Форум » Окрестности Хогвартса » Парк » Ответить

Парк

Hogwarts: Одинокий парк в окрестностях школы в свете полной луны.

Ответов - 117, стр: 1 2 3 4 All

Oris Sordeo: Профессор Сордео не была любителем шумных собраний и шутливых людей. Она редко выходила из своих подземелий, так как терпеть не могла резких звуков и шума - однако в школах по-другому не бывает. Профессор до сих пор сомневалась в том, что её место именно здесь, в Хогвартсе, и не сомневалась, что преподавание нельзя назвать её призванием. Вот ещё последнее событие - Орис стала завучем. Сколько шума! Даже статья в газете будет, даже брали интервью. А поздравлений сколько - точно всенародный праздник... Теперь профессору требовалось "проветриться", привести в порядок мысли. Выбравшись из своих рабочих подземелий молодая женщина вышла прогуляться и искала аллею потише, подальше от основных дорожек парка, где весёлыми и шумными компаниями гуляли ученики Хогвартса.

Василиса: Василиса начала прогуливаться среди частых тонких деревьев и среди маленьких кустиков, из которых могло вылезти что угодно. Была ясная луна и немного дуло ветром в спину. Лиса надела захваченный с собой когтевранский плащ и лёгкую осеннюю шапочку. Девочка присела на землю у достаточно крупного и большого дерева-дуба. -Ох, как свежо!*вдыхает поглубже аромат леса и свежей травы* Ещё и полная луна...Красота...

Katie Smith: Тихонько насвистывая себе под нос какую-то незамысловатую мелодию, Кэти подошла к массивным воротам парка. Привычно проведя ладонью по мокрой и неровной поверхности металла, девушка с облегчением вдохнула свежий, немного влажный осенний воздух. Да, под завалами ученических свитков, работ и докладов Кэти была похоронена впечатляющее количество времени. Когда же у гриффиндорки выделилась свободная минутка, размышления не заняли много времени - решение было принято мгновенно. Парк, парк, парк!.. Как сладко звучит это слово. Особенно если учитывать, что парк находится у Хогвартса... Так, рассуждая про себя и просто наслаждаясь замечательной осенью, полнолунием и всеми остальными дивными осенними вещами, которые дороги сердцу каждого гриффиндорца, Кэти дошла до огромного дуба. Точнее, подошла к нему очень близко... Короче говоря, просто-напросто врезалась в него лбом. - Понаставили тут дубов, шуш их подери... - проворчала Кэти сквозь зубы, потирая мгновенно появившуюся на лбу шишку. Удар возвратил гриффиндорку на землю, и она тут же заметила у дуба Василису, свою хоговскую дочь. - Вечер добрый... то есть, ночь... Да и не такая уж добрая... - пробормотала девушка, все еще потирая шишку на лбу. - В общем, привет, Лиса!

Василиса: *Василиса повернулась в сторону слов которые говорили ей* Katie Smith , А для меня добрая...Ночь... Как дела мам? У меня они отлично... Василисе казалось что она смахивает на Михаэля МакРори своей невозмутимостью. И не только ею. Ещё и потянуло на "гхыры". Василиса думала: Гхыры, гхыры гхырчики... О чём я? *вспомнала Василиса о чём она думала* Так надо попросить купить мамочку новую мантию и думать о красивой романтической ночи... -Katie Smith , Чего нового? *Василиса наконец-то заметила шишку* Это что такое у тебя на лбу?

Katie Smith: - Бобы Берти Боттс, - фыркнула Кэти, еще раз потерев больной лоб. Новое, новое... Впрочем, только это и новое. Почти. - Новое то, что я наконец-то вышла на улицу после долгой работы в замке. Полнолуние - это тоже, новое, я думаю, - хмыкнула гриффиндорка. В это время боль немного ослабла, и Кэти отняла руку от лба. Поймав себя на тупом смотрении в лицо дочери, девушка хихикнула и наконец соизволила ответить на первый вопрос Василисы. - Отличные дела. Вот, гуляю, потом еще поплавать можно. При луне, - гриффиндорка нервно фыркнула, осознавая, какой бред только что сказала. - Давно не виделись, кстати. Как учеба? - невозмутимо спросила Кэти, отгоняя от себя мысли Василисы и стараясь не убить себя мысленно за такой огромный пробел в общении с дочерью.

Василиса: -Katie Smith , Может дейстивительно поплаваем? А учёба хорошо, но наш факультет Когтевран, на третьем месте((( И это плохо. Должен быть на первом... И я может быть уеду в конце октября... И в январе приеду... Но не будем о грустном) И это только скорее всего, а не поеду. И мамочка купишь мне новую мантию? Такую розовенько-синюю? Ой, надо было сказать фиолетовую)*сказала Василиса вспоминая уроки рисования, там где её хвалили.* *Василиса встала с земли и начала карабкаться на дуб Василиса залезла на ветку которая её выдержит и сверху вниз посмотрела на маму ожидая ответа*

Джен Крин: *Джен вышел из замка и направился в парк за ним шла Луна* -Луна где ты там? "Надеюсь она не заблудилась"

Luna: -нет, нет.. я здесь! *Луна вышла из за поворота* -потерял меня?) *Полушутливо спросила Лунка*

Джен Крин: *Джен дошел до ближайшего дерева и сел под него* -Да есть немного,- Джен не много задумался и начал говорить,- о чем будем говорить? Любишь животных? *За деревом позлышался чей-то шорох и от туда выпругнул зайчик*

Luna: *Ли немного помолчала.. а потом только сказала* -да.. мне очень нравятся животные.. *Лунка облокотилась на ствол дерева..* -а ты? Что тебе нравится? *Луна задала тот вопрос, которого от себя никак не ожидала..*

Джен Крин: *Джен летал в своих мыслях и Луна их раззорвала* -А что? да я очень люблю животных,-Джен начал думать что же ему еще нравиться,- мне нравиться танцевать пять лет ходил и хожу в балетную студию. А чем ты любишь заниматся?

Luna: *Луна поняла что Джен большой мечтатель.. * -а? я?.. ну.. я вообще то творра.. Хожу в театр, а так же на гимнастику.. еще я люблю весь мир, и люблю брать от него всего и понемногу.. так что.. *Луна прервала свою речь.*

Джен Крин: *Джен выслушал Луну и тоже начал говорить* -Знаешь, а ты читаешь Оракул? "Ну его же все читают"

Luna: *Луни удивилась* -конечно читаю.. а кто не читает? *Опять же удивленно спросила Луна*

Джен Крин: *Джен не удивился когда Луна ответила что она читает Оракул* "Правильно а кто его не читает" -Так вот я там веду колонку Магические звери, моя послдняя статья была про василисков я ими восхищаюсь. *Джен улетел в мысли*

Luna: *усмехнулась* -так вот почему Эл тебя принял на балу - маскараде за Василиска) *Еще раз посмеялась* -да.. а если честно, Василиски - удивительные существа.. *серьезно так*

Eva Rosier: *Январь передал снежный посох февралю. Метели понемногу стихали, снег все так же резво подлетал в порыве и опускался на землю. Запорошенная дорожка, ввиду отсутствия в Школе завхоза, или его тщательное сокрытие от посторонних глаз, придавало школьному саду нетронутого вида. Деревья, сокрытые под толстым слоем белого пороха, напоминали скалы. Скамейки тоже потерялись в сугробах, да и кто, в столь зимнюю пору, согласился бы присесть. Словом, сад напоминал один сплошной сугроб, с поднимающимися из него палками, ака стволами многолетних и плодовых деревьев. Величественный замок расположился между озером и лесом. На крыше астрономической башни вертелся флюгер. Со стороны заднего двора замка, по узкой протоптанной тропе спускалась Ив Розье. Женщина, накинув капюшон на голову, медленным прогулочным шагом проходила по призамковой территории. Сосредоточенный взгляд пропал, и Ив без особого интереса остановилась у заснеженной тропинки к саду. Холодный воздух пробирал до костей, и стоять на месте было равносильно самовольному согласию на замерзание. Розье продолжила путь по направлению к саду, пусть похожему на сугроб и безжизненному. Следы и протоптанная тропинка оборвались в том месте, где на небольшой поляне стояли 3 снеговика. Эва с изумлением рассматривала детское, как она полагала, творчество. Хотя кто знает, может какой преподаватель точно так же забрел сюда, и решил потратить свою фантазию на снеговых человечков. Розье поправила ведро на голове крайнего снеговика и, негромко хмыкнув, продолжила прогулку садом. Некогда фруктовые деревья напоминали эскимо из рефрижератора, а кривые многолетние были похожи на неудачно выросший белый гриб. Ив ударилась в воспоминания. Где, как ни здесь, вдали от шумных Хогвартских коридоров можно, наконец, отвлечься от науки и педагогики, и подумать о своем. Эва почувствовала, что за ней кто-то наблюдает и, улыбаясь, повернулась в сторону замка. Присутствие собственной дочери Розье определяла безошибочно. *

Melanie Sammet: Выходной день. На улице стоит чудесная погода. Метели уже начинали утихать, а снег продолжал кружиться. Было относительно тепло, и даже светило солнышко, обнимая землю пока еще холодными лучами. Сидеть в такую погоду в темном Подземелье было выше даже сил Мелани, которая последнее время вообще не любила выползать на свет Мерлинов, и сидела в заперти в своей спальне на факультете. Накинув на себя теплую мантию, слизеринка выскочила из комнаты, а потом и поднялась из Подземелья, направившись к выходу из Школы... Идя по какому-то очередному длинному коридору, который начался уже казаться нескончаемым, Мел увидела, что за угол повернула какая-то до боли знакомая фигура. «Вах, неужели профессор вышла погулять», - подумалось юной Розьеше, которая уже с трудом сдерживала нервно-подозрительные хихикания. Мысль о том, что студентка видимо не зря вышла погулять, прочно засела в голове и Мел решила последить за собственной матерью. Какому ребенку не будет интересно, чем занимается ее родитель вне учебного времени? Вот и Мелани было интересно, куда направилась Ив. Фигура в мантии и капюшоном на голове, коей являлась фигура Ив Розье завернула за угол и скрылась из виду Мелани. Девочка, недовольно шипя потому что она не может прибавить шагу, ибо сапоги предательски стучат и могут привлечь внимание, засеменила по коридору чуть быстрее, настолько, на сколько это было возможно. Преодолов наконец этот злосчастный коридор, Розье вгляделась вдаль и увидела, что мама направляется, кажется, к саду. Придав себе крайне серьезный вид, чтобы не вызвать ни у кого подозрения, девочка с важным видом зашагала по следам матери, то и дело проваливаясь в сугробы и недовольно ворча при этом. По ходу дела юная «сыщица» не забывала прятаться то за каменные валуны, то за ели, то просто замирать на месте и не дышать всякий раз, когда Ив останавливалась. Странная, наверное, картина… Наконец, цель «сад» была достигнута. Издали Мел заметила какие-то странные снежные фигуры, возле которых сейчас крутилась Эва. Кажется, это были снеговики? Ив поправила «шапку» одного из снеговиков, а Мел, прикрыв рот рукой, невольно издала смешок. Да, настроение явно зашкаливало. А Розье старшая тем временем продолжала дефилировать по саду. Мелани ползла за ней, продолжая «прятаться» за многочисленные, скованные снегом, деревья. Вдруг Эва резко остановилась и повернулась в сторону замка. Мел, притаившаяся за очередным пучком дерева почувствовала на себе ее взгляд и, придав себе как можно более равнодушный взгляд, взгляд человека, который просто гуляет, вышла из-за дерева и двинулась по направлению к матери. Взгляда на Розье она не поднимала, потому что чувствовала, как смешинка застряла где-то совсем рядом, и разглядывала облака, да деревья. Поровнявшись с преподавателем Логики, Мел отвесила поклон: - Добрых суток, профессор Розье, - и прошла на несколько шагов вперед, опережая Ив, а потом остановилась. На лице играла странная улыбка, напоминающая ухмылку.

Eva Rosier: Ив повернулась и заметила кутающуюся в мантию Мелани. Женщина улыбнулась и опять развернулась к заснеженным деревьям. Увидеть слизеринку не было огромным удивлением, ибо Ив чувствовала, как та следовала за ней всю дорогу от замка до сада. Другое дело, что выдавать то, что «шпион был рассекречен» у Розье не было желания. Нужно играть по правилам, хоть иногда. Иногда Эва не понимала дочерей, наверное потому, что её мать не преподавала в школе, и как знать, что из себя представляет ситуация нахождения в одних стенах с собственной родней. Розье вспомнила, что девочка все же стоит у неё за спиной, и обратилась к ней, не поворачиваясь вновь. - Мелани, рада тебя видеть, - немного слукавила Розье и отошла в сторону, вытаптывая снег, - Отличная погода, располагает к прогулкам, не так ли? – продолжила в официальном ключе. На мантии летели «белые мухи», цепляясь и сумбурно захватывая площадь черной ткани. - Любопытство? – вдруг спросила она и повернулась к девочке, - или ты по делу? Хотя какие могут быть неотложные дела у тебя, живущей вдали от дома, в новом Доме.. – риторически ответила. - И все же..? – подняла руку, пытаясь насобирать несколько снежинок на перчатку.

Melanie Sammet: Мелани дотронулась пальчика до снега, зачерпнув небольшую горстку на ладонь. Холод обжигал, но Мел спокойно наблюдала за тем, как на ладошке образуется вода. Потоптавшись на месте и стряхнув руку, Мелани подняла взгляд на Эву и пожала плечами. "Мам, я тут за тобой последила немножко...", - подумалось ей и она невольно ухмыльнулась. Зачем было озвучивать эту фразу вслух, когда Розье могла и сама без особого труда услышать мысли собственной дочери? Да ну, какие могут быть дела у слизеринки, которая впринципе не любит утруждать себя делами, если, как говорится, "не прижмет". "Какая разница, по делу или нет... Неужели так важно?", - недовольно подумала про себя юная волшебница, и наконец, словно очнувшись, заговорила: - Любопытство, - кивнула, - Вышла погулять, увидела тебя. И вот, я здесь, - Мел запрокинула голову и посмотрела на летящие снежинки, которые старшая Розье ловила на перчатку.

Eva Rosier: Профессор не читала мысли детей, даже собственных. Она считала это ниже своего достоинства, влазить в чужую голову, и слушать чужие мысли. На то они и спрятаны глубоко в подсознании, чтобы никто из посторонних людей не приблизился к ним ни на шаг. Вдали послышался скрип снега, что отвлекло Ив от побочных мыслей. Перед ней все ещё стояла дочь, на мантию падал снег, и морозный воздух проникал к коже. - Давай пройдемся, иначе в Хогвартсе станет на две ледовые фигуры больше, - улыбнувшись, сказала Ив и пошла с девочкой по протоптанной тропе. - Слышала, скоро бал в честь Дня Влюбленных, уже разобралась с кем идешь на праздник? - Ив понятия не имела, будет ли бал вообще, но поскольку Хогвартс - это школа с традициями, а им, как правило, не изменяют, то бал обязательно должен быть. Не успела озвучить первый вопрос, как пошел второй. - Как твои успехи в магии? как никак, третий курс, все серьезно, - улыбнулась и мысленно продолжила "..и тебя, слава Мерлину, ещё не отчислили", - есть любимые предметы? на что ориентируешься? Самое неприятное, что могла услышать Ив на этом этапе разговора, это или полное игнорирование вопросов, или озвучка желания стать ПС.

