Форум » Выручай-комната » Дом семьи Белл (Лондон) » Ответить

Дом семьи Белл (Лондон)

Hogwarts: Локация создана в рамках РПГ-турнира "Назад в 1997" Трёхэтажный рядный дом в районе Челси. Дверь под номером 15. К осени 1997 там проживают мать-маггл (Верина Владимировна Белл) и отец-маггл (Рориан Мэрион Белл) магглорождённой Мэри Кесада, а также семилетняя кошка по кличке Джесси.

Ответов - 23

Hogwarts: РПГ "Назад в 1997!" 1. Происшествие в Лондоне Бывший возлюбленный Мериды, похитивший их общую дочь Реган, является к девушке с очередным шантажом. Так как политика Министерства Магии на данный момент практически полностью подчинена планам Волдеморта, то часть приспешников Темного Лорда, вполне естественно, оказывает содействие по делу маггловских выродков, проводя расследования. Молодой человек дает Мериде новое задание: выяснить все о чистоте крови Мэри Кесада (Белл), которой осенью предстоит пройти комиссию, дабы предупредить возможный обман. Тем временем семья Кесада готовится обезопасить свою семью от возможного вторжения Пожирателей. Середина сентября. Выходной день. Полдень. Чета Белл сидит в гостиной. Мистер Белл устроился в кресле вместе с газетой, пытаясь сконцентрироваться на статье, сообщающей о наводнении в одном из графств, но сконцентрироваться Рориан толком не мог: уже пятнадцать минут мужчина читал одну и ту же строчку, то и дело отрывая взгляд от газеты и посматривая на настенные часы. Миссис Белл сидела на диване и, сдвинув брови, рассеянно гладила по спине кошку Джесси, устроившуюся на коленях Верины. Рядом на столике стоял поднос с давно остывшим чаем. Джесси пыталась дремать, но периодически приоткрывала глаз и следила за хозяйкой. Черная британка не мурчала по своему обыкновению, хотя внимание хозяйки ей всегда было приятно: казалось, даже кошка чувствовала всеобщее напряжение и тревогу. Участники: Мэри Кесада, Мартин Кесада, Мерида Кравд Мастер: Лилиана Портер

Мэри Белл: Район Челси жил своей привычной каждодневной жизнью. Улицы в связи с выходным днём, как и во всех частях Лондона, были переполнены людьми: дети резвились на детских площадках, подростки собирались шумными компаниями около кафетерий и лавочек с едой быстрого приготовления, студенты, не расстающиеся со своими учебниками даже в выходные, занимали все скамьи на улицах, молодые родители с колясками наматывали круги вокруг главного парка в местности, а взрослые люди просто куда-то торопились. Суета была обыденностью для одного из самого многочисленного и большого города в мире, а туманное и пасмурное небо - привычным явлением для лондонских жителей. И только небольшой процент этого населения мог действительно сказать, что вчерашняя, сегодняшняя... да и завтрашняя серость вызвана вовсе не природными явлениями, и что этот день, эти месяцы - не такие же безоблачные, какими были ранее. Этим небольшим процентом, разумеется, являлись маги, которые знали, что Тот-Кого-Нельзя-Называть сейчас у власти, а возможно и вовсе - победил. И, быть может, если и магглы отстранёно ощущают напряжение, витающее в воздухе, особому значению этому в большинстве своём не придают. А если им и угрожает жизненная опасность от Пожирателей Смерти - то, они, этого, просто напросто не знают и не узнают. Раздался резкий хлопок. На улице Лондона внезапно оказались две фигуры, которые несколькими мгновеньями ранее ещё находились у камина на совершенно другом континенте, рядом с годовалым ребёнком и молодым человеком южно-американской внешности. Хосе - близкий, а то и самый близкий друг семьи Кесада обещал присмотреть за сыном, пока родители решали свои последние дела в Лондоне, прежде чем, возможно, скрыться с Великобританского острова на год, а может и скрыться навсегда. То, что режим Пожирателей твёрдо устоялся в магическом мире в Британии не давало Мэри нормально спать уже который месяц, а постоянные мысли о возможной опасности в связи с новыми законами Министерства для неё и для её семьи сопровождали девушку в ночных кошмарах. И все кошмары заканчивались как по сценарию - чьей либо смертью. Миссис Кесада, будучи облачённой в обыденную осеннюю маггловскую одежду, верхняя часть которой состояла из серого пальто, тёмных джинсов и низких сапог, дабы не выделяться привычными мантиями и не привлекать лишнего внимания, вышла из-за угла со своим мужем, и, убедившись, что их трансгресссию никто не заметил, приподняла взгляд на небо. - Дементоры нагнали эти тучи... Похоже, британцы не увидят хорошую погоду в Лондоне ещё очень и очень долго, - с лёгким нахмуром полушёпотом произнесла Мэри своему супругу. На мгновенье, ей даже вдалеке показалась пролетающая тёмная ткань знаешь, хотя, скорее всего, это была просто птица, - знаешь, в маггловских учебниках, когда проходят столицу Великобритании, учителя всегда говорят, что Лондон - город дождливый, пасмурный. Теперь же, у меня складывается такое ощущение, что причиной такому правдивому стереотипу про серый Лондон послужили именно они в небе, - голос хоть и был весьма спокойный, внутри будто бы всё дрожало. И нет, причиной этому не было возможное столкновение с весьма неприятными существами, витающие где-то в небе, а то, зачем оба здесь в это время оказались... Да, Мэри определённо оттягивала тот момент, когда оба должны были двинуться вперёд по улице и достигнуть того дома, где не первый десяток лет проживали её родители.

