Форум » Окрестности Хогвартса » Чёрное озеро » Ответить

Чёрное озеро

Hogwarts: Горное озеро на территории Хогвартса. Является одним из магических препятствий на пути в Школу (поэтому всех первокурсников доставляют в первый раз в Хогвартс именно по воде) и пристанищем для многочисленных волшебных обитателей.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Вольфику Фишмастер: Вольфику извращалась. Она давно догадывалась, что в перечень унаследованных от Дедушки талантов талант к рисованию не входил. Страшилище на рисунке было воистину кошмарным. И даже не само по себе. Ужасала скорей халтурность, с которой сиё было изображено. Вольфику рисовала Дедушку. Ему на Том Свете в этот момент, наверное, ужасно икалось. Перо лекало по пергаменту, влекомое азартом, горевшим в глазах девочки. Чернила разлетались во все стороны, камни были безбожно испачканы. Семь минут творческого полёта и "шедевр" готов. Вольфику отложила орудие пытки и внимательно вгляделась в дорогое лицо. Д-а-а, а где же тут лицо-то? [URL=http://www.radikal.ru][/URL]

Вольфику Фишмастер: Девочка полюбовалась некоторое время и поняла, что любоваться, собственно говоря, нечем. Она скомкала пергамент одним движение руки и бросила его в озеро. Несколько рыбёшек мгновенно бросились прочь. Тогда Вольфхен достала чистый листок пергамента. Несколько минут повертела его в руках, представляя, как лучше приступить к заданию, чтобы не было аж так страшно в результате. Тогда обмокнула перо в чернильницу, посадила на близлежащий валун несколько клякс и начала рисовать. На это раз рисование заняло больше времени. Девочка старалась, но пропорции получались просто отвратительными. Закусив губу от досады она продолжала творить. Вот прошло минут двадцать. Причём последние три минуты она уже точно понимала, что затея бессполезна и просто дорисовывала из принципа. Закончив, Вольфику ещё раз критически пересмотрела портрет. [URL=http://www.radikal.ru][/URL]

Вольфику Фишмастер: Время было позднее. Вода озера стала кроваво красной от заката. Вольфику рисовала седьмой рисунок, искренне надеясь, что он-то и станет тем Настоящим Портретом, ради которого она потратила весь выходной. Детская ручка осторожно подводила усики. Почему-то это казалось ей ужасно важным. На этот раз Вольфхен рисовала карандашом. Чернило она просила уже на четвёртой попытке. Наконей рисование было завершено. Перед ней лежал портрет того, кого девочка любила всем сердцем. Ещё совсем юный, совсем недавно окончивший Дурмстранг. Вольфику против своей воли засмотрелась. Как же это было давно, как буд-то в прошлой жизни... Девочка не думала, что отчасти так и было, ведь события с участием этого человека происходили задолго до её рождения. [URL=http://www.radikal.ru][/URL]

Вольфику Фишмастер: ПРОШЛО ТРИ ДНЯ И вот она снова оказалась на берегу этого озера. Всё та же недочитанная книга лежала в сумке, а в голове по-прежнему были мысли только про Него. Усевшись поудобней, и убедившись, что никто не собираеться ей мешать, Вольфику Фишмастер пролистала пергаментные страницы. Ну где же она остановилась?! Сама того не замечая, девочка ушла далеко в перёд. Вдруг её взгляд наткнулся на строки в тексте. «...эта армия чудовищь обеспечивала абсолютную защиту своему Господину. Теперь, когда угроза жизни отошла на второй план, слова Благородного Волка могли свободно и безнаказанно мутить обстановку, внушая в человечески головы мысли дикие и непринятные. Его влияние усиливалось, а реакция толпы походила на массовый психоз. Это было какое-то помутнение. Даже вид воинов с мертвецки бледными лицами и пустыми глазами, не внушали больше отвращения поклонникам Некроманта. Они сами добровольно становились марионетками в руках Волка.» Вольфику отшатнулась. Что это значит? Нет, бабушка, конечно, рассказывала, что Дед был Тёмным магом, и о том, что к власти он пришёл по воле и согласию сограждан. Но ЭТО?

Вольфику Фишмастер: «Мой Дедушка был некромантом. Супер.» - мысли метались в голове, как испуганные тараканы. Вольфхен попыталась вспомнить всё, что когда-то слышала о некромантии. Кажеться, это наука о призыве и контроле мёртвых душ и всяческих духов... «А кем были те воины? Написано, что у них были мертвецки бледные лица. Значит, это покойнички.» Девочка собиралась было почувствовать омерзение по поводу такой мерзопакости, но тут ей в голову пришёл интересный вопрос. «А как на это реагировали родственики солдат? Тоесть, они тоже фанатели от Дедушки или же были против.» После этого девочка представила себе толпу людей с транспарантами "Даёшь вечный покой!" и "Каждому телу по могиле!" Вольфхен прыснула. Нет, люди не могут быть настолько безмозглыми... конечно, чевовеческая глупость даёт представление обесконечности и всё такое, но не настолько же. Но тут Фольфику не была абсолютна уверена.

Вольфику Фишмастер: И тут девочка почувствовала, как ей буквально припекло немедленно узнать что-нибуть по некромантии. Надо же, как бабушка могла упустить такую "ма-а-аленькую" неточность?! Она что, армии мертвецов не заметила? Весь мир знает, а она в это время была в другом измерении? Вольфику задумалась. Наверное, она просто не хотела рассказывать такое маленькому ребёнку. Вольфи вспомнила как жутко в детстве боялась русалок. Да-а, это вполне в духе старушки. Она просто пропустила чудищь и перешла непосредственно к сути. Встав с берегового гравия и отряхнув мантию, девочка пихнула книгу во всё ту же сумку и направилась по траве к замку. Ей необходимо было время, чтобы во всём разобраться. К тому же, вопрос некромантии оставался открытым...

Эшли Лэнгс: *Эшли в задумчивости и своих далёких мыслях добрела до озера. Она прогуливалась по берегу, размышляя обо всём на свете. Не так-то часто удаётся отвлечься ото всего и просто понаслаждаться одиночесвтом. Эшли любила думать. В такие моменты ей казалось, что она где-то далеко, за пределами нашего мира, будто она вовсе не существует, а существуют только её мысли. Так же она любила мечтать: то и дело она представляла себе желаемое. Вот и сейчас, присев на траву на берегу озера, она представила казавшуюся ей прекрасной картину: Девочка лет семи, с длинными прямыми светлыми волосами сидит на коленях у отца, в руках которого зажата волшебная палочка. Он рассказывает ей волшебные сказки, а мама убирается по дому, произнося несложные заклинания и размахивая своей волшебной палочкой. Эшли представляла себя - себя такую, какой она была бы, если бы её родители были магами. Но через несколько минут картинка расплылась и Эшли сидела, просто уставившись на воду и жалея о том, что на самом деле всё не так.* Я уже на втором курсе, а всё ещё сильно отстаю по волшебному мировоззрению от детей волшебников... *Эти мысли посещали Эш снова и снова. Она не могла полностью успокоиться и забыть, что большинство детей в этой школе, даже тех, кто младше её, знают о мире магии намного больше, чем она. Первое время Эшли жаловалась друзьям на то, что знает совсем мало, но теперь она перестала загружать их своими мыслями. Но ей всё горело с кем-нибудь поделиться - поделиться с тем, кто поймёт её полностью. Забыв о друзьях и уроках, Эшли снова думала о том, что не правильно было в её жизни.* Ну почему бабушка не рассказала всё раньше? Почему не дала познать всех тайн с детства? *Ответы на эти вопросы не покидали голову Эшли с тех пор, как она приехала в Хогвартс*

Мэтти Дженсен: Мэтти пришла на озеро и увидела всю красоту этого места зимой. Девочка даже забыла про холод и остальные проблемы, настолько был шикарен пейзаж, открывшейся её взору. "Не зря многие художники любили отображать на обычном листке бумаги именно зиму." Мэтти присела на снег и стала ждать Амбреллу. "И все - таки, не так просто убежать далеко от судьбы и тем более от проблем, окруживших меня..." "Так зачем же ты продолжаешь углубляться в них? Просто исправь!" "Это не так просто... Хотя... наверное просто. Главное, включить мозги..." "Ну так давай же, дерзай!" С затуманенным взгядом Мэтти продолжала смотреть в снег, этот белоснежный снег, даже не заметив прихода Амби.

Umbrella Sammet: Девочка еле догнала слизеринку. Амби встала рядом с девочкой и просто открыла рот от увиденной красоты. -Я тут никогда не была - еле слышно проговорила Амбрелла - Спасибо, что вытащила меня сюда - слизеринка улыбнулась и посмотрела на подругу. "Мне надо почаще выходить из замка..." - Ну так... Расскажешь? - с интересом спросила девочка, переведя взгляд на открывшуюся природу.

Мэтти Дженсен: - Мои родители умерли, когда я была маленькая... - Мэтти начала свой достаточно печальный рассказ, -Меня забрала старшая сестра, Шарлотта, и я росла с ней. И... Знаешь, я ей очень благодарна за все... Она мне стала самым близким человеком. Точнее, она и её муж. - слабо улыбнувшись произнесла Мэт. - Мы постоянно переезжали из города в город, такая уж была у Шарлотты работа. Я всегда считала, что это весело. И очень любила летать на самолетах. "Хах) Еще бы не любила. С детства катаюсь!" - В итоге, я вернулась в Лондон и у меня появилось странное ощущение связи с родным городом. Для меня это было немного пугающе. Ну, а потом пришло письмо из Хогвартса. И вот, вуаля, я здесь. Пришла громить школу. - звонко хохотнув, Мэтти повернулась к Амби и улыбнулась. "И вот она, самая белая сторона в моей жизни. А называется она одним словом - Хогвартс."

Umbrella Sammet: -Прости... Я не знала... - сухо проговорила Амбрелла, уставившись на девочку - Мои родители исчезли тоже когда я была маленькой... Мы с Мелани точнее - слизеринка слегка улыбнулась- А чем ты увлекаешься? У тебя есть любимое занятие? "Как же тут красиво... Не думай ни о чем."

Мэтти Дженсен: Да нет, что ты! Все в порядке! Я родителей совсем не помню. Хотя... - Мэтти призадумалась, - Это наверно даже лучше. Я бы чувствовала себя намного хуже, если бы помнила их любовь и ласку, было бы тяжелее понимать всю потерю... " Это не трудно... Хотя я очень хочу увидеть родителей... У меня есть семья... Но если бы не случайность, я была бы с родной семьей..." Тебе наверно тоже тяжело... А ты помнишь своих родителей? - спросила Мэт, подвинувшись поближе к Амбри. "А самое главное - больно... "

Umbrella Sammet: -Ну - девочка замотала отрицательно головой и нахмурилась - Я... Да... Конечно, я их помню - неуверенно и запинаясь, ответила девочка. - Я помню их, помню их тепло, заботу... Любовь. - Амб улыбнулась - Я помню прекрасные вечера, которые мы проводили в кругу семьи... Но - Амбрелла остановилась и посмотрела на девочку - Самое главное я забыла... Как будто стерли память. "Это ужасно..." Девочка устала стоять и присела рядом с слизеринкой. Амбрелла откинула голову и посмотрела в голубое чистое небо.

Мэтти Дженсен: Представляю, как тебе трудно и больно... - Мэтти сочувственно посмотрела в глаза подруги. -А вот какими мы были бы, если бы не приходило письмо в Хогвартс? Я даже представить не могу. Хотя... Наверное,жили бы как обычно. - Мэтти канула в мысли о Хогвартсе. Продолжились бы эти вечные перелеты... Разве ты не любишь летать? Люблю... Но все так однообразно... Ты... ты сейчас не боишься ли? Я чувствую страх. Это не страх... Это просто боль. Незажившие еще раны... Раны имеют свойство заживать со временем... Ну что ж... Оно и ладно..." Пошли погуляем по берегу? - предложила Мэтти своей собеседнице.

Umbrella Sammet: От слов про то, что могло быть, если бы девочки не получили письма из Хогварста, Амб вздрогнула. -Да... - кивнула - жили бы как обычно... Не думай о том что было бы если бы - улыбнулась - надо жить настоящим. -Амбрелла встала со снега и протянула руку девочке - Да, пошли. "День налаживается... И мне это нравится..." -Так чем ты увлекаешься?

Мэтти Дженсен: Оу... Обычно в свободное время я читаю. Различную литературу. Но больше всего люблю классику. - сказала Мэтти с улыбкой, - А еще я обожаю фотографировать. Всё. Кстати, какой красивый пейзаж! - Мэтти достала фотоаппарат и сфотографировала открывшейся её взгляду взор. "Хм... Какая многофункцональная вешь - фотоаппарат))" Давай фоторграфироваться! - девочка вытянула руку с фотоаппаратом перед своим лицом и нажала на кнопку. - Иди сюда, Амби! "Итаааак, запечатлим момент! Я запомню этот день! Ха-ха, и повешу в общей гостиной. Ну мы просто траляля и труляля..." Мэт засмеялась от собственных мыслей.

Umbrella Sammet: Девочка подбежала к слизеринке и встала рядом. Щелчок - фотография готова. -Пошли в Хогвартс. По дороге еще сделаем пару фотографий. - улыбнулась. Амбрелла взяла подругу за руку, и они направились к замку. "Хороший день..."

Шарлина Квик: Шарлина и Энн шли по замку долго. И наконец вышли из него. Они направились в сторону озера. Вечер уже во всю радовал жителе замка, а гладь озера сверкала, от пробивавшейся через облака луны. Девочки шли медлненно, и вели достаточно тихую беседу. Наконец они подошли к самому краю озера и остановились. Шарлина стала вглядыватся в воду... - Красиво...правдо?девушка посмотрела на Энни.- Хорошо, что мы выбрались сегодня погулять. А то я больше не могу в замке сидеть.Шарлина пошла вдоль берега, глядя все еще в даль. - Кстати, потом можно еще куда-нибудь сходить...а вечером попить чай. Как на это смотриш? Девочки шли вдоль берега, пока не обошли всю часть озера, что омывала берега замка. А потом двинулись в обратную сторону по берегу. Дойдя до лежащего на земле дерева, Шарлина достала плед, постелила его на ветку и села. Она посмотрела на Энн. - Садись

Энн Уилсон: Энн села на застелённое пледом дерево и залюбовалась гладью озера, играющую самыми разными оттенками при свете проглядывающей то и дело сквозь тучи луну - Шарли, спасибо что вытянула меня сюда. Здесь просто здорово - Энн закуталась поплотнее в мантию, чтобы не мёрзнуть и не отвлекаться от окружающей красоты и беседы с Шарли - Как думаешь, мы кого-нибудь увидим из жителей озера? - заинетерсованно спросила она подругу и носком туфли поковырялась в камешках, выбрала один, подняла и бросила в озеро.

Шарлина Квик: Шарлина тоже закуталась в мантию. Как манила ее вода. Ей хотелось искупаться, хотя она понимала, что на улице холодно и врят ли в этом озере можно купаться. Девушка долго думала о чем-то, не переставая болтать с Энни. - Незачто! Просто одной как-то гулять скучно, а тебя как раз давно не видела.Девушка продолжила смотреть на озеро. - Жителей...не знаю. Может и увидем. Хотя...мне кажется они спят....не знаю почему.Шарли улыбнулась и стала рыться в сумке. Мысленно она ненавидела себя за то, что вегда таскает так много всего. Но как только нашла там термос с горячим шоколадом сразу полюбила и себя и сумку. - Смотри, что я нашла.девушка указала на термос.- Теперь мы не замерзнем. ДержиШарли протянула ей две кружки, разлила по ним шоколад, а потом, закрутив термос, взяла одну чашку себе и сделала глоток. Она сразу же согрелась и жизнь стала прекрасна. Шарлина решила предостваить право продолжить разговор Энн и замолчала.

Энн Уилсон: Энн с удовольствием отпила из кружки горячего шоколада. - А ты не помнишь тут Агуане водятся помимо русалочьего народа? Энн стала припоминать всё, что знала об озере..

Шарлина Квик: Шарлина налила еще по кружке шоколада и достала печенье, которое тоже нашла у себя в сумке-самобранке. -Агуане...не знаю. Мне кажется нет...хотя может с русалами водятся. Там же еще куча всякой живности плавает. Я даже их не знаю. Лина призадумалась о обитателях озеро. Оно манило так, как будто было магнитом. Ей хотелось прыгнуть туда и раствориться в воде. Она посмотрела на небо. Облака рассеялись и луна засияла на небе. Ветер засвистел и колыхал голые ветки дерева, на котором сидели левчки. Шарлина посмотрела на часы...еще совем рано...еще два с половиной часа можного гулять по улице... Как же хорошо на свежем воздухе. -А ты на зимние праздники поедешь домой?Шарлина решила поговорить о зиме.

Энн Уилсон: Энн продолжала всатриваться в спокойную гладь озера, ела печенье и пила горячий шоколад - Зима.. Даже не знаю.. Мне сложно с магглами общаться. Я в пиьсмах пыталась описать домовиков, ты бы знала что мама ответила! - Энн печально вздохнула - но наверно всё же поеду, семья всё-таки. А ты? Чем будешь заниматься? мне вот ужасно любопытно, что тут в Хогвартсе то будет на праздниках Энн посмотрела на посвежевшую Шарли, той явно нравилось сидеть на берегу и дышать свежим воздухом

Шарлина Квик: Шарлина поймала взгляд Энн. Девушка поняла что свежий воздух действительно хорошо на нее влияет. Она допила шоколад и продолжыла грызть печеньку. Потом достала магический фотик и сфотографировала Энн. На фотографии она улыбалась и вздрагивала от неожиданности. Девушки посмеялись над этим. Потом Шарли опять посмотрела на озеро и заговорила уже серьезно - А у меня родители волшебники...но легче от этого не становится. Они слишком правильные. Хотя иногда бывают очень даже сноснымиулыбнулась- Но мама говорит, что надо на праздники приехать домой...а мне не хочется...я хочу остаться тут. Как никак большинство друзей останутся. И наверно будет бал,а так как на Хэлл я не заявилась...практически...надо наверстывать упущенное.Девушка опять улыбнулась и посмотрела на Энн. - Кстати, я же тебя так давно не видела. Практически после твоего распределения мы не общались. Как соседки по комнате? Как Гриф? Как семья? Слышала ты родственников нашла.Шарлина поменяла позу и теперь не сидела, а полулежа продолжала наблюдать за озером.

Энн Уилсон: Энн услышала вопрос Шарли и чуть не поперхнулась - Скорее не семья, а целый клан - и счастливо рассмеялась - я к сожалению с этой учёбой так до конца не разобралась кто кем мне приходиться Энн снова улыбнулась, вспомнив о своей чудесной семье - А на Гриффе отлично, тепло и уютно.. поощряли мою тягу к знаниям как могли Энн покопалась в сумке и достала коробку с мармеладом и угостила Шарли

Шарлина Квик: Шарлина посмеялась над рассказом Энн о своем клане. Она знала, что это чуть ли не самая большая семья в хоге. После чего искренне радуясь, сказала - А мы вот с Мийкой вдвоем и нам хорошо.Шарлина подумала, что все же рада, что у нее мало родственников. Потом она стала слушать Энн дальше...- Рада, что Гриф тебе нравится.Кстати, тебе идет красная мантия. Шарлина окинула взглядом кусочек школьной мантии,которая выглядывала из-под уличной. А потом посмотрела на свое пальто и подумал, что надо бы мантию на зиму купить - А что ты делаешь завтра?Девушке стало интересно, что же Энн будет делать завтра, ведь уже давольно поздно.

Энн Уилсон: - Завтра? Ещё не знаю.. завтра и решу, пожалуй.. А что есть идеи? - Энн улыбнулась собеседнице и глянула в сторону озера, в котором плавно колыхаясь плавало отражение луны - Может ещё где погуляем?, - задумчиво сказала она - пока каникулы можно гулять вволю, да и пока холода не наступили.. ещё успеем за зиму насидеться в башнях

Шарлина Квик: Девшка долго смотрела в даль и думал о чем-то далеком и прекрасном. Потом она посмотрела на Энн и сказала. - Я не против, давай пойдем еще куда-нибудь. Только на этот раз ты предлагаешь!Девушка улыбнулась Энни и стала дальше смотреть на озеро. Оно мерцало от блеска вечерней луны. Деревья, на другом берегу выглядели большими и черными тенями, хотя Шарли знала, что это очень милые и безобидные растения. Она решила убрать термос обрато в сумку, а потом дождаться предложения Энни. Так она и поступила.

Энн Уилсон: Энн задумалась, вспоминая интересные места, хотелось побывать в стольких местах, но лучше было остановится на чём-то одном - Знаешь, я слышала об очень живописной поляне в окресностях Хогвартса.. Или можно наведатся в садик, который виден из окон моей башни, он красивый.. Энн огляделась вокруг, определенно уже пора было возвращаться, но так не хотелось покидать это дивное место и сидеть смотреть на озеро, любоватся его ночным сиянием..

Шарлина Квик: Девушка попыталасьвспомнить места, о которых говорила Энни,но не смогла. Она стаа думатькуда же лучше сходить. Взвешивала все за и против. Тем временем смеркалось...вечер приближался к завершению и Шарлина с грустью понимала,что им с Энни пора возвращаться в замок. Скрипя сердцем она сказала - Ну что...кажется нам пора обратно в замок...девушка вздохнула-А так не хочится...Ну давай завтра встретимся...там же где и сегодня...а там решим уже куда потопаем.улыбнулась- А на счет времени...давай завтра совушку друг-другу отправим и там решим. Хорошо? Шарлина встала, убрала плед и они вместе с Энн двинулись в сторону замка. Оживленный разговор продолжался до самого замка, но с озера их было уже не видно...они скрылись под покровом ночи... ---------Действие переходит в комнаты Энн и Шарлины в их башнях.

Мерседес: *Вечер. Тишина. Большие пушистые снежинки не торопясь опускаются с неба прямо на озеро. Мерседес стояла на берегу озера и задумчиво смотрела вдаль. Небольшой морозец задевал её белоснежное лицо без единой эмоции.Серые глаза девушки сверкали в темноте, со стороны могло показаться, что эти глаза смогут заморозить кого угодно, достаточно только взгляда.Волосы серебристого цвета отражали лунный цвет. Осенняя школьная мантия уже не грела девушку, лишь бело-синий шарф не давал ей замерзнуть оканчательно. Мерседес была на 7 курсе Когтеврана, но при этом она отсутствовала целый семест, и за это время произошли некоторые изменения. Мерседес могла полностью изменять свою внешность, но не всегда, она не могла контролировать её при сильных эмоциях, или как то изменять по смоему желанию, если не было духовного равновесия. А в последние время его и не было. Казусы в семье вывели её из полного равновесия, в конечном итоге, Мерседес вернулась в школу, но изменения в её внешнем облике, могли создать ей проблемы. Мерседес стояла не шевелять, снежинки опускались на неё, и задержавших на ней несколько мгновений, быстро таили. Время медленно тянулось, а иногда казалось, что оно вовсе остановилось.По её щеке стекла слеза...* - я смогу...

Артемий Фроус: Наконец-то наступил вечер. Артемий решил отдохнуть от шума и гама , который творился в школе. И нет нечего лучше, чем посмотреть на играющие волны , которые так и хотят вырваться из уст озёрных. Не теряя ни минуты , Артёмка быстрым шагом отправился на вечерние озеро. Когда он уже приближался к берегу озера, то в млечных смумерках он заметил силуэт девушки, которая неподвижно смотрела на одинокий горизонт. Он подошёл к ней поближе-ближе и заметил, что она так похожа на одинокую Луну, которая жаждет беседы. Затем он рассмотрел её мантию и она явно была летняя, так-как девушку брала в дрожь , но она будто не чувствовала холода, а всё смотрела на тот же одинокий горизонт. Набравшись смелости , когтевранец решил поздороваться: -Здравствуй. Прекрасное озеро не так ли?

Мерседес: *Становилось темнее, а снег все продолжал падать. Мерседес не знала, сколько прошло времени, но она продолжала стоять погруженная в свои мысли. Неожиданный голос из-за спины заставил придти девушку в себя. Её зрачки мгновенно расширились от неожиданности и снова приобрели свой нормальный размер. Медленно поворачивая голову в сторону, с тем же холодящим и спокойным взглядом, она увидела мальчишку. * - Прекрасное… удивительное… *Мерседес отвечала машинально, все это время за вечер, что она здесь провела, она не видела озеро, да и не восхищалась его красотой. Девушка снова посмотрела на горизонт, но ощущение было совсем не то, что минуту назад, все было по-другому. Будто это мальчик пробрался в её мир, и все стало по-новому. И почему-то стало легче… Девушка сделала резкий поворот в сторону мальчика, полы мантии разлетелись в повороте, как и волосы девушки. Мерседес улыбнулась мальчику и в её голубых глазах, читалось «Спасибо» После чего она стала осознавать, что её ужасно бьет дрожь, и она порядком замерзла, руки почти не слушались её.* - Уже довольно поздно, что ты здесь делаешь один?

Артемий Фроус: Артемий лишь мило улыбнулся и посмотрел на горизонт. Он был всё тот же, который скучал две минуты назад. Возле берега появлялись разные зимние узоры, как будто озеро одевает свой наряд и готовится погрузится в тишину и в покой. А снежинки, щекотали лицо. Девушка повернулась к нему и только начала осознавать, что её укутал холод. Когтевранец незамедлительно снял с себя зимнию когтевранскую мантию и накинул на девушку. Мантия когтевранки была мала, но хоть как-то согревала: - Вот, держи мантию... Ты вся холодня пошли в школу или в ближайшую хижину, а то совсем замёрзнешь.

Мерседес: *Мерси не сопротивлялась, когда ей давали мантию, она все так же стояла не подвижно. Мантия была маленькой, но теплой. Девушка склонила голову в знак благодарности.* - Спасибо... *На улице было холодно, и мальчик снявший мантию начинал прозябать. Мерси опять вернулась из своего мира и не сказав ни слова просто обняла мальчика, тем самым полностью его согревая. Она закрыла глаза и глубоко выдохнула, духовное равновесие стало понемногу выравниваться. Телу было тепло и приятно.* - Спасибо, теперь мы можем пойти в ближайшую хижину, в школу пока не хочется, хорошо? *Сказала девушка, глядя на мальчика в упор, её глаза стали насыщенного синего оттенка. Девушка оторвалась от мальчика и быстро побежала в сторону хижины, прежде сбросив с себя мантию мальчика.*

Артемий Фроус: Артемий был искренне рад, что Мерси согрелось, но сам мальчишка уже начал замерзать, но он старался противостоять холоду и не обращал на это внимания. Внезапно девушка обняла его и постаралась согреть замёрзшего мальчика. Отдола ему мантию и побежала в хижину. Артемий решил последовать её примеру, а напоследок он посмотрел на одинокий горизонт, схватил мантию и побежал за девушкой в воющию хижину. --------------------------> Воющия Хижина.

Melanie Sammet: Две фигурки, закутавшись в мантии, брели по берегу озера, борясь с сильными порывами режущего холодного ветера. Колкие снежинки, казалось, норовили поцарапать лицо, поэтому Мэл нацепила шарф почти до самых глаз, которые, в свою очередь, прищурила. Рядом шла Астрид Кель, когтевранка, но девочки молчали. Наверное, обе были погружены в свои мысли. Во всяком случаи, Мелани точно. Она старалась победить рвущийся наружу протест и бунтарскую заведенную бурю, которые породила Вампира, сидящая в подсознании. Здравый смысл, которого в ходе последних событий сжался в маленькую капсулу боли, боролся с этим подсознаниям, стараясь уберечь Саммет от глупой и непоправимой ошибки. Подобная борьба не оставляла Мелани уже давно. Мысли постоянно мелькали в голове, одна за другой, сменяя друг дружку, как диафильм. Подобное состояние порядком надоело слизеринке, но отвлечься, к сожалению, не получалось - почти всюду царило уныние. Слизеринка наконец заметила некий огромный дуб на берегу и поспешила спрятаться за ним от сильного ветра. Дерево было достаточно взрослым и широким, чтобы хоть немного, но защитить двух учениц от яростных порывов. остановившись возле него и убедившись, что ветра здесь и правда меньше, Мелани стянула шарф с лица и посмотрела на Астрид. Кажется, на свежем воздухе, когтевранке стало легче, а на всегда бледных щеках появился румянец, от мороза, естественно. - Ну и холод, - Мелани решила прервать тишину, - Как ты себя чувствуешь? А то там, в Подземельях, на тебя лица не было.

Astrid Keehl: Астрид с Мелани вышли наконец из мрачных и удручающих подземелий, миновав уже полпути по направлении к озеру. Было довольно прохладно и Кель зябко перебирала тонкими ногами, шагая за Мелани. "Смешно, наверное, на нас издалека смотреть" - подумалось Аст, когда она уже бежала за мисс Саммет, от которой уже не на шутку отстала. Ее черная с синими отворотами мантия задиралась на ветру, от чего было еще холоднее. Ветер поддувал нещадно и Ас уже давно убежала в теплую светлую башню, но она была не одна. Да и упускать такую возможность общения с Мелани она не хотела. Еле расслышав сказанное Мел, она, растирая руки в синих рукавицах, ответила: - Да уж, - сдула с носа снежинку, - я уже лучше, но тут холодно. А к подземельям я еще привыкну. -------------> Когтевранская башня

Джен Крин: Ролевая игра Джен Крина и Karoline Sky. Просьба не вмешиваться. *Джен в редко вылазил из своей теплой "норки" в Пуффских подземельях. Но тут его вытащила Кэрол. Это все меняло. Они шли по берегу держась за руку и о чем то говорили.* -Люблю зиму, а ты?,- спросил Джен стряхивая снег с волос. *Он не носил шапку потому что волосы просто не давали это сделать. Он смотрел на озеро которое холод сковал льдом.* -А как ты жила до Хога? - спросил Джен. "Вот я жиль не очень хорошо"

Karoline Sky: *Кэрол любила гулять, и бездельнячать , особенно с Дженом. Особенно на улице. Особенно у озера. Особенно сидя в теньке, независимо от времени года. Кэр шла по дороге к озеру и говорила с Дженом о холоде на улице и потрясающем снегу, из которого удобно делать снежки.* - Конечно люблю, но больше лето нравится. - ответила она, поправив шапку. *Лайни пошла к озеру чтобы отломать льдинку её спросил Джен: "А как ты жила до Хога" и она тщательно отламывая её ответила*: Хорошо. Моя мама Джейни Уирлок удочерила, ела, пила, гуляла, спала, всё как у людей, а ты? - Кэрол с льдинкой подошла к Джену, она понимала что что-то не так.

Джен Крин: *Они шли вдоль озера. Кэрол направилась к озеру за льдинкой. Джен остановился и услышал ответ Кэрол на вопрос.* - Конечно люблю, но больше лето нравится. - ответила она, поправив шапку. "Все любят лето, все кроме меня." -Знаешь я не очень люблю лето я вообще не люблю пестрые цвета,- сказал Джен,- я люблю более мрачные вещи. *услышал новый вопрос Кэрол* -О я жил как все обычные дети магов, только один минус я не ладил со своими родителями.,- Джен не надолго загрустил. *Джен подошел и взял у Кэрол льдинку, он произнес какое то заклинание и льдинка приняла вид розочки* -Это тебе,- протянул ледяную розу Кэрол.

Karoline Sky: *Она достала из кармана своей сней куртки синие перчатки с чёрными оборками и надела их на руки, холодно было. * - А почему не любишь яркие цвета? Допустим не такие яркие, но достаточно насыщенные? - сказала Кэрол недовольно. "Как хорошо... Свежий воздух, озеро, солнце, Джен..." - А чего не ладил? Они были плохие или ты? " Хотя врядли он.." - О-о-о... А-а-а... Я польщена... Ва-ай - у Кэр аж слова закончились.

Джен Крин: *Они шли по берегу озера. На улице пошел снег.* -Знаешь Кэрол я могу вытерпеть яркие цвета, а насыщеные мне тоже нравятся.- сказал Джен. *Кэрол сново заговорила* - А чего не ладил? Они были плохие или ты? "Ой как бы сказать" -Знаешь, они через чур больны чистотой крови, и мне это всегда не нравилось у меня с ними всегда были разные взгляды на жизнь.- сказал Джен на одном дыханье. *На улице стало холодать* -Тебе не холодно? - спросил Джен.

Karoline Sky: *Кэролайн надоело шагать вдоль озера, и ей захотела пошагать по льду. С виду он был прочный, она его слегка ударила - никакого результата. Это ей и надо было. Но она помнила про правила безопасности конечно.* - Джен, можно я пойду на льду покатаюсь? А?.. - спросила Лайн кавайно-кавайно. " Давно я не каталась на льду, хотя нога после бала немножко побаливает... " - Нет, мне не холодно. Какой тут холод? " Скорее всего жара! "

Джен Крин: *Джен оятановился вдали что то летело. Похожее на его сову. О да это была она. Сова принесло письмо. И тут заговорла Кэрол.* - Джен, можно я пойду на льду покатаюсь? А?.. - спросила Кэрол. "Боже не хватало чтоб она провалилась под лед" -Конечно, а я пока напишу ответ на письмо.,- сказал Джен и пошел в сторону большого камня, сел и начал писать. *Он посмотрел на Кэрол и резко крикнул* -Только осторожней,- сказал Джен,- я не умею плавать. *Джен сидел на камне. Каталась по льду. Он написал письмо и послал его со Снегом обратному адресату. Он сел и стал смотреть как Кэрол весело каталась на льду*

Karoline Sky: *Karol с радостью побежала на лёд, хоть она была и не на коньках, да и кататься на них не умела. Лёд был довольно скользкий, но Lainy была достаточно ловкая чтобы не упасть, и не дай бог провалится.* " На балу была нелепая случайность " - думала Василисёночек Karoline - "Я не виновата что там появился Джен, хотя этого ему говорить не следует" - Угу... Если что - научишься) *Kar каталась-каталась вдруг начался разлом льда. Lainy побежала но упала из-за скользкости льда. Она не теряла амбиций и пополза на коленях до берега, но один сапог, всё-таки вымочила в воде* "Как говорится: " Вот блин ё-маё " " - А кому ты там писал!? - вомущённо спросила она.

Джен Крин: *Джен отвлекся от Кэрол и достал из внутренего кармана какую то склянку. Там была прозразчно-желтая жидкость. Тут он услышал треск. и выронил склянку из рук. Она упала под ноги Джена. И резко взорвалась. Бах. Джена отнесло взрывной волной аж к соседнему дереву которое стояло на два метра дальше от камня на котором он сидел. Он лежал без чувств черный как черт.* "Он даже не мог ни о чем думать"

Karoline Sky: А-а-а!!! Джен!? - Кэрол быстро бежала к Джену, несколько раз падала, но это наверное от того что она за него боялась. Она наконец добежала до него. Он был горячим, наверное из-за "бомбы". " Блин, зачем я на лёд пошла? Это всё из-за меня!!!" - Джен, Дженушка !! Ты жив!? - спрашивала его Кэр теребя за мантию. Ей было не безразлично.

Джен Крин: *Джен летал где то за пределами реального. Вдруг все зтреслось и вдалике послышался до боли знакомый голос, но чей он был он не мог вспомнить* - Джен, Дженушка !! Ты жив!?- спрашивала девушка. *Голова начала страшно болеть, но может она болела и раньше но он не чуствовал. Он попытался встать но тщетно* -Ааа даа я жиив,-прохрипел Джен. "Надо все вспомнить" *Минута молчания и память по не многу начала возвращаться.* -О Кэрол с тобой все в порядке? Ты не утанула?- прохрипел Джен.- А что со мной было? *Он продолжал лежать на снегу, холода он не чуствовал ему было ужастно жарко.*

Karoline Sky: " Хорошо, что он не умер... Ой, что за мысли!? " - Ты чего молчишь? *Но Джен почему-то ничего не отвечал. Только она хотела ему ответить как Джен сказал*: О, Кэрол с тобой всё в порядке? Ты не утонула? - и затем он добавил, - А что со мной было? *Кэрол начала отвечать, причём всё на одном дыхании*: - Конечно, я не утонула как видишь. Только ногу в озере отмочила. Ты наверное просто испугался чего-то по имени Кэролайн, и бросил какую-то смесь на землю, она взорвалась, и вот, ты здесь. "Нужно будет купить новую куртку, эта какая-то не счастливая.."

