Форум » Окрестности Хогвартса » Холмы близ Хогвартса » Ответить

Холмы близ Хогвартса

Hogwarts: Невысокие холмы близ Хогвартса. Забраться на них можно только на метле. По слухам, здесь живёт молодой гиппогриф. [off]не забываем улетать отсюда, если больше не хотите ничего здесь писать.[/off]

Ответов - 51, стр: 1 2 All

Jaklin Krin: Жак ухватилась за теплую руку профессора и направилась вслед за ним, когда тетя воспротивилась и сказала, что им там не пройти пешком. Остановившись вслед за ним, пуффендуйка теперь стояла между профессором и крестной, поминутно крутя головой, изредка переглядываясь с Кайли и пытаясь понять, что же дальше будет. Кажется тетя Лиза была убеждена, что им надо лететь, потому что спустя минуту в ее руках оказались две метлы, и озорно переглянувшись с сестрой, Жак радостно захлопала в ладоши, предвкушая, что прогулка будет не просто прогулкой, а с приключениями. -Тетя Лиза, а мы что, правда полетим? Вот прям по настоящему? - глаза девочки вспыхнули огнем азарта и она вновь радостно переглянулась с Калипсо, которая не меньше ее была рада такому повороту событий. - по одному не летим, Кайли со мной, Жаклин с профессором, так что готовимся к перелету, шляпы держать, за взрослых держаться, сумки не терять, - тоном не терпящим возражений сказала тетя и Жак активно закивала, убеждая крестную, что все будет так как она сказала, лишь бы только сесть на метлу и полететь. - Профессор Дэвидсон, скажите, что мы тоже полетим. - она умоляюще посмотрела на него, ведь тетя уже оседлала метлу и Кайли вот-вот сядет, а Жак и самой не терпелось оказаться в небе, - пожаааалуста, - она задрала головку и сжав ручки в кулачки прижала их к груди, - ну скажите что мы тоже полетим.

Фиби Рейнольдс: Говорят, что встречать рассвет – одно из самых романтичных занятий. Ну, еще и закат, которому рассвет по своей романтичности не уступает. Правда, довольно трудно проникнуться романтичной атмосферой обстановки, если ты сонный, залипший и отказывающийся принимать окружающий мир адекватно. Впрочем, повизжав некоторое время в душе под обжигающе-ледяными струями воды, Фиби решила, что достаточно взбодрилась, для того, чтобы не засыпать и продержаться всю ночь, до рассвета. Летними ночами в Англии часто довольно прохладно, поэтому слизеринка решила сделать выбор в пользу удобных маггловских джинсов, практичной и немаркой одежде. Что еще необходимо? Фиби схватила походный рюкзак, и, применив Расширяющие чары, увеличила его. Забросила плед, сменную обувь – мало ли, вдруг в лужу вступит, контейнер с бутербродами и спрей от комаров, а то, к своему глубочайшему сожалению и стыду, обладала очаровательной аллергией на укусы насекомых, а в особенности, комаров. «Так, кажется, я готова», - подумала Фиби, оглянувшись по своей комнате. Решив, что все необходимое уже взяла, слизеринка тихонько выскользнула в коридор. В подземельях было тихо, приличные люди уже либо спали, либо спокойно наслаждались летними каникулами у себя дома. Но нет! Это не для Фиби! Она была как раз из тех людей, которые легких путей не ищут. Создавая проблемы и героически их решая потом. Слизеринка пробралась к выходу с закинутым на плечо рюкзаком, присвечивая себе волшебной палочкой. Стрелки наручных часов медленно ползли к цифре двенадцать, а значит, надо было торопиться. В коридорак Хогвартса Фиби решила не светить, а то ее вылазку могли заметить преподаватели, и тогда ночное рандеву на бульваре роз для слизеринки могло закончится плачевно. Но надворе лето, относительная свобода, поэтому, можно было делать все, что взбредет в голову. Фиби даже сделала предварительную рассылку, приглашая народ присоединиться к ее вылазке. Слизеринка любила поднять ил со дна, так сказать, убедить людей, что им надо та или иная авантюра. Посмотрим, сколько народу будет еще. Стажерка облегченно выдохнула, когда выбралась на улицу и устремилась к изумрудным холмам около Хогвартса. Прохладный воздух обволакивал девушку, заползая под тонкую футболку и спортивную кофту, но Фиби не сказала бы, что продрогла. «Надеюсь, Мириам будет, она собиралась», - подумала слизеринка, шагая, по укрытой мохом земле в неприглядных темно-зеленых мокасинах. Местом встречи было назначено подножье самого высокого холма, на который потом еще предстояло взобраться, чтобы оттуда лицезреть поднимающееся над горизонтом солнце. Утверждали, что забраться на них можно только на метле. Но если это не отвесная стена, а пологий подъем, то ничего страшного, и ножками доберемся. По крайней мере, для этого у слизеринки и будущих участников импровизированного флеш-моба будет часа четыре. Часы показывали без четверти двенадцадцать. Людей у холма и какой-то оживленности пока не наблюдалось. Собственно, Фиби и не ожидала пока, это ведь она кашу эту заварила. Стажерка подошла к подножию, присветила палочкой, чтобы не свалиться в какие-нибудь заросли, и наткнулась на поваленное бревно. Смахнув мелкий мусор, слизеринка уселась на почему-то теплую поверхность дерева, решив разместиться пока здесь в ожидании друзей. Фиби некстати вспомнила слухи о том, что на холмах живет молодой гиппогриф. Слизеринка хмыкнула: ночь обещала быть веселой.