Martin Quesada: Район Челси, где проживали родители Мэри, своей атмосферой всегда напоминал Мартину пригород Росарио, в котором он вырос, чем весьма нравился молодому человеку, однако все равно здесь было слишком людно для него и он всегда старался минимизировать свое пребывание на улице. Впрочем, бывал он здесь крайне редко, по правде сказать он вообще видел родной дом свей жены раза два-три, и посему не очень хорошо помнил его расположение, всегда надеясь на супругу, сопровождавшую его или Рориана, который один раз его встречал. Трансгрессировав вместе с женой в темном переулке, неподалеку от дома ее родителей, он устало провел ладонью по гладко выбритому лицу и посмотрел на макушку своей спутницы. Пока они прощались с Хосе и Раулем, которого оставили его другу детства и по сути, единственному человеку, которому Мартин верил как самому себе, он честно всем своим видом показывал усталую несгибаемость и веру в лучшее. Но пока его жена находилась чуть впереди и была слишком занята мыслями о том, для чего они прибыли в Лондон, молодой человек враз посерьезнел и покачал головой, потому что где-то в глубине души, мало верил в их возвращение домой, хотя бы потому, что понимал, верить нельзя никому, мало ли какие рычаги воздействия могут у Пожирателей и Министерства на тех, кого они знают и кто знает их.Мотнув головой, отгоняя очередное помутнение, застилавшее глаза, он положил руку на плечо Мэри и сжал. Ему трудно было представить, что она сейчас испытывает, хотя бы потому, что сам лишился родителей в том возрасте, когда мало осознаешь всю горечь утраты, но то, что собиралась сделать Мэри, было для него чем-то очень сильным и труднопреодолимым. - Дементоры нагнали эти тучи... Похоже, британцы не увидят хорошую погоду в Лондоне ещё очень и очень долго, - голос супруги выдавал все ее волнение, хотя она старательно удерживала спокойные нотки. Мартин тоже бегло посмотрел в небо, где серые тучи заволокли все небо в поле зрения, создавая давящую и гнетущую атмосферу. Если бы только плохой погодой все закончилось, он понимал, что сейчас каждая минута была на вес золота и очередной рейд Пожирателей мог настигнуть их врасплох и что хуже всего, они и сами погибнут при обороне и родителей спасти не успеют, поэтому он подтолкнул жену по направлению к нужной двери, которую он моментально узнал, к своему удивлению. - Нам нужно спешить, - переходя улицу он привычно уже потер уголки воспаленных глаз, - если мы не успеем отправить их до очередного налета, мало хорошего получится. Он говорил сквозь стиснутые зубы, от чего речь больше походила на абсолютную неприязнь к собеседнице, нежели на то, что он все же в глубине души надеется еще увидеть сына и вообще выйти в данной войне сухим из воды и вытянуть из нее супругу, которая в первую очередь стоит под ударом.

Мэри Белл: - Я знаю, - коротко и с лёгким надрывом сказала Мэри, отстранённо потупив взгляд вглубь улицы, пока оба поспешным шагом двинулись в сторону белого дома, так ярко выделяющегося среди рядных чёрных блоков. Мысли о том, как именно миссис Кесада наложит заклятие Забвения на своих родителей: будут ли они видеть стоящую с волшебной палочкой дочь или это произойдёт вне их поля зрения, громко пульсировали в висках, одним за другим выдавая более эмоциональные картины ближайшего будущего. В случае удачи миссис и мистер Белл забудут обо всём - что у них есть младшая дочка, что когда-то были удивлены и безмерно счастливы узнать, что Мэри - самая настоящая волшебница и будет учиться в таком месте, как Хогвартс. Как однажды Мэри привела на семейный ужин своего будущего мужа, и своей искренней радостной улыбкой показала, что нашла того, кто сделает их дочь самой счастливой. Они забудут и о том, что у них есть единственный внук – Рауль Мартин Кесада, который только-только начал выговаривать первые слоги и ходить на двух ножках. В лучшем случае, а забвении родители Мэри будут находиться до тех пор, пока положение в магическом мире не изменится. Но что, если мистер и миссис Кесада больше не вернутся? Что, если и Хосе каким-то образом пострадает и не сможет найти родителей? Рауль будет расти без бабушки и дедушки, а Рориан и Верина - без малейшего понятия о том, что у них когда-то была младшая дочка и внук...? Мэри не придала ни малейшего значения раздражённой интонации мужа, просто потому, что все те мысли почти полностью одурманили её мозг. Всё, о чём миссис Кесада теперь могла надеяться, так это на то, что супруг не даст ей и шанса усомниться в том, что есть вариант лучше, как защитить родителей, так как лучшего варианта просто нет, сколько бы супруги не пытались его придумать. Поднимаясь по ступенькам наверх ко входной двери под номером "пятнадцать", Мэри инстинктивно ухватилась за запястье мужа, тем, выдавая всю внутреннюю дрожь и волнение, пока вторая рука тянулась к дверному звоночку. Нет, сейчас больше всего на свете Мэри хотелось обезопасить своих родителей (и кошку, та никогда не забывала о своей любимой Джесси), потому та твёрдо была настроена на выполнение задуманного и светлая надежда на то, что всё может получиться и никто не пострадает, заставляет миссис Кесада держаться на плаву. - Мне страшно, - почти бесшумно прошептала Мэри, не особо надеясь, что чистосердечное откровение услышал Мартин, так как в это же самое время дверь с шумом отворилась, заставив тут же выпускницу Слизерина натянуть мягкую улыбку и поспешить поприветствовать матушку и... кошку, которая деловито уселась на пороге, осматривая супругов своими большущими жёлтыми глазами, - вот и мы.

