Форум » Окрестности Хогвартса » Квиддичное поле для тренировок » Ответить

Квиддичное поле для тренировок

Hogwarts: Зелёное поле для тренировок по полётам на метле и игр в квиддич.

Ответов - 172, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Anna Devero: Насколько добрым можно считать утро, которое началось с опоздания? Анна ощутила обидный пинок в бочок, сопровождаемый нервным сестринским «вставай, мы опять всё проспали», и поняла, что ни на сколько. Гриффиндорка подтерла со щеки слюнки, сонно зевнула и перевернулась на живот, уткнувшись лицом в подушку. Ещё с первых дней пребывания в Хогвартсе они с сестрой зарекомендовали себя как не шибко пунктуальные личности, поэтому сегодняшнее утро мало чем отличалось от предыдущих. За исключением, разве что, того, что в этот раз путь предстоял аж до квиддичного поля, соответственно, сёстры рисковали опоздать ещё сильнее, чем обычно. - Может, пойдём через окно? Быстрее будет. – Анна оторвала голову от подушки и попыталась разрядить обстановку. В лицо ей тут же что-то прилетело, и она оставила попытки пошутить, чтобы не нервировать сестрицу ещё больше. Девочка села в кровати и рассмотрела то, чем бросилась в неё сестрица. - Это твоя спортивная мантия, надевай и пойдём, - Лекси выглядела помято и агрессивно. Спорить с ней не хотелось, - ещё минута, и на урок по полётам ты действительно пойдёшь через окно. Заодно и летать быстро научишься. Правда без метлы. Анна напряглась, но ослушаться не рискнула. Быстро натянув мантию через голову, девочка торопливо поплелась вслед за сестрицей. Преодолев несколько лестничных пролётов и парочку поворотов, сёстры оказались снаружи замка. Неподалёку виднелся зелёный стадион для игры в Квиддич, где сегодня по расписанию планировался первый урок полётов, смежный для гриффиндорцев и слизеринцев, куда девочки и направились. Накануне занятия они разведали обстановку, прогулявшись в сторону поля, где в тот момент как раз тренировались квиддичисты. Сёстры честно изображали интерес, наблюдая за ними, но ничего не поняли и утараканили на ужин. Лекси шла рядом и загадочно молчала. Анне от такой неразговорчивой компании быстро стало скучно, и она погрузилась в свои мысли. Кто придумал совмещать занятия гриффиндорцев и слизеринцев… Не самая разумная идея. Хотя, слизеринцев не важно, с кем совмещать, они всех одинаково ненавидят… Интересно, а летать на метле кому в голову пришло… Кому-то было скучно убираться, и он решил развеселиться, оседлав предмет уборки? Я только из веника гитару изображаю. Тоже весело. Почему бы тогда не полетать на этом… как его. А! Пы-ле-сос. Вот на нём. Там хотя бы древко никуда не жмёт… Надо поторопиться, а то влетит за опоздание. Анна легонько пихнула сестру в бок и предложила поднажать. И не зря: они как раз подоспели к перекличке, на которой обнаружилось отсутствие по одному представителю каждого факультета. Девочка озадаченно оглядела присутствующих, пытаясь понять, какие из ее сокурсников предпочли полётам на метле другие дела. В силу того, что в школе они недолго, девочку так и не озарило на предмет идентификации личностей отсутствующих. - Приветствую вас всех еще раз! Надеюсь, все успели расписаться за технику безопасности? Анна шумно, хором с остальными поприветствовала преподавателя. Услышав о подписи, она виновато улыбнулась и поторопилась в сторону журнала техники безопасности, потащив за собой Лекси. Закончив, вместе с сестрой гриффиндорка вернулась в строй и принялась ожидать дальнейших указаний профессора, стараясь отогнать от себя невесёлые мысли о неудобном древке метлы.

Lexie Devero: Утро выдалось слишком тяжелым для маленькой первокурсницы. Девочка не спала до очень позднего времени, придумывая себе разнообразные бесполезные занятия, а утром была уже не очень рада своей изобретательности. Проснувшись, Лекси ощутила насколько ей был нужен сон. В тот момент ей казалось, что нет ничего более необходимого. Сделав этот прекрасный вывод, девочка закрыла глаза. На пять минуточек. Только на пять. Внезапно гриффиндорка вздрогнула и проснулась, не понимая, что произошло, сколько она проспала, кто толкнул её во сне или что вообще это было. Открыв глаза, Лекси осмотрелась и увидела, что её сестра мирно пускает слюни на соседней кровати под желтым покрывалом. «Сколько времени?» - с этими мыслями девочка подскочила и схватила часы с прикроватной тумбочки. - Скооолько? – восклицание просто вырвалось из Лекси и прозвучало довольно таки громко. Но, видимо, в данный момент Аннушку на её кровати ничего не способно было разбудить. Гриффиндорка всеми силами боролась с желанием откинуться на подушку и продолжить свой сладкий сон, но нет. В этот момент давно забытая совесть девочки проснулась и подавала признаки жизни в её сознании. - Вставай, мы опять всё проспали, - недовольно проорала девочка почти на ухо своей сестре и ткнула её в бок. Анна всем своим видом выражала нежелание идти куда-либо, но совесть Лекси уже было не остановить. С горем пополам получилось растолкать сестру и всё-таки отправиться на их первое занятие по полетам. Кажется, каждый первокурсник сейчас думал о том, как пройдет занятие, чему они научаться и смогут ли полететь, но только Лекси, волочась в сторону поля, размышляла о том, как прекрасно было бы, если бы она осталась на своей мягкой подушечке в комнате и продолжила спать. Блуждая в своих сонных мыслях, девочка щурилась на выглядывающем солнышке и рассматривала природу по пути на занятие. Настроение постепенно улучшалось, и утренние торопливые сборы уже не омрачали всё вокруг. Вот уже девочки стоят на перекличке, почти не опоздав. Для гриффиндорцев смежный со слизеринцами урок был в новинку. Наслушавшись всякого от собратьев по факультету и пребывая под впечатлением, Лекс смотрела на присутствующих и пыталась понять, в чём основная проблема слизеринцев и что заставляет их так высокомерно и пренебрежительно относится к другим детям, ведь они, кажется, не все такие, потому что ближайшие от Лекси змейки выглядели довольно миролюбиво. Гриффиндорка встала на носочки, чтобы рассмотреть каждого из учеников. От плохого настроения не осталось и следа. Рядом у ног лежит метла, вокруг множество новых лиц, всё такое интересное. Сон уже куда-то улетучился и девочка была готова учиться летать на все двести процентов. Услышав громкий голос профессора, вопрошающего за технику безопасности, девочка потащилась за сестрой в поисках журнала. Справившись с задачей, они встали в строй и внимательно смотрели на профессора.

Hogwarts: Сентябрьское утро выдалось на редкость теплым и солнечным. И только желтоватый оттенок листьев давал понять, что холода и бесконечные дожди не за горами. Солнце настолько разыгралось с утра, что, не стесняясь, светило в глаза собравшимся на квиддичном поле. Возможно, поэтому никто из учеников, а также преподаватель, не заметил фигуру, прятавшуюся среди деревьев. Фигурой этой, конечно, был сам Амикус Кэрроу, местный школьный каратель и завуч по совместительству. Пожиратель не смог пропустить этот урок, ведь он сам составлял расписание таким образом, чтобы конфликты между двумя факультетами разгорались почаще, к тому же ему очень хотелось посмотреть, как отразились взгляды родителей на их одиннадцатилетних детей: насколько они в курсе противостояния? Не без удовольствия наблюдая, как студенты автоматически разделились на два потока, Кэрроу сделал вывод, что родители что-то да поведали своим чадам перед отправлением в Хогвартс. Амикусу было, естественно, любопытно, как с конфликтом между детьми будет справляться молодой преподаватель по Полетам, к тому же это отличный шанс разобраться, какую же сторону Лилиана Портер занимает в этом противостоянии. То, что женщина когда-то окончила Гриффиндор, было для него не показателем, ведь сестра-близнец Амикуса тоже училась на факультете храбрых и смелых, что не помешало ей встать на единственно верный путь. Тихо чертыхнувшись на то, что угол обзора был не слишком хорош, а другой выбрать было невозможно (ведь если Кэрроу себя обнаружит, ни преподаватель, ни ученики не смогут вести себя естественно), Амикус продолжил наблюдать, мысленно поставив галочку, что нужно выяснить, почему двое первокурсников на урок не явились.

