсь во времени. Вот, кажется, еще час назад я сидела за обеденным столом, а три часа назад делала вчерашнюю домашку...У меня спуталось все время. Хоть на маховик времени начинай копить! - посетовала девочка, переминаясь с ноги на ногу во избежании замерзания которым чревато долго стояние на одном месте. - Если в двух словах - то он только начинается! Слова Джилл о начале дня заставили слизеринку перевести взгляд на напарницу по вечерней прогулке. - Вот, и я о том же! То начинается, то заканчивается. Я отказываюсь понимать время! - улыбнулась Хел и с интересом уставилась на карманы, то есть на новую мантию Джилл. - Это случайно не та самая мантия которую ты собираешься одевать на ближайшие игры квиддича? - спросила слизеринка но уже через секунду, забыв про ответ, с коварной улыбкой сверкнула взглядом в сторону озера. - Если только он не питается напитками! А так - какой нормальный монстр откажется от еды?! - потирая начинающие замерзать ладошки произнесла Шеон направляясь ближе к воде, шагая шаг-в-шаг со старостой воздушного факультета.

Тайлер Стаффорд: - Не поверите, мистер Стаффорд, день прошел удивительно потерянно! -Бывает же такое время, вам наверняка не повредит пара дней хорошего отдыха. - покачал головой гриффиндорец и ответил Джиллиан. - В этом есть свои плюсы. - Тайлер кивнул и начал распаковывать свой сверток. -Ого, вот это действительно полезная вещь! И где же ее можно раздобыть? - удивленно воскликнул он. - Хорошая приманка, наверняка он жутко голодный и не побрезгует угощением. - Тай проводил хлеб подозрительным взглядом, думая, не составить ли кальмару компанию в этой скромной трапезе. - Нет, разве что издали, интересно, насколько он дружелюбен? - проговорил второкурсник, бросая взгляд на темное озеро и направившись вслед за Джилл.

Джиллиан Фрай: Это случайно не та самая мантия которую ты собираешься одевать на ближайшие игры квиддича? -Ого, вот это действительно полезная вещь! И где же ее можно раздобыть? Джиллиан добродушно улыбнулась: - Да-да, та самая. Надо же чем-то кормит Мэри... И Тая, ведь у нас игра с Гриффиндором скоро! А вообще полезная вещь. Только надо точно знать, где находятся те или иные вещи. А то будет кавардак, за неделю не прибраться. Ну, как в Пятом угле. Джиллиан уже разглядела впереди чернеющую гладь озера. - Тай, а что в твоем свертке? И, кстати, очень здорово, что ты взял метлу, - Джилл уже нарисовала себе в голове картину, как Тайлер будет пикировать, то роняя, то подхватывая угощение для кальмара, дразня монстра. Кхем. Надо было, только чтобы Тайлер согласился. В любом случае, можно наколдовать свою метлу из Башни и присоединиться. - А что? Квиддич с едой надо озером, в этом что-то есть,- Джилл улыбнулась своим мыслям и поспешила их озвучить.

Martin Quesada: Время так быстротечно. Каждый день тянется словно год, но годы летят с такой скоростью, что не успеваешь даже привыкнуть к чему-то, как это подходит к концу. К своему логическому окончанию подходила и учеба Мартина потихоньку, и, хотя у него еще было полтора года впереди, теперь он точно знал, что пролетят они незаметно. Теперь ему все чаще приходилось сталкиваться с вопросом о планах после выпуска, что было для него мучительно, ведь он даже не мог сказать, думает ли он вообще остаться в Англии. Вообще, планировать он никогда не любил, слишком уж часто планы срывались или просто менялись в последний момент. И да, многие бы сказали, что жить одним днем плохо и как-то даже безалаберно, но переступить через свою привычку не составлять планов, он не мог. Или же просто не хотел? Впрочем, сейчас, это последнее, что волновало его, тем более, что портить настроение старосте потугами размышлений о своем будущем, слизеринец не хотел. Юноша не спеша продвигался к озеру, но не протоптанной дорожкой, которая стала почти как заасфальтированная, благодаря не одной сотни ног, прошедшей по ней и утоптавшей землю почти до каменистого состояния, а через небольшой лесок, которым был покрыта большая часть береговой линии. Погода благоволила прогулке, так как полуденный зной уже спал и откуда-то с запада тянуло лёгким, едва уловимым ветерком. Предусмотрено прихваченный летний джемпер, безвольной массой висел на одном плече шестикурсника, который сам никогда не мерз, но вот его спутница… Да кто ее знает, мерзлячка она или нет. Наконец остановившись возле кромки воды, он посмотрел на наручные часы, которые показывали почти восемь вечера. Нет, девушка не опаздывала, да и вряд ли смога бы это сделать, ведь конкретного времени озвучено не было, но Мартин верил…нет, все же просто надеялся, что Мэри не заставит прождать ее до первой звезды. Что там вчера Хелен говорила о звездах? – невпопад вспомнил он вечную спутницу Мэри, которая как-то внезапно так пропала, но присутствие которой чувствовалось всегда, - романтика, - вспомнил он и криво усмехнувшись обернулся, посмотреть, не появился ли на тропинке знакомый силуэт. Никого не было и сизеринец снова развернулся к воде и присев на корточки, дотронулся до водной глади ладонью. Еще не успев остыть после купания в солнечных лучах, поверхность воды была словно парное молоко, но стоило опустить руку чуть ниже. - Черт, - короткое ругательство невольно сорвалось с губ, и он одернул руку, смотря как намокшее пятно, начало расползаться по манжете рубашки.