Martin Quesada: - Мне страшно, - почти бесшумно прошептала Мэри, видимо не особо надеясь, что чистосердечное откровение он услышал, однако Мартин просто не успел отреагировать, лишь крепко сжав руку жены и тут же преобразившись как по взмаху волшебной палочки, нацепив на лицо беспечную маску абсолютного спокойствия и легкую улыбку, с которой он обычно появлялся на пороге дома родителей. Вообще, ему, ко всему прочему, несказанно мешал темно-серый плащ, которым он заменил привычные мантию и халат, так как появляться в одежде волшебника сейчас было меньше всего нужно, от чего улыбка, адресованная матери Мэри получилась не столь искренней как обычно, но и в глазах Верины он заметил какое-то смутное беспокойство, словно она чего-то ждала. Черт, как все нескладно, нет, он ничуть не сомневался в правильности того, что они делают, потому что по сути, это единственный способ сохранить жизнь этим людям и сохранить хоть минимальную надежду на то, что когда-нибудь все будет совсем по другому, то есть хорошо, однако вся ситуация порядком напрягала. Вероятно именно из-за этого нескончаемого напряжения, в тот момент, когда Верина приветливо встретила их, поцеловав дочь в щеку, Мартин на какое-то мгновение осознал, что при нынешних обстоятельствах, убить кого-то, кто посягнет на его семью, будет так же просто, как дать простывшему волшебнику бодроперцового зелья. И самое страшное, он ничуть не смутился мыслью об убийстве, лишь только отметив про себя, что жена никогда не должна узнать о том, что привычное хладнокровие колдомедика переросло в откровенную жестокость по отношению к тем, кто может попытаться лишить его остатков семьи. От размышлений его отвлек вышедший Рориан, встретивший зятя крепким рукопожатием сухой и сильной руки достаточно ли сильной, что бы перенести то, что сейчас переносит она, мысли выпускника то и дело возвращались к супруге, и избавить от этого он не мог, от чего ответить на приветствие он смог только таким же крепким рукопожатием и кивком головы. - Мы совсем вас не ждали, - Мартин лишь вежливо улыбнулся на обращенные к ним слова Верины и качнул головой, проследовав вслед за родителями в гостиную, - почему одни? Где Рауль? Имя сына неприятно царапнуло по сердцу, как впрочем и откровенный интерес его бабушки и дедушки, которые вот-вот забудут о том, что у них есть внук и дочь. - Не затягивай, у нас нет времени, - он улучил момент, когда они с Мэри чуть отстали от родителей и наклонившись тихо и быстро шептал ей на ухо, - я постараюсь отвлечь их, - и так же как на улице, подтолкнул ее в сторону кухни, куда отправилась Верина, что бы поставить чайник, а сам сел в кресло. - Рауль остался с домовиками, - не то, что бы слизеринец мог подумать, что родители способны на предательство, но откровенно был уверен, что чем меньше они, да и вообще кто-то, знают, тем будет лучше для всех, - мы были по делам в Лондоне и просто решили навестить вас. Так откровенно ему еще не приходилось врать, однако получилось весьма убедительно, учитывая реакцию тестя, который тут же пригласил их на выходные вновь посетить их, но уже с внуком и не второпях, как в этот раз. Честно, в этот раз действительно честно, пообещав Рориану что при первой же возможности они всей семьей прибудут к ним, если возможность вообще выдастся, и на все выходные, слизеринец улыбнулся вошедшей Верине, принесшей чай и встретился взглядом с супругой, словно пытаясь понять, готова ли она, на сколько вообще можно быть готовой к тому, что бы своей рукой вычеркнуть себя из жизни собственных родителей.