Лилиана Портер: Лилиана наблюдала за учениками и, конечно, заметила, что те сразу же разделились на две колонны, нетрудно было догадаться на какие и по каким причинам. Профессор даже заметила, что некоторые ребята успели обменяться враждебными взглядами, а, значит, конфликты уже были. Однако от внимания преподавателя не ускользнуло и то, что были такие студенты, лица которых выражали недоумение в ответ на презрительные взгляды ребят с другого факультета, а также из-за общего напряжения, ведь их товарищи тоже держались подальше от оппонентов. Лилиана посмотрела на список слизеринцев: наверняка, кто-то из них рос в семье Пожирателей, интересно, знают ли они, чем занимаются их родители, и внушали ли им с пеленок, что быть чистокровным - это все равно что родиться в семье королей?.. Поймав несколько ехидных взглядов со стороны слизеринцев, когда те подписывали правила техники безопасности, Лили чуть усмехнулась и решила с этого и начать, ведь читать правила дети вряд ли будут, но зато послушают и что-то да уложится в их головах. - Итак, дети. Как уже было сказано 1-го сентября, меня зовут профессор Лилиана Портер и я буду вести у вашего курса Полеты на метле. С этого момента мы начинаем наше удивительное и прекраснейшее путешествие в мир Полетов. Мы будем с вами изучать не только технику управления метлой, мы будем учиться играть в квиддич, самую лучшую игру на свете! Однако, чтобы прикоснуться к прекрасному, то есть к квоффлу, бладжерам и снитчу сначала мы должны уверенно чувствовать себя на метле и весьма сносно выполнять определенные упражнения. Этим мы и займемся в самое ближайшее время. Лили сделала небольшую паузу и посмотрела на ребят: кто бы там кем из них ни являлся - аристократом, хулиганом, занудой, наследником престола и т.д., они все еще дети, а детям в такие времена нужно что-то, что будет их завораживать, увлекать, позволять чувствовать себя обычными маленькими волшебниками. "Война войной, а квиддич будет всегда", - так думала Лилиана. - Использовать спортивный инвентарь, в том числе играть с волшебными мячами, махать битами, подниматься в воздух на метле без разрешения и ведома преподавателя нельзя. Это может закончиться не только снятием баллов. И даже не только исключением из школы. Среди вас не все с пеленок с метлой на "ты", вы можете своими действиями навредить вашим товарищам! Поэтому все делаем под присмотром преподавателя. То есть под моим присмотром. Также не разрешается выносить с поля спортивный инвентарь и использовать его во внеучебное время. Если вы хотите дополнительно потренироваться, вам нужно договориться со мной или мадам Трюк. И только если вы попадаете в сборную своего факультета, вашими тренировками будет заведовать капитан команды. Решение о принятии ученика в команду принимается преподавателем, деканом факультета и капитаном сборной. Нам до этого еще далеко, но исключительные случаи бывают. - Лилиана задумалась, все ли успела сказать. - Портить спортивные принадлежности, как вы понимаете, я надеюсь, категорически нельзя. Инвентарь вам обязательно отомстит, а потом еще и преподаватель. - Лил улыбнулась. - Техника безопасности не самая захватывающая вещь в нашем деле, соглашусь, - профессор оглядела присутствующих. - Но... предупрежден, значит, вооружен! А еще свободен от отработок после уроков! Кстати, пропущенные занятия без уважительной причины тоже караются. Снятием баллов и дополнительными тренировками, чтобы догнать класс. Ну, кажется, все... Если есть вопросы, давайте разрешим их с самого начала. Профессор Портер дождалась, когда на пергаменте с техникой безопасности появится последняя подпись, и приманила его к себе, быстро просмотрела и перевела взгляд на первокурсниц Деверо, которые имели вид весьма запыхавшийся, хотя уже и не сонный. - Мисс Лекси и Анна Деверо. Думаю, вам стоит попросить друзей подарить вам на ближайшие праздники волшебный планировщик задач. Чтобы и по ночам высыпаться, и не бежать на уроки сломя голову, - Лилиана чуть улыбнулась, отмечая про себя, что в ее школьные годы такие планировщики не делали. - Вернемся к нашим метлам! Есть среди вас те, кто уже знаком с этим летательным аппаратом? - Лили кивнула на ближайшую модель метлы "Комета-290". - Может быть, кто-то уже не раз летал и даже пробовал играть в квиддич с кем-то из старших? - Профессор знала, что во многих волшебных семьях было принято детей сызмальства обучать полету на метле, поэтому хотела оценить масштаб катастрофы первичных навыков учеников.

Сэм Смейл: Солнце нещадно светило Сэми в глаза, презрительные взгляды учеников обоих факультетов начинали немного раздражать, а сосредоточиться на повествовании преподавателя ну никак не получалось. Девочка с интересом поглядывала на лица остальных студентов, стараясь при этом не привлекать внимания и избегать ответных взглядов. Большинство детей пыталось сосредоточиться на словах профессора или разглядывании мётел, но были и глупцы смельчаки, которым было интереснее обсуждать свои собственные проблемы. Прислушиваясь то к одной интереснейшей беседе, то к другой, Сэм все больше начинала скучать. Пришлось смириться с действительностью и, как и положено на уроке, прислушаться наконец к профессору. - Мисс Лекси и Анна Деверо. Думаю, вам стоит попросить друзей подарить вам на ближайшие праздники волшебный планировщик задач. Чтобы и по ночам высыпаться, и не бежать на уроки сломя голову. Слизеринка внимательно посмотрела на девочек, к которым и обращались. Те, как показалось Сэми, выслушивали подобные замечания не в первый раз, потому лишь хихикнули в ответ. "Планировщик задач... надо бы преобрести!" - тем временем заметила про себя девочка, очень стараясь не вспоминать про свое сочинение и злополучную Травологию. - Вернемся к нашим метлам! Есть среди вас те, кто уже знаком с этим летательным аппаратом? Может быть, кто-то уже не раз летал и даже пробовал играть в квиддич с кем-то из старших? Первокурсница покачала головой, покраснела и даже шаг назад сделала, с опасением косясь на метлу. Зато вот несколько других более смелых учеников подняли руки. Девочке оставалось только радоваться, что ее летать пока никто не заставляет, а потому она принялась ждать, пока кого-нибудь все же вызовут показать свои навыки.

Xavier Rothmans: Изначально Ксавье был настроен на то, что занятие должно было пройти вполне спокойно. Преподаватель не вызывал у него каких-либо опасений, а шепоток и взгляды других студентов уже не привлекали его внимание. До того, как мисс Портер начала свою речь, мальчик успел перекинуться парочкой слов с двумя одногруппниками и даже договориться с кем-то из них о том, чтобы вместе подготовить доклад для следующего урока зельеварения. Ксавье, безусловно, было намного приятней готовить домашние задания в одиночестве: и сосредоточиться проще, и знания лучше усваиваются. Однако какие бы барьеры между собой и обществом Ротманс не ставил, совершенным изгоем на факультете ему становиться не хотелось. Любой, даже самый замкнутый человек, нуждается в каком-никаком общении. Особенно тогда, когда этому человеку всего одиннадцать лет. Ксавье скрылся за спинами однокурсников и принялся слушать технику безопасности, временами вздыхая и закатывая глаза. "Кто додумается вынести бладжер с поля? Только полоумный... " Он тут же представил, как какой-нибудь студент с криком бегает по замку, пытаясь увернуться от удара волшебного мяча. Мальчик даже ухмыльнулся своим мыслям, но тут же вернул себе нейтральное выражение лица, когда заметил, что кто-то на него посмотрел. Благо, именно в этот момент внимание однокурсников переключилось на двух запыхавшихся девочек. - Мисс Лекси и Анна Деверо. Думаю, вам стоит попросить друзей подарить вам на ближайшие праздники волшебный планировщик задач. Чтобы и по ночам высыпаться, и не бежать на уроки сломя голову. Ксавье вскинул бровь, искоса посмотрев на двух нарушительниц дисциплины. Не то, чтобы он был приверженцем строгого следования правилам, однако его всю жизнь учили, что пунктуальность – это одна из черт по-настоящему культурного человека. Опоздание Ротманс ассоциировал с абсолютной безответственностью, а это казалось ему далеко не самой лучшей чертой характера. Ему было намного проще пораньше встать, неспешно собраться и прибыть на место вовремя, чем в последнюю минуту сорваться с места и предстать перед глазами других людей мокрым и запыхавшимся. Следующая фраза преподавателя отвлекла Ксавье от этих размышлений. - Вернемся к нашим метлам! Есть среди вас те, кто уже знаком с этим летательным аппаратом? Ксавье посмотрел на метлу изучающим взглядом, через мгновение вспомнив, что данную модель перестали выпускать еще два года назад. С одной стороны, эта метла набирала более менее приличную скорость только с попутным ветром – что было, безусловно, минусом. Но с другой – какой дурак позволит первокурснику брать уроки полетов на новеньких «Молнии» или «Нимбусе»? - Может быть, кто-то уже не раз летал и даже пробовал играть в квиддич с кем-то из старших? И вот тут Ксавье засомневался. Он действительно не раз летал, его учили несложным трюкам в воздухе, да и в квиддич ему парочку раз удалось сыграть. Только вот выглядеть зазнайкой на фоне других ему очень не хотелось. Мальчик хотел было остаться в тени и не подавать вида, однако заметил, что среди слизеринцев есть такие же ребята. Практически незаметно пожав плечами, он медленно поднял руку вверх, последовав примеру однокурсников.

Anna Devero: Слушать речи о технике безопасности Анна не любила, как и практически каждый среднестатистический ребёнок. Здравый смысл подсказывал, что эти знания полезны и важны, но шило в известном месте давило на кнопку сверхподвижности и стимулировало к активным действиям. Как раз поэтому сёстры чаще всего и попадали в передряги. От того, что слушать полезные советы не любили. Тем не менее, в данном случае от внимательности гриффиндорки зависело её (и не только) здоровье и даже жизнь, поэтому она старательно изображала интерес и старалась не упустить ни слова. В какой-то момент девочка потеряла нить и поймала себя разглядывании присутствующих. О том, что что-то пошло не так, она поняла по косому взгляду слизеринца, которого она в данный момент рассматривала. Гриффиндорка прислушалась. Мисс Лекси и Анна Деверо. Думаю, вам стоит попросить друзей подарить вам на ближайшие праздники волшебный планировщик задач. Чтобы и по ночам высыпаться, и не бежать на уроки сломя голову. Анна странно посмотрела на профессора Портер, потому как сёстры вроде бы вполне успели до начала занятия, совсем немного запыхавшись и хотела было возразить, что планировщик задач у них есть, и даже не один, но это ни капельки девочкам не помогает, потому что они либо теряются, либо сестры забывают записывать в них свои дела, а спать по ночам – не самое веселое занятие, но решила промолчать, чтоб не рисковать впасть в немилость окончательно. Извинившись перед преподавателем и хитро переглянувшись с сестрой, Анна подумала о том, что Лилиана, как выпускница Гриффиндора, прекрасно знает положение вещей и настроения на факультете, а потому скорее всего просто пытается контролировать дисциплину и соответствовать званию профессора, не имея целью каким-то образом задеть сестёр, потому обижаться на замечание не стала. Но галочку в сознании напротив «постараться не опаздывать на занятия по полётам» себе всё же поставила. Есть среди вас те, кто уже знаком с этим летательным аппаратом? Услышав эту фразу, Анна снова вспомнила о наверняка неудобном древке метлы и даже как-то поёжилась. Хоть она и выросла в волшебной семье, спортом никто из родни не страдал, потому и сама девочка, ровно как и её сестра, от летающих аппаратов были далеки, предпочитая для перемещения использовать более удобные методы. Поэтому Анна просто продолжила стоять, немного поковыривая носком туфли древко рядом лежащей метлы, на случай, если оно вдруг кусается.