Мэри Белл: Пятый курс подкрался незаметно. Казалось, Мэри только недавно сидела на стульчике в Общей Гостиной, с детским трепетом в сердце ожидая вердикт Распределяющей Шляпы. Гостиная была забита незнакомыми людьми, вещало слизеринское радио. Могла ли Мэри тогда подумать, что Хогвартс станет для неё вторым домом, а те незнакомые лица - самыми родными и близкими? А уж тем более носить значок старосты и капитана? Впереди оставались каких-то несчастных три года. СОВ и ЖАБА – для многих эти слова вселяют вселенский ужас и дрожь в коленках, Мэри же убеждена, что период экзаменов пройдёт также незаметно. А что дальше? Карьера, дом, семья? Вопросы насущные и Мэри пообещала к ним вернуться когда-нибудь. Но “когда-нибудь” – это явно не сегодня. Полностью погрузившись в магический спорт и в факультет, Мэри порой просто забывала выходить на свет. Неудивительно, ведь значок Старосты обязывал следить и контролировать всё происходящее на факультете, а значок Капитана – держать себя и команду в форме. Только так факультет может гордиться своими спортсменами, гордиться заслугами. Мэри в чёрной школьной юбке до колен, белоснежной рубашке с закатанными рукавами и идеально выглаженном слизеринском галстуке аккуратно спускалась по каменным ступенькам в сторону Чёрного Озера. День стоял солнечный, с едва заметным ветерком, который располагал к уютной прогулке на свежем воздухе. Теперь, обратив взор на виднеющуюся водяную гладь и силуэт замка, до Мэри начало доходить, сколько чудесных закатов, звездопадов и рассветов пропустила. К счастью, Белл выпускалась не завтра, и было ещё достаточно времени всё возместить. Увидев силуэт сидячего у озера юноши, Белл на секунду опешила, остановившись около ближайшего дерева. “И когда ты это в последний раз соглашалась на такую прогулку?” Усмехнувшись самой себе и, наконец, собравшись с мыслями, Мэри не спеша двинулась к тому самому силуэту, пока отчётливо не различила в нём того самого “виновника выхода Мэри на улицу”. - А Мартин уже даже успел прикоснуться к озеру. Надеюсь, я недолго заставила ждать – засмеявшись, Мэри приветливо улыбнулась.

