Форум » Выручай-комната » Большой зал (зеркало) » Ответить

Большой зал (зеркало)

Hogwarts: Самое большое помещение замка. Его отличительной особенностью является заколдованный потолок, который точно отображает состояние неба снаружи. Обычно, его используют как трапезную, где ежедневно завтракают, обедают и ужинают все студенты и преподаватели. Также все торжественные события проводятся в Большом зале.

Ответов - 8

Hogwarts: РПГ "Назад в 1997!" 1. Бежать или остаться Тёплая звёздная ночь с первое на второе мая 1998-ого года вроде бы не предвещала ничего плохого для Милисенты и Натаниэля. Когтевранка, ранее известная как один из самых ярых противников тоталитарного режима Кэрроу и Снейпа, после случая на уроке маггловедения и последующего за ним эмоционального разговора с возлюбленным, остудила свой революционный пыл и отошла от дел Отряда Дамблдора на задний план, ради благополучия её и Натаниэля. По этой причине, когда парочка решила отправиться на свидание на Астрономическую Башню, ни Милли, ни Натаниэль не узнают своевременно о прибытии Гарри Поттера в Хогвартс и грядущей битве. Однако, голос Лорда Волдеморта расставляет все точки над i… Тем временем, зачем-то всех учеников и учителей по приказу директора выволокли из гостиных поздно вечером в сторону Большого Зала. Соланж находится в самом разгаре событий, став свидетелем внезапного появления Гарри Поттера, всего отряда Ордена Феникса и бегства Северуса Снейпа. Когда было понятно, что битва неизбежна, когтевранке наконец предоставляется долгожданный шанс убежать, дабы найти своих пленных родителей. 1-е мая 1998-го года. С самого утра все шло не по плану. Соланж, конечно, ждала хоть каких-нибудь известий от родителей, пусть даже самих плохих, но узнать то, что она узнала сегодня... Врагу не пожелаешь. Весь день когтевранка не находила себе места: родители в плену, ей надо срочно что-то решать и что-то делать! Рассказать Флитвику? Может быть, связаться с Орденом было бы выходом, но Соланж опасалась чего-то, что толком не могла объяснить. A может быть, дело было в том, что девушка привыкла действовать самостоятельно и никого не впутывать в свои проблемы? Общее направление мыслей Соланж было таковым: бежать из замка и скорее. Ночью Сол не могла заснуть, мучаясь переживаниями за родителей, а также пытаясь составить хоть немного приемлемый план побега. Однако случай сбежать представился когтевранке в ту же ночь. События развивались настолько быстро, что, казалось, Соланж смотрит в калейдоскоп, оставаясь безучастной к происходящему. Шум в гостиной, возвращение Поттера, обездвиженные Кэрроу в башне Когтеврана. Может, это все сон? Пятикурсница послушно спустилась в Большой зал вместе со своими товарищами по факультету и стала наблюдать за происходящим. Участники: Натаниэль Ранйяр, Милисента О`Лири, Соланж Деллингхейм Мастер: Мэри Кесада

Соланж Деллингхейм: Мерзостный тролль! Бабуиний выкормыш! Кучка зловонного дерьма! Во имя Морганы, они все поплатятся! Стук каблуков разносился звонким эхом по пустым коридорам замка. Палочка, выпустив сноп зеленых искр, прожгла дырку в складках плаща. Сложно было, заполучив своё оружие обратно, не запустить Бомбардой в мерзко ухмыляющуюся рожу Амикуса. На фоне того, что за последний месяц Кэрроу постарались так, что активные противники режима теперь представляли собой весьма нелицеприятное зрелище, и в большинстве своём были вынуждены прятаться в Выручай-комнате, опасаясь за свою жизнь, Соланж Деллингхейм до сегодняшнего