Lexie Devero: Девочка стояла в строю и чувствовала себя уже более бодро. Она внимательно рассматривала игровое поле и топталась с ноги на ногу в ожидании возможности полетать. К слову, делать это она не умела, но очень надеялась, что всё получится и достаточно быстро. Лекси никогда не сомневалась, она всегда делала и уже потом, особо не унывая, с улыбкой воспринимала происходящее. Оторвавшись от своих мечтаний, девочка поняла, что половину техники безопасности она уже пропустила и пора бы уже начать слушать и вникать, чтобы потом не влетело. Лекси приложила немало усилий, слушая скучные правила. Ей было так интересно, что будет дальше, как все справятся с метлами и что произойдет интересного. «Ведь это же урок полетов, без приключений здесь точно не обойдется» - проскользнула в голове мысль и девочка тут же расплылась в улыбке, подумав о том, что кто-то может влететь в дерево или оказаться на крыше Гриффиндорской Башни. - Ну, кажется, все... Если есть вопросы, давайте разрешим их с самого начала, - подытожила профессор Портер и вопросительно посмотрела на первокурсников. Лекси никогда не составляло труда состроить ангельский вид, и она очень любила этим пользоваться. Данный навык очень пригодился девочке и на первом уроке полетов. Она очень надеялась, что профессор никак не сможет понять по её глазам, сколько информации она успела прослушать. Молниеносно забыв про скучные правила, девочка переключилась на разглядывание метлы. Оглянувшись на ребят, Лекси заметила, что все уставились на метлы и лица учеников отражают самые разнообразные отношения к ситуации. Кто-то смотрел перепуганными глазами, кто-то совсем равнодушными, а кто-то, например Лекси, смотрел на метлу с нескрываемым интересом. Казалось, что девочка будет в восторге, даже если упадет с метлы, ведь это тоже своеобразное приключение. - Мисс Лекси и Анна Деверо. Думаю, вам стоит попросить друзей подарить вам на ближайшие праздники волшебный планировщик задач. Чтобы и по ночам высыпаться, и не бежать на уроки сломя голову. Первокурсница услышала их с сестрой имена и озадаченно посмотрела на профессора. Девочка очень старалась, но так и не поняла, когда они успели опоздать на занятие, ведь она прекрасно помнила, что пришли они как раз вовремя. Лекси никогда не любила конфликты и в данный момент тоже решила промолчать. Услышав предложение завести волшебный планировщик задач, девочка хихикнула. «Если бы это было так эффективно, как думают некоторые. Это же нужно запомнить, что туда записать. И запомнить, что его вообще заполнять нужно. А ещё и запомнить, что ты уже сделал и вычеркнуть сделанные задания» - размышляла Лекс и пришла к выводу, что с ежедневником придется запоминать намного больше информации, чем без.

Hogwarts: Кэрроу, как и некоторые ученики, предпочел не вслушиваться, что там профессор Портер повествовала о технике безопасности. Настойчивое солнце мешало сосредоточиться, Амикус постепенно терял интерес к происходящему. Однако обращение Лилианы к сестрам-гриффиндокам заставило Пожирателя навострить уши. Кэрроу стал лихорадочно соображать, потому что ситуация ему не была ясна до конца. Что это было? Лилиана сделала замечание за что, что ученицы чуть не опоздали, тем самым предупреждая о возможных санкциях? Возможно, возможно. Имеет ли она что-то против этих учениц? Может быть, они уже успели себя плохо зарекомендовать? Или это всего лишь серьезное отношение к своему предмету?.. Сам Амикус считал Полеты на метле бесполезным предметом: кому нужен квиддич, когда с приходом Темного Лорда к власти могут открыться перспективы поинтереснее? Но у каждого свои причуды, это Пожиратель усвоил давно, бок о бок взрослея со своей сумасшедшей сестренкой. В очередной раз нахмурившись от того, что Лилиана не поворачивалась в его сторону, отчего Кэрроу не мог проследить за ее эмоциями, Пожиратель не терял надежду на то, что продолжение урока хотя бы немного прольет свет на личность преподавательницы. Хотя бы увидеть, улыбается ли она детям или строит грозную гримасу, ищет ли к чему придраться или старается разрядить обстановку? Амикус ждал, когда его сомнения будут разрешены. Очередность постов: Лилиана - Anna - Lexie - Ксавье - Сэм.

Лилиана Портер: Лилиана не сдержала улыбку, заметив, насколько разная реакция у ребят на ее вопрос. Часть первокурсников стали оглядываться по сторонам в ожидании более смелых товарищей, которые все-таки нашлись: несколько ребят подняли руки, казалось, что некоторые из них были даже очень не против продемонстрировать свои умения. Другие ученики опытом не обладали (или не захотели в этом признаваться), но с азартом переводили взгляд с преподавателя на метлы. По статистике именно из таких студентов получались если не отличные, то вполне сносные игроки. Однако некоторые ребята, похоже, настолько боялись взаимодействия с летательным аппаратом, что невольно пятились назад за спины более смелых и любопытных. Профессор Портер надеялась, что у нее получится помочь побороть страх последних, ведь в большинстве случаев этот страх надуман и вызван только неизвестностью. - Хорошо, - Лили прикинула, сколько нашлось умельцев, и подумала, что война на полеты никак не повлияла, родители все так же стремятся обучиться своих детей хотя бы первичным навыкам взаимодействия с метлой. Это Лилиана знала и по себе, занимаясь со своими детьми во время летних каникул. Ее младшие дети тоже еще до поступления в Хогвартсе умели держаться на метле и даже пробовали играть в квиддич со старшими сестрами. Стараясь не увязнуть в воспоминаниях, профессор Портер продолжила занятие. - Не волнуйтесь, по очереди вызывать никого не буду, это я спросила... для статистики, ну и для того, конечно, чтобы понять, за кем нужно пристальнее следить, чтобы не оказались раньше времени на крыше Хогвартса, - засмеялась Лилиана. - Так что учиться будем все дружно, начиная с азов, поэтому господам умельцам просьба набраться терпения. Лил посмотрела на ребят и продолжила: - Давайте сейчас встанем в полукруг, так будет гораздо удобнее! Перед каждым окажется метла, с которой он будет работать. Возможно, знатоки уже заметили, что модель у наших метел не новая, тем не менее, качество у них весьма неплохое, в самый раз для первых полетов. Ну же, смелее! - Лилиана помогала ребятам равномерно распределиться по полю, выманивая особо упрямых из факультетских колонн, стараясь как бы случайно перемешать детей, чтобы рядом с каждым был как минимум один ученик с другого факультета. Вот и гадай, чего хочет добиться преподаватель: поскорее разжечь конфликт или наоборот подстегнуть к общению и пересмотру приоритетов. Возможно, профессор Портер была слишком наивной, но считала, что если и существует возможность хоть где-то сгладить противоречия этой войны, так это среди детей, сознание которых еще достаточно гибко и которые еще достаточно восприимчивы к первым впечатлениям. Более того, Лилиана ясно видела, что некоторые дети прибыли из других стран и даже толком не разобрались, что здесь происходит, а, главное, почему, а еще видела, что многие ученики вовсе и не против приобрети друга с другого факультета, даже если речь идет о гриффиндорцах и слизеринцах. - Пока что с метлами ничего не делаем, только слушаем меня. И только, когда я дам команду, можно будет приступать к действиям. Сразу скажу: несмотря на то, что метла с виду не похожа на удобное средство передвижения, внешность ее обманчива. Не обещаю, что, взобравшись на метлу, вы ощутите себя словно в мягком кресле, но и сидящим на тоненькой деревяшке вы тоже себя не почувствуете, обещаю. - Лили была уверена, что часть опасений новичков точно заключалась именно в этом: как удержаться на этой неудобной штуке?! - Подробнее об устройстве метлы мы с вами поговорим на теоретических занятиях. Метла - это магический предмет, поэтому, как всякий магический предмет, она способна улавливать наши эмоции. Если мы трясемся от страха, то метла это почувствует и вряд ли вам подчинится, если же мы, напротив, слишком самоуверенны, метла непременно научит нас более здраво оценивать свои возможности. Здесь важно найти золотую середину. Я советую вам посмотреть на вашу метлу как на друга, на союзника, с которым вы готовы поделиться своими добрыми эмоциями в обмен на опыт и хорошее времяпрепровождение. Рассказывая о метлах, Лилиана старалась передать ученикам свой опыт в таком виде, чтобы он был максимально прост для понимания. За необходимыми сравнениями профессор Портер обращалась, как ни странно, к прошлому, потому что все еще помнила себя такой же первокурсницей и помнила, что именно ей помогло когда-то наладить контакт с метлой. - Сначала мы попробуем приманить к себе метлу. Волшебные палочки нам при этом не понадобятся. Нужно вытянуть руку горизонтально и произнести заклинание, обращаясь к метле: "Вверх!". Произносим заклинание достаточно быстро, но отчетливо, мысленно пытаемся как будто пригласить метлу, словно зовем друга на прогулку. Приступаем! Не волнуемся, все обязательно у всех получится! Не все ученики тут же приступили к заданию, однако после того, как несколько человек совершили свои первые попытки, следом за ними все первокурсники стали пробовать подружиться со своими Кометами. Для этого задания особого таланта не требовалось. Профессор Портер подходила к ученикам и советовала, что следует исправить в заклинании или в своих ощущениях, чтобы метла прислушалась к ним, и наконец, через несколько минут все первокурсники смогли призвать свои метлы. - Теперь кое-что посложнее. Переведите метлу на удобную вам высоту, опустив ее так, чтобы вы смогли взобраться на нее. Совсем необязательно запрыгивать, можете перекинуть одну ногу через древко метлы и подтянуться. Это несложно. Необязательно это делать быстро, главное - качественно. И не забывайте про свои ощущения. Не нужно бояться, здесь с вами ничего не случится, даже если вы ошибетесь. Как только вы оказались на метле, старайтесь балансировать на одной высоте, можете приподняться, направляя метлу вертикально и после выравнивая ее, как только достигните нужной высоты. Давайте договоримся: выше полутора метров подниматься сейчас не будем, даже если очень хочется. Не торопитесь с подъемом, сначала привыкнете к метле, прислушайтесь к своим ощущениям, убедитесь, что метла вас слушается и только после этого можно приподняться. Если что-то пойдет не так, зовите меня, не стесняйтесь! Итак, приступаем. Лилиана перебирала в уме, не упустила ли в своем рассказе что-то важное, и наблюдала за детьми. И вновь мало кто решался тут же выполнять упражнение, но постепенно любопытство и азарт побеждали даже у тех студентов, которые в начале занятия, казалось, желали оказаться как можно дальше о летательного аппарата. Тем временем случилось нечто, что Лили обычно диагностировала как "дурное предчувствие". В очередной раз укорив себя в том, что не стала развивать дар прорицания, профессор Портер постаралась не паниковать и лучше внимательнее следить за детьми. Но навязчивый интуитивный маячок так и твердил, что темные силы где-то по близости.