Melanie Sammet: Стоять на месте и впрямь было холодно, а девочка не подписывала добровольного соглашения на оледенение и не собиралась этого делать. Тем более, что в Школе конкурса на ледяную фигуру, где она, Мэл, могла бы служить каркасом, не предполагалось. Предложение пройтись оказалось как раз кстати. Мелани уцепилась за рукав мантии матери, чтобы не отстать, ведь слизеринка то и дело проваливалась в снег. Она умудрялась проваливаться даже на тропинке. Даже на протоптанной тропинке. - Бал?, - тень удивления проскочила в голосе Мелани. Она и слышать не слышала ни о каком бале, как впрочем, надо думать, и Ив. А про то, что существует такая традиция девочка и думать забыла, и уж тем более она еще не занималась поисками пары на бал. Да и не собиралась этого делать, поэтому ответ был очевидным, - Ммм, нет, не определилась, - пожала плечами. Вслед за первым вопросом тут же прозвучал и второй, по менее приятной для ребенка теме - по поводу учебы. Мелани не отличалась особенным рвением к учебе, поэтому уж точно ее имя не могло красоваться на доске почета среди имен других лучших учеников. Что ж, с этим фактом старшей Розье, похоже придется смириться - ее дочь, а точне, одна из дочерей, Мелани - не была ученицей Когтеврана, которые так тянутся к знаниям. - Мм?. - и этот вопрос удивил слизеринку не менее, чем первый, - Да ну, все более менее гладко. Занятия не прогуливаю, учителей слушаю, домашния задания выполняю... "...не считая той горы пергаментов под твоей кровать...." - ... любимые предметы?, - Мел поморщилась, - Ну, особенно прям уж любимых нет. Ну, разве что, монстры, к примеру. Зельеварение, ЗОТС...Я их конечно любю, - хмыкнула, - Но вот они, похоже, не особо любят меня. Но я знаю, кто, если что, поможет нам подружиться, - хитро, - А почему ты вдруг спросила об этом?, - вопрос сорвался с губ, казалось, раньше, чем Мел успела прокрутить его у себя в голове, поэтому теперь она потупила взгляд: вполне естественно, что мать интересуется успехами дочери.

Дария: <---------Ворота Хогвартса Профессор Дария шла по тропинке спокойным шагом, держа за руку свою маленькую дочь. Алекс была уже не маленькой девочкой, она уже училась на шестом курсе. Скарлет была того же возраста, но в душе уже была взрослой девушкой и показывала это своим видом. Скарлет хотела уехать после окончания Хогвартса путешествовать, и эта мысль валила мать с ног. Пусть внуков мне подарят и едут путешествовать все. Эта мысль заставила Дарию улыбнуться и она посмотрела на Алекс, у которой тоже была улыбка на лице. Хоть Алекс и была приёмной, но она была родной и её улыбка напоминала Дарии её улыбку в детстве. такая простая и беззаботная. Как твои дела, солнышко? Говори как есть, а то я и в голову залезть могу. Женщина улыбнулась ещё шире от своей последней фразы.

Eva Rosier: В последнее время Ив что-то беспокоило, вот только она сама не признавалась что и почему, даже самой себе. Признаться себе было иногда сложнее, чем другим. Мысли путались, цеплялись, разбивались или нарастали, как снежный ком. В Школе, все ещё учились её две несовершеннолетние дочери, в преподавательское общество которой Ив внедрилась по случайному стечению обстоятельств. Закрывая глаза на несовершенство этого мира, Розье переступала через большие сугробы, стараясь держаться тропинки. Ухватившись за рукав мантии, рядом шла Мелани. За последние несколько лет, Розье мало внимания уделяла собственным детям, она считала, что если они пришли, значит им что-то от неё нужно, поэтому сразу после приветствия шел вопрос "в чем дело?" или "что случилось?". Ив была крайне строга с Астрид и Мелани, в отличии от их отца, баловня судьбы, иначе не назовешь. - Бал, это ведь так красиво, - сказала Ив шепотом и продолжала неспешно прогуливаться парком, - помню, - запнулась, - помню бал ко Дню Влюбленных, приятная музыка, хорошее настроение, отличная компания. Не мешкай, - улыбнулась и решила закрыть тему бала в долгий ящик. Ив примерно догадывалась, как Мелани отреагирует на вопрос учёбы, дети в этом плане предсказуемы. Сложно найти ту грань между учебой и развлечениями, когда учеба не так занудна, а развлечений не так много и они не скучны. - Ещё бы ты прогуливала занятия, - усмехнулась и прикрыла рот ладонью, посмеиваясь, - я бы первая об этом узнала, и, наверное, раньше, чем ты бы успела дойти ко мне в кабинет, - улыбка сошла с лица и сменилась обыденной строгостью и сдержанностью, - Хорошо. - Почему спрашиваю? - переспросила Ив, - да потому, что в твоем возрасте я себе четко представляла, куда я дальше пойду, и чем я буду заниматься. А начиналось все точно так же, с "любимых" предметов, - я, например, очень любила Зельеварение, неплохо давалось мне ЗОТи и Травология. А вообще, каждый предмет по своему интересен, и в свой период времени. Твой отец просто пропадал на уроках по ЗОТи, - улыбнулась, -я его от учебников оттаскивала, и это чистокровный слизеринец, нет, ну ладно бы он был под покровительством Ровены.. - закатила глаза, -подарить бы ему гранитогрыз, нет, Ровена понесла невосполнимую потерю.

Александра Клик: *Удаляясь от главных ворот, Александра через плечо поглядывала на них. Дария держала свою дочурку за руку, и они медленно шли в парку, медленно и грандиозно. Александра о чём то думала, но о чём, даже опытная мамулька не смогла бы прочитать его жуков в её светлой головке. Конечно, это было реально, но слов было не понять. Александра подняла глаза на маму и увидела, как она ей улыбается, и улыбнулась в ответ. Да, улыбки их были чем-то похоже. Они шли, шли, и вдруг Александра услышала голос.* -Как твои дела, солнышко? Говори как есть, а то я и в голову залезть могу. -Раз я солнышко, то и делишки солнечные!*не задумываясь ответила Александра* Но может ты скажешь, как твои?

Melanie Sammet: Такие прогулки были редкостью. Когда можно просто пройтись, погулять, а не целенаправленно идти в кабинет лишь потому, что "что-то случилось". Впрочем, Ив всегда спрашивала: "Что случилось?", когда ее дети появлялись на пороге кабинета. Видимо, считала, что девочки могут приходить к ней только по конкретному делу, или в тех случаях, если что-то случалось. Что то о чем нельзя было молчать. Мелани отпустила рукав мантии Розье и, найдя руку матери, ухватилась за нее. Близилось 14 февраля, не спроста Эва упомянула про бал. Кто бы знал, как Мел не любила этот день! Поэтому, планы на предстоящий праздник (праздник, ведь так принято называть этот день?) слизеринка не строяла, надеясь проспать весь день в своей спальне. Ну, или просидеть в кабинете матери. В общем, не окунаться во всеобщую суматоху. "Действительно, прогуляй я хоть одно задание, ты бы узнала об этом раньше, чем я успела бы пискнуть что-то в свое оправдание преподавателю", - подумалось девочке в ответ на вполне справедливую реплику Ив. Мелани любила, когда мама улыбалась, а ведь она почти всегда была серьезной. Но, как говорится, улыбка красит любого человека, а иногда даже создается впечателние, что полностью его меняет. Поэтому, когда улыбнулась, а вернее засмеялась Эва, улыбнулась и Мелани. - Мм, вполне возможно, что юное поколение возьмет пример с кого-то, - хмыкнула, говоря о себе в третьем лице, - Если мне подтянуть ЗОТИ и Зельеварение, то я вполне могу пойти по твоим стопам, - сказала хитро и подумала о том, что не по отцовским же стопам ей идти, - И буду вурдалаков гонять по плоскогорьям и перелесьям, - ухмыльнулась, - Ну, с тем, что каждый предмет интересен - не поспоришь. Да с тобой вообще не поспоришь, - улыбнулась, - Мама, а как вы с папой познакомились, а?, - раз уж тема об отце все равно была затронута...Да и в конце концов, не всегда же об учебе говорить.

Дария: Раз я солнышко, то и делишки солнечные! Дария улыбнулась от этой милой фразы. И вправду, солнышко так и должно улыбаться. Затем женщина услышала вопрос адресованный к ней и сама над ним задумалась. Как мои дела? Вроде хорошо! Ответила сама себе. Но не вру ли я сама себе и не совру ли я своей дочери? Честно сказать, не знаю. Вроде всё хорошо и ничего не беспокоит, но что-то не спокойно на душе, как будто что-то плохое может приключиться. Но ты не обращай внимание. Отмахнулась. Скорее всего мне не хватает приключений.

Fallen: *Стоял зимний вечерок. Втра небыло. Откуда то доносились голоса... Fallen шла по парку в свете луны, рассматривая снизу кроны деревьев. Через листья, сверху проталкивался серебрянный переливающийся свет луны и падал на лицо девочки. Стоял просто волшебный вечер! Была отличная обстановка для мечтаний. Фал присела около одного дерева и слегка прилегла на него. Погрузившись в меятания, девочка улыбнулась. Она чувствовала себя так, как будто бы её кто - то греет теплом и нежно обнимает. Глаза меденно прикрывались и девочка вздремнула. Это выглядило так мило! Просто замечательно смотреть, как второкурсница со взбитой причёской и с улыбкой на лице, замечтаясь дремлет. Просто маленький ангелочек, укутавшийся в мантию.*

Александра Клик: -Честно сказать, не знаю. Вроде всё хорошо и ничего не беспокоит, но что-то не спокойно на душе, как будто что-то плохое может приключиться. Но ты не обращай внимание. Скорее всего мне не хватает приключений. *Александра внимательно выслушала мать, и поняла, в кого у неё такая страсть к приключениям. Недалеко когтевранка заметила скамейку, и мигом туда побежала, весело смеясь. Может, девушка вспомнила детство, которое ушло совсем не давно, да и ушло оно в обще?! Бухнувшись на эту скамейку, Александра начала взглядом следить, как её мамулька медленно приближается к ней,и тихо смеясь, радуется. Да, от этого на душе когтевранки стало тепло и светло..*

Eva Rosier: Из-за горизонта показалось солнце. Оно пробежало по гладкой снежной поверхности и скрылось в роще, недалеко от замка. Ив все так же медленно, прогулочным шагом, разгуливала по саду, присматриваясь к деревьям. Отличить их было сложно, да и не за чем. Розье отстраненно смотрела на пейзажи, но, тем не менее, внимательно слушала Мелани. - …вурдалаков гонять по плоскогорьям, значит? – переспросила Ив и повела бровью, Эва загадочно улыбнулась и покачала головой. - Пример, это хорошо, но свой голова на плечах, - потеребила волосы дочери и улыбнулась, - своя голова лучше. И здравый смысл, - быстро добавила. Розье отошла в сторону и повернулась, заметив вдали две фигуры. Профессор поправила мантию и капюшон, и снова повернулась к Мелани. Ив заметила, что дочь слишком быстро прыгает с темы на тему. Только зашел разговор о споре, как, вдруг, об отце девочки. Эви сделала вид, что не услышала, но, минутное молчание заставило говорить. - Учились на одном факультете, - посмотрела на крону дерева, заваленного листьями, лицо приобретала оттенок серьезности, - к тому же, наши родители были знакомы, как-никак, чистокровные семьи между собой держат связь, - вспомнила о многочисленных родственниках и друзьях семьи, - на четвертом курсе стали старостами своего факультета, много работы,совместной… наверное, прижились и привыкли, - монотонно говорила Ив. - Нотт был странным человеком, будь я в здравом уме, с таким бы не общалась, - улыбнулась, - слишком амбициозный. Розье не терпела вопросов по поводу Нотта, но ответить свое дочери была обязана.

Melanie Sammet: Профессор, похоже, была очень увлечена любованием пейзажа, и наблюдала за тем, как где-то на горизонте садится солнце. Постороннему человеку могло показаться, что Ив вообще где-то далеко, в своих мыслях, и абсолютно не замечает ребенка, стоящего рядом с ней, и держащего ее за руку. Но Мелани знала, что несмотря на свою "отвлеченность", мама ее вполне даже слушает, и слышит. Доказательством тому являлось, что волшебница отвечала девочке, не задавая лишних вопросов, и не переспрашивая о том, что только что сказала юная слизеринка. Эва улыбнулась, и потрепала Мел по голове, сказав, что "голова должна быть своя". Слизеринка хихикнула, а потом серьезно посмотрела на мать и ответила: - Безусловно, своя. Если человек не хочет что-то делать, то ему и пример не нужен - он просто не хочет. Как говорится, "свои мозги не вложишь", - о да, это была любимая фраза Декана Слизерина, которую, впрочем, Мелл слышала уже не один раз, - Может, я сознательно хочу пойти, что говорится, по твоим стопам?, - хитро, - Да впрочем, почему "может"... Я разве похожа на человека, который что-то может делать не сознательно?, - это был риторический вопрос, Мелани не ждала на него ответа и просто улыбнулась. Когда речь зашла об отце Мел и Астрид, Эвани заметно переменилась в лице. Да, волшебница не любила эту тему, это было вполне очевидно, и слизеринка уже пожалела, что задала этот вопрос. Но, как никак, она была ребенком, и порой желания становились на первый план, как вышло сейчас. Захотелось спросить, и вопрос сорвался раньше, что Мелани успела подумать о том, как относится к этой теме мама. но, вопрос был задан, а слово не воробей, и Розье ответила. Почему-то, когда Ив упомянула о том, что они с Ноттом учились на одном факультете, и что были старостами, и что, как говорится, прижились, Мелани захотелось рассмеяться, однако, она подавила этот порыв. Вернее, подавила, но не совсем. Она подошла к матери и уткнулась в нее, и обхватила руками. Покусывая губы, чтобы не рассмеяться, слизеринка пыталась вернуть себе нормальное состояние. Почему ей хотелось засмеяться? Да просто девочка подумала о том, что ее мать и Декан, Северус Снейп, были сокурсниками. Мысль: "Хорошо, что на месте отца, на месте той старосты, не оказался декан", и побудила в маленькой Розье желание рассмеяться. Когда наконец слизеринка, что говорится, почувствовала себя лучше, она сделала шаг назад, от матери. В ее глазах плясали странные веселенькие чертята и она, хищно улыбнувшись, проговорила: - Мам, а ты знаешь, что тебе идет улыбка?, - склонила голову на бок, словно рассматривая Розье. Зачем сказала, сама не знает. Просто так. Просто рядом с матерью можно было быть естественной, хотя бы потому, что она мать, и все равно видит насквозь. Просто потому, что время было не учебное, и рядом с девочкой стояла на просто профессор Эва Розье, а рядом с ней была ее мать. И, конечно, как никак, Мелани была ребенком. И она не могла вечно быть букой, порой хотелось смеяться и улыбаться. Просто так. Хотя бы потому, что рядом находится родной человек - этому хотелось радоваться.

Eva Rosier: Розье продолжали вытаптывать дорожку в саду. Мелани, почти повиснув на руке у Ив, пыталась идти в такт, Ив, в свою очередь, делала небольшие шаги, чтобы девочка успевала, и не завалилась в сугроб. «Сугроб…зима…каток» - в голове Ив промелькнули воспоминания о первых днях на факультете, где училась Мелани. Тогда, под новый год, Ив принесла Слизерину елку, при этом чуть не поставила под угрозу цельность Пуффендуя, метнув топор. Освежилось и украшение елки в холле гостиной. И, конечно, каток. Слизеринки, плавающие или парящие надо льдом, сугробы, в которые они приземлялись, и настороженность Ив за их здоровье и жизнь. Тем временем профессор с дочерью уперлись в забор, огораживающий сад. Ив развернулась, и Розье пошли в обратную сторону. Профессор молчала, вслушиваясь в скрип снега под ногами. Иногда тишина лучше тысячи слов. И все же, посидеть в тишине можно было и у себя в кабинете, а раз дочь сама добралась и выследила, нужно разговаривать. Язык упорно отказывался это делать. - Ты похожа на ребенка, точнее, - уточнила, - ты и есть ребенок, который не знает, что у него в голове, - улыбнулась, - поживем – увидим. Ив остановилась и, надев перчатки, набрала на ладонь снега из соседнего сугроба. Снег скатался в комок, и Розье мечтательно посмотрела на небо. Выкинув снег с ладони, Ив продолжила прогулку, вместе с Мелани. Когда волшебницы поравнялись со снеговиками, Розье снова остановилась. - Мелани, давай, что ли, - достала палочку, - снеговика слепим, - удивленно произнесла и посмотрела на девочку. «Нет, мама не псих и не сошла с ума»-утвердительно подумала, предугадывая вопрос дочери. - Головной убор есть, нос и глаза – тоже, - деловито осматривая экспонаты, - нужны только «тела», но…это дело времени и усилий, - расчетливо задумалась.