Джен Крин: *Джен наконецто встал и сел на камень. Голова жутко болела.* -О, я потерял свой Нитроглицерин,- прохрипел Джен,- да жалко. Мне его сова принесла я писал ответ тому кто мне его прислал. Да очень жалко. "Блин как я ступил" -Кэрол я не помню заклинание высушивания,- задумался,- сама высушишь? *Джен сидел на камне и думал* "Где же мне взять взрывчатку"

Karoline Sky: - Джен, нитроглице...что? Это что? Так кто тебе его прислал? " Убью того кто прислал... И заживо в озеро.. " - "Planarum"! Вроде так... - прогладила и осушила Кэролайн одежду Джена. - А может пойдём обратно в Хогвартс? Там тепло, там есть БК, там есть палата. там есть могила. - Кэрол сводила всё к тому что надо погреться у камина где-нибудь..

Джен Крин: *Джен сидел на камне и у него по прежднему болела голова. И тут заговорила Кэрол* - Джен, нитроглице...что? Это что? Так кто тебе его прислал? - злобно спросила девушка. *Джен смотрел на неё и думал, и ршил сказать вот так* -Знаешь Нитроглицерин это такое вещество которое при малейшем встряхивание взрывается. А я попросил одного человека что б он мне его прислал. Он нужен был мне для одного эксперимента.,- сказал Джен,- но теперь по ходу дела эксперимент накрылся медным тазом. "Так мне срочно надо достать где то взрвчатку." *И тут снова заговорила Кэрол* -А может пойдём обратно в Хогвартс? Там тепло, там есть БК, там есть палата.,- сказала Кэрол. *Джен не надолго задумался он все еще смотрел вдаль и думал где же ему взять взрывчатку* -А, что? В хогвартс? А знаешь я не против, но куда пойдем? - спросил Джен.

Karoline Sky: *Кэрол залезла на дерево, и села на его ветку, слушая Джена и хитро спросила*: - А какой эксперемент? Ну так кто тебе дал? Джессика Браун? Или Джейни Уирлок? *Она осмотрела дерево. Оно оказалось грушёвым, и там висело несколько доспевших груш. Кэрол оторвала одну, помыла снегом (правила гигиены всё-таки) и откусила. Груша была настолько вкусная что когда Лайни её доела в озеро её бросать не хотелось (рыбки поедят).* - Ты не против? Это хорошо. Можно пойти бы... - она призадумалась, в Хогвартсе было много комнат и она не знала которое помещение выбрать, - м-м-м... На Крышу давай пойдём? Там немного теплей хотя бы, темнеть начало, может первую звезду увидим.

Джен Крин: *Джен смотрел как Кэрол залезла на дерево и стала есть грушу. На улице начало темнеть. Кэрол спросила* - А какой эксперемент? Ну так кто тебе дал? Джессика Браун? Или Джейни Уирлок? - злобно спросила Кэрол. "О придеться рассказать" -Понимаешь я сам не знаю что имено я хочу, просто я не могу без огня. Он меня завораживает.,-Услышал вопрос про Джесику и Джейни,- Нет ты что, Нитроглицерин мне прислал дедушка это я его попросил. А девушки тут не причем.- сказал Джен на одном дыхание. *Джен смотрел на Кэрол глазами кота из Шрека* -На Крышу давай пойдём?- предложила Кэрол. *Джен не много подумал и начал говорить* -О на крышу с удавольствием. Я там ни разу не был.- *Помог Кэрол слезть с дерева.*- Ну что идем? *И пара отправилась на крышу* ---------------->Крыша Хогварса

Zara Dalmor: Zara медленно бродила по пустынному берегу озера. В руке у неё была книга с поэтическими творениями какого-то автора, которую девушка хотела почитать, сидя на свежем воздухе. Но мысли мешали уловить смысл написанного и поэтому Zara захлопнула её и задумчиво уставилась на тающий у берега лёд. *Вот прошёл ещё один семестр, ещё один год. Потом пройдёт ещё один, потом ещё... А что дальше? Закончу Школу, сдам экзамены... Что дальше делать буду? Из Школы уходить не хочу! Учителем работать мне нельзя, а то я всех детей поубиваю со своим взрывным характером! Но что же тогда делать?...* Тающий снег и мелкие льдинки шумно хрустели под ногами. Тишина, окутывающая девушку со всех сторон давила на виски. И одиночество... Почему-то Zara в любой, даже самой шумной и весёлой компании, казалась одинокой, обособленной. У всех были свои друзья, заботы, общие темы, о которых слизеринка понятия не имела. Напрашиваться она страшно не любила, а того, кто мог бы понять запутанный лабиринт её души, не было. Одиночество никогда девушку не тяготило... до сих пор. А теперь Zara почему-то ощущала его особенно остро. Хотелось с кем-то поболтать, посмеяться, поговорить о чём-нибудь, кроме учёбы, просто побродить в тени деревьев, поделиться секретами и последними новостями. Но рядом с девушкой были только эхо и пустота...

Zara Dalmor: Просидев на берегу озера на каком-то бревне почти три часа Zara почувствовала, что порядком замёрзла. Но это было только на руку. Свежий воздух прояснил мысли и прогнал уныние. Девушка встала с бревна, зябко кутаясь в мантию. -Ну, что же. Пора и честь знать! А то угожу в Больничное Крыло. - пробормотала она себе под нос и зашагала по направлению к замку.

zora: Зора вышла из замка и отправилась к озеру. Дойдя до берега девочка пригляделась к водной глади. Дуновение ветра и шорох листвы заставили её оглянуться, но поблизости никого не было. Зоре было не по себе. Она ещё раз огляделась. Ей казалось что здесь ещё кто то есть.

Zara Dalmor: Уже собираясь скрыться за поворотом, Zara увидела девочку, идущую к озеру. Сбавив шаг, слизеринка задумалась *Подойти познакомиться или лучше не мешать?... А-а! Была, не была!* Zara пошла по направлению к незнакомой ученице и, приветливо улыбнувшись, помахала ей рукой. - Привет! Не помешаю?

zora: -Привет! *На одном дыхании проговорила Зора.* -Конечно не помешаешь. *Зора пригляделась к девушке. Вспомнив, что забыла представится, она поспешила сделать это важное для общения дело.* -Я Зора, второй курс Пуффендуй.

Zara Dalmor: Двушка не к месту хихикнула. *Надо же, у нас имена похожи!* и протянула Zor"е руку. -А меня зовут Zara, третий курс, Слизерин. У нас с тобой имена почти одинаковые! Слизеринка совсем не благородно улыбнулась на все 32 зуба. После всех грустных мыслей в одиночестве, ей стало легче, от присутствия новой знакомой.

zora: *Зора не знала что же ответить Слизеринке. Она спокойно пожала руку новой знакомой и взглянула на озеро.* -Красиво здесь, не правда ли!? *Зора прищурилась вглядываясь в водную гладь.*

Zara Dalmor: Zara взглянула на озеро. -Да, красиво. И спокойно. Я иногда прихожу сюда, что бы подумать. Здесь мысли как-то успокаиваются. Девушка пнула носком ботинка одинокий камушек. -Ты знаешь, я и сегодня сидела здесь, чтоб проветрить мысли. Думала о том, что мне иногда бывает одиноко в этом огромном замке. Несмотря на толпу учеников, преподавателей, домовиков, кажется, что они все бегут куда-то мимо. А ты стоишь посреди коридора и некого даже спросить: "как день прошёл?" или "хочешь конфетку?". С этими словами девочка полезла в карман мантии и выудила от туда пригоршню конфет в зелёных обвёртках. -Кстати, хочешь конфетку? - со смехом спросила слизеринка Зору.

zora: -Да на счёт одиночества ты угадала. Иногда поймаешь кого нибудь в коридоре а он тебе "я спешу". *Зора молча смотрела как Zara роется в карманах мантии.* -Кстати, хочешь конфетку?- предложила Zara. -Давай. *Зора взяла симпатичную конфетку и с удовольствием проглатила её.* -Спасибо. А ты конфетку будешь? *Зора извлекла из кармана несколько жёлтых конфеток.*

Zara Dalmor: Zara просияла улыбкой. -С удовольствием! Девочка плюхнулась на ближайший ствол поваленного дерева и начала с энтузиазмом жевать сладости. -Как тебе учится? - спросила она Зору - Есть любимые предметы?

zora: -Учиться просто отлично. *Зора села на ствол рядом с девушкой.* -А любимых предметов много, мне нравятся почти все. Но самые любимые это Монстры, ЗОТИ, травология ну и Нежитеведение. А у тебя? *Девочка вопросительно взглянула на Zaru.*

Zara Dalmor: Девочка мечтательно посмотрела на пролетающие по небу облака. -Я обожаю Астрономию. Все эти звёзды, планеты... Вселенная такая огромная, а мы этого в обычной жизни даже не замечаем. Ещё нравиться Магия камней. Ну и конечно же Зельеварение! Какой слизеринец не любит зелья! Немного трудновато мне даются ЗОТИ и Транфигурация. Мракоборцем мне точно не быть.

zora: -Да вселенная это прекрасно, она и в правду огромная а мы лишь её маленькая часть. А вот Зельеварение мне даётся с трудом, Трансфигурацию даже ещё не пробовала, но собираюсь. А ты вообще кем хочешь быть после школы? *Зоре было так легко разговаривать со Слизеринкой, что она казалось могла сидеть вот так часами.*

Zara Dalmor: Zara в задумчивости почесала кончик носа. Слизеринке понравилась её новая знакомая. Она была открыта и искренна, а таких людей Zara ценила. Ей нравилось сидеть так и болтать, не подбирая слова, а говоря то, что есть на уме, и не бояться, что тебя не поймут. - Знаешь, сегодня сидела здесь и думала как раз об этом. Сначала мне казалось, что быть учителем - это не моё. У меня взрывной характер, а с нами, учениками, так трудно! Но потом решила, что если не попробовать - ничего не узнаешь. Так что при первой возможности буду подавать заявку на работу преподавателя. Если у меня будет достаточно знаний, что бы ими поделиться, то почему бы этого не сделать? Девочка стряхнула с себя пыль раздумий и повернулась к Зоре. - А какие твои планы на будущее? Прости что не регулярно отвечаю: на факультете завал работы. )))

zora: *Зора задумалась а потом посмотрела Слизеринке в глаза и спокойно ответила.* -Ты знаешь я об этом серьёзно ещё не задумывалась, а пока как и ты хочу преподавателем стать. А дальше как судьба повернётся. *Зора взглянула на небо. Приглядевшись она увидела на небе сову.* -О кому то почту понесли. *Произнесла она наблюдая за полётом птицы.*

Zara Dalmor: Zara тоже посмотрела в небо. - Да это же моя Андромеда! Не успела девочка подняться с бревна, как ей на колени шлёпнулось письмо. Повертев его в руках слизеринка повернулась к Зоре. - Это из дома. Прости, мне надо идти. Давай на днях прогуляемся где-нибудь? Надо больше дышать кислородом! - спросила с улыбкой Zara. Отправила ЛС, там всё объясню.

zora: -Прогуляться? Хорошая идея! До встречи! * Зора помахала рукой и направилась к замку.*

Fevralina: Февралина первая выбежала на поляну перед озером. Ее подруги немного отстали. - Какой свежий воздух! - девочка сделала глубокий вдох. - Ммм... Февралина покружилась немного на месте. Тут подоспели и Элис с Джен. - Кто со мной к воде? - улыбнулась Фева. Она махнула рукой в сторону озера. Надеюсь, Джен не обиделась, что мы пошли сначала сюда, а не к Гроту? - спросила себя Февралина, а вслух добавила: - Джен, ты ведь не обиделась? Спустя некоторое время она развернулась к Элис: - Вот сходим потом к Гроту и ты выберешь тоже место, куда тебе хотелось бы сходить! - улыбнулась она. - Какое твое любимое?

Alice: Лиса шла позади, останавливаясь и прислушиваясь к звуку ветра, едва колыхавшего ее итак уже встрепанные волосы. Длинная челка так и норовила залезть в рот, и когтевранка опять остановилась, чтобы нацепить заколку. - К гроту? - в замешательстве спросила Элис - эту часть обсуждения она пропустила. - Хорошо... а я бы хотела... Она помялась и выдала нейтральное: - Там уже и решу, - и предложила, усмехнувшись: - Наперегонки? Эл побежала вперед, не дожидаясь девочек и заразительно смеясь.

Дженни: Джен шла с девочками к озеру. Как всегда она была позади всех. Денёк был солнечный, но настроение от этого не улутшалось. Джен оставила девочек, бегущих на перегонки, и подошла понуро к озеру. Она присела на берег, не боясь испачкать мантию и положила сумку на колени. Тут она услышала вопрос Фев: -Фев, ты даже не думай, что я обижаюсь. Какая разница, куда сначало идти? А может и к лучшему, что не пойдём в грот. Тихо сказала Эйр и вспомнила ТОТ день..... Тут она повернулась к Лисе и сказала: -Да, к гроту....

Fevralina: Февралина побежала наперегонки с Элис до озера. Сколько шуму они подняли! Насмеявшись вдоволь, Фева обратила внимание, что Джен чем-то подавлена. - Что за кислый вид? - возмутилась она.- Какой хороший день, а ты грустишь! Что-то случилось? Девочка оглянулась на Элис, ища у нее поддержки. - Неужели и с Гротом у тебя связаны плохие воспоминания?! - ужаснулась Фева. - Нет, Эл, ты только послушай ее! Улыбнись, Джен, уроки закончились, целый свободный вечер впереди! Февралина начала корчить рожицы, чтобы Джен развеселилась. Обычно это помогает, - улыбнулась она мысленно.

Alice: Лис расхохоталась, подбежав к берегу, и запрокинула голову наверх. "Какая-то я сумасшедшая становлюсь при хорошей погоде", - подумала она, отмечая, что раньше такого у нее не было. Смутное нехорошее чувство прокралось в душу, и она повернулась к девочкам. Вид у Джен был не самый радужный; Фева смотрела на нее, прося помочь, в то время как сама пыталась развеселить Джен. Элис подошла к Джен и приземлилась рядом. - У тебя что-то случилось? - настроение Лис почему-то постоянно зависело от настроя других людей: так и в этот раз она снова стала задумчивой и замолчала. В принципе, девочка замолчала еще и потому, что всегда считала тишину хорошим способом успокоиться. Через время она легла на траву и вновь заговорила: - Посмотрите, какое небо... Красиво, да? - теперь Эл поменяла тактику, надеясь отвлечь девочек от мрачных мыслей. - Как думаете, на что похоже во-он то облако?

Дженни: Джен подняла глаза к небу и краешком губ прошептала: -Аля... Но она быстро посмотрела на облако и поняла, что это оса. -Эл, это облако на осу похоже. тут она ответила на вопрос Фев: -Фев, совсем нет. Даже на хорошие. Я после него впервые увидела больничную палату. Утонула. Пояснила Эйр, совсем повеселевшая. -Давайте на траву сядем! Кстати, в грот лучше идти вечером. Вечером там так красиво! Улыбнулась Джен и повернулась к Элис: -Шоколад взяла?

Fevralina: Февралина уселась на траву и тоже посмотрела на небо. - Утонула?? Как может быть это хорошим воспоминанием? - округлила глаза она. - Ты... эммм... (она долго не могла подобрать нужное слово)...какой-то магнит для неприятностей! - улыбнулась она. Помолчав немного она продолжила: - А давай будем ходит только туда, где ты еще не была, где ничего с тобой еще не случилось! Так интересней! - Февралина была довольна своим предложением. Наверно, сходить к гроту вечером - неплохая идея, если учесть и то, что Фева там ни разу не была. - Ну, в таком случае до наступления сумерек у нас... (Февралина начала припоминать, сколько же времени примерно сейчас)... в общем, много времени! Еще куда-нибудь успеем сходить! Эл, ты обещала придумать место! - напомнила Фева и легонько толкнула в бок сидящую рядом Элис.

Alice: Элис задумчиво рассматривала облака, но так и не поняла, где проплыла "оса". Кроме того, объяснение Джен о ее не очень хорошем настроении ей ничего не сказало, но лезть в душу Лиса не любила, так как сама терпеть не могла навязчивости. - Шоколад... - она вновь села на траву и порылась в карманах. Вытащив початую коробку шоколада, она подумала, стоит вытаскивать вторую, но все же достала и ее, передав Феве и Джен. - Куда ж без него... - А что насчет места... можно сходить в беседку или овраг, - наконец решила когтевранка. - Как думаете? Элис рассеянно посмотрела на поверхность воды и наблюдала за ее колыханием, умиротворяюще действующим на девочку.

Дженни: Джен села поудобнее и ответила Фев: -Магнит для неприятностей? Здорово. Это хорошое воспоминание, потому что меня спасла проффесор Стоун, моя любимоя учительница. тут Джен увидела шоколад и отломила чуть-чуть. Даже не знаю куда сходить. А вы?

Fevralina: Февралина посмотрела на Джен: - Ну, даже не знаю, давайте уже в этот Грот, я очень почему-то устала... - сказала она. Посмотрев на шоколадку, которую Элис положила на траву, Фева подумала, что у нее нет сил даже чтобы встать и взять кусочек. Она достала из кармана свою волшебную палочку, направила ее на шоколадку и взмахнула со словами: - Wingardium Leviosa! Шоколадка плавно взмыла вверх и, повинуясь волшебной палочке Февралины, также плавно приземлилась в ее руки. Фева, довольная проделанной работой, убрала палочку обратно в карман и с удовольствием начала уплетать шоколадку. После этого, она повернулась к Элис: - Эл, давай после Грота пойдем сразу в нашу комнату, я действительно очень устала... Тем более конец семестра, надо подтянуть все хвосты! - добавила она и засуетилась. -Сходим в беседку или овраг в другой раз, ладно? Не обижайся на меня, пожалуйста, - попросила она. Вскочив на ноги, Фева помогла подняться подругам. - Идем в Грот? - еще раз уточнила она.

Дженни: Джен отломила ещё кусок, пожевала. Потом она отдала шоколад Элис, а сама достала медальён. -Уже? Ну, пошли.... Тихонько сказала она и надела медальен на шею. Потом она серьёзно посмотрела на Элис и стала ждать её ответа. Потом она решила, что после грота зайдёт к блезняшке, Дженис, а потом пойдёт подтягивать хвостики. Фев, не пиши,что уходишь, пока Элис не ответит...

Элизабет Корф: Осторожно ступая вдоль берега Элизабет словно не замечала ветра, откровенно заигрывающего с ее распущенными, длинными волосами.Закинув полы пиджака за спину она сделала жест за который ее все время ругали родители,погрузив руки в карманы брюк."Элизабет,ты леди и держать руки в карманах не подобает юной мисс Корф"-она усмехнулась вспомнив строгий голос матери,когда она так делала.Подставив лицо порывам ветра Лиз прикрыла глаза и погрузилась в свои мысли.

Alice: - Что? - Эл рассеянно посмотрела на Феву. - А, нет, конечно, я не обижаюсь... Да и я устала тоже. В подтверждение Эл лениво потянулась, выпрямилась и взяла шоколадку. - Ладно... Пошлите, что ли? Уже время... Девочка взглянула на циферблат наручных часов и махнула девчонкам рукой, направляясь к Гроту.

Fevralina: Февралина кивнула и последовала за Элис и Джен. Если никто не против, то это сделаю я :) Действие переносится в Грот в скале

Дженис Уолтер: Летний вечер. Дженис пришла на озеро, дул лёгкий, тёплый ветерок. Юная слизеринка была грустна, сама не зная почему, зачем? "Что я тут делаю? Я же обещала сама себе находиться в подземелиях. Сейчас в воду потянет. О нет...Я утону...Стоп! А я вобще умею плавать?" - мысли колебали и без того слабый мозг Дженьки... Она присела на колени, близко к воде и начала проводить плавные движения руками по озёрной глади... "Ну надо же..Вода тёплая... Очень тёплая...Почему? Почему когда на душе холодно, вода всегда тёплая... что это за явление?"Ветер стих. Почему? "Это странно...Затишье перед бурей" - Дженис сортировала такие прекрасные события в её жизни, представляя их в совсем тёмном свете. "Что это со мной? Почему я страдаю? Это немыслимо! А Бэзил...Он такой хороший... Это не может быть правдой...Это всё во сне...Нет! Однажды ты уже доверилась кому-то..."Дженис терзали мысли. Старая рана ещё не зажила, стоит ли возбуждать новые? С её-то характером.... Вдруг всё пойдёт не так...Каждая сказка имеет и в своём сожержании чуточку, а иногда очень много зла. "Что делать? Шаг уже пройдён. Назад дороги нет... А Джен...Она ведь не знает ничего...Бедная моя сестрёнка...И досталась же тебе такая вредина, как я..." Девочка сняла сандалии и, держа их в руках, в босых ногах начала бродить тихо по воде. Вода.... Она успокаивала слизеринку... "Почему? что это всё значит? Почему я никому не доверяю? Вечно какие-то секреты....Ну ниужели нельзя жить просто? Без всяких тревог? И дядя и Соу... Они ведь тоже когда-то были такой прекрасной парой..." Дженис боялась, что со своими размышлениями она далеко уйдёт... Она была в лёгкой кофточке и в короткой юбке. Девушка разгоняла воду лёгкой ножкой и через силу улыбалась, доверясь воде.... "ну что я должна делать? что? - жалобно просила Дженис в своих мыслях неизвестно у кого- Господи, что я должна сделать, чтобы жизнь на душе стала легче...Почему такой тяжёлый груз нависает над моей душой?" Дженис посмотерла в сторону замка... "О, Салазар, скажи мне. Зачем я Слизеринка? Кто? Что? Зачем? Я уничтожаю и себя и свои чувства и память... Нужно же уважать себя...сберись, тряпка..." В этот момент Дженис резко отдёрнула ногу... -Ай! Больно! *Дженис стоя на одной ноге, держалась за другую. Она была проткнута чем-то... Возможно корягой... Дженис допрыгала на одной ноге до берега (он был на расстоянии четырёх метров от Дженьки) и села на траву, всё ещё держась за проткнутую ногу и сдерживая слёзы от боли. "Вот...Это тебе наказание..Не будешь о плохом думать... Терпи! Дженька, ты же сильная! Я умоляю, только не плачь, не плачь... И не проси о помощи...Салазар, а как же я до замка-то доберусь?" - думала Дженис, прикусывая губу от боли и в душе умоляя хоть кого-то прийти на помощь.... С той "царапины" текла горячая кровь Слизеринки.... Дженис держалась от слёз.

Andrew: Мимо кустов бесшумно промелькнула черная тень, отличить её от призрака можно было только по яркому Гриффиндорскому галстуку, почти развязанном и развевающимся на усиливающимся ветру. Это был Andrew, трудно сказать зачем он вечером направлялся к озеру, похоже он просто непринужденно гулял. Вдруг он увидел знакомый силуэт сидящий на берегу озера Дженис... что ты здесь делаешь ?? Спросил немного удивленный юноша...

Дженис Уолтер: Ролевая между Дженис Уолтер и Andrew. Просьба не вмешиваться! Дженис держалась за ногу и пыталась терпеть боль. Вдруг она услышала знакомый голос, который восклицал её имя. Дженис обернулась и увидела.... Кого же она увидела? Собственной персоной Князя...Того человека, которого не часто встретишь где-то на природе, в окрестностях замка. "Наверное всё время учится...Сочинения пишет...В библиотеке зубрит..." - подумала Дженис и усмехнулась. Она хотела встать и обнять парня, но не было сил. Ногу сковала боль. -Привет, Эндрю...Я? Я вроде бы здесь...гуляла.... Потом наткнулась в воде на что-то...и вот...Помоги. Девушка показала на рану в ноге, из которой сочилась кровь...- Мне бы хоть доползти до замка... "Интересно, а он носит с собой аптечку" - подумала дженис слегка улыбнувшись. Писутсвие Энда сглаживало боль и она смело улыбалась.

Andrew: Юноша подошёл к девушке и осмотрел пораненую ногу -Дженис, надо быть осторожнее, вот зачем ты пошла на это озеро, да ещё и вечером... Парень улыбнулся и снял с себя белую рубашку без рукавов, - больно??, спросил он сестрёнку и не дожидаясь ответа оторвал кусок ткани от белоснежной рубашки. Лучи заходящего солнца освещали загорелый торс и прес юноши придавая происходешему некоторую романтичность...

Дженис Уолтер: Дженис посмотрела на Энда слегка растерянно -Я не знаю...Просто стало как-то грустно... А вечером просто здесь никого нет...*Дженис посмотрела на брата таким странным проницательным взглядом, что, казалось, просверлит насквозь... Но вовремя опомнилась. -Да...больно... *Дженис поняла, что сейчас будет врачевная процедура и приготовилась к боли, прикусывая губу.* - Только осторожно.... - предупредила слизеринка.

Andrew: Посмотрел прямо в глаза Слизеринке -Тебе грустно? Что - то случилось бельчёнок? Затем перевёл взгляд на ножку девушки, она была сырая, немного в крови, но такая красивая на фоне зелёной травки... Эндрю окуранто промыл ранку и ловко забинтовал оторвоной тканью, слегка улыбнулся и посмотрел на личико сестрёнки -Вот и всё, а ты боялась глупышка)

Дженис Уолтер: Дженис готовилась к страшным мукам и боли и зажмурилась. Она думала, что сейчас будет как в БК. Но затем почувствовала лёгкое прикосновение ласковых рук брата до её ноги и успокоилась. Пока Энд забинтовывал рану, Дженис тихо так смотрела ему в глаза и молчала... "Ну надо же... Он умеет лечить...и успокаивать. А главное: Почему я не чувствую боли? Почему рядом с ним становится так легко?" - подумала Дженис, всё больше удивляясь ловкости брата в общении. -Я не знаю, что случилось...Просто тревожно как-то на душе и всё. *Дженис пожала плечами* Хотя сейчас это уже не важно. Ты же рядом и мне хорошо. *когда Эндрю закончил, Дженис чмокнула брата в щёчку. и засмеялась* - А ведь действительно...Чего это я боялась? Спасибо! *нежно произнесла слизеринка*

Andrew: Улыбнулся "какая всё же красивая у меня сестрёнка"- Подумал Эндрю. -Всё хорошо моя маленькая, скоро совсем стемнеет... Юноша поглядел на солнце, которое уже почти скрылось за горизонтом и лишь немного освещало верхушки исполинских деревьев запретного леса.- Дженис пора идти в замок, а то ты уже совсем замёрзла. Юноша дотронулся рукой до ручки девушки, она была холодная... -Да и на Слизе за поздние прогулки влететь может. Юноша поднял девушку на руки, прижал к себе и понёс в замок...

Дженис Уолтер: Дженис посмотрела на небо... -..Действительно уже темнеет... Я не заметила... Как быстро летит время с тобой рядом... *произнесла Дженис и улыбнулась. Ей было слегка холодно, но она не обращала внимание на холод и просто улыбалась брату. Затем она почувствовала его прикосновение до руки* Дженис пора идти в замок, а то ты уже совсем замёрзла. Юноша дотронулся рукой до ручки девушки, она была холодная... - Да..точно..уже очень холодно... *Девушка собралась уже идти, но почувствовав слабость, не смогла. Энд подял её на руки. Дженис обхватила его за шею руками и прижалась покрепче* "Какой у меня всё-таки ласковый и добрый брат" - подумала Дженис... -----------------> Действие переносится в Замок

Элиор Лонс: Сегодня был на удивление хмурый день...Деревья возле пруда с тоской опускали в воду пряди своих крон, укрывая и устилая ими весь берег озера. Их ещё свежие, спелые листья с сожалением наклонялись туда, где глумливые утки , тщедушно галдя, выискивали себе пищу. На озеро давно уже никто не приходил всилу "расчудесной" погоды. Всё было поистине угрюмо и уныло - серое небо готовилось вылить на Землю оставшуюся воду, а под предлогом ночи солнце тускло кружило над тучами, сея свои лучи сквозь их бреши. Именно этот день выбрал неудачливый ученик Когтеврана для того, чтобы насладиться летом в полную силу. Взяв пергаменты и учеьники и сложив всё это в холщёвую сумку, Лонс с трудом пробирался к пруду, не щадя своими ногами мелких лесных жителей и прочую нечисть. Настроение Эла было под стать погоде - ни солнца, ни неба, сплошная вода... Жуть, просто самая настоящая жуть всё это! Подойдя к небольшому дереву, Элиор сбросил с плеча сумку, и пошёл поближе к озеру. Мутная вода была словно гуталиновой - и утки поистине вязли в этом болоте, взмахивая крыльями и крякая как бешеные от любого движения. Ни единого светлого места, ничего...

Дженис Уолтер: Элиор двигался по направлению к озеру и Дженис тихо шла за ним. Погода не настраивала на приятный разговор, но тем не менее поговорить было нужно. Дженис было грустно и ей нужно было высказаться. Было холодно и девушка, непривычно для самой себя, одела мантию, несмотря на то, что она не любила её. А так же неприычно было то, что Дженис была в обычной одежде и в кроссовках.. Как же ей наоел этот официальный "наряд". Слизеринка вглядывалась куда-то вдаль... Туда, где красовался горизонт... Озеро было на удивление спокойным. Дженис молчала и смотрела на тех же крякающих уток, на которых смотрел Когтевранец. Мисс Уолтер была грустна, да и к тому же едва знакома с Элиором и, наконец, вымолвила лёгкую фразу, на которую у неё хватило фантазии: -Мистер Лонс, поговрим о чём-нибудь? "Интересно... Сможет ли он поднять моё и так упавшее до низу настроение? Хотя... Оно у него, наверное, такое же...И судя по этой погоде..." - размышляла девушка, глядя на своего нового знакомого. Она была на удивление задумчива. Было прохладно, неизвестно почему, и Дженис застегнула пуговицы мантии и спрятала руки где-то в складках мантии, ожидая: что же скажет Элиор.

Элиор Лонс: Вдали крякнули утки, а значит, кто-то шёл за Лонсом. Хотя, кто бы это мог быть, ведь в такую погоду большинство учеников сидят в тёплом замке и попивают горячий шоколад... -Мистер Лонс, поговрим о чём-нибудь? - раздалось сзади, и Эл медленно обернулся. Увидев девочку со Слиза, он не особо и удивился, да и настроения удивляться как-то не было... Только слизеринцы могуть любить такую сырую погоду. -Привет, Джен. Ну что ж, если ты хочешь поговорить, я не против... Только вот может найдём место, где можно посидеть, а то у меня уже коченеют руки - Лонс как всегда был без мантии, лишь в тёмной безрукавой рубашке. Скрестив руки на груди, Эл поднял и отряхнул сумку от травы и мелких жучков, и снова накинул её на плечо. Оглянувшись по сторонам, когтевранец так и не смог наити достойного места. -А вообще, я бы пошёл в замок, наверное... А то правда холодновато.

Дженис Уолтер: -Привет, Джен. Ну что ж, если ты хочешь поговорить, я не против... "Мы уже на "ты" ? Ну да ладно.... Всё равно для разговора не помешает резкий переход в отношениях" - Подумала Дженис и решила оставить этот глупый официоз где-нибудь в замке. Она тихо так посмотрела на когтвранца. Только вот может найдём место, где можно посидеть, а то у меня уже коченеют руки Дженис молча кивнула. Она и сама уже замёрзла. -Давай... Может призвать плед? - девушка улыбнулась, думая о чём-то... - А может костёр разожгём? "Мда... Ну ты Дженька и пакость, однако...." Как всегда и везде, даже в плохую погоду и при плохом настроении, Дженис везде сопровождали пакостные, шаловливые мысли, от которых Слизеринка никак не могла избавиться. А вообще, я бы пошёл в замок, наверное... А то правда холодновато. -Ну да... В замке теплее... -Затем она посмотрела на небо, -Как думаешь, а будет дождь? И если будет, то что нам делать?

Элизабет Корф: Элизабет тихо шла вдоль берега озера...Сегодня ей было очень грустно,она и сама не могла толком назвать причин своего такого настроения, но чувствовала, как на глаза уже наворачиваются слезы. "Правильно говорил отец, одиночество тяжелая ноша, а здесь в Хогвартсе это чувствуется особенно сильно" - подумала блондинка. Она села на берег и обхватила коленки руками. Не к месту ей вспомнился профессор Дэвис..."Он так похож на мой дом, внешне такой мрачный и несколько эксцентричный, но я уверена, что на самом деле он другой" - она улыбнулась и моргнув почувствовала как по щеке оставляя мокрую дорожку скатилась слеза. "Ну вот, стоит мне вспомнить о доме и я опять плачу" - как-то сердито подумала она и почувствовала как прокладывая дорожку на другой щеке слеза устремилась вниз...

Элизабет Корф: Лиз долго сидела в одном положении. У нее уже затекли руки и ноги, но она никак не могла справиться с нахлынувшими на нее эмоциями. Она так и сидела обхватив колени руками и смотрела невидящим взглядом на озеро.

Элизабет Корф: Элизабет не знала, сколько она так просидела, но заметив, что начало темнеть решила отправиться в замок. Поднявшись, она отряхнулась, и подняв свою мантию, потихоньку отправилась в Хогвартс.

Маркус Эльвас: *Несмотря на пелену мрака которая так отчётливо проявляется в полночь Марк хорошо знал эту дорогу и шел уверенной поступью. Ещё издали он заметил блики луны на озёрной глади. Подумав что наконец оно рядом студент ускорил шаг в надежде побывать там, наконец посидеть там, где не был со дня прибытия в школу. И вот уже он подходит к озеру и особо не скрываясь думая кому придёт в голову покупаться среди ночи. Но всё же ученик не принебрёг обычной маскировкой. Снял ещё в башне мантию где были вышити его факультет и имя с курсом и вместо неё надел чёрную как смоль мантию что его очень сложно было различить во тьме. Особенно со спины. Ведь его длинные чёрные волосы сливаются с мантией и закрывают шею, а с переди на нём был капюшон. Так что различить его во мраке ночи очень сложно. Но не забыв где он есть нашел место со скалами и укрылся там скрываясь от посторонних глаз и стал наблюдать за озёрной гладью*

Маркус Эльвас: *Марк просто сидел и смотрел на озёрную гладь думая как же она красива. Он уже множество раз нащупывал камень которым можно было бы сделать хорошую лягушку на озере, но каждый раз его что то останавливало. Возможно он просто не хотел нарушать тишину ночи, возможно просто было лень вставать и кидать камень, но он просто сидел и смотрел на блики луны на озере. Рассматривал лунную дорожку, отражение звёзд на поверхности и думал о том, что хотел бы здесь остаться, быть здесь вечно, и он совсем не заметил как стало выходить солнце. Он думал что уйдёт отсюда намного раньше и с рассветом придёт на родной факультет, но увы что ошибся и первые лучи солнца уже озарали его чёрные локоны волос и что бы не терять ни минуты он мигом подскочи и придерживая капюшон мантии побежал в замок.*

Jenis Walter: действие из поляны Дженька шла вместе с Элис к озеру. Вода была прекрасной и от неё веяло какой-то прохладой. -Ну вот мы и пришли, - улыбнулась Дженис своей собеседнице и посмотрела куда-то вдаль, на другой берег. -Здорово было бы переплыть это озеро. Правда?Тут Дженис достала из сумки какой-то пустой пучёк пергаментов и вырвала один лист. Она сделала из него кораблик, нашептала заклинание и пустила по воде. -Здорово... Он заколдованный... Никогда не тонет... - Девушка улыбнулась и посмотрела на уплывающий кораблик. "Большому кораблю - большое плавание, а маленькому - бесконечное," - подумала Дженис.

Alice: Элис подошла ближе к озеру и опустилась на корточки, дотронувшись пальцами до поверхности воды. "Теплая", - рассеянно подумала она, наблюдая, как Дженькин кораблик поплыл по озеру. - Переплыть? - Элис задумалась. Она вообще-то не так любила плавать, но день такой жаркий... - Ну, насчет переплыть я не уверена... А вот поплавать... - Лиска махнула рукой и, сняв с ног балетки, по щиколотку оказалась в воде.

Jenis Walter: -Поплавать? Интересно... - Произнесла Дженька и так же сняла туфли и зашла в воду, оставив мантию на траве, совсем немного. Она бродила и смеялась, а вода была настолько тёплой, что хотелось окунуться целиком. -Кстати, а ты знаешь, что в озере водятся русалки? Или это всего лишь легенда? Полюбопытствовала Дженис у когтевранки, глядя на озёрную гладь, - Они красивые или нет? Мне кажется, что они опасные и если мы на них нарвёмся... Нам не жить... Хотя... Это наверняка легенды, - тихо сказала Дженис. "Русалки..Русалки... Нет ну правда ведь.. Здесь обязательно должны быть русалки. Срочно! А то скучно... Хотя чего это я? А вдруг и правда опасно? Нужно, наверное, что-то сделать" - Тут Дженис отскочила от того места на котором стояла. Она прикусила губу и посмотрела туда. Вода была прозрачной и на её фоне блестели камушки. - Ух ты... Это же ракушка! - Воскикнула Дженька и достала эдакую диковинку из воды. - Элис, здесь водятся ракушки... - Дженис засмеялась и подошла к девушке, держа в руке каменную озёрную живность.