Anna Devero: Озираясь на сокурсников, загадочно поглядывающих на свои шайтан-веники, Анна, кажется, начинала потихоньку перенимать их энтузиазм. Метла перестала выглядеть агрессивно, а перспектива взлететь в воздух воодушевляла первокурсницу не хуже перспективы принятия пищи. Девочка с тленным видом подумала о еде, осознав, что позавтракать сёстры так и не успели. Живот предательски заурчал. Анна осторожно оглянулась, пытаясь по лицам понять, слышал ли кто-то из окружающих этот китовый вопль отчаяния из глубин её желудка. Убедившись, что всем явно не до этого, гриффиндорка вздохнула и принялась вникать в разумное, доброе и светлое, вещаемое профессором Портер. Что-то о моделях мётел и удобстве их для полётов… Девочка слабо понимала, о чём речь, поэтому концентрация внимания на происходящем требовала больше усилий, чем обычно. Тем временем, профессор дала ученикам команду, и ребята перешли к активным действиям, пытаясь переформироваться в полукруг. Происходящее чем-то напоминало движ в муравейнике, и Анна, дабы не отбиться от стаи, ухватилась за мантию сестры. И как раз вовремя: в этот момент к ним подоспела преподаватель и ненавязчиво скорректировала полукруг, подвинув девочек поближе к двум слизеринцам. В одном из них гиффиндорка узнала мальчика, который косился на неё, когда их с сестрой отчитывали за опоздание. Она встала рядом с ним и робко улыбнулась. Тот, кажется, на всё реагировал максимально безэмоционально, и Анна, на время потеряв интерес, посмотрела на девочку в зелёном галстуке с другой стороны от неё. Та выглядела как-то растерянно, и на метлу поглядывала с ещё большим ужасом, чем сама гриффиндорка. Девочке захотелось поддержать соседку по несчастью, но профессор Портер снова привлекла к себе внимание, объясняя ученикам алгоритм дальнейших действий. Анна внимательно выслушала инструктаж о принципах взаимодействия с метлой и немного подвисла. Доверия этот транспорт ей по-прежнему не внушал, но теперь, согласно полученным указаниям, его нужно было воспринимать как друга и союзника, ещё и добрыми эмоциями с ним делиться. «К такому жизнь меня не готовила», - подытожила гриффиндорка, поглядывая на шайтан-веник. Тот, казалось, глядел на неё в ответ. Анна вздрогнула. Следующим этапом преподаватель провозгласила контакт с метлой. Идея девочке не очень понравилась, но деваться было некуда. Анна не торопилась пробовать приманить к себе метлу, отчётливо осознавая, что та не послушается. Нужно было словить подходящее настроение, и девочка принялась внимательно разглядывать остальных. Перед тем, как встроиться в полукруг, гриффиндорка успела обратить внимание на нотки недовольства представителей обоих факультетов, которые оказались вынуждены становиться вперемешку. Ощущалось некоторое напряжение. В основном, конечно, от слизеринцев. Гриффиндорцы же несколько озадаченно косились на сокурсников в зелёных мантиях, когда ловили недружелюбные взгляды. Анна и сама не до конца понимала, чем вызвана межфакультетская вражда. Её родители учились в других школах, потому объяснить было особо некому, а сама она ещё не успела до конца разобраться в сложных красно-зелёных взаимоотношениях. Когда большинство учеников приступило к выполнению задания, общее настроение постепенно изменилось. Какой-то слизеринец помог подняться потерявшей равновесие гриффиндорке, когда та пыталась увернуться от слишком высоко поднявшейся над землёй метлы. Девочка в зелёной мантии от всей души поддерживала мальчика в красной, у которого никак не получалось уговорить свой деревянный транспорт оказаться в воздухе. В определённый момент ребята, кажется, перестали замечать цвета мантий стоящих рядом сокурсников и наконец-то вели себя как обычные, непредвзятые дети. Анна улыбнулась и перевела взгляд на свою Комету. Происходящее вокруг вдохновило её настолько, что она действительно почувствовала в метле товарища, который не подведёт. Девочка сделала небольшой шаг в сторону, чтобы не попасть под удар, если вдруг метла поднимется слишком высоко, затем протянула над ней руку и тихо произнесла: «Вверх». Комета немного зашевелилась, а затем медленно поднялась и мягко остановилась в ладошке у гриффиндорки. С торжествующим видом Анна перевела взгляд на преподавателя, ожидая дальнейших указаний. Получив их, девочка с ноткой недоверия посмотрела на метлу. В этот раз задача предстала более серьёзная: нужно было взобраться на Комету и, по возможности, даже немного взлететь. Летать гриффиндорка не боялась. Ей это даже нравилось. Отец периодически устраивал им с сестрой что-то вроде экскурсий, которые они прозвали «Небесными путешествиями». Каждый раз приключения были разными: от обычного лежания на траве с разглядыванием облаков просто так или звёзд в телескоп, до полётов на каких-то неведомых отцовских сооружениях вроде дельтапланов аккурат под самым небом. Но сейчас всё требовалось сделать самостоятельно. Судорожно вздохнув, Анна с серьёзным видом взобралась на метлу и ощутила, что сидеть на ней и впрямь довольно удобно. Девочка закрыла глаза, легонько оттолкнулась ногами от земли, потянув древко на себя и практически сразу выровняв обратно. Затем осторожно открыла сначала правый глаз, а затем левый и обнаружила, что действительно находится в воздухе. Но прочувствовать торжественность момента Анна не успела. То ли от голода, то ли от волнения девочка внезапно ощутила слабость и покачнулась. Голова закружилась, перед глазами потемнело, и, потеряв равновесие окончательно, гриффиндорка шумно шлёпнулась, неизящно растянувшись на зелёной травке. В этот же момент где-то рядом послышался взрыв, и Анна отчаянно понадеялась, что это случилось не в её черепной коробке. Состроив гримасу боли и потирая ушибленное бедро, девочка села, приняв максимально перпендикулярное земле положение. Наваждение перед глазами постепенно рассеялось, и взору гриффиндорки предстала крайне занимательная картина. Напротив, будто её отражение, сидел тот самый флегматичный слизеринец, но в этот раз – слегка обугленный. Анна озадаченно его разглядывала, пока присутствующие суетились вокруг них обоих. Внезапно её поразила страшная догадка… Девочка вспомнила, что после покупки спортивных мантий они с сестрой прямо в них, не снимая, отправились бродить по Косому Переулку, ожидая заболтавшихся со знакомыми родителей. В какой-то момент они забрели в магазин вредилок и на радостях нагребли себе полные карманы. Разумеется, девочки быстро нашли им применение в дальнейшем. Но кое-что, видимо, затаилось в карманах в ожидании лучших времён… Которые настали вотпрямщас. Анна виновато глядела на мальчика в зелёной мантии, всем своим видом выражая сожаление. Она попыталась встать, чтобы подойти поближе к пострадавшему и извиниться, но нога неприятно заныла и гриффиндорка снова шлёпнулась на пятую точку. Решив раскаяться в другой раз и в более подходящей обстановке, Анна осталась сидеть на траве, беспомощно озираясь по сторонам, в надежде, что кто-нибудь поможет ей добраться до больничного крыла. И, судя по всему, не только ей.