Милисента О`Лири: Одной прекрасной июльской ночью не спалось одной рыжеволосой когтевранке. Нет, не нужно ей советовать обратиться к мисс Уолман за снотворным зельем, все становится на свои места, когда мы узнаем, что когтевранка, которой не спится - это мисс Милисента Маргарет О`Лири, а несколько дней назад ее приятельница Фиби предложила всем желающим встретить рассвет. Не трудно догадаться, что мисс О`Лири была в числе тех, кто нашел эту идею классной, поэтому подготовка к вылазке началась в тот же день - один шуш ведает, когда Фиби поставит их перед фактом, что "рассвет мы идем встречать сегодня. Заранее предупредить? Ну я и предупредила заранее - еще два часа есть!". В общем-то, все так и получилось - наша гиперактивная мисс Рейнольдс сообщила о времени сбора на вылазку за три часа до начала оной, так что Милли, обрадованной собственной предусмотрительностью, оставалось только проверить наличие всех вещей в небольшой сумочке через плечо, расшитой подвесками и расширенной заклятием невидимого расширения, недавно изученным на Трансфигурации. Значит: недельный запас бутербродов, недельный запас хулиганоняни, недельный запас горячего зеленого чая с мятой, плед и теплую кофту на случай, если кто-то замерзнет. Она даже одежду заранее приготовила: удобные маггловские джинсы, ярко-голубые кроссовки, оранжевая майка с каким-то мультяшным персонажем и зеленая фланелевая рубашка в клетку. Когда будильник прозвенел в двадцать минут двенадцатого, Милли, решившая заблаговременно выдрыхнуться, довольно-таки бодрая, соскочила с удобной кроватки в своей комнате. Приняв ледяной душ (чтобы уж наверняка на заснуть), когтевранка по-быстрому натянула вещи, взяла сумочку и собралась выходить из комнаты. Потом, немного подумав, взяла мантию-невидимку (нет-нет, не Дар смерти, а самую обыкновенную мантию-невидимку, которых не на кнат ведро, но все-таки они встречаются) на случай, если вдруг Филч или кто-то из профессоров будет патрулировать коридоры и вышла из комнаты. По коротеньким потайным коридорам Милисента довольно-таки быстро покинула замок и вышла во двор. Освежающий полуночный воздух ударил в лицо, убрав последние остатки сна. Отойдя немного от замка и убедившись, что ни Филч, ни профессора ее уже не заметят, Милли остановилась чтобы полюбоваться окрестностями. А полюбоваться там было чем: на безлунном чернильном небе не было ни облачка, что давало возможность заметить даже самые тусклые звездочки на небосклоне. "О, вот Сатурн, а это Лев, вот Регул, самая яркая звезда созвездия. И Большой Пес виден" - так Милли могла стоять очень долго - активное участие дедушки-астронома в воспитании девочки дало свои плоды. Усилием воли оторвавшись от созерцания неба, а то существовала опасность, что она и до холмов не дойдет, когтевранка продолжила свой путь. "Сириус, вон еще и Сириус!". Нет, Милли не смотрит на небо, вам показалось. Вот она практически и дошла до подножья холма. Даа, высота его впечатляла, но он отнюдь не выглядел неприступной крепостью. Интересно, а где Фиби? Посветив палочкой, в нескольких десятках метрах от себя когтевранка увидела силуэт девушки, сидящей на бревне и бодрым шагом направилась к ней, будучи в полной уверенности, что это Фиби. Наверное, если бы у нее было высшее мракоборческое образование, Милисента не была бы столь беспечной и проверила бы окрестности на предмет притаившихся нечисти, нежити и самого Томми Реддла, но поскольку наша героиня была всего лишь двенадцатилетней девочкой, в ее симпатичную кудрявую головку такие мысли не пришли и, подойдя ближе, она, действительно, узнала свою приятельницу и будущую коллегу. - Привет, Фиби! Давно пришла? - поздоровалась когтевранка со слизеринкой. А интересно, Фиби, как будущий мракоборец приняла меры предосторожности?

Miriam Norman: Слишком рано для встречи рассвета, слишком поздно для обычной прогулки в окрестностях школы. Стрелка на часах неохотно ползла вверх, напоминая, что полночь близится... «...а Германна все нет», - проскользнул в голове отрывок из Пиковой дамы. Почему Норман предала мягкую постель и решила отправиться в ночь? Все просто. Во-первых, захватывающее приключение. Да, может показаться, что в этом нет ничего особенного. Но гриффиндорка считала это настоящим приключением, о котором она будет еще своим внукам рассказывать. А те своим и так далее... О, эта история будет жить в веках! Однажды ее запишут на пергаменте и свиток этот будут с трепетом передать из поколения в поколение, бережно храня память о той ночи! «Ну, Норман, это уже слишком», - заметил внутренний голос. «Это еще с какой стороны посмотреть. Может, я всегда об этом мечтала?» Так вот. Продолжим. Разумеется, это была не единственная причина, по которой Мириам решила не спать всю ночь. Не было секретом, что гриффиндорка испытывала теплые чувства по отношению к тем самым холмам, на которых и суждено было ей провести сегодняшнюю ночь. И наконец она сможет побывать там! Потрясающая перспектива, не так ли? Именно так. «О, восхитительнейшие! Манящие в неизвестность! Сегодня наконец мы будем вместе!» «Да-да, будете. Кажется, ты не закончила мысль...» И нужно было это исправить. Итак, третьей причиной было просто желание провести время в кругу новых и старых знакомых, а также целой половины Рейман! Оно того, конечно, стоило, верно? Только ради этой очаровательной особы можно было пожертвовать всем, чем угодно. Даже сном. Но нужно было скорее собираться. Брать с собой много каких бы то ни было вещей Мириам не планировала, а потому налила горячий имбирный чай в термос, и, прижав его к себе поближе, а затем завернувшись в плед, решила, что всего этого будет более, чем достаточно. И именно так рулет-Норман двинулся в сторону холмов. Двинулся медленно, но уверенно. Да, это Гриффиндор, это добрый декан, так или иначе, не карающий с особой жестокостью за такие... милые шалости. Но ради приличия надо вести себя тихо. К тому же, не знаешь наверняка, есть ли кто посторонний в башне или нет. Терять за все это баллы девушке не хотелось, а потому она приложила все усилия, чтобы превратиться в рулет-ниндзя. Быстрый, бесшумный, аккуратный, не спотыкающийся и не падающий, не роняющий ближайшие вещи. Когда угодно, но только не сегодня! И, кто бы могу подумать? - у Мириам это получилось! Она не упала, спускаясь по лестнице вниз к выходу, не задела портреты, вазы, трофеи и прочий хлам, пылящийся в коридорах родного Дома. Это, определенно, ее день. Ночь. Да, ее ночь. Интересно, получится ли с таким же успехом добраться к выходу из замка? Столько портретов... Не знаешь, все ли спят в этот относительно ранний час. Но кто не рискует, тот не пьет имбирный чай на рассвете вне Хогвартса! Режим рулета-ниндзя был вновь включен. Осматриваясь, выверяя каждый шаг, гриффиндорка двигалась к своей цели. Иногда уже казалось, что она никогда не выйдет из этого нескончаемого лабиринта коридоров! Или, когда выйдет, на улице будет ярко светить солнце. Но пока не было ни намека на приближающийся день. А это значит, что все идет по плану. И вскоре наконец был преодолен этот нелегкий отрезок пути. Госпожа Ночь встретила Мириам легким дуновением прохладного ветерка и ослепительной россыпью звезд в бездне над ее головой. Ночь, в которой хотелось раствориться. Чьей власти хотелось подчиниться. И навсегда остаться в ней. Мысли же эти скрасили долгий путь Норман к холмам, у подножия которых была назначена встреча желающим померзнуть несколько часов ради одного единственного часа, если не меньше, лицезрения прекрасного явления, которое, надо заметить, происходит каждый день. И там уже стояли мисс О'Лири, юное воплощение коварства истинного мафиози, и... ОНА. Прекраснейшая из прекраснейших. Та, ради которой она, Мириам, здесь. В чьи объятия и упала гриффиндорка. Да, не выходя из состояния рулета.