Melanie Sammet: Розье все дефилировали и дефилировали по парку. Мелани уже буквально висела на руке матери, страясь поспевать за ней, а Эва, в свою очередь, старалась идти как можно медленнее. Кто знает, делала она это для того, что юное создание, вцепившееся в рук мертвой хваткой, успевала за ней, или потому, что как раз таки вес этого создания мешал. Впрочем, это было не важно. На какое-то время зависла тишина, поэтому волшебницы просто шли, молчали, и слушали скрип снега под ногами. Мелани в этом время думала о том, что скоро должно настать весна, и снег начнет таять, превращаясь в жуткое месиво под ногами. Безусловно, Мел любила весну, но мысль о том, что опять будет жуткая грязь, заставляла морщиться. -Похожа на ребенка? Хех, я и есть ребенок, - улыбнулась, - Ну, чисто физиологически у меня в голове извилины да борозды. Мм, головной мозг в общем, - кивнула, - Так что я определенно знаю, что у меня там, внутри, - хихикнула. И снова пауза. Конечно, порой слова не нужны, да и ничего не значат – так, пустой звук, - но молчать сейчас определенно не хотелось, хотя мысли путались и никак не желали выстраиваться в целесообразные, стройные предложения. «Молчи, умней покажешься», - вертелось в голове слизеринке. Впрочем, эта мысль посещала его голову всякий раз, когда там начинал твориться подобный кавардак. В пору хоть проси мать залезать туда и наводить порядки, легиллемент ведь, как никак. Розьеши тем временем дошли до ограды, возле которой стояли снеговики. Эва подошла к ним и с деловитым видом начала оглядывать, подробно изучая их компоненты-составляющие. А далее, прозвучало предложение, которого слизеринка никак не ожидала услышать. Ив предложила слепить снеговика, а Мелли в ответ хищно улыбнулась: - Хорошо, давай слепим, - пододвинулась к матери и снеговикам, - Только вот…, давай без палочек, м?, - невинно улыбнулась и протянула ручку, мол: «палочку класть сюда», - А то знаем мы вас, мракоборцев. Вы снеговиков только так лепите, с помощью магии, угу.

Дария: Дария внимательно наблюдала за дочерью, которая весело бежала к скамейке. Улыбнувшись женщина пошла за ней и подойдя ближе, Дария увидела радость в глазах дочери. Эх, детё ты моё детё Дария обняла Алекс и поцеловала в макушку. Видимо у меня вошло в привычку целовать Алекс в макушку.

Eva Rosier: Ив посмотрела на задумчивое лицо девочки и хитро улыбнулось. Предложение лепить без палочки ввело бывшего мракоборца в легкий ступор, как так? Женщина молча и медленно опустила палочку в карман, капитулирую перед возможностью быстро-скоро-хорошо создать нужный объект из снега и подручных материалов, вроде ведер, моркови и ягод. «Маг без палочки почти маггл»-подумала она и пнула ногой ведро, валяющееся на снегу. - Так значит так, - обреченно произнесла Иви и наклонилась, чтобы зачерпнуть снега. Небольшой снежный шарик появился в руке волшебницы. Розье, как неопытный дебютант смотрела на снег, на сугробы, затем мельком на Мел, и снова на снежный комок. - Лепим, - улыбнулась. «Главное не сомневаться в том, что ты делаешь, или...хотя бы не показывать сомнения». Ева опустила ком в сугроб, поправила перчатки, и начала катать объект по снегу. Снежный ком нарастал, и Ив тихо радовалась, что технология изготовления снеговика не такая сложная, даже без палочки. Ком, тем временем, был уже по пояс, а Розье, оборачиваясь на дочь, мило катала снег, без особого труда. Когда же выражение дочери начало меняться, Ив остановилась и набрала снега в руку. - Лови, слизеринка, - профессор метнула снег в сторону Мелани, а сама отошла к снежному кому, на безопасное расстояние. Подул сильный ветер, и с деревьев посыпался снежный покров. Туман, в виде небольшой лавины с кроны, опустился на Ив, и профессор вздохнула. - Снеговик готов, Мел, ведерко мне одень на голову, будь добра, - цинично пробормотала она и замерла. Наверное, так нелепо Розье никогда не выглядела. Снеговик, не иначе. Благо, теплая мантия не давала Ив замерзнуть. - Мелани, ну я жду, не испытывай терпение матери, - улыбнулась, на сколько это было возможно под грудой снега, - и морковку на нос, обязательно, - добавила.

Melanie Sammet: Легкий ступор, который настиг волшебницу при фразе «Лепить, без палочки», благо, длился не долго. Мелани молча пронаблюдала за матерью, пока та не очухалась, судорожно соображая в уме на тему «Как вывести мракоборца из ступора, или лепим снеговика по-семейному». Однако, ничего путного на ум не пришло, но и Ив уже вышла из «шока». Мелани скрестила руки на груди и хитро улыбаясь принялась следить за матерью, когда та таки согласилась и сказала: «Лепим». Надо заметить, Розье выглядела вполне убедительно, когда зачерпнула в руку ком снега, и когда начала катать «тело» снеговика. Вот так посмотришь, и не скажешь даже, что она – мракоборец, который первый раз лепит снеговика без помощи палочки. Да, со стороны Мелани так обойтись с матерью было крайне жестоко. Зато, зрелище было вполне милое, и Мел довольно заулыбалась. Однако, вскоре наблюдать за этой картинкой стало скучно и Мел зевнула. Тут – то ее и настиг снежный ком, кажется, запущенной матерью, которая тут же «спряталась». Слизеринка уже хотела запустить снаряд в маму, в ответную, но случилось нечто. Подул ветер, и пелена снега, которая слетела с деревьев, превратила преподавателя логики в Того Самого Снеговика. Мел хихикнула и подошла к Розье, осторожно, чтобы не испортить сие творчество. Обойдя вокруг Ив круг, и внимательно ее осмотрев, Мел встала напротив волшебницы и склонила голову на бок, размышляя: - Хороший снеговик, однако, получился…, - осмотрела, - Вот только, жаль, что этот снеговик – моя мать, - вздохнула, - Какая мантия не была бы теплая, ты все равно замерзнешь, - ухмыльнулась и принялась быстренько счищать с профессора снег. Когда Розье старшая была очищена от снега, Розье младшая скатала еще один ком, чуть меньше того, что слепила Ив, и подкатила его к нему. - Второй ком готов.., - тихо проговорила девочка.

Jenis Walter: Дженис бродила по парку в надежде на то, что всё изменится. Всё менялось, но в худшую сторону... Либо это был сон, либо правда... Агуша сказала, а Дженька верит... Может это глупо? Но ведь и правда. Всё очевидно. Слизеринка не могла больше такого терпеть, она подошла к какой-то скамейке, присела, потирая ноги, которые уже устали от каблуков. "А ведь всё я виновата... Поверила, открылась чистым сердцем, даже Кленика бросила.. И Томсона отшила... И всё ради чего? Сказки, мороженное, зефир... К чему это всё, если это ему не нужно? Ну и пошёл он к чёрту. Как ты могла? Как ты могла, Джень? Довериться этому взгляду, этим признаниям? А главное, почему ты сразу не догадалась... Вспомни: когда он последний раз дарил тебе цветы? Когда он делал комплименты? Даже поцелуи... Они фальшивые.. И за этим морем фальши пряталась маленькая частичка правды, которую он не мог скрыть... Почему ты, Дженька, эту частичку не заметила? Где были твои глаза? Где было твоё сердце? Почему ты доверилась?" Дженис посмотрела на отрывок Хогвартской газеты "Оракул"... Там была дата, причём очень чёткая: "3 июля". "Не может быть? Третье... И всё? Первое прошло, а он предал... Чёрт, как много предателей... Все предатели... Нет! Это невозможно. Джень, ты осталась одна... Совсем одна... Эндрю вот-вот уйдёт из Школы, всё зависит от Джесс, Джен занята делами... Родственников нет, парня нет, Томсону я взаимностью ни за что не отвечу..." На высохших губах звучало одно имя... Имя того человека, которое Дженис клялась произносить всегда... И вот теперь, его придётся забыть. Нарушить клятву! Забыть и никогда больше не вспоминать, остаться одной, навеки... Девушка утонула в своих мыслях, всё пропало, она никого не видела, никого не слышала. Она достала из сумки какую-то тетрадку и записала изумрудными чернилами: "Суббота, 3-е июля, полдень. Новое предательство. Новый раскол, новые слёзы" Дженька спрятала дневничок обратно в сумку и заплакала. Ветер дул с непонятной силой и сдувал слёзы с щёк, но они наворачивались новым ручьём. Чем сильнее дул ветер, тем больше было слёз... Внезапно раздался гром, но Дженис не услышала..Ей, в принципе, было всё равно. Раздался ещё раскат и полил дождь... Даже не дождь, а страшный ливень. Тушь Дженис растеклась по щекам, а поток смывал магическую косметику с лица. Дженис мокла под капюшоном летней мантии и плакала. Даже слёз из-за дождя не было видно. Юная Слизеринка закрыла руками лицо и осталась наедине со своими слезами под страшными раскатами грома и потоками ливня.

Jenis Walter: Дженька сидела и мокла под дождём и, наконец, всё стихло. Сильные капли больше не били по лицу, да и лицо было мокрым не от слёз. Дженис постепенно успокаивалась и набиралась сил. "Так-с... Дженька, ты забыла про домашки... Не раскиса-а-а-й..." - Настраивала себя слизеринка. Она сняла вымокшую мантию, положила её на руку, (так как всё-таки жарко в ней будет) поправила застёжки на туфлях и тихим мирным шагом отправилась в замок, по пути размышляя. "Жил был филин. И вот его зажарили, а я его так любила... И любовь моя осталась зажаренной... Кхм.. Какая, чёрт возьми, грустная сказка... Какой несчастный конец, а ведь всё можно было изменить... Просто отобрать филина у этого вредного когтевранца... Но почему-то я опоздала... Ладно... Дженьке не привыкать" Девушка сорвала какой-то цветок, на котором капли дождя ещё прочно держались. От него отходил аромат, незабываемый, нежный... Джень взгрустнула и потопала в подземелия с цветком в руках и коварных планах о домашках в мозгах. "А ведь сколько раз уже обещаю сдать логику? И всё лень... Теперь хоть времени будет больше, а то романтика.... Заело уже...Надо об учёбе подумать," - Дженька хмыкнула, улыбнулась и продолшила шествие тихим мирным шагом по вымокшей траве....

Jenis Walter: Дженька шла домой, но где-то на выходе в парк она притормозила и схватилась за голову. -Вот, чёрт! - Вскрикнула она с недовольством, вспомнив что-то. Возможно за всей этой театральной ерундой со слезами она и не заметила, как забыла там.. На скамейке свою Школьную сумку. "Вот, рассеянная... Так-с... Надо соорентироваться.. Где эта скамейка находится?" Дженис бродила по парку, теперь уже с целью. Ей срочно нужно было найти скамью, а точнее сумку. "Там же и дневник... О чёрт... Записи.. ныкания, вякания... Если кто-нибудь увидит, прочитает..." Девушка просто не представляла: что могло бы тогда произойти. Она скиталась от одного дерева к другому и вот, наконец, заметила какое свечение. Это блестели последние капли дождя на скамье, которые били своим ослепительным блеском по глазам... -Наконец-то... Ну ниужели? - С улыбкой пролепетала Дженька сама себе. "Держи позитив, не будь рассеянной, тебе ещё для факультета баллы набирать... Эх, был бы сейчас профессор Снейп... Он всегда поддерживал во всём Слизеринцев, всегда. На факультете не чувствовалось недостатков. А может мне опять сказку написать?" Юная леди присела на скамью, достала перо, кусочек пергамента и начала что-то записывать. Трава шелестела под каблуками, волосы уже высохли и развевались на тёплом ветру и на душе чувствовалось наслаждение и равнодушие к неудачам. "Так-с..жил был чудак... Хотя нет.. Блин, сейчас бы Шушика, она бы вдохновение мне внушила..."Зелёные листья шелестели и как будто разговаривали о чём-то с девушкой. Дженис улыбалась, прикрывала рукой глаза от солнечного света. "Ну вот... Наконец-то и на моей улице праздник... А ты сильная, Джень... Хотя...С чего бы это тебе ломаться из-за какой-то "тряпки", которой стало скучно... Не нравится такой Джень, ищите себе другую," - улыбаясь и хитро прищуриваясь, Дженис писала сказку о ком-то или о чём-то, главное, что это была сказка со счастливым концом. Мисс Уолтер хватало друзей вполне и причин для расстройства не было... Вдруг она услышала чьё-то урчание. Это где-то сверху была сова. Она приблизилась вплотную к девочке и остановилась где-то рядом, довольно бурча и складывая крылья. -Ну конечно! Стефани! Как я могла забыть? Сделай одолжение, пожалуйста. - Дженис настрочила что-то на листке бумаги и вручила своему любимому питомцу. -Отнеси это Эллис, на Гриффиндор, - Дже улыбнулась и дала птице кусочек сахара, только что вынутый из сумки. Для достоверности. Затем сова согласно кивнула, Дженис сопроводила её полёт очаровательной улыбкой, надеясь, что письмо дойдёт до адресата. Затем она снова уткнулась в свою работу по сказке.

Эллис Фарт: Эллис топала по парку и что-то неразборчиво бормотала себе под нос: - Вот если это еще одна шутка, я ее прибью! Вот стоило в такую рань меня будить и заставлять переться в этот чертов парк и искать какую-то скамейку? Годриковы штаны, пощадите бодную Эльку, которая уже месяц не может нормально выспаться. Девушка никак не могла отыскать нужную скамейку с Дженькой, чтобы прочистить ей мозги после недосмотренного сна в котором учавствовал.... впрочем, неважно, кто в нем учавствовал. "Ну и где же она? Если ее тут нету - отлуплю собственным "Нимбусом"!" И, вот, наконец, девушке улыбнулась удача. На одной из скамеек сидела ее подруга, Дженис, которую она еще иногда называла Бубликом. "Не, у я бублею! Сидит тут себе спокойно, пока я ее ищу. Хоть бы сигнальную искру послала, что ли?" Эллис подошла к подруге с крайне грозным видом и начала: - Дженис Уолтер, если вы подняли меня в такую рань только для того чтобы полюбоваться пейзажем, то вы искренне в этом раскаиетесь как только я доберусь до своей метлы. Малфоев компот! Я не высыпаюсь! Ты не могла отправить это чудовище кому-нибудь другому? - Эллис взглядом указала на сову, которая сегодня так нагло влетела в ее комнату и нарушила покой в ней. - Знаешь как я испугалась? Я подумала что это за мной кто-то прилетел... кхем... потусторонний! Спросоння-то не видно! Элька закончила дилему и уселась на лавочку рядом с подругой. Она злилась, но все же была рада видеть человека, с которым она пережила многое: и кочергу, и веник, и Злобного Мага, и Дочть Салазара, и портрет Салазара...