Lexie Devero: Лекси внимательно разглядывала профессора и изредка поглядывала на других ребят. Сейчас всё её внимание занимала метла и небо. Девочка хотела поскорее взобраться на данный летательный аппарат и подняться в воздух, и поэтому принялась внимательно слушать все дальнейшие инструкции. Куда взлететь она собиралась, если разрешено только подняться на полтора метра, - не ясно. Но, в любом случае, даже эти полтора метра доставят маленькой гриффиндорке такое удовольствие, что с головой хватит как минимум до следующего занятия. Казалось, даже падение с метлы не принесло бы сейчас девочке негативных эмоций. Внезапно, громкое урчание отвлекло Лекси от активного впитывания новой информации. Обернувшись, девочка заметила сестру, которая немного растеряно оглядывалась по сторонам, одной рукой поглаживая животик. Гриффиндорка хихикнула, глядя на Анну, и развернулась обратно лицом к преподавателю. - Давайте сейчас встанем в полукруг, так будет гораздо удобнее! Перед каждым окажется метла, с которой он будет работать, - сказала профессор Портер. Девочка ощутила, что кто-то сзади крепко схватил её мантию и сразу узнала хватку своей сестры. Не оборачиваясь, она отошла немного назад, пытаясь скорректировать полукруг вместе с остальными ребятами. В этот же самый момент подошла профессор, отцепила сестру и подвинула их немного ближе к остальным ученикам, слегка починив поломанную детворой фигуру строя. Лекси стояла с довольной улыбкой, предвкушая полет на метле и радостно топчась на месте. Рядом она заметила девочку, которая с опаской поглядывала на свой летательный аппарат, а с другой стороны от сестёр находился мальчик, который стоял с абсолютно нейтральным выражением лица. Хотела бы она понять, о чем думает он думает, но возможным это пока не представлялось. Может быть, он так старательно скрывает свой страх или же, наоборот, желание полетать, а, может, ему действительно нисколько не интересно. - Всё будет хорошо, - сказала она растерянной слизеринке и своей сестре, широко улыбнувшись и вернулась к восприятию новой информации. Профессор рассказывала что-то о том, что нужно проникнуться дружескими чувствами к своей метле и относится к ней, как к товарищу. На секунду нахмурившись, девочка всеми силами постаралась проникнуться хоть какими-нибудь чувствами к метле, слабо понимая, как именно это должно происходить и что Лекси при этом должна ощущать. Далее последовали указания о переходе к активным действиям, чего девочка ждала, наверное, больше, чем завтрак. Лекси подошла к своей метле поближе и, не став ждать остальных ребят, перешла к делу: - Вверх! – скомандовала гриффиндорка, подняв руку над метлой. Метла смирно лежала на траве точно так же, как и пять минут назад, даже не пошевельнувшись. Девочка нахмурилась и решила, что недостаточно прониклась к метле дружескими чувствами, потому попыталась сделать это ещё раз. Немного успокоившись после первой неудачи, Лекси снова подняла руку и мягко скомандовала. «Комета» начала подниматься в воздух и остановилась прямо в ладошке у девочки. Счастью младшей Деверо не было предела. Опустив метлу немного ниже, она быстро на неё вскарабкалась, ни разу не пошатнувшись. Радостная гриффиндорка легонько оттолкнулась от земли, крепко ухватившись за свой летательный аппарат и, оглянувшись, поняла, что действительно немного приподнялась над землей. Лекси не смогла сдержаться и захотела пролететь пару метров вперед, стараясь заглушить в себе желание подняться повыше. Отрабатывать потом наказание ей не очень хотелось, ведь на сегодня у них с сестрой были совсем другие планы. Внезапно размышления девочки прервал грохот за спиной. Гриффиндорка аккуратно развернулась на метле, чуть не упав, и увидела свою сестру, сидящую на траве, напротив слегка почерневшего мальчика в теперь уже грязно-зелёной мантии. Опустившись на землю, Лекси оставила метлу и побежала к сестре. Мальчик оказался тем самым равнодушным слизеринцем, который в полукруге стоял как раз около сестёр. Рядом с ним валялись кусочки очень знакомой вещицы из магазина волшебных вредилок. Лекси сразу догадалась, что это выпало из карманов сестрицы, и на всякий случай решила перепроверить свои. Карманы оказались пустыми и девочка вспомнила, как вчера убрала оставшиеся вредилки в прикроватную тумбочку. Гриффиндорка рассмеялась, глядя на развернувшееся зрелище и принялась помогать сестре встать, аккуратно её придерживая и помогая опереться на своё плечо.

Xavier Rothmans: - Не волнуйтесь, по очереди вызывать никого не буду, это я спросила... для статистики, ну и для того, конечно, чтобы понять, за кем нужно пристальнее следить, чтобы не оказались раньше времени на крыше Хогвартса Ксавье еле слышно вздохнул, почувствовав облегчение, так как перспектива одиночного полета перед глазами однокурсников его не радовала. Нет, он никогда не был стеснительным, но всегда боялся ошибиться. И какой-нибудь косяк при выполнении простейших элементов на метле хорошенько бы отразился на его репутации, которая в начале года только-только начала складываться. Однако отработка основ так же казалась ему безумно скучной. Ксавье, безусловно, понимал, что преподавателю необходимо сделать так, чтобы каждый из студентов, независимо от уровня владения дисциплиной, был задействован в учебном процессе, и для этого женщине пришлось начать с самых простейших вещей, однако Ксавье и другие студенты, которые уже умели летать, чувствовали накатывающую сонливость. - Вверх! – древко метлы взлетело и попало прямо в ладонь слизеринца. Ничего удивительного и сверхсложного – волшебница, работающая в доме Ротманс гувернанткой, заставляла мальчика отрабатывать это действие до тех пор, пока его выполнение не стало идеальным. Ксавье со скукой во взгляде наблюдал за другими студентами. Несколько человек приманили метлу так же быстро, как и он, а кто-то уже с минуту не мог сдвинуть ее с места. - Теперь кое-что посложнее, - Ксавье посмотрел на преподавателя взглядом, будто бы кричащим «Ну наконец-то!». Однако выслушав задание, он тяжело вздохнул и закатил глаза. «Такими темпами мы начнем летать только курсе на третьем». Взглянув на студентов, пытающихся совладать с метлой, он спокойно перекинул ногу через древко метлы и, выровняв ее, взлетел на метр. С другого конца импровизированного полукруга до него донесся радостный крик гриффиндорца, которому, как и Ксавье, с первого раза удался этот несложный элемент. Слизеринец закатил глаза, предположив, что теперь паренек будет гордиться этим до конца своих дней. Его размышления прервались резким неестественным толчком, созданным взрывом, из-за которого Ксавье потерял равновесие и рухнул на землю. - Мерлиновы подштанники..., - пробубнил он себе под нос, ощутив, как боль, изначально возникшая в области копчика, начинает распространяться по правой ноге. Он открыл глаза и увидел, что все люди, находящиеся на поле, смотрели на него. Не без болезненной гримасы на лице он приподнялся и заметил гриффиндорку, валяющуюся на траве рядом с ним. К ней тут же подбежала другая девочка, которую вся эта ситуация, по всей видимости, хорошо развеселила. - Очень смешно - он кинул на девочку испепеляющий взгляд, сделав попытку подняться на ноги, но тут же рухнув обратно на землю… И тут его взгляд наткнулся на обломки вредилки из почти одноименного магазина. - Мозгов как у докси, - он хмуро посмотрел на гриффиндорку, сидящую на земле с виноватым видом.

Сэм Смейл: Посмотреть на навыки какого-нибудь из однокурсников Сэм так и не удалось, профессор Портер не стала просить их об этом, тем временем занятие продолжалось. Всех учеников начали выстраивать в полукруг, и девочка очень быстро оказалась в общем строю. Разумеется, любопытсво пересилило, и Сэми начала разглядывать детей вокруг. Рядом с самой Сэм оказался один из слизеринцев, которого, как вспомнила первокурсница, звали Ксавье, и две гриффиндорки, видимо, те самые мисс Деверо, которым уже успели сделать замечание. Случайно это было или нет, но слизеринцы и гриффиндорцы вдруг все перемешались и встали рядом. Смейл отметила про себя, что если не обращать внимания на галстуки и значки, дети то не сильно друг от друга и отличались, эта мысль даже заставила девочку улыбнуться и слегка расслабиться. - Всё будет хорошо. - услышала слизеринка от одной из сестер. Лекси это была или Анна, девочка пока не знала, да и к кому именно обращались ей тоже было не понятно. Подумав, что скорее всего к другой Деверо, Сэм лишь пожала плечами. Преподаватель тем временем продолжал. - Пока что с метлами ничего не делаем, только слушаем меня. И только, когда я дам команду, можно будет приступать к действиям. Сразу скажу: несмотря на то, что метла с виду не похожа на удобное средство передвижения, внешность ее обманчива. Не обещаю, что, взобравшись на метлу, вы ощутите себя словно в мягком кресле, но и сидящим на тоненькой деревяшке вы тоже себя не почувствуете, обещаю. Первокурсница к действия приступать и не собиралась, да и вряд ли что-то вышло бы хоть с командами, хоть без. Зато вот слова об удобстве при полете на метле ее очень заинтересовали. "Не мягкое кресло, но и не деревяшка - мысленно повторила она, покосившись на свой летательный аппарат - интересно, а если уснуть на метле, будет ли сон комфортным? Если да, то я вполне согласна забраться на эту штуку." Сэм еще раз окинула взглядом свою Комету и усмехнулась, в комфортные условия при полете ей все же верилось с трудом. - Сначала мы попробуем приманить к себе метлу. Волшебные палочки нам при этом не понадобятся. Нужно вытянуть руку горизонтально и произнести заклинание, обращаясь к метле: "Вверх!". Произносим заклинание достаточно быстро, но отчетливо, мысленно пытаемся как будто пригласить метлу, словно зовем друга на прогулку. Приступаем! Не волнуемся, все обязательно у всех получится! - Ну нет, вы серьезно? - не выдержав, вслух произнесла Сэм. "Представить метлу своим другом? Вот этого я еще не делала!" - слизеринка радраженно посмотрела на бедную Комету и вздохнула. Теплых дружеских чувств к какому-то венику, пускай и летающему не было и в помине. Но выбора не оставалось, и первокурсница, изо всех сил представляя, что ее друг - это метла, протянула руку. Вверх! - но Комета не двинулась с места. И так раз десять подряд. Девочка уже совсем разочаровалась в себе и своем деревянном друге и вообще в своей дружелюбности сомневаться начала, когда метла наконец дернулась и медленно влетела в протянутую руку. "Ну наконец, я уж думала, что даже с метлой общий язык не найду. А ты ничего, вроде хорошая. Упрямая правда, но мы это исправим." мысленно обращалась Сэми к своей Комете, стараясь не расстраиваться. К тому времени задание выполнили уже все ученики. - Теперь кое-что посложнее. Переведите метлу на удобную вам высоту, опустив ее так, чтобы вы смогли взобраться на нее. Смейл вновь вздохнула, поглядела на своего единственного пока друга в виде метлы и смирилась с тем, что падений сегодня не избежать. Но для начала Сэм решила посмотреть, как справляются другие. Внимание ее привлекла незнакомая темноволосая девочка, которая уже взобралась на метлу, взлетела и вполне уверенно держалась, поглядывая на всех с гордым выражением лица. Слизеринка воспряла духом, перекинула ногу через метлу, но оторваться от земли так и не успела. Совсем рядом с девочкой что-то громко прогохотало, упало, а затем послышались удивленные возгласы детей. Сэм вскочила с метлы и повернулась в сторону шума. На земле лежали два тела. Судя по мантиям, одно принадлежао Гриффиндору, а другое Слизерину. Спустя пару секунд легкого шока Смейл узнала одну из сестер-гриффиндорок и почему-то почерневшего Ксавье. Деверо с очень раскаянным видом смотрела на слизеринца, бурчащего себе под нос явно не самые лучшие слова, а потому Сэми сделала вывод, что именно сестры тут что-то устроили, но разобраться она не успела, пострадавших быстро окружили остальные первокурсники. И так уж получилось, что слизеринка стояла рядом, а значит тоже оказалась в центре событий. Взглянув на подоспевшую Деверо, которая пыталась поднять сестру, девочка подошла к Ксавье и протянула руку. - Как ты? Встать можешь? - тихо спросила она, надеясь, что он не будет против помощи, пускай даже Сэм и не была особо полезна в данной ситуации.