Bor Klori: Холмы слегка шелестели листьями самых старых из своих деревьев, радуясь свету звёзд - свету вечности. Растущий серп луны освещал часть холма голубоватым серебряным светом. Небо было чистое и ясное, усыпанное звёздами, как будто корзинка-луна опрокинулась на бок и просыпала их. Орион снова преследовал зайца, вооружившись луком, впереди него бежали два пса. Лебедь всё так же летел по небу, расправив крылья, а медведица бродила в поисках своего медвежонка, который забрался на самый верх и теперь смотрел на всех, сияя своим хвостом. Гномы говорят, что звёзды излучают холодный, далёкий свет, эльфы считают, что это свет памяти, свет вечности. Каждую ночь звёзды предстают перед нами одной и той же большой картиной, однако мы не перестаём любоваться их красотой, удивляться их мудрости, находить неизвестные картины в давно знакомых сюжетах. Смотря на звёзды, мы можем погрузиться в просторы нашей Вселенной, откинуть завесу привычных представлений, понять, насколько человек мал и насколько одновременно невероятно огромна и невероятно мала Планета, Система, Галактика, Вселенная... Гриффиндорец стоял у дерева. рядом с ним лежала его спортивная метла и тоненькая эльфийская верёвка. На трёх длинных тонких ножках перед третьекурсником стоял старенький телескоп, в окуляре которого отражался красноватый свет Юпитера. Гриффиндорец часто прилетал на это место ночью, когда звёзды были особенно светлыми, как сегодня. Мальчик стоял, и смотрел на рассекавшую небо на две половинки галактику, и представлял себе, какая же она на самом деле. "Пир звёздного света" - вспомнилось ему вдруг. Деревья всё так же шелестели, но ветер задул как-то неспокойно, как будто кто-то ещё был в эту ночь на этом высоком зелёном холме.

Bor Klori: Ветер. В эту звёздную ночь он был лучшим ориентиром в пространстве. Воздух для квиддичнста и драконобольца - порой, единственное, что помогает ориентироваться. Настоящий квиддичист может почувствовать малейшие колебания, вызванные летящим бладжером или взмахнувшим крыльями дракона. И на этот раз, на высоком холме, в темноте ночи, при свете звёзд именно воздух, именно ветер являлся связующим звеном между волшебником и окружающим миром. Если волшебник умеет слушать воздух, чувствовать, то он может услышать и почувствовать гораздо больше, чем лёгкий шелест листьев на вековых деревьях. Бор всегда доверял ветру, и в этот раз ветер известил мальчика о там, что он уже не один на этом холме. Не долго думая, Бор достал из кармана мантии прозрачную тонкую ткань - мантию-невидимку собственного изобретения, созданную в секретных гриффиндорских лабораториях. Благодаря магии Воздуха, она была абсолютно прозрачна и невесома, магия огня горных драконов, которой они так радушно поделились, защищала ткань от любых внешних воздействий, она защищала мантию от любых видов магии и не могла быть обнаружена ни одним из средств. Лунная магия Воды делала ткань мягкой и серебристой, она обладала способностями исцеления и лунного спокойствия, слегка светилась голубоватым лунным цветом. Гриффиндорец доставал эту вещь только в исключительно крайних случаях, никто не знал, что он находится здесь. Мальчик спрятал метлу и телескоп в карманы мантии (спасибо урокам Трансфигурации и заклинанию незримого расширения), накинул невесомую серебристую ткань и исчез. Остался ли он стоять на этом месте, ушёл ли к другому дереву, другому холму или вернулся в замок - определить теперь было практически невозможно - воздушная магия мантии делала свою работу - воздух не мог выдать её обладателя, а следы были настолько лёгкими, что сразу исчезали, трава выпрямлялась, не давая никаких шансов определить местонахождение гриффиндорца.