Hogwarts: В дальнейшем новые действия вспомогательных персонажей сначала отыгрываются мастером, после могут повторяться в постах игроков. Уже который день чета Белл пребывала в состоянии подавленности, что в общем-то было вполне типично для жителей Лондона в последние месяцы. На улице редко когда можно было встретить улыбающегося человека, а смех и вовсе стал давно забытой эмоцией среди горожан. Несмотря на то, что мистер и миссис Белл были магглами, муж с женой чувствовали, что в мире происходят что-то нехорошее: природные бедствия, похищения, несчастные случаи, - еще никогда беды в таком количестве не обрушивались на страну, казалось бы в мирное время. Однако помимо общей ситуации в Великобритании от внимания Рориана и Верины не ускользнуло то, как изменилась за последний год их младшая дочь: Мэри выглядела не просто устающей молодой мамой, девушку как будто что-то то ли угнетало, то ли страшило, либо все сразу. Мистер и миссис Белл в последнее время видели дочь и внука не так часто, как хотелось бы, но изменения во внешности и общем настрое дочери они не могли не заметить. Несколько раз Верина начинала разговор с дочерью, пытаясь узнать, что ее так гложет, однако Мэри отшучивалась тем, что очень устает и только. В этот сентябрьский выходной чета Белл ждала в гости свою старшую дочь с мужем. В последние дни Рориану и Верине было особенно тоскливо и они были рады приезду Ришель. Однако молодая пара должна была приехать к 11-ти часам дня, а время уже перевалило за полдень. Сотовый телефон Ришель был недоступен, и родители заметно нервничали: вдруг катастрофа или еще какая-то неприятность? В 12:30 раздался долгожданный звонок в дверь, и Верина, быстро подхватив кошку, отправилась открывать дверь, опередив Рориана. Однако на пороге была вовсе не Ришель с мужем, а их младшая дочь с мужем Мартином. Выражение недоумения на лице миссис Белл быстро сменилось улыбкой: сегодня в сборе будет почти вся семья! Почти. - Мы совсем вас не ждали. Почему одни? Где Рауль? - Верина поцеловала дочь в щеку и приобняла Мартина. - Рори, посмотри, кто к нам пожаловал! - миссис Белл обратилась к мужу, который уже успел заметить, что прибывшие гости были совсем не теми, которых ждала чета Белл все утро, однако не менее желанными. Рориан с чувством пожал руку Мартину и заключил дочь в объятия. Пока Мартин что-то тихо проговорил Мэри на ухо, Верина с мужем переглянулись. Родители заметили, как сильно изменился Мартин со времен их последней встречи: складки на лбу стали еще более отчетливыми, а седина на висках еще более выразительна, да и общий вид молодого человека был таким, будто сон он решил отложить на следующую жизнь. - Рауль остался с домовиками. Мы были по делам в Лондоне и просто решили навестить вас, - произнес Мартин. Верина вздохнула. Ну, не могла женщина-маггла понять, что это за домовики и как могут молодые люди так беззаботно им поручать заботу о маленьком ребенке. Несмотря на то, что в целом родители Мэри довольно демократично относились к проявлению волшебства и даже пытались понять и запомнить какие-то сведения о мире магов, чтобы хоть чуть-чуть понимать, чем занимается их младшая дочь, однако некоторые вещи никак не укладывались в их сознании. Миссис Белл отнесла на кухню их с Рорианом чашки с недопитым холодным чаем и решила для разнообразия заварить другой чай - с бергамотом, так как привкус обычного чая с лимоном навевал грустные мысли о возможной беде с Ришель, а унывать при Мэри и Мартине не хотелось: дети и так выглядели уж слишком встревоженными. Верина заметила дочь в дверях кухни и, окинув ее беглым взглядом спросила: "Дорогая, ты что-нибудь ешь? Ну, сколько можно худеть?" Миссис Белл давно была обеспокоена здоровьем дочери. Через несколько минут Верина вернулась в гостиную и вдруг снова раздался звонок. В этот раз Рориан опередил жену и чуть не бегом бросился открывать входную дверь. На пороге стояли Ришель и ее муж Саймон. - Слава Богу! - выдохнул мистер Белл и порывисто обнял старшую дочь. Верина, поравнявшись с мужем, тоже приветствовала прибывшую пару, тепло улыбаясь. - Мы так волновались! Твой сотовый, Ришель, был недоступен... - проговорила миссис Белл, обнимая детей. - Кстати, вы у нас не единственные гости сегодня! - восторженно заметила Верина, оглядываясь назад на Мэри и Мартина. Ришель была удивлена, что родители так переживали из-за их опоздания, но не придала этому значения, в конце концов, Великобритания переживала не самые счастливые времена - по дороге из аэропорта Ришель и Саймон видели только хмурые серые лица, серые тучи, серые стены... Казалось, у Лондона и его горожан похитили все яркие краски. - Мам, пап! Все хорошо. Самолет задержали, а сотовый... Похоже, проблемы со связью, - отвечала Ришель. - Мы очень рады вас видеть! Хоть где-то в этом городе не разучились улыбаться. О, Мэри, Мартин! Какой сюрприз! - воскликнула девушка, приметив за спинами родителей очертания своей младшей сестры и ее мужа, выглядевшего на фоне Мэри просто великаном. Саймон поприветствовал родителей жены, свояченицу с мужем и проследовал в дом Беллов за Ришель. Мужчина был не очень рад этому вынужденному визиту и решился на поездку только ради жены, поэтому держался с родственниками вежливо, но отстраненно. Саймон не понимал жизненного уклада семьи Белл и особенно их гордости за младшую дочь, якобы волшебницу. Муж Ришель не особо верил в существование другого мира - мира волшебника и потому считал, что Мэри просто потеряла время в каком-то сомнительном учебном заведении а-ля школе магии, а ее муж - Саймон старался держаться подальше от Мартина, полагая, что тот ни от мира сего. Итак, Саймон уже считал часы до отъезда, но что-то вдруг его заинтересовало: чета Кесада выглядела крайне странно, а Мартин, казалось, за последний год постарел на несколько лет и теперь выглядел даже старше его, Саймона. Вежливо кивнув, Саймон отвел взгляд от семьи Кесада и взглянул на часы. 12:50. Это будут не самые лучшие выходные в его жизни.