Hogwarts: Кэрроу успел заскучать и уже собирался было незаметно скрыться и перенести наблюдения на следующий раз, когда урок Полетов будет у старшекурсников, однако за считанные секунды произошло несколько событий: взрыв, крики и, кажется, кто-то сорвался с метлы. Амикус вышел из тени и поспешил к месту происшествия, весь его вид выражал торжество. Однако сейчас Кэрроу понимал, что лучше взять на себя роль блюстителя порядка, это будет выгодно. Твердым нагом направляясь к профессору Портер и ее ученикам, Пожиратель успел скорчить гневную гримасу. - Что здесь, черт возьми, происходит?! - Так как все в этот момент были озадачены случившимся и окружили ребят, которым требовалась помощь, то не заметили приближение Пожирателя. Ученики вздрогнули, а некоторые попятились подальше на свои места. - Что это? Акцио! - Кэрроу поднял с земли остатки вредилки и, сморщившись от отвращения, осмотрел ее. - Чье это?! - взревел заместитель директора и перевел взгляд на распластавшихся на земле Анну и Ксавье. Присмотревшись к окраске студентов, Амикус мог сделать безошибочный вывод, что пострадавшим был Ксавье, а виновником - гриффиндорка, к тому же, по субъективному мнению Кэрроу, чистокровный слизеринец просто не мог заниматься подобными глупостями. Просверлив взглядом мисс Деверо, Амикус рявкнул на девочку: - Разве вам неизвестно, что товары из этого жуткого магазина запрещено приносить на территорию школы? Чем вы слушали, когда профессор Снейп говорил о правилах поведения в замке?! Так. - Кэрроу перевел дыхание, затем продолжил. - Что еще у тебя осталось? И кто еще у нас не усвоил правила школы? Выворачивайте карманы. Ты, ты и... ты. - Пожиратель последовательно показал на Анну, Лекси и Сэм, которая оказалась не в том месте, не в то время. - Давно считал, что полеты на метле - развлечение для бездельников, а сегодня в этом окончательно убедился! Кому нужен этот квиддич? - хмыкнул Кэрроу. - Одни неприятности. Да еще и целое раздолье для хулиганов! Кого мы вырастим из этих детей? - Пожиратель стукнул себя по лбу, обращаясь в общем-то в никуда, после повернулся к Лилиане. - Ну, а вы что, мисс Портер, поощряете этот балаган? - Амикус прищурился. - Во что вы превратили урок! Какой вы после этого преподаватель, если на ваши занятия приходят только повзрывать какие-то игрушки? - Кэрроу покрутил в руках обманку. - Вы будете наказаны, - спокойным голосом проговорил Пожиратель, ткнув пальцем в сестер Деверо. - И этот урок вы запомните надолго. Если родители вас ничему не научили, то школа научит, будьте уверены! - Глаза Амикуса горели азартом кажется, он уже знал, какое наказание предстоит гриффиндоркам, а, может быть, и не только им. Очередность постов: Лилиана - Anna - Lexie - Ксавье - Сэм.

Лилиана Портер: Несмотря на нехорошее предчувствие, Лилиана видела, что план ее удался. Дети были воодушевлены предстоящими полетами и постепенно перестали обращать внимание на то, какого цвета мантия у соседа. Некоторые первокурсники были весьма успешны и с первого раза выполняли задания преподавателя. Возможно, им и было скучновато, но Лили считала, что сначала нужно, чтобы абсолютно все постигли азы Полетов, чтобы можно было варьировать задания для учеников. И к тому же, профессор Портер знала, как любят дети приукрашивать действительность, поэтому в способностях студентов нужно было убедиться на простых заданиях. Лилиана не могла скрыть улыбку, наблюдая за восторгом тех ребят, которым в первый раз удалось покорить метлу. Сама Лил помогала ученикам, которые не сразу преуспевали во взаимодействии с метлой и в целом, урок, можно сказать, проходил довольно неплохо. Однако всеобщую идиллию разрушило последующее происшествие: одна из сестер Деверо потеряла равновесие и упала с метлы, но на этом все не закончилось. Лилиана уже поспешила к гриффиндорке, как раздался взрыв и часть ребят скрылась за темно-серым облаком. Когда дым рассеялся, перед преподавателем предстала невероятная картина: почерневший и явно недовольный слизеринец, печальная гриффиндорка с черным пятном на щеке, и оба на земле и, очевидно, получили травмы. Профессор Портер попросила ребят, которые тут же окружили пострадавших, разойтись, чтобы проверить, насколько сильны были увечья от падания и взрыва. Бросив взгляд на причину взрыва, Лили тут же догадалась, откуда появилась эта бомбочка, принесшая столько неприятностей, но профессор решила, что с этим разберется позже, а сначала дети. Только Лилиана начала осматривать Анну и Ксавье, за спиной Лили воздвигся Кэрроу, тут же выразивший свое негодование. - Что здесь, черт возьми, происходит?! Что это? Акцио! Чье это?! Лили сейчас безумно жалела, что по-быстрому не трансфигурировала вредилку в какой-нибудь цветок, но кто же знал, что Амикус за ними следит? "С завтрашнего дня займусь прорицанием! Ведь было предчувствие, было! И про окклюменцию я не зря вспомнила..." - мелькнула упадническая мысль, как будто если Лил станет великим прорицателем, количество Кэрроу в школе уменьшится. Преподаватель Полетов лихорадочно размышляла, как сгладить ситуацию и спасти первокурсников от неминуемых пыток Кэрроу. Пока Пожиратель пылал от гнева и продолжал свою тираду, Лилиана использовала это время, чтобы осмотреть ребят. Профессор заключила, что переломов не было, но ушибы были значительны, к тому же не исключено, что у Ксавье был разрыв связок голеностопного сустава. Хотя и не будучи колдомедиком, профессор Портер отлично понимала, что ребят нужно поскорее доставить в больничное крыло, но пока Кэрроу здесь, это представлялось проблематичным. Лилиана решила дать Пожирателю высказаться, чтобы тот, успокоившись, отправился наконец-то в замок. Однако, поругав студентов и сами Полеты на метле, Амикус перешел и на Лили: - Ну, а вы что, мисс Портер, поощряете этот балаган? Во что вы превратили урок! Какой вы после этого преподаватель, если на ваши занятия приходят только повзрывать какие-то игрушки? Лилиана уже готовила более-менее вразумительный ответ, объясняющий все произошедшее, как Кэрроу перешел к своей самой любимой части, к наказанию. Причем наказать он решил обеих сестер, сразу решив, что Ксавье не имеет отношение к досадному инциденту. Впрочем, женщина понимала, почему Пожиратель так быстро прочитал ситуацию: то, что слизеринец сам подстроил подобное, и Лилиане представлялось маловероятным, а от хулиганистой первокурсницы Гриффиндора можно было ожидать, что в ее карманах могли залежаться какие-нибудь вредилки. Однако профессор также была уверена, что и Анна не планировала испортить свой первый урок по Полетам. Решив промолчать на обвинения в свой счет, Лилиана воспользовалась этим временем, чтобы выработать тактику: Кэрроу скоро исчерпает свой словарный запас и нужно переходить в наступление, нельзя, чтобы первокурсники были подвергнуты наказанию. Лили приподнялась и повернулась к Пожирателю, пока Амикус не решил, что разговор закончен или пока он не озвучил какое-нибудь страшное наказание. - Если наше многоуважаемое Министерство решит, что Полеты на метле - не самый нужный предмет для юных волшебников, мы, естественно, подчинимся его решению. Наблюдая на реакцией Кэрроу, Лилиана сделала вывод, что можно продолжить: - Разумеется, мисс Деверо заслужила наказание, а для ее сестры наказание тоже было бы полезным опытом, чтобы впредь им не приходило в голову приносить на занятия, в том чисто по Полетам, сомнительные игрушки. И остальным будет неповадно. - Губы Лил скривились в улыбке, совсем как у Амикуса несколько минут назад. - Раз данный инцидент произошел именно на моем занятии, то я бы очень хотела заняться наказанием первокурсниц лично, если вы позволите. - Лицо девушки выражало неподдельный азарт, что казалось невероятным. - Мы бы отлично проводили утро каждой субботы в этом семестре. Не скажу, что я получу большое удовольствие, - профессор бросила мимолетный презрительный взгляд в сторону девочек, - однако дисциплина и ценности нашего волшебного сообщества превыше всего! Завершив свою небольшую речь, Лил посмотрела Кэрроу прямо в глаза, стараясь напустить на себя вид крайне беспристрастный.