Доминика Шанталь: Из родных подземелий Доминика выдвинулась уже после полуночи. Слизеринка помнила о затее Фиби встретить рассвет и внезапно решила эту идею поддержать. Собственно, до рассвета была еще масса времени, а потому девушка справедливо рассудила, что точно не опаздывает.. Несмотря на прохладные английские летние ночи, Ника не смогла заставить себя одеться тепло. Всего лишь удобно. Легкие джинсы, футболка с рукавом три четверти, кроссовки.. В небольшой рюкзак слизеринка закинула несколько яблок, уложила тоненький плед и термос с чаем.. Бесшумно выскользнув из своей комнаты, девушка двинулась к хогвартским холмам, где, предположительно, должна была ждать Фиби и.. ну, и кто там еще подтянется.. Когда Ника оказалась на месте (ну, почти), она ощутила чье-то присутствие. Врожденная интуиция девушку никогда не подводила, и слизеринка была абсолютно уверена, что мимо нее кто-то прошел.. Но определить куда именно, возможным не представлялось. Ходить легко и бесшумно она и сама прекрасно умела. Подняв палочку повыше, Доминика посветила по сторонам.. Ночь была, несомненно, волшебной. Свежий воздух, наполненный лунным светом, окутал, заставил глубоко вдохнуть и зябко повести плечами (возможно, одеться теплее все же стоило).. Оказавшись у подножия холма, Ника услышала приглушенные голоса, а через несколько секунд увидела Фиби, Милисенту и Мириам.. Ступая все также абсолютно бесшумно, слизеринка незаметно приблизилась к девчонкам и негромко поздоровалась: - Доброй ночи..

Эйш Николеску: Когда ты просыпаешься в холодном поту посреди ночи - это еще пол беды. Когда ты просыпаешься в холодном поту посреди ночи в кресле у камина и с книгой в руках - это еще не самое ужасное. Но когда ты просыпаешься в холодном поту посреди ночи в кресле у камина с книгой в руках и, случайно бросив взгляд на часы, понимаешь, что опаздываешь куда - то, вот тут и начинается настоящий кошмар. А именно такой пробуждение и получилось у юной когтевранку. Решив сократить время до заветного часа, она и не заметила, как уснула. Эйш выбралась из замка уже далеко за полночь. Ей казалось, что замок играет с ней, подсовывая неправильный ходы, создавая еще больше лестниц или запреты комнат, хотя... кто знает, может так оно и было. Выбравшись наконец на улицу, когтевранка поежилась и поняла, что футболка - совсем не лучшая одежда для ночи в Англии. Она то и забыла, как отличается здешняя ночь от ее родной мягкой и тёплой летней ночи. Но подниматься обратно за кофтой ни желания, ни времени у третьекурсницы не было. Поэтому, взяв по - удобнее корзину с фруктами, какой - то выпечкой и термосом с кофе, девочка заспешила к месту встречи. «И почему у меня всегда все так получается?» - тихо бранила себя Эйш, пробираясь к месту, где должны были собраться все остальные. От сверхмерной гордости и немалой наглости не осталось и следа. Так, броня свою невезучесть и многие другие не лучшие свои стороны, когтевранку все таки добралась до холмов. Холодный ветерок всколыхнул как всегда непричесанные темные волосы девочки и заставил ее вздрогнуть. Неподалёку раздавались чуть приглушенные голоса. Здравом рассудив, что никто иной ночью не заберется сюда, Эйши вздохнула, перехватила ручку корзиной поудобнее и направилась к месту, откуда голоса раздавались. Заметив на холме четыре фигуры, когтевранка собралась с мыслями, попыталась спрятать виноватое выражение лица, и двинулась к ним. - Кхм, доброй ночи, - Эйш дошла до девушек и поставила корзину рядом с собой, - прошу извинить за... небольшую задержку. Румынка виновато улыбнулась.

Эмили Рэдфилд: Эмили стремительно летела прямиком к холмам на своей новой "Молнии", которую ей недавно подарил один очень щедрый и, судя по всему, очень богатый человек. Метла была просто прекрасна - невероятно высокая скорость и чувствительность, гладкая полированная рукоять... Ветер дул в лицо и вот-вот сдует гриффиндорку с транспорта, но слишком крепко держаться той не приходилось - метла словно сама притягивала сидящего на ней человека и не позволяла ему упасть. Староста была не одна - к её поясу был крепко привязан чёрный файр. Ему определённо нравилась скорость и высота - малыш восторженно поднимал вверх лапки и пищал. А следом за Эмили летела ещё одна гриффиндорка - Лилиана Портер. И тоже со своим файром. От такой высоты и скорости просто захватывало дух. А эти виды... высокие зелёные холмы не могли не восхищать. Не смотря на то, что приближается второй осенний месяц, трава здесь всё ещё не собирается желтеть. Ходят слухи, что здесь обитает молодой гиппогриф. "Здорово было бы его увидеть!" - подумала про себя гриффиндорка, представляя встречу с существом. Интересно, какой он? Конечно же, Эмили знала, как выглядит это существо, всё-таки она изучает предмет Изучение Магических Существ. Но ведь дикий гиппогриф - это совсем другое."А вот если бы здесь жил ещё и дракон, то было бы просто замечательно" Целью девушек был самый высокий холм, лететь до него минут 10. Но время совсем не имеет значения.