дня отделывалась достаточно легко. То ли дело было в неприлично большой врожденной удаче, то ли в умении ориентироваться и мастерски быстро уносить ноги, то ли Кэрроу было не интересно калечить её милое личико до тех пор, пока они не докажут её участие во многих неприятностях, настигающих новую администрацию Хгвартса. В любом случае, в своих проделках рыжий кошмар Хогвартса не чувствовал преград, полагая, что чем больше вреда он нанесет Кэрроу, Филчу или слизеринскому позору, тем лучше. Но всё изменилось в одночасье этим утром. Очередная вредилка, скачущий по классу, схватившийся за свой зад Амикус, неприлично звонкий смех и наставленная на Соланж волшебная палочка. Девушка попыталась защититься, но быстро оказалась обезоружена. Как ни странно, Винд, а не Амикусом. Соланж ожидала чего угодно: Круциатуса, немедленной путевки к Филчу, какого-нибудь мерзкого указания. Но уж точно не членораздельной речи профессора Кэрроу. Я убью его, если с ними что-то случится! Слёзы злости выступили на глазах, а с палочки вновь сорвалось несколько искр. Если он ожидает, что я стану после этого послушной девочкой, то он сильно ошибается, грязная личинка акромантула! Еще больше, чем сам факт того, что Амикус умеет говорить, Соланж поразил смысл его слов. Её родители в плену у Пожирателей Смерти, и "...если, мисс Деллингхейм, вы только попробуете чихнуть в сторону меня, моей сестры или профессора Снейпа, дадите нам хоть малейший повод сомневаться в вашей... лояльности... то немедленно останетесь единственным членом вашей семьи. А сейчас вон отсюда! Завтра в пять часов вечера мистер Филч будет ждать вас в подземельях". Господи боже, и как давно они находятся в плену? У Соланж было больше вопросов, чем ответов, мысли роились в голове как стая разъяренных пчёл. Из башни Соланж не выходила до самого вечера, отсылая в далёкие и увлекательные путешествия своих однокурсниц, на какой-то Мерлин пекущихся о её знаниях о том, что сейчас у пятого курса Трансфигурация, затем ужин, а затем странное дежурство Алекто в гостиной Когтеврана. Все её мысли были только о том, что начиная с этой секунды она больше не намерена оставаться в Хогвартсе. Все необходимые вещи, сброшенные в сумку, уже лежали под кроватью, и оставалось только дождаться конца комендантского часа, чтобы любыми способами сбежать из этого дурдома. Сидя на кровати в черном дорожном плаще, Соланж смотрела в одну точку не смыкая глаз. О сне не могло быть и речи, а голова гудела от неспособности думать. Наверное, когтевранка и просидела бы так всю ночь, если бы не Мэри, буквально за руку выведшая её в сторону Большого зала "по указу директора". Совершенно не замечая ничего вокруг себя и даже не интересуясь, зачем всех собрали в столь поздний час, Соланж вместе с остальными когтевранцами шагнула в Большой зал. В Большом зале стремительно темнело: на четыре факультетских стола бликами падал приглушенный свет парящих свечей и настенных факелов, а на черном потолке уже мерцали звезды. Здесь были все: студенты, преподаватели, персонал; даже прозрачно-белые призраки парили между рядами. За преподавательским столом мелькали фигуры смутно знакомых личностей. Закинув ногу на ногу, Соланж расселась под гербом Когтеврана и в оцепенении уставилась на преподавательский стол, ожидая, когда же наконец выйдет директор Снейп и задвинет какую-нибудь речь о том, что ему срочно нужен целый чан снотворного, а иначе он не сможет уснуть и будет занимать разговорами весь Хогвартс до самого утра.