Мэри Белл: Мэри коротко кивнула на указания Мартина, быстро произнесённые им на ухо, и последовала за матушкой на кухню, которую отделяло от гостиной лишь сделанная арка в стене. Честно сказать, как только взор выпускницы упал на две чашки с холодным чаем, которые миссис Белл прихватила с собой из гостиной, а затем и на на силуэт самой Верины, взгляд которой всё же выдавал некоторую обеспокоенность, Мэри показалось, что в доме царила какая-то волнующе-напряжённая атмосфера и виной этому было вовсе не неожиданное появление семьи Кесада. До них уже добрались пожиратели? Им угрожали? Сказали, что вот-вот придут в гости? - первые мысли как обычно прокручивали наихудшее развитие событий, и Мэри моментально перевела взгляд в сторону своего мужа, дабы понять, есть ли действительно то, чего супруги не предусмотрели. Но Мартин сконцентрировал всё своё внимание на мистере Белл и, кажется, совсем не разделял тех же внезапных опасений супруги, поэтому выпускнице лишь осталось списать свои страхи на волнение и дождаться, пока мать вновь усядется рядом с отцом и та сможет наложить на обоих заклятие Забвения. Чтобы не вызвать подозрений у матушки по поводу странного поведения Мэри, у которой всегда, особенно дома, сияла весёлая улыбка и голос был безмятежным и звонким, выпускница вышла из ежесекундного оцепенения и поспешила помочь маме с приготовлением чая, а на вопрос о том, ест ли Мэри вообще хоть что-нибудь в течение дня, попыталась даже отшутиться. Однако, изображать псевдо-безмятежный вид миссис Кесада хватило на ненадолго, так как услышанная фраза мужа "об обещании при первой же возможности всей семьей прибыть к маме с папой и на все выходные" вновь заставила напомнить о всей серьёзности нынешнего положения и ранить по самое сердце. Нет, тянуть больше нельзя, Мэри, давай. Когда мать Мэри взяла чашки с новым приготовленным чаем и поспешила в гостиную разбавить мужскую компанию, миссис Кесада затормозила за аркой на кухне, нащупав во внутреннем кармане плаща свою волшебную палочку, тут же незаметно спрятав её за спину. В тот момент, когда взоры супругов встретились, девушке на мгновенье показалось, что её взгляд выражал задумчивое безразличие и полную готовность: будто бы сейчас та отключила все свои эмоции и чувства, на диване расположились люди абсолютно ей безразличные, а сейчас она хладнокровно смотрит на человека ей совершенно чужого. Едва ли Мэри когда-либо ощущала такую внутреннюю пустоту, специально созданную ею же для успешного выполнения задуманного, и едва ли супруг хоть когда-то смог словить такой взгляд от Мэри на себе, в котором отсутствовали присущая взгляду теплота и нежность. Но это всё было необходимо, чтобы заклинание "Obliviate", требующее невероятной концентрации и чистой от мыслей головы, сработало. Миссис Кесада уже было начала осторожно вытаскивать волшебную палочку из-за спины и направлять её кончик на макушки родителей, как произошло то, чего волшебница никак не ожидала... Раздался дверной звонок, заставивший девушку инстинктивно вздрогнуть и молниеносно спрятать волшебную палочку вновь за спину. - Кто? Почему? - девушка ошалевшими глазами принялась наблюдать за картиной, как её отец буквально подскочил со своего места и поторопился пройти с матерью ко входной двери. - Мы так волновались! Твой сотовый, Ришель, был недоступен... - Ришель?... Рита? - оставшись в гостиной, Мэри перевела взгляд на мужа, понимая, что всё то, что она с супругом так тщательно планировали в течение нескольких дней, летит коту под хвост. Однако, чтобы в действительности убедиться, что в гости нагрянула старшая сестра миссис Кесада, да ещё и наверняка со своим мужем, выпускница "полетела" в коридор, подперев стену плечом и совершенно с обескураженным выражением лица рассматривая свою семью. - П-п-привет, - всё, что смогла вымолвить из себя младшая сестра на приветствие старшей. И тут же откинув все мысли о том, что сама девушка не видела свою сестру с рождественских праздников и что безумно соскучилась по всем близким, кого в данный момент видит, Мэри тихонько подёргала рукав мужа и как-можно незаметнее, сквозь улыбку, адресованную сестре, прошипела сквозь зубы, - Мартин, что нам блин щас делать?!