Martin Quesada: Соприкосновение с ледяной водой на столько отвлекло молодого человека, что, когда из-за спины раздался голос Мэри, он покачнулся и едва не клюнул носом прямиком в озеро. Повторно чертыхнувшись, правда на этот раз про себя, слизеринец выпрямился и развернувшись к девушке, улыбнулся уголками губ. - Как видишь, даже морщин не прибавилось, так что, все в порядке, - внимательно оглядев старосту, Мартин усмехнулся: вид у нее был такой, словно она только что прекратила командовать армий домовиков хотя, кто знает, чем она там в замке занималась. Впрочем, его внешний вид тоже не отличался приглаженностью, пусть даже рукава и не были засучены по локоть, но развязанный галстук, державшийся только на честном слове, и расстегнутые верхние пуговицы рубашки, придавали вид безмятежный и ленный. - Непривычно без метлы на улице оказаться? – сунув руки в карманы брюк, Мартин повернулся и чуть подтолкнув старосту плечом, словно направляя ее в нужную сторону, медленно пошел вдоль кромки берега. Не считая утренних пробежек, на улице он последний раз был года три назад, когда его Салазар дернул отправиться в запретный лес с Тим, Одетт и Тиффани. Прогулка трехлетней давности не особо удалась, и он плохо ее помнил и теперь надеялся наверстать упущенное в копании неугомонной Белл. Нет, конечно он знал, что его спутница бывает и спокойной, но все же как ни крути, в его голове она всегда была сродни небольшому ураганчику, пусть и не крушащего все вокруг, но точно не оставляющего как было. Иногда, наблюдая за ней и ее подругами в гостиной, он задавался вопросом «на том ли факультете она оказалась?», но еще ни разу, он не смог ее представить не слизеринкой. - Самое интересное, - с легкой улыбкой, он посмотрел на пятикурсницу, - что я вытащил гулять тебя, но сейчас понимаю, что не знаю с чего начать разговор, хотя обычно, это не вызывает у меня проблем.

Мэри Белл: - Как видишь, даже морщин не прибавилось, так что, все в порядке – добротно усмехнувшись, Мэри слегка прищурилась и проницательным взглядом осмотрела лицо слизеринца на предмет морщин. Выемок с бугорками, как и утомлённого от солнца выражения лица не наблюдалось, что подтверждало недолгое ожидание девушки. Слизеринцы не спеша двинулись вперёд вдоль береговой линии. Со стороны озера веяло освежающим лёгким ветерком, а птицы на деревьях сопровождали гуляющих учеников послеобеденным чириканьем. - У меня было очень сильное искушение после тренировки так и прилететь на своём Нимбусе, - девушка ухмыльнулась. Утро слизеринка и правда провела в компании квоффла и летающей метлы на школьном стадионе, ведь утренний полёт и тренировка для души бодрит лучше любой кружки кофе. Да и вообще, Мэри была бы не Мэри, если бы не появлялась на глазах у однокурсников без метлы в руках, или стремянки, или чашки горячего чая, или других предметов первой необходимости. Такова была философия Белл - "без движения нет развития ни тела, ни души". - Но в моём случае это было бы даже неактуально. Иногда, в редких случаях можно сделать и исключение, - закончив мысль, Мэри расплылась в безмятежной улыбке и вновь перевела взгляд на водяную гладь. Где-то там под озером располагались слизеринские подземелья. Из окон гостиной можно круглосуточно наблюдать за подводным миром и существами, изредка проплывающих мимо. Помнится, по началу Мэри было довольно трудно привыкнуть к тусклому свету и к тёмным каменным стенам. Смешно, но после распределения девочку сразу же пригласили на традиционное слизеринское чаепитие и первый вопрос будущей старосты ещё незнакомым слизеринцам был о том, хорошо ли с домовиками обращаются в Подземельях. - Надеюсь, отсутствие темы для разговора не означает неверный выбор спутницы для прогулки. - Белл шутливо засмеялась. Конечно, Мэри не знала всего списка, кого мсье уже выводил на свежий воздух и кого собирается. Может, это для него обыденность? Но недавнее намерение и заявление в Общей Гостиной прогуляться лично с Мэри, слегка девушку удивило. Не потому, что это было неожиданностью со стороны "галантного джентельмена" (как некоторые прозывают слизеринца), а скорее потому, что Белл и правда во многом отличалась от тех, с кем раньше привыкла видеть юношу. - Знаешь, а я и не помню, когда тебя впервые повстречала. Было ли это в Общей Гостиной? Во время ПО, или же уже непосредственно в Подземельях во время чаепития? - Мэри задумчиво ухмыльнулась.