Hogwarts: В Большом Зале царила настоящая суматоха: некоторые студенты о чем-то оживленно переговаривались, что-то спрашивали у своих старост, некоторые – нервно озирались по сторонам, точно ожидая, что в любую секунду в Зал заявится Тот-Кого-Нельзя-Называть собственной персоной. Некоторые, подобно Соланж, сидели в настоящем оцепенении. - Я прошу тишины, - по Большому Залу эхом прокатился многократно усиленный с помощью магии голос профессора МакГонагалл. Сидящие ближе всего к преподавательскому столу студенты могли видеть, что губы профессора были тоньше, чем когда-либо. В следующую секунду стало настолько тихо, как будто на всех наложили заклинание «Silencio». - Нам стало известно, что волшебник, именующий себя лордом Волан-де-Мортом, - от звука имени многие студенты поежились, - собирает свои силы и готовится к осаде замка. Грядет битва. Обороной будут руководить профессора и сотрудники Хогвартса, а так же члены Ордена Феникса. Посему, все студенты будут в обязательном порядке эвакуированы из Хогвартса. Эвакуацией будут руководить мистер Филч и мадам Помфри. Никаких возражений! Никаких исключений! Никаких возражений! Никаких исключений! – отголоски голоса декана Гриффиндора эхом прокатились по Большому Залу. - А если мы хотим остаться и принять участие в битве? – громко возразил ей голос со стола Пуффендуя – это был Эрни МакМилан. Ему вторили аплодисменты его товарищей по факультету, гриффиндорцев и когтевранцев. - Совершеннолетним можно остаться, - выдержав секундную паузу, деловито заявила МакГонагалл. - Где профессор Снегг? – послышался одинокий голос со стола Слизерина. - Он, простите за вульгарное выражение, сделал ноги, - реакцией на ответ МакГонагалл стал бурный смех представителей трех остальных факультетов. - Мы уже установили вокруг замка защитные заклинания, — продолжила свою речь профессор Макгонагалл, - но вряд ли они продержатся долго, если мы не примем дополнительных мер. Поэтому прошу вас двигаться быстро и организованно и слушаться старост… Последние слова преподавателя Трансфигурации потонули в раскатах другого голоса, разнесшегося по Большому залу. Голос был высокий, холодный и ясный. Невозможно было определить, откуда он исходит: казалось, говорят сами стены. Как чудовище, которым он некогда повелевал, этот голос, возможно, дремал в стенах веками: - Я знаю, что вы готовитесь к битве. Изза столов раздались испуганные вскрики, школьники в ужасе прижимались друг к другу и затравленно озирались, пытаясь понять, откуда доносится голос. - Ваши усилия тщетны, - продолжал голос. Безжалостный и жестокий голос. Едва ли у кого-нибудь из присутствующих еще оставались сомнения в том, что он принадлежал Волан-де-Морту, - вы не можете противостоять мне. Я не хочу вас убивать. Я с большим уважением отношусь к преподавателям Хогвартса. Я не хочу проливать чистую кровь волшебников. В Зале царила теперь тишина. Страшная, потусторонняя, мертвая тишина. Казалось даже, будто температура воздуха упала на несколько градусов. - Отдайте мне Гарри Поттера, - голос Волан-де-Морта вновь лезвием полоснул по слуху сидевших, - и никто из вас не пострадает. Отдайте мне Гарри Поттера, и я оставлю школу в неприкосновенности. Отдайте мне Гарри Поттера, и вы получите награду. Даю вам на раздумье время до полуночи. И снова Зал погрузился в тишину. Заколдованный потолок был чернильно-синим, и его украшали поистине волшебные россыпи мириадов звезд, которым совершенно не было дела до творящихся в Хогвартсе страшных событий.