Jenis Walter: Дженис сидела на лавочке и что-то записывала на листок пергамента, как вдруг услышала чьё-то ворчание (явно человеческое) и урчание(явно совиное). Где-то в глубине души Дженька была просто счастлива, потому что знала, что это приближается её любимая Шушка - та, с которой Дженьке было проще, интереснее. Та, что не предала бы никогда и ни за что. Та, с которой Дженька разработала рецепт приворотного и оборотного зелья. Та, с которой можно пойти на край света (даже на драконбол, на который собственно Дженька её и затащила). Вобщем, без Шушки, особенно сейчас, Дженька просто не представляла жизни на Земле. Дже сделала вид, что ничего не слышала и не видела и продолжала писать. - Дженис Уолтер, если вы подняли меня в такую рань только для того чтобы полюбоваться пейзажем, то вы искренне в этом раскаиетесь как только я доберусь до своей метлы. Малфоев компот! Я не высыпаюсь! Дженис хихикнула и повернулась с ошеломлённым лицом, как будто испугалась. Она хотела бы сейчас казать: "Эллис, ну прости, я не знала...Мне жаль...", но Дже была умнее и не стала бы доводить подругу той невинностью и очарованием, которое фальшиво использовала для Энда и Бэза. -Салазарские рукавицы, подкиньте обездвиживающий мяч! Эллис, я счастлива видеть тебя здесь! - Воскликнула слизеринка с явным и искренним восхищением в голосе и крепко сжала подругу в объятьях. Ты не могла отправить это чудовище кому-нибудь другому? -Элль, я никому не доверяю... И это не чудовище... это сова...вроде бы... - Дже сама не помнила: что это за чудище, которое Дженька сама не помнила, когда кормила и на всякий случай вручила птице ещё кусочек сахара. - Нямкай, Стеф... Пока дают, - засмеялась девушка. Пошутила, конечно, но сейчас только шутки и спасали.... Знаешь как я испугалась? Я подумала что это за мной кто-то прилетел... кхем... потусторонний! Спросоння-то не видно! Дже искренне смеялась была в прокате от подруги. Она подвинулась и дала возможность Эльке сесть на скамью без проблем. -Потусторонний? Кахм.... Боялась Салазара в белых тапочках в гробу, с мячиком вруках и картиной на шее, а главное: так впарить Джасса.... Это что-то, - ляпнула что-то слизеринка, ради тупости, но было интересно тупить, особенно в такой момент, - Или Годрика в шляпе, который откуда ни возьмись, появляется на стадионе с тяпкой и начинает окучивать игроков из "Повесов Небес" причём, глядя косо на, и без того окосевшую, Риту? - от такой тупости Дже сама принялась поедать сахар и заедать шоколадкой, - Ты будешь? - протянула плитку гриффиндорке.

Эллис Фарт: -Салазарские рукавицы, подкиньте обездвиживающий мяч! Эллис, я счастлива видеть тебя здесь! Эллис закатила глаза и опустилась в притворно-неуклюжем реверансе. -Элль, я никому не доверяю... И это не чудовище... это сова...вроде бы... - Вот именно что вроде бы... - Потусторонний? Кахм.... Боялась Салазара в белых тапочках в гробу, с мячиком вруках и картиной на шее, а главное: так впарить Джасса.... Это что-то... Или Годрика в шляпе, который откуда ни возьмись, появляется на стадионе с тяпкой и начинает окучивать игроков из "Повесов Небес" причём, глядя косо на, и без того окосевшую, Риту? - Нет, я думала это Карлик, тьфу ты, Карлайл пришел меня увозить подальше от Эдика, чтоб я ему ребенка не портила, - Эллис состроила гримасу и присела рядом с Дже. - Ну так что стряслось? Я честно, чуть с кровати не упала, когда этого увидела, - эллис кивнула на сову, а та осуждающе ухнула. "Если какая-нибудь ерунда - точно метлой по макушке заеду. И рукоятки с роспись Гурия Пуппера на пожалею..." - Слууушай, а чего это у тебя такой вид помятый? Словно под дождем три часа простояла?

Jenis Walter: - Ну так что стряслось? Я честно, чуть с кровати не упала, когда этого увидела, -Стряслось? Ааа...эмм... - Дже уже забыла, что ей только что, буквально полчаса назад было больно, тоскливо и вот теперь при виде эллис, ей стало гораздо легче, гораздо проще... - Да так, Эль, ничего... Всё вроде бы ОК-эйно, спасибо, что пришла. Слууушай, а чего это у тебя такой вид помятый? Словно под дождем три часа простояла? -Хих... - Дже посмотрела на себя и заметила, что она действительно какая-то странная... Волосы мокрые и похожи на сосульки, юбка измялась, мантия насквозь вымокла... -Эээ....Шушка, я просто...эээ.., Гуляла под дождём... Ты знаешь? Я по эльфам лекцию писала и там одного эльфа описать нужно было, а они только под дождём появляются... Своеобразные слизеринские эльфы, вот... И хотела посмотреть...Да... Слушай, мне помощь твоя нужа, ты не можешь мне с Золушкой помочь... Перестроить её на Хогвартский лад? мм?

Meisterin: Мэй уставшая от полуденной жары решила отдохнуть в парке в тени деревьев. Взяв с собой покрывало и бутылку с тыквенным соком направилась к парку. Найдя удобное место для отдыха, расстелила покрывало и улеглась отдыхать. Проспав, как показалось Мэй, всего ничего она проснулась и увидела, что уже вечереет. Схватила покрывало и побежала в башню Гриффиндора.

Лили Грей: Лили вышла из замка и направилась по знакомой дороге вв парк. Казалось за эти два семестра, которые девочка провенла в Хогвартсе, она изучила его вдоль и поперек. Она уверенно шла по тропинкам, петляющим то тут, то там, не оглядываясь назад. А затем она зашла в парк. Вот тут девушка не была ни разу. Она слегка замедлила шаг и вот тут её пристрастие разгулялось на воле. А пристрастие заключалось в том, что девочка всегда и все рассматривала. Каждую крупицу всего. А целый незнакомый парк - просто кладезь для неё. Она рассматривала все до последнего листика на дереве и даже пару раз чуть не споткнулась, но вовремя удерживала равновесие. В такие моменты она переводила взгляд на ноги и рассмаривала тропинку. Девочка надела капюшон своей безразмерной кофты и положила руки в карманы, звякнув многочисленными значками. Она так тихо ступала, что иногда содрогалась от этой тишины - благо рядом шел друг. Иначе бы Лили точно уже убежала из этого живописного и красивого места.

Мэтью Корас: Дождь и дождь и дождь...Безобразие!Ну в принципе,что ты хотел от октября,осени?-думал вечером Мэт смотря из окна своей комнаты на двор Хогварста. Мимо ворот,дальше в Лес прошли две фигурки,однако с высоты Башни Когтеврана Мэт их не разглядел.Да собственно и зачем? Его сосед Лайт был(впрочем как и всегда) поглощён уроками.Была суббота,вечер,21:47. Ещё рано ложиться,но а что делать то ещё?Поэтому Мэтью лёг в кровать,думая что ещё долго не сможет уснуть. Однако он ошибся. Усталость рабочей недели навалилась на него и он крепко уснул через 5 минут. Проснувшись посередине ночи Мэтью широко распахнул глаза и понял,что спать совсем не хочется. Рядом в потёмках виднелся силуэт спящего Лайта. Мэт ворочался и пытался заснуть ещё минут 15,но потом, поняв что это бесполезно, тихо,чтобы не разбудить соседа,встал. Выглянув в окно он увидел,что ночь в самом разгаре. Дождь прошёл,оставив лишь маленькие капельки на листьях и траве. Пахло свежестью. Пели ночные цикады. Виднелся яркий месяц и несколько звёздочек.Погода прекрасная.Не долго думая,Мэт одел джинсы,майку,впрыгнул в кроссовки,надел сверху серый тёплый балахон, собрал чёрный рюкзачок,куда положил дощечку(вместо стола),свой блокнот,альбом для рисования,краски,ручки,перья,покрывало,бутылочку сока,бутерброды и пару яблок. Собравшись он быстро спустился с башни Когтеврана,стараясь не шуметь и пройдя орла направился на цыпочках к выходу. Вдруг из-за угла выскользнула фигурка: Только не Филч!Хотя...что то непохоже... Фигура остановилась столбом рядом с ним и подняла зажжённую палочку осветив одновременно и своё лицо и Мэта. -А фуух.Это ты Мэт. Тоже не спится?-произнесла Лили Грей,его подруга с Пуффендуя и сестра его соседа по комнате.Одета она была "по дорожному" и как всегда в безразмерного вида кофту со значками,которая,несмотря на всё,ей очень шла. -Напугала*улыбнулся Мэт* Ага тоже. Вот решил "проветрится",хорошо погода позволяет. Составишь компанию?-спросил Мэт. -Да,конечно. Я сама хотела на "свежий" воздух) Спустя 15 минут они уже шли вместе по парку. Лили как и он никогда не были в парке,поэтому Лили постоянно вертелась разглядывая всё. Пару раз Мэт поймал её,когда она чуть не "поцеловала" землю,но потом просто взял за руку и обводил между деревьев,корячек и кустов,дабы она могла спокойно насладиться природой. -Здесь чудесно*вдохнул воздух Мэт* Может устроим привал?-многозначительно сказал Мэтью,кивая на куст сирени,раскинувшийся на небольшом овраге над ручейком и потрясая набитым ранцем,показывая что есть что постелить,попить и перекусить.

Лили Грей: Лилиана согласилась с высказыванием Мэта о чудесности природы. В сегодняшнем её настроении она согласилась бы с любым высказыванием, хотя понимала, что точно не с любым. Она улыбнулась, показывая, что ей нравится здесь. Может устроим привал? - спросил друг. - Да, конечно, как раз подумала здесь посидеть где-нибудь - сказала Лили, улыбаясь и осматривая все. Мэтью встряхнул рюкзаком, где несомненно, помимо прочего, была еда. Лили закатила глаза. - Меня точно откормят... - произнесла она себе под нос, все так же улыбаясь. Она шаркнула носком ботинка по земле,заметив в ней старые желтые листья, уже давно пожухлые и вздохнула. Она любила осень. Особенно золотую, но такая осень была самым маленьким периодом в природе и быстро заканчивалась. И сейчас ей наступал конец. Лили невесело посмотрела на небо, которое уже точно не было осенним. Оно было грозным, очень грозным, как в одном из её стихов-каляк, которыми она, как выразился профессор Стоун про себя, "марала бумагу". Лили поправила пару значков на рукаве кофты и улыбнулась самой себе. Сейчас она запросто слилась бы с природой - одета была хоть и ярко, но все же... Все же тускло и тёмно... Даже яркие кислотных тонов значки, на которые так часто обращали внимание прохожие, теперь как буд-то потускнели. И птицы, казалось затихли на время,но может так и должно быть?.. Но воздух здесь был чистым и Лили дышала с наслаждением, полной грудью, вдыхая аромат этой пожухлой листвы и еще чего-то терпкого и еле уловимого в тоже время. Красиво переливался в лучах ручеёк, который был не подалеку и грозное небо не могло ему в этом помешать. Да и на душе у Лили как буд-то что-то расцвело. Наверное так себя чувствуют тольо что поправившиеся после болезни люди. Но Лили знала, в чем заключалась эта болезнь и винила себя. Ещенакануне она решила помириться со всеми, с кем ругалась до этого, и сегодня это у неё получилось и теперь Лили была... да, счастлива - самое подходящее слово. Даже не взирая на то, что в глазах её до сих пор стояла грусть (что слишком часто замечал Эндрю), Лили улыбалась.

Мэтью Корас: - Да, конечно, как раз подумала здесь посидеть где-нибудь - ответила,улыбаясь,Лили. Мэт быстро взглянул на неё. Не было понятно:то ли она радуется, то ли грустит. Это было странно и одновременно чудесно. Наверно никто не умеет как Лили:плакать и улыбаться или же смеяться и грустить... Быстро скользнув взглядом по небу ,Мэтью отметил что не смотря на яркий месяц и пару-тройку звёздочек,небо было покрыто чёрными тучами. Однако это ощущение черноты "сглаживал" отрезвляющий,бодрящий чистый воздух и журчание ручейка. Как будто сравнивая стихии,Мэт посмотрел себе под ноги, на землю. Земля была "грязной",покрытой жухлыми листами,абсолютно похожая на небо. Но тут взгляд Мэта "зацепил" яркий,большой кленовый лист,созданный как-будто из золота с небольшим багрянцем. Не отдавая отчёт себе,что он делает,Мэт наклонился и поднял его,такой яркий,весёлый на фоне этой жухлости и одновременно наводящий грусть тем же фоном жухлости и грязи вокруг него. Повертев в пальцах лист он хотел его выбросить,но не смог. Думая,что пора лечится он протянул его Лили,сам не зная почему. Наверное ему показалось,что лист похож на подругу. -Красивый,ты не находишь?-наконец сказал он,думая что уже пора что-то сказать,а то совсем выглядит идиотом,протягивая какой-то лист... Потом Мэт ещё раз оглядел чудесный уголок в парке и снял рюкзачок,дабы устроиться поудобнее. Вынул оттуда покрывало и постелил совсем рядом с ручейком,под сиренью. Потом достал бутылку сока,бутерброды и яблоки,под конец застегнув рюкзачок и взглянув на стоящую чуть-чуть поодаль Лили...

Лили Грей: Лили все еще рассматривала природу, удивляясь тому, как быстро осень делает свои дела и уничтожает красоту, когда Мэт протянул ей красивый и еще сохранившийся кленовый лист. Лили широко улыбнулась и, взяв листик из рук друга, повертела его в руках. - Красивый, ты не находишь? - спросил Мэт. Лили еще раз взглянула на листик, который вертела в руках. - Прекрасный - только и сказала Лил, не отрывая взгляда от листочка. Так она простояла несколько минут, когда услышала какой-то звук. Лили как бы вынырнула из воспоминаний о теплой осени и заметила, что Мэт уже разложил все для "пикника" и смотрит на неё. Лили снова улыбнулась и, мельком окинув взглядом все,что лежало на покрывале и подумав про себя, что Мэт отлично подготовился к этому, подошла к покрывалу, рассматривая узор на нем, думая о чем-то своем. Она тихо присела на покрывало, теребя один из своих значков и, подвинув к себе согнутые в коленях ноги и положив на них голову, посмотрела вдаль. Она все еще держала в руке кленовый листок, и когда заметила это, улыбнувшись поднесла его к глазам, рассматривая каждую крупицу этого творения природы.

Мэтью Корас: - Прекрасный-ответила Лили. Похоже ей действительно понравился этот последний отголосок Бабьего лета...Всё ещё теребя и рассматривая листок,она окинула взглядом "труды" Мэта и уселась на покрывале,задумчиво смотря в даль. Мэтью ободряюще улыбнулся и кивком указал на сок и лёгкую "закуску",как бы предлагая,если она хочет, перекусить. Говорить ничего не хотелось,да и зачем? Всё было хорошо и без слов. Природа была спокойна и нежна,призывая людей быть такими же. Но люди не могут быть постоянно холодными и прекрасными...Иначе,было бы скучно и просто незачем жить...Так думая ни о чём Мэтью рассматривал парк,месяц,ручей,Лили и покрывало. Думал и о том кленовом листочке,который показался ему похожим на Лили. Мэтью был человек жутко переменчивым. Ветер перемен да и вообще жизни заставлял его быть,конечно одним человек,но с разной расцветкой,"оболочкой". Мэт подумал,что они с Лили очень разные,но всё же что-то общее несомненно у них есть. Вот только понять бы что...Они,наверное,как осеннии листья:разные и одновременно чем-то "осенним" похожи. Думая на счёт всего этого Мэтью снова скользнул взглядом по Лили.Она молчала и казалось была неимоверно далеко от Мэтью. Вдруг, поднялся лёгкий,освежающий порыв ветерка,который поднял с земли и закружил листочек осины. Он трепетал меняясь в трепете:одна часть чёрная,другая жёлтая,у тонкой длинной ножке:совсем зелёный. Этот кружочек с чуть вырезными краями на длинной тонкой ножке был не "мёртвым",а каким то живым, необычным и свежим,с капельками дождя. Он опустился на колени Лили,как будто эта была цель всей его жизни.Мэт не отрывал от него взгляда...

Лили Грей: Лили все еще рассматривала кленовый листок, когда на колени её опустился еще один. Молодой, с виду умирающий, он был красивым и разным. Она взяла его в руки и с сожалением осмотрела. Девочка вздохнула и положила оба листика неподалеку от себя и перевела взгляд на покрывало. Она взяла сок и глотнула, ибо в горле у неё пересохло. Затем, освободив руки, девочка подняла взгляд на Мэта и улыбнулась ему. - Спасибо за все это. Тут очень красиво - сказала она, поправляя кофточку и снимая капюшон, который немного мешал. Она снова улыбнулась, слегка склонив голову набок. Недалеко застрекотал сверчок так пронзительно и громко, что Лили подпрыгнула. - Ой.. - сказала она, когда чуть не сбила сок и виновато улыбнулась, глядя как-то снизу вверх на Мэтью. Сейчас, смотря на Мэта, Лили снова о чем-то задумалась и, не отдавая себе отчета, начала рассматривать его. Сообразив, что слишко пристально смотрит, Лили почему-то покраснела и перевела взгляд на свои руки, которые были очень бледными по сравнению с окружающей темнотой и резко выделялись на её фоне. Руки почему-то снова дрожали, буквально ходили ходуном - такое нередко с Лили случалось, но она не любила этого и сжала кулаки, дабы унять дрожь.