Melanie Rosier: Теплый летний вечер снова опустился на Хогвартс. Хотя, сказать - теплый, значит не сказать ничего. Жаркий, душащий. Несмотря на сильный резкий ветер и нависшие над замком тучи - душно. Мэл задыхалась от этой жары, почти буквально. Она терпеть не могла лето, как это ни странно - девушке больше по душе была осень, или зима. Но время никогда не стояло на месте, никогда не шло вспять, и лето все равно наступало. Год за годом. Слизеринка, босая, плелась по берегу озера, пиная босыми пальчиками камушки в воду и усмехаясь над тем, как они, погружаясь в воду, громко булькают. Странная была неделя. Тяжелая. Мел чувствовала себя, как минимум, одиноко - ни тебе матери, которая уехала, ни тебе сестер, которые так же уехали, ни тебе лучшей подруги, которая, естественно, уехала. Розье ни за что бы не покинула прохладных Подземелий, но сидеть там она уже не могла. Стены давили. Напоминали обо всех, кого сейчас не было рядом. Обо всех, кто был нужен. Последнее время староста вообще отделилась от общества, ограничившись лишь семьей, Амбреллой и парой девушек с когтеврана. Ей хватало. Странное было чувство - поставить стену, а потом наблюдать, как некоторые пытаются прорваться. Угнетало. и Мелани была благодарна тем, кто просто ее отпустил, не стараясь вновь ворваться в ее жизнь. Волосы залепляли лицо и слизеринка, фыркая, постоянно их поправляя, продолжала брести по берегу, надеясь, что все же хлынет дождь. Хоть немного прохлады и влаги. Хоть немного душевного спокойствия. Хоть немного отсутствия мыслей.

Элизабет Корф: Элизабет стремительно спускалась к озеру. Лето без дождя иссушало ее водную натуру и когтевранка хотела побыстрее оказаться у воды. От быстрого хода лоб покрылся испариной и челка прилипла закрывая обзор. На ней были легкие белые брюки и рубашка с закатанными рукавами, но даже отсутствие летней мантии не помогало спастись от жары. Она глянула на небо, над ней нависали серые тучи готовые разразиться дождем, но на самом деле они лишь давили на нее. Она снова вспомнила строчку из письма отца и почувствовала как по щеке скатилась слеза. "Позор семьи...Как он мог сказать такое обо мне...А маман, почему она не заступилась за меня,неужели ей тоже честь семьи дороже собственной дочери..." - негодовала она в мыслях. Дойдя практически до озера блондинка увидела идущую вдоль берега старосту Дома Воды. Конечно с одной стороны было неприлично нарушать чье-то одиночество, но вид девушки был на столько опечален, что когтевранка решилась окликнуть ее. - Мэл. Мисс Розье, постой, - она бросилась догонять слизеринку.

Melanie Rosier: Ветер бил беспорядочными рывками прямо в лицо. Мэл подошла к кромке воды, решив намочить ножки. Как только вода коснулась босых ступней, слизеринка довольно зажмурилась. Конечно, вода была теплой, как парное молоко, но на такой духоте - казалась прохладной. Бесконечный поток мыслей в голове начал напрягать, и девушка чуть слышно (по крайней мере она на это надеялась) утробно зарычала, наивно думая, что это поможет. Может, мысли испугаются рыка и убегут? Но видимо мысли слизеринки уже привыкли к ее нежно-жесткому характеру. "Мне ни на секунду нельзя оставаться одной! Ох, когда же вы уже вернетесь..", - подумала Мэл, плетясь по воде, и разбрызгивая ее в разные стороны, - "В шахматах это называется «цугцванг», когда оказывается, что самый полезный ход — никуда не двигаться. Жаль, что мы не можем не двигаться!", - новая волна раздражения появилась так же внезапно, как и исчезла - все таки, правы психологи, вода успокаивает. Словно уносит все плохое с собой. Мелани услышала, как ее кто-то окликнула. Она хорошо знала этот голос, поэтому добрая улыбка тут же появилась в кончиках губ девушки, и она, остановившись, обернулась. - Элизабет, - Мел чуть прищурилась, пряча зрачки от рассеяного солнечного света, - Рада тебя видеть! "Очень рада!" - Ты какими судьбами здесь?, - Розье устало закатила глаза, убирая с глаз очередную прядь непослушных волосы.

Элизабет Корф: Лиз остановилась возле слизеринки и перевела дух. Волосы растрепались от бега и ветра гуляющего по берегу. - Фух, еле догнала, хорошо, что ты еще сразу услышала меня, - девушка улыбнулась и вытянулась в полный рост. – Какими судьбами я здесь? Да мне просто необходимо было оказаться у воды, эта жара иссушает меня. – тут девушка опустила глаза вниз и увидела, что ноги старосты были босыми. - Любишь ходить босиком? – она расплела косу и теперь снова заплетала её. – А вообще, если честно, то я хотела просто погулять, не откажешься от моей компании? Если нет, то может еще и поведаешь, от чего у тебя такой грустный вид?

Melanie Rosier: Мелани кинула взгляд на свои босые ноги, пошевелила пальчиками, создавая брызги и рассмеялась. Да, последнее время слизеринка могла вести себя странно. То ли жара сказывалась, то ли ей просто надоело держать марку серьезной старосты, серьезной дочери серьезной Ив Розье. Да-а, отсутствие матери тоже брало свое. - Я люблю холод. А коль сейчас его нет, приходится довольствоваться тем, что есть - прохладной водой, - усмехнулась, - А ходить босиком еще и полезно. В маггловской книге вычитала. Занятные они, эти магглы, - хихикнула, снова откинула прядь волос с лица и посмотрела на Лиз, - Что ты, я только рада, что наконец изабивалась от снедающего одиночества!, - искренне выпалила девушка, радая тому, что когтевранка решила составить ей компанию, - Нет, я не грустная, - вздохнула, - Немного угнетенная. Лето меня вообще угнетает. Просто потому что я его не люблю. И потому, что многие разъезжаются. Вот и у меня.. мама уехала по работе, сестры тоже куда-то делись. Вот., - Мэл опустила глаза, снова посмотрев на воду. Обычно ей было не свойствено это - не смотреть в глаза во время разговора. Но люди часто изменяют своим привычкам, - А ты как поживаешь?, - глупый вопрос, как считала Мелани. Шаблонный, стандартный. Но он сорвался с губ прежде, чем Розье успела его задержать, - Башня Вохдуха еще не стала сухожаровым шкафом?

Элизабет Корф: Когтевранка скинула туфли и ступила босыми ногами в воду, ощутив как напряженные за день ноги сейчас постепенно расслабляются. Она исподтишка поглядывала на слизеринку и улыбалась. Эта девушка нравилась ей с каждым словом все больше. - О да, я если честно тоже не люблю лето, предпочитая ему прохладу, - она улыбнулась Мэл. – А вот на счет одиночества… Конечно это звучит как слова из слишком старой пьесы, но все же я тебя понимаю. Меня тоже периодически гложет чувство одиночества, - усмехнулась, - Наверное это странно, быть среди такого количества людей и ощущать себя одиноким, - она положила руку на плечо девушки стоящей перед ней и слегка сжала его, - Не переживай, они скоро вернуться, - она ободряюще улыбнулась, - А что на счет нашей башни, то тут я не знаю, что там происходит, я там не бываю. Кстати, ты не знаешь, тут можно купаться?

Melanie Rosier: Боковым зрением Мелани уловила, что Элизабет сняла туфли и тоже ступила в воду. Улыбнулась. Почему то рядом с этой девушкой было спокойно. И даже уютно. Давно уже Мел покинуло это чувство - чувство уюта в чьей-либо компании. Рядом с семьей все было обыденно. Настолько привычно, что Розье могла уже даже не замечать сидящую рядом мать, или сестер. Но это не было уютом. Общая Гостиная последние курса два вообще отталкивала всем своим существом. Уж где-где, а там точно этого уюта для Мелани уже не было. И вот здесь, стоя в воде, рядом с когтевранкой, это чувство вернулось. Приятная нега и тепло разлились по крови, наполняя все тело и сознание. Все рамки, стены, маски - тут же пали. Мел просто чувствовала, что от Элизабет можно не скрываться и быть самой собой. Опять же - редкость. Наверное, Розье разучилась доверять и доверяться людям? - Это ужасно, - тихо отозвалась слизеринка, - Ужасно находиться там, где полно людей, и быть одиноким. Хотя, почему то, так оно обычно и бывает, - усмехнулась, - Наверное, потому, что когда вокруг много людей - никто не старается искренне уделить тебе внимания, не старается тебя понять. Необходимость в этом просто отпадает - ведь всегда можно переключиться на другого. "Розье! Стоп! Опять разводишь демагогию!" И снова порыв ветра. А рука Элизабет легла девушке на плечо. Мелани улыбнулась и закрыла глаза, чувствуя, как ветер рвет волосы, откидывая пряди назад. Когда же волосы снова спокойно опустились слизеринке на плечи, та открыла глаза и вновь посмотрела на свою собеседницу. - Купаться? Честно, даже не знаю. Наверное.., - неуверенно, -..можно. Хочешь искупаться? Я никогда здесь не купалась, как ни странно, за всех свои пять курсов. У нас в Подземельях тоже есть озеро и грот, обходилась ими., - смущенно повела плечами.

Элизабет Корф: Элизабет смотрела на противоположный берег и пыталась уловить спутанный рой мыслей крутящийся в её голове. Ей было хорошо, вот так стоять по щиколотку в воде, совершенно не заботясь о правилах приличия и разговаривать со слизеринкой. Ветер бросил ей в лицо листок сорванный с дерева, но даже не дав ей возможности поднять руку закружил его в невероятном танце. Ей казалось, что где-то рядом звучит вальс. Эту музыку когтевранка любила с детства и слушала её, когда на душе царило тепло и умиротворение. - Ты права, толпа обычно не видит одного, в толпе не видно даже самих себя, а что уж говорить о том, что при большом стечении людей чувствуешь себя одинокой. Знаешь, хоть Хог и не стал мне домом, здесь я чувствую себя намного спокойнее чем там где меня…- девушка осеклась, понимая, что свои проблемы должны остаться своими, и лучше их ни на кого не вешать. Блондинка сделала несколько шагов и оказалась в воде по колено и вдруг радостно засмеявшись обрызгала Мэл водой, дабы скрыть навернувшиеся слезы.

Melanie Rosier: Элизабет не договорила. Осеклась. Мелани прекрасно знала эту интонацию - сама часто осекалась, задевая темы, которые ранили. А таких тем было много. Больше, чем хотелось бы. Больше, чем должно было быть. Слизеринка резко мотнула головой, словно надеясь, что мысли вылетят из головы в буквальном смысле. Но этого не произошло, только шея больно хрустнула, и девушка поморщилась. Когтевранка прошла в глудь по воде и, радостно засмеявшись, обрызгала старосту водой. Это был странный смех. С одной стороны - искренний, а с другой - вымученный, не желающий вырываться наружу. Мэл безмолвно улыбнулась брызгам. Мокрая футболка и джинсы совершенно не заботили. - Тебя что-то беспокоит.., - медленно и тихо произнесла девушка. Это был не вопрос, это было утверждение, - Расскажи?... - после просьбы Мел на несколько секунд замолчала. Было несколько нагло вот так лезть в жизнь другого человека, но Розье по себе знала - высказаться это лучший способ переживаний. Держать в себе...это может привести к стрессам, депрессиям, и к другим расстройствам душевного состояния, - А если не хочешь говорить мне - поговори с водой, - так же тихо продолжила Мелани, загадочно улыбаясь, точнее - пряча улыбка в уголках губ. Наверное, она сейчас выглядела странно. По-крайней мере, странно себя вела. Но и это тоже не заботило, - Вода никому ничего не расскажет, унесет все с собой, похоронит в себе, - сделала шаг назад, словно говоря, что если Элизабет не хочет - она не будет подслушивать, а просто подождет, сидя на камне, - А тебе станет легче. Если выскажешься.

Элизабет Корф: Лиз резко отвенулась когда поняла, что собеседницу не удалось обмануть. И в тайне улыбнулась, хотя сама еще мало понимала,чему. В ней боролись противоречивые чувства, не умела она быть слабой и показывать слабость даже тем кто вызывал её несомненное доверие. Слишком долго она была одна...Слишком долго она никому не доверяла...В глубине души когтевранка понимала, что хранить больв себе невозможно всю жизнь и когда-нибудь в самый неподходящий момент она вырвется наружу и уже тогда нельзя будет предугадать последствий...Но затяжное одиночество словно шептало ей на ухо, что её никогда и никто не поймет, но сердце требовало освобождения и повернувшись к слизеринке она тихо прошептала: - Тебя действительно это волнует? Нет...Не пойми неправильно, но...Мне трудно поверить в то, что в меня кто-то верит,если даже дома я...Ты действительно хочешь услышать? - ее голос срывался от накативших эмоций и блондинка вновь опустила взгляд на воду окружавшую её.

Melanie Rosier: Мелани внимательно смотрела на Элизабет, слегка склонив голову на бок. Видимо, когтевранке не привыкла с кем-то делиться своими переживаниями, и предложение Мел рассказать прозвучало для нее странно. Что ж, в этом Мэл могла ее понять - она сама давно замкнулась в себе, решив, что вокруг никого и никогда не волнует, что с тобой происходит. "Улыбайся - люди любят идиотов" - стало чуть ли не девизом. Розье посмотрела Эл в глаза, но та опустила взгляд, рассматривая воду. - Не привыкла идти против своих желаний, - уверено ответила Мелани, надеясь, что когтевранка правильно истолкует сказаное. Мелани действительно не привыкла уделять внимание тому, что ее не волновало. Не любила ломать себя. Поэтому сейчас ее просьба была вполне искренней. Хотя, конечно, Корф не могла знать этого - она ведь совсем не знала слизеринку. Впрочем, это было взаимностью. печальной взаимностью, - Хочу., - кивнула, - Быть может, я не смогу тебе помочь, но я выслушаю. Знаешь, иногда ведь даже и не нужно ничего говорить - просто выслушать, и уже какая-никакая поддержка, - вздохнула, - Так что... Расскажи. Я хочу помочь. Станет легче, если поделишься болью. И можешь не беспокоится - услышанное мною во мне и погибнет, - усмехнулась Мелани. Она никогда не была сплетницей, не привыкла болтать о чужих траблах направо-налево.

Элизабет Корф: Лиз подняла голову и встретилась с глазами старосты. И с удивлением обнаружила в них искренность, искренность которую она не видела уже очень давно. Когтевранка улыбнулась и вышла из воды, сев на песок она сделала приглашающий жест и показала на место рядом с собой. - Попала я сюда из России и не случайно, я являюсь единственной наследницей одной из древних магических семей. Вот только все члены моей семьи были выпускниками твоего факультета, - она горько усмехнулась. - В день моего распределения я получила письмо от отца. Письмо не было особенно длинным, он никогда не отличался красноречием. Но последняя фраза меня просто убила: "Как ты могла! Ты опозорила весь наш род!" Конечно со стороны это может показаться глупостью. но когда собственный отец называет тебя предателем рода, это...это...я даже не знаю. как это назвать, но у меня было ощущение, словно на меня уронили огромную плиту. Но и это оказалось не самым страшным, я получила разгневанное письмо матери, которая вроде и не осуждала меня, но в тоже время четко дала понять, что я действительно являюсь предательницей. - когтевранка запнулась, но вздохнув продолжила. - А когда я написала отцу письмо, то в ответ я получила лишь "У меня не может быть детей, которые позорят род. Забудь, что у тебя есть отец" Элизабет почувствовала как по щеке, оставляя мокрую дорожку скатилась одинокая слеза. Небрежно смахнув ее, девушка подняла голову и невидящим взглядом уставилась на воду.

Melanie Rosier: Мелани села рядом с Элизабет, на песок, и пальчиком ноги начала рисовать разные узоры, а потом, ступней - стирать. И снова рисовать. Слизеринка всегда рисовала, когда что-то слушала. Не просто слушала, как обычно это делается на лекциях. А когда хотела вникнуть, понять, пропустить информацию через себя. Рисование помогало выкинуть из головы лишние мысли, полностью отдав сознание говорившему. Так и сейчас. Мэл улавливала каждый звук, который издавала когтевранка, пропускала через всю себя то, что та говорила. В конце повествования слизеринка поморщилась. Что ж, история не была из ряда вон выходящих. Можно сказать, что в магическом мире она являлась, даже, обычной. Особенно, если дело касалось Слизерина. Сама Мел даже боялась представить, что было бы, попади она на другой факультет. Хотя.. мать восприняла бы, наверное, нормально. А вот отец.. И снова староста махнула головой, а потом посмотрела на первокурсницу. Что сказать? Миллионы слов крутились в мыслях, на языке, но все их не скажешь - огромный поток. Который невозможно было бы остановить. - Мм... извечная проблема отцов и детей в магическом мире, - Розье тяжело вздохнула, - Ты знаешь.., - запнулась, - ..я хоть и не была в такой..мм..ситуации.. Но может тебе стоит попробовать поговорить с ними? Не сейчас.. Потом, попозже. Пройдет время. Не факультет делает человека, а человек - факультет, - девушка хмыкнула, взяла с песка камушек, и запустила его в воду, - Конечно, если все в семье - слизеринцы, им будет трудно смириться..., - снова запнулась, - .. просто, пройдет время, и они увидят, что человек, вышедший с другого факультета, не Слизерина - может быть ни чуть не хуже любого чистокровного слизеринца. Просто на это нужно время. Тем более, если они впервые с этим столкнулись, - усмехнулась, - Это как..если у ребенка отнять его любимую игрушку, с которой он ни за что бы не расстался - другую. Сначала он будет фыркать и не принимать, а потом - смирится. А ведь взрослые так во многом похожи на детей, - фыркнула, - Тебе, главное, не отчаиваться.. и не принимать так близко.. они просто.. сейчас ими правят эмоции, не здравый рассудок. а эмоции.. в горячке, порой, наговоришь всякого.

Элизабет Корф: Блондинка откинулась и легла на песок. Она чувствовала, как постепенно умиротворение занимает место в ее сердце. Оглянувшись на слизеринку, когтевранка подумала "Интересно, еще никто не приносил мне такого спокойствия, просто находясь рядом. Эта девушка словно излучает спокойствие и радость" Лиз резко села и повернулась к Мэл. - Противостояние отцов и детей? Это глупое противостояние факультетов и ничего больше. Они не понимают, что магия не зависит от чистоты крови или факультета. Конечно, чистокровным магам еще помогает родовая защита, но это совсем не означает, что другие хуже или лучше. Они ведут себя хуже детей и самое плохое, что они готовы пожертвовать своими детьми ради своих глупых прихотей. - выпалив это на одном дыхании она испуганно уставилась на слизеринку. - Прости, я не должна была выливать это на тебя, - она опустила голову, но тут же вскинула ее и посмотрела в глаза старосты Дома Воды. - Знаешь, у тебя красивые глаза, - она улыбнулась, - такие глаза бывают у ангелов и у совсем маленьких детей. В них нет наигранности и лицемерия, они чисты и так и светятся. - Элизабет понимала, что эта девушка займет особое место в ее жизни, и ей это нравилось. Негодование на родителей куда-то улетучилось и хотелось сделать все возможное, чтобы больше никогда не видеть эту девушку опечаленной. - Хочешь, я буду с тобой до приезда твоей семьи? Конечно, заменить ее я не смогу нив коей мере, но постараюсь помочь тебе, - она, улыбаясь, смотрела на девушку, сидящую рядом с ней на песке. "А ну к Волдику, моих родителей с их принципами и правилами. У меня есть друзья... - она осеклась и колеблясь буквально несколько секунд протянула слизеринке руку - Будем друзьями?

Melanie Rosier: - Все наладится, - тихо сказала Мелани. Обычная шаблонная фраза, которую говорят для поддержки, прозвучали искренне, от сердца, с надеждой на то, что так оно и будет, - И.. ты, конечно, не была обязана высказываться, но я ведь сама попросила, - ободряюще улыбнулась, - Так что, не считай, что ты "вылила это на меня". Я рада, что ты со мной поделилась, правда, - кивнула. Мэл посмотрела на небо, сощурив глаза. Где-то там, за тучами, определенного пряталось солнце. Так бывало и в жизни - солнце пряталось за тучи, и порой даже кажется, что черная полоса никогда не закончится. Словно ты идешь не поперек, а вдоль. Но ведь даже если это и так, рано или поздно ты все равно сменишь направление и пойдешь поперек. А значит - черная полоса закончится, выглянет солнце.. Слизеринка всегда в это свято верила. - Заменять и не нужно, - посмотрела на когтевранку, - Не люблю кем-либо пользоваться, чтобы скрасить состояние, -фыркнула, - Но это так, примечание. А мне приятно твое общество, - откинула прядь волос с лица и улыбнулась, - На самом деле приятно. Конечно будем!, - мягко пожала протянутую руку. Мелани подняла с песка очередной камушек и на мокром песке вывела имена девушек - Мелани и Элизабет, - и сама себе довольно улыбнулась. Ни за что бы она не вела себя вот так, не принуждено, с кем-то, кому не хотела бы открываться. Какой там образ ей приписали? "Холодная". А рядом с Лиз все было по-другому. Просто и легко.

Элизабет Корф: Корф смотрела на то, как представительница зеленого факультета выводила их имена на песке и улыбалась. Эта девушка казалась ей очень теплой и когтевранке нравилось нежиться в ее тепле. - Спасибо тебе, - впервые в жизни она искренне поблагодарила за помощь. Хотя и за помощью она обратилась впервые. То, что никогда не получалось с другими, рядом с этой девушкой получалось само собой. Когтевранке нравилось то, что рядом с Мэл не нужно было кривить душой и быть такой, какой тебя хотели видеть или такой, какой быть приходилось в силу разных обстоятельств. С Мэл все было в первый раз, но трудностей не возникала, это происходило на столько естественно, что порою даже осторожная Элизабет не сразу замечала. "И куда делась моя осторожность, мое недоверие людям...Такое ощущение, что при появлении Мелани все это просто растворилось в воздухе и вернется только тогда, когда мне вновь придется играть свою роль...Чтож, надеюсь это не последняя наша встреча..." - размышляла Лиз глядя на новоиспеченную, но при этом такую давнюю подругу. Слишком уж она хорошо понимала её.

Melanie Rosier: Закончив выведение имен, Розье отправила камушек в воду, в очередной раз хихикнув от смешного бульканья. Потом она, расслабившись, растянулась на песке, совершенно не заботясь о том, что не было никакой подстилки и песок в момент оказался на одежде и волосах слизеринки. "Вот тебе и холодная надменная Розье. Лежит на песке, как обычная дворовая девчонка", - Мэл усмехнулась своим мыслям, надеясь на то, что Элизабет не умеет читать мысли. Не то, чтобы она хотела от нее что-то утаит, нет. Просто не хотелось, чтобы она, как и многие, подумала, что Мелани о себе слишком высокого мнения, и что обычная жизнь без аристократических манер - выше ее сил. - Ты, кажется, хотела искупаться?, - слизеринка чуть приподнялась с песка, опершись на локти и, запрокинув голову, подставила личико рассеяным из-за туч лучам солнца. В теории - эти лучи были, да. - Надеюсь, нас не съест какой-нибудь кальмар, - открыв глаза, пятикурсница, лукаво улыбаясь, посмотрела на Элиз.

Элизабет Корф: - Ты, кажется, хотела искупаться? Элиз посмотрела на лукаво улыбнувшуюся слизеринку и повернула голову к озеру. Водная гладь словно притягива и манила неизведанной силой, так и хотелось отдаться на волю своих эмоций и раствориться в воде. Когтевранка встала и посмотрев на студентку дома Воды принялась расстегивать рубашку. Когда она распустила косу, волосы словно белоснежный водопад окутали ее тело. Она развернулась к Мэл и засмеявшись протянула ей руку. - А ты? Неужели ты не пойдешь? - она радостно улыбнулась и подошла к воде. Осторожно потрогав воду кончиками пальцев ноги она почувствовала легкую прохладу и снова развернулась к слизеринке. - Вода замечательная, - она рассмеялась и побултыхала ногой в воде и вошла в озеро по колено. Вода обволакивала ноги и Элизабет словно на яву ощущала как сила ее стихи поднималась вверх по телу. - Пойдем, вода замечательная, конечно можно и прохладнее, но и это в такую жару нас охладит, - она улыбалась словно ребенок.

Melanie Rosier: Мелани накидала себе на ноги немного мокрого песка, словно не желая вставать, и предчувствуя, что она вся - в песке. Джинсы тут же стали серовато-коричневого оттенка и Мел, выразительно фыркнув, рывком поднялась на ноги, треся ими, словно кошка - стряхивая песчинки. - У меня нет купальника с собой.., - в замешательстве пробубнила слизеринка и, хитро посмотрев на воду, словно обещая что все равно в нее зайдет - направилась к озеру. Прямо в одежде староста дома Воды зашла в воду по колено и тонкие летние джинсы тут же противно облепили ее ноги. Прохладная вода.. Мэл довольно зажмурилась. Пройдя по воде еще немного вглубь, девочка увидела красивую водоросль и, не думая, сорвала ее. - Лиииз, - хитро, - Кем ты там у нас на маскараде была? Лесной нимфой?, - подошла, - Теперь будешь Водной нимфой!, - и смеясь девочка нацепила водоросль на голову когтевранки.

Элизабет Корф: - У меня нет купальника с собой - Как видишь у меня тоже его нет, - Элиз развела руками, - Но разве мы волшебницы не сможем высушить одежду заклинанием? - когтевранка довольно улыбнулась когда увидела Мэл, входящую в воду прямиком в одежде и зажмурилась, видимо наслаждаясь прохладой озера. - Теперь будешь Водной нимфой! Корф засмеялась вместе с девушкой когда водорсль зацепившись за волосы повис на голове студентски синего факультета. Лиз не долго думая приняла по какую-то замысловатую позу и замерла. - О да, теперь я Водная нимфа, - она смеясь поймала в озере еще несколько водорослей и водрузила их себе на голову. - Я Дитя Воды и заберу тебя с собой,- Лиз подняла столб брызг и прыгнула на Мелани. - Берегись земной житель, теперь ты моя, - она смеялась и разбрызгивала воду вокруг себя и слизеринки.

Melanie Rosier: Слизеринка счастливо смеялась и была уже с ног до головы мокрая от брызг. Одежда прилипла к телу, а мокрые волосы облепили лицо, время от времени загораживая обзор, и девушке приходилось то и дело убирать мерзкие пряди с лица. Что ж, день удался - такой вывод сделала про себя Розье. Приятная компания в лице Элизабет Корф нашлась сама по себе, тогда, когда этого, по сути, и не ждали. И вот сейчас девочки непринужденно резвились в воде. - А я, между прочим, тоже дитя Воды!, - усмехнулась слизеринка, откидывая мокрые волосы назад, - Слизеринка, как никак, ага, - и, на этих словах, Мэл оступилась и полетела вниз, в объятия матушки-воды. Благо, было не глубоко, и когда староста упала, то не захлебнулась - вода была чуть ниже уровня плеч. - Ну вот, теперь я точно мокрая!, - засмеялась слизеринка и попыталась схватить за хвост проплывающего мимо головастика.

Элизабет Корф: Элизабет, давно так не веселилась. Девушка, о которой все говорили, что она холодна как айсберг, на деле оказалось теплой как солнышко. Увидев как староста змеиного факультета полетела в воду, когтевранка рассмеялась, но бросилась на помощь. Где-то в глубине сознания она понимала, что Мэл находилась на мели и утонуть никак не могла, но рефлексы сработали быстрее мозга и она в один момент оказалась возле девушки. - Ну вот, теперь я точно мокрая! Лиз засмеялась увидев как со слизеринки потоками стекала вода. Протянув руку и дождавшись когда вымокшая насквозь девушка ухватилась за нее, студентка синего факультета рывком подняла ее и пошатнувшись чуть не упала сама. - Да,нам теперь нужно где-то обсушиться, - она хихикнула, - а то мы на двух мокрых выдр похожи.

Джаред Крин: Ролевая Хезер и Джареда. Просьба в сюжет не встревать. *Раннее утро. На улице колючий воздух, он полностью пропитан липким и жгучим холодом. Озеро нагрелось в предыдущий день, и сейчас от него иходил густой пар. Оно еще не успело остыть. Пар рваными клочками поднимался вверх, некоторый осседал и тянулся по земле как подол мантии парня который одиноко шагал по берегу. Он прорезал белесый пар как ножом режут масло, он снова смыкался за ним в цельную пелену. Вот дойдя до небольшого валуна на берегу, который немного входил в бездвижную, холодную воду. парень тихонько опустил ногу в холодную воду, было понятно что до этого места он точно путешествовал босиком. Немногоподержав ногу в воде, он вытаил ногу, и отряхнул её. Потом парень стянул с себя походную мантию, под которой был только плавательный костюм. И медленно войдя в воду, парень поплыл вперед. После недолгого заплыва, парень набрал побольше воздуха в легкие и погрузился под воду...*

Heather McMillan: Не то чтобы ей очень было интересно, куда направляется Джаред… просто погулять захотелось. И шла она не в определенное место, а просто так, куда ноги несли. Ежась от холода, плотнее закутываясь в кофту, девочка не спеша приближалась к озеру. Вскоре фигура парня скрылась где-то за полосой непонятной густой дымки. Пар или туман? – думала Хезер, глядя на белесое марево. – Наверное, лучше подождать, пока солнышко выйдет, еще заблужусь… Собственно, никуда девушка не торопилась. На ближайший валун полетела сумка, Хезер уже стояла с флейтой в руках. Девочка аккуратно села на сумку и заиграла. Мелодия из детства лилась то плавно, будто снежинки в безветренную погоду падают, то становилась быстрой, неудержимой, точно буйный весенний ручей, который невозможно было остановить. Это была сказка, сыгранная когда-то на флейте ее мамой. Знаете, музыкой можно сказать большее, чем словами… Мелодию прервал всплеск, донесенный до Хезер сквозь дымку. Значит, озеро недалеко, - решила девушка и решила пойти посмотреть, что там так плескается. Увиденное девочку немного… шокировало. Мантия Джареда лежала на берегу, сам же парень был в воде. Глаза Хезер расширились от удивления, в следующий же момент с берега послышались гневные крики старосты Пуффендуя, в которых четко слышались слова «с ума сошел?!», «БК», «заболеть» и.. и нечто очень-очень ругательное.

Джаред Крин: *Парень плавал под водой, осматривая флору и фауну озера. Он плавно двигал руками, ногами и плыл под водой, перемещая массы воды. сверху донеслись какие то звуки, как будто камушки разговаривали друг с другом. Странное чувство посетила парня. У него было ощущения что это то что для него нужно. Вот так бы всю жизнь провести под водой, и наблюдать за шустрыми стайками рыбок который как только заметят тебя, рассыпаются в разные стороны как девушки которые о чем то шушукались и тут их заметили. Наблюдать за всем тем что в глухом безшумье проводили всю свою жизнь. Огромные количества водорослей, которые колышатся при каждом моновение воды. Воздух начал кончатся. Парень высунул голову и воды и снова глубоко вздохнув ушел под воду. В далеке что-то огромное проплыло, но было далеко и Джаред не смог разлечит что это было. Он остановился и ему показались какие-то крики над гладкой поверхнустью воды.* "Странно неужели кто-то нашел мою мантию? Нужно вынурнуть, мне показалась музыка когда я вынурнул." *парень высунул голову из воды и тяжело дыша уставился на кричащую старосту, в ожидание того что та его сейчас покусает*

Heather McMillan: И староста покусала бы, если бы могла выловить Крина. Ну, в самом деле – в такой холод купаться! Заболеть, что ли, решил… Выглянуло солнышко, дымка начала потихоньку расползаться. Вот уже и валун, так понравившийся Хезер, показался. Только вот холод никуда не делся… Пуффендуйка села на землю, обняла колени и подняла голову. Оказывается, в небе тоже много интересного. Стайки птиц хаотично, как казалось на первый взгляд, носились туда-сюда, щебетали о чем-то о своем. Проснулась и кукушка, начала свою монотонную песню. Где-то там, в лесу, зашуршали ветки. Кто-то не то проревел, не то проскрипел. Гиппогриф, наверное. Какой лес живой! Теперь староста была настроена вполне миролюбиво. Девушка достала из сумки плюшку, бутылочку с чаем (Как хорошо! Он еще не остыл!) и начала свой скромный завтрак. До завтрака в Хогвартсе еще было время, да и не хотелось ей вовсе идти в шумный зал. Сейчас вот немного поругается на Джареда и опять куда-нибудь отправится. Сегодня Хезер хотелось побыть одной… нет! В таком живом лесу себя никогда не будешь чувствовать одиноко. И в то же время, здесь нет привычных утренних разговоров, уже так надоевших, почты не ожидалось… Девушка откусила кусочек плюшки и уставилась на дерево, чем-то привлекшее ее внимание.

Джаред Крин: *Парень вслед за своею головою вылез из воды, и спокойно подойдя к мантии надел её. Потом немного поежившись, все таки в воде было намного теплее. Липкий и жгучил холод так и не отступил не смотря на то что солнце уже поднялось довольно высоко. Парень подошел к Хезер и улыбаясь проговорил* -Привет, Хезер,- потом заметил горяченький чай от которого шел жидкий пар,- Чай пьешь? А меня угостишь чаем? *Лес был очень даже живой, у парня было такое ощущение, что-тот неизвестный кто-то подглядывает за ними двоими, из за той стены деревьев, из которых шла странная таинственность, она расползалась как тот пар от озера. Она порабощала, она тянула и умоляла узнать что же скорыта внутри этой таинственной, запертой и полной тайн шкатулки под названием Лес. Парень сел на волун который лежал рядом с Хезер и сказал* -А что же тебя вытащила в такой холод на улицу? *Парня жгло изнутри нездоровое любопытство. Да это тот порок который был одним из пучка недостатков парня.*

Heather McMillan: От дерева ее отвлек голос Джареда, девушка вздрогнула и, чуть склонив голову набок, уставилась на парня, хлопая глазками и пытаясь сообразить, что же Джаред от нее хотел. Наконец, заметив, что парень смотрит на бутылку с чаем, Хезер молча протянула оную пуффендуйцу и отломила ему половину плюшки – большего не имела. - Я.. я просто гуляла, - спокойно ответила Хезер, вопреки внутреннему голосу, который так просил отпустить хоть маленькую колкость. – В замке скоро просыпаться все начнут, шум, разговоры, беготня… А я не люблю этого. Хоть одно утро в спокойствии провести, - ответила девушка, вновь уставившись на дерево. Домой хочу! – капризно заявил внутренний голос. Хезер фыркнула, кажется, даже вслух, но тут же еле заметно улыбнулась – шуш знает чему. - А тебе чего приспичило купаться в такой холод? – для наглядности Хезер поежилась. Вопрос девушка задала как бы между прочим. Честно сказать, она и не знала, ради чего задала его – просто.. само как-то вылетело.

Джаред Крин: *Парень чуть ли не вырвал из рук девушки бутылку с чаем, но что бы скрыть это он широко улыбнулся. Также получилось и с плюшкой. Джаред глотал чай как спасительную микстуру, и заедал это все антибиотиком под названием - плюшка. Немного погодя он додумался что чего-то не сделал, и тут его прям осенило.* -Спасибо большое... *Итак что же дальше. А дальше Хезер начала интересный разгаз о том что в Хогвартсе скоро начнется шум и гам и все такое. Парень переступал босыми ногами, дабы те не прилибли к волуну. Ведь такое наверное возможно. Ноги то ведь были мокрые. Что было делать парень не знал, где-то надо было раздобыть обувь. Иначе простуда обеспечена. парень покрутил головою в разные стороны в поисках обуви, но к сожелению на ветки дерева не висела обувь. Парень достал из кармана носки и натянул из на ступни, все потеплее* -Я типо закаляюсь,- ответил на заданый вопрос,- Может проидемся куда-нибуть? *Парень предложил в надежде на то что туда куда они пойдут, будет обувь.*

Элизабет Корф: Конец сентября...В воздухе уже звенела осень и ветер раскидывал пожелтевшую листву. Раннее утро, когда солнце еще только немного показалось из-за горизонта и только на половину осветило песчаный берег озера. Увязая каблуками в рыхлом песке по берегу тихо шла когтевранка, хотя о ее принадлежности к факультету говорила только форменная мантия, в которую она куталась, пытаясь сохранить тепло на утреннем холоде. Элизабет скинула капюшон мантии, и зябко передернув плечами, оглядела берег. "Кажется я здесь уже была...Или нет..." - размышляла блондинка, оглядываясь по сторонам в попытке найти ответ на ее вопрос. Шагнув чуть дальше от воды, когтевранка вдруг расплылась в улыбке и, оглядевшись, легонько хлопнула себя по лбу. На влажном от утренней росы песке были выведены две буквы, расстояние между ними говорило о том, что это не было просто инициалами, хотя как знать. «Ну конечно…Июльская жара и староста Слизерина…» - она оглянулась и уже с новым понимание посмотрела на окружающую её природу. «Это действительно то место…Не даром говорят, что мы всегда возвращаемся туда, где нам было хорошо» - воспоминания теплой волной накатили на Эл и она опустившись на корточки провела рукой над буквами. «М и Э…Мелани и Элизабет…Кажется этот разговор был так давно…Кажется эту девушку я знаю сто лет» - с улыбкой думала когтевранка, продолжая держать руку над инициалами их имен, словно эти следы оставленные на песке грели её озябшие руки, не обращая внимания на то, что ветер практически рвал её белоснежные волосы и они словно белый флаг развивались на осеннем ветру.