Соланж Деллингхейм: Но директор Снейп так и не появился. Вместо него на возвышение ступила профессор МакГонагалл. Её волосы вопреки обыкновению были практически распущены, небрежно выбиваясь из-под пучка, однако это не помешало ей установить порядок только одним своим появлением. - Я прошу тишины, - многократно усиленный голос Минервы пронёсся по залу, заставив всех замолчать и обратить взоры к его обладательнице. Соланж, слегка нахмурившись, тоже смотрела на профессора МакГонагалл. Правда, судя по всему, в данный момент её больше всего интересовало кольцо, веточкой обвивающееся вокруг среднего пальца. - Нам стало известно, что волшебник, именующий себя лордом Волан-де-Мортом, собирает свои силы и готовится к осаде замка. Соланж вздрогнула. Имя Того-Кого-Нельзя-Называть, произнесенное в слух вопректи табу, - мало того, профессором Хогвартса, - вырвало её из глубокой задумчивости, в которой она находилась последние пару часов. Перестав вертеть на пальце кольцо, она уставилась на профессора МакГонагалл, ловя каждое её слово. - Грядет битва. Обороной будут руководить профессора и сотрудники Хогвартса, а так же члены Ордена Феникса. Посему, все студенты будут в обязательном порядке эвакуированы из Хогвартса. Эвакуацией будут руководить мистер Филч и мадам Помфри. Никаких возражений! Никаких исключений! Соланж выдохнула. Что?! Битва с Волан-де-Мортом. Здесь. В Хогвартсе. На минуточку... Сейчас! Соланж автоматически нащупала палочку в складках мантии и сжала её так, что побелели костяшки пальцев. Только сейчас она заметила, что зал выглядел совершенно по-другому. И дело было даже не в том, что потолок отражал не тихое вечернее небо или утренний рассвет, а самые настоящие россыпи галактик, - казалось, что здесь собрались абсолютно все. Под потолком витали десятки призраков, за главным столом восседал весь преподавательский состав Хогвартса (даже профессор Трелони, которая не имела обыкновения обедать в Большом зале, и кентавр Флоренц), а так же по большей части незнакомые Соланж люди. Один суровый на вид молодой человек, не смотря на свой возраст носивший седину, что-то напряженно говорил профессору Флитвику, стараясь не отвлекать профессора МакГонагалл от речи. Когтевранка подумала, что это, должно быть, и есть те самые члены Ордена Феникса. - А если мы хотим остаться и принять участие в битве? Соланж повернула голову на звук, - он исходил от стола пуффендуйцев. Хочет ли она остаться и участвовать в битве против армии Пожирателей и Волан-де-Морта? Внутри Соланж зародилось какое-то гаденькое чувство неопределенности. - Совершеннолетним можно остаться, - заявила профессор МакГонагалл. По залу пронёсся тихий ропот. - Где профессор Снегг? - Он, простите за вульгарное выражение, сделал ноги, - Соланж не сдержалась и сдавленно хихикнула, хотя ей явно сейчас было не до веселья. - Мы уже установили вокруг замка защитные заклинания, — продолжила свою речь профессор Макгонагалл, - но вряд ли они продержатся долго, если мы не примем дополнительных мер. Поэтому прошу вас двигаться быстро и организованно и слушаться старост… — Я знаю, что вы готовитесь к битве. Совершенно неожиданно слух прорезал другой голос. Высокий, ясный и холодный, он, казалось, исходит от самих стен. Соланж еще даже не успела осознать тот факт, что Хогвартс находится в кольце Пожирателей Смерти, как слова, без сомнения принадлежавшие самому тёмному магу столетия, вмиг рассеяли все ее сомнения. Схватившись за уши, Соланж сжалась над столом, отчаянно пытаясь выкинуть пронзительный голос из своей головы. — Ваши усилия тщетны. Вы не можете противостоять мне. Я не хочу вас убивать. Я с большим уважением отношусь к преподавателям Хогвартса. Я не хочу проливать чистую кровь волшебников. Отдайте мне Гарри Поттера, и никто из вас не пострадает. Отдайте мне Гарри Поттера, и я оставлю школу в неприкосновенности. Отдайте мне Гарри Поттера, и вы получите награду. Даю вам на раздумье время до полуночи. Однажды Соланж случайно услышала, как Милисента поёт в душе, и месяц не могла спокойно ходить мимо ванных комнат, так как каждый раз фантомный смычок елозил ей по ушам. И этот эпизод когтевранка считала самым большим надругательством над её слухом за всю свою жизнь. Но в этот раз всё было гораздо, гораздо хуже. Голос Волан-де-Морта звенел в голове так, как если бы над ухом у Соланж подержали кричащую мандрагору. Отдайте мне Гарри Поттера... Отдайте мне Гарри Поттера... Даю вам время до полуночи... Зал погрузился в тишину, но эхо от слов Сами-Знаете-Кого до сих пор стояло у когтевранки в ушах.