Anna Devero: Анна ухватилась за сестру, и, хромая на левую ногу и сопровождая это дело страдальческим выражением лица, приняла вертикальное положение. Гриффиндорка озадаченно косилась на Лекси, искренне недоумевая, отчего ей так весело. Самой девочке ситуация смешной не казалась. Как минимум из-за боли, периодически простреливающей ей бедро. Появление Кэрроу веселья не прибавило. Наслушаться об этом персонаже из сказок братьев Гримм первокурсница тоже успела достаточно, и перспектива быть им наказанной вдохновляла мало. Анна растерянно посмотрела на профессора Портер. Разнервничавшись окончательно, она потянула сестру за рукав и дала ей понять, что хочет сесть. Снова оказавшись на траве, Анна слушала Амикуса, отчаянно борясь с желанием возразить. Ей не терпелось пояснить, что игрушки оказались в кармане мантии случайно и она совсем не хотела никого взрывать, тем более, человека, который совершенно ничего ей не сделал: ни плохого, ни хорошего. Анна даже имени его не знала. Но благоразумие в кои-то веки оказалось сильнее Деверо, и девочке только и оставалось беспомощно вздыхать и взывать к небу в надежде, что господина Кэрроу унесёт не слишком далеко. Когда мистер Пожиратель добрался до разговора о наказаниях, Анна боязливо ссутулилась. Казалось, будто она пытается стать меньше, тем самым избежав гнева Кэрроу, который её просто не заметит. Но преуспеть в этом ей не удалось. Пожиратель агрессивно накинулся на обеих Деверо и почему-то неудачно оказавшуюся рядом слизеринку и заставил вывернуть карманы. Девочки послушно выполнили приказ, но это Кэрроу уже не волновало – его унесло окончательно и бесповоротно. Сначала он принялся ругать квиддич на чём свет стоит, затем переключился на профессора Портер. Выглядело жутко. Анна никак не могла отмахаться от ощущения, что у Амикуса вот-вот образуется пена у рта. Но пока он брызгал только слюной. В какой-то момент Кэрроу развернулся обратно к сёстрам и с максимально грозным видом сообщил им о наказаниях. Анна судорожно вздохнула. Из-за того, что самыми большими передрягами, в которые они с Лекси успели попасть за всего неделю пребывания в Хогвартсе, были опоздания на занятия, девочка не смогла до конца осознать всю опасность, которую сулили слова пожирателя. Выглядел он по-прежнему нелепо. По-настоящему страшно стало тогда, когда заговорила профессор Портер. В самом начале занятия она показалась Анне просто экстраочаровательной, несмотря на сделанное им с сестрицей замечание. Женщина искренне старалась помочь своим студентам и выглядела очень доброжелательно. Но то, что она говорила сейчас, никак не вязалось с образом, которого она придерживалась ранее. Девочка непонимающе вглядывалась в лицо преподавательницы, пытаясь понять, насколько она серьёзна. К собственному ужасу гриффиндорка осознала, что миссис Портер ни капельки не шутит и действительно собирается заняться их наказанием, и вид её не обещал им с сестрой абсолютно ничего хорошего. Анна вдруг озарило, что всё это время она была довольно спокойной просто потому, что чувствовала незримую поддержку от солнечной Лилианы. Но после её слов чувство куда-то улетучилось. Осталась только зияющая пустота и ужас, накативший при мысли о том, что будет дальше. По щекам гриффиндорки покатились слёзы, но она быстро вытерла их рукавом мантии и постаралась совладать с лицом, чтобы не навлечь на себя и на сестру ещё больше бед. Внутри смешались страх и обида за преданное доверие. Анна опустила глаза, смиренно ожидая вердикта от Кэрроу, ибо, если верить словам миссис Портер, едва ли наказание от Пожирателя окажется страшнее.

Lexie Devero: Лекси старательно пыхтела, помогая сестре подняться и удержаться на ногах. Внезапно, рядом с ними материализовался Амикус Кэрроу с очень гневным выражением лица. Весь его вид не сулил ничего хорошего, поэтому девочки притихли. В Школе гриффиндорка успела уже достаточно наслушаться «веселых» историй о Кэрроу и его методах воспитания, поэтому заметно напряглась и разглядывала по очереди их с профессором Портер, пытаясь отметить для себя её реакцию. Лицо Лилианы Портер не помогало первокурснице понять происходящее и что с ними будет дальше, поэтому она быстро помогла обеспокоенной сестре приземлиться обратно на траву, не добавляя себе новых травм, и села рядом с ней. Внимательно вслушиваясь в гневную тираду мистера Кэрроу, Лекси даже не заметила, как крепко сжала руку сестры. Девочка постоянно порывалась что-то крикнуть в ответ, защитить свою сестру, но просто не успевала это сделать, так быстро и нервно вещал Пожиратель. После этого последовало исследование содержимого карманов сестёр и молчаливой слизеринки, которая просто стояла рядом и сама не ожидала такого развития событий. Выворачивая свой пустой карман, который девочка заранее проверила на наличие вредилок, Лекси мысленно молила Аннушку, чтобы её карманы тоже оказались пусты. - Ну, а вы что, мисс Портер, поощряете этот балаган? Во что вы превратили урок! Какой вы после этого преподаватель, если на ваши занятия приходят только повзрывать какие-то игрушки? – Кэрроу внезапно переключился на профессора, а Лекси пыталась понять, что будет дальше и какое наказание им назначат. Не зная, что делать, девочка просто сидела и ковыряла ботинком траву, время от времени неосознанно сжимая ладонь Анны. Она уже поняла, что сейчас лучше промолчать, чем нарваться на ещё большие неприятности, и всеми силами сдерживала в себе чувство справедливости. Девочка внимательно смотрела на Кэрроу и представляла, как он сейчас взорвется от такой нервозности и гневных тирад, что не давало ей загрустить. Даже, когда он объявил о предстоящем наказании, Лекси лишь немного вздрогнула, вспоминая рассказы ребят в Башне, и, решив отогнать эти мысли подальше, взорвала его в своем представлении ещё раз. После окончания вещания мистера Кэрроу заговорила профессор Портер. Прежде очень очаровательная и жизнерадостная преподаватель в данный момент излучала максимум суровости, что не укладывалось в голове первокурсницы. Лекси казалось, что профессора по Полетам на метле заменила какая-то другая женщина из рядов пожирателей и теперь предлагала наказать их лично. Теперь гриффиндорка уже не могла понять, что происходит вокруг и просто ждала, что будет дальше.

Xavier Rothmans: - Как ты? Встать можешь? –Ксавье обратил внимание на слизеринку и посмотрел на протянутую руку. «Принимать помощь от девчонки? – Пфф, ну уж нет». И дело было вовсе не в том, что мальчик был жертвой гендерных стереотипов – он просто не хотел придавать ситуации еще большей драматичности. С этим гриффиндорки и без него справлялись. - Спасибо, я как-нибудь сам, - Ротмансу хотелось выглядеть уверенно, однако его очередная попытка встать самостоятельно обернулась болезненным крахом спиной на землю, быстро поставив слизеринца на место. - Хотя нет, похоже мне тут даже ты не поможешь, - он сморщился и посмотрел на однокурсницу, и именно в этот момент откуда-то из кустов выскочил разъяренный Кэрроу. Не смотря на статус своей крови, при виде этого человека мальчик внутренне сжался, понимая, на что способен Амикус. -Что здесь, черт возьми, происходит?! – «Да ничего, профессор, мы тут просто позагорать легли» В тот момент, когда Кэрроу перешел на рев, Ротмансу стало ну вот вообще не смешно. Да, Пожиратель Смерти обладал во истину мощным диапазоном голоса, который бил по ушам похлеще неумелой игры на скрипке. - Выворачивайте карманы. Ты, ты и... ты, - Ксавье удивленно приподнял бровь, однако тут же вернул себе нейтральное выражение лица. У Амикуса не появилось и тени сомнений в причастности Ксавье к этой ситуации? Нет, Ротманс совершенно не был против этого – даже наоборот, был безумно этому рад. Но это был первый, по-настоящему реальный случай, когда он смог убедиться, что статус крови и фамилия многое решают. До Ксавье дошло, что стоит ему лишь тихонечко пожаловаться на то, какие страдания ему принес этот взрыв, и девчонка с гриффиндора на долгое время переселится в Больничное Крыло. Да, Ксавье никогда не был «хорошим» мальчиком с обостренным чувством эмпатии по отношению к другим людям, однако и «крысой» он становиться никогда не желал. Поэтому вместо того, чтобы сказать преподавателю о том, что от боли он мысленно перебрал уже все когда либо существовавшие ругательства, Ротманс сжал зубы и молчал. Он видел, как издевались над другими студентами, и считал, что девочка этого не заслуживала. Ксавье, все так же валяющийся на траве, наблюдал за развитием событий. Ему даже стало интересно, как профессору Портер удастся выйти из сложившейся ситуации, однако ответ женщины ввел в ступор даже его. - Раз данный инцидент произошел именно на моем занятии, то я бы очень хотела заняться наказанием первокурсниц лично, если вы позволите, - выражение лица преподавателя не на шутку удивило его. Уж кто-кто, а мисс Портер ну никак не была похожа на человека, который испытывает удовольствие от наказаний учеников. Тем более тех, которые активно практикуют Кэрроу. - Прошу прощения, профессор, - Ксавье осторожно посмотрел на Амикуса, - Можно я отправлюсь в больничное крыло? Мне не очень хорошо, - он не стал акцентировать внимание на том, что это «не очень хорошо» больше походило на «Мерлин, убей меня прямо сейчас же». Не смотря на то, что вмешиваться в беседу преподавателей было крайне нежелательно, мальчик взвесил все «за» и «против» и понадеялся, что его реплика не разозлит Пожирателя Смерти еще больше.