Melanie Rosier: Холодный резкий ветер, который особенно бушевал возле озеро, казалось, продувал шагающую по берегу девушку насквозь. Теплая осенняя мантия и шарф, несомненно, грели, но пальцы уже давно покраснели и Мелани тщетно пыталась их согреть, дуя в ладошки. Впрочем, слизеринка даже и не думала о том, что около воды слишком холодно и стоило бы пойти в замок, чтобы согреться. Слишком уж она любила осень. Конечно, до фанатизма не доходило, но все же это было время года, в котором Розье себя чувствовала как никогда уютно. Серые тучи, запах мокрой облетевшей и пожелетевшей листвы, прикрывающей асфальтную грязь, дожди... И такое тихое, ностальгирующее по чему-то настроение с почти беззвучной депрессивной ноткой. Слизеринка шагала в доль берега, вдыхая запах пресной воды и вскоре заметила впереди маленькую фигургу в ,кажется, синей мантии. Кто-то из студентов когтеврана, видимо, сидел на корточках. Розье ускорила шаг, теряясь в догадках - может, ему плохо? или он настолько замерз что пытается согреться, согнувшись в комочек? Но, приближаясь, девушка узнала эти густые длинные белоснежные волосы и, облегченно выдохнув, улыбнулась. Надеюсь, я ее не напугаю, - подумала староста, приближаясь к Элизабет со спины. - Здравствуй, Лиз, - тихо поздоровалась Мелани, подойдя к когтевранке. Теперь и она увидела то, над чем склонилась Корф. Это были буквы "М" и "Э", вычерченные на песке и Розье тут же вспомнила тот день, когда именно здесь она познакомилась с Лиз, - Удивительно, что буквы еще не смыло дождем, - произнесла девушка, отмечая про себя, что свой былой вид они, конечно же, утратили и стали довольно-таки размытыми. - Наверное, тут никто не гулял, иначе бы их затоптали, - ухмыльнулась слизеринка, присаживаясь на корточки рядом с Эл.

Элизабет Корф: Элизабет наслажделась тишиной и уютом, окутавшим ее сознание. Воспоминания о подруге грели не хуже открытого огня и озыбшие пальцы наконец перестали дрожать на промозглом осеннем ветру. Улыбнувшись своим мыслям, когтевранка хотела уже подняться, но продолжала сидеть на корточках и словно завороженная смотреть на буквы. Резкий порыв ветра бросил прядь волос в лицо и донес до нее звуки шагов, но девушка надеялась, что человек возможно поймет, что она хочет побыть одна и пройдет мимо. Чувствуя, как ветер забирается под воротник и обдувает лицо, студентка синего факультета улыбнулась. Да, она как ни странно любила холод, и любила осень и сейчас сидя на пронизывающем ветру ей было как никогда хорошо. Тихий голос за спиной заставил ее мысли вернуться в реальность и когтевранка с улыбкой развернулась. Она оказалась права. это действительно была Розье, именно та слизеринка с которой они удушливым летним днем втретились здесь. Она улыбнулась словам Мелани, ведь и она сама удивилась найдя эти инициалы, хотя тут действительно было чему удивиться. -Да, наверное никто не гулял, хотя на мой взгляд их давно должно было смыть начавшейся чередой дождей, - блондинка улыбнулась опустившийся рядом слизеринке, - Ну здравствуй, Мелани Розье, - Эл чуть склонила голову и посмотрела на девушку, - И снова озеро, и снова здесь мы. Что тебя привело сюда на этот раз? Надеюсь ничего плохого, - Корф улыбнулась одной из лучших улыбок своего "арсенала", который в последнее время был богат на радостные и счастливые улыбки.

Melanie Rosier: И действительно, что ее сюда привело? Осень. Другого ответа в арсенале Мел не находилось. Именно осенью девушке было больше всего уютно в жизни и в самой себе, именно осенью она искала единения с природой, чтобы побольше насладиться любимым временем года. Однако, озвучивать эту мысль Розье не спешила. Решила побыть буквальной? Видимо. Поэтому ответ родился в следующую же секунду. - Ноги меня сюда привели и бездумие, - пожав плечами ответила девушка и обхватила колени руками, - А так, в общем-то, да, ничего плохого. Все вроде бы хорошо у меня. Осень, одним словом, - усмехнулась, - Осенью не может быть..что-то плохо. Как бы маниакально и фанатично это не звучало, - фыркнула, - Но это так. А ты что здесь делаешь? Ты ведь совсем продрогла!!

Элизабет Корф: Эл с улыбкой наблюдала за слизеринкой, которая явно в спешке искала ответ на заданный вопрос. Наконец спрятав руки в рукава мантии и накинув на голову капюшон она чуть не рухнула, услышав от Мэл на столько буквальный ответ и тихо чертыхнулась. Но услышав об осени снова улыбнулась и с интересом посмотрела на старосту змеиного факультета. "Да, она явно любит это время года" - практически законстатировала факт когтевранка и высунув руку из рукава, задумчиво прочертила линию между буквами, словно соединяя их. Поднеся палец к глазам, Эл удивленно рассматривала песчинки прилипшие к нему и то, как они срываясь с места своего временного пристанища падали вниз. "Продрогла" - мысленно повторила за Мелани блондинка и только тут поняла, что она действительно замерзла, довольно легкая мантия не защищала от ветра и он пользуясь отсутствием преграды с каждым порывом все больше остужал и без того холодное тело. Чуть передернув плечами, студентка орлиного факультета перевела взгляд на собеседницу и наклонив голову тихим голосом сказала: - Да, ты права, продрогла очень, но мне не хочется отсюда уходить, да и холод я люблю, - она продолжала смотреть на Мэл, словно боясь, что старшая подруга отправит ее в замок. - Я пришла сюда, как бы это пафосно не звучало, насладиться осенью. Честно, сама не знаю как набрела сюда, я ведь и не сразу узнала это место, пока не увидела их, - кивнула на инициалы.

Глациус Граус: Глациус шел по берегу заледенелого озера. У него возникло безумное желание искупнуться в ледяной воде. Он достал палочку и навел ее на блестящую поверхность озера. -Diffendo Лёд треснул. Чтобы не намокнуть, мальчик навёл палочку на себя и прознёс: -Impervius Собравшись Глациус прыгнул воду. Он почувствовал неземное тепло исходящее со дна. Не задумываясь он выплыл на поверхность. На повехности было холодно и он сотворил огонь. Мальчик просидел здесь до вечера думая о том загадочном тепле исходящем со дна.

Николь Куртелен: Ролевая Санти Бремо и Николь Куртелен Март, лед еще на озере не растаял полностью, но слякоть на дорожках уже присутствовала и очень мешала нормально ходить. Подол мантии Николь уже стал грязным, как бы она не старалась, приподнять его нормально и идти не спотыкаясь было невозможно. Оставив свои попытки, она надумывала, какие вещи можно стирать с мантией, а может, просто обратиться к старосте факультета, чтобы она с помощью заклинания почистила форму? Этот вопрос мисс Куртелен решила оставить на потом и ускорила шаг, глядя на время, поскольку встреча с мистером Бремо была назначена на определенное время, и Николь уже умудрялась опаздывать. Придя на место, где была назначена встреча Николь огляделась, в поисках Санти. Никого. Она еще раз взглянула на часы, и подумала, вдруг, у Санти могли произойти трудности в подземелье? Какие-то трудности, которые решаются за короткое время, иначе, он послал бы ей сову с извинением и оправданием. Успокоившись, когтевранка решила подождать Бремо несколько минут, а если он не появиться, отправить к нему сову, с просьбой объяснить, не забыл ли он про встречу? - Обычно девушки опаздывают, а тут... Зачем я так спешила? - говорила сама с собой Николь, надеясь, что её никто не слышит, и не посчитает её с ума с шедшей. - Надо будет отчитать этого юношу, как бы смешно это не звучало! Николь резко поднялась с скамейки, на которую села, ожидая слизеринца. Подойдя близко к озеру, Николь стала разглядывать его гладь. Время начало лететь незаметно, француженка стала смотреть на отражение на воде от деревьев. Поражаясь красоте природы, девушка не заметила приближение мистера Бремо.

Санти Бремо: Санти спешил на место встречи, поскольку уже опаздывал, но не мог он явиться на свидание, нет, точнее на встречу с другом, тем более другом девушкой, в грязной мантии? Вот он и просидел около раковины в своей комнате в попытках привести в порядок форму. Прибежав на место встречи, Бремо увидел Николь, сидевшую на берегу озера и рассматривающую гладь озера. Мисс Куртелен хорошо смотрелась на фоне всего этого, благодаря тому, что была милой и опрятной француженкой. Он понял, что она не заметила его приход, тихонько подошел к ней и присел рядом, но когтевранка не обращала на него внимания. Ему стало интересно, чем она так увлечена. Не поздоровавшись, он сразу же спросил: - И что мы там такого увидели, чего не вижу я? Ролевая временно приостановлена, по причине временного отсутствия интернета у Николь Куртелен.

Alice Whitehall: Элис прибежала на берег озера. Ничего не говорило о том, что накануне здесь произошла какая-то трагедия. На озере был полный штиль. На берегу ни души, никаких обрывког бумаги и обломков, о которых говорил Шуш. *Все он врет* - подумала Элис. *Не мог Лайт этого сделать. У него Рюк есть*

Adeline Delhi: -Его,скорее,Кальмар съест,чем русалки утащат.- Адель стояла у воды и сосредоточенно вглядывась в гладь озера.

Селеста Ричардсон: Через несколько минут у Озера появилась Селеста. Быстро оглядевшись, она заметила Элис, которая, очевидно, пришла сюда первой. Ричардсон тут же направилась к ней. - Судя по всему, ничего, - утвердительно произнесла гриффиндорка, переглянувшись с Элис. - Есть предложения? Селеста внимательно оглядела берег, посмотрела на поверхность воды, но ничего не обнаружила. Да и глупо было это. Если тут и впрямь что-то произошло, то вряд ли это можно заметить вот так сразу.

Alice Whitehall: - Надо кинуть кальмару что-нибудь, а потом, когда он появится, у него спросить - предложила Элис подошедшим девчонкам.

Селеста Ричардсон: - О да. Кальмар нам все с радостью расскажет, - произнесла Селеста. - Хотя других предложений у меня все равно нет.

Adeline Delhi: -Кальмары не разговаривают. Давайте просто утопим Шуша ,а потом начнем расспрашивать призраков,они всегда чувствуют,когда кто-нибудь умирает..

Alice Whitehall: - Да, точно! Надо с Изабелль поговорить! - Элис обернулась к Когтевранке.

Селеста Ричардсон: - Аделин, по-моему, твое предложение Шушу не очень понравится, - улыбнулась Селеста. - Хотя я тоже не понимаю, как мы можем разговаривать с кальмарами. Может, стоит кого-нибудь поспрашивать?

Adeline Delhi: -А кто его спрашивать будет? Сначала человека до самоубийства доводит, а том сам топиться не хочет.- Дель хмыкнула и кинула камешек в воду.

Селеста Ричардсон: - Я не совсем еще вникнула в тему, - честно призналась Селеста. - Шуш пришел и сказал, что Лайт утопился? Или как?

Alice Whitehall: - Не так -то просто Шуша сюда притащить, он же ядовитый , может и укусить. - Элис с сомнением покачала головой, - Не верю я, что Лайт утопился!

Селеста Ричардсон: - Ладно, давайте как только появится Изабелль, у нее и спросим? - произнесла Селеста. хотя она уже появилась

Доминик Сен-Клер: Сен-Клер спешно продвигался по направлению к Лодочному Сараю. Надо сказать, день выдался тяжелый: куча дел на факультете, да и семинар по алхимии. В общем, бедняжка когтевранец тащил пару мотков каната и два спасательных жилета прямиком к Черному озеру и периодически так томно вздыхал, что Кармен бы обзавидовалась. Шлепая деревянными туфлями, на манер японских, Сен-Клер преодолел три лестничных пролета и остановился передохнуть. Заметив, что он забыл в башне корзинку для пикника, он хлопнул себя по лбу и призвал ее с помощью Accio и продолжил путь. Войдя в лодочный сарай француз, увидав свой маггловский катер, заговоренный посредствам кучи сложнейших заклинаний, глупо улыбнулся и запрыгнул внутрь. Закинув спасательные жилеты в рундуки, он обмотал канат по краю катера и, взмахнув палочкой, завел мотор, который, благодаря парочке фильтрующих чар, работал и от обычной воды, которую, кстати, качал прямо из озера. «Так… Весла тут, корзинка тут, плед, полотенца… Готово. Все» - довольно подумал староста и уселся в кресло, включив на встроенном в корпус магическом магнитофоне первый концерт Чайковского. Оставалось только дождаться профессора.

Megumi Reitan: Профессор неспешно шла по направлению к озеру. Ее не слишком часто приглашали куда-либо из замка, тем более студенты, поэтому за предложение месье Сен-Клера она ухватилась с радостью, вспомнив, как сильно она любила воду и водоемы в принципе. Она поправила свою корзинку, в которой несла обещанный месье обед: воспользовавшись моментом, она все же решила приготовить японскую кухню - пожалуй, единственное, что она любила из всей японской культуры. Два аккуратных бенто-ланча лежали в корзинке и тихо постукивали лакированными бочками друг о друга, пока профессор мягкой, неслышной поступью удобных кроссовок спускалась по бережку к лодочному причалу. - Добрый вечер, месье, - тонко ухмыльнулась она, увидев студента.

Доминик Сен-Клер: - Бонсуа, мадемуазель. – сказал Ник, встав с одного из кресел в катере. Надо сказать, устройство катера было весьма интересным: руль располагался в центре приборной панели, раскинувшейся на всю ширину катера, а перед ним, прямо в центре, стояло одно водительское кресло, где меньше минуты назад восседал Сен-Клер. Сзади водительского места, на небольшом расстоянии, были расположены еще два кресла, между которыми был встроенный столик, который, при желании, можно и убрать одной кнопкой. А за этими двумя креслами были расположены еще три кресла, соединенные между собой и, по правде говоря, больше напоминающие диван, на котором вполне можно было и вздремнуть. Сам корпус катера был темно синий, с небольшими красными вставками, а салон был выполнен из темно-коричневой кожи, в то время как приборная панель, руль и мотор были отделаны мореным дубом. - Прекрасная погода для небольшой прогулки, не находите? – сказал когтевранец и, протянув руку мадам Реитан, помог ей забраться в салон. - Судоходная компания Saint-Clair and sons приветствует вас на борту нашего корабля. Наш сегодняшний маршрут пролегает в акватории Черного Озера, что находится близь Запретного Леса и прочих Хогвартских земель. Компания желает вам приятного плавания. – с легкой ухмылкой сказал Доминик и, положив обе корзинки на стол, протянул профессору плед. Взмахнув палочкой, Ник заставил катер медленно-медленно отплывать от причала.

Megumi Reitan: Улыбнувшись, профессор с удовольствием приняла помощь от месье и устроилась на одном из двух кресел "во втором ряду". Зябко укутавшись в плед, она усмехнулась: - Ваш отец владел судоходной компанией? - она откинулась на спинку кресла и посмотрела на отдаляющийся берег, затем устремляя взгляд вдаль. - Надо сказать, Вы очень плавно ведете катер. Впрочем, я никогда не страдала морской болезнью, - задумчиво кивнула она и посмотрела на лес с другой стороны озера, вглядываясь в темные очертания деревьев, все гуще смыкающихся силуэтами из-за спускавшихся на озеро сумерек. Воздух был свежим и очень тихим, даже звенящим от угасающих последних отзвуков Первого концерта. Профессор задумчиво провела рукой по столу, глядя на корзинки. "Так странно... никогда никому не делала бенто. Интересно, к чему бы такая перемена?"

Доминик Сен-Клер: - Да нет, чего уж там. Как обычно, для красного словца. Наше фамильное дело куда вкуснее, чем металлический корпус корабля. Кстати, там есть образцы, на правах рекламы, так сказать. - улыбнулся Ник и, решив, что магическое управление, конечно, вещь хорошая, но не для него, заодно кивнув на свою корзинку, наполненную фруктами, ягодами и разными конфетами, взялся за руль сам. Слегка надавив на рычаг, Сен-Клер прибавил скорости, от чего плавность движения, отмеченная мисс Реитан, никак не пострадала. Доминик нажал на пару светящихся кнопок и из динамиков стали тихо разливаться ноктюрны Шопена. От чего-то когтевранца резко посетило осознание того факта, что из всех чистокровных магических семей Франции их единственных можно назвать эдакими магглофилами. Ведь семейство Сен-Клер поддерживает с миром магглов наитеснейшие отношения. Что и говорить, у этого очень много плюсов. В частности, редко в какой магической семье отпрыски умеют водить и, к слову, весьма недурно, маггловские средства передвижения. - Не часто удается побывать точно над гостиной своего факультета? Кстати, мы сейчас точно над вашими ребятками. - кивнул староста на встроенные в приборную панель эхолот.

Megumi Reitan: Профессор рассмеялась: - Да уж точно нечасто. Я, несмотря на любовь к водоемам, из Хогвартса сейчас выбираюсь редко, а уж на побережье или на судне была, пожалуй, только пару лет назад в последний раз, - она улыбнулась и посмотрела в приоткрытую корзинку. - Вы, я полагаю, любите сладкое очень сильно, раз за всю жизнь в своей семье все эти лакомства Вам не смогли надоесть, - она лукаво посмотрела на своего спутника и укуталась в плед плотнее, защищаясь от ветра и продолжая глядеть вдаль. Студенты Слизерина сейчас мало ее волновали: декан предпочла выбросить мысли о факультете хотя бы ненадолго из головы, ведь постоянно, 24/7 думать об одном и том же довольно-таки вредно.

Доминик Сен-Клер: - Да вы попробуйте, одним видом-то не особо наешься. - улыбнувшись, сказал когтевранец. - Должен признать, да. В детстве вообще поглощал шоколад в огромных количествах, как компактная домашняя черная дыра. Все одно: что с орехами, что сухофруктами, что горький, что молочный. Шоколад - и ладно. Теперь абы что даже трогать не стану. Вот, например, сейчас мой любимый - это семидясетипятипроцентный шоколад с мятным сиропом внутри. Кстати, он есть внутри. Сен-Клер шутливо подмигнул профессору и отошел от руля, предварительно зафиксировав его в положении "строго прямо". Подойдя к столику, он достал две плитки и перепрыгнул через кресло на заднюю палубу, к мисс Реитан. - Вот. Это тот, про который я говорил только что - сказал Ник и отдал профессору плитку, обернутую в светло зеленую бумагу, - А это шестидесятипроцентный, с кленовым сиропом. Мне кажется, вам понравится. Ник передал декану плитку в терракотовой бумаге и отошел к столику. Немного покопавшись в корзинке, он выудил оттуда несколько бокалов. А после и две бутылки минеральной воды, графин мангового сока и холодного чая каркаде с корицей. - Воду, чай, сок? - спросил Доминик.

Megumi Reitan: - Чай, если можно, - тепло улыбнулась профессор и отломила по кусочку каждого вида шоколада, задумчиво пробуя каждый на вкус. Распробовав мятный после кленового, она кивнула. - Все же любой горький шоколад мне всегда нравится больше с повышением процентажа какао, - она кивнула на свою корзинку и, выудив оттуда черную лакированную деревянную коробочку со скругленными краями, протянула месье его бенто. Внутри прятался целый набор нигири- и темакизуши с разными начинками: например, лосося и тунца профессор заранее заказала у знакомого алхимика со скандинавского побережья, и тот аппарировал с готовыми очищенными рыбинами прямо к воротам замка утром этого дня, а икру летучей рыбы, будучи ужасной любительницей этого лакомства в суши, профессор всегда держала у себя в холодильном шкафу. Немного смутившись, профессор Реитан вспомнила, что вырезала несколько цветочков и листочков для украшения из овощей и имбиря, и бенто из-за того выглядел... не то чтобы очень по-девичьи, но легкий флер юношеской романтики в оформлении все же присутствовал.

Доминик Сен-Клер: - Разумеется, профессор. - Ник улыбнулся и налил рубиново-красный напиток в бокал, от чего его поверхность немедля запотела. Осторожно передав чай мисс Реитан, Сен-Клер налил себе минеральной воды, закинув туда дольку лайма. - Действительно. Как мне кажется, молочный шоколад несколько... Детский, если можно так выразиться. Легко кивнув, когтевранец взял деревянную коробочку и, развернув одно из кресел, сел напротив профессора. Раскрыв коробочку и обнаружив там необычайной красоты цветы из маринованного имбиря, моркови, авокадо и прочего, Ник тепло улыбнулся и посмотрел на мадам Реитан. - А я и не знал, что вы увлекаетесь карвингом. Должен признать, выглядит восхитительно. - шаловливо сказал Сен-Клер и, взяв палочки, тут же отправил одну из крошечных роз из любимого имбиря прямиком в рот. Ощутив любимый вкус на языке, Ник слегка прищурился и отпил воды из бокала. Взяв одну из нигири, он, окунув ее в соевый соус, находившийся в специальном отсеке коробки, изящно проглотил ее. - Великолепно. Что бы кто не говорил, свежайшие продукты - залог успешного блюда. Тем более, в японской кухне.

Megumi Reitan: Профессор чуть смутилась и улыбнулась: - Да, свежие продукты всегда очень важны, особенно в подобном роде... художеств, - она рассмеялась и взяла пару ягод из корзинки месье, затем открывая свой изящный светло-зеленый бенто и аккуратно отправляя в рот маленький онигири. - А карвинг... если честно, я им не слишком увлекаюсь, но, когда бенто готов, но выглядит не слишком нарядно, мне всегда хочется его украсить. Видимо, нет во мне wabi-sabi, - она наигранно вздохнула и подхватила цветочек из моркови, глядя на проплывающий мимо лес - вернее, на лес, мимо которого проплывал катер. Изредка разбавляя вкус свежей рыбы и морепродуктов в суши кусочками сладкого шоколада и даже не обращая внимания на то, что смешение получалось довольно эклектичным, она и сама не заметила, как стала улыбаться уже беспрестанно. Помолчав некоторое время - и из-за еды, и просто выдерживая паузу, - она все же посмотрела на месье Сен-Клера. - Спасибо Вам за предложение прогуляться вот так, это и правда чудесный способ провести время.

Доминик Сен-Клер: Ник медленно расправлялся со своим бенто, что бы как следует почувствовать вкус каждой нигири. Что и говорить, японскую кухню когтевранец любил. За своеобразную легкость и неповторимость вкуса. Однако, даже самое просто сашими редко получается достойного качества. По крайней мере там, где питается Ник во время летних каникул. А именно, в одних из самых фешенебельных ресторанах Парижа. Вообще, вкусовые предпочтения Сен-Клера напоминают капризы дамочек, носящих под сердцем чудо новой жизни. В детстве, например, его кормили только в стиле группы спецназа. Мама держит на коленях, две нянечки пляшут, поют, прыгают, корчат рожи, что бы юный маг засмеялся. И, пока он хохочет, мама в темпе молнии пихала ему в рот ложку детского пюре. Страсть, да и только. - Не стоит благодарности, профессор. Просто я не могу смотреть на то, как человека заглатывают повседневные дела и у него не остается времени насладиться всем... - с неким придыханием продолжил Ник - этим. Обведя рукой тонкую гладь озера, стайку лебедей невдалеке от моста и восточные рощи Запретного леса, которых не видно из окон замка, Ник сам слегка застыл от увиденной красоты. Проведя в таком подвешенном состоянии секунд двадцать, Сен-Клер мотнул головой и уселся за руль. Слегка крутанув руль, он ювелирно развернул катер по направлению к западным полям, по окончании которых начинался Хогсмид.

Megumi Reitan: Профессор с искренней улыбкой кивнула, созерцая потрясающую красоту зеленого великолепия изумрудной листвы леса, которая в сумеречном свете приобретала особый оттенок загадочного и непостижимого величия, грацию белых, почти светящихся в спускающейся тьме лебедей, тонкую серебрящуюся дорожку от свечения окон замка на поверхности воды. Она тихо пожалела о том, что не умела снимать колдографии, рисовать или даже просто запечатлевать подобное словами, разве что в своей же памяти, и после нескольких минут созерцания красоты перевела взгляд на опустевшие бенто. Тихо стукнули крышки, и Мегуми убрала пустые коробочки обратно в корзинку, затем не удерживаясь и съедая еще кусочек мятного шоколада, который и сама очень любила. - Должна признать, что всю жизнь считала себя урбанисткой, и никогда не думала даже о том, что могу оценить красоту подобного леса, - негромко проговорила она и устремила взгляд вдаль, где тихими золотыми огоньками несмело начинал переливаться вечерний Хогсмид. - Однако, когда я вижу "цивилизованные" переливы светлых жилищ и поселений, на ум все равно неизменно приходят слова одного замечательного американского писателя, Томаса Вулфа, - она откинулась на спинку кресла и задумчиво стала цитировать по памяти. - Ты, кто ищет, если хочешь, пройди всю страну из края в край, и ты увидишь - мы горим в ночи. Вот сверкает наготой в ярком свете луны зубчатая цепь Скалистых гор, взберись на самую высокую вершину, присядь на нее, как на табурет, и оглядись. Отсюда нас хорошо видно, не так ли?.. Смотри, вот, подобно звездной пыли в полях ночи, рассыпаны на милом нашему сердцу зеленом Востоке алмазы больших и малых городов. Здесь, южнее и чуть к западу, но все еще вдоль океана, протянулся наш самый яркий луч, осколок звездного неба - многобашенный остров Манхэттен. И вокруг густо, как пшеница, посеяна добрая сотня сверкающих городов и городишек. Вон та длинная цепь огней - ожерелье Лонг-Айленда и берег Джерси, Южнее и на фут-другой дальше от побережья ты увидишь не столь яркое свечение Филадельфии... ...Теперь обернись ты, кто ищет, и со своего наблюдательного поста, с высоты Скалистых гор, кинь взгляд еще на тысячу миль - на блещущие под луной недобрые просторы Пестрой Пустыни и дальше, за хребет Сьерры. Вон те колдовские гроздья огней на западе, которые, точно усыпанный драгоценными каменьями пояс, охватили колдовской прелести гавань, - это сказочный город Сан-Франциско. Ниже - Лос-Анджелес и все города Калифорнийского побережья. А в тысяче миль к северо-западу сверкают Орегон и Вашингтон... ...Можешь вволю пастись на этом лужке, не так уж он велик - всего лишь три тысячи миль с востока на запад, всего две тысячи - с севера на юг, а посередине десятками тысяч огней пронзают тьму большие и малые наши города, городишки и поселки, и повсюду ты, кто ищет, увидишь: мы горим в ночи.

Доминик Сен-Клер: Говорят, что когда человек осознанно блокирует одно из шести своих чувств, остальные проявляются сильнее. Волей-неволей вспомнив этот факт, Ник прикрыл глаза, вслушиваясь в каждое слово профессора. Хотя когтевранец и никогда не был в тех местах, расположенных за океаном, его не столь щедрое на подобные вещи воображение тут же нарисовало все то, о чем говорила мисс Реитан: города, ночью утопающие в свете электрических фонарей. Сразу же Нику вспомнилась вторая часть дороги из Хогвартса домой. Сначала до Лондона, на школьном поезде, а потом - самолет до Парижа. И тут Сен-Клер понял. Все то, о чем рассказывала профессор, применимо не только к далекой Америке, но и к родной Франции. Доминик мотнул головой и сказал: - Домой возврата нет. Пожалуй, одно из лучших его произведений. Хотя, мне сравнивать особо и не с чем. Не слишком тесно знаком с его творчеством. В голосе когтевранца звучали нотки сожаления. - С одной стороны, сегодня знаменательный день - вам удалось почувствовать необъяснимую красоту и силу притяжения природы. А это, как бы люди не говорили, очень ценно. Ник оглянулся и увидел парящего над катером журавля, который, описав: над ними круг, плавно сел где-то в районе болот на севере Черного озера. - Если уж на то пошло, мне бы тоже хотелось процитировать кое-что. Правда, это не книга, а маггловская песня о той войне, что совпала со Первой Магической войной. Сен-Клер не стал петь, боже упаси. Он тихо произнес те строки, которые обычно исполняли строгие мужчины в костюмах перед полным залом: Мне кажется порою, что солдаты, С кровавых не пришедшие полей, Не в землю нашу полегли когда-то, А превратились в белых журавлей. Они до сей поры с времен тех дальних Летят и подают нам голоса. Не потому ль так часто и печально Мы замолкаем, глядя в небеса? Летит, летит по небу клин усталый, Летит в тумане на исходе дня, И в том строю есть промежуток малый, Быть может, это место для меня. Настанет день, и с журавлиной стаей Я поплыву в такой же сизой мгле, Из-под небес по-птичьи окликая Всех вас, кого оставил на земле. Мне кажется порою, что солдаты, С кровавых не пришедшие полей, Не в землю нашу полегли когда-то, А превратились в белых журавлей. Эти строки всегда навевали на француза вполне объяснимую грусть. Нахмурившись, Ник высунул руку за борт и провел ею по зеркалу озера. Надо сказать, вода была необычайно приятной, а посему Сен-Клер позволил себе маленькую шалость: он легонько брызнул на профессора озерной водой. - Спрайт. Не дай себе засохнуть. - процитировал староста одну маггловскую рекламу.

Megumi Reitan: Профессор, вначале тихо взвизгнув от холода, растерянно брызнула в месье в ответ, даже не соображая, что именно машинально она сделала. Впрочем, улыбнувшись затем, она задумчиво кивнула: - Пожалуй, соглашусь с Вами относительно стихов. Это ведь Окуджава? - фамилия поэта неизменно вызывала у этнической японки ассоциации с культурой столь родной, но и столь чуждой ей Японии. Японии, которая в период той самой Войны так сильно пострадала, которая потом оставила у ее お祖父さん и お祖母さん такие шрамы. Мегуми почувствовала некий намек на чувство вины, просыпающееся исключительно редко в те моменты, когда она вспоминала о стариках, оставшихся в Йокогаме и так ни разу ее и не увидевших до сего дня. Она задумчиво вздохнула и посмотрела на месье, затем переводя взгляд на журавля. - Много было написано стихов и песен о Войне, знаете? Я порой задумываюсь о том, насколько вечна эта мысль, насколько длинной нитью может она тянуться сквозь историю человечества.

Доминик Сен-Клер: - Кажется он, не уверен. - ответил профессору Ник. Он прищурился из-за вечернего солнца, чьи лучи светили прямо в глаза. Плавно развернув руль, когтевранец обогнул груду камней, торчащих прямо посреди воды, вероятно, в самой узкой части озера. Нажав пару кнопок, которые очень напоминали пуговицы, он включил габаритное освещение судна, тем самым окончательно ознаменовав начало вечерней поры. - Действительно, так оно и есть. Вероятно, вечна мысль не о самой войне, как страницы истории, а о той боли, о том черном пятне, оставшемся в памяти каждой семьи. Почти для каждого, кто так или иначе потерял близкого человека из-за войны имеет большую роль не историческое значение события, а личная драма. Быть может это лишь заблуждение, но я исхожу из истории своей семьи. - ответил Сен-Клер профессору, призадумавшись. Решив, что классики на сегодня достаточно, Ник вставил в проигрыватель банальный маггловский компакт-диск и из динамиков заиграла песня My Father's Son вы исполнении Джо Кокера. Староста не имел не малейшего понятия, как к такой музыке относится мисс Реитан и, посему, все-таки решился на риск. Отойдя от руля, Ник подошел к столику и открыл корзинку. Достав несколько гроздей винограда, манго, слив и блюдца, полные клубники, голубики и вишни. - Профессор, все домашнее, когтевранское, кушайте. Выращено без пестицидов и магии - утвердительно кивнул Сен-Клер и отправил в род ягоду голубики.

Megumi Reitan: Рассмеявшись, профессор достала из своей корзинки небольшой бумажный пакет с зефиром, слизерисками и леденцами-ёжиками, угощая месье и одновременно угощаясь фруктами. - Неплохой подбор музыки, мсьё, - лукаво улыбнулась она и сделала глоток каркаде, наблюдая за проплывающим мимо пейзажем. - Однако это замечательный вечер. Даже не хочется вспоминать, что сейчас происходит в Хогвартсе, думать о том, чем заняты мои подопечные... хочется вернуться в юность, признаться честно, - она улыбнулась и прикрыла глаза, откидываясь на спинку кресла. Мысли декана сейчас текли совсем не в административное, и даже не в рабочее русло: отдыхая всем, и телом, и разумом, Мегуми сейчас наслаждалась тем, что можно было закидывать в рот одну виноградину за другой, смеяться, морщить нос и просто не заботиться о том, как это выглядело со стороны. Пожалуй, ей редко вообще выдавались такие моменты, и тем удивительнее было то, что сейчас она чувствовала себя так именно в присутствии месье Сен-Клера - ее же студента. Она аккуратно скинула кроссовки, невольно демонстрируя свои забавные белые носки с изображениями 土々呂 - персонажа японского фольклора, тролля Тоторо - на лодыжках. Впрочем, мордочки Тоторо тут же скрылись, поскольку даже в кресле Мегуми все равно предпочитала сидеть в традиционной позе сэйдза.

Доминик Сен-Клер: - Как сказали бы магглы, любой каприз за ваши деньги. - сказал Ник и рассмеялся. Сам пошутил - сам посмеялся. Полное юмористическое самообслуживание. - Более того, не нужно. Релакс, он на то и релакс - отдыхайте себе и ни о чем не думайте. - утвердительно кивнул Сен-Клер и забрался в кресло с ногами. - А вообще, надо будет как-нибудь выбраться в горы неподалеку. Когтевранец c помощью пульта дистанционного управления поставил одну из самых его любимых песен в исполнении Кэти Мелуа - Piece by piece. Прикрыв глаза и откинувшись на спинку кресла, Ник устремился в свои мысли вдаль. Открыв глаза через минуту, первым делом Сен-Клер засмеялся, увидев носки профессора: - А что это у вас за беклы на носках? "Все-таки человека можно назвать каким-то гибридом Луны и Бриллианта: у него много граней, но половина их всегда находится в тени. Однако, нужно знать, под каким углом смотреть" - промелькнула шальная мысль в голове старосты. Взяв нож и разрезав на небольшие дольки манго, Ник оставил пару долек себе, а остальны передал профессору.

Megumi Reitan: Профессор, улыбнувшись, кивнула и приняла фрукт, задумчиво отправляя пару долек в рот: - Это не беклы, это Тоторо. Тролль, то есть... некоторые дети так неправильно произносят в Японии слово "тролль". Очень популярный на моей исторической родине персонаж... почти как Винни-Пух здесь, в Британии, - Мегуми скосила глаза и посмотрела на мордочки у себя на лодыжках. - Он очень мягкий и добродушный к детям, как мне отец рассказывал в детстве. Хранитель леса. Собственно, носки мне из Йокогамы и прислали, кстати, здесь таких, думаю, и не выпускают. Она улыбнулась и отломила еще веточку винограда, задумчиво поедая ягоды. Да, Тоторо и множество изделий, игрушек, книжек и прочей дребедени с его участием был и правда центральной фигурой ее собственного детского фольклора. С теплой ностальгической улыбкой и даже оттенком saudade Мегуми вспомнила, как сильно ей нравились острые зубы тролля, так похожие на ее игрушечный скальпель.