Мэтью Корас: Мэтью увидел,что Лили заметила листочек,который казался наполовину мёртвым и положила оба листика не неподалёку от себя. Мэтью со странным ощущением взял оба листика,рассматривая лист осины. А он ведь не чёрный! Это просто тёмно-коричневый. Он живой.-чуть не крикнул Мэт,но вовремя затормозил,поняв,что будет смотреться,в лучшем случае глупо. Потому,он положил листики обратно,подумав,что это как то необычно,волшебно...Хотя что тут чудесного то?Просто два листочка.Один:чудесный яркий, кленовый,весёлый,но одновременно навивающий грусть-так похожий на Лили. И второй-слегка странный,осиновый,с зазубринками и кажущийся обычным жухлым,но если приглядеться,можно увидеть,что это всего лишь одна сторона(и то не чёрная,а лишь "притворяющаяся" жухлой)-на...него?! Не думая,что делает и зачем он взял один лист-кленовый себе положив в карман широкого балахона и быстро посмотрел на Лили:не сочтёт ли она этот поступок глупым. Но нет,кажется она и не заметила этого. Она пила сок с жадностью,похоже её замучила жажда. Потом она улыбнулась Мэту: - Спасибо за все это. Тут очень красиво - произнесла она,снимая капюшон и поворачивая голову слегка набок. Лунный свет стал падать ей на волосы,мерцая блуждая и переливаясь там. Мэтью невольно засмотрелся и улыбнулся непонятно чему. -Да,красиво*слегка запоздало ответил он* За что спасибо то?*улыбнулся* Это тебе спасибо,что составила такую замечательную компанию) Резко застрекотал сверчок и Лили от неожиданности слегка подпрыгнула,едва не опрокинув сок и виновато улыбнулась. Мэт посмотрел на Лили прямо в глаза и ободряюще улыбнулся ей. Мэт взял бутылочку и тоже из неё отпил и поставил поодаль,на траву. И снова взглянул на Лили... Она смотрела на него,а потом слегка покраснела,непонятно почему. Руки её дрожали. -Тебе холодно?-спросил Мэт,думая одновременно что не так уж и холодно на улице.Но мало ли... -Вот,держи-он снял с себя серый балахон и накинул на плечи Лили,прижимая её к себе.-Может ты простыла?*с беспокойством* Несмотря на всё он вдруг подумал,что Лили очень хрупкая и что от её волос пахнет мятой и лавандой...

Лили Грей: - Спасибо - произнесла Лили, когда Мэт накинул на неё свой балахон. Почему-то руки Лили тут же перестали трястись. -Может ты простыла? - спросил он. - Я... вроде недавно выздоровела... - произнесла Лили растерянно, глядя куда-то вдаль и рассуждая о том, что быть может она и вправду заболела и если заболела, то чем?.. Но явно не простудой, ибо тогда сразу бы поняла, что болеет. Лили вздохнула и опустила голову, нервно теребя один из своих значков. Сейчас, когда она почувствовала тепло, она заметила, что на улице было гораздо прохладней, чем здесь, рядом с Мэтом. Она снова улыбнулась и посмотрела в глаза Мэту, разглядывая их. На этот раз она делала это осознанно и не подчиняясь своему пристрастию все рассматривать. Отведя взгляд, она незаметно взяла оставшийся в одиночестве осиновый листик,спрятала его в рукав и почему-то посмотрела на свои ноги, одетые в разные по цвету и узорам чулки, как и подобает всем, кто причисляет себя к треш, и улыбнулась. Ей всегда нравилось все разное и резко отличающееся. Однако фон темной почвы снова навел грусть из-за того, что золотая осень кончается и улыбка Лили быстро угасла.

Мэтью Корас: - Спасибо-ответила Лили. Похоже она начинала согреваться,так как дрожь ушла. Мэт испытал необыкновенную радость,как будто изнутри его распирал огромный воздушный шар) И непонятно было,чему он радуется:тому,что Лили согрелась? Или,потому что Лили сидит рядом,или потому что он заметил,что она спрятала себе в рукав осиновый листик? Или может, потому что она уже 5 минут глядит ему в глаза и улыбается...Глаза Мэта сейчас были ярко-голубые. Некоторые люди,которые хорошо его знали(например,его сестра) знали и то,что его цвет глаз меняется в зависимости от настроение. *наследство от отца)*. например,когда он злой они у него зелёные,когда усталый-серые. А вот когда счастлив-голубые...Цвета могут перетекать один в другой,но сейчас они были чистого лазоревого цвета. Но через 2 секунды "шарик" начал сдуваться. Улыбка Лили угасла,когда она посмотрела на тёмный покров земли. Мэтью задумчиво посмотрел на одежду Лили,которая выдавала*кхм,кричала* ,что она треш. И вдруг он улыбнулся. -Ты видишь покрывало на котором мы сидим? Оно кислотно-жёлтое,в ярких оранжевых кругах И чёрную землю,тоже ведь видишь? Они такие разные,но так здорово сочетаются...*непонятно к чему и зачем сказал Мэт,может быть,понимая,что сказал глупость. Но ему очень захотелось вновь увидеть улыбку Лили и...*

Лили Грей: -Ты видишь покрывало на котором мы сидим? Оно кислотно-жёлтое,в ярких оранжевых кругах И чёрную землю,тоже ведь видишь? Они такие разные,но так здорово сочетаются... - сказал Мэт. - Да, такие разные... - пробормотала Лили, слегка улыбнувшись. - А раньше были бы так похожи... - Лили пожала плечами. В её голове роилось много различных мыслей. Об уходящей прекрасной поре, о друзьях, о Мэтью и о многом другом. Все эти мысли были так похожи на вереницу листьев, таких разных и еле уловимых. Она прикрыла глаза, пытаясь разглядеть эту вереницу, но не могла, ибо они проносились с какой-то неимоверной скоростью. Она вспомнила как в детстве так же бегала за тысячами бабочек, которые собирались в зарослях цветов в саду и когда она пробегала, взмывали вверх, тогда она протягивала ладошки навстречу солнцу и пыталась ухватить их. А когда нечаянно задевала одну их бабочек, на руках всегда оставалась сладкая пыльца с цветов. Это воспоминание заставило Лили улыбнуться и еще плотнее закрыть глаза. Мыслей - листиков стало больше. От них начинала кружиться голова и, через некоторое время, Лили резко распахнула синие глаза и тряхнула головой - как бы выгоняя листики со своей головы. Она улыбалась, накручивая на палец прядь своих волос и смотрела куда-то вдаль на деревья. - Как жаль, что они останутся без листвы на время зимы - пробормотала она, не понимая, что произнесла это вслух.

Велания Долорес Уилл: Велания неторопливо прошла по дорожке парка до первой скамейки, где увидела одиноко сидящую Лили. Девочка была погружена в свои мысли, поэтому Велания осторожно, чтобы не мешать ей, обошла скамейку и решила пройтись до ограды, которая отделяла Парк от Запретного Леса. Нет, она не собиралась нарушать правила, просто за два дня накопилось столько впечатлений и мыслей, что хотелось немного привести в порядок голову. По обеим сторонам аллеи поднимались ввысь деревья, с которых уже опала листва. Теперь эти ярко-оранжевые, красные, желтые листья тихо, почти лениво, шуршали под ногами. Велания подцепляла их носками туфелек, переворачивала, некоторые, особенно красивые, поднимала с земли и складывала в букетик. "Поставлю в Общей Гостиной, там как раз стоит пустая вазочка", - подумала девочка и улыбнулась: ей пришелся по душе мрачноватый замок Хогвартса, и комнатка в Башне Подготовительного Отделения, где сейчас она жила. И даже довольно сложное расписание занятий. Все было новым, волнующим, и таким интересным, что порой Велании казалось, что ей снится красивый сон...

Оливия Гринграсс: Оливия, натянув на пальцы шерстяной вязаной свитер, гуляла по парку, наслаждаясь видом. Ковер из разноцветных листьев расстилался перед ней, отчего рябило в глазах. Втянув носом уже морозный воздух, девушка присела на скамейку, предварительно сняв с нее опавшую листву. Осенью хорошо, а зимой еще лучше... Хочу уже снег побыстрее, снежинки, хруст под ногами и синее-синее вечернее небо, когда видно все звезды. По телу студентки пробежали мурашки, когда она предалась приятным воспоминаниям о зимних вечерах. Волшебство, да и только! Родители обещали приехать на Рождество, надеюсь, они сдержат обещание, потому что мы не сможем вместе провести каникулы в этот раз... Боюсь, боюсь того, что у них получится.. В этот момент Лив вскочила со скамейки. Так, все хватит хандрить! Еще даже зима не наступила, а ты себя на негатив настраиваешь, - пытаясь таким образом взять себя в руки, Слизеринка продолжила прогулку, чтобы поднять себе настроение. И так всегда. Мысли вечно убегают вперед, даже не предупредив. Поэтому хорошее настроение не всегда занимает у девушки верхние позиции.

Liliann Brokensky: "Сегодня очень похолодало", - поняла Лили, всего лишь взглянув утром в окно. Все трава была покрыта не только инеем, но и тоненьким слоем снега. Конечно, к обеду он уже растаял, да и иней исчез, но воздух до сих пор был холодным. Собираясь на прогулку Лил думала, что надеть. Все самые теплые вещи были спрятаны далеко-далеко. Перерывая шкафы и тумбочки Лил так ничего и не нашла. Ругая себя за то, что сдала куртку, то есть единственную теплую вещь, девочка начала собираться. Нацепив желтый пуффендуйский свитер (пусть немного канареечный, зато теплый), на котором весели пара Лилиных значков (подруги Лилианн - пуффендуйки) и одев на ноги сапоги (хорошо хоть не кеды, пуффендуйка уже было собралась идти, но поняла, что так точно замерзнет. Увидев на кровати теплые полу-варежки серого цвета, сшитые подругой, Лилианн не задумываясь, схватила их. Потом она посмотрелась в зеркало - "Никто не пугается и на том ладно", и вышла из комнаты. Шагая уже по привычной дороге в парк, Лили заметила, что листья весело хрустят под ногами. Это немного ободрило девочку, потому что настроение у неё было не очень. Заклинания прошли крайне плохо, да и сказывалась осенняя усталость. Но Лили не привыкла грустить, да и поводов пока не было. Подняв с земли красивый, красный, кленовый листочек, девочка начала рассматривать его. Он был совсем не жухлым, будто только что свалился с ветки. За этим Лил совсем не заметила как к ней приближается незнакомая слизеринка. Девочки столкнулись, видимо желтая Лил сливалась с лесом, или слизеринка в мыслях была где-то далеко. Это неважно, в общем, Лил повалилась на землю, чуть ударившись бедром о сырую землю. Девочка тут же тихо пробурчала: - Извините, пожалуйста - и немного испуганными глазами уставилась на студентку.

Оливия Гринграсс: Девушка шла, задумчиво разглядывая капельку на осиновом листе бардового цвета. Покачивая его из стороны в сторону, пытаясь сохранить каплю на одном месте, мисс Гринграсс просто зря теряла время. Она и не заметила, как ускорила шаг. Подняв голову, девушка заметила другую студентку в паре сантиметров от себя. Но было уже поздно. Толчок, и незнакомка упала, Лив, тем не менее осталась на месте. Потирая бок, Слизеринка пыталась понять, кого же она уронила. Прости, прости. Ты не виновата, это я, как всегда ничего не вижу, - затараторила Ливи, чувствуя, как краснеет до ушей. Одернув свитер, она виновата посмотрела на незнакомую студентку. Тут до девушки дошло, что надо помочь. Давай, поднимайся, сейчас не так тепло, чтобы сидеть на земле, - одобрительно улыбнулась Оливия, протягивая руку. Несмотря на некоторую странность встречи, Слизеринка была ей только рада. Меланхолить не хотелось, а одна девушка не справилась бы с нахлынувшей грустью. Надеюсь, она не обидится, - подумала Лив. Я "молодец", как обычно. Если Гринграсс ни с кем не столкнулась - день прошел зря, злилась сама на себя Оливия.

Liliann Brokensky: Лили снова посмотрела на слизеринку. Кажется, та училась с ней на одном курсе, Лил пару раз видела её на занятиях, но вот имени вспомнить так и не смогла. Кажется что-то на "о", Ол... Ов... Он... В общем, вспоминать было бесполезно. Лили последовала совету незнакомки и встала с земли, прихватив с собой пару листочков, так как земля действительно не была теплой, да ещё и немного сырой. - Да нет... Тут скорее я виновата, опять не смотрю по сторонам. Со мной бывает, ты уж извини. Затем Лил подумала, что хорошо бы было представиться, а то как-то невежливо она себя ведет: - Я Лили, второй курс Пуффендуя. А ты случайно не второкурсница? Я пару раз видела тебя на лекциях, - сказала девочка и протянула руку, предварительно оттряхнув её от земли. "Эх Лил" - думала девочка - "Ведь только ты так наверное можешь... А если это бы был профессор. Как в тот раз. Надо гулять в менее людных местах...". Лили попыталась приветливо улыбнуться незнакомке, не зная насколько приветливо это вышло. Дело все в том, что Лил плохо сходилась с новыми людьми. Вот и в этот раз ей было чуть неуютно. Но все лучше, чем бродить по парку одной, ведь своих знакомых Лил, несмотря на прекрасный день, не заметила. "Что ж. Возможно эта слизеринка и составит мне компанию" - подумала девочка, держа в одной руке, кончиками пальцев, листики, и ожидая ответа девушки.

Оливия Гринграсс: - Да нет... Тут скорее я виновата, опять не смотрю по сторонам. Со мной бывает, ты уж извини. Оливия, обреченно вздохнув, махнула рукой. Ведь она была точно такая же. Рассеянность и невнимательность в минуты прогулок были ей свойственны. Водоворот мыслей и воспоминаний затягивал, поэтому девушка редко обращала внимание на окружающую обстановку. - Я Лили, второй курс Пуффендуя. А ты случайно не второкурсница? Я пару раз видела тебя на лекциях. Оливия переступила с ноги на ногу, протянув руку в ответ. Ты угадала, я тоже на втором курсе. Зовут меня Оливия, учусь на Слизерине, - девушка машинально указала рукой на место, где обычно красовался слизеринский герб, но, вспомнив, что мантии на ней нет, студентка опустила ладонь. Ну что же, будем знакомы, - подвела итог Гринграсс, улыбнувшись. Пуффендуйка была несколько зажата, это было заметно. Но в этом плане они с Оливией тоже были похожи, поскольку Ливи тяжело давались новые знакомства. Но в этот раз получилось все как-то проще. Возможно, потому что слизеринка оказалась не в большой компании, а наедине с Лили, а может дело в чем-то другом. Но Гринграсс до жути не хотелось задумываться об этом "чем-то другом", поэтому она предпочла вернуться к разговору.

Liliann Brokensky: Незнакомка представилась, Лили оказалась права, новая знакомая оказалась слизеринской второкусницей, а звали её Оливия. Лил улыбнулась ей в ответ. Ливи ей понравилась, хотя Лил и сама не знала почему. Что ж времени у пуффендуйки хоть отбавляй, да и гулять она собиралась, так что возможно, новая знакомая составит ей компанию. Все лучше чем одной, да тут ещё и новый человек, наверняка найдутся хоть какие-то темы для разговоров. Надеясь, что Лив согласится Лили спросила: - А ты сейчас куда собираешься? Если не куда не спешишь, то мы могли бы прогулятся. Смотри какая сегодня хорошая погода. Лили посмотрела на небо. Ярко сияло солнце, и казалось, что немного потеплела. Лил все ещё держала листики в руках, забыв про них совсем. Но вот девочка снова обратила на них внимание. Рассмотрев листья получше, Лил поняла, что выбрасывать такую красоту будет просто жалко. ем более осень подходила к концу, а так хотелось оставить на память хоть какой-то её кусочек, пусть даже это будут сушеные листья. А тем временем Лил с улыбкой дожидалась ответа Ливи. Кажется слизеринка неплохо отнеслась к девочке, по крайней мере так казалось со строны.