Сэм Смейл: - Спасибо, я как-нибудь сам. - Сэм сделала шаг назад и одернула руку. "Ну да, а чего ты еще ждала от ученика слизерина?" - с сожалением подумала девочка, наблюдая за тем, как Ксавье пытается подняться на ноги. - Хотя нет, похоже мне тут даже ты не поможешь, - Сэм слегка нахмурилась, понимая, что без посещения больничного крыла слизеринцу явно не обойтись, и начала оглядываться в поисках профессора Портер. Только слизеринка увидела спешащего на помощь преподавателя, как непонятно откуда на поле появился всеми любимый профессор Кэрроу. Единственное, чего могла желать в этот момент Смейл, это слиться с окружавшей пострадавших толпой ребят и избежать какого-либо внимания к своей персоне. Теперь, перед лицом разъяренного Амикуса Сэми могла только мысленно обвинять во всем гриффиндорок, устроивших этот взрыв. - Выворачивайте карманы. Ты, ты и... ты, - девочка сжалась под взглядом преподавателя ЗОТИ, выполняя приказания и косясь в сторону сестер. Надо сказать, в их виновности превокурсница совершенно не сомневалась. Она уже достаточно слышала от однокурсников о том, что гриффиндорцы несут одни неприятности и сейчас, к своему сожалению, в этом убедилась. "Неужели львам так нравится попадать в истории? Тащить в школу запрещенные вредилки, да еще и использовать их прямо на уроке. Самый глупый способ испортить отношения с профессорами в самом начале своего обучения." Далее следовала тирада Кэрроу о том, что квиддич - предмет абсолютно бесполезный и ненужный. Прилетело пару слов, конечно, и преподавателю полетов, тогда Сэм даже удивилась спокойствию Лилианы. - Раз данный инцидент произошел именно на моем занятии, то я бы очень хотела заняться наказанием первокурсниц лично, если вы позволите. Мы бы отлично проводили утро каждой субботы в этом семестре. - Смейл подняла взгляд на профессора и вздрогнула. "Вот оно. Даже доброму и улыбчивому на первый взгляд преподавателю нельзя доверять." - хмурилась девочка. К счастью, о самой Сэм пока не сказали не слова, а значит наказание ей не назначалось. Но все же слизеринка ждала завершения конфликта, чтобы убедиться в своей безопасности и увести таки пострадавших в больничное крыло. Об этом, наверное, подумал и Ксавье. - Прошу прощения, профессор, можно я отправлюсь в больничное крыло? Мне не очень хорошо. - девочка даже несколько обеспокоенно взглянула на слизеринца, ведь судя по всему он тоже оказался участником данной истории совершенно случайно. А сочувствие и понимание еще никто не отменял. "Еще..." - мысленно заметила девочка.

Hogwarts: Заместитель директора уже перебирал в голове какие-нибудь страшные и унизительные наказания для первокурсниц, раздумывая, стоит ли ими заняться самому или отдать на попечение этому сквибу Филчу. Кэрроу только собирался подвести итог, как в игру вступила Лилиана. "Надо же, а я думал, что она так и будет молчать", - усмехнулся про себя Амикус. То, что говорила профессор Портер, заставило Пожирателя крепко задуматься. Кэрроу осознал только одно: за этот урок он так и не выполнил свою миссию, поскольку до сих пор не понимал, чью сторону занимала Лилиана. С одной стороны, сомнительная биография, с другой - говорит так убедительно и воодушевленно, что сам Пожиратель волей-неволей кивал, когда преподаватель Полетов рассуждала о Министерстве. То, что произошло дальше, поразило Кэрроу еще больше: профессор Портер пожелала самостоятельно разобраться с провинившейся ученицей и ее сестрой. Доводы ее были убедительны и, Амикус, разобравшись с кашей в голове, наконец, сообразил, что ответить: - Если вы так серьезно настроены служить во благо волшебному сообществу, мисс Портер, я... не буду этому препятствовать. Действительно, этот ужасный инцидент произошел на вашем уроке и, если вы не потакаете этому отвратительному хулиганству, будет логично, если наказанием займетесь вы. Итак, - Кэроу хлопну в ладоши, - разбирайтесь со своим провинившимися, не буду мешать. Что касается Полетов вообще, - Амикус бросил оценивающий взгляд на Лилиану, - будем надеяться, что вам удастся доказать, что для современного волшебника этот навык будет полезен. Кэрроу подумал, что сейчас молодой профессор напомнила ему его сестру Алекто во времена студенчества, когда та с радостью брала на себя обязанности проучить грязнокровок и прочих бесполезных людишек и их защитников. Пожирателя настолько поглотили размышления о возможностях Лилианы, которая могла бы стать их сторонницей, что он забыл о находившихся рядом студентах. К реальности Пожирателя вернул пострадавший слизеринец, неожиданно подавший голос: - Прошу прощения, профессор. Можно я отправлюсь в больничное крыло? Мне не очень хорошо. Амикус посмотрел на Ксавье так, будто впервые его видел. - Больничное крыло? - Переспросил Кэрроу, находясь мысленно еще не здесь. - Ах да, вы у нас пострадавший. Конечно, мистер Ротманс, немедленно отправляйтесь в больничное крыло, не медлите с этим. Я полагаю, профессор Портер с радостью о вас позаботится. Что же, до новых встреч! - подытожил Пожиратель и, неприятно улыбнувшись напоследок сестрам Деверо, Кэрроу отправился в сторону замка, не особо волнуясь о том, как дети будут добираться до больничного крыла.

Лилиана Портер: Завершив свою речь, Лилиана старалась как можно дольше не выходить из образа, демонстрируя всем своим видом, как для нее важны новые ценности волшебного сообщества и насколько ей безразлична судьба тех, кто хочет на них покуситься. Профессор Портер смотрела Амикусу прямо в глаза, будучи готовой к тому, что он может применить Легилименцию. Лили была уверена в том, что она достаточно сконцентрирована и Кэрроу узнает только то, что ему положено знать, по ее мнению. Тем не менее, покушений на свой разум Лилиана не заметила. Преподаватель Полетов осознавала, какой ужас ее слова могли вызвать у детей, однако, чем правдоподобнее будет их реакция, тем больше шансов, что Кэрроу покорится соблазну и разрешит именно ей заняться наказанием Анны и Лекси Деверо. - Если вы так серьезно настроены служить во благо волшебному сообществу, мисс Портер, я... не буду этому препятствовать. Действительно, этот ужасный инцидент произошел на вашем уроке и, если вы не потакаете этому отвратительному хулиганству, будет логично, если наказанием займетесь вы. Итак, разбирайтесь со своим провинившимися, не буду мешать. Сработало! Полдела сделано, что уже немаловажно. С одной стороны, это прекрасно, что Амикус поверил искренности намерений Лилианы, которая теперь наверняка сможет брать ответственность за наказания провинившихся, по крайней мере, в инцидентах, происходящих на ее глазах. И это было несомненным плюсом. Но, с другой стороны, Лили тем самым может постепенно ввязаться в такое, из чего выпутаться впоследствии будет крайне проблематично. Учитывая ответственность за свою семью, быть на крючке у Кэрроу совсем нежелательно. Тем не менее, приняв решение о том, что стоит ввести Пожирателя в заблуждение, профессор Портер руководствовалась тем, что проблемы нужно решать по мере их поступления, а сейчас важнее всего было спасти незадачливую гриффииндорку и всех, кому параллельно могло достаться от Пожирателя. Оценив попытки Анны и Ксавье подняться на ноги, Лилиана обеспокоенно подумала, что все может быть серьезнее. Амикус наконец-то покинул место происшествия, не проявив ни малейшего интереса к состоянию пострадавших ребят. Он бы про них и вовсе не вспомнил, если бы не попытка слизеринца обратить на себя внимание. После ухода Кэрроу Лили старалась действовать как можно быстрее. Преподаватель Полетов и откликнувшиеся на просьбу Лилианы ученики совместными усилиями доставили мисс Деверо и мистера Ротманса к мадам Помфри. Среди помощников оказалась Сэм, которая невольно тоже ощутила на себе гнев Кэрроу, и, конечно, Лекси, которая не могла оставить сестру в такой ситуации. Оставшимся ученикам профессор Портер велела оставаться на поле и ждать мадам Трюк, которой она по дороге отправила Патронуса со срочным сообщением. - Если узнаю, что кто-то баловался с метлой в отсутствии преподавателя, то ближайшие семь лет будете смотреть квиддич только с трибун! - пообещала первокурсникам Лил перед тем, как уйти с ребятами в больничное крыло. В больничной палате, пока мадам Помфри занималась Ксавье, Лилиана улучила момент, чтобы сказать кое-что сестрам Деверо: - Как только Анна придет в норму, добро пожаловать ко мне на отработки в ближайшую субботу! В 10 часов. - Несмотря на то, что напоминала профессор отнюдь не о приятном, что-то вновь в ней переменилось. От презрения во взгляде не осталось и следа и вообще вид у Лилианы был крайне торжественный и заговорческий. Получив от мадам Помфри подробный отчет о состоянии и травмах ребят, которые, слава Мерлину, она могла вылечить за несколько дней, Лили поняла, что все обошлось и ей больше нечего делать в больничном крыле. Вот только... Наклонившись так, чтобы ее могли слышать только девочки Деверо, Лили прошептала: - Кстати. Захватите что-нибудь к чаю! - Мисс Деверо, мистер Ротманс, скорейшего выздоровления вам! И добро пожаловать через неделю на занятия! - Лилиана попрощалась с учениками и, улыбнувшись уголками губ, профессор Портер вышла из палаты. Ролевая завершена.



полная версия страницы