Доминик Сен-Клер: - Эдакий Паддингтон, да. - сказал Сен-Клер и вспомнил об одной своей детской игрушке. В железном чемоданчике был плюшевый Паддингтон, у которого был свой чемоданчик, в котором жил Паддингтон поменьше... Вообщем, английская адаптация русской матрешки. Ник поджал под себя ноги и укрылся вторым пледом, из-за того что подул не сильный, но довольно неприятный холодный ветер с гор. Воровато высунув руку из-под своего шерстяного убежища, когтевранец взял и съел одну клубничку. Ник в уме поблагодарил Ровену за предусмотрительность: деревянные сандалии были оставлены в рундуке лодки, а на их смену пришли удобные кожаные мокасины. Так уж сложилось, что Сен-Клер солнца не любил. Некоторые друзья в шутку даже назвали его вампиром, ибо нелюбовь к светилу иногда доходила до огромных масштабов. Когтевранец обернулся и выудил из сумки соломенную шляпу-котелок и надел ее, слегка надвинув на глаза. - Как солнце-то в глаза бьет... Профессор, кстати, все хотел спросить: вы часто бываете в Японии?

Megumi Reitan: Мегуми смущенно зарделась: - Ни разу в жизни не была. Все собираюсь да собираюсь, но никак не могу вырваться из своего очарования Альбионом, - она вздохнула и мечтательно посмотрела на темнеющий лес, засматриваясь на изменения в цветовой гамме береговой линии. Зябко кутаясь в плед, она сделала еще глоток чая и вздохнула, думая о том, что и в Йокогаме, как рассказывал отец, было на что посмотреть - вот только завороженная Лондоном, девушка, а теперь уже и женщина, Мегуми ни в какую не хотела признаваться ни окружающим, ни даже самой себе в том, что она боялась ехать в Японию. Не знающая японского, кроме бытового, выглядящая излишне европейски в своих любимых брюках с сорочкой, вообще выглядящая как мальчик... Мегуми не была уверена, что понравится, будет одобрена, да и в принципе принята своими お祖父さんとお祖母さん. Она боялась ехать туда, где ее вряд ли бы поняли.

Доминик Сен-Клер: Ник, слушая профессора, вынорнул из-под пледа и подошел к рулю. - Жаль, бесспорно. Вы же не против прокатиться с ветерком напоследок? - сказал Сен-Клер и, не дожидаясь ответа, плавно увеличил скорость судна раза эдак в три. Теперь катер мчался по озеру словно стрела, пущенная из лука. В районе мотора поднимались тучи брызг, образуя своеобразные крылья. Если бы не синий цвет катера, с высоты птичьего полета можно было бы подумать, что по озеру несется угорелый лебедь-переросток. Что удивительно, холодный воздух не попадал в салон катера, так что замерзнуть из-за скорости пассажирам было не суждено. Что и говорить, маггловские вещи после усовершенствования магами становятся почти идеальными. Не отходя от руля, староста запустил руку в корзинку и выудил оттуда небольшую шоколадную конфетку, незамедлительно отправив ее в рот. - Мадемуазель, как вы относитесь к небольшому экстриму и радостному ощущению полета? - шаловливо сказал Ник и протянул профессору руку, кивая на широкий нос катера.

Megumi Reitan: Профессор смущенно посмотрела на месье Сен-Клера и, помолчав, кивнула, принимая руку юноши: - К полетам я отношусь нейтрально, но не откажусь, пожалуй, - она улыбнулась. - Вы, однако, любите скорость. От прикосновения ладоней она чуть заметно вздрогнула: слишком давно ее никто не брал за руку, слишком давно она не позволяла кому-то так просто прикоснуться к ее ладони не для дежурного рукопожатия. Любое сближение с другим человеком давалось ей обычно нелегко, но именно с Сен-Клером она чувствовала некую camaradery - чувство товарищества ли, сродства... вероятно, это было продиктовано любовью обоих к инструментальной академической музыке, а возможно, этому способствовало что-то еще, но с ним Мегуми было легче, чем с другими обитателями Хогвартса, будь те младше или даже старше месье Сен-Клера. Ветерок обдал ее шею и плечи, открывшиеся от распахнувшейся куртки и обнажившие косточки, обтянутые кожей: худобой Мегуми страдала всегда.

Доминик Сен-Клер: - Вот и чудненько. - задорно ответил когтевранец и помог мисс Реитан забраться на нос, а сам остался у руля. Благодаря полчищу защитных чар, ничего не угрожало здоровью преподавателя Алхимии: все, что она могла чувствовать, это лишь сильный ветер и ощущение, будто она сама на бешеной скорости летит над водой. Словно, допустим, та же скопа, стремительно несущаяся над зеркалом озера, и готовая в любую секунду погрузить свои когти под воду и поймать рыбешку, которая будет переливаться в надводном мире, словно зеркальная. Надо сказать, профессору это шло. Миниатюрная мисс Реитан так органично смотрелась, находясь на самом краю лодки, будто еще секунда - и она воспарит, подхваченная порывом ветра, как небольшая птичка. Но вместе с тем, все это рождало у Сен-Клера тревогу: а вдруг что-то подет не по плану? А вдруг?... Нет, об это точно лучше не думать. К тому же, все отлично - щитовые чары не позволят ни профессору заступить за борт, ни очень сильному ветру унести ее. Так что, поводов для беспокойства вроде бы и не было, но Доминик, все же, не находил себе места.

Megumi Reitan: Мегуми оперлась о бортик лодки, наслаждаясь порывами ветра, изредка проникающими сквозь завесу защитных Чар: она любила эти мощные потоки воздуха, хоть по ее виду это и не было заметно. Ощущение полета и впрямь присутствовало, однако настолько отличное от того, что она испытывала, изредка садясь на метлу... Нет, определенно, на каком-то уровне месье Сен-Клер, вероятно, чувствовал то же, что и она, иначе он бы не был так уверен, что ей понравится это путешествие, наверное. Она с легкой улыбкой заметила небольшую прореху в Чарах: любому другому волшебнику и в голову бы не пришло сейчас настраиваться и "тестировать" эту защиту, и, наверное, только легкая склонность к паранойе заставила Мегуми отойти на шаг от бортика и взмахнуть палочкой в попытке заделать дыру. Правда, попытка не увенчалась успехом, и вместо этого в прореху только фонтаном ударила озерная вода, совершенно случайно в этот момент всколыхнутая проплывавшим мимо по своим делам кальмаром. Собственно, с Мегуми ничего плохого от этого не произошло, ее лишь окатило с головы до ног, устраивая внеплановый душ. - Ай! - рефлекторно воскликнула профессор, отпрыгивая от бортика, поскальзываясь на залитой теперь уже лужей палубе и хватаясь за первое попавшееся устойчивое сооружение рядом с собой, чтобы не упасть с размаху на пол. Сооружением оказалась рука месье Сен-Клера.

Доминик Сен-Клер: - Ой!- воскликнул Сен-Клер. - Профессор, я держу вас!  Ник сразу же вскочил на палубу, быстро сбавив скорость судна. Не отпуская руки профессора, когтевранец, очень аккуратно ступая, подошел к теперь уже мокрой мисс Реитан и, взяв ее руку поудобнее, другую свободную руку положил ей на плечо и плавно подвел к лобовому стеклу. Даже на спрашивая разрешения профессора, Ник аккуратно подхватил ее на руки и спрыгнул вместе с ней салон. Решив, что время сейчас абсолютно не для церемоний, Сен-Клер очень мягко, но вместе с тем властно усадил профессора на диванчик на задней палубе и, взмахнув палочкой, осушил на ней одежду.  - Ну хоть так - сказал себе под нос староста и укрыл мисс Реитан пледом. Протянув ей полотенце, для того что бы высушить волосы, Доминик, взмахнув палочкой, плавно развернул катер по направлению к пристани. Взяв одну из пустых чаш, где раньше были ягоды, когтевранец положил ее на пол перед профессором и пошептал заклятие Lacarnum Inflamare, после в чаше заиграло пламя не столь яркое, сколько греющее.  - Думаю, нам пора возвращаться, что бы выпить чашечку чая с медом. Простуда никому ведь не нужна? - сказал Ник и улыбнулся самой теплой улыбкой из своего арсенала. Немного подумав, он решил, что одного пледа будет маловато, и накинул на озябшую мисс Реитан и второй.  "Нужно будет обязательно заделать брешь... Вот черт же дернул ее корректировать чары" - немного нервно подумал Доминик и включил все освещение в катере, ибо становилось все темнее и темнее.

Megumi Reitan: Профессор растерянно укуталась в пледы, наблюдая за действиями месье Сен-Клера по освещению и отоплению катера молча и как-то даже отстраненно. Она не ожидала, что тот подхватит ее на руки - и более того, удержит, унесет... В голове творилось полное безобразие: мало того, что она чувствовала противное прикосновение магией высушенной ткани (по секрету, Мегуми всегда сушила всю свою одежду естественным путем), так еще и волосы были от окатившей ее воды волглыми и очень противными. Представляя, как она сейчас выглядела, Мегуми нервно усмехнулась: ни дать ни взять мокрая облезлая кошка. Поскольку кошек она не любила, сиё определение ей казалось наиболее верным: каштаново-рыжеватые волосы ее, спасибо папочке Такеши, после таких вот водных процедур становились противно-жесткими и казались темнее, чем были на самом деле. И это не говоря уже о том, что... "Ой-ой-ой, меня студент видел в мокрой насквозь одежде, прямо мечта японского школьника, взращенного на не слишком обеспокоенной моралью медиа-культуре. Еще и куртка была расстегнута..." удрученно подумала Мегуми и предпочла притвориться задремавшей от холода, дабы не иметь несчастливой возможности лицезреть реакции месье Сен-Клера на подобный казус.

Доминик Сен-Клер: "Однако, я завидую людям, которые в любой момент могут отрубиться. Минуту назад тут, а сейчас уже тихо посапывает" - со смехом внутри подумал Сен-Клер и поправил свою шляпу, которая, к слову, потеряла актуальность из-за того, что главное небесное светило скрылось за горизонтом.  Фары катера создавали некое подобие лунной дорожки. Отсутствие такой натуральной было обусловлено тем, что растущий серп луны был скрыт за огромным облаком. Габаритное освещение катера добавляло некую потусторонность общему виду судна.  Проходя к передней палубе, Ник легонько взмахнул палочкой и заставил почти все содержимое каждой из корзин, за исключением чаши с огнем, вернуться на свое законное место. Взявшись за руль, Сен-Клер обогнул груду камней, которую они проходили не так давно и, прибавив скорости, продолжил свое движение к причалу.  Немного погодя когтевранец обернулся, что бы проверить, как там профессор. Надо сказать, с течением десяти минут мало что изменилось: мисс Реитан все так же тихо посапывала, а веки ее чуть дергались, что, по мнению старосты, говорило о том, что профессор скоро проснется.  Вновь отвернувшись к рулю, Ник слегка убавил скорость, потому что до пристани оставалось совсем смешное расстояние: всего два-три километра. Совсем не хотелось преодолевать это расстояние за короткий отрезок времени.

Megumi Reitan: Профессор усердно изображала свой сон, не желая признаваться месье Сен-Клеру в том, что она просто боялась того, что произошло. Нет, естественно, никаких моральных рамок она раздвигать не собиралась, и в невинности произошедшего даже не сомневалась, но одно то, что они были разнополы... на территории школы и в границах их собственной даже возрастной субординации (не говоря уже о должностной!) ситуация выглядела не только двусмысленно, но и пикантно - относительно, разумеется, ее, Мегуми, собственных взглядов на отношения студентов и профессоров. Конечно, сама прогулка их была максимум дружеской, да и спускать месье Сен-Клеру халтуры в домашних работах она из-за этого не собиралась абсолютно, но все же, все же... Все же ее давно никто не держал на руках. С тех самых пор, как... Нет, об этом Мегуми и помыслить не могла, и посему заставила себя изобразить пробуждение и виноватый взгляд в сторону Доминика. - Простите, вероятно, от потрясения я слегка задремала.

Доминик Сен-Клер: - Должен признать, необычная реакция на кхем... Потрясение. Я в таких случаях делаю сумасшедшие глаза и периодически топаю ногами, но все мы люди разные. - сказал Сен-Клер с легкой усмешкой и, легко развернув руль, обогнул стаю диких гусей, мирно отмокающих в водах Черного озера. Нажав пару кнопок, Ник сменил диск в CD-changer'e  на предыдущий, с классикой. Промотав пару треков вперед, он остановил свой выбор на вариациях Глинки на русскую народную песню "Среди долины ровныя".  Нахмурившись, Доминик подумал, что включать подогрев сидений уже бессмысленно, и посетовал, что не додумался сделать это раньше. Выправив руль, когтевранец взял курс прямо на Лодочный Причал, периодически лавируя между стаями птиц и редкими зарослями кувшинок. "Конечно, от потрясения, ну. Удивительно: как человек жонглирует острыми словечками в повседневности и как судорожно подбирает их он в ситуации, вышедшей за рамки рутины. Поразительно" - ухмыльнувшись, подумал Сен-Клер.  Подойдя вплотную к причалу, Ник взял минимальную скорость и ювелирно въехал в сарай, накинув канат на крюк в полу, тем самым пришвартовав катер.   - Приехали, мадемуазель Реитан. - сказал Ник и неуловимым движением палочки потушил огонь и отправил чашу в корзинку.  Ловко выпрыгнув из салона, староста протянул руку профессору.

Megumi Reitan: Профессор покачала головой и сошла с лодки сама, остерегаясь прикасаться к руке Сен-Клера. Она растерянно посмотрела на свою корзинку, оставшуюся в лодке, и решила возвратиться за ней сама, на мгновение даже забывая, что у нее есть палочка и Манящие Чары никто еще не отменял. Впрочем, уже через пару секунд она опомнилась и достала палочку, призывая к себе корзинку и делая первый шаг по настилу причала как-то очень осторожно, словно хотела убедиться, что тот не такой скользкий, как палуба после неожиданного душа, устроенного, кажется, все-таки кальмаром. Она и сама не знала, чего ей больше хотелось - чтобы причал тоже был мокрым и скользким, чтобы у нее был еще один повод упасть и схватиться за чью-то руку, или чтобы он был сухим, и ее разум мог вернуться к обыденному спокойствию и уверенности в том, что ей никто, в сущности, и не нужен. Впрочем, поскольку настил не выбирал, чего хотелось ей, а просто был сух, как трехмесячная вяленая вобла, Мегуми ничего не осталось, кроме как повернуться и изобразить легкий полупоклон: - Спасибо, месье, за прогулку.

Доминик Сен-Клер: Сен-Клер настороженно посмотрел на мисс Реитан, отказавшуюся от помощи, и убрал руку за спину, слегка пожав плечами. Что и говорить, резкие перемены в настроении людей подчас даже пугали его: вот же, две минуты назад человек тихо и безропотно лежал на руках, а теперь появилась какая-то холодность, по большей части даже похожая на брезгливость. Свободной рукой Ник совершил мимолетное движение палочкой и приманил к себе свою корзинку с пустыми тарелками, пледами и полотенцем. Переложив ее в другую руку, он снял шляпу, кинул ее в катер и привычным движением отбросил челку со лба. Больше всего сейчас когтевранцу хотелось вернуть ту непринужденность, какая была там, на середине озера. То ли сама аура замка диктует серьезность и тихо скандирует что-то на тему субординации, то ли тот внеплановый душ так повлиял на профессора. Ругая все, на чем свет стоит, а в особенности озерного кальмара, Ник накинул ремешок корзинки на плечо и несколько вычурно, но это лишь от смущения, сказал: - Профессор, позвольте проводить вас до замка. Учитывая нынешнее положение дел, да и не учитывая его, было бы верхом грубости и неприличия с моей стороны завершить наш вояж тут, не сопроводив вас до дверей замка, что бы убедиться в полной вашей безопасности и добром здравии. Сен-Клер чуть-чуть зарделся и пропустил профессора вперед.

Megumi Reitan: Мегуми осторожно кивнула и прошла вперед. Некоторое время она молча шла и прислушивалась к стуку коробочек бенто в своей корзине, пытаясь поймать их ритм и ступать своими кроссовками по насыпи тихо в такт. Впрочем, через несколько минут она все же выдавила из себя слабое подобие улыбки: - Спасибо Вам за эту прогулку. Это было чудесно, - она чуть зарделась и посмотрела вдаль, упорно избегая любых пересечений взглядов со студентом. В голове творилось форменное безобразие, и она в который раз прокляла свою нелюдимость: возможно, если бы она позволяла людям дотрагиваться до себя чаще, сейчас ей бы не казалось, что произошедшее после ее почти-что-падения было чем-то из ряда вон выходящим. Впрочем, после произошедшего зимой она... нет, она не позволяла этого и до того. Никому, кроме Максенна и Такеши. Она помолчала еще, а потом начала было говорить, но угасла на полуслове: - Знаете, то, что произошло...

Доминик Сен-Клер: Неспешно идя на небольшом расстоянии позади профессора, Сен-Клер вслушивался в стук коробочек бенто в ее корзине. Почувствовав легкий запах винограда, он стал дышать глубже, что бы получить как можно большую дозу этого чудного этого аромата. - Спасибо вам, что пришли. - сказал Ник, кивнув. Внутри совершенно точно зрело знакомое когтетвранцу чувство, что буквально минут десять назад произошло что-то не слишком неординарное, но вполне значимое и, в какой-то мере, даже непоправимое. Впору было и сказать, что "мосты сожжены, назад дороги нет", да не хотелось бы разводить лужу словесного пафоса на пустом месте. Слегка вздрогнув от неожиданных слов профессора, староста чуть ускорил свой шаг и поравнялся с профессором, стараясь уловить каждое слово. Поправив ворот рубашки, Доминик слегка кашлянул, словно обозначая себя в этом маленьком социуме. Чуть было не споткнувшись, он вновь прибавил шаг, что бы не отставать.

Megumi Reitan: Профессор вновь тихо кашлянула, посмотрела зачем-то на свое запястье - вероятно, когда она выходила в маггловский Лондон, на нем прочно сидели часы, - и тихо проговорила все же, решившись: - Это не должно никогда значить ничего для остальных, Вы ведь понимаете. Разумом она вполне отдавала себе отчет в том, что слова звучали довольно загадочно, туманно, и вполне себе в характере экзальтированной девицы, сошедшей откуда-нибудь со страниц романов Бронте и Остин, но... она продолжала надеяться мысленно, что месье Сен-Клер ощущал что-то схожее с ней. Ведь никогда, подумалось ей, этот юноша, вероятно, еще не носил своих профессоров на руках. Мегуми было нестерпимо стыдно за свое поведение там, в лодке, и еще более стыдно ей было за свою реакцию на случившееся. Будь она действительно холодным, непоколебимо твердо уверенным в себе профессором, алхимиком, ученым, деканом самого "нетеплого" факультета во всей школе, она бы не стала сейчас так отчаянно краснеть и избегать прикосновений даже взглядом к человеку, который несколько минут назад касался ее интимнее, чем кто-либо в этом замке - пусть и интимность эта была довольно невинной.

Доминик Сен-Клер: Мягко ступая по лестнице неизвестного серого камня, Ник слушал. Слушал профессора, легкий стук дерева, ветер, шорох шагов. Он любил слушать. Что угодно, начиная от шелеста листвы, заканчивая пустопорожней болтовней сокурсников за завтраком. Вообще, Сен-Клер был больше губкой, чем рупором - больше любил впитывать информацию. Текстовую, графическую, звуковую, тактильную. А профессору не давала покоя, видимо, последняя. - Ни в коем случае. Вы можете на меня - Ник было замялся. - Положиться. Мысленно перебирая в голове, словно сухие листья в гербарии, события сегодняшнего вечера, Доминик продолжил подниматься вровень с профессором. Аккуратно ступая, что бы не производить лишнего шума, он начал медленно анализировать свои поступки. Покоя не давал только один. Неужели профессор думала, что он оставит ее мокнуть под кальмаровыми брызгами дальше? А учитывая ее состояние в тот момент, то, что предпринял когтевранец было единственно правильным. В конце концов, мисс Реитан же не мешок с картошкой, что бы левитировать ее с помощью магии. - Профессор... Думаю, мне стоит извиниться. - тихо начал Сен-Клер. - Подобного больше не повторится. Ник шел, боясь поднять взгляд.

Megumi Reitan: Мегуми помедлила, прежде чем делать еще один шаг. Бенто в корзинке замерли, стукнувшись еще раз и остановившись в своем движении, будучи лежащими друг на друге. Она неловко попыталась одной рукой поправить носок с Тоторо, сползший с лодыжки, и тихо ответила: - Я понимаю. Думаю, и ситуации больше такой не предвидится. Ее кроссовок скользнул по глине у корней сорняков, что росли вдоль дороги, ведущей обратно к замку, но падать она раздумала и лишь продолжила идти вперед. Ей нужно было так многое обдумать вечером, и так отчаянно ей не хотелось быть наедине с собой, что Мегуми была готова сидеть в Гостиной Слизерина, в Большом Зале, на верхушке Астрономической Башни - только не в своих комнатах. В апартаментах было слишком мрачно.

Доминик Сен-Клер: Как, однако долго тянется время в молчании. Раз ступенька, два... А вот уже и сороковая. А вот и мощеный серым камнем двор. Ник решил слегка отдышаться, пока ждет профессора, ведь он сам не заметил как оказался впереди. Оглядев все вокруг, он понял, что, наверное, все давно в постелях. Кроме квиддичной команды факультета, конечно. Отметив в уме, что после того, как проводит мисс Реитан до дверей, он непременно пойдет повидаться с ними и, собственно, с ними в башню и пойдет. В запасе еще оставалась большая половина часа старост, так что повода для беспокойства не было. Завидев профессора, Ник обычным голосом сказал: - Кажется, мы пришли. Доведя мисс Реитан прямо до дверей замка на другом конце двора, Доминик отвесил легкий полупоклон и произнес: - Благодарю за прекрасный вечер, мадемуазель. Буэнос ночес. Развернувшись на пятках, Ник ушел по направлению к стадиону.

Megumi Reitan: Проводив месье взглядом, профессор вздохнула и удалилась-таки в свои апартаменты.

Хельге Свартротта: Воду Ротта любил. Любил даже не смотря на то, что его однажды едва не утопили. Он не мог объяснить свою тягу, она просто была. Свою первую неделю в Хогвартсе мальчишка провёл в замке, стараясь ничего не упустить из новых предметов. Но этим субботним утром он захотел провести время на берегу того самого озера, через которое плыл в школу. Оставив каменные стены, Хельге брёл по траве в сторону водоёма. Утро было довольно хмурым, но юный швед не унывал, задумчиво пожёвывая припасённую за завтраком гренку. Он всегда по возможности набивал карманы со стола, такая уж у него была привычка с приюта. Бабка это не одобряла, но здесь её не было, поэтому никто не мешал Свартротте грабить слизеринский стол. Вдалеке заиграл свет на волнах. Мальчик прибавил шаг, поспешно дожёвывая остатки завтрака. Смахивая крошки с ладоней, он уже практически бежал. Домчавшись до береговой кромки, Хельге резко затормозил и устало упёрся руками в худые коленки. Дышать было трудно, но одышка быстро проходила на свежем влажном воздухе. Пахло водой и тиной, от чего хотелось дышать полной грудью. Первокурсник счастливо упал на каменистый берег, раскинул руки и довольно улыбнулся. Здесь было хорошо.

Ellina Stoun: Эллина как раз закончила сбор травы, которую необходимо было собирать лишь ранним утром. И именно это заставило слизеринку встать ни свет ни заря в субботу и отправится к озеру. Никогда и ни за что, Элл не пропустила бы утренний сон, однако травка была нужна, для того, что бы таки сварить зелье легкой поступи, которое она должна была представить на суд некой особы, не верившей в ведьмовские способности Эллины. Да и сам процесс зельеварения всегда приближал Эллину к природе, к тому, из чего, в общем то вышла эта ведьма - к воздуху, огню, воде и, естественно, земле. Солнце уже встало, и девушка со скорбью в душе поняла, что пропустила завтрак. Она посмотрела на маленькую связку травки и вздохнула. Теперь придется ходить голодной до обеда, зато утренняя прогулка принесет не мало пользы цвету ее лица. Девушка отогнала плохое настроение и улыбнувшись утреннему солнцу, пошла вдоль берега озера, не замечая того, что изрядно намочила ноги. Эллина шла и что то напевала себе под нос, вдыхая запах свежети и зарождающегося дня, как вдруг увидела мальчика. Это был первокурсник Слизерина Хельге Сваротта, который лежал ка каменистом берегу. Он, видимо, наслаждался природой, так как уж очень у него был довольный вид, шагов Эллины, он повидимому не заметил, или сделал вид, и девушка решила, что мысли его где то далеко. Тихо подойдя к слизеринцу, Элл мягко опустилась рядом и, взяв травинку в рот задумчиво смотрела на мальчика, стараясь не мешать ему думать, или, может спать?

Аргус Филч: Аргус Филч сидел на берегу волшебного озера и вспоминал жизнь... В воде ему показался маленький мальчик, которого никто, никогда не любит, кроме мамы, конечно. Завхоз достал из кармана любимую фоторамку и как будто что-то начал шептать ей. Звуки радио разносились по всей территории Школы: - Ох, плохой, плохой день... что-то мне вообще не уютно. И миссис Норрис испарилась куда-то... - мужчина достал маленькую книжечку и стал писать

Джулия Мэксим: Джулия растрогалась после прочтения всего, что было прочтено. Гриффиндорка быстро бежала по направлению к озеру, то и дело спотыкаясь. Третьекурсница добежала до озера и, увидев там Филч, приостановилась на секунду, чтобы отдышаться, а потом подумав секунды две, кинулась обнимать завхоза. Джулия всегда была очень чувствительной девочкой и по щеке её скатилась слезинка. Девочка незаметно её стряхнула и стала смотреть вдаль, жаждя увидеть остальных.

Scarlett Walman: Скарлетт побежала вслед за умненькими студентами Хогвартса к Черному озеру. А вот она уже довольно сильно устала и мало что соображала. Грустно. Но, увидев главного героя торжества, девушка быстро ожила и не знала, что же ей делать: бояться или прослезиться.

Аргус Филч: Аргус подскочил (ох, бедный, страдающий ревматизмом, старичок), завидев быстро приближающуюся девочку: "Это что такое? Чей-то она хочет? Ну-ка, ну-ка, мне не нравится ее странное лицо". Рядом семенила миссис Норрис с довольной мордой - завхозу это совсем-совсем не нравилось

Эйш Николеску: Эйш, только что проснувшаяся (да, да, только в это время и просыпаемся) после лекций была крайне потрясена, когда узнала о субботнике в понедельник. Запыхавшись от беготни по многочисленным коридорам замка, она остановилась и совершенно случайно увидела Джули, которая бежала к озеру. Коротко вздохнув и фыркнув, когтевранка понеслась вниз по лестницам замка. Еще несколько таких дней, и пусть хоть кто - нибудь будет меня упрекать, что я не занимаюсь спортом Через минуту с лишним девочка уже была на берегу озера и приветливо помахала всем, не в силах говорить.

Джулия Мэксим: Джулия, подтащила к себе Арли, заключала её и Филча в обнимашки и быстро, может даже немного безпардонно решила утащить всех в Большой Зал. Мистер Филч - гриффиндорка обратилась к завхозу и чуть улыбнулась. Пройдемте все в Большой Зал - сказала девочка и быстро побежала в Зал, таща за собой всех и вся.

Аргус Филч: Аргус, малость, растерялся. Схватили, обняли и за руку потащили - не видано и не слыхано. Но завхоза настолько тронуло сие, что он решился поддаться - разок за всю жизнь можно. Но некоторые сомнения не покидали его, и он поглядывал на коварно ухмыляющуюся кошку: - Что ж, милая девочка, Большой Зал, так Большой Зал. Ты сегодня хорошо потрудилась, миссис Норрис уже рассказала...

Лилиана Портер: Миллисента быстро кивнула и побежала в сторону Озера, не забыв прихватить старосту с собой. На какое-то время Лилиане показалось, что Милли ответила утвердительно просто потому, что захотела новых приключений около Черного Озера. Хулиганы, ведь они такие. Когда девушки добежали до озера, выглядело оно вполне спокойным, будто бы в нем даже жабы не водились, не то что русалки и тритоны. Лили подумала, как это, наверно, комично получить по голове крабом от русалки за вторжение на территории волшебных народов, и... рассмеялась. Ну, а что следовала ожидать? Лил порылась в сумке и достала оттуда два симпатичных сачка, один из которых девушка притянула Милли. - Пиявки не терпят новшеств, - с видом эксперта проговорила староста. - Будем действовать старым дедовским способом. На этих словах выражение лица старосты стало каким-то маниакально-напряженным. Человек несведующий мог бы и ииспугаться, но дело в том, что в детстве Лили уже приходилось иметь дело с пиявками. Почему-то они Лил очень понравились и девочка подолгу, несмотря на их мольбы, катала их на плотике, устраивала им водяные и солнечные ванны. В общем, префект очень любила пиявок. А те ее тихо ненавидели отвечали ей взаимностью.

Милисента О`Лири: Когда девушки пришли к озеру, Милли подумала, как же они будут их ловить, но тут тебя Портер ответила на ее вопрос, вытащив из своей крошечной сумочки два сачка, один из которых вручила когтевранке. "Наверняка не обошлось без заклятия незримого расширения!" Милли подумала, что надо бы и над своей сумочкой так поработать, тем более, заклинание она уже выучила. Когда Лил вытащила сачки, на ее лице появилось немного странное выражение, которого Милисента никогда не видела. Она объяснила его тем, что префекту уже не терпится достать все ингредиенты и начать работу над зельем спецзаданием. Но была одна мааааленькая проблемка. Милли никогда не держала в руках сачков и никогда не ловила пиявок. А где, спрашивается, она могла их ловить, если детство она провела в небольшом ирландском городке на берегу Атлантического океана? Сказать по правде, она и пиявок-то в глаза не видела. Но тетя Портер говорила с такой уверенностью, что, надо думать, она была экспертом по пиявкам. - Учти, теть Портер, я никогда не ловила пиявок и не знаю, как они выглядят, так что всецело тебе доверяю! - с напускной серьезностью сказала когтевранка и приготовилась лицезреть работу мастера.

Лилиана Портер: - Учти, теть Портер, я никогда не ловила пиявок и не знаю, как они выглядят, так что всецело тебе доверяю! - Лилиана обладала той особенностью, что иногда умела очень не вовремя пошутить, причем девушка знала, что это будет не вовремя, но удержаться не могла. - Отлично! Идем в замок, берем в библиотеке книжку по ИНМС, открываем страницу 37 и читаем о пиявках... Шучу! - Лили любила пошутить хотя бы ради тех нескольких секунд, когда у человека мгновенно меняется выражение лица после ее "Шучу!". - Это еще не все приспособления, надо тщательно подготовиться! - И староста быстренько заклинанием укротила длинную мантию себе и Милли, закатала рукава, но затем остановилась, будто что-то вспомнив. Наконец-то поняв, чего не хватает, префект вытащили из своей супервместительной сумочки два пары сапог. Девушка оперативно нацепила резиновые сапоги и захватила сачок. - Смотри, Милли, сейчас мастер возьмется за свое ремесло! - На этих словах Лилиана прошагала в воду и прищурилась. Пиявки должны были достаточно быстро почувствовать, что в мелководье появилось внушительных размеров тело, кожу которого надо атаковать. Через минуту Лили обернулась и подала знак Милли "процесс пошел", в это самое время несколько пиявок стали подгребать к резиновым сапогам старосты. Лили не стала ждать, пока пиявки облюбуют ее ноги, поэтому стала оперативно работать сачком, вылавливая пиявок с наименее быстрой реакцией. Чтобы Милли все-таки узнала, как выглядят пиявки, Лил достала одну из своего сачка и, выбравшись из воды, покрутила ею перед носом когтевранки. - Теперь ты знаешь, как выглядит объект. Пробуй сама. - Произнесла староста и улыбнулась.

Милисента О`Лири: Отлично! Идем в замок, берем в библиотеке книжку по ИНМС, открываем страницу 37 и читаем о пиявках... Конечно, Милли, как порядочному хулигану полагалось упасть в обморок при слове "библиотека", но она была все-таки когтевранским хулиганом и ничто когтевранское ей было не чуждо. У нее, о ужас, даже грамота за хорошую успеваемость была! В общем, от учебника ИНМС она бы не отказалась, хотя этот предмет и не посещала. Ха, наверное, это было бы забавно: примерный хогвартский хулиган с сачком сидит на берегу озера и читает учебник ИНМС. Лил вытащила из своей сумочки резиновые сапоги и протянула одну пару Милли. Они, надо сказать, были немного не ее размера. Самую малость. Размера 45 при ее 33. Да ну и шуш с ним. Обувшись, когтевранка вооружилась сачком и зашла в озеро. Укороченную мантию все-таки решила оставить на берегу. Наверное, выглядела она весьма колоритно: идеально отглаженная белая рубашка с короткими рукавами и эмблемой факультета, расстегнутая на верхнюю пуговицу, миленькая коротенькая юбочка в шотландскую клетку, синий, небрежно расслабленный галстук изумительно сочетались с резиновыми сапогами. 45 размера. И сачком. - Теперь ты знаешь, как выглядит объект. Пробуй сама Объект выглядел не слишком привлекательно. В самый раз, чтобы показывать его пугливым первокурсницам. Но поскольку Милли была набравшей на перевод второкурсницей, она не испугалась. Да и первокурсницей не испугалась бы - с ее мракоборческими амбициями ей не пристало бояться каких-то пиявок. Когтевранка зашла в озеро, громко хлюпая своими сапожищами. "Надо было все-таки уменьшить" - пронеслось у нее в голове. Какая-то коряга, да и шуш с ней. Отпихнув ее ногой, Милли последовала дальше. Вдруг она почувствовала, что земля уходит из-под ее ног и ей перехватывает дыхание - нет, она не увидела Оливера Вуда собственной персоной, она поскользнулась, и, кажется, падает. Нет, не так. ААААА, МИЛЛИ ПАДАЕТ!!! Попытавшись не искупаться в озере, Милли замахала руками, в одной из которых был сачок. Нащупав что-то рукой, она ухватилась за это, пытаясь удержаться и не предстать перед стариной Вудом с водорослями и пиявками в волосах. Кажется, это что-то оказалось конечностью тети Портер и прежде чем Милли с оглушительным хлюпаньем плюхнулась в озере, в ее лохматой голове пронеслась мысль, что не она одна предстанет перед любовью всей ее жизни с водорослями и пиявками в волосах.

Лилиана Портер: Лилиана оценила наряд Милли (в таком только на Черное озеро идти!) и проследила за действиями когтевранки. Лили думала, что справляется Милисента достаточно неплохо, ее даже вид пиявок не испугал! Что же, надо еще посмотреть, как они будут Милли на ощупь... Однако Милли, похоже, решила действовать в сверхзвуковом режиме. Когтеванка резко отшвырнула в сторону какой-то объект в озере, который спокойно лежал и никого не трогал... И тут Лил стала теряться в догадках: то ли Милли и правда стала падать, то ли она шутила, то ли она изобрела новый способ ловли пиявок... Все могло быть. Ну, вот иногда, видимо, нужно рассматривать самые очевидные варианты! Милисента действительно летела аккурат в озеро. - Милли, я иду! - Лилиана, бросая на ходу сачок с пиявками, которые поспешили выбраться тут же наружу, но почему-то далеко не уплывали, а любопытно поглядывали, чем все это кончится. На свою беду. Похоже, что Лили оказалась рядом как раз вовремя... вовремя, чтобы Милли, падая, схватила ее за ногу и потащила за собой. Староста поняла, что уже не может сопротивляться закону всемирного падения тяготения, и тоже полетела в своей милой укороченной мантии ничком в озерную гладь. Но за миллисекунды до падения Лил все же успела заметить очень странные эмоции, которые рисовались на лице Милли, будто когтевранку больше заботил ее внешний вид, чем то, что операция на гране срыва. Далее события развивались стремительно. Всплеск воды, много пиявок, которые рассыпались в ближайшей окрестности... водоросли, которые тут же нашли пристанище в волосах гриффиндорки... грозный тритон и его кулак... Наконец найдя точку опоры, Лил вынырнула из Озера и огляделась. Неподалеку стояла Милли, точно такая же водянистая... с водорослями и пиявками.