Martin Quesada: “Переглядки” с женой, прервал звонок в дверь, отчего Мэри вздрогнула, быстро переведя взгляд в сторону двери, куда едва ли ни опрометью, бросился ее отец, а Мартин лишь двинул рукой, оставляя какие-то миллиметры от древка палочки, прикрепленной к кобуре на поясе и скрытой полой плаща. Надежда, мелькнувшая в глазах Верины, натолкнула его на мысль, что родители совсем не их сегодня ждали, только вот визитеры задержались и теперь явили себя. И как подтверждение его мыслям из прихожей раздался звонкий голос старшей сестры Мэри - Ришель. Да нет, не может быть сказать что слизеринец был удивлен, внезапным появлением на пороге Ришель с супругом, было трудно, хотя бы потому, что в данный момент он испытывал весьма богатую гамму эмоций относительно внеплановых деталей и сконцентрироваться хоть на одной из них ну просто не мог. Поднявшись с кресла, он проследовал к прихожей и остановился за спиной жены, пустым взглядом рассматривая встречу родных. Он прекрасно знал, что Ришель весьма скептично относится к тому, что ее младшая сестра волшебница, а ее муж Саймон, так вообще, кажется, считал их обоих не в себе, впрочем если Мэри еще могла успешно завуалировать себя в мире магглов, то Мартин и впрямь выглядел странным для них, так что в какой-то степени они были правы. Не сказать, что он не любил семью своей жены, но Саймон откровенно ему не нравился, а с Ришель он, за все время знакомства, перебросился небольшим набором стандартных фраз, собственно особо не интересуясь в принципе ими обоими. И вот теперь их приезд ломал всю картину, которую они с Мэри обсуждали не один день, ведь наложить заклятие Забвения на всех четверых сразу было уже непросто. - Ришель, Саймон, - Мартин поочередно кивнул обоим родственникам, смотря сквозь них куда-то на дверь в попытке найти хоть какое-то решение сложившейся проблеме, пока наконец он не почувствовал, как жена дергает его за рукав. Переведя не менее пустой взгляд на нее, он вновь почувствовал как глаза застилает пелена, последнее время это случалось все чаще и хотя слизеринец прекрасно понимал, что поддержать организм можно обычным сном, хотя бы шестичасовым, но спать он не мог. - Мартин, что нам блин щас делать?! Похоже супруга была крайне обескуражена сложившимся обстоятельствам не менее его самого, однако привычка колдомедика принимать решения быстро, и здесь проявила себя. Аргентинец понимал, что Мэри не погладит его по головке за такое решение, но на данный момент он видел лишь его как единственное верное, поэтому скрытый за спиной супруги, он достал палочку из кобуры и перебрав пальцами, крепко сжал рукоять. Одновременно отодвинув супругу с возможного горизонта удара, Мартин вскинул палочку и направив на всех четверых, четко произнес: - Pyrisimo, - зная что это довольно слабое усыпляющее заклинание и его действие закончится с рассветом следующего дня, что даст им время подготовить дом, если конечно нам еще и Пожиратели его дадут, и спокойно уйти, молодой человек выбрал именно его из всех тех, что знал. - Мэри, - судя по тому, как он снова стал говорить сквозь сцепленные зубы, трудно было понять что вообще сейчас с ним происходит, но спокойным его было трудно назвать, - у нас крайне мало времени, - ему самому не особо нравилось то, что приходилось делать, но жизнь жены и сына он ставил явно выше удобств и спокойствия остальных родственников, - накладываем Obliviate, заметаем следы и уходим.

Hogwarts: Положение супругов Кесада становилось все более затруднительным, но одновременно с этим у них появилась возможность залатать прореху в изначальном плане. Что было бы, если заклятию Забвения были подвергнуты только мистер и миссис Белл? Ришель и Саймон заподозрили бы что-то, осознав, что родители напрочь забыл о существовании младшей дочери. Более того, сестра Мэри с мужем оставались бы лакомым кусочком для Пожирателей, которые воспользуются всеми возможным средствами, чтобы предотвратить обман. Пока Мэри пребывала в панике, у Мартина быстро созрел план: волшебник применил к чете Белл, а также к Ришель и Саймону усыпляющее заклятие, которое моментально подействовало на находящихся в доме магглов. Рориан даже не успел уловить момент начала колдовства. Мужчина все еще не мог отойти от радости за то, что с его детьми все было в порядке, и обе дочери проведут с ними часть выходных. Внезапно Рориан почувствовал сонливость и медленно опустился в кресло, успев только тихо позвать жену: "Верина, что пр..." Верина заметила, как зять что-то резко выхватил из кармана, однако волшебную палочку женщина толком не разглядела. Выражение заинтересованности на лице миссис Белл постепенно сменилось чем-то средним между безразличием и безмятежностью. Верина, словно башня, накренилась и неловко навалилась на обочину кресла, в которое приземлился ее супруг. Ришель явно тоже что-то заметила. Возможно, она даже успела подумать или догадаться о том, что за предмет был в руках у Мартина. Девушка округлила глаза и как будто начала что-то говорить, но действие заклинание обратило возможный вопрос Ришель в еле различимый шепот. Девушка прикрыла глаза и медленно скатилась по стене на пол. Саймон оказался проворнее всех остальных. Порывистый жест Мартина очень напомнил ему фрагмент из маггловского боевика, поэтому мужчина скорее ожидал, что в руках свояка окажется пистолет или нож. Все, что успел сделать Саймон, это шагнуть в сторону, предположительно встав перед Ришель и сделать неловкий жест рукой, словно он был способен одной рукой поймать пулю или отвратить действие другого оружия. Через мгновение Саймон уже был в горизонтальном положении и щека его причудливо покоилась на ладони супруги. За несколько секунд дом Беллов накрыла тишина и только кошка Джесси, к тому времени переместившаяся на подоконник гостиной, напряженно била хвостом по стеклу, наблюдая за сомнительными чудесами.