Martin Quesada: - Мэри, Мэри, - слизеринец то ли вздохнул, то ли просто сдул, летящую прямиком на него, бабочку и покачал головой, - не бывает неверного выбора, бывают последствия, о которых мы не подумали, выбирая что-то. Ее легкость и активность, которые витали в воздухе вокруг его хрупкой спутницы слегка давили на него, но не так, что от этого становилось неприятно или неуютно. Скорее даже просто иногда промелькивало желание взять ее за руку и остановить, остановить и показать что-то ускользающее от вечно бегущего взгляда, но с этим вполне неплохо справлялась Хелен, по крайней мере Мартин был в этом уверен. – Не смотря на твое неумение сидеть на месте и без дела, с тобой вполне можно и помолчать. Шестикурсник отмахнулся от очередной мошкары, которая начала появляться на озере с медленным приходом вечера. Староста брела рядом с ним, явно даже не задумываясь, что они идут не просто куда глаза глядят, и что у их дороги есть конечная цель, но юноша и не собирался пока раскрывать карты, позволяя прогулке проходить в той размеренности, которая была сейчас удобна обоим. Ее вопросы застали парня врасплох. Он вообще никогда не зацикливался на вопросах где, когда и как он познакомился с кем-то. Если это произошло, об этом можно забыть и не забивать голову излишней информацией, а что касалось самой пятикурсницы, так он вообще считал ее неотъемлемой частью подземелий, словно она была там всегда…всегда, когда он был там. - Я тоже не помню, - честно признался он и чуть улыбнувшись посмотрел на собеседницу, - я даже не помню, о каком чаепитии ты сейчас говоришь, хотя мои вылазки из комнаты, можно пересчитать по пальцам одной руки. Он действительно крайне редко выходил из комнаты куда-то кроме общей гостиной и учебного крыла, но до сих пор не мог даже примерно вспомнить, где и с кем он бывал. При всей его любви к солнцу и свету, Мартин очень полюбил полумрак подземелий, что даже на пробежки всегда выходил тогда, когда ночное небо лишь слегка светлело и звезды только-только начинали гаснуть. – Наверное все же на чаепитии, я же очень поздно обычно бываю в гостиной, - он хмурил брови и пытался вспомнить Мэри еще подготовишкой, но четко помнил на ней только значок Слизерина, - все равно не помню, - улыбнувшись слизеринец посмотрел под ноги и пнул камешек, - ты была всегда на факультете и без разницы, что ты младше меня на год.

Мэри Белл: - Мэри, Мэри, - слизеринка расплылась в полу-ухмылке. Девушку всегда по неясным причинам забавляло и даже слегка трогало за душу, как мсье дважды в определённой интонации произносил её имя. Вообще Мэри всегда отдавала предпочтение называться просто своим именем, без званий и приставок. - Ты так в этом уверен или лишь предполагаешь? - с ноткой искреннего любопытства спросила та на такое уверенное утверждение, как "с тобой вполне можно и помолчать", - дела есть у каждого человека, разные, всё зависит от стиля жизни, характера и порыва души. Даже ничегонеделание - это тоже действие. На самом деле Мэри проводит в компании книги или же игре на фортепиано в полном одиночестве чаще, чем может показаться. Магию в тишине и умиротворении слизеринка признавала и ценила всегда. Иногда тишина бывает просто необходима для "внутреннего я", чтобы человек не потерял себя в вихре ярких красок жизни. С другой стороны, чрезмерное употребление этой магией приводит к полной заморозке и опустошению. Таким, каким запущенным был Слизерин весной и летом 2015 года, Мэри желает никогда больше не увидеть. Те воспоминания по большому счёту и дают Белл толчок к действию. Воспоминания о позоре и любовь к факультету. Дни в Великобритании даже летом не бывают столь длинными, как на второй родине Мэри. Солнце плавно направлялось к горизонту, и птицы одна за другой затихали, стараясь перед наступлением темноты отыскать себе и птенцам провизию в виде червей и насекомых. Наверное, выбрать местом для прогулки берег Черного Озера было правильным решением. В лучах солнца силуэт замка сиял, а горы с лесами придавали местности важный и чарующий, пленительный вид. Оторвавшись от любованием пейзажа, Мэри повернула голову в сторону Мартина и улыбнулась. - Ты не первый, кто мне такое говорит, - это было правдой. Даже в дифирамбах Мэри к ежегодному мероприятию "Хогвартс в Лицах" кое-кто упомянул, что совершенно не помнит Мэри ПОшкой. Как по-волшебству очутилась в стенах Школы, и все её будто уже знали. Странно даже.