Лилиана Портер: Лилиана наконец-то решила проблемы со своими эпическими неудачами, эксперименты в замке закончились и даже дорой сердцу Нимбус одумался и вернулся к хозяйке. Жизнь профессора Портер сразу вошла в привычное русло. Привычное... Ну, как сказать - приключения для Лили за много лет, проведенных в Хогвартсе, были вполне привычным явлением. Лили бродила по окрестностям Школы, а на ее плече мирно сидел ее питомец - файр по имени Ирис. Как и ее хозяйка, Ирис была не против исследовать новые территории. Файр с любопытством осматривалась, но еще большее любопытство у Ирис вызывваала метла, которую Лилиана захватила с собой. Новая местность, метла, полеты - прогулка должна быть многообещающей. Профессор Портер догоняла Эмили, которая уже парила в воздухе вместе со своим подопечным файром. "Он еще такой маленький, не боится ли?" - размышляла Лил, прыгая на метлу и проверяя, крепко ли держится Ирис. Но, похоже, файру только этого и не хватало для счастья - оказаться в воздухе. Лилиана поднялась в воздух и устремилась вслед за старостой. Ориентиром были, несомненно, огненные волосы Эмили. Лили еще раз отметила, что смена прически пошла гриффиндорке на пользу: теперь она выглядела еще более патриотично и... ярко. Вскоре Лили получила ответ на свой вопрос: файр Эмили нисколько не боялся, а только наслаждался полетом. "Надо будет обязательно зафиксировать эти наблюдения. Не так часто файров берут с собой полетать по окрестностям Хогвартса. А им это так нравится, оказывается!" Ирис крепко обнимала Лилиану за шею, а Лили периодически ощущала небольшие клубы дыма за ухом. Лили еще ни разу не пожалела, что когда-то нашла в Хогсмиде зяйца этих очаровательных существ.

Эмили Рэдфилд: Две гриффиндорки быстро добирались до заветного холма - вот уже виднеется его зелёная верхушка. Красивые здесь места... Эмили не понимала, почему не побывала здесь за целый год своего обучения в Хогвартсе. И всё-таки выдался такой день. А ведь вокруг Школы так много красивых и интересных мест! Кажется, что исследовать их все просто невозможно. Но почему бы не попробовать? Тем более всегда найдётся товарищ - в Хогвартсе много людей, любящих приключения. Сделав круг вокруг холма, староста плавно приземлилась на его верхушку. Склон здесь, на вершине, не слишком крутой, поэтому сидеть-стоять на нём можно. Эмили слезла с метлы и скинула с плеч рюкзак, положила их в траву, проверив, не скатятся ли они, и отвязала Алдуина. Тот очень расстроился такому скорому приземлению, в воздухе ему нравилось больше. Файр забрался на плечо хозяйки - малыш заметно потяжелел и подрос, а на голове у него начали появляться милые маленькие рожки. Девушка встала на самый высокий край холма и принялась высматривать в небе Лилиану. С плохим зрением ей это плохо удавалось, но всё же она различила в светло-голубом небе профессора в красной мантии, приближавшуюся к ней. Как только Рэдфилд оказалась на земле ветер сразу пропал, словно его и не было вовсе. Разумеется, ей это только казалось после такого сквозняка во время полёта. Но ветер тут всё же был, небольшой, но был. Он развивал красно-золотые волосы и белоснежную мантию гриффиндорки. Отсюда открывался просто завораживающий вид - могучие зелёные холмы, высокое голубое небо, пушистые объёмные облака. Эмили подумала, что надо было взять с собой Дженнивер. Соколу бы понравилось здесь полетать. Хотя, скорее всего, она здесь уже летала. А может и не только здесь, но и в других хогвартских окрестностях. Ей-то наверняка нечего делать, пока её хозяйка исполняет обязанности старосты и студента Гриффиндора."И всё-таки интересно, куда же она летает?" - задумалась староста. Вдруг где-то там у неё уже есть целая соколинная семья?...

Лилиана Портер: Красно-золотая шевелюра уже мелькнула где-то около холма. До цели оставалось недалеко, и Лили уже сейчас задумалась о том, что они могут найти в такой труднодоступной местности (не все же умеют так виртуозно летать, чтобы добраться до холмов): наверняка помимо гиппогрифа здесь обитают и другие... не очень домашние существа. Хотя грань между домашними и дикими зверьками кажется не столь прозрачной, когда сплошь и рядом узнаешь о новой прирученной мантикоре. Да что там мантикоры... Файры - вот яркий пример одомашненной дикой стихии. Хотя глядя на то, как Ирис держится за хозяйку и умудряется еще и щекотать за шею. Лилиана посмеивалась и, пользуясь моментом, сделала несколько виражей, попутно размышляя о предстоящем школьном чемпионате по квиддичу. Одной рукой девушка таки придерживала Ирис: все-таки первый раз они летали не по замкам и его ближайшим окрестностям, а по более незнакомой файру территории. Лили смутно надеялась, что Ирис случайно не встретит тут свою маму-файра и не покинет гриффиндорку. Лил знала, что Эмили тоже взяла с собой своего любимца. "Интересно, как он изменился после лета?" - задумалась девушка, вспоминая только что вылупившегося малыша в инкубаторе. Лилиане не терпелось увидеть повзрослевшего Алдуина и еще она была очень не против познакомить с ним Ирис. И кажется, Эмили тоже была только "за". Семейные узы стремительно связывали Гриффиндор. Лили завершила свое хулиганство на метле и направилась по прямой на один из холмов, где мелькала белая мантия старосты. Отмечая про себя, что, наверно, Эмили придется пожалеть, что она отправилась на прогулку в такой светлой мантии, Лили приземлилась рядом со своей попутчицей. Ирис радостно запрыгала на плече у гриффиндорки, по-видимому, предвкушая новые впечатления. - Ну, как? Полет нормальный? Где там малыш Алдуин? - Лил улыбнулась старосте. - Как думаешь, гиппогриф здесь и правда может обитать?