Милисента О`Лири: В такую жару искупаться в прохладном озере - сущее удовольствие. А искупаться в одежде, с сачком и в резиновых сапогах 45 размера в обществе тритонов и пиявок - да ведь это то, о чем Милли мечтала всю свою моторчатую жизнь! Оставалось надеяться на то, что старина Вуд не надумает навестить родную школу именно тогда, когда самая преданная его фанатка вылазит из озера как мокрая курица второкурсница, решившая искупаться в одежде, резиновых сапогах и с сачком в обществе пиявок и тритонов. Неуклюже хлюпая сапогами, Милли вылезла из озера, припоминая все предметы гардероба Мерлина: кальсоны, мокасины, подштанники, носки, резиновые сапоги 45-го размера. О, точно! Мерлиновы сапоги 45 размера! Она еще никогда так не радоватась суше. Сняв наконец-то эти мерлиновы резиновые сапоги 45 размера (а интересно, какого размера резиновые сапоги носил Мерлин?), Милисента сердито отпихнула их в сторону и изучающе уставилась на тетю Портер. Она, надо сказать выглядела совершенно великолепно: абсолютно мокрая, вода стекает со всего, с чего только можно, светлые (в сухом виде) волосы уложены в хулиганоприческу, украшенную водорослями и пиявками. В общем, красавица. Хотя, тетя Портер всегда красивая, она была бы красивой даже в вечернем платье с прической, их которой не выбивается ни единый волосок. А водоросли в волосах способны украсить любую девушку! А интересно, какая прическа более более хулиганистая: "а-ля, я упала с гиппогрифа, тормозила головой" или изысканная прическа в минималистическом стиле, украшенная пиявками и водорослями. Вот дилемма! На этот вопрос Милисента ответила себе так: первый вариант - это повседневное решение, которое должны носить все порядочные хулиганы, а второй - это, так сказать, парадный вариант, доступный лишь для продвинутых хулиганов. Это немного успокоило Милли, хотя она все равно не решилась бы предстать перед Вудом в таком виде. Девочка подошла к тете Портер, внимательно изучая закономерности расположения водорослей в ее волосах. "О, пиявка." Когтевранка сняла извивающийся ингредиент зелья с голову префекта и вручила ей -Тетя Портер, у тебя пиявка на голове, - абсолютно будничным тоном заявила второкурсница, как будто она говорила "тетя Портер, у тебя мантия красивая". Ну подумаешь, пиявка на голове. С кем не бывает. Вот с Милли и тетей Портер бывает. И тут когтевранка разразилась таким звонким и веселым смехом, как будто увидела как двадцать маленьких Юджинов бегут за одним большим с криками "давай поиграем!".

Лилиана Портер: Лили и глазом моргнуть не успела, как Милли была уже на берегу Озера. "Воистину сверхзвуковая скорость", - подумала про себя староста, параллельно, пытаясь высвободиться из тисков водорослей. Выглянувшая неподалеку русалка даже ругаться не стала, настолько жалким был вид префекта. Пиявки, уставившись на это зрелище, даже прекратили свои попытки к бегству, ведь за их недолгую жизнь им еще не разу не приходилось видеть в Озере куратора в мантии, покрытой водорослями, в резиновых сапогах, с пустым сачком с руках и со своими сородичами в волосах. Возможно, если бы Лилиана все это видела со стороны, это показалось бы ей и смешно, но пустой сачок, в котором должно быть примерно то, что было у нее сейчас в волосах, хихикающая русалка, которая раздражала так, что хотелось этот самый сачок надеть ей на голову (но префект-то знала, что в воде русалка ориентируется точно лучше, поэтому делать этого не стоит), к юмору не располагали. - Тетя Портер, у тебя пиявка на голове, - сказала Милли таким тоном, будто они сидели сейчас в гостиной и обсуждали домашнее задание по Астрономии. - Я тебе больше скажу: она там не одна, - ответила Лил и, повертев пиявку в руках, отправила ее в сачок. Спокойствие, только спокойствие, - староста старалась держать себя в руках, потому что чувствовала, что истерика подступает, но какого вида истерика, даже сама Лили точно не могла сейчас сказать. Гриффиндорка потрясла головой и собрала с волос оставшихся пиявок плюс тех пиявок, которые, как Лил показалось, наиболее нахально на нее смотрели из Озера. Префект бросила уничтожающий взгляд на веселящуюся русалку и в этот момент она готова была признаться, что жалела, что для зелья не нужны русалки. - Милли, собирай водоросли, мы отсюда уходим, - сказала Лилиана и с гордым видом прошагала из воды на берег.

Милисента О`Лири: Похоже, тетя Портер не разделяла Миллиного мнения о том, что их небольшая авария на Озере - это веселое происшествие, которое они внукам будут рассказывать, падая с люстры от смеха. Во всяком случае, она так смотрела на хихикающую русалку, что Милли показалось, что она сейчас эту нахальную нечисть на ингредиенты для зелий пустит. За нахальную нечисть Милисента не особо беспокоилась, ей просто не хотелось, чтобы добрая и хорошая тетя Портер пускала кого-то на ингредиенты, даже русалок, хихикающих с пиявок в их волосах Милли, собирай водоросли, мы отсюда уходим Когтевранка только приоткрыла рот, чтобы что-то сказать, как сообразила, что сейчас с префектом спорить не нужно. Она вытащила приличную горсть водорослей из своих кудрявых рыжих волос, там же обнаружила еще парочку пиявок и аккуратно сложила это в приготовленные гриффиндоркой склянки. Девочки сложили сачки и сапоги в супервместительную сумочку Лили, вернули мантиям прежнюю длину. Напоследок тетя Портер бросила на русалку уничтожающий взгляд, а Милисента, решившая ее (тетю Портер, а не русалку) порадовать, соорудила чернильный шарик, который в следующую секунду послала в нечисть. Меткость не подвела когтевранку и шарик угодил аккурат между нахальными глазками водной нечисти. "Да, О`Лири, пуляться чернильными шариками в русалку - как раз именно то, что в таких случаях должен делать будущй мракоборец-неестествовед". Водная нечисть мешком свалилась в воду (а Милли и тетя Портер хоть и сухопутные, в воду падали изящно и грациозно!), а когда выглянула из воды, высказала свое неудовольствие действиями когтевранки. Причем в таких выражениях, что уши воспитанной в лучших аристократических традициях Милисенты посчитали своим долгом свернуться в трубочку. Она пообещала себе, что когда будет стажером, поймает эту противную русалку и будет ее показывать студентам в качестве наглядного материала. Вытащив последних пиявок из волос, девушки пошествовали в лабораторию.

Марта Оул: Начало ролевой. Участники: Марта Оул, Kara Maison. Просим не вмешиваться. Солнце, слегка высунувшись из больших, пушистых облаков, так сильно напоминавших его белое теплое одеялко, освещало все окрестности замка Хогвартс. Его лучи скользили по беспокойной поверхности озера, которая постоянно сильнейшим образом колыхалась то ли от ветра, то ли от проплывающих где-то там русалок. В это время девушка в желтой мантии с вышитым на ней гербом Пуффендуя любовалась прекрасным пейзажем — озером, окруженным холмами. Пришла она, Марта Оул, туда сразу после завтрака. Этот выходной она заранее планировала провести на свежем воздухе, ибо давно уже не выходила из замка, где её задерживали лекции, домашние работы, прочие дела... На самом деле, там она ещё и поджидала Кару Майсон, с которой договорилась встретиться и прогуляться по территории Школы. Как всегда, пятикурсница пришла раньше, чем требовалось где-то на полчаса. Она была уж слишком пунктуальной, и это, казалось бы, полезное качество, иногда жутко мешало ей. Но вернемся к ситуации с прогулкой и озером. Время она провела в размышлениях о том, что её ожидало, ведь девушка знала Кару - та внезапно могла придумать абсолютно любое приключение с самыми неожиданными последствиями. Именно поэтому у Марты был реальный повод опасаться. Однако, пока Майсон не пришла, можно было расслабиться и радоваться жизни...

Kara Maison: Kara Maison решила насладиться прекрасной природой и свежем воздухом, а также общением с Мартой Оул. Девушка очень хотела жарких ощущений от приключений и авантюр , но никак не могла понять как именно их заполучить. Майсон бродила на берегу озера и параллельно пыталась что-нибудь придумать. Наконец на ее глаза попалась Марта которая загадочно смотрела вдаль. Кара тихонько подкралась к суровому символогу и громко крикнула: -БУ-Я!! Девушка громко рассмеялась увидев выпученные глаза Марты и что-то говорила сквозь смех: -Ты поняла прикол, да? Типо БУ - это я. Заметив что Марте не смешно пуффендуйка спросила: - Что? Ты не поняла? Что ты так на меня смотришь? Эх, нет у тебя того же чувства юмора что и у меня. Не дав Марте Оул нечего ответить, Кара схватила ее за руку и быстро проговорила : - Ну, пошли гулять, а я пока придумаю какую нибудь авантюру или передрягу в которую можно встрять.

Марта Оул: Разглядывая какой-то странный предмет, мирно плывший по поверхности озера, Марта перестала замечать всё остальное. Для неё существовали в тот момент только размышления, озеро и некая субстанция... размышления, озеро, субстанция... И тут раздался громкий и высокий крик, казалось, самки орангутанга весной в полнолуние, заставивший испариться все глубокие умозаключения, получившиеся в результате размышлений об объекте, плескающемся в озере. Отчаянный «БУ-Я!!» испортил всё, что только мог. Философ же... то есть, кхм... символог обернулась, желая увидеть источник сего ора. И увидела она там Кару, цвет волос которой и правда походил на цвет орангутанга. Впрочем, она старалась об этом не думать. Она вообще старалась не думать, потому что со включенными мозгами гулять с Майсон неправильно и, надо сказать, опасно. Поэтому Марта просто смотрела и моргала, моргала и смотрела. — Ты поняла прикол, да? Типа БУ - это я, — сказала вдруг хаффлпаффка и звонко засмеялась. Дальше последовало: — Что? Ты не поняла? Что ты так на меня смотришь? Эх, нет у тебя того же чувства юмора что и у меня. После этой фразы лоб Марты влюбленно посмотрел на её ладонь, а ладонь на лоб. Они быстро поняли друг друга, подмигнули и, сгорая от желания почувствовать прикосновения друг друга и от стыда одновременно, хотели было уже соединиться в глубоком фейспалме... но внезапно их разлучили. Ладонь, вместе со всей остальной рукой пятикурсницы, была поднята и утащена Карой. Далеко-далекооо... Гулять. И встревать в авантюры. И передряги, конечно. Обязательно.

Kara Maison: Девушка вприпрыжку шла по тропе, параллельно поглядывая на озеро, в тот день оно было особенно красивым. Пели птицы, в голове у Майсон играла приятная музыка или она просто потихоньку сходила от скуки. Вдруг ей в голову пришла идея авантюры, она с нетерпением хотела поделиться ей с Мартой. - Марта, у меня появилась глобальная идея приключения! Это будет легендарно! -Ну как? Ты готова слушать?-радостно спросила Кара. Не дождавшись никакой реакции Кара Майсон с подозрением посмотрела на подругу, ей казалось что Марта сегодня очень грустная. В ее голову лезли мысли, а вдруг своим "БУ-Я!" она сильно напугала и обидела своего друга символога, именно поэтому она спросила у Марты: -Что-то не так? Я тебя чем-то обидела или тебя кто-то расстроил чем-то? Может что-то случилось? -Ну-ка расскажи мне все! - воскликнула пуффендуйка и легонько ударила Марту кулачком по плечу.

Марта Оул: Марта шла, рассматривая профиль Кары на фоне озера и вслушивалась в пение птиц, доносившееся откуда-то из Запретного леса. Все они хаотично чирикали, достигая неимоверно высоких нот. Тогда девушка вспомнила, что давно хотела научиться определять род птицы по её пению, только всё руки не доходили. Слишком большое количество дел в чем-то мешало ей изучать какие-то необязательные, но интересные при этом вещи. Подготовка к СОВ, домашние работы, собственные лекции... Всё это занимало слишком много времени. Это Марта и обдумывала, пока вглядывалась в даль, в покрытые многочисленными деревьями и кустарниками холмы, которые в свою очередь придавали им ярко-зеленый оттенок. Она вспомнила и свою недавнюю поездку в Шотландию, где таких холмов было огромное количество. В тот день пятикурсница была особенно меланхолична и вдумчива, что и её саму несколько пугало, ибо было так для неё нехарактерно, что уж говорить об окружающих. Пуффендуйка беспокоилась по поводу реакции Кары, любящей вплетать других во всяческие авантюры, на её безынициативность, но скрываться под маской импульсивности и готовности действовать в любом случае по любому поводу Марте тем более не хотелось, так как она, маска эта, да и импульсивность тоже, её пугала ещё более всего прочего. - Марта, у меня появилась глобальная идея приключения! Это будет легендарно! - быстро и задорно проговорила Кара, которая в тот момент казалась и на самом деле была полной противоположностью подруги. После вопроса же о своей готовности слушать Марта сделала подобие кивка, но это действие сложно было воспринять именно как кивок из-за совсем небольшой амплитуды сего движения. Почему-то на пуффендуйку напал ещё и зверь по имени Нежелание-что-либо-делать-даже-просто-кивать. Перспектива просто спокойно погулять девушке импонировала. - Что-то не так? Я тебя чем-то обидела или тебя кто-то расстроил чем-то? Может что-то случилось? - начала расспрашивать юного символога его спутница, а это юный символог очень не любил, хотя и старался не показывать своей неприязни. — Всё хорошо, — слегка натянуто улыбнулась хаффлпаффка, — просто настроение такое. Не важно. Бывает. Забудь. Лучше расскажи, что ты там задумала, ты так не рассказала. На самом деле, Марта очень пожалела, что задала этот вопрос. Всё-таки Кара могла о своей наверняка сумасшедшей идее и забыть, а напоминание пятикурсницы поспособствовало обратному. Но уже сказанного, увы, не вернешь и не обдумаешь.

Kara Maison: — Всё хорошо, просто настроение такое. Не важно. Бывает. Забудь. — Кара лишь пожала плечами в ответ своей подруге. Она по себе знала, как раздражает, когда тебя достают с вопросами. Каждому человеку нужно личное пространство, в которое лезть не нужно. — Лучше расскажи, что ты там задумала, ты так не рассказала, — следом проговорила Марта, чем несказанно порадовала пуффендуйку. — С удовольствием, — хитро улыбнувшись, ответила девушка. — Дело в том, что я недавно была в библиотеке и узнала очень занимательный факт, — Кара прочитала вопрос во взгляде подруги и улыбнулась еще шире. — Ты, верно, слышала, что в нашем озере живёт чудовище? — она выдержала паузу, давая Марте переварить услышанное. — Мы должны узнать, правда это или нет! — она быстрым шагом направилась к озеру. — Надеюсь ты знаешь, чем питаются огромные чудища? — обернувшись, спросила второкурсница и двинулась дальше, оставляя удивленную Марту позади.

Элис Мэй: Ролевая игра (Осенний РПГ-Турнир) Участники: Марта Оул, Элис Мэй и Рикине Беннет. Ситуация №2. «Псевдожабросли» Элис, особенно затравленно оглядываясь по сторонам, вела своих подруг к берегу озера — одного из самых переполненных магическими обитателями водоёма, расположенного около Хогвартса. Пуффендуйка, хоть и было достаточно жарко и рука потела, находясь в кармане, не вынимала её оттуда. Она сжимала во вспотевшей от "восторженного" волнения ладошке жабросли, которые она удачно позаимствовала у мисс Алтейд после одной из лекций. Элис до сих пор воображала, зачем профессору по ИНМС жабросли, но пока остановилась на рассматривании живности в её естественной среде обитания, то есть под водой. Ведь в Чёрном озере водятся не только гриндилоу, правда? Мэй повернулась к шедшим за ней подругам, которые с любопытством и непониманием озирали вокруг. Они уже почти пришли к берегу, поэтому Элис их только поторопила: — Вперёд! Я вам кое-что покажу!

Марта Оул: К берегу Черного озера двигалась и девушка в желтой с коричневатым оттенком мантии. Она явно была старше двух её спутниц. При более детальном рассмотрении в ней можно было узнать Марту Оул, студентку Пуффендуя и преподавателя Символогии по совместительству. Шла она даже не подозревая, что её ждет: дело в том, что позвала её Элис с намерением «кое-что показать». Марта лишь доверилась своей юной напарнице и вместе с Рикине последовала за ней. Не то чтобы пуффендуйка особенно интересовалась этим «кое-чем» и её охватывало особенное любопытство, она просто решила провести свободное время с двумя очаровательными подругами, а то, что Элис собиралась что-то показать было вполне удачным предлогом. И вот, мисс Оул подходила ближе к берегу, как и две её спутницы. Она вслушивалась в тихое звучание небольших волн, образовывавшихся в результате движения русалок, и наслаждалась моментами, когда легкий ветерок спасал от нисколько не щадящего гуляющих в тот осенний день солнца. Марта больше любила прохладу, поэтому совсем не радовалась столь жаркой погоде. Пуффендуйка шла чуть позади подруг и оглядывалась по сторонам. Она рассматривала прекрасные пейзажи, любовалась открывавшимися видами. При этом Марта слышала, как Элис подгоняла Рики и её саму, и только улыбалась напарнице в ответ, принципиально не ускоряя шаг. Однако мисс Оул всё-таки, глядя на практически бегущую хранительницу некой тайны, начинала подумывать о том, что эта тайна должна быть очень интересной, раз Элис так спешит о ней рассказать. Так уж Марта любила пребывать исключительно впереди паровоза и заранее размышлять о том, что её ждёт!

Рикине Беннетт: В сладостном предвкушении чего-то очень уж необычного, Рикине в припрыжку спешила за двумя своими подругами. Как ранее обещала одна из них, Элис, девочек ждёт нечто действительно не забываемое, поэтому Рики уже была готова нестись вскачь, лишь бы достигнуть желанной цели быстрее. Марта шла рядом с нейтральным видом, но даже у неё не получилось скрыть того волнения, которое окружало девушек. Наконец, берег был достигнут: тёмные волны лениво накатывались на песчанный с мелкими камешками берег, также лениво откатываясь обратно, унося с собой мелкую гальку. Где-то в далеке слышался переливистый смех русалок и громкие плески воды, от их резких движений. Лёгкий ветерок, налетавший со стороны воды, навевал лёгкую дремоту и свободу от удушающей жары, вот только Рики была настолько возбуждена, что как бы ветер не старался, не мог заставить её присесть в тёнек и задремать. Мысленно показав ветру язык, Рикине повернулась к Элис и Марте, в нетерпении замерев. Наверное, не зря когда-то девушка спасла от ненасытного медвежонка непоседу Рыжа - её милейшего домашнего лисёнка, ведь они оба так друг друга дополняли. И Рики и Рыж оба были страшно любопытными сознаниями, жаждующие новых приключений и открытий, и совершенно не важно, какой они имели результат - главное поучаствовать, почувствовать вкус неизвестности, порадоваться вдоволь, иногда до поросячего визга, решить сложные проблемы и целом остаться больше, чем просто довольной. Эх, мне бы сюда Рыжа.... - мечтательно подумала девушка, настороженно смотря на одну из рук Элис, которую та держала в кармане всё их путешествие до озера. - Ему бы точно понравилось! Да и веселее было бы. Устав подпрыгивать и ждать, Рикине быстро приблизилась к загадочной Элис и требовательно на неё посмотрела, ожидая, что та, наконец, расскажет суть того, зачем они тут собрались.

Элис Мэй: Наконец девочки добрались до берега Чёрного озера. Хоть была и жаркая погода, но около воды казалось гораздо прохладнее. То ли дело в резких, но сильных порывах ветра, то ли просто от вида воды, от которой, чувствовалось, несло влагой и прохладой на студенток. Элис на минуту прикрыла глаза, представив себя ма-а-асенькой рыбкой в огромном, полном опасностей и чудес одновременно озере. Она обязательно должна быть с серебристой чешуёй, красными плавничками по бокам и разноцветным, переливающимся во все оттенки радуги хвостом. И, ах да, конечно же, — уметь петь. Пожалуй, единственная рыбка в мире, которая умела бы распевать песенки на дне морском. А почему, собственно, рыбкой? Хотя это здорово: обитать в воде. Можешь проскочить в любую дырку. Будучи рыбкой, Мэй бы поплыла обязательно на поиски приключений и нашла бы их даже в озере. Чем огромная голодная щука, догоняющая тебя, не приключение? Хаффлпаффка поняла, что слишком сильно отвлеклась на придумывание своих приключений в форме рыбки, а её подруги, кажется, уже заждались и теперь нетерпеливо переглядывались друг с другом. Простите. Элис виновато улыбнулась и наконец-то вытащила зажатый кулак из кармана и раскрыла ладонь. На ладошке оказался небольшой серый комок каких-то подозрительных и непривлекательных водорослей, которые изредка подёргивали стебельками. Создавалось ощущение, что они живые. — Смотрите, — Элис для убедительности сжала и разжала пальцы, примяв "окм" из водорослей. — И не бойтесь. Это жабросли. лучше не спрашивайте, откуда они. Это... долгая история. Увидев непонимающие глаза девочек, хаффлпаффка подняла указательный палец вверх, поправив воображаемые очки, и выдала небольшую научную справку: — Жабросли — это магическое растение, водоросли, с помощью которых можно дышать под водой. Нужно всего лишь постараться проглотить их. В книге, конечно, сказано, что они отвратительны на вкус, но... Как вам? Опробуем? — видно было, что этот план у Мэй созрел уже давно, и теперь она задорно сверкала глазками на студенток.

Одетт Миллер: Ролевая игра «Пикник на озере» Время действия: весенний вечер в середине апреля. Погода: слабый перменный ветерок, сменяющийся с наступлением темноты полным штилем, легкая прохлада. Ясно. Участники ролевой: Одетт Миллер и Захария Нэйтон. Время проведения ролевой: неограничено. Если после последнего поста, логически не завершающего ролевую, проходит более недели, считать ролевую замороженной. ______________________________________________________________________________________________________________________________________ Одетт Миллер Девушка шла по тропинке,ведущей к черному озеру и счастливо улыбалась.В записке было сказано,что нужно сойти на берег и там ждать,так Одетт и сделала.Осторожно спускаясь по тропке,она оглядывалась по сторонам.Место действительно было очень красиво.С приходом весны все вокруг зацвело и заиграло новыми красками.Большое обилие зеленого придавало шарм этому месту.Всюду зацвели первые цветочки.Молодая травка ярко переливалась на заходящим за горизонт солнцем.Уже вечерело и светило закатывалось за озеро,одаривая девушку последними алыми лучами солнышка.Мисс Миллер была одета в короткое платье выше колена,белоснежного цвета со струящимся подолом,который сейчас немного развивался на небольшом ветерке.Верх платья был воздушным,рукава отсутствовали,а шея как и часть спины были открыты.Волосы Одетт были закручены в локоны и украшены плетением из ромашек и жемчужинок.Туфельки были так же открыты и украшены белыми ленточками с жемчужинами.Девушка будто парила между небом и водой в этом наряде.Он был воздушен,нежен и светел.Теперь осталось только дождаться парня. Захария Нэйтон Весенний ветерок теребил волосы тринадцатилетнего мальчика, который стоял на берегу и смотрел на уходящее солнце. Это было приятно – смотреть на солнце и не щуриться. Оно было очень теплым, но не паляще-жарким. Раскрашивая озеро во все самые нежные розовые, золотые и оранжевые цвета, оно будто спорило с самим его названием, его природой. Захария знал: под этой тяжелой многотонной махиной воды где-то плавало чудище – гигантский кальмар. Мальчик буквально представлял себе как тот медленно передвигается среди темно-зеленого леса из водорослей, пугая рыб и русалок. Он вальяжно шевелил своими конечностями, поднимая их к самой глади воды, разрезая ее и раскрашивая свое щупальце в цвета заката. Где-то позади Нэйтона прострекотал первый сверчок и выбил мальчика из чудесной сонмы, возвращая в не менее сказочную реальность. Он знал – она рядом. Каким-то невероятным образом, мальчик чувствовал ее приближение. Такое нежное и легкое, воздушное и чистое, будто сам ангел спускался к нему. Мальчик обернулся, еще раз критически оглядев свое творение и оставил его, выйдя из этого укрытия. Он был прав: она приближалась к нему, будто в облаках. Окруженная белоснежной легкой тканью, она осторожно спускалась к берегу, ступая белоснежными туфельками на безопасные участки. Ее глаза смотрели по сторонам, казалось растеряно, но в них такие же, как и бусинки в ее волосах, блестели звездочками световые блики счастья и радости. Такой он запомнит ее еще надолго, Захария знал это. Она еще не заметила его и мальчик не хотел выходить из-за ветвей дерева, скрывавшего его. Он хотел любоваться ей, купающейся в лучах заката, словно в таинственной неге. Девочка остановилась и ждала его, глядя по сторонам и любуясь солнцем и озером, как и Захария несколько минут назад. - Одетт... - это имя слетело с его уст непроизвольно и мягко, но тихо, так, что она не могла его услышать. Вот она, чудесная белая лебедь... Больше стоять он не мог. Выйдя из-за деревьев, мальчик направился в сторону девочки, не отрывая от нее взгляда. Это могло бы сыграть с ним злую шутку - берег был скользким, - но ему было все равно сейчас. Он не мог, просто не мог упасть в такой светлый миг его жизни. - Одетт, - произнес он, когда подошел поближе к ней сзади. Он знал: сейчас она повернется и разум и сердце его наполнятся неугасающим счастьем. - Здравствуйте, - на лице мальчика появилась улыбка, которая никуда не хотела уходить... Да и не ушла бы, даже если он захотел, - очень хорошо, что вы пришли. Мысли мальчика беспорядочно метались в голове, совершенно не складываясь во что-либо связное. Весь план сегодняшней прогулки, который он так тщательно проработал в уме еще задолго до сегодняшнего дня, казался теперь нелогичным, неправильным, слишком грубым. А слова, которые он произносил вслух были еще более бессистемны: - Я рад вас видеть, леди, вы очень красивы сегодня. Я хочу показать вам одно место. Я так рад, что вы пришли. Вам не страшно в туфельках на берегу? Хотя я в любом случае не дам вам упасть... Он силой заставил себя замолчать и слегка смутился. "Боже мой, почему я несу такую чушь? Мне просто нужно собраться... Просто перестать сходить с ума. Иначе она больше не захочет со мной дружить. И что тогда? Будешь всю жизнь бегать под юбкой куратора и старосты!" Одетт Миллер А солнце тем временем садилось ниже и ниже.Последние красно-алые лучи ласково касались личика Одетт,играя с ее каштановыми волосами и заставляли отливать их золотом,а жемчужины в плетении перламутром.Жемчужины отражали последний свет и поблескивали в волосах,придавая им еще больше сияния и красоты.Эту картину можно было наблюдать вечно,девушка стоит у самого края озера и будто плывет по нему,мисс Миллер заглянула в отражение водной глади и оно ей безусловно нравилось.Одетт осторожно перешагнула с ноги на ногу и растерянно огляделась по сторонам.Его все не было и девушка начала жутко волноваться.Весенние птички кружили в воздухе и пели свою красивую песню,Миллер напрягла слух и прислушалась к звукам,вдруг ей послышались шаги.Все ближе и ближе,вот она почувствовала,что кто-то остановился прямо позади нее.Конечно она знала кто это,гриффиндорка ждала этого человека как никого в жизни не ждала.Сердце ее ликовало,оно то замирало,то отмирало,сердце и душа ее пели свою песню с ярким,победным мотивом,а глаза заискрились еще сильнее,они искрились нескончаемым счастьем,которому позавидовала бы любая девушка и женщина.Одетт осторожно и плавно развернулась к парню лицом.От слов о том,что она чудесно выглядит на белоснежной коже появился румянец. -Спасибо..-смущенно прошептала она и заглянула парню в глаза. -Я тебя тоже очень рада видеть,Захария.-робко проговорила она.Начали благоухать цветы,источающие аромат только ночью к этому букету добавился запах духов мисс Миллер.Главные ноты смородина и роза. Композиция открывается нотами чёрной смородины и турецкой розы, продолжается цветочным букетом пиона и лилии и завершается мягким шлейфом ванили, амбры и мускуса.От таких сладких и нежных запахов можно было просто задохнуться,упиваясь ими.На секунду девушке показалось,что она упадет в обморок от взгляда этих серых глаз,но она старалась держаться уверенно.Миллер осторожным и ласковым движением пальчиком коснулась руки парня. -Мне с тобой не страшно...совсем не страшно.-тихо прошептала девушка и очаровательно улыбнулась,смотря парню в глаза.

Тайлер Стаффорд: Тайлер Стаффорд бодро шагал из Хогвартса в сторону Черного озера, держа свою старую, но надежную метелку и небольшой сверток. Смеркалось, дул сильный ветер, заметно похолодало. "Вот уж воистину зима близко." - подумал гриффиндорец, поплотнее закутавшись в мантию. Однако, это не мешало сегодня весело провести время. Вынув из внутреннего кармана свою волшебную палочку второкурсник с помощью заклинания Люмос вызвал небольшой огонек, которого, впрочем, было вполне достаточно. Приблизившись к озеру, Тайлер осмотрелся в поисках Джиллиан. В ожидании, он расположился около большого камня, наблюдая как ветер гонит небольшие волны. Думая, чем себя занять в это время, студент решил попрактиковаться немного в трансфигурации, благо, материала вокруг предостаточно, а отточить свои магические навыки всегда полезно.

Джиллиан Фрай: Джилл торопливо бежала к Озеру,. Мантия, аки знамя развевалось у нее за спиной. Джилл боялась, что опоздала. "- Вот есть люди... Ведь не опаздывают никуда. Не торопятся", - пыхтела про себя Джилл. - "А есть Фрай. И этом, не кажется, все сказано." Тут Джилл вздохнула и немного притормозила, переведя дух. Все же холодный ветер ощущался, однако щеки так и пылали пламенем. "Так и есть, что Тай ругаться будет, что опоздала," - Джилл торопливо продолжила путь и заметила впереди пляшущий огонек. Приободрившись, Джилл устремилась прямо к нему и вскоре вышла на Тайлера, который, кажется, сильно увлекся практикой заклинаний и не замечал, что происходит вокруг. Подойдя к нему сбоку, Джилл помахала рукой, привлекая внимание и одновременно доставая из кармана мантии большой сверток.

Хелена Мэнесс: Вечер стоял на удивление замечательный. Прохлада мягко касалась лица - словно играясь в какую-то очень серьезную, хоть и не понятную игру. Чуть поежившись от неожиданного порыва холодного ветра Хелена подняла воротник куртки, в который тут же опустила, шмыгнув, нос, поправила так норовившую улететь на прогулку с ветром шапку, и скорым шагом продолжила скорым шагом приближаться к озеру. По спине то и дело постукивал небольшой рюкзак, отчего девочку не покидало ощущение что с ней рядом идет еще кто-то. Однако, сколько бы Мэнесс не осматривалась - ничего, кроме кустов да деревьев не видела. Правда через время впереди показался какой-то тусклый свет, а еще через несколько минут Шео смогла различить впереди две фигуры в которой слизеринка не сразу узнала Фрай. Джилл! С распределением девочка так завертелась на факультете что чуть не забыла о записке старосты. Благо собиралась Хел быстро а потому через четверть часа она уже приближалась к назначенному месту. Надеюсь не опоздала! Надеюсь не очень опоздала! - пронеслось в голове слизеринки замеревшей всего в нескольких шагах от спины Фрай.

Тайлер Стаффорд: Тайлер поднял взгляд и увидел стремительно приближающуюся Джилл и решил отложить практику трансфигурации на потом, тем более, у него не очень-то и получалось - эта наука никогда не давалась гриффиндорцу. -Доброй ночи, Джиллиан, Хелена. - приветственно улыбнулся он и заинтересованно перевел взгляд на немаленьких размеров сверток в руках когтевранки. - Как прошел день? - полюбопытствовал Тайлер. - С чего начнем? Вариантов развития событий было множество.

Джиллиан Фрай: Заметив, что Тайлер более не практикуется и даже не испугался, Джилл расслабилась и тут же насторожилась, услышав шаги позади. Обернувшись, она увидела Хелену. - Фууух, привет! - радостно воскликнула Джилл. И туту когтевранка поняла, что мантию лучше бы запахнуть, ибо если бежать было удобно, то стоять было очень даже прохладно. Но когда впереди такое приключение, то о каком холоде может идти речь? -Доброй ночи, Джиллиан, Хелена. Как прошел день? - Если в двух словах - то он только начинается! - рассмеялась Джилл. - А если в целом, то мимолетно, но, как всегда, насыщенно, - Джилл в свою очередь разглядывала амуницию Тайлера. - Кстати, заказала себе мантию с бездонными карманами. Теперь там есть... - Джилл зашарилась по карманам. - Хлебушек! - Джилл радостно извлекла пакет, который приготовила, чтобы приманивать кальмара. - Думаю, водяной монстр не откажется в трапезе и быстрее обратит на нас внимание, что скажете? - Джилл радостно подмигнула друзьям. - С чего начнем? Джилл прищурила глаза, предвкушая шалости. - Думаю, мы начнем с выманивая кальмара. Вы когда-нибудь видели эту громадину? - с этими словами Джилл потащила друзей поближе к озеру.

Хелена Мэнесс: Поймав взгляд обернувшейся Джилл слизеринка улыбнулась не придумав ничего получше чем махнуть несколько раз рукой когтевранке в ответ на приветствие. В несколько шагов обогнув Фрай Хелена поравнялась с ней и теперь с интересом осматривала место до которого так, за все время прибывания в школе, ее ноги еще и не добрались. - Не поверите, мистер Стаффорд, день прошел удивительно потерянно! - ответила Шеонн с ноткой усталости. - Какие-то ужасные последние дни - я все теряюсь и теряюсь во времени. Вот, кажется, еще час назад я сидела за обеденным столом, а три часа назад делала вчерашнюю домашку...У меня спуталось все время. Хоть на маховик времени начинай копить! - посетовала девочка, переминаясь с ноги на ногу во избежании замерзания которым чревато долго стояние на одном месте. - Если в двух словах - то он только начинается! Слова Джилл о начале дня заставили слизеринку перевести взгляд на напарницу по вечерней прогулке. - Вот, и я о том же! То начинается, то заканчивается. Я отказываюсь понимать время! - улыбнулась Хел и с интересом уставилась на карманы, то есть на новую мантию Джилл. - Это случайно не та самая мантия которую ты собираешься одевать на ближайшие игры квиддича? - спросила слизеринка но уже через секунду, забыв про ответ, с коварной улыбкой сверкнула взглядом в сторону озера. - Если только он не питается напитками! А так - какой нормальный монстр откажется от еды?! - потирая начинающие замерзать ладошки произнесла Шеон направляясь ближе к воде, шагая шаг-в-шаг со старостой воздушного факультета.

Тайлер Стаффорд: - Не поверите, мистер Стаффорд, день прошел удивительно потерянно! -Бывает же такое время, вам наверняка не повредит пара дней хорошего отдыха. - покачал головой гриффиндорец и ответил Джиллиан. - В этом есть свои плюсы. - Тайлер кивнул и начал распаковывать свой сверток. -Ого, вот это действительно полезная вещь! И где же ее можно раздобыть? - удивленно воскликнул он. - Хорошая приманка, наверняка он жутко голодный и не побрезгует угощением. - Тай проводил хлеб подозрительным взглядом, думая, не составить ли кальмару компанию в этой скромной трапезе. - Нет, разве что издали, интересно, насколько он дружелюбен? - проговорил второкурсник, бросая взгляд на темное озеро и направившись вслед за Джилл.

Джиллиан Фрай: Это случайно не та самая мантия которую ты собираешься одевать на ближайшие игры квиддича? -Ого, вот это действительно полезная вещь! И где же ее можно раздобыть? Джиллиан добродушно улыбнулась: - Да-да, та самая. Надо же чем-то кормит Мэри... И Тая, ведь у нас игра с Гриффиндором скоро! А вообще полезная вещь. Только надо точно знать, где находятся те или иные вещи. А то будет кавардак, за неделю не прибраться. Ну, как в Пятом угле. Джиллиан уже разглядела впереди чернеющую гладь озера. - Тай, а что в твоем свертке? И, кстати, очень здорово, что ты взял метлу, - Джилл уже нарисовала себе в голове картину, как Тайлер будет пикировать, то роняя, то подхватывая угощение для кальмара, дразня монстра. Кхем. Надо было, только чтобы Тайлер согласился. В любом случае, можно наколдовать свою метлу из Башни и присоединиться. - А что? Квиддич с едой надо озером, в этом что-то есть,- Джилл улыбнулась своим мыслям и поспешила их озвучить.