Селеста Ричардсон: Селеста не спеша вышла из замка и направилась к парку. Светило яркое солнце и, казалось, от него нельзя было укрыться. Зачем укрываться от солнца? Да потому, что Ричардсон его терпеть не могла. Причина была ей самой предельно ясна, но она знала, что никогда никому не расскажет, почему ее не любовь к солнечному светилу так сильна. А если и расскажет... Нет, такое вряд ли возможно. Касательно прогулки Селесты - она могла бы и еще сидеть в башне гриффиндора безвылазно, думая о своем, однако гриффиндорке не хотелось болеть клаустрофобией. Девочке было достаточно одной болезни, которая ее преследовала с семи лет, но и это Ричардсон никому рассказывать никогда не собиралась - как и про ненависть к солнечному свету. Недовольно щурясь, Ричардсон поспешила к большим деревьям, тень и кроны которых успешно бы "загородили" первокурсницу от ярких лучей. Вот интересно, почему люди обожают этот ясный свет, а темноту ненавидят, презирают, даже боятся? Селеста считала, что темнота - это превосходное укрытие, особенно если ты любишь уединение. Как говорится, "попробуй найти черную кошку в черной комнате". Эта фраза была не совсем к месту, однако девочке в голову пришла именно она. Сейчас в планы одиннадцатилетней гриффиндорки входило дочитать тот необычайно интересный толстый томик, который она стащила в библиотеке еще в начала того месяца, кажется. Вообще девочка обычно возвращала книги, которые брала в магловской библиотеке, по истечению недели - максимум двух. Любовь к чтению давала о себе знать - особого труда прочитать книгу за два-три дня, если она не очень толстая, не составляло. Селеста уселась в самую большую тень и только тогда оглядела весь парк. Недалеко, на солнце, стояли две девочки, примерно ее ровесницы. Может, чуть постарше. У Ричардсон мелькнула мысль, что она одна со всей школы не имеет ни одного друга. Тут же она себя одернула - глупые мысли. Просто идиотские. К тому же, она, наверное, сама виновата - ей и родители то же самое говорили. Мол, будь проще, будь более открытой, улыбайся. Но Селеста не могла вести себя неестественно. Говорила она всегда то, что думала, смотрела так, как хотела, попав в ту или иную ситуацию, на людей. Ричардсон вздохнула и, стараясь выгнать из головы все ненужные мысли (хотя на самом деле все они были очень нужные, просто к ним хотела девочка вернуться по возвращению в башню), открыла книгу на нужной странице. Селеста прекрасно знала, что уже сегодня том будет прочитан и поставлен на свою полку в библиотеке.

Izabella Rais: Был вечер.Изабелла хотела прогуляться по окрестностям Хогвартса,и подышать свежим воздухом.Выйдя из Хогвартса,она пошла в сторону парка.Небо было необычайно красиво эти вечером,нежно-розовая полоса на нем придавала небу загадочный вид.Идя по тропинке ведущей в парк Белла разглядывала цветы,посаженные вдоль дороги,и красиво выращенные деревья.Вот уже и парк виден.Изабелла шла медленно и не торопясь,спешить ей было некуда.Пройдя ворота указывающие на парк,Белла посмотрела на небо,оно было уже не таким разноцветным,а яркая полоса сменилась на темное и густое облако.Было прохладно и девушка нехотя поежилась,но идти в замок она не хотела...как ни странно ее там никто не ждал.Увидев скамейку Белла решила присесть и насладится красотой вечерней природы...

Селеста Ричардсон: Селеста уже прочитала книгу несколько минут назад, однако возвращаться в башню девочке уже почему-то расхотелось. Хоть и была осень, вечер выдался на удивление теплым. Так, стоп... ВЕЧЕР? Неужто уже вечер? Засиделась она что-то, пора возвращаться в Башню. Ричардсон услышала еле уловимый хруст листьев и, отодвинув рукой одну ветку, которая загораживала ее от солнца, как и другие более большие ветки, увидела девочку. Та направилась к скамейке, иногда поглядывая на небо. Селеста понимающе улыбнулась. Она сама была в восторге от неба, обожала смотреть на него. Больше всего ей нравилось серое. Такие разные оттенки, такие разные облака... Это и есть самое настоящее волшебство - природа, нетронутая цивилизацией. Впрочем, на небо ей сегодня придется, очевидно, посмотреть из окна Башни. А жаль, там плохо видно. Хотя ей и необязательно идти сейчас... Ричардсон некоторое время посидела еще, задумчиво переводя взгляд с неба на девочку - примерно ее ровесницу - которая только что пришла. Наконец Селеста вздохнула, поднялась и, держа в руках томик, неуверенно направилась к девочке. - Привет. Можно сесть?

Izabella Rais: Белла сидела на скамейке и рассматривала небо.В парке уже начало темнеть и небо приобрело обычный синий оттенок.Вдруг к Белле подошла незнакомая девочка- Привет. Можно сесть?*спросила она* Белла обрадовалась что ей не придется одной сидеть в парке ,она улыбнулась девочек Конечно,садись и Изабелла чуть чуть подвинулась.Я Белла*представилась девочка*

Теоман Стоун: Селеста Ричардсон Вам было сделано замечание относительно отсутствия анкеты. Игнорирование проблемы не решает.

Селеста Ричардсон: - Конечно садись. Я Белла, - представилась девочка и подвинулась. Селеста села на скамью. Ей было немного не по себе, так как знакомства первой она не заводила никогда. Ни разу. Она не боялась этого, вовсе нет, просто она не очень-то любила все новое. Со "старым" ей было... легче. Но не в этот раз, разумеется. И к тому же, вряд ли тут кто-нибудь ее укусит, если она подойдет знакомиться. - А я - Селеста, - в ответ представилась Ричардсон. Девочка посмотрела на уже привычную глазу обложку книги, которую с таким увлечением она читала. Посередине были несколько нарисованных палочек, напоминавших перевернутую букву V. Селеста могла поклясться, что книги интересней она не встречала никогда. Это одно из тех творений, которыми нельзя перестать восхищаться.

Izabella Rais: Очень приятно познакомится*Белла улыбнулась новой знакомой,в ее руках была книга,и Белла с удовольствием ее разглядывала* Уже совсем стемнело...пора бы и в замок возвращаться,но что то не хотелось....Молчание длилось довольно долго,и тут Белла ,что бы как то продолжить разговор спросила-а на каком ты факультете Селеста?

Селеста Ричардсон: - А на каком ты факультете, Селеста? - спросила Белла. Селеста механически глянула на грудь, но там не было нашивки. Конечно, вспомнила девочка, сегодня она не одевала школьную форму, благо не было занятий, потому Белла не могла знать ее факультет. - Гриффиндор. Заметив заинтересованный взгляд девочки, устремленный на книгу, Ричардсон протянула ее той. - "Атлантида". Очень интересный том, кстати. Все собираюсь вернуть в Библиотеку... Ммм... я вообще люблю читать все о затерянных цивилизациях. А Атлантида - это моя любимая тема.

Izabella Rais: Гриффиндор?хороший факультет*Белла заудмалась...*а ты знаешь,мне кажется что он самый лучший,по крайней мере мне так кажется..а вот я на Слизерине,оттуда все разбежались..Селеста заметила что Белла заинтересованно смотрит на книгу "Атлантида". Очень интересный том, кстати. Все собираюсь вернуть в Библиотеку... Ммм... я вообще люблю читать все о затерянных цивилизациях. А Атлантида - это моя любимая тема. Интернесное название*сказала Белла*,а мне тоже нравятся таинственные книги..и еще я люблю фанастику*и Белла посмотрела на закат*

Селеста Ричардсон: - Интересное название. А мне тоже нравятся таинственные книги... и еще я люблю фантастику. Селеста улыбнулась. - Ну, я больше люблю исторические романы и научную фантастику. Второе меня привлекает больше. Мне кажется, что наука - это интересно, а когда это смешивают с фантастиской иной раз может выйти в результате вообще нечто потрясающее. Насчет "Атлантиды" - от этой книги я вообще в восторге. Это даже не книга, это что-то... это что-то ДРУГОЕ. Чтобы это понять, надо это прочитать. Только тогда можно узнать это чувство. Как будто ты и не книгу держишь в руках, а что-то возышенное. Ну... я не знаю толком, как это объяснить!..

Элизабет Корф: Наверное это было большим сумасбродством - бегать в это морозное утро в одном свитере и утопая в снегу по парку. Элизабет с трудом бежала по заснеженным тропинкам, чувствуя как легкие "обжигает" морозный воздух, а ноги уже просто не слушаются ее. "Теряю форму" с тоской подумала когтевранка и прибавила скорости, не смотря даже на то, что с тропинки она успела свернуть и теперь ее путь пролегал, сквозь слой снега, укрывшего землю. Лиза сама не знала куда бежит, сейчас ее волновала только возможность отвлечься от мыслей и сосредоточить свое внимание на том, что не приносит разочарования. "Главное не свернуть случайно в Запретный лес" мельком пронеслась мысль в ее голове и девушка резко завернув упала в сугроб. "Ну вот только этого мне и не хватало" усмехнулась своим мыслям она и поднялась на руках, что бы хотя бы оглядеться и понять, куда ее привели ноги. "Деревья... снова деревья... тропинки... опять деревья... но на Запретный лес совсем не похоже... Интереснобы было посмотреть" она резко выдернула руки из снега и поднесла к лицу, рассматривая раскрасневшиеся от холода конечности "чёрт, холодно" когтевранка наконец поднялась на ноги и оглядела себя, облепленную снегом "Ндаа... ну и вид...". Эл по возможности отряхнула свитер и джинсы от снега и передернула плечами "надо было взять хотябы мантию" посетовала на себя она и начала пробираться к тропинке. С трудом выбравшись и едва не оставив обувь где-то в снегу, Корф снова оказалась на тропинке, понимая, что замерзает, но возвращаться в замок сейчас ей совсем не хотелось и она снова побежала вглубь парка, все еще не теряя надежды на то, что как и в детстве, бег поможет ей привести мысли в порядок.

Элизабет Корф: Солнце поднялось уже довольно высоко, когда среди деревьев вновь показалась фигурка бежавшей когтевранки. Наконец остановившись там, где парк начинался, девушка уперлась руками в в колени переводя дыхание, отфыркиваясь от прядей выпавших из прически и прилипающих к мокрому от пота лицу. "Фуух... Давно я уже так не бегала, совсем забросила тренировки" едва выравнивая дыхание подумала блондинка и провела рукой по разгоряченному лицу, убирая мешающие волосы. Корф и вправду не бегала с тех пор как приехала в Хогвартс и уже жалела об этом, так как сейчас чувствовала, что добраться до замка ей будет нелегко, ноги заметно подрагивали от напряжения и дыхание так и не удавалось привести в нужное состояние. Выпрямившись Лиза сделала глубокий вздох и тряхнула поочередно ногами, будто сбрасывала напряжение. "Тааак, ну что, теперь в замок?" спросила она сама себя и поежилась, чувствуя как под свитер уже начал пробираться мороз и холодил разгоряченную кожу "чтож, последний рывок" Корф подтянула рукава до локтей и оглянувшис через плечо снова сорвалась с места, оставляя парк и свои утренние переживания у себя за спиной.

Мелисса МакГомерри: Уже стемнело, когда Мелисса вышла погулять в парк. Они должны встретиться здесь с Алетейей. Вечер выдался довольно теплым, большие хлопья снега падали с неба, и мелисса лавила их ладошками. Все вокруг было заснежено и девушка радовалась, что в кое то веки выдалась такая хорошая погода. Девушка вошла в парк и огляделась. алетейя еще не пришла. Тогда Мелли начала прохаживаться у входа в парк, чтобы не пропустить девушку.

Алетэйя: В этот момент Лэти уже натягивала на ходу серебристую,отторченную белым мехом зимнюю куртку и быстро,на цыпочках,сбегала вниз по ступенькам к Главному Входу(он же Выход).Застегнув молнию,Тэя быстро выскользнула на улицу. Погода стояла чудесная,даже слишком,просто сказочная. Пушистый снег валил и валил,а мягкие сугробы казались были созданы для того,чтобы в них плюхнуться с размаху. Обычно вечером Тилька любила прогуляться одна,подумать,помечтать.Но не сегодня. Этим вечером её одиночество и природу разбавляла Гриффиндорка Мэл,которая согласилась составить компанию ночному "блуждению" Лэти. Подходя к парку Лэти уже видела тонкую фигурку девушки. -Привет-радостно сказала Лэти подойдя поближе-Классная погода,правда?Пошли что ли.

Мелисса МакГомерри: Мелли как раз задумалась о том, что очень хотелось бы попробовать этот снег на вкус...как в детстве. Но тут послышались шаги, и к девушке подошла Алетейя. Она явно была рада увидеть гриффиндорку. - Привет. Классная погода, прадва? Пошли что ли. - привет - улыбнулась мелисса. - Пошли. да, погода просто чудесная. Давно я не выбиралась из замка... С этими словами Мелли пошла по парку, рядом со своей спутницей.

Алетэйя: -Привет.Пошли. да, погода просто чудесная. Давно я не выбиралась из замка... ответила Мэл и вот девушки уже шагают по одной из дорожек парка,едва различимой в темноте и из-за обильного снега. -А я выбираюсь из замка каждый вечер и почти каждое утро....это просто жизненно необходимо мне:природа и одиночество.Ты любишь зиму?Кстати,я совсем мало тебя знаю.Можешь рассказать о себе немного?)) Снег приветливо хрустел под ногами,Лэти всегда нравился этот звук.Начала появляться идея высунуть язык и словить пару снежинок,но присутствие здесь Мэл заставило на время повременить с желанием.Кажется,из-за деревьев уже начинал светить месяц....

Мелисса МакГомерри: А я выбираюсь из замка каждый вечер и почти каждое утро....это просто жизненно необходимо мне:природа и одиночество.Ты любишь зиму?Кстати,я совсем мало тебя знаю.Можешь рассказать о себе немного?)) говорила Лэти, пока девочки шли по тропинке. - ты, знаешь, зиму я не очень люблю... - ответила Мел. - больше лето, я теплолюбивая. А о себе...ну что я могу у себе рассказать. Учусь здесь на третьем курсе. Еще здесь учатся три мои сестры, Зора, Гертруда и Дебра МакФрай. Все они учатся на Пуффендуе. Живем мы в Годриковой Впадине, мама и папа работают в Минестерстве Магии, в отделе тайн. ээм...я анимаг, анимагическая форма черная пантера, правда еще не развитая. А еще у меня есть два милейших домашних питомца. Норби, миниатюрная модель норвежского дракона, и адский котик депресняк, помешь эдэмской кошечки и исбежавшего из тартара кота. Мелисса шла рядом с Лэти и думала, что иногда хорошо вот так выходить на улицу вечером, особенно если тепло...Мел ловила снежинки ладошками, а они так быстроя таяли от тепла... - а ты о себе расскажешь? - спросила вдруг Мелисса

Алетэйя: от Дафны котик сбежал?)) Лэти слушала Гриффиндорку внимательно и задумчиво.Неожиданно прозвучал ответный вопрос: - а ты о себе расскажешь? Тэя слегка растерялась думая,что именно можно рассказать о себе.И решила рассказать тоже,что и Мэл,только уже про себя. -Я учусь здесь второй год.Здесь же тоже на Когтевране учится мой*замялась*брат-Мэтью Корас. Мои родители тоже работают в Министерстве,живут в своём уединённом поместье,в нескольких километрах от Насыпного Нагорья.Все мои родственники учились на Слизерине. Но...я не знаю как они сейчас живут,я их давно не видела,лет с восьми. Аля слегка нахмурилась,ведь она об этом почти никому не рассказывала,но быстро снова беззаботно улыбнулась,так как улыбка редко сходила с её лица при людях. -У меня тоже есть способности анимага правда неразвитые*переключила тему Лэти*если я постараюсь то смогу обращаться в белоснежную пуму.*рассмеялась*Здорово мы будем смотреться рядом в облике "больших кошек".Никаких животных у меня нет,я очень не хочу их ПОКУПАТЬ как вещь.Вот если бы кто то "приблудился" или хотя бы подарили мне,тогда ладно) Снег перестал валить так густо,хотя мелкие снежинки всё ёще опускались на землю. -А я люблю все времена года...летом-жару и солнце,осенью-листопад,зимой-снег,а весной ручейки и одуванчики...