Эмили Рэдфилд: Эмили обнаружила рядом с собой Лили, только что приземлившуюся на холм. -Ну, как? Полет нормальный? Где там малыш Алдуин? - спросила она. Староста вдруг поняла, что на плече питомца нет. Эм принялась рассматривать траву вокруг себя - улететь файр точно не мог, не умеет ещё. Найти чёрного файна среди зелёной травы было несложно - он сидел в травке и задумчиво изучал новую местность. Холмы его, кажется, восхитили. -Полёт просто отличный, - ответила гриффиндорка и улыбнулась маме в ответ, - А вот и он, - Эмили подняла Алдуина с земли и подняла повыше, чтобы Лил смогла его разглядеть. - Мне кажется, что его глаза стали краснеть. И у него появляются маленькие рожки, ну разве не прелесть? Файр и правда заметно изменился - он стал намного крупнее, подросли чёрные крылья. И, кажется, полюбил драгоценности. Однажды Эмили делала домашнюю работу по Магии камней и рассматривала несколько драгоценных камней. Алдуин сидел рядом на столе и с интересом посматривал на них. Старосту умилил такой интерес питомца к драгоценностям, поэтому когда файр потянулся к сапирам, рубинам и изумрудам, Эмили не стала ему мешать. Она вышла на пару минут, а вернувшись не обнаружила камней на столе, а позже нашла их в лежбище Алдуина. -Как думаешь, гиппогриф здесь и правда может обитать? - спросила Лил. Эмили принялась вспоминать слова мисс Дюрансе-Дейл на лекции о гиппогрифах. Она говорила, что обитают они на равнинах, холмах, горах... -Да, думаю, что может. Они ведь на холмах живут. - девушка обрадовалась, что знания, полученные на лекциях, действительно ей пригодились. - Здорово будет, если мы его повстречаем!

Лилиана Портер: Лилиана разглядывала Алдуина и восхищалась: как он подрос, как изменился с рождения! Сердце волшебника не могло оставаться равнодушным к этим маленьким рожкам и черной сияющей на солнце шкурке. - Он очарователен! - воскликнула Лили, все больше умиляясь файру. - У вас уже наладилась телепатическая связь, как думаешь? А еще какие-нибудь способности проявляются? Он уже может летать? - гриффиндорка завалила Эмили вопросами, ведь, будучи случайной заводчице этих созданий, Лилиане было небезразлично, как файры будут развиваться и какие магические способности у них могут обнаружиться. Лили повалилась на травку, ведь мантию можно было и почистить (волшебники они или кто?) и совсем не переживать по этому поводу. После недавнего инцидента в Большом зале, после которого волосы пришлось немного нет, много укоротить, девушка уже почти смирилась со своей новой прической, но уже успела покрасить несколько прядей в синий цвет - отличительная черта Лилианы. Если бы магглосвкие родственники увидели бы ее такой, тут же отказались от родства, пожалуй. Ирис отыскала полевые цветочки и уже с удовольствием жевала лепестки. Как ни странно, это было ее любимое лакомство, почти с момента вылупления. Первый раз девочка-файр погрызла букетик хозяйки. Именно этот случай навел Лили на мысль, что файру не хватает растительности и с тех пор в комнате гриффиндорке всегда можно было заметить обезглавленные букетики полевых цветов. Ирис запрыгнула на хозяйку и затрепетала крыльями, словно разминая их. В пасти у файра еще оставалась веточка незабудки, по всей видимости, сохраненная файром для эпичного украшения. Внезапно Лилиана почувствовала, что холм накрыла тень. Гриффиндорска присмотрелась и заметила, что кто-то пролетает мимо холма. - Эми, смотри! - воскликнула Лил.

Эмили Рэдфилд: Лили наконец-то увидела файра Эмили и, судя по всему, он её очень умилил. При этом Алдуин пытался выглядеть как можно более сурово. типа взрослый такой уже. -У вас уже наладилась телепатическая связь, как думаешь? А еще какие-нибудь способности проявляются? Он уже может летать? - принялась задавать вопросы Лилиана. Эмили надеялась, что успеет на все ответить. -Иногда мне кажется, что он понимает меня без слов. Видимо, потихоньку она появляется. Бывает, что Алдуин чихает с дымом, а реже - пламенем, - Эм усмехнулась, - скоро научится дышать огнём, вот будет весело! Да и летать уже вот-вот сможет. Алдуин, который всё ещё находился на руках у хозяйки, кажется, услышал её слова и попытался дыхнуть огнём. Он широко раскрыл рот, послышался скрипучий звук, и из пасти файра вылетело несколько струек пламени. Старосту это развеселило, и она, рассмеявшись, погладила малыша по голове. Теперь делать это было немного сложнее, так как мешали рожки. Эмили пустила питомца на траву, и он начал с интересом копаться в травке. -Дети, всё им интересно... -Эми, смотри! - воскликнула Лилиана. Староста чуть не подпрыгнула от внезапности, а посмотрев в небо у неё чуть не отвалилась челюсть. Гиппогриф! И правда, настоящий. Изредка помахивая огромными крыльями метров на пять, он пролетал мимо холма, на котором сидела четвёрка друзей файры ведь тоже друзья. -Ух ты! Обалдеть, он и правда тут обитает, - существо восхитило девушку не менее, чем её файра. Тот вскарабкался на плечо гриффиндорки и принялся следить взглядом за гиппогрифом. Он впервые видит что-то настолько необычное. Эмили уже видела гиппогрифов на лекции по ИМС, но вот дикого - никогда. Существо приземлилось на соседний холм, подозрительно поглядывая на незваных гостей.