Martin Quesada: Время так быстротечно. Каждый день тянется словно год, но годы летят с такой скоростью, что не успеваешь даже привыкнуть к чему-то, как это подходит к концу. К своему логическому окончанию подходила и учеба Мартина потихоньку, и, хотя у него еще было полтора года впереди, теперь он точно знал, что пролетят они незаметно. Теперь ему все чаще приходилось сталкиваться с вопросом о планах после выпуска, что было для него мучительно, ведь он даже не мог сказать, думает ли он вообще остаться в Англии. Вообще, планировать он никогда не любил, слишком уж часто планы срывались или просто менялись в последний момент. И да, многие бы сказали, что жить одним днем плохо и как-то даже безалаберно, но переступить через свою привычку не составлять планов, он не мог. Или же просто не хотел? Впрочем, сейчас, это последнее, что волновало его, тем более, что портить настроение старосте потугами размышлений о своем будущем, слизеринец не хотел. Юноша не спеша продвигался к озеру, но не протоптанной дорожкой, которая стала почти как заасфальтированная, благодаря не одной сотни ног, прошедшей по ней и утоптавшей землю почти до каменистого состояния, а через небольшой лесок, которым был покрыта большая часть береговой линии. Погода благоволила прогулке, так как полуденный зной уже спал и откуда-то с запада тянуло лёгким, едва уловимым ветерком. Предусмотрено прихваченный летний джемпер, безвольной массой висел на одном плече шестикурсника, который сам никогда не мерз, но вот его спутница… Да кто ее знает, мерзлячка она или нет. Наконец остановившись возле кромки воды, он посмотрел на наручные часы, которые показывали почти восемь вечера. Нет, девушка не опаздывала, да и вряд ли смога бы это сделать, ведь конкретного времени озвучено не было, но Мартин верил…нет, все же просто надеялся, что Мэри не заставит прождать ее до первой звезды. Что там вчера Хелен говорила о звездах? – невпопад вспомнил он вечную спутницу Мэри, которая как-то внезапно так пропала, но присутствие которой чувствовалось всегда, - романтика, - вспомнил он и криво усмехнувшись обернулся, посмотреть, не появился ли на тропинке знакомый силуэт. Никого не было и сизеринец снова развернулся к воде и присев на корточки, дотронулся до водной глади ладонью. Еще не успев остыть после купания в солнечных лучах, поверхность воды была словно парное молоко, но стоило опустить руку чуть ниже. - Черт, - короткое ругательство невольно сорвалось с губ, и он одернул руку, смотря как намокшее пятно, начало расползаться по манжете рубашки.

Мэри Белл: Пятый курс подкрался незаметно. Казалось, Мэри только недавно сидела на стульчике в Общей Гостиной, с детским трепетом в сердце ожидая вердикт Распределяющей Шляпы. Гостиная была забита незнакомыми людьми, вещало слизеринское радио. Могла ли Мэри тогда подумать, что Хогвартс станет для неё вторым домом, а те незнакомые лица - самыми родными и близкими? А уж тем более носить значок старосты и капитана? Впереди оставались каких-то несчастных три года. СОВ и ЖАБА – для многих эти слова вселяют вселенский ужас и дрожь в коленках, Мэри же убеждена, что период экзаменов пройдёт также незаметно. А что дальше? Карьера, дом, семья? Вопросы насущные и Мэри пообещала к ним вернуться когда-нибудь. Но “когда-нибудь” – это явно не сегодня. Полностью погрузившись в магический спорт и в факультет, Мэри порой просто забывала выходить на свет. Неудивительно, ведь значок Старосты обязывал следить и контролировать всё происходящее на факультете, а значок Капитана – держать себя и команду в форме. Только так факультет может гордиться своими спортсменами, гордиться заслугами. Мэри в чёрной школьной юбке до колен, белоснежной рубашке с закатанными рукавами и идеально выглаженном слизеринском галстуке аккуратно спускалась по каменным ступенькам в сторону Чёрного Озера. День стоял солнечный, с едва заметным ветерком, который располагал к уютной прогулке на свежем воздухе. Теперь, обратив взор на виднеющуюся водяную гладь и силуэт замка, до Мэри начало доходить, сколько чудесных закатов, звездопадов и рассветов пропустила. К счастью, Белл выпускалась не завтра, и было ещё достаточно времени всё возместить. Увидев силуэт сидячего у озера юноши, Белл на секунду опешила, остановившись около ближайшего дерева. “И когда ты это в последний раз соглашалась на такую прогулку?” Усмехнувшись самой себе и, наконец, собравшись с мыслями, Мэри не спеша двинулась к тому самому силуэту, пока отчётливо не различила в нём того самого “виновника выхода Мэри на улицу”. - А Мартин уже даже успел прикоснуться к озеру. Надеюсь, я недолго заставила ждать – засмеявшись, Мэри приветливо улыбнулась.

Martin Quesada: Соприкосновение с ледяной водой на столько отвлекло молодого человека, что, когда из-за спины раздался голос Мэри, он покачнулся и едва не клюнул носом прямиком в озеро. Повторно чертыхнувшись, правда на этот раз про себя, слизеринец выпрямился и развернувшись к девушке, улыбнулся уголками губ. - Как видишь, даже морщин не прибавилось, так что, все в порядке, - внимательно оглядев старосту, Мартин усмехнулся: вид у нее был такой, словно она только что прекратила командовать армий домовиков хотя, кто знает, чем она там в замке занималась. Впрочем, его внешний вид тоже не отличался приглаженностью, пусть даже рукава и не были засучены по локоть, но развязанный галстук, державшийся только на честном слове, и расстегнутые верхние пуговицы рубашки, придавали вид безмятежный и ленный. - Непривычно без метлы на улице оказаться? – сунув руки в карманы брюк, Мартин повернулся и чуть подтолкнув старосту плечом, словно направляя ее в нужную сторону, медленно пошел вдоль кромки берега. Не считая утренних пробежек, на улице он последний раз был года три назад, когда его Салазар дернул отправиться в запретный лес с Тим, Одетт и Тиффани. Прогулка трехлетней давности не особо удалась, и он плохо ее помнил и теперь надеялся наверстать упущенное в копании неугомонной Белл. Нет, конечно он знал, что его спутница бывает и спокойной, но все же как ни крути, в его голове она всегда была сродни небольшому ураганчику, пусть и не крушащего все вокруг, но точно не оставляющего как было. Иногда, наблюдая за ней и ее подругами в гостиной, он задавался вопросом «на том ли факультете она оказалась?», но еще ни разу, он не смог ее представить не слизеринкой. - Самое интересное, - с легкой улыбкой, он посмотрел на пятикурсницу, - что я вытащил гулять тебя, но сейчас понимаю, что не знаю с чего начать разговор, хотя обычно, это не вызывает у меня проблем.

Мэри Белл: - Как видишь, даже морщин не прибавилось, так что, все в порядке – добротно усмехнувшись, Мэри слегка прищурилась и проницательным взглядом осмотрела лицо слизеринца на предмет морщин. Выемок с бугорками, как и утомлённого от солнца выражения лица не наблюдалось, что подтверждало недолгое ожидание девушки. Слизеринцы не спеша двинулись вперёд вдоль береговой линии. Со стороны озера веяло освежающим лёгким ветерком, а птицы на деревьях сопровождали гуляющих учеников послеобеденным чириканьем. - У меня было очень сильное искушение после тренировки так и прилететь на своём Нимбусе, - девушка ухмыльнулась. Утро слизеринка и правда провела в компании квоффла и летающей метлы на школьном стадионе, ведь утренний полёт и тренировка для души бодрит лучше любой кружки кофе. Да и вообще, Мэри была бы не Мэри, если бы не появлялась на глазах у однокурсников без метлы в руках, или стремянки, или чашки горячего чая, или других предметов первой необходимости. Такова была философия Белл - "без движения нет развития ни тела, ни души". - Но в моём случае это было бы даже неактуально. Иногда, в редких случаях можно сделать и исключение, - закончив мысль, Мэри расплылась в безмятежной улыбке и вновь перевела взгляд на водяную гладь. Где-то там под озером располагались слизеринские подземелья. Из окон гостиной можно круглосуточно наблюдать за подводным миром и существами, изредка проплывающих мимо. Помнится, по началу Мэри было довольно трудно привыкнуть к тусклому свету и к тёмным каменным стенам. Смешно, но после распределения девочку сразу же пригласили на традиционное слизеринское чаепитие и первый вопрос будущей старосты ещё незнакомым слизеринцам был о том, хорошо ли с домовиками обращаются в Подземельях. - Надеюсь, отсутствие темы для разговора не означает неверный выбор спутницы для прогулки. - Белл шутливо засмеялась. Конечно, Мэри не знала всего списка, кого мсье уже выводил на свежий воздух и кого собирается. Может, это для него обыденность? Но недавнее намерение и заявление в Общей Гостиной прогуляться лично с Мэри, слегка девушку удивило. Не потому, что это было неожиданностью со стороны "галантного джентельмена" (как некоторые прозывают слизеринца), а скорее потому, что Белл и правда во многом отличалась от тех, с кем раньше привыкла видеть юношу. - Знаешь, а я и не помню, когда тебя впервые повстречала. Было ли это в Общей Гостиной? Во время ПО, или же уже непосредственно в Подземельях во время чаепития? - Мэри задумчиво ухмыльнулась.

Martin Quesada: - Мэри, Мэри, - слизеринец то ли вздохнул, то ли просто сдул, летящую прямиком на него, бабочку и покачал головой, - не бывает неверного выбора, бывают последствия, о которых мы не подумали, выбирая что-то. Ее легкость и активность, которые витали в воздухе вокруг его хрупкой спутницы слегка давили на него, но не так, что от этого становилось неприятно или неуютно. Скорее даже просто иногда промелькивало желание взять ее за руку и остановить, остановить и показать что-то ускользающее от вечно бегущего взгляда, но с этим вполне неплохо справлялась Хелен, по крайней мере Мартин был в этом уверен. – Не смотря на твое неумение сидеть на месте и без дела, с тобой вполне можно и помолчать. Шестикурсник отмахнулся от очередной мошкары, которая начала появляться на озере с медленным приходом вечера. Староста брела рядом с ним, явно даже не задумываясь, что они идут не просто куда глаза глядят, и что у их дороги есть конечная цель, но юноша и не собирался пока раскрывать карты, позволяя прогулке проходить в той размеренности, которая была сейчас удобна обоим. Ее вопросы застали парня врасплох. Он вообще никогда не зацикливался на вопросах где, когда и как он познакомился с кем-то. Если это произошло, об этом можно забыть и не забивать голову излишней информацией, а что касалось самой пятикурсницы, так он вообще считал ее неотъемлемой частью подземелий, словно она была там всегда…всегда, когда он был там. - Я тоже не помню, - честно признался он и чуть улыбнувшись посмотрел на собеседницу, - я даже не помню, о каком чаепитии ты сейчас говоришь, хотя мои вылазки из комнаты, можно пересчитать по пальцам одной руки. Он действительно крайне редко выходил из комнаты куда-то кроме общей гостиной и учебного крыла, но до сих пор не мог даже примерно вспомнить, где и с кем он бывал. При всей его любви к солнцу и свету, Мартин очень полюбил полумрак подземелий, что даже на пробежки всегда выходил тогда, когда ночное небо лишь слегка светлело и звезды только-только начинали гаснуть. – Наверное все же на чаепитии, я же очень поздно обычно бываю в гостиной, - он хмурил брови и пытался вспомнить Мэри еще подготовишкой, но четко помнил на ней только значок Слизерина, - все равно не помню, - улыбнувшись слизеринец посмотрел под ноги и пнул камешек, - ты была всегда на факультете и без разницы, что ты младше меня на год.

Мэри Белл: - Мэри, Мэри, - слизеринка расплылась в полу-ухмылке. Девушку всегда по неясным причинам забавляло и даже слегка трогало за душу, как мсье дважды в определённой интонации произносил её имя. Вообще Мэри всегда отдавала предпочтение называться просто своим именем, без званий и приставок. - Ты так в этом уверен или лишь предполагаешь? - с ноткой искреннего любопытства спросила та на такое уверенное утверждение, как "с тобой вполне можно и помолчать", - дела есть у каждого человека, разные, всё зависит от стиля жизни, характера и порыва души. Даже ничегонеделание - это тоже действие. На самом деле Мэри проводит в компании книги или же игре на фортепиано в полном одиночестве чаще, чем может показаться. Магию в тишине и умиротворении слизеринка признавала и ценила всегда. Иногда тишина бывает просто необходима для "внутреннего я", чтобы человек не потерял себя в вихре ярких красок жизни. С другой стороны, чрезмерное употребление этой магией приводит к полной заморозке и опустошению. Таким, каким запущенным был Слизерин весной и летом 2015 года, Мэри желает никогда больше не увидеть. Те воспоминания по большому счёту и дают Белл толчок к действию. Воспоминания о позоре и любовь к факультету. Дни в Великобритании даже летом не бывают столь длинными, как на второй родине Мэри. Солнце плавно направлялось к горизонту, и птицы одна за другой затихали, стараясь перед наступлением темноты отыскать себе и птенцам провизию в виде червей и насекомых. Наверное, выбрать местом для прогулки берег Черного Озера было правильным решением. В лучах солнца силуэт замка сиял, а горы с лесами придавали местности важный и чарующий, пленительный вид. Оторвавшись от любованием пейзажа, Мэри повернула голову в сторону Мартина и улыбнулась. - Ты не первый, кто мне такое говорит, - это было правдой. Даже в дифирамбах Мэри к ежегодному мероприятию "Хогвартс в Лицах" кое-кто упомянул, что совершенно не помнит Мэри ПОшкой. Как по-волшебству очутилась в стенах Школы, и все её будто уже знали. Странно даже.

Martin Quesada: Слизеринец посмотрел на предзакатное небо и покачал головой у них были все шансы не успеть увидеть то, ради чего он сам вытащил себя и Мэри на прогулку. Конечно, староста и не расстроилась бы, ведь она ни о чем не подозревала, а вот самому Мартину было как-то неуютно от мысли, что он опять не увидит того, на что опаздывает уже больше пяти лет. - Уверен, если я сомневаюсь, то я так и говорю, - он наконец откликнулся на ее вопрос и тихо усмехнулся. Конечно ей интересно, при чем не только ответ на этот вопрос, но и, вероятнее всего, интересен еще ответ и на вопрос – «Почему она?» Впрочем, раз она его не озвучивала, значит отвечать на него было совсем не обязательно. – Ничегонеделанье прекрасное занятие, но долго так не протянешь, - шестикурсник наконец увидел валун, стоящий ровно у кромки воды и сходу забрался на него. Оглядевшись, слизеринец убедился, что это нужное место и протянув руку, помог Мэри забраться к нему, даже ничуть не сомневаясь, что она и сама бы неплохо справилась, может даже лучше его самого, но пока он был рядом позволить ей такой роскоши не мог. - Смотри, - он кивнул в сторону почти опустившегося за горизонт солнца. Небо окрасилось множеством оттенков желтого и оранжевого, словно за горизонтом полыхал пожар, а по озеру искрилась и переливалась огненными зайчиками дорожка, отражающая закатные лучи. Завтра будет душно, - невпопад подумал он, глядя на алеющий закат и большое солнце, скрывшееся за чертой больше чем наполовину. – Такого в подземельях не увидишь, - то ли себе, то ли своей спутнице тихо сообщил шестикурсник и встал чуть позади старосты, будучи готовым поймать ее, если она потеряет равновесие. Потеряет, как же, - все так же насмешливо ответил он сам себе, но привычка быть готовым ко всему и уж тем более беречь прекрасный пол, не внимали ироничному внутреннему голосу. – А знаешь, странно это или нет, но хорошо, что ты неотъемлемая часть факультета, не всем это дано.

Мэри Белл: – Ничегонеделанье прекрасное занятие, но долго так не протянешь, - Мэри кивнула, согласившись. На Белл частенько летом нападала хандра, из которой вылезти было намного труднее, чем влезть. Долгое ничегонеделание оставляло в итоге неприятное послевкусие. Когда Мартин слегка ускорился в движении, до Мэри стало доходить, что прогулка оказалась вполне целенаправленной, и, исходя из логического заключения, следовал вопрос - “куда?”. Но слизеринка даже не успела озвучить его, как на горизонте показался огромный валун. Слизеринец первым оказался на самой вершине, и Мэри охотно воспользовалась оказанной помощью в подъёме. Всё же староста всегда ощущала себя в воздухе или воде куда увереннее, чем на земле. Удачно оказавшись рядом со спутником на вершине валуна, Мэри невзначай подметила, что разница в росте у обоих не менее двадцати сантиметров. "Какая же я низкая. И ладонь моя точно должна быть как минимум вдвое меньше его " - подумала про себя Мэри и усмехнулась. Нет, комплексов у девушки никогда по этому поводу не было. Да и вообще комплексов. Быть низким, а точнее просто миниатюрным, имело своё очарование. - Смотри, - Мэри повернулась в сторону Чёрного Озера и... не поверила своим глазам. Такое изобилие красок, смешанное с величием природы и архитектуры, девушка наблюдала разве что только на картинах известных пейзажистов в галереях. Природе не нужно волшебство, её украшает естественность. Но другим словом, кроме как "волшебно", Мэри не смогла описать в голове увиденное. Оба замолчали на некоторое время. Тот момент, когда слова могут быть излишними. Взгляд блуждал вдоль солнечного отражения на водяной глади, направляясь вверх к солнцу и небо. Будь бы девушка художницей, та не глядя бы поторопилась зарисовать ту небесную палитру, но рисовать слизеринка не любила и оставалось только созерцать. - Разве не дано? - вскинув голову ввысь, не отрываясь взглядом от небесного купола, спросила Мэри. - Во мне нет ничего необычного. Я просто делаю то, что подсказывает долг и сердце. А не была бы я, был бы кто-нибудь другой. С одной стороны все люди уникальны, с другой - незаменимых нет - слизеринка перевела взгляд на Мартина и невинно улыбнулась. Последние лучи солнца озаряли небо и вот-вот должны были появиться первые звёзды - слабость старосты с самого детства. И если вокруг и темнело, внутри Мэри явно сидел яркий огонёк, согревающий изнутри.

Martin Quesada: Мартин молча наблюдал за тем, как лучи солнца постепенно гаснут в водной глади Черного озера и моментами ему даже казалось, что он слышит легкое шипение, от соприкосновения огненного шара с водой. Небо тоже постепенно угасало и вот уже скоро должно было превратиться в темное полотно, со множеством мерцающих звезд. Романтиком его вряд ли можно было когда-то назвать, и ночь он любил совсем не за мириады звезд и мягкий лунный свет, напротив, он даже не всегда замечал это все, даже когда сидел на крыльце школы и подоконнике общей гостиной. Ночь он любил за тишину, за спокойствие, за то, что ночью мир засыпал. Ее вопрос молодой человек оставил без ответа не столько потому что не знал, что на него ответить, сколько потому, что обстановка не располагала к подобным темам. Слизеринец поправил, съезжающий с плеча джемпер и присел на корточки, дотронувшись ладонью до шершавой поверхности валуна, который еще хранил тепло солнца, после долгого дня. - Расскажи о себе, - он сел прямиком на валун, согнув ноги в коленях, - я ведь о тебе почти ничего не знаю, - он поймал ее мизинец двумя пальцами и слегка потряс, обращая внимание старосты на себя, - толь давай без стандартов, написанных в личном деле. Я их и так прочту. Повернув голову, он посмотрел на потемневшие очертания замка, теперь казавшегося неприступной, огромной скалой, возвышающейся над озером и повернул на пальце кольцо, даже не смотря, а просто на ощупь ощущая, как должна располагаться гравировка. – И еще, почему именно Слизерин? Мне порой кажется, что ты успешно бы себя реализовала не только там.

Мэри Белл: С уходом солнца воздух заметно начал остывать, уступая место вечерней прохладе. Сейчас, когда небесное светило спряталось за горизонтом, море окрасилось в самые любимые оттенки слизеринки. Начиная с лилового, цвета на озере постепенно переливались к фиалковому и ультрамарину. Искренне веря, что всё в мире должно быть в балансе, Мэри привыкла считать, что её яркий и неугомонный характер компенсирует склонность к тёмным оттенкам, к спокойной и размеренной музыке. Мэри расправила засученные рукава рубашки и застегнула пуговицы у запястья рук. Затем она решила ненадолго закрыть глаза, прислушавшись к мелодии природы. Чёрное озеро с шумом омывало каменистый берег, а некоторые птицы ещё умудрялись пропеть свои последние арии перед сном. Слизеринка так бы и впала в транс, если бы не почувствовала, что её спутник прикоснулся к руке, будто бы возвращая её в настоящее. Мэри взглянула на слизеринца и, недолго думая, благополучно приземлилась рядышком на валуне, скрестив ножки и расправив от складок школьную юбку. - Расскажи о себе, - Мэри перевела задумчивый взгляд на Мартина - толь давай без стандартов, написанных в личном деле. Я их и так прочту. - та не удержалась и добротно хохотнула. - Какая жалость! Мсье прочитает моё личное дело и всё-всё про меня узнает, не оставляя и шанса отделаться от этого вопроса по-простому, рассказав мне о своей жизни магглорождённой волшебницы - иронично начала Мэри и засмеялась, не сводя не менее хитрого глаза со спутника. - Если ты прочитаешь о моей жизни, то что мне остаётся тогда рассказывать? - Белл усмехнулась. -Также, как и ты, отдаю предпочтение мясу. Сладкое я не люблю, хоть и могу съесть маленькую плиточку шоколада или одну зефирку из вежливости. Кофе пью только при сильной необходимости, отдавая предпочтение чаю, а газеты читаю исключительно факультетские, новости дома узнаю через такой волшебный предмет - как телевизор. Ландыши у меня всегда ассоциируются с маем и настоящей весной - Мэри на секунду остановилась перевести дыхание и давая переварить эту смесь из фактов, значительных для неё, но, возможно совершенно типичных и обыденных для остальных. - Хоть усиленно занимаюсь изучением испанского языка, никогда не была в Южной Америке, а в Испании лишь проездом. А что касается людей... Могу простить всё, но двуличность, предательство и хамство напрочь не переношу. А ещё не переношу долгого одиночества - затем девушка вновь добротно усмехнулась, надеясь, что всё сказанное подходило под критерию "не страндартно". В мозговом штурме у Мэри вылетел из головы второй вопрос, касающегося факультета, да и немудрено, так как Мэри не терпелось задать тот же вопрос мсье Кесаде. Слегка подтолкнув правым плечом левое плечо слизеринца, Мэри продолжила.- Но из нас двоих ты намного большая загадка, чем я, Мартин. Твой черёд выдавать тайны о себе.

Martin Quesada: Слизеринец молча слушал старосту, прокручивая на мизинце кольцо и смотря куда-то в одну, известную только ему, точку. Мэри палила как из магловского автомата, что порой, едва успевала перевести дыхание и набрать снова полные легкие воздуха. Но не болтливостью была вызвана та торопливость, а скорее желанием узнать тоже самое о нем, Мартин не знал, почему был так в этом уверен, но, когда собеседница все же спросила его, назвав его жизнь тайной, понял почему. Покачнувшись от легкого толчка плечом, юноша не отвел взгляда от горизонта, а лишь тихо усмехнулся. Рассказывать о себе он не любил, да и попросту не умел, хотя в школе его все же приучили говорить на эту тему. Шестикурсник не торопился отвечать спутнице, продолжая рассматривать последние гаснущие краски на ночном небосводе, словно и не слышал ее вопроса. Молчать долго было нельзя, иначе как минимум, можно было схлопотать второй толчок от слизеринки, и это только в лучшем случае, поэтому посмотрев на свои ладони, он усмехнулся, - не угадала, я твое личное дело не читал, но так как могу это сделать в любое время, то слушать это не так интересно, - посмотрев на девушку он улыбнулся, - я вообще не люблю читать личные дела. Заметив, что староста наглухо застегнулась и даже расправила рукава, он стянул с плеча джемпер и накинул ей на плечи. Не зря таскал хоть, - пронеслось где-то на задворках его сознания, вместе с мыслью о том, что он безбожно оттягивает момент рассказа чем только можно. - Я не просто предпочитаю мясо, - усмехнувшись посмотрел вдаль, - я без него голодный, поэтому это скорее потребность организма, чем мое предпочтение. Сладкое не люблю, и не буду есть его даже из вежливости, впрочем, я вообще ничего не делаю из вежливости, не считая это чем-то зазорным…хотя со мной мало кто согласится, - немного погодя добавил он, - кофе пью каждое утро, хотя здесь меня все же приучили к чаю, и в течении дня я пью теперь его, но утренняя чашка кофе уже психологическая потребность начать утро «правильно». Вдохнув прохладный воздух, Мартин прикрыл глаза и замолчал на пару минут, переваривая в голове, что еще может интересовать его спутницу. - В свое время от скуки научился оригами и не могу заниматься квиддичем из-за травмированной руки, да и не жалею об этом, так как магловскй спорт считаю интереснее и азартнее, - будучи уверенным, что староста не согласится с ним, он с лукавой усмешкой посмотрел на нее, - в людях не переношу назойливости и неуважения к другим. Слизеринец помнил, что Мэри оставила без внимания его второй вопрос, но он был не критичен для него и его вполне можно было задать и как-нибудь потом.

Мэри Белл: Мэри согнула в коленях ноги и, упершись головой лицом в сторону Мартина, молча принялась ждать ответа слизеринца. На джемпер девушка отреагировала улыбкой и ухватилась за их рукава, дабы он не спал с плеч. На улице было ещё не так прохладно и Белл могла бы спокойно обойтись без него, но всё же ей было приятно (а кому бы не было?). Также молча и внимательно слизеринка слушала ответные факты Мартина, время от времени переваривая в голове информацию. В один момент девушке показалось, что у них совершенно разные вкусы на всё, но быстро поймала себя на мысли, что это не так уж и важно если речь идёт о простых "привычках". - Я не считаю привычкой "ничего не делать из вежливости" зазорным, никак нет. Осуждать кого-то за его стиль жизни или за определённые действия, если они отличаются от твоего, я вообще считаю нелепым. Но, если говорить обо мне, представляя себя на место другого, я понимаю, что тому другому было бы приятно, если я отведаю самодельный кекс\зефир\всё что угодно. А мне приятно оттого, что я сделала приятное кому-то другому. - задумчиво проговорила Мэри и обратила свой взгляд к вечернему небу. Слизеринка вообще относила себя к категории альтруистов. Она родилась уже с бескорыстной заботой о благополучии других, но при этом всегда знала меру. Использовать себя Мэри никогда в жизни не давала и не даст, если ей самой это невыгодно. - Я не знала, что у тебя травмирована рука. - с ноткой удивления и, возможно, сочувствия в голосе сказала Белл. Также Мэри не знала какова серьёзность повреждения, и так как человеческий мозг привык прокручивать в первую очередь самые критические варианты, староста сразу же осудила свою бестактность, когда пару месяцев назад настойчиво предлагала ему попробовать себя в Квиддиче. - Я очень люблю и маггловский спорт, но он никогда не любил меня. Возможно, у меня рядом не было грамотного тренера, но в школе мои "попытки забить гол" всегда заканчивались общей дразниловкой со стороны одноклассников - Мэри усмехнулась, на секунду скривив лицо от неприятных воспоминаний. - Тогда я впервые ощутила у себя магические способности. На школьном стадионе произошло землетрясение, когда я вышла из себя и сказала, что если бы футбол игрался в воздухе, я бы всех их сделала. Конечно, тогда про Квиддич я не могла знать, но почему-то была уверена, что в воздухе я бы чувствовала себя намного увереннее, чем на земле. - Мэри на минуту замолчала, а затем перевела взгляд вновь на слизеринца. Одно из тайных желаний слизеринки до сих пор осталось (но которое хочет в себе подавить) посадить всех тех одноклассников на мётлы и посмотреть, как бы тщетно пытались бы с них слезть.. а точнее упасть. Детская обида. Староста так и предположила, что слизеринец скажет именно эти два качества, которые он не переносит в людях. Не раз наблюдая за ним в гостиной, Мэри подмечала, что на приставучих и навязывающих своё мнение\действие, у мсье особая реакция. И девушка не могла не согласиться с тем, что это может сильно раздражать не только Мартина, но и многих. Конечно, Мэри не знает, скольких "врагов" себе нажила своей нескончаемой энергией, заставляя что-то делать во благо факультета, но личное пространство и мнение других старалась уважать. От глаз девушки также не скрылось кольцо, которое уже видела на слизеринце, и который тот прокручивал в данный момент на мизинце. - Это кольцо не просто аксессуар?

Martin Quesada: Полуприкрыв глаза, он слушал старосту, не всегда даже вникая в ее слова, а просто прислушиваясь к интонациям, звучанию голоса, созвучию его с ночными звуками. Все-таки они были практически противоположностями друг другу: он вроде бы понимал ее, понимал ее точку зрения, ее взгляд, но не находил отклика в себе, что смог бы поступить так хоть раз. Он не был ни циником, ни эгоистом, ни даже жестоким человеком, но, что уж было абсолютно точно, он не был альтруистом, чего не скажешь о ней. Противоположности притягиваются, - усмехнувшись вспомнил он. - Везет школьным стадионам на первые проявления магии, - вдруг тихо рассмеялся он, вспомнив о своем случае из детства, которое ему пришлось вспомнить еще разок, уже здесь, в школе, когда он писал домашку по Заклинаниям. Я землетрясений не вызывал конечно, но вот ворота удачно подвинул, - перед глазами снова возник момент столкновения его товарища со створом ворот, и он словно услышал тот треск, с которым встретились голова и штанга, - за то влетело от тренера по первое число потом. Он чувствовал проскользнувшую обиду в ее голосе, когда она говорила о насмешках мальчишек и в какой-то мере даже понимал ее у самого остался неприятный осадок после того случая. Мартин редко помнил обиды, если его сильно задевали, он просто прекращал всякий контакт с этим человеком, а во всех остальных случаях, он спокойно продолжал общаться, словно ничего и не было. Поэтому, слыша нотки обиды в голосе старосты, он для себя пометил, что похоже Мэри так просто не забывает детских обид и желание «взять свое» в ней останется, пока она этого не получит. - Кольцо? – он посмотрел на раскрытую ладонь, и мизинец, плотно перехваченный у основания белеющей полоской металла, - отца, и да, скорее талисман, чем аксессуар, - медленно провел подушечкой большого пальца по металлу и сжал ладонь в кулак. Сидеть было жутко неудобно, учитывая неровную поверхность камня, да и его жесткость, поэтому слизеринец чуть поморщился и подняв взгляд на небо, улыбнулся, - ну вот и твои любимые звезды.

Мэри Белл: Я землетрясений не вызывал конечно, но вот ворота удачно подвинул, - Мэри не удержалась и звонко засмеялась, представив ту миролюбивую картину и реакцию того самого пострадавшего. - А ведь от меня одноклассники шугаться стали, после землетрясения. Один осмелился на страстях обозвать "ведьмой", - ситуация, вновь возникшая перед глазами слизеринки, если 9 лет назад и вызывала страх, то сейчас - хохот. Те испуганные физиономии, полные негодования и непонимания, Мэри не забудет никогда. - Хотелось бы мне ему сообщить, что он был абсолютно прав. - здесь староста пришла к выводу, что Шляпа определённо точно просканировала и эти эмоции, и не исключено, что это и оказалось одним из фактором распределения на Слизерин. Хотя, конечно, не столь значительный. Мэри вновь окинула взглядом кольцо и подметила про себя, что оно явно для слизеринца что-то значит. Что конкретно значит - девушка посчитала, что Мартин сам расскажет при желании. Если есть, что рассказывать, конечно. Тем временем вечер официально вступил на свой пост. Солнце сменила Луна, которая возвышалась над горами и тускло освещала Чёрное озеро. Мэри знает кое-кого, кому Луна очень импонирует и кто готов смотреть на неё часами. Хелена рассказывала, что Луна обладает чарующей и магической силой и, наблюдая за ней, может внезапно снизойти муза. Но Белл была к Луне достаточно равнодушна, ведь её она могла видеть каждый день. Но звёзды... Мерцание тысяч... миллионов звёзд невозможно увидеть в таком мегаполисе, как Лондон - в родном городе слизеринки. Этим они для Мэри и были уникальны. - Ну вот и твои любимые звезды. - староста улыбнулась, не сводя взгляда с небесного купола. - Мои любимые, но не твои. А что тогда нравится тебе? - Мэри вновь устремила свой лукавый взгляд на Мартина. Удивительно, но Белл никак не предполагала, что дневная прогулка затянется до ночного неба и созерцания звёзд на валуне. Когда Хеллс пошутила насчёт этого в Общей Гостиной, Мэри была на сто процентов уверена, что этого в ближайшем будущем не произойдёт. То ли время так быстротечно, то ли ещё что, но Мэри правда не заметила, что прошло и правда много времени с момента встречи.

Martin Quesada: В отдалении от городской суеты и смога, ночное небо всегда выглядело иначе, чем в городе, где не было такой россыпи звезд на темно-синем полотне. Мартин не любил города, он сам был родом из пригорода и никогда не понимал городской суеты, вечно текущей на встречу друг другу толпе людей и того, что, не смотря на немалую численность, ты всегда оставался в городе один. Нет, одиночества он не боялся, но и больших сборищ людей старался избегать, так как его зона комфорта была в этом весьма ограниченна и на его взгляд, общаясь со всеми ты толком не общаешься ни с кем. Хотелось бы мне ему сообщить, что он был абсолютно прав. Мартин усмехнулся, бегло представив, какое выражение лица могло бы быть у человека, не связанного с миром магии, вот на такую новость. Как бы в дурку не упекли за такое, - слизеринец с улыбкой посмотрел на старосту и покачал головой, - ну или как лабораторную крысу еще могли бы использовать. Магглы вообще по этой части пугливы, а если и нет, то могут попытаться этим воспользоваться в своих интересах. Не верил он в человеческие добродетели, просто не верил и был уверен на сто процентов, что добродетели есть в человеке пока не появились обстоятельства, которые разбудили бы и другие стороны человека. - Не знаю, - честно признался слизеринец, поднявшись на ноги и оглядевшись вокруг, - есть что-то, наверно, что я люблю, - спрыгнув с валуна, он взял Мэрb за руку и перехватив за талию, поставил рядом с собой, - вероятно, я просто этого еще не встретил в своей жизни. Хотя, - опустив голову, он посмотрел на старосту и улыбнулся, - футбол подойдет в разряд чего-то любимого? Мимоходом посмотрев на циферблат часов, шестикурсник едва не присвистнул, увидев, что стрелки часов неумолимо приближались к полуночи. Погуляли, - резюмировал он про себя и вернул внимание на старосту. Наверное, ей не особо удобно, - заметил он, так как стоял он близко, а из-за разницы в росте, ей приходилось задирать голову, чтобы видеть его. Прочем, стоять в три погибели ему тоже не особо нравилось, и он сделал небольшой шаг назад, наткнувшись спиной на валун. – Ну что, отвести тебя спать или будем ждать рассвет?

Мэри Белл: Как бы в дурку не упекли за такое. Мэри засмеялась, представив картину бегущего Максимилиана к телефонной трубке, судорожно набирая телефон психбольницы и заявляя, что рядом с ним находится настоящая ведьма, опасная для цивильного общества. Тогда бы слизеринка благополучно испарилась в зелёной дымке летучего пороха, а санитары бы приехали по вызову, забрав уже с собой Максимиллиана. "Ладно, слишком много чести для такого маггла" - усмехнулась про себя Белл и подумала, что видеть самого обидчика в психбольнице было бы как минимум смешно, но нарушать Статут о Секретности привело бы к куда большим неприятным последствиям уже лично для Мэри. Возможно, от этой черты характера по хорошему надо бы избавиться, но слизеринка не могла ничего поделать с тем, что она ничего не забывает. Мэри не спеша поднялась на ноги и, слегка отряхнув юбку от складок и пыли, взялась за руку Мартина и упёрлась об него, пока благополучно не оказалась на земле рядом со спутником. - Вероятно, я просто этого еще не встретил в своей жизни. Хотя,Футбол подойдет в разряд чего-то любимого? - слизеринка добротно усмехнулась и устремила свой проницательный взгляд на Мартина, будто бы изучая каждый изгиб на лице. Было достаточно темно, но почти полная луна служила достаточным источником света, чтобы можно было разглядеть цвет глаз. Плавным движением староста смахнула с головы слизеринца стрекозу, которая решила мирно пристроиться на затылке. - Футбол подойдёт в разряд любимого хобби, - Мэри улыбнулась - тогда ещё встретишь когда-нибудь то, что ты действительно полюбишь. Взгляд тоже упал на циферблат Мартина. Старостам разрешено гулять только до полуночи. - С тобой можно хоть и до рассвета - Мэри вновь добротно усмехнулась и повернулась в сторону протоптанной дорожки. Возможно, слизеринка даже чуть порозовела. - Пойдём потихоньку, пока нас не застали профессора-полуночники и не всыпали за "прогулку" в неположенное время.