Martin Quesada: Слизеринец посмотрел на предзакатное небо и покачал головой у них были все шансы не успеть увидеть то, ради чего он сам вытащил себя и Мэри на прогулку. Конечно, староста и не расстроилась бы, ведь она ни о чем не подозревала, а вот самому Мартину было как-то неуютно от мысли, что он опять не увидит того, на что опаздывает уже больше пяти лет. - Уверен, если я сомневаюсь, то я так и говорю, - он наконец откликнулся на ее вопрос и тихо усмехнулся. Конечно ей интересно, при чем не только ответ на этот вопрос, но и, вероятнее всего, интересен еще ответ и на вопрос – «Почему она?» Впрочем, раз она его не озвучивала, значит отвечать на него было совсем не обязательно. – Ничегонеделанье прекрасное занятие, но долго так не протянешь, - шестикурсник наконец увидел валун, стоящий ровно у кромки воды и сходу забрался на него. Оглядевшись, слизеринец убедился, что это нужное место и протянув руку, помог Мэри забраться к нему, даже ничуть не сомневаясь, что она и сама бы неплохо справилась, может даже лучше его самого, но пока он был рядом позволить ей такой роскоши не мог. - Смотри, - он кивнул в сторону почти опустившегося за горизонт солнца. Небо окрасилось множеством оттенков желтого и оранжевого, словно за горизонтом полыхал пожар, а по озеру искрилась и переливалась огненными зайчиками дорожка, отражающая закатные лучи. Завтра будет душно, - невпопад подумал он, глядя на алеющий закат и большое солнце, скрывшееся за чертой больше чем наполовину. – Такого в подземельях не увидишь, - то ли себе, то ли своей спутнице тихо сообщил шестикурсник и встал чуть позади старосты, будучи готовым поймать ее, если она потеряет равновесие. Потеряет, как же, - все так же насмешливо ответил он сам себе, но привычка быть готовым ко всему и уж тем более беречь прекрасный пол, не внимали ироничному внутреннему голосу. – А знаешь, странно это или нет, но хорошо, что ты неотъемлемая часть факультета, не всем это дано.

Мэри Белл: – Ничегонеделанье прекрасное занятие, но долго так не протянешь, - Мэри кивнула, согласившись. На Белл частенько летом нападала хандра, из которой вылезти было намного труднее, чем влезть. Долгое ничегонеделание оставляло в итоге неприятное послевкусие. Когда Мартин слегка ускорился в движении, до Мэри стало доходить, что прогулка оказалась вполне целенаправленной, и, исходя из логического заключения, следовал вопрос - “куда?”. Но слизеринка даже не успела озвучить его, как на горизонте показался огромный валун. Слизеринец первым оказался на самой вершине, и Мэри охотно воспользовалась оказанной помощью в подъёме. Всё же староста всегда ощущала себя в воздухе или воде куда увереннее, чем на земле. Удачно оказавшись рядом со спутником на вершине валуна, Мэри невзначай подметила, что разница в росте у обоих не менее двадцати сантиметров. "Какая же я низкая. И ладонь моя точно должна быть как минимум вдвое меньше его " - подумала про себя Мэри и усмехнулась. Нет, комплексов у девушки никогда по этому поводу не было. Да и вообще комплексов. Быть низким, а точнее просто миниатюрным, имело своё очарование. - Смотри, - Мэри повернулась в сторону Чёрного Озера и... не поверила своим глазам. Такое изобилие красок, смешанное с величием природы и архитектуры, девушка наблюдала разве что только на картинах известных пейзажистов в галереях. Природе не нужно волшебство, её украшает естественность. Но другим словом, кроме как "волшебно", Мэри не смогла описать в голове увиденное. Оба замолчали на некоторое время. Тот момент, когда слова могут быть излишними. Взгляд блуждал вдоль солнечного отражения на водяной глади, направляясь вверх к солнцу и небо. Будь бы девушка художницей, та не глядя бы поторопилась зарисовать ту небесную палитру, но рисовать слизеринка не любила и оставалось только созерцать. - Разве не дано? - вскинув голову ввысь, не отрываясь взглядом от небесного купола, спросила Мэри. - Во мне нет ничего необычного. Я просто делаю то, что подсказывает долг и сердце. А не была бы я, был бы кто-нибудь другой. С одной стороны все люди уникальны, с другой - незаменимых нет - слизеринка перевела взгляд на Мартина и невинно улыбнулась. Последние лучи солнца озаряли небо и вот-вот должны были появиться первые звёзды - слабость старосты с самого детства. И если вокруг и темнело, внутри Мэри явно сидел яркий огонёк, согревающий изнутри.