Hogwarts: Если бы сейчас в Большой Зал вошел непосвященный человек, он бы с большой вероятностью решил, что оглох - настолько здесь было тихо. Все присутствующие, казалось, боятся лишний раз пошевелиться или вздохнуть, как будто от этого незамысловатого движения в зале может обвалиться потолок. Взгляды студентов обратились к сидящему за столом Гриффиндора Гарри Поттеру: некоторые (например, часть когтевранцев и гриффиндорцев) не были удивлены его присутствием, поскольку уже встретили его в собственной гостиной и в Выручай-комнате. Пуффендуйцы же пораженно ахнули, явно не ожидая этого визита. Со стола Слизерина слышался неодобрительный шум. В следующую секунду кто-то из слизеринцев поднялся, и тишину нарушил визгливый голос Пэнси Паркинсон: - Да он же здесь! Поттер здесь! Хватайте его! - староста Слизерина замахала руками, привлекая к себе внимание. Слова Паркинсон вывели зал из всеобщего оцепенения. Гриффиндорцы все, как один, вскочили, неприязненно уставившись на слизеринцев. Их примеру последовали пуффендуйцы и когтевранцы. Весь зал стоял и смотрел в сторону Паркинсон, многие направили на слизеринский стол волшебные палочки. - Благодарю вас, мисс Паркинсон, - голос профессора МакГонагалл не выражал никаких эмоций, - вы первая покинете зал в сопровождении мистера Филча. За вами последуют остальные ученики вашего факультета. Кое-где послышался шум отодвигаемых скамеек.

Соланж Деллингхейм: - Какого соплохвоста... - вырвалось у Соланж прежде, чем из-за стола Слизерина вскочила Паркинсон и, закричав "Да он же здесь! Поттер здесь! Хватайте его!" замахала руками в сторону Поттера... ПОТТЕРА? Не смотря на вечную неугомонность когтевранки, иногда происходящее в реальности доходило до неё слишком медленно. Особенно, когда она переживала чувство диссонанса с окружающим миром. Её взгляд метнулся туда, куда указывала слизеринка: Поттер мялся у стены на противоположной стороне зала под взором сотен пар глаз. С ним были его друзья, и в том числе... Полумна?! Полумна, во имя Мордреда, Лавгуд? Но как это возможно?! В то время, как палочки, извлекаемые из рукавов учениками Пуффендуя, Когтеврана и Гриффиндора, смотрели в сторону слизеринцев, Соланж неверящими глазами уставилась на свою однокурсницу, с которой они в последний раз общались незадолго до весенних каникул. Говорили, она в плену у Пожирателей Смерти, - а теперь стоит здесь, в этом зале, всё с таким же отсутствующим видом, какой имела привычку принимать во время общения со своими друзьями. Хотя, казалось, повзрослела она не по годам. Взгляд пятикурсницы метнулся в сторону собственного стола. Только сейчас она заметила Майкла Корнера, который, яростно нахмурившись, сверлил взглядом слизеринский стол. Судя по всему, весь Отряд Дамблдора, львиная доля которого в последнее время безвылазно находилась в Выручай-комнате, спасаясь от режима Кэрроу, находился здесь. Что ж, ситуация и правда набирала серьёзные обороты. - Благодарю вас, мисс Паркинсон, - невозмутимый голос профессора донёсся от преподавательского стола, - вы первая покинете зал в сопровождении мистера Филча. За вами последуют остальные ученики вашего факультета. Кое-где послышался шум отодвигаемых скамеек. Соланж встрепенулась и стала оглядываться по сторонам. Эвакуация? Прямо сейчас? Еще пару часов назад когтевранка страстно желала покинуть это место. Но в свете назревающих событий... Вот так сразу? Перед Соланж вставал очень важный вопрос: бежать или остаться?