Martin Quesada: тогда ещё встретишь ещё когда-нибудь то, что ты действительно полюбишь. Мартин кивнул и тоже посмотрел на дорожку, пора было идти, чтобы не схлопотать отработку и уж тем более не подставлять старост и декана. Спать, конечно, сейчас не собирались ни он, ни она, но нужно было вернуться хотя бы в замок, проводить Мэри до двери и со спокойной душой вернуться в свою комнату, где его ожидал учебник Трансфигурации, чашка кофе и кровать…последнее увидит его не скоро. - Встречу, когда-нибудь обязательно встречу, - слизеринец щелкнул старосту по носу, успев подумать, что когда-нибудь он схлопочет за эту свою привычку, - я тебя как-нибудь с утра подниму, - тихо усмехнувшись, он поправил съехавший с плеча слизеринки джемпер, - и потащу встречать рассвет. Казалось, что вот так стоять и собираться идти в замок можно было еще несколько часов, а там и дождаться рассвета, но здравый смысл все же заставил его чуть подтолкнуть девушку в сторону замка и поравнявшись с ней, взять курс на Подземелья. - Спасибо, старо…Мэри, - они двинулись к школе, - за компанию.

Мэри Белл: - Встречу, когда-нибудь обязательно встречу, - на ответ и шутливый щелчок по носу Мэри лишь удовлетворённо хмыкнула. Чем дальше парочка продвигалась по дорожке между деревьями, тем темнее становилось. Девушка еле подавила желание достать волшебную палочку и произнести заклинание Lumos, вспомнив, что свет от палочки сможет привлечь внимание не званных гостей. Когда дорожка вела прямиком через небольшой лесок и деревья располагались чаще друг к другу, не пропуская лунный свет, Мэри инстинктивно ухватилась за запястье спутника, чтобы не споткнуться ни об ветку, ни об собственные ноги. - Я тебя как-нибудь с утра подниму и потащу встречать рассвет. - Мэри засмеялась, представив эту комичную картину. - Если ты меня сможешь разбудить встречать рассвет, то это будет неслыханным подвигом! - честно, для слизеринки было легче не спать сутки, чем проспать несколько часов и встать на несколько часов раньше. Белл была истинной совой. Дорожка уже держала курс в сторону замка, и вдалеке уже виднелись горящие факелы вдоль стен. Мэри ласково улыбнулась. - Всегда в твоём распоряжении, Мартин. - ей действительно понравилась эта вылазка к Чёрному озеру, а ещё больше - компания. "Наверное, мне бы стоило почаще выходить за пределы замка." Хогвартс приближался всё ближе и ближе, пока оба не оказались во внутреннем дворике и часовне. Вокруг тишина. - Пока никого. Самый короткий путь в Подземелья, через портрет. - в полушёпоте произнесла Мэри. переход --> комната Мэри (Подземелья Слизерина)

Каланта Валтер: Каланта неторопливо шла по направлению к озеру, от которого приятно веяло прохладой. Солнце палило нещадно, но предвкушение скорой близости воды, скрашивало это чувство. Наконец слизеринка остановилась на берегу и принялась оглядывать местность на предмет удобной ровной площадки, на которой можно было бы разместиться. Наконец она нашла подходящую полянку как раз совсем рядом с озером и начала располагаться. В первую очередь пятикурсница расстелила большое изумрудное покрывало, взятое из комнаты специально для этой цели. Всё-таки, несмотря на конец весны, земля была ещё холодной. Потом Валтер начала доставать из корзинки, принесённой с собой, разные вкусности, складывая их в центр пледа. Закончив с приготовлениями, девушка уселась и стала ждать подруг.

Гретель Худек: Денек выдался весьма жаркий, с самого утра солнышко припекало макушки учеников Хогвартса, которые выбрались побродить по окрестностям замка. То там, то здесь туда-сюда сновали ученики, не давая найти слизеринке ни одного тихого, спокойного, прохладного уголка. Походив среди немного вокруг школы, девочка всё-таки решила спуститься к прохладному озеру, полагая, что там не собралось целое скопище народу, и в глубине души надеясь встретить там кого-нибудь из друзей или однокурсников. Уже на пол пути к озеру девушка заметно раскраснелась и обмахивала себя ладошкой, надеясь создать эффект веера. Подойдя наконец к берегу, Гретель глубоко вздохнула свежий, прохладный от воды воздух. Увидев какое-то движение справа, слизеринка посмотрела в ту сторону и увидела Каланту. Девушка расстилала плед рядом с озером, и, усевшись, принялась что-то доставать из корзинки. Даже не подумав о том, что Каланта хочет, возможно, просто побыть одна, Гретель незамедлительно отправилась к ней, а девушка, увлечённая своим занятием, сидела к ней спиной и не заметила, как сзади кто-то подошёл. -Каланта, привет!- улыбнулась Гретель слегка вымученной от жары улыбкой,- не помешаю?

Каланта Валтер: - Каланта, привет! Не помешаю? Услышав за спиной голос, слизеринка вздрогнула от неожиданности и резко обернулась. - Ой, Гретель, привет, - увидев подругу, Валтер улыбнулась. - Конечно, нет, присоединяйся, - девушка кивнула на плед. Пятикурсница достала из корзинки лимонад и предложила Гретель. - Хочешь? А то на улице такая жара, что удар получить можно. Кстати, к нам должна скоро присоединиться Айрин.

Гретель Худек: Услышав предложение "присоединиться", слизеринка решила незамедлительно им воспользоваться. Приземлившись на просторный плед, девушка сразу обратила внимания на разные вкусности, что лежали рядом. - Хочешь? А то на улице такая жара, что удар получить можно. Кстати, к нам должна скоро присоединиться Айрин.-сказала Каланта, протянув ей лимонад. -С удовольствием, спасибо.- сказала слизеринка, и отпила немного напитка. Почувствовав утоление жажды, девушка продолжила,- Ну и жара сегодня. Хорошее вы место с Айрин выбрали для пикника. Удобно так, и солнышко, и прохладная вода... Странно, что это место не приобрело популярность среди учеников в такие жаркие деньки.

Irene Slandnar: Дорога от замка к Черному озеру была не долгой. Солнышко светило так жарко, что даже порой соломенная шляпка не могла защитить от пагубного влияния лучей. Благо, что дул прохладный ветерок, который приятно развевал длинные волосы девушки. Приближаясь к озеру, Айрин увидела, что возле него сидят две девушки. Она поправила небольшой рюкзачок и направилась прямиком к слизеринкам. В том, что это они, она даже не сомневалась, ведь еще несколько дней назад Каланта предложила ей пойти на пикник. А рядом наверное Гретель...Симпатичное покрывало. Изумрудное. Кажется, у нас такие же в гостиных. Айрин все ближе и ближе подходила к девушкам. Хорошее вы место с Айрин выбрали для пикника. Удобно так, и солнышко, и прохладная вода... Странно, что это место не приобрело популярность среди учеников в такие жаркие деньки. - Согласна. Место удивительное, жаль, что я открыла его лишь на 5 курсе. Кстати, привет, девчонки! - девушка лучезарно улыбнулась- Мы выбрали отличный день для пикника. Погода замечательная!- девушка сняла рюкзак и села рядом с Гретель и Калантой - А у меня, кстати, есть тосты с собой - Айрин достала с рюкзачка коробку с собственноручно приготовленными тостами и две баночки с соусом и вареньем.

Каланта Валтер: - Хорошее вы место с Айрин выбрали для пикника. Удобно так, и солнышко, и прохладная вода... Странно, что это место не приобрело популярность среди учеников в такие жаркие деньки. - Согласна, - улыбнулась Каланта и вдруг поняла, что сказала это хором с Айрин, которая как раз пришла. - Привет, - весело помахала она ей. - Погода замечательная! А у меня, кстати, есть тосты с собой, - сказала Айрин, сев рядом с Гретель и достав баночки с соусом и джемом. - Ммм... Объедение, - довольно кивнула Валтер. - А у меня, кстати, есть фисташковое мороженое. Думаю, никто не откажется? Каланта зарылась в бездонную корзинку выискивая названное, как вдруг наткнулась на довольно большой и ещё тёплый чан. - Хм... - девушка задумчиво открыла его и внезапно обнаружила плов. - Эм, девочки, - привлекла внимание подруг Валтер. - Кажется наш пикник плавно перейдёт в обед. Без понятия, чем думала сестра, когда собирала мне сумку, но у нас тут плов. Хотите?

Гретель Худек: -Привет, Айрин- сказала Гретель, увидев старшекурсницу. Пока девочки доставали вкусности из своих корзинок и сумочек, слизеринка наслаждалась вкусным лимонадом, приятным прохладным ветерком, который приносил озерную свежесть, и тёплым солнышком, которое не казалось уже таким по- ужасному палящим. Мимоходом она сообразила, что сама угощений то и не принесла... - Эм, девочки, - сказала Каланта, отвлекая Гретель от своих мыслей, - Кажется наш пикник плавно перейдёт в обед. Без понятия, чем думала сестра, когда собирала мне сумку, но у нас тут плов. Хотите? Как всегда забыв о скромности, Худек-Кобейн первая подала голос, живо, и с аппетитом в глазах сообщив: -Мм... вкусненько!- потёрла руки,- я не откажусь. Через секунду после сказанного, девочка уже косилась на тосты Айрин.

Irene Slandnar: , Услышав о фисташковом мороженном Айрин невольно вспомнила предыдущий вечер, когда она в обнимку с ведерышком мороженного сидела на подоконнике в своей комнате и читала пьесы Шекспира. Какого же было удивление, когда вместо мороженного Каланта достала плов. - Плов так плов. Кстати, давно не ела его. Не часто встретишь это блюдо в стенах Школы, - сказала Айрин доставая ложку, - ммм, твоя сестра превосходно готовит, - воскликнула девушка. Она брала плов с той стороны, где как ей казалось было больше всего мяса. Что не говори, а детские привычки не менялись. А лимонад еще остался? - на улице было жарко, а плов жажды отнюдь не утолял...- Кстати, вы уже пишите дифирамбы для ХВЛ? - девушка вопросительно подняла бровь и подвинула тосты к Гретель Вопросы так и сыпались. На лицо был дефицит общения. Ведь последний месяц все свободное время слизеринки занимала подготовка нового кабинета.

Каланта Валтер: - Вот и чудно, - Каланта улыбнулась и, разложив плов по тарелкам, отдала их девочкам. - Кстати, плов готовила я. Просто сестра решила, что мы тут будем голодать и закинула его в сумку. Да, лимонад ещё остался, - девушка кивнула и налила освежающего напитка Айрин. Сама пятикурсница достала фисташковое мороженое и начала с аппетитом его кушать. - Что? Дифирамбы? - услышав вопрос подруги Валтер немного смущённо улыбнулась. - Если честно, ещё нет. Но очень хочу. Просто сейчас я очень занята. Пишу лекции для нового кабинета. А вы чем занимаетесь сейчас?

Гретель Худек: Взяв тарелку с пловом у Каланты, и прихватив тост Айрин Гретель незамедлительно приступила к еде. С уже набитым ртом слизеринка проговорила девочкам что-то на вроде "спасибо и приятного аппетита". Мимоходом она задумалась, что снова сбивается с диеты, и парочка килограмм, что она сбросила, такими темпами снова вернуться. Однако остановиться она уже не смогла. - Кстати, вы уже пишите дифирамбы для ХВЛ?-сказала Айрин. Грет посмотрела на Каланту. - Если честно, ещё нет. Но очень хочу. Просто сейчас я очень занята. Пишу лекции для нового кабинета. А вы чем занимаетесь сейчас? - сказала она. Быстренько закончив с пловом, Грети сказала: -Тоже, если честно, ещё не отправляла. Однако идеи у меня есть.-после улыбнулась Каланте- Спасибо, очень вкусно. Девушка взяла ещё один тост, остаток лимонада и стала с аппетитом дальше портить себе фигуру.

Irene Slandnar: Когда тарелка с пловом была опустошена, Айрин потянулась за стаканом с лимонадом. Приятная прохлада напитка доставляла неимоверное наслаждение, глоток, еще один, и мир казался намного красочней. Возможно, это было самовнушением, но для девушки это были настоящие эмоции. Ведь наверное каждому порой приходилось испытывать удовлетворение от еды или напитков. Вот ты маленькая девочка, которая впервые пьет лимонад на берегу моря, проходит много лет, ты опять пьешь лимонад и вспоминаешь все чувства, испытуемые в детстве. Девушка мигнула и перевела взгляд на Каланту, которая с таким удовольствием кушала фисташковое мороженое, что Айрин непроизвольно улыбнулась. А когда Каланта ответила на ее вопрос: Если честно, ещё нет. Но очень хочу. Просто сейчас я очень занята. Пишу лекции для нового кабинета. А вы чем занимаетесь сейчас? и во все засмеялась. - И я нет. Но тоже очень хочу. У меня тоже ведь новый кабинет на грани открытия, да и к СОВ пытаюсь готовится. Знаете ли, к концу учебного года осталось совсем ничего, а я даже на перевод еще не набрала, -прошептала Айрин, - но надеюсь, что все таки наберу. Хотя так не хочется переводиться, стремлюсь быть вечной школьницей, - звонкий смех слизеринки наверное достиг и Подземелий, - Кстати, дифирамбы...Сейчас достану пергамент и начну писать. Сегодня все таки последний день их приёма...- девушка достала пергамент и карандаш, - Вы же не против, если я немного попишу? - улыбнулась и посмотрела на девчонок.

Каланта Валтер: - Рада, что Вам понравилось, - улыбнулась Каланта, когда плов был доеден. Девушка мечтательно оглядела гладь озера и задумалась над тем, стоит ли ей поплавать. Поэтому она не сразу обратила внимание на слова Айрин. - А я наоборот на перевод давно уже набрала, но всё равно стремлюсь вперёд по баллам. К тому же у меня ещё десяток домашек никак не проверят. Но больше всего мне хочется поскорее сдать экзамены. Ты же тоже вроде будешь сдавать в этом семестре, если наберёшь на перевод? - Валтер вопросительно глянула на сокурсницу. - Конечно, пиши спокойно, - кивнула слизеринка в ответ на вопрос подруги и, решив ей не мешать, предложила Гретель: - Айда купаться? Не дожидаясь ответа, Каланта быстро скинула одежду, оставшись в одном купальнике, и с разбегу прыгнула в воду.

Гретель Худек: - Айда купаться?-сказала Каланта, и не дождавшись ответа, мигом оказалась в купальнике и сиганула в воду. Гретель сама не заметила, как улыбка появилась на её лице. Уже решившая встать, и скинуть с себя одежду, на неё снизошло, что она без купальника. Да и палочку она как на грех забыла у себя в спальне. Посмотрев, как Каланта прохлаждается в прохладной воде, Гретель внутренне взвыла, и обратилась к Айрин: -Айрин, не поможешь? Я тут палочку с собой не взяла, а трансформировать платьеце в купальник ну очень хочется...

Тина Рид: Подойдя к озеру, девушка решила все же обследовать местность и найти местечко поукромней. Хоть они тут и не на долго, но не хотелось бы встречать непрошеных гостей. -Грет как думаешь где лучше разбить лагерь? Смотри вон там заросли и пещера, да и с тропы не видно. Подошла поближе к приглянувшемуся месту. - О, смотри и спуск в озеро хороший. Значит накупаемся) * радостно*

Гретель Худек: По пути к озеру, девушка все уши прожужжала своей подруге том, что мечтает быть свободной, как птица, и летать туда, куда душе угодно. Когда её теории были уже за гранью понимания, Тины перебила её словами: -Грет как думаешь где лучше разбить лагерь? Смотри вон там заросли и пещера, да и с тропы не видно. О, смотри и спуск в озеро хороший. Значит накупаемся) -Нет, пойдём лучше туда-Грет указала на тропку, что вела к укромному месту у озера метрах в ста от этой. -Там, вроде как, редко кто бывает. Видишь, тропа заросла? И из-за деревьев нас не видно будет. Схватив Тиныча за руку, слизеринка потащила её туда.

Тина Рид: -Вот вечно крутят как хотят- рассмеялась, но пошла за подругой, решив, что ее место действительно лучше. - Там и портал установить удобно будет - плетясь по заросшей травой тропе и постоянно спотыкаясь о какие то ветки.

Гретель Худек: Девушки вышли на довольно живописное место: голубая вода, вдали лес, и голубое небо. Гретель вздохнула: -Красиво. Развалившись на травке, она сказала: -Ну что, будешь портал устанавливать, или купаться пойдём?-Грет рассмеялась, и стала рыскать в рюкзаке в поисках своего купальника. [URL=http://shot.qip.ru/00U3nd-211k2tYBdM/][/URL]

Тина Рид: Девушка залюбовалась пейзажем, и вдохнув полной грудью свежий воздух, что есть мочи прокричала: -СВОБОДА!- и повернувшись к подруге: -слушай как же здорово, а какая вода и тишина, это просто мечта. Может я , наконец то, сегодня высплюсь) - улыбнулась. -Купаться конечно, но сначала давай поставим палатку, а портал я колдану наверное уже завтра, сегодня гостей все равно не будет. А на ночь оставлять его опасно, мало ли кто пролезет. А вот защитный купол наверное стоит, слабенький, что бы просто предупреждал, что кто то идет.- вопросительно посмотрела на подругу.

Гретель Худек: Девушка кивком головы согласилась со всеми словами подруги. Секунду подумав, она взяла палочку и призвала из рюкзака непонятный серый ком. Встав, и положив его на землю, девушка навела на этот ком палочку, и произнесла шепотом заклинание себе под нос. Вдруг эта непонятная серая масса стала увеличиваться в размерах, и превратилась снаружи в небольшую палатку, в которую кажется едва ли вместится один человек. но Грет то знала, что её палатка не так проста, как кажется... -Наложишь просто охранное?

Тина Рид: Всегда любила наблюдать как колдует Грет, и не менее любила ее палатку, дикий отдых с комфортными условиями. _ Думаю, да) Или добавить маленький электрошок для нечисти? - сомневалась на счет последнего, по тому, что не была уверена в работе этой защиты:_- Жаль не взяла из магазина накидку невидимости, а так бы накинули на палатку. Решив все же поставить пока, только защитное, достала палочку и закрыв глаза, пробормотала заклинание. Вокруг их лагеря раскинулся огромный синий купол, слегка подрагивающий на ветру. - Кх, по ходу перестаралась?! Думаю, стоит уменьшить приток энергии, нам не нужно, что бы он кого то поджарил, да и видать его из далека. Еще раз закрыла глаза и взмахнула палочкой. Купол начал становиться светлее, пока не стал совсем прозрачным. Но девушка точно знала, что он там есть.

Гретель Худек: -Не плохо, не плохо) то, что нужно. -Грет сделала вид, что согласна с этим. Хотя сама бы оставила тот, что был посильнее, но не сказала об этом вслух. Достав купальник из сумки, девушка побежала в палатку облачаться в него. Но по пути вспомнив про рюкзак сперва вернулась, положила его на диванчик в палатке и уже потом пошла переодеваться. -Кстати,-сказала Грет, выйдя из ванны,-Я тут вспомнила про соления. Думаю в лесу мы найдём достаточно грибов, пожарим с картохой-облизнулась,-и еще солений Энни закусим, ото на природе ужасно разыгрывается аппетит.

Тина Рид: Подняла глаза к потолку и вздохнула, догадываясь о мыслях подруги, ведь не могла не заметить как заискрились ее глаза увидев сияющий купол. _ Картошка с грибами, это хорошо. А еще и с соленьями еще лучше. - улыбнулась:- а я наколдую питьевую воду и соберу ягоды, сварим компот. В предвкушении застолья, шмыгнула с купальником в ванную. По дороге зашвырнув рюкзак в свою комнату. Быстро облачившись, вышла из палатки. _ ну идем плавать? - заметив небольшой островок в метрах 50 от берега: -поплывем ВОООН на тот остров? - с надеждой смотрит на Грет.

Гретель Худек: Пока Тина переодевалась, Грет вышла из палатки и осматривала местность. Затем от мыслей ее отвлек голос Тиныча: -поплывем ВОООН на тот остров? Гретель усмехнулась: -А давай,-и шмыгнула в воду.

Тина Рид: Рассмеявшись, тина вошла в воду и окунулась в нее с головой. Поднявшись, зачесала руками мокрые волосы назад и погрузилась в окутывающею ее воду, направилась к небольшому кусочку суши в этой черной воде, догоняя подругу. * а вода все еще плохо прогрелась- подумала девушка. Доплыв до острова одновременно с Грет и выбралась на берег. - Хороший был заплыв. - улыбнулась, отжимая волосы: - ну , что передохнем, позагораем и обратно или устроим серию заплывов?

Гретель Худек: Когда Гретель окунулась в воду, она подумала, что было бы мило снять заколку с волос, и дать им красиво расплыться в воде, как у русалок. Вынырнув на пару секунд наружу, что бы глотнуть воздуха, она одновременно распустила волосы. Оказавшись под водой, девушка открыла глаза, и ощутила себя морской жительницей. Добравшись на островок, девушка распласталась на берегу, и уставилась в небо. - ну , что передохнем, позагораем и обратно или устроим серию заплывов? -послышался голос Тиныча. -Да, сейчас обратно, и еще пожалуй "туда и обратно",-улыбнулась Грет,-для лучшей физической формы.

Тина Рид: У кромки воды пролегал небольшая линия пляжа. Там и загорала Грет, Тиныч присела рядом. - А ты действительно была похожа на русалку, правда не местную, а из южных морей. -рассмеялась: - да думаю пару раз повторить стоит, а позагораем и в лагере, пока готовиться ужин будет. Кстати ты ночью со мной поплывешь снова? - любила, ночные заплывы, когда кромка воды сливается с бесконечным небом и звезды просто ныряют в бездонные воды, а луна стелит свою дорожку по глади воды. улыбнулась своим же мыслям, пожалев, что нет блокнота и карандаша. что бы записать эту " поэзию".

Гретель Худек: -Ну разумеется. Разве я могу такую красоту пропустить?-улыбнулась девушка.- Уже закат, и так красиво...Думаю, отдохнули, плывём обратно! Гретель схватила подругу за руку, и потащила в воду. Когда они уже плыли сами по себе, и доплыли до середины озера, слизеринка сказала: -Интересно, глубоко тут?,- и не дожидаясь ответа, нырнула вниз, вдохнув как можно больше воздуха. Опускаясь всё ниже, и ниже, девушка поняла, что становится всё темнее и темнее. Достав палочку, что всё это время была прикреплена к специальной застёжке на купальнике, девушка невербально зажгла "люмос", и еще чуть-чуть проплыв, наконец достигла дна. Рыбки и песок не вызвали у нее интереса. Она проплыла бы и дальше, однако поняла, что воздух кончается, и поспешила наверх. Вынырнув, она шумно глотала воздух, уж что, что а под водой плавать интереснее... [URL=http://shot.qip.ru/00U3nd-411k2tYBdN/][/URL]

Тина Рид: Тина даже не успела кивнуть, как ее уже куда то потащили. Уже , даже не сопротивляясь, пошла за подругой. И была не сказанно рада, что та ее отпустила войдя в воду, так как не представляла как они доберутся до суши, чуть ли не в обнимку. Погрузившись в пучину, медленно поплыла, растягивая удовольствие. Перевернувшись на спину позволила своему телу просто распластаться на глади. и закрыв глаза попыталась релаксировать, но услышала непонятный всплеск воды. - Господи, пусть это будет рыба:- взмолившись, перевернулась и поняла, что ее молитвы не были услышаны. Грет не было ни где видно. Повертев головой еще несколько раз, в надежде, что у нее что то со зрением, а ни эта заразка опять, что то задумала. И поняв, что и тут ей не свезло, за нырнула в глубь озера. Видимость была не самая лучшая, но где то впереди, она увидала силуэт погружающийся все глубже и глубже. Чертыхая в мыслях эту несносную девчонку, вынырнула и стала дожидаться подругу. - я точно ее покусаю:- шипела под нос. через какое то время, Тине показалось, что прошла вечность, что то с диким шумом вылетело на поверхность. - О, и кто это у нас? - ехидно спросила: - а предупреждать не пробовала? Поняв, что ругаться на нее бесполезно, прыснула в нее водой и направилась к берегу. Доплыв и выбравшись на сушу, любуется закатом.

Гретель Худек: Рассмеявшись в голос на замечания Тиныча, девушка выбралась на берег, и пошла в сторону палатки за полотенцем. Быстренько притащив пару полотенец, девушка отдала одно подруге, накинула своё на себя, и произнесла заклинание отпугивающее комаров, которому её так любезно научила тётка. -Пока не стемнело совсем, пошли поищем немного грибов?-спросила девушка, и взяв небольшое лукошко из палатки, пошла в сторону леса.

Тина Рид: Даже не успев вытереться, резко тормознула за руку подругу. -Ты точно надо мной издеваешься. Ты собралась в купальнике шарить в зарослях? Нука быстро переоделась в брюки и кофту с длинным рукавом. А потом ты за грибами, а я по ягоды)) * почувствовала себя Аленушкой, только братца козленка не хватало. И сама пошла в палатку переодеваться.

Гретель Худек: Посмотрев на свой костюмчик, Гретель была удовлетворена. Ну в купальнике, ну по кустам, ну и ладно. Рассмеявшись своим мыслям, девушка зашла в палатку, быстренько нашла свои вещи в рюкзаке, наспех переоделась в футболку и штанишки, и вышла из палатки. Взяв палочку с лукошком, и не дожидаясь подруги она крикнула: -Я пошла. Надеюсь не заблужусь*зловещий смех* Пройдя дальше, чуть глубже в лес, девушка зажгла "люмос" и наклонялась то там, то здесь, в поисках грибов. Так ничего и не найдя она произнесла: -Акцио съедобные грибы!

Тина Рид: Уже без сил, пытаться, что то донести до Грет, просто махнула рукой и достала джинсы с майкой и короткую куртку. Переодевшись, взяла корзинку и направилась в заросли шиповника, растущего не далеко от палатки. Напевая под нос " Небо поможет нам" по маггловски медленно и постоянно колясь об шипы упорно собирает ягоду.

Гретель Худек: Вернувшись в палатку довольная, но уставшая, девушка увидела недалеко в кустах роющуюся Тину. Подумав, что они совсем не подумали о костре, она вдруг вспомнила, что в палатке у них прекрасная электрическая маггловская плита. Отмахнувшись от этой идеи, как он недостойной, Гретель поставила грибы у палатки, а сама пошла за хворостом, опять же в тот самый лес. Но на сей раз веточки она искала и собирала сама. Да и искать долго не пришлось, они все были под ногами. За два раза принеся уже достаточное количество хвороста, девушка принялась разжигать костёр маггловскими спичками. Когда с этим было покончего, девушка вытащила два удобных,мягких и лёгких пуфика с низкой посадкой, поставила их у костра, приманила лукошко с грибами и нож с кухни палатки.

Тина Рид: Оцарапав все руки, но покончив с шиповником, кивнула Грет, хлопотавшей у костра. Хорошо, что она развела костер, приключений без костра не бывает. Особенно без посиделок ночью у огня. Вот бы сегодня сюда гитару - улыбнувшись, подумала и одев очки ночного виденья пошла в лес. Помня, что когда осматривала место видела там поляну с земляникой и кусты чернику. Набрав полную корзинку, присоединилась к подруге. Приманила котелок и наколдовав питьевую воду, добавила перебранные ягоды отправила на огонь. - А я тогда почищу картошку, но жаришь ты. - хитро улыбнулась. Мимо Грет важно проплыл нож и авоська с корнеплодом. Принялась кромсать бедный овощ.

Гретель Худек: Подруга вернулась с добычей в виде ягод. Гретель облизнулась и улыбнулась. Нарезав грибочки, девушка приманила сковороду, масла и соль. Пристроив это всё к огню, Гретель закинула грибочки. -Боже мой, я такой закат давно не видела. В подземельях его вообще не увидишь, а погулять мы выбираемся редко-*посмотрела на подругу*- Представь, что будет, если нас хватятся? Гретель повалилась со смеху.

Тина Рид: - Да, закат прекрасный, нужно по чаще так выбираться) :- продолжает мучить картошку:- Да кто нас хватиться? Кому мы там нужны - рассмеялась:- А кому нужны, тех предупредили) А вот реакцию на парящие эфирные нашт тела может быть не однозначной тоже рассмеялась. Надеясь, что она права, преступила к нарезанию корнеплодов, - Слушай, как вкусно пахнет грибочками.. ммм. сняла с огня компот и оставила остывать. - Спасибо, что вытащила! а ты, случаем, свою гитару не захватила? * с надеждой.

Гретель Худек: Подумав, что и правда, едва ли кто-то заметит их отсутствие на каникулах, девушка освободила место для картошки, и забросила её в сковородку. Она тут же начала трещать и брызгаться во все стороны. Продолжая готовку, Грет ответила подруге: -Да вон она у меня лежит в палатке) -приманив палочкой гитару, Грет взяла её в руки, а затем торжественно вручила подруге.-Давай, сбацай чё нить*ржёт*

Тина Рид: - Издеваешься, да?! Если я сбацаю, тут вся рыба вместе с русалками всплывет- рассмеялась : - тебе животинку не жалко? Тина поудобней уселась на пуфе и наблюдает как искорки огня играют в воздухе. - Может ночной заплыв перенесем на завтра, а то что то мое тело отказывается собираться в кучу) - думая, что ей еще нужно кое кого утром встретить, но в слух не стала это уточнять.

Гретель Худек: Увидев, что какая-то важная мыслишка проскользнула в голове подруги, Грет не стала докапываться. Всё-таки если бы было что-то важное, Тиныч обязательно предупредила бы. Либо это что-то, что ней и знать не следовало бы. -Да, мне самой ужасно лень делать что либо,-согласилась слизеринка. Принеся тарелки, вилки и кружки, девушка всё поставила за землю, а сама довела картошку до готовности, и сдвинула с огня. Пока еда остывала, Гретель взяла гитару, и принялась наигрывать "Кукушку" Цоя, при этом очень выразительно, и с эмоциями напевая.

Тина Рид: Тина вытянула ноги и облокотилась на ладни, слушала музыку, мысленно напевая слова. Это была одна из ее любимых песен. Одновременно любуясь заездами. Пока Грет играла, разложила еду по тарелкам и разлила напиток. Пододвинула к подруге тарелку и кружку.

Гретель Худек: Закончив последний аккорд, девушка расплылась в улыбке, и схватила тарелку с едой, с удовольствием уплетая вкусности. Приманив соленья Энни, девушка открыла банку, взяла себе в придачу огурцов с помидорками, и уже не скрывая удовольствия смачно поглощала еду, запивая время от времени вкуснейшим компотом. Потребление пищи проходило в полной тишине, был слышен лишь шум деревьев от легкого ветерка, треск в костре. Покончив с едой, Гретель довольно улыбнулась. -Давно я так вкусно не ела...и почему еда на огне вкуснее получается. Подойдя к кромке озера, девушка помыла за собой посуду.

Тина Рид: Улыбнулась наблюдая за девушкой, но сама так же уплетала ужин. - По тому что! -рассмеялась.- живой огонь, живая вода и живой воздух отдают свою магию пище. Воть. - с умным видом выдала. И убрала посуду и остатки еды в палатку. - Ночь сегодня просто безумно хороша, но наверное нам пора уже и спать. - посмотрела на подругу.

Гретель Худек: Зевнув во весь рот, девушка одобрительно кивнула, и, произнеся заклинание потушила костёр. -Идём, ото уже глаза слипаются,-сказала слизеринка. Войдя в палатку, Гретель быстренько умылась, и побрела к своей маленькой комнатке. -Спокойной ночи, дорогая,-девушка улыбнулась, и не раздеваясь плюхнулась на кровать.

Тина Рид: - Сказочных снов! - улыбнулась. и направилась в свою комнату. растлив кровать, уже даже не надеясь выспаться, мечтала хотя бы поспать.

Тина Рид: Ночь прошла тихо. Ни чего не потревожило сон девушек, и даже купол ни разу не дрогнул. Рассвет на озере наступал рано и окрашивал воду в алый цвет. Но девочки не видели этой красоты, вода и свежий воздух сделали свое дело. Подруги крепко спали.Но время шло и... Тина заворочались в своей кровати и хоть она уже проснулась но глаза открывать совсем не хотелось. Теплилась надежда на дрему. - Доброе утро, друг! Внезапно раздалось над девушкой. Тина зажмурила глаза, чувство явного дежавю неумолимо настигло. И девочка тут же вспомнила и бороду Мерлина и предков орков. И приоткрыв один глаз, увидела такую знакомую полупрозрачную физиономию, которая во все зубы улыбалась. - А, это ты. - зевнув, скинула плед и присела на кровати. - ты же сама просила заглянуть, вот я и тут) - еще шире улыбнулся призрак.- А ты разве меня не рада видеть? дай обниму) Уже привыкнув к понятным только самому Стиву шуткам :- Ну не в такую же рань.- поворчала- Хотя..- потянулась - Да, рада я тебе и даже очень)- мило улыбнулась.- ты принес то, что я просила? - Ну вот, не обняла, ни напоила чаем, а уже про дела.- насупился Стив: - Принес все что ты заказывала, да и еще кое что от твоей тети. Кстати она не такая впечатлительная как ты - и рассмеялся на всю палатку. - Да, тише ты, Грет спит. - шикнула на призрак протянув руку, ожидая штуковину. - Грет?! О, это твоя подруга. Познакомишь? - Шить от сюда, аха как же... Ну может как-нибудь потом.- стрельнула взглядом в прозрачного.- Ну пошли пить чай. Хотя я буду пить, а ты наблюдать - ухмыльнулась. Тут ее прозрачный друг занервничал, явно, что то вспомнив. - Прости, мне пора, я там, кажется зелье на огне оставил..- и стал растворятся по среди Тининой комнаты. - только не спали наш дом!- успела крикнуть вслед.- Ну вот какие непостоянные эти парни, даже прозрачные, то им чай, а то убегают сразу. Вздохнув вышла из палатки и усевшись на берегу стала рассматривать штуковину, просматривая записки переданные ей тетей Тандой.

Гретель Худек: Всю ночь Гретель снились русалки, корабли с пиратами, где разгуливал некий капитан Джек, подводные приключения и красивые, благородные принцы с дальних стран. Проснувшись, когда в небе уже ярко светило солнце, девушка улыбнулась, и довольная потянулась. Сбросив с себя одеяло, в котором она за ночь вся запуталась, девушка отправилась в душ. Одевшись весьма стильно для леса в леггинсы с кожаными вставками и ярко-изумрудную кофточку, девушка вышла из комнаты. Тина уже попивала что-то кружки. -Привет, ну что, как ночка? Девушка взяла какую-то валявшуюся плошку, черпнула вчерашний компот и выпила почти залпом, как она обычно делает.

Тина Рид: - тшшш.._ шикнула она подруге- отлично, не мешай, я тут пытаюсь думать...- и снова занялась штуковиной, что то в ней подкручивая и настраивая, периодами перебирая пергаменты. - а, там один " гость мечтал с тобой познакомиться" - 8 закатилась в громком смехе представив эту картину*

Гретель Худек: Подавившись, девушка стала молча наблюдать за тем, что делает подруга. Через минуту ей это надоело,она прошла к холодильнику, достала колбаски и наделала бутербродов. -Так кто там познакомиться то со мной хотел? м?*с набитым ртом*

Тина Рид: - Да один мой друг, между прочим очень симпатичный юноша и продвинутый маг... * сделав паузу*:- правда немного прозрачный и не совсем живой... - усмехнулась.

Гретель Худек: -Чтоо?!-у девушки в прямом смысле отвисла челюсть,-ты серьёзно? Я обязательно должна познакомиться с этим не живым магом. Девушка поглощала пищу. -Кстати, ты что делаешь то?

Тина Рид: - Да есть у меня чешуйчатый друг, Бо звать, вот хочу вас познакомить) Ящериц любишь?)) - усмехнулась: - если конечно меня не будут отвлекать от этой штуковины..- продемонстрировала железяку

Гретель Худек: -Ооо... да, дела у тебя по ходу действительно важные,-жуя яблоко,-ладно, действуй, действуй. Гретель улыбнулась подруге и вышла на улицу. Солнышко пригревало, и так и тянуло броситься в озера и искупаться. Не долго думая, девушка призвала купальник, быстренько переоделась, пока никого нет рядом, и шмыгнула в воду. Проплыв почти до того самого островка, девушка вновь решила исследовать дно. Однако и на этот раз ничего интересного она там не нашла. Она и сама не знала, что искала. Вернувшись на поверхность, она поплыла в сторону острова. Решив немного побродить по этому маленькому лесному островку, Гретель пошла бродить между трёх сосен.



полная версия страницы