Глациус Граус: Глациус шел подгоняемый легким ветерком по парку. Была глубокая ночь, но его это не беспокоило. Над головой блестела полная луна и совсем небыло звезд. На плече сидел его верный друг - ворон. Они с ним прожили вместе немалые семь лет. Он решил осветить себе дорогу. -Lumos Пройдя немного он увидел двух девушек. Присмотревшись он увидел в одной из них свою сестру. - Привет Мелисса, давно не виделись, как твои дела. Посмотрев на другую девушку Глациус понял что незнаком с ней. -Здраствуйте я Глациус, двоюродный брат Мелиссы

Мелисса МакГомерри: Мелисса шла и беседовала с Лэти. Была глубокая ночь, и девушка не думала, что кто-то еще может в это время гулять. новдруг позади послышались шаги. Девушка обернулась и увидела Глаца, ее брата. - Привет Мелисса, давно не виделись, как твои дела. - Привет, - произнесла Мелли. - не ожидала тебя здесь увидеть. Мои дела хорошо. а твои как? Знакомся это Лэти. Мелисса пошла рядом с братом и своей новой подругой, продолжая с ними разговаривать

Алетэйя: Девушка на секунду замолчала. Ночь была тиха,лишь лёгкий ветерок развевал волосы девушек.Луна освещала ярко, как то загадочно.Что сказать-прям сказка...И вдруг Тильке послышались быстрые и лёгкие шаги.Обернувшись,Лэти увидела незнакомого парня,волшебная палочка его излучала свет, а на плече сидел ворон.От удивления,Лэти слегка приподнял брови,но в принципе ни чем не выдала своего удивления. - Привет Мелисса, давно не виделись, как твои дела. -поздоровался он с Мэл. Лэти вдруг пришло в голову ,что они чем то неуловимым похожи. Потом он повернулся и к ней: -Здраствуйте я Глациус, двоюродный брат Мелиссы Лэти только собиралась ответить,но решила что перебивать подругу не стоит) -Привет не ожидала тебя здесь увидеть. Мои дела хорошо. а твои как? Знакомся это Лэти. -Ну вот*сказала улыбнувшись Лэти*меня уже представили)Меня зовут Алетэйя, я с Когтеврана.Очень рада знакомству.*произнесла Тэя заученную за два года в Хоге фразу* Они пошли дальше по дорожке парка...

Алетэйя:

Мелисса МакГомерри: Они просто шли по дороге парка и молчали. Ночь выдалась прекрасная, даже теплая, мел это нравилось...Но почему-то молчать не хотелось. Хотелось веселья...или хотя бы разговоров. Мелисса вот так и шла, раздумывая, что же можно придумать, чтобы развеселить подругу и брата. Странное было чувство, неловкости что ли. Раньше Мел никогда не испытывала похожего чувства. Девушка всегда была весела и бесзаботна...а тут...

Глациус Граус: Глациус шёл шел вместе с двумя девушками и молчал...Впрочем молчали все...Он смотрел на сестру...На Алетэйю, с котрой только что познакомился...Ему не хотелось первым нарушать эту волшебную тишину...Мелисса была чем-то явно озабочена...Вдруг он решил развеять эту тишину... Лети, можно мне называть вас Лети - обратился он к новой знакомой.

Дженни: Джен одиноко шла по парку. Ей хотелось лечь и заплакать. Она не знала почему хочет плакать. Вроде бы ничего не случилось, но чувство грусти не покидало ее. Дженни шла по листве и думала. Думала о несправедливости, об унижении, о слезах. Эти вещи почти не происходили в ее жизни. По карайней мере, сейчас этого точно не случилось с ней. Но почему-то обстановка наводила на такие мысли. Светила полная луна. Девушке казалось, что за ней кто-то идет. Вдруг раздался шорох. Девушка резко обернулась и тут же расслабилась. Звук создала белка, бросившаяся наперез девушке. Джен стояла, испуганная и несчастная. Ей хотелось прижаться к маме плечом, поговорить с папой, поиграть с Дженис. В Хогвартсе девушка не нашла дома. Все здесь казалось чужим. Джен никогда не любила Хогвартс. Здесь почти не было счастливых моментов. Все счастья остались там, дома. А здесь не было ничего, напоминающего об этом счастьи. Джен прислонилась к дереву плечом и наконец смогла заплакать. Она стояла и плакала. Обняв дерево, девушка прижалась к нему и зарыдала. Она была просто безутешна. Ужасные мысли клубились в ее голове. Она зашептала: -Хочу домой....К маме.... Джен понимала, что такие мысли были слишком детсткие. Но она так чувствовала. Тем более, что ее никто не видел и не слышал. Она была в этом загадочном лесу одной. Джен села под деревом и прижалась к стволу. Она никак не могла остановится. Она плакала. Почему люди такие несправедливые?! Ненавидят других людей, призирают. Обижают и унижают. Ставят себя выше других. -такие мысли клубились в голове у Дженни. Она была очень несчастной. Ей хотелось, чтобы наступили каникулы и она поехала домой.

Элис Смит: Элис шла по парку. Был холодный зимний день, и Элис постоянно куталась потеплее в свой шарфик. Она ждала кого-то, хотя сама не знала, кого. "Как же здесь холодно!" - подумала девочка. Сумерки сгущались, потихоньку наступал вечер. Элис стало здесь как-то неуютно. Она чувствовала себя одиноко, и вся веселость от пребывания в Хогвартсе улетучилась. Элис подошла к пустующей лавочке и присела. Она оглянулась. В кустах, уже полностью поглощенных тьмой, что-то зашевелилось. В голову к Элис пришла нелепая мысль: "Монстры". Эта мысль полностью овладела ее сознанием, и Элис уже в каждых кустах чудились вампиры и оборотни. "Мираж" - успокаивала себя девочка - "Просто мираж!" И действительно: из кустов стремительно выскочила....белка. Да, всего лишь. Элис облегченно вздохнула, встала с лавочки и побрела дальше.

Велания Уиллингтон: Было довольно холодно, но Велания буквально силой вытащила себя из Подземелий. "Так и мхом можно покрыться", - недовольно бурчала она, направляясь по заснеженной тропинке в парк. Последнее время на старосту навалилось столько дел, что иногда она с удивлением просыпалась в гостиной факультета среди ночи в компании учебников и пергаментов вместо уютной кровати. Подобный ритм очень выматывал, поэтому сегодня она отложила все дела и пошла подышать свежим воздухом. И парк для этих целей подходил как нельзя лучше. Дойдя до развилки, Велания свернула налево, и заметила на тропинке цепочку следов. Подняв голову, она вдалеке увидела силуэт девочки, которая неторопливо шла по присыпанной снегом дорожке и разглядывала деревья, покрытые инеем. Почему-то Велании показалось, что девочка будет совсем не против, если кто-то составил ей компанию. Староста ускорила шаг, и вскоре поравнялась с девочкой. И с радостью обнаружила, что это была слизеринка. - Здравствуй, Элис! - Велания легонько коснулась рукава мантии софакультетчицы. - Тоже не сидится в замке?

Элис Смит: Элис вдруг резко испуганно обернулась, но тут же облегченно улыбнулась. Ей все чудились монстры, но вместо зубастых тварей она увидела Веланию, старосту, у которой совсем не было ужасных зубищ. -Привет, - сказала девочка, - да вот, решила погулять, денек хороший, - улыбнулась девочка. Элис посмотрела в слегка туманное небо. -Да, в замке как-то скучно сидеть в такую отличную погоду, - опять заговорила Элис.

Велания Уиллингтон: Велания проследила за взглядом Элис: небо действительно было затянуто тучами, отчего стемнело раньше обычного. И ощутимо похолодало. А Элис была без перчаток. Староста вздохнула и полезла в карман мантии: она уже привыкла носить с собой два-три шарфа и две-три пары варежек. Эти младшекурсники и подготовишки вечно выбегали на мороз как придется. А потом долго и с неохотой лечились в БК, всеми способами стараясь увильнуть от приема лекарств. Велания вынула варежки - они оказались белые с норвежским узором - и протянула Элис. - Надень, нечего мерзнуть. Не возражаешь, если мы прогуляемся во-о-он туда? - Велания кивнула на дорожку, которая вела направо и терялась в заснеженных деревьях. - Любопытно, сохранилось ли там... Хм... Посмотрим?

Элис Смит: Элис действительно немного подмерзла, поэтому, когда староста протянула ей варежки, благодарно улыбнулась и сказала: -Спасибо, Велания. Староста указала кивком на заснеженную дорожку, и предложила прогуляться туда. -Конечно, пойдем.

Велания Уиллингтон: Велания дождалась, пока Элис натянет варежки, и первая ступила на дорожку. Хорошо, что снега было немного, идти было легко. Девушка вспомнила, что вот так же, два года назад она шла по этой тропинке и несла в руках небольшую шкатулку. Мерлин, уже два года прошло! Как бежит время, уму непостижимо! Велания сделала несколько шагов, затем обернулась и взяла Элис за руку: - Лучше я тебя поведу вот так. Просто тропинка здесь не очень надежная, можно легко оступиться и попасть в ямки. А сломанная конечность не всем доставляет радость. Девушка помолчала, потом добавила: - Парк всегда красив, особенно в это время года. И в нем прячется очень много тайн и секретов, многие из которых оставлены студентами. Один такой я и хочу тебе показать. Как знать, может быть, года через два уже ты будешь вести сюда первокурсницу и рассказывать ей волшебные истории. Велания лукаво взглянула в глаза Элис и потянула ее за собой по дорожке.

Элис Смит: Элис, одев варежки, пошла за Веланией, но наступила в ямку и упала. -Ой! - только и успела выговорить девочка. Тут же она подумала, что стоит вылезти, и начала это делать. Тут над ухом раздался голос Велании: - Лучше я тебя поведу вот так. Просто тропинка здесь не очень надежная, можно легко оступиться и попасть в ямки. А сломанная конечность не всем доставляет радость. Элис благодарно взглянула на старосту, и продолжила путь. -Да, парк действительно чудесен, - сказала Элис, и сразу же заинтересовалась эти секретом, - пойдем! Мне очень интересно! С этими словами Элис покорно пошла рядом со старостой.

Велания Уиллингтон: Все-таки Элис оступилась, но Велания вовремя успела ее подхватить. Теперь староста вела девочку, крепко держа за руку. Ей самой не терпелось побыстрее добраться до места, однако следовало быть осторожнее: коварная тропинка еще не закончилась. Наконец они дошли до беседки, которая теперь была полностью закрыта опустившимися под тяжестью снега ветками. Велания осмотрелась: да, она не ошиблась, это здесь. Староста решительно встряхнула нижние ветви, подняв целое облако снежинок (часть, разумеется, попала на макушки и плечи слизеринок), потом приподняла их и посмотрела на Элис: - Прошу, мисс. Мы пришли.

Элис Смит: Элис шла по дороге, держа за руку Веланию. Шли недолго, и когда дошли до беседки, Велания остановилась. Она встряхнула ветви, полностью засыпанные снегом, и половина его попала на слизеринок. "Как здорово" - подумала Элис. Тут Велания сказала: -Прошу, мисс. Мы пришли. Здесь было так красиво, что Элис не могла скрыть своего восхищения. -Ух ты! - только и выдохнула она.

Велания Уиллингтон: Поймав восхищенный и вместе с тем нерешительный взгляд Элис, Велания вдруг подумала, что напугала первокурсницу. Еще бы, возникшая ниоткуда староста тащит девочку неизвестно куда, при этом ничего не объясняя. Но, успокоив себя, что ничего плохого она не замышляет, Велания легонько подтолкнула Элис в образовавшийся проем и вошла следом. Здесь все было по-прежнему. Резные деревянные скамейки вдоль стен, уходящий вверх конусообразный потолок, с которого свешивались покрытые пылью и инеем нити паутины. Посередине беседки стоял ящик. Велания вспомнила, как два года назад вытаскивала обломки стола после неудачного заклинания, а потом пыталась наколдовать новый стол. Но получился ящик. Ладно, сейчас не это главное. В беседке было темно и холодно, поэтому староста навела палочку на ящик: - Lacarnum Inflamare! Вспыхнул язычок огня, который тут же осветил беседку. Стало уютнее и немного теплее. Велания, поправляя огонь, сказала: - Это, конечно, не Тайная Комната, но по количеству секретов беседка похожа на старинный сундучок. Я тебе покажу свой. Два года назад мне подарили одну очень интересную и важную вещь. Она много чего умеет. Но главное: угадывает твое настроение и играет нужную музыку. А еще рассказывает сказки и разные поучительные истории. В Подземельях я часто ею пользовалась, но потом решила, что пусть лучше она будет секретом. Подойди сюда. Говоря это, Велания взмахом палочки отодвинула крайнюю скамейку и, опустившись на колени, осторожно смела снег с пола. Теперь стала видна небольшая дверца, закрытая на замок.

Элис Смит: Велания произнесла совсем незнакомое девочке заклинание, и их взору предстала освещенная красивая беседка. Велания поманила девочку куда-то вглубь, и Элис покорно пошла.

Элеодора Ранкорд Роз: Ролевая Элеодоры Ранкорд Розерик и Сары Варм. Просьба не вмешиваться! Был тёплый летний день. Даже можно сказать, что слишком «тёплый». Даже можно сказать, что жаркий. Большинство ребят гуляли вокруг пруда, но Элеодоре туда не шибко хотелось. Там слишком много народу. Нет, девочка любит общаться и у неё много друзей, хотя настоящих, самых лучших друзей не так уж много. Нет, просто сегодня Доре хотелось поговорить с кем-нибудь таким! - таким добрым, чутким... С самым лучшим другом. Аделины нет, Кейт тоже, а сестра и вовсе куда-то запропастилась. Вот почему когда тебе нужны друзья, их как назло нет? Постаравшись откинуть свои печальные мысли, Эль направилась к парку и через минуту уже была там. Огляделась. Никого, только листья на деревьях слабо качаются на лёгком ветру. Девушка присела рядом с каким-то деревом и положила голову на колени.

Sarah Wurm: Сара бойко спускалась по многочисленным ступенькам Хогвартса, пытаясь поскорее добраться до свежего воздуха. Свежий воздух же, будто дразня, всегда оказывался совсем рядом, но за стеклом. Сара смотрела в окна, проходя мимо них и видела сонных от жары студентов, которые сгрудились возле Озера. Сара знала, что там обитает Гигантский Кальмар, и не понимала, как все они могут так спокойно болтать ногами в воде или устраивать соревнования на то, чей камень больше всех пропрыгает лягушкой по водной глади. Сару же не тянуло к воде сейчас, она хотела исследовать окрестности Хогвартса и увидеть что-то новое для себя.Вскоре, она все таки дошла до тяжелой дубовой двери и, собрав все силы, распахнула ее. На девочку сразу же налетел маленький но задорный теплый ветерок. Он взял Сару за руку и потянул на улицу, не боясь остаться внутри школы. Сара шагнула на крыльцо и, не обращая внимания на ветерок, вдохнула воздух полной грудью. Ветерок, недоумевая, что на него не обращают внимания, начал кидать волосы первокурснице ей на лицо. Сара подхватила волосы и собрала их в конский хвост и стала похожа больше на мальчишку, который забрел сюда ради развлечения, чем на юную когтевранку. Действительно, мантия ее в нескольких местах была покрыта пылью и паутиной - будто бы она заглядывала по дороге в каждый чулан, а джинсы, одетые под мантию были на коленках содраны. Сара обратила, наконец внимание на призывы ветерка и побежала что есть сил, а сил было много, вперед, а куда - не понятно. Она обогнула теплицы, пробежала мимо озера, не слыша откликов друзей, а знатем ворвалась резко в тень деревьев. Девочка поняла, что оказалась в парке, а не в запретном лесу скорее по тому, что в лесу не стояли бы скамейки и не была бы аллея. Она шагала по ней уже медленно. Ветерок куда-то пропал. Наверное, испугался потеряться и вернулся обратно. Варм перевесила сумку на другое плечо и стала идти и оглядываться по сторонам. Вдруг, она заметила вдалеке что-то знакомое. Скорее даже очень. Не зная почему, когтевранка спряталась за дерево и выглянула из-за него. Теперь было ясно, что возле одного из деревьев неподалеку от аллеи сидела гриффиндорка Элеодора. Вдруг, у когтевранки в голове появился план и та, перекинув сумку за спину, не желея рук и ног вскарабкалась на дерево. Тут уже сказались годы лазанья по деревьям в детстве, когда девочка еще не училась в этой школе. Перепрыгивая насколько можно тихо по крупным веткам деревьев, она добралась до дерева, под которым сидела Дора. Казалось, она ничего не заметила, наклонив голову и положив ее на колени. Сара улыбнулась. - Ку-ку, - сказала она, подражая кукушке и спряталась от взгляда Доры, а затем спрыгнула на более низкую ветку. - Ку-ку, - снова позвала она, снова спрятавшись, а затем прыгнула на землю прямо перед подругой. - Привет, - сказала когтевранка с улыбкой.