Мэри Белл: Мэри не успела глотнуть воздуха и проронить и слова, как была резко отодвинута рукой мужа в сторону и стала свидетелем той картины, которую мало бы кому пожелала увидеть. С чётко произнесённым вслух заклинанием Pyrisimo один за другим члены семьи Мэри начали постепенно терять сознание и опускаться вниз, будто бы у всех разом ноги стали ватными, а самих накрыл мёртвый сон. Девушка инстинктивно закрыла обеими ладошами себе рот, чтобы не дай Мерлин закричать от увиденного, так как осознание того, что её супруг просто усыпил её семью, а не оглушил или ещё чего похуже, пришло только через несколько мгновений. Тёмно-зелёные глаза Мэри выражали глубочайший испуг от резкости и внезапности всей ситуации: буквально пару секунд назад вся её семья радостно обнимались после почти годовой разлуки, а щас, как убитые, распластались по всему коридору, и только хвост кошки, неустанно бьющий по стеклу, нарушал всю возникшую тишину. В чувства от глубокого шока вновь привели раздавшиеся указания мужа, которые в очередной раз напомнили, зачем оба в этот день здесь оказались. Мэри посмотрела на крепко спящие тела из-за плеча мужа и с глубоким волнением поторопилась к спящей семье. Вроде не ушиблись... Нет, здесь, в коридоре у неё рука бы точно не поднялась наложить на близких заклятия и нужно было как минимум переложить всех в более удобное для них положение. - Только не здесь, помоги перетащить всех в гостиную, - дрожащим голосом произнесла миссис Кесада, пока та попыталась нагнуться и навалить как-то на себя свою матушку. Почему-то у выпускницы Слизерина оставалась одна очень странная привычка, корни которой вырастали из того, что выросла Мэри в маггловском мире - та всегда все дела пыталась сделать собственноручно, будто ты вовсе не волшебница и магии никакой не существовало. Лишь через какое-то время до неё могло доходить, что обычное рутинное заклинание могло справиться с делом в десять раз быстрее, чем её руки. Так произошло и сегодня - осознав, что в связи со своим никчёмным весом и миниатюрностью дотащит семью из одного помещения в другое с большим трудом, девушке пришлось быстро отказаться от идеи и вооружиться волшебной палочкой. - Mobilicorpus, - тихонько произнесла миссис Кесада, направив волшебную палочку на спящую на обочине кресла маму. Тело с лёгкостью поднялось в воздух и, под чётким контролем Мэри, чтобы ни голова, ни остальные конечности не ударились о мебель или косяк, приземлилось на диван в гостиной. Ту же процедуру девушка проделала и с её старшей сестрой, оставив мужчин на своего мужа, и, когда волшебница взглянула на спящее лицо своей сестры, подметив, что оно несколько изменилось с последней встречи, вновь осознала, как сильно она скучает по безмятежным временам с ней и с её семьёй. Да, её старшая сестра всегда многим отличалась от самой Мэри и девочки естественным образом отдалились друг от друга, когда старшая уехала получать высшее образование в другую страну, а Мэри - поступила в школу магии. Тем не менее, несмотря на все споры и изначальное недоверие сестры на тему того, что магия действительно существует, а не просто Хогвартс - секта фокусников, девушка никогда не сомневалась в том, что где-то там старшая сестра её любит и за неё переживает. - Мартин, наложи на Саймона и Риту... пожалуйста, - когда вся семья вновь "собралась" в гостиной, Мэри уже стояла сзади своих родителей, с палочкой наготове. Нет, смотреть им в лицо та уже не могла, это грозило очередным наплывом чувств, которые она и так уже еле-еле сдерживала. Сил не было даже на то, чтобы посетовать на свою невнимательность в плане, ведь мистер и миссис Кесада действительно до недавнего времени и не подумывали даже о том, чтобы наложить заклинание забвения и на семью сестры Мэри, так как та просто не предполагала, что Ришель с Саймоном посетят Британию так скоро. Девушка сделала глубокий вдох и целеустремлённо приподняла кончик волшебной палочки на макушки родителей. У вас никогда не было младшей дочери и не думали даже её заводить. У вас никогда не было внуков. Вы не имеете ни малейшего понятия о мире магии, о волшебниках, о Мартине Кесада, о существовании Рауля. У вас единственная, любимая дочь, которая проживает с мужем в Польше, а сейчас у вас куплены билеты на годовой тур по Латинской-Америке и завтра рано утром вместе с Ришель, Саймоном, Джесси, вы отправляетесь в аэропорт. - Obliviate. Мартин... что я сделала Первые несколько минут Мэри стояла молча, безмолвно наблюдая за действиями произнесённого заклинания: настенные фотографии с Мэри, кубки на комоде и дипломы, полученные когда-то Мэри Белл в маггловской школе...всё на глазах исчезало, что то, что миссис Кесада удачно вычеркнула себя из семьи. Затем, также безмолвно пролив несколько капель слёз на пол, та повернулась и взмахом волшебной палочки заставила вещи в доме занять такое положение, будто бы семья Белл уже полностью готова оставить этот дом на целый год. Билеты на самолёт девушка дрожащими руками оставила на столе. Внутреннее ощущение было опустошённым, капли непроизвольно скатывались с щёк и всё, что хотелось теперь, это убедиться, что семья благополучно покинула злосчастный Великобританский остров и с Мартином вернуться домой к сыну.