Martin Quesada: Мартин молча наблюдал за тем, как лучи солнца постепенно гаснут в водной глади Черного озера и моментами ему даже казалось, что он слышит легкое шипение, от соприкосновения огненного шара с водой. Небо тоже постепенно угасало и вот уже скоро должно было превратиться в темное полотно, со множеством мерцающих звезд. Романтиком его вряд ли можно было когда-то назвать, и ночь он любил совсем не за мириады звезд и мягкий лунный свет, напротив, он даже не всегда замечал это все, даже когда сидел на крыльце школы и подоконнике общей гостиной. Ночь он любил за тишину, за спокойствие, за то, что ночью мир засыпал. Ее вопрос молодой человек оставил без ответа не столько потому что не знал, что на него ответить, сколько потому, что обстановка не располагала к подобным темам. Слизеринец поправил, съезжающий с плеча джемпер и присел на корточки, дотронувшись ладонью до шершавой поверхности валуна, который еще хранил тепло солнца, после долгого дня. - Расскажи о себе, - он сел прямиком на валун, согнув ноги в коленях, - я ведь о тебе почти ничего не знаю, - он поймал ее мизинец двумя пальцами и слегка потряс, обращая внимание старосты на себя, - толь давай без стандартов, написанных в личном деле. Я их и так прочту. Повернув голову, он посмотрел на потемневшие очертания замка, теперь казавшегося неприступной, огромной скалой, возвышающейся над озером и повернул на пальце кольцо, даже не смотря, а просто на ощупь ощущая, как должна располагаться гравировка. – И еще, почему именно Слизерин? Мне порой кажется, что ты успешно бы себя реализовала не только там.

Мэри Белл: С уходом солнца воздух заметно начал остывать, уступая место вечерней прохладе. Сейчас, когда небесное светило спряталось за горизонтом, море окрасилось в самые любимые оттенки слизеринки. Начиная с лилового, цвета на озере постепенно переливались к фиалковому и ультрамарину. Искренне веря, что всё в мире должно быть в балансе, Мэри привыкла считать, что её яркий и неугомонный характер компенсирует склонность к тёмным оттенкам, к спокойной и размеренной музыке. Мэри расправила засученные рукава рубашки и застегнула пуговицы у запястья рук. Затем она решила ненадолго закрыть глаза, прислушавшись к мелодии природы. Чёрное озеро с шумом омывало каменистый берег, а некоторые птицы ещё умудрялись пропеть свои последние арии перед сном. Слизеринка так бы и впала в транс, если бы не почувствовала, что её спутник прикоснулся к руке, будто бы возвращая её в настоящее. Мэри взглянула на слизеринца и, недолго думая, благополучно приземлилась рядышком на валуне, скрестив ножки и расправив от складок школьную юбку. - Расскажи о себе, - Мэри перевела задумчивый взгляд на Мартина - толь давай без стандартов, написанных в личном деле. Я их и так прочту. - та не удержалась и добротно хохотнула. - Какая жалость! Мсье прочитает моё личное дело и всё-всё про меня узнает, не оставляя и шанса отделаться от этого вопроса по-простому, рассказав мне о своей жизни магглорождённой волшебницы - иронично начала Мэри и засмеялась, не сводя не менее хитрого глаза со спутника. - Если ты прочитаешь о моей жизни, то что мне остаётся тогда рассказывать? - Белл усмехнулась. -Также, как и ты, отдаю предпочтение мясу. Сладкое я не люблю, хоть и могу съесть маленькую плиточку шоколада или одну зефирку из вежливости. Кофе пью только при сильной необходимости, отдавая предпочтение чаю, а газеты читаю исключительно факультетские, новости дома узнаю через такой волшебный предмет - как телевизор. Ландыши у меня всегда ассоциируются с маем и настоящей весной - Мэри на секунду остановилась перевести дыхание и давая переварить эту смесь из фактов, значительных для неё, но, возможно совершенно типичных и обыденных для остальных. - Хоть усиленно занимаюсь изучением испанского языка, никогда не была в Южной Америке, а в Испании лишь проездом. А что касается людей... Могу простить всё, но двуличность, предательство и хамство напрочь не переношу. А ещё не переношу долгого одиночества - затем девушка вновь добротно усмехнулась, надеясь, что всё сказанное подходило под критерию "не страндартно". В мозговом штурме у Мэри вылетел из головы второй вопрос, касающегося факультета, да и немудрено, так как Мэри не терпелось задать тот же вопрос мсье Кесаде. Слегка подтолкнув правым плечом левое плечо слизеринца, Мэри продолжила.- Но из нас двоих ты намного большая загадка, чем я, Мартин. Твой черёд выдавать тайны о себе.



полная версия страницы