Hogwarts: Эвакуация началась. По команде профессора МакГонагалл слизеринцы толпой покидали Большой зал вслед за Филчем и Пэнси Паркинсон, чья выходка вызвала у подавляющего большинства присутствующих скорее негативную реакцию. Зал постепенно пустел, в нем оставались лишь те, кто отважился остаться на битву и защищать замок. — Когтевранцы, ваша очередь! — крикнула профессор МакГонагалл, призывая несовершеннолетних студентов Когтеврана отправиться на эвакуацию следом за своими старостами. За когтевранским столом начали отодвигаться скамейки – ученики поднимались со своих мест и направлялись к выходу на противоположной стороне зала. Тем временем, в Большой зал прибыли другие люди, явно не сотрудники Хогвартса – очевидно, это подкрепление в виде членов Ордена Феникса. Подавляющее большинство новоприбывших были не знакомы присутстующим в зале: высокий, грозного вида темнокожий мужчина, совсем молодая женщина с ярко-розовыми волосами. В идущем рядом с ней человеке студенты постарше могли узнать своего бывшего преподавателя ЗОТИ – Римуса Люпина. Их сопровождала группа волшебников с огненно-рыжими волосами – старшекурсники еще могли помнить Перси, Фреда и Джорджа Уизли, еще двое сопровождавших молодых мужчин, очевидно, были их старшими братьями. Замыкавшие процессию мужчина и женщина средних лет, судя по всему, были их родителями. Пока профессора заканчивали эвакуацию, члены Ордена и прибывшие люди о чем-то переговаривались – вероятно, начинали обсуждать план грядущего сражения.

Соланж Деллингхейм: Конечно же, бежать! Безумный фанатик, которого Соланж ненавидела всей своей бунтующей душой, через каких-то несколько минут собирался штурмовать один из самых неприступных замков Англии, который, тем не менее, как сказала профессор МакГонагалл, да и как чувствовала ж... женской интуицией сама Соланж, долго не протянет. Несколько часов назад Соланж узнала, что её родители в плену у Пожирателей Смерти, и это пока что никак не способствовало энтузиазму девушки в борьбе с приспешниками лорда Волдеморта. Конечно, была большая вероятность того, что в плену родители находятся давно (иначе как объяснить отсутствие от них вестей), но мысль о том, что они, во-первых, живы, а, во вторых, томятся где-то в подвалах у грязных мерзавцев, придавала Соланж желание поскорее этим мерзавцам морду начистить и, забрав с собой родителей, улететь из Англии на красном воздушном шаре, который курсировал между Британскими островами и Исландией. Надо было только выбраться вместе с остальными из замка... ...и тут Соланж поняла, что абсолютно не представляет, что ей делать дальше и как искать своих родителей. И тут же у неё включились мозги. Родители у Пожирателей, Пожиратели в Хогвартсе, в Хогвартсе Соланж и Волан-де-Морт. Если сопротивление будет сломлено, то последние зачатки противящихся режиму групп будут подавлены, и Соланж просто негде больше будет прятаться. Её обнаружение будет равносильно смерти, заключению или, в лучшем случае, принудительному возвращению в школу, где, она была уверена, долго не протянет, и её будут ждать все те же первые два варианта. Если сопротивление победит, и Волан-де-Морт будет повержен, то режим падёт, все Пожиратели, оставшиеся в живых, понесут наказание, а родители Соланж будут освобождены. К тому же, девушке было, за что расквитаться. Кэрроу за последний учебный год стали самой большой мозолью на её заднице. Соланж не помнила, когда до этого в последний раз в своей жизни была так зла. Даже Амбридж так не выводила её из себя, как слова и поступки близнецов Кэрроу: на фоне них она была вообще невинным цветочком и