Лилиана Портер: Попытки Алдуина казаться взрослее и серьезные были настолько забавны, что Лили невольно рассмеялась. Ирис, тем временем, с интересом разглядывала новое для себя существо и наверняка сравнивала себя с с ним, пытаясь распознать сородича. Так получилось, что файр проводила время в основном с хозяйкой и ее друзьями и почти не общалась с другими животными, разве что иногда наблюдала за совами и львом Рычаргом. Ирис дружелюбно потрясла крыльями, что, по всей видимости, означало, что Алдуин вызывал только положительные эмоции, особенно его попытки выпустить пламя. И правда. Как такое чудо с рожками могло не понравится? Ирис сорвала одуванчик и, приблизившись к файру Эмили, смущенно протянула цветок Алдуину. Лили наблюдала за картиной с некоторым волнением, хотя рука так и тянулась к сумочке, чтобы законспектировать такое явление, как знакомство файров. - Звери не трогают малышей, - проговорила Лилиана. Ведь Ирис уже взрослый файр, поэтому к малышу она должна отнестись с заботой и пониманием. Убедившись, что файры вели себя друг с другом дружелюбно, гриффиндорка устроилась на травке поудобнее. Если бы профессор Портер была художником, они бы непременно захватила с собой холст, кисты или карандаши, чтобы запечатлеть окрестности замка с холмов. Или нет. Лучше дикого гиппогрифа на холме. Лилиана отвлеклась от файров и взглянула снова на гиппогрифа. Простит ли он гриффиндоркам внезапное вторжение в его жилище? Опыт Лили-путешественника подсказывал ей, что существо само не нападет, если его не дразнить и не оскорблять. Возможно, он сам решит проверить, что за планы вынашивают волшебники, а, может, и вовсе дождется, пока холмы снова станут тихими и безлюдными. Гиппогриф не сводил глаз с нее и Эмили, поэтому профессор решила, что вежливость лишней никогда не будет. Лил поднялась с травы и поклонилась обитателю холмов. Может быть, теперь он станет чуточку дружелюбнее?..

Тайлер Стаффорд: Тайлер Стаффорд бодро шагал по замку в направлении квиддичной раздевалки. Час уже был поздний, более того, скоро отбой и, казалось бы, это не время для прогулок, но гриффиндорца всегда это мало волновало. Приключения были куда важнее. Перед этим он успел заскочить к себе в комнату и прихватил несколько нужных вещиц по мелочи. Теперь оставалось взять метлы - к своей цели, холмам около Хогвартса пешком добираться было бы весьма затруднительно, а именно туда сегодня направлялся он в компании Клариссы. Тайлер считал, что небольшой полет на метле точно не повредит, тем более, квиддичных матчей не было уже давно, а когда сезон возобновится было неизвестно, потому вновь хотелось оказаться в воздухе, чтобы совсем не растерять свои и без того не идеальные навыки. Впрочем, полетать еще можно и на стадионе, но в одиночку это не так уж и весело, да и Стаффорду было лень. Нужно сказать, лень вообще была неотъемлемой частью гриффиндорца. За такими нехитрыми размышлениями, Тай и добрался до квиддичных раздевалок. Он осмотрелся и достав свою волшебную палочку 12,5 дюймов, из рябины и волоса единорога и шепнул: - Lumos! На конце палочки зажегся небольшой огонек, которого, впрочем, было вполне достаточно для освещения этого небольшого помещения. Гриффиндорец быстро осмотрелся вокруг и направился к стойке с метлами, где и оставил свою "Серебряную стрелу". Пусть он приобрел ее довольно давно, он никогда не уставал восхищаться ею. Стоила она кучу галлеонов, можно сказать, баснословную сумму для обычного студента Хогвартса. И, к слову, она была не особо лучше "Молнии", предшественницей которой и стала. Так как "Стрелы" производились вручную одним волшебником, на продажу их было мало, а спрос был огромный. Еще бы - первая скоростная метла! Когда производитель умер, производство остановилось, а потому, в наше время эта метла - раритет. Конечно, практичнее было бы просто взять "Молнию" и не заморачиваться, но Тайлер не искал легких путей. Захватив метлу, он, вдыхая свежий ночной воздух, наконец-то отправился к месту встречи неподалеку от Хогвартса, откуда и было решено лететь на холмы. Последние деньки лета уже были на исходе, но не сказать, что Тайлер слишком уж жалел об этом. После такого жаркого лета, осенняя прохлада была вполне неплохой заменой. Правда, начинался новый учебный семестр, но что поделать... Всегда найдется ложка дегтя.

Кларисса Дюваль: С ума сойти... - думала девочка, шагая где-то в темноте. Одна. Не то, чтобы слизеринка совсем не имела в наборе "Характерные черты" отвагу и храбрость. Но тот факт, что рядом с ней всегда следует полярный медведь, который не спрашивайте, как оказался у Дюваль отпугнет любого злоумышленника, обычно успокаивал второкурсницу. - Нельзя же всю жизнь таскать за собой Наполеона, - продолжая внутренний монолог, слизеринка тащила за собой несчастную метлу, вместо несчастного зверя. Кстати, о метле... Она и забыла, когда последний раз пользовалась этой штуковиной. Кларисса очень любила высоту, но летать именно на этом транспорте опасалась по той же причине, почему и боялась магло-велосипедов - "просто так". Обычно, везение Дюваль куда-то пропадало в такие моменты, а сама она попадала в неловкие ситуации. А гордость не особо терпела подобные казусы, за что, потом долго мучила девочку, заставляя краснеть от смущения при каждом воспоминании. За что слизеринка была благодарна жизни в Подземельях, так это за отменное зрение в темноте. Оно-то и помогло разглядеть гриффиндорца, явно, наслаждавшегося видами ночных окрестностей. - Одна из моих знакомых говорила, что истинная леди просто обязана опаздывать на встречи, - с легкой улыбкой произнесла рыжеволосая девочка, приближаясь к Тайлеру. - Но это, почему-то, всё равно не избавляет от чувства вины перед тем, кто ждет. - остановившись неподалеку от третьекурсника и поставив рядом натерпевшуюся метлу, она улыбнулась чуть шире. То, что она добралась до места встречи без особых приключений, не могло не радовать, так что, даже мысли о предстоящем полете не смогли стереть довольную улыбку с лица Клариссы. - Готов послушать эксклюзивного слизеринского визга? - с чуть мрачной усмешкой спросила Дюваль, одновременно осматриваясь вокруг. А медведя ей, все-таки, не хватало...