Элеодора Ранкорд Роз: Элеодору одолевала скука и желание чего-нибудь такого! Такого яркого, солнечного, интересного. Девочка подняла голову вверх и попыталась разглядеть солнце между кронами деревьев. Нет, его не было видно. Девочка снова положила голову на колени и попыталась заснуть. Вдруг что-то зашуршало, как будто кто-то тихонько продвигался. Девушка засунула руку в карман мантии и извлекла оттуда волшебную палочку. Затем тихонько произнесла: -Люмос Максима Из палочки вылетел маленький комочек света, а наверху кто-то произнёс «Ку-ку». Дора вздрогнула, но не посмела показать, что испугалась и сделала вид, будто не расслышала. -Это обычная кукушка – Успокоила себя Розерик. Но даже если это была кукушка, то очень назойливая. Она снова «кукукнула» и замолчала. Эл подняла голову и посмотрела на верхушку дерева. Вдруг кто-то сказал; «Привет». Эля повернула голову и рассмеялась. Перед ней стояла когтевранка и беззаботно улыбалась. -Привет – Произнесла Элеодора и на душе у неё полегчало. Подруга. О, неужели о Дорке не забыли. Она уж думала, что все к ней относятся параллельно, но Сара... Хотя может быть, она просто прогуливалась? Не важно. Эль стало очень радостно, и она обняла девочку.

Sarah Wurm: -Привет, - сказала Дора и обняла Сару. Когтевранка привыкла к извечному желанию Элеодоры всех обнимать, поэтому уже заранее знала, что ее обнимут и обняла подругу в ответ. - Как ты? - улыбнулась девочка, разглядывая местность вокруг. - Что делала тут? Я думала ты со всеми, на озере. Сара положила сумку на землю и присела рядом. - Я вот планировала найти какое-нибудь интересное место, чтобы написать новую домашку, заодно и перекусить. Варм открыла сумку и достала бутылку с квасом, тосты, умыкнутые с завтрака, и кулек конфет. Последние она, конечно, есть не собиралась, так как не очень любила и взяла на тот случай, если проголодается очень сильно. - Будешь что-нибудь? - предложила она Элеодоре, указывая на свои припасы. Тем временем, когтевранка достала конспект по Магическому праву и пробежала его глазами. - Нет... - сказала девочка спустя минуту, - настроения на написание домашки нет... Варм вздохнула. Если нет вдохновения на домашку, значит нужно просто отдохнуть и дать вдохновению прийти. Когтевранка подмигнула гриффиндорке и откусила один из тостов.

Элеодора Ранкорд Роз: -Как я? - пронеслось в мыслях Эл. -Ужасно я. – разнеслось эхом в голове девушки, но она решила сказать иначе. -Э-э-э-э, ничего вполне нормально. Ты как? – произнесла Дора и опустила глаза. – Что я тут делаю? Сама не знаю... Не, на озере много людей. Слишком много, а мне сейчас хочется побыть с самыми близкими. – Слабо улыбнулась Розерик. - Домашку? М-м-м, понятно. – Эля последовала примеру Сары и бросила сумку на землю. -Спасибо, я бы не отказалась от... – Элеодора оглядела припасы Сары и выбрала. – Кваса и тостов. Если можно, конечно. А ты тоже, вот, угощайся. – Кивнула Эл на сумку набитую едой и ещё чем-то похожим на пергаменты. -Да, у меня тоже настроения нет. А ты чего не захотела на озере остаться?

Jake Hoggart: Джейк вышел из громадного замка и увидел перед собой большой парк где гуляло очень много Хогвартских студентов. День был довольно теплый лишь прохладный ветерок слегка щекотал лицо гриффиндорца. Пройдя по не большой тропинке он сел возле большого и очень старого дуба, могучие ветви с обильной листвой которого создавали большую тень. Джейк достал волшебную палочку и стал чертить какие-то символы прямо в воздухе.

Либретта Виземал: Либретта выскочила из замка и вдохнула полой грудью. Душный замок и жара плохо влит на её, не такие же хорошие умственные способности. Она прошла по дорожке и вошла в парк. Здесь было очень много воздуха и было очень легко дышать. Вот она подошла к большому дубу и увидела под ним Джейка, которфый что-то чертил в воздухе. Она прислонилась спиной к дереву и понаблюдала за гриффиндорцем несколько минут, надеясь на то, что он её заметит. Но этого не произошло и тогда она спросила: -Что делаешь?

Эмили Уилсон: Эмили решила пойти погулять. на улице была прекрасная и солнечная погода, как не погулять. Первокурсница, была здесь совсем мало, но Хогвартс ей стал домом, а также и факультет Грифифндор. В парке гуляли множество учеников с разных факультетов, большенство учеников были старшекурсниками. Грифифндорка увидела Jake, они с ним познакомились в ОГ и девочке этот мальчик очень нравился. Эмили подошла и села рядом, мальчик вырисовывал какие-т символы волшебной палочкой. -Привет-покраснев и улыбнувшись, сказала девочка. -Я не отвлекаю? -спросила Эмили. девочка даже не заметила Либретту, весь её взгляд был устремлён на мальчика.

Jake Hoggart: Джейк решив что пора уходить увидел перед собой девочку. Он посмотрел на нее и узнал в ней Либретту. Он очень обрадовался такому приходу ведь день у него сегодня был на редкость скучный и был не прочь поболтать. И вдруг Либретта спросила: -Что делаешь?- Джейк ей ответил: Да так, дурака валяю... Весь день сегодня странный. Представляешь мой младший брат поступил не смотря на уговоры родителей поступил в Хогвартс Римуса, а ведь у нас вся семья училась в ХД !- и вдруг гриффиндорец увидел возле себя еще одну девочку он узнал в ней Эмили. Она покраснев сказала: -Привет- она улыбнулась. -Я не отвлекаю? -О, привет Эмили давно, нет не отвлекаешь я как раз тут с Либреттой общаюсь можешь присоединиться.

Эмили Уилсон: -О, привет Эмили давно, нет не отвлекаешь я как раз тут с Либреттой общаюсь можешь присоединиться. Эмили присела возле мальчика и улыбнулась, тут она заметила Либретту. -Привет Либретта, прости я тебя с начала не заметила.-улыбнулась Когтевранке Эмили. Эмили смотрела куда-то вдаль и мечтала.

Jake Hoggart: Джейк сидел на траве рядом с Эмили и размышлял о чем-то, а потом сказал: -О, Эми я же тебе не говорил что ездил к родителям в Лондон и заодно купил там волшебную палочку!- гриффиндорец достал из кармана волшебную палочку и показал Эмили.

Эмили Уилсон: Эмили смотрела куда-то в даль и иногда поворачивалась в сторону замка. -О, Эми я же тебе не говорил что ездил к родителям в Лондон и заодно купил там волшебную палочку! -Ого) Классная палочка, а я вот ещё в 7 лет или в 6 точно не помню, купила волшебную палочку. Кстати, как дома? Всё хорошо?-спросила девочка и улыбнулась.

Jake Hoggart: Джейк посмотрел на Эми и сказал: -Да так в общем все хорошо сестра через год сюда поступит). Но единственное что все портит- мой младший брат Дэвид несмотря на уговоры родителей поступил в Хогвартс Римуса! Да еще и пришел 2 дня назад домой собрал вещи и сказал что теперь будет жить там! Мама шлет ему письма, а он на них не отвечает.- гриффиндорец отвел взгляд ему казалось что он сейчас расплачется.

Эмили Уилсон: Эмили слушала Джейка. -А почему он так не хочет поступить в Хогвартс Дамблдора? А твоего брата случайно не Дэвид Хоггарт зовут?-спросила Эмили и заметила, что Джейк чуть ли не плачет. -Джейк, всё будет хорошо, не волнуйся.-успокаивала девочка своего друга. Девочка взяла мальчика за плечо и улыбнулась. -А у меня вообще нет не братьев ни сестёр, даже двоюродных и то нет.-сказала Гриффиндорка.

Милисента О`Лири: Напевая под нос "Полет нетопыря в глухой ночи", Милли быстрым шагом направлялась к парку, где у нее была назначена казнь встреча с Ласс. В руках девушка держала тетрадь с конспектом по теме "Ориентирование на местности и применение оборудования" и небольшой тканевый мешочек бежевого цвета, любезно выданный профессором Ранйяр, явно намеревающейся повеселиться в ходе этой прогулки. Надо сказать, что картина маслом "Героическое сражение ее высочества императрицы кабинета Географии магии Милисенты Первой с шушевым компасом" наверняка будет располагать к веселью. К веселью Ласс уж точно. Да и к веселью Милли, чего уж греха таить. Наверное. Неестествовед подошла к вековому дубу, растущему неподалеку от входа и залезла на нижнюю ветку, удобно на ней устроившись и раскрыв тетрадь, поля которой были изрисованы розовыми нетопырями, коронами, формулами, объясняющими закономерности кариотипических мутаций нечисти в магическим месте 5-го ранга под воздействием антропогенных факторов магического происхождения, компасами и надписями "гхыровы компасы". Шестикурсница пролистала конспект и недоверчиво глянула на аккуратный чертеж компаса, поморщилась и закрыла тетрадь. Развязав бежевый мешочек, девушка извлекла на свет Мерлинов оригинал этой адской машины и пристально на нее посмотрела, весело напевая себе под нос песенку: "Гоориите всее в адуу, гориите всее в адууу, Гоооритее всее вы в плааменном адуу, Гоорииите всее в адуу, гооориите всее в адуу, В потоках лавы ваас не найдуут". Может быть, компас придет в ужас от Миллиного пения и самоликвидируется?

Одетт Миллер: Этот день обещал быть знойным и солнечным. Именно поэтому стажер выбрала для сегодняшней прогулки очень легкое платьице, светло-кремового цвета с тонким коричневым ремешком, сандалии под цвет платью, бежевую шляпку и сумку, что висела через плечо. Никуда мисс Миллер не выходила и без солнечных очков днем, сейчас солнце очень слепило, а гриффиндорка просто не переносила яркий свет. «Да что же я за крот такой» - думала она, подбирая очередную пару солнцезащитных очков. Наконец ее выбор пал на простенькие очки с тонкими дужками. Одетт пообещала взять с собой своего новорожденного файпика, он с легкостью умещался в ее сумке. Девушка открыла ее, любопытный файп сам туда прыгнул. Астарт, так звали питомца студентки, очень любил солнышко и тепло, он был рад этой прогулке. Взяв пару мелочей с собой, девушка отправилась на место. С ее спутником они были знакомы не так давно, но уже смогли найти общий язык не смотря на разницу в характере. Такой темперамент девушка встречала лишь однажды в своей жизни… Наконец она добралась до школьного парка, на этом месте должно была начаться их путешествие. Сама Одетт не знала каким оно будет, долгим или коротким, но гриффиндорка надеялась, что оно станет очень интересным для нее и ее любимца. Астар с интересом высунул голову из сумки, подставляя носик палящим лучам солнца. А мисс Миллер стала оглядываться в поисках юного Слизеринца.

Стефан Кёнинг: Стефан после нескольких часов, проведенных с картами окрестностей Хогвартса, собирался в спешке, пытаясь ничего не забыть. Вспомнив, что Одетт хотела взять загадочного файпа, взял немного сухариков для него. Стеф кинул в сумку свою мантию, на случай вечерней прохлады или мелкого дождя, а сам остался в школьных брюках и легкой белой рубашке без галстука. Отбросив в дальний угол шкафа тяжелые сапоги, мальчик надел легкие туфли и схватив со стола карту, отправился навстречу приключениям, которые так манили. Слизеринец уже довольно подробно изучил карты и ориентировался в замке и его окрестностях. Он пулей пронесся по подземельям, глядя на часы и понимая, что опаздывает. С детства его учили не опаздывать на встречи, но он часто нарушал это правило. Пока он бежал от главных ворот школы до парка, то вспоминал наставления отца. «Запомни, Стефан, если ты опаздываешь, то найди способ отблагодарить человека за его терпение». Прокрутив это в своей голове, мальчик быстро пробежал немного дальше и сорвал небольшой букет полевых цветов. Он забежал в школьный парк, где должна была начаться их прогулка, и затормозил, высматривая гриффиндорку, наконец, он заметил ее и неспешным шагом, показывая всю свою важность, подошел. -Фройлен Миллер,- Стефан отвесил легкий полупоклон,- рад видеть вас,- протянув девушке букет, он улыбнулся уголком губы. Одетт сегодня выглядела очаровательно, цвет платья отлично подчеркивал ее темные волосы.

Одетт Миллер: Девушка уже успела немного заскучать. Она присела на лавочку, поправив подол платья и вздохнула. «А вдруг он вообще забыл» - задумалась зеленоглазая и вновь посмотрела по сторонам. «Нет, мистер Кенинг очень ответственный, должно быть его что-то задержало» . Одетт вытащила файпика из сумки и провела косточкой пальца по его «клювику». -Где же он? – спросила девушка у питомца, слабо улыбнулся. Астарт проугукал и Одетт, повернувшись, увидела немца. Она поднялась, оставив файпа на скамейке, и приветливо улыбнулась мальчику. Гриффиндорка приняла букетик и проговорила. -Спасибо, мне очень приятно и я тоже рада вас видеть. – покивала она. -А вот и мой файпик. – она указала на скамью, где сидел любимец стажера. Он был совсем маленький, забавный и немного неуклюжий. У Астарта были маленькие рожки на голове и широкий клювик. Одетт вновь усадила его в сумку, теперь только голова файпика выглядывала наружу. -Он очень любит гулять, я стараюсь как можно чаще его выводить на прогулки, но так далеко он еще не уходил от дома. Кажется он доволен. – хохотнула девушка. -Что же, осмотрим парк. – улыбка не сходила с ее лица, она и сама никогда не была здесь за годы, что провела в школе. Она вообще мало где была на территории замка. Молодые люди не спеша шли по дорожке парка. Солнышко приятно пекло, а ощущение приятной компании поднимало настроение.

Стефан Кёнинг: Стефан улыбнулся уголками губ, как обычно он это делал. -Надеюсь, вы не успели слишком сильно загрустить, фройлен Миллер. Я очень виноват перед вами, меня увлекли карты и я перестал следить за временем. Вы простите меня? - произнес слизеринец, посмотрев в глаза девушки, а затем внимательно рассмотрел странное существо с рожками и слегка был удивлен. -Файпы- это как маленькие драконы? - спросил он девушку, неспешно следуя за ней по парку и осматриваясь. -Я принес немного сухарей для вашего файпа, надеюсь, ему понравится такое угощение,- слегла улыбнувшись, Стеф достал из сумки сухарики и протянул существу, сидевшему на плече девушки



полная версия страницы