вызывала лишь снисходительную улыбку (хотя, послушав Поттеровский Дозор, можно было сказать, что это совсем не так, - по вине Амбридж были казнены и отправлены в Азкабан десятки человек). И, если бы не Кэрроу и не Волан-де-Морт, по насталению которого два близнеца-садиста заняли в Хогвартсе правящие позиции, Соланж не довелось бы испытать на себе тех ужасных вещей, которые она испытала. Итак, аргументов за то, чтобы остаться в Хогвартсе и сражаться с Пожирателями Смерти, набралось превалирующее количество. Но Соланж всё еще сомневалась. Она, конечно, была не из робкого десятка, но в обычной ситуации предпочитала не лезть на рожон, особенно, если ясно осознавала, что противник сильнее её. Впрочем, когда это ситуации, в которые попадала Соланж, можно было назвать обычными?.. Встав из-за стола вместе со своими однокурсниками, когтевранка направилась к выходу из Большого зала. Подходя к дверям, она заметила группу людей, идущих к ним навстречу. Это был Римус Люпин, преподававший Защиту от Темных искусств на первом курсе Соланж, странного вида розоволосая девушка, грозный темнокожий маг в фиолетовых одеяниях, Перси и... Раздалось несколько очень изобретательных ругательств, грохот упавшего тела и недовольные вскрики. Несколько человек врезались друг в друга, а Джонатан Глинт потерял равновесие и распластался прямо под портретом Келвина Мохнатого, висящего прямо у входа в Большой зал. - Смотри куда идёшь! - Ты мне ногу отдавил, идиот! - Мистер Глинт, живо вставайте, не задерживайте всех! - Соланж, Мерлин тебя подери, ты что встала?! - Эй, убери от меня свои руки! Смотри, за что хватаешься! Воцарившаяся суматоха отдавалась в ушах пятикурсницы приглушенным эхом. Она уставилась в спину удаляющемуся семейству Уизли, - а именно Джорджу, что-то активно пояснявшему Перси, - так, будто увидела Снейпа, раздающего детям конфеты на Рождество. Кажется, внутренности в её животе решили, что пора устроить соревнования по свингу, а легкие взяли отпуск, отказавшись работать двадцать четыре на семь бесплатно. Все мысли в голове разом исчезли, сосредоточившись только на одном. Судя по выражению лица Джонатана, выглядела когтевранка сейчас достаточно по-дурацки. По крайней мере, глупая улыбка, не сползающая с её лица, могла говорить как минимум об обнаружившем себя слабоумии. Что? Эвакуация? Какая эвакуация? Мерлин, полгода прошло, а он всё так же великолепен! Всё быстро встало на свои места, и группа когтевранцев вновь организованным строем отправилась за старостами. Если у Соланж и оставались до этого какие-то сомнения по поводу того, оставаться в Хогвартсе или нет, то они тот час же исчезли. Два новых аргумента заставили выбросить мысли о побеге в топку и сосредоточится на том, чтобы по-быстрому улизнуть от группы. Во-первых, и в-главных, в замке был Джордж, а где Джордж, там скучно не бывает. И самого этого факта было достаточно, чтобы Соланж осталась в Хогвартсе и нашла себе на сегодняшний вечер дополнительные приключения на одно своё очень неугомонное место. Ведь, наверняка, Джорджу понадобится помощь в битве. А во вторых... Гиппогрифово копыто, это же самая настоящая заварушка! Да видит тролль, я не могу так просто уйти! В глазах засверкали огоньки, а в крови разлилось предвкушение от предстоящего сражения. Поправив прическу и выпрямившись, Соланж зашагала следом за группой Когтевранцев, теперь уже имея полное представление о том, куда она направляется. А, точнее, о том, куда она направляться точно не намерена... Переход в локацию --->> Картинный зал: http://hdhog.forum24.ru/?1-23-0-00000017-000-90-0#091



полная версия страницы