Тайлер Стаффорд: Гриффиндорец неторопливо осматривал окрестности, расхаживая вокруг в ожидании слизеринки, любуясь видами ночных окрестностей Школы и насвистывая что-то из Джимми Хендрикса. После краткого обзора местности, ничего занятного Тайлер не обнаружил. Ну что же, по крайней мере, здесь довольно-таки красиво. Тем не менее, ждать ему пришлось не так уж долго. - Одна из моих знакомых говорила, что истинная леди просто обязана опаздывать на встречи. От неожиданности рука Стаффорда уже нащупала волшебную палочку, однако, развернувшись, он заметил приближающуюся с улыбкой Клэр. Третьекурсник мигом расслабился и спрятал палочку во внутренний карман мантии. - Раз уж ждал я не так долго ждал, то ничего страшного, беспокоиться не о чем. - приветливо улыбнулся гриффиндорец, отвечая. Пожалуй, они и так уже задержались и пора было отправляться. - Послушать-то готов, но надеюсь, обойдемся как-нибудь и без него. Готова к предстоящему полету? - рассмеялся Тайлер и вскочил на метлу. Он задумался, над тем, чем же им заняться, собственно, в холмах. Хотя, еще предстояло до них добраться и, желательно без происшествий во время полета. - Я слышал, что там где-то водится гиппогриф. Неплохо было бы его отыскать. - произнес Стаффорд медленно взлетая и взглянул на Клариссу. Луна светила довольно ярко этой ночью, легкий ветерок колыхал кроны деревьев. "Прекрасное время для прогулки." - подумал Тайлер. - Как думаешь, водится ли в этих холмах что-нибудь еще кроме этого самого гиппогриффа? И живет ли он тут до сих пор? - озвучил свои мысли гриффиндорец. Рассматривая ночные пейзажи, ему почему-то вспомнились легенды о сидах, обитавших в холмах. Правда, считалось, что попасть туда можно лишь в канун праздников Белтейна и Самайна, однако смертным такие встречи ничем хорошим обычно не заканчивались.

Кларисса Дюваль: Слабо ухмыльнувшись, заметив молниеносную реакцию гриффиндорца на свое внезапное появления, девочка бросила короткий взгляд на руку, убирающую палочку в карман. - Обычно я слышу долгие и нудные причитания по поводу своих опозданий, - выражение удивления быстро скользнуло по ее лицу, сменяясь благодарной улыбкой. Чуть запрокинув голову и подняв взгляд в небо, Клэр попыталась вспомнить расположение хотя бы одного созвездия. Следовало бы снова посетить кабинет Астрономии... - переводя взгляд снова на Тайлера, она едва вздрогнула: тот уже был готов подняться ввысь, а вот она сама еще не придумала, как будет бороться с паникой во время полета. На вопрос про готовность она готова была завопить красноречивое "Нет!", но... - Нельзя. Держи себя в руках. - приводя магический транспорт в правильное положение, слизеринка, наконец, села на метлу. - Я слышал, что там где-то водится гиппогриф. Неплохо было бы его отыскать. - А почему бы и нет? Давно хотела увидеть это существо воочию. - стараясь не отставать от своего спутника, девочка начала взлетать следом. - По слухам окрестности замка полны разным зверьем. Уверена, на кого-то мы да наткнемся, и, наверное, стоит уже сейчас молить всех основателей о том, чтобы этот "кто-то" не был плотоядным. - издав тихий смешок, она крепче вцепилась в рукоять метлы. Уже поднявшись на приличную высоту, Кларисса с легким восхищением разглядывала завораживающую картину, представшую перед ней. - И почему ночью всё кажется таким сказочным и таинственным? - внезапно выпалила Дюваль и бросала взгляд на Тая, понимая, что вопрос прозвучал скорее, как риторический.

Тайлер Стаффорд: - Обычно я слышу долгие и нудные причитания по поводу своих опозданий. - Совершенно не вижу в этом смысла, - пожал плечами Тайлер, медленно взмывая ввысь на своей метле и осматриваясь по сторонам. Ночной полет приятно бодрил гриффиндорца, однако он не спешил набирать скорость. - Интересно, как скоро мы доберемся до холма? И где тут можно успешно произвести посадку? - мелькнуло в мыслях у третьекурсника. - А почему бы и нет? Давно хотела увидеть это существо воочию. По слухам окрестности замка полны разным зверьем. Уверена, на кого-то мы да наткнемся, и, наверное, стоит уже сейчас молить всех основателей о том, чтобы этот "кто-то" не был плотоядным. - Да уж, довольно необычный зверь. - кивнул он, соглашаясь. - Что же, по крайней мере, скучать нам точно не придется. Впрочем, не все плотоядные звери так уж опасны, пока с нами метлы и палочки. Ну или... Интересно, заметят ли в замке пропажу пары студентов? - ухмыльнулся Стаффорд, направляя метлу и начал вспоминать все, что он знает о гиппогрифах, да и вообще, о магических существах. Оказалось, знает Тай о них не так уж и много, потому как ему стоило бы чаще посещать лекции по ИМС. Гриффиндорец как-то натолкнулся в библиотеке на несколько книг на эту тему - "Психология гиппогрифов", "Дичь или хищник? Исследование злобности гиппогрифов", однако, не уделил им должного внимания. Потому, на ум ему шла только знаменитая песня Ведуний, от которой толку в данной ситуации было ноль. - Похоже, придется обойтись тем, что знаю. Ладно, не впервой. - подумалось ему. - И почему ночью всё кажется таким сказочным и таинственным? - Скрывая привычные нам очертания окружения, темнота делает все более загодочным и по-своему красивым. - ответил Тайлер, направляя метлу и, в свою очередь, любуясь живописной красотой.



полная версия страницы