Martin Quesada: Реакция Мэри на то, что он сделал не заставила себя долго ждать: закрыв себе рот руками, чтобы сдержать невольный возглас, она уставилась на своих родственников глазами полными ужаса, видимо даже не сразу сообразив, что они всего лишь уснули. Мартин вздохнул и привалился плечом к стене, все еще крепко держа палочку и смотря на Джесси, которая нервно постукивала хвостом по стеклу. Ну не любил он кошек, да и другу живность и животные, видимо, чувствуя это, не особо то лезли к нему, вот и Джесси сейчас смотрела на него с приличного расстояния, словно понимала что происходит и что хорошего от него сейчас ждать не приходится. - Только не здесь, помоги перетащить всех в гостиную,- дрожащим голосом наконец произнесла Мэри и попыталась взвалить на себя тело Верины, от чего слизеринец закатил глаза и невербальным “Mobilicorpus” поднял тело свояка, уже через пару секунд заметив, что супруга все же догадалась сделать тоже самое. Его порой сильно раздражала это ее привычка первого порыва сделать все руками, не прибегая к магии и хотя он вполне осознавал, что просто она выросла и почти все школьные годы каникулы проводила среди магглов, раздражать это не переставало. Правда в этот раз ее попытка вытянуть тело матери на себе вызвала не столь раздражение, сколько усталую обреченность перед тем фактом, что она до самой смерти будет так поступать, лишь бы только смерть нагнала ее не скоро. Колдомедик не оказался столь аккуратным транспортировщиком и ногами Саймона сбил какую-то статуэтку с полки, попутно еще встретившись с косяком и чем-то еще, но продиктована та неаккуратность была совсем не неприязнью к магглу, а скорее тем, что волшебник просто опять ушел в свои мысли. Приземлив его рядом с Ришель, он устроил следом Рориана рядом с Вериной и кивнул на слова жены, что бы он сам наложил Забвение. В отличие от своей спутницы, вставшей позади родителей и все еще справлявшейся с бушевавшими эмоциями, Мартину было наплевать с какой стороны подходить с таким заклинанием к людям и он не шелохнулся со своего места, продолжая рассматривать безмятежные лица спящих. Никогда слизеринец не относился к ним плохо: родителей жены он уважал и был благодарен за свою семью им, с Ришель и Саймоном хоть и было сложнее, но он вполне понимал их недоверие и осторожность, особенно относительно его, но в целом, никогда не питал к ним особо нежных чувств, потому что кроме своих родителей, пусть и погибших много лет назад, не мог считать семьей. Подняв руку, он направил кончик палочки на свояка и свояченицу. Вы не знаете Мэри Кесада и Мэри Бэлл, вы никогда не слышали имен Мартин Кесада и Рауль Мартин Кесада. Мир волшебства для вас лишь сказка, описанная в книгах и в вашей семье никогда не было никого, кроме вас четверых. Годовой тур по Латинской Америке подарок от вас родителям, с которыми вы и едете туда. Obliviate В лицах действительно что-то изменилось, он даже не мог сказать что именно, но уловил эту смену и опустил руку, держащую палочку. Его взгляд случайно упал на бумажник, видимо выпавший из кармана Ришель, так как под прозрачной пленкой там разместилась фотография ее и Мэри…точнее теперь только ее. Склеив разбившуюся статуэтку заклинанием Reparo и отправив ее обратно на полку, он наконец обратил внимание на жену. Глотая слезы, она то и дело взмахивала палочкой расставляя предметы так, что бы и мыслей ни у кого не возникло, что там где было хоть какое-то упоминание о ней, теперь образовались пустоты, не свойственные людям, много лет проживающих в одном месте. Наконец дом был готов и она дрожащей рукой оставила билеты на невысоком журнальном столике, и когда она от него развернулась Мартин поймал ее в объятия. - Так будет лучше и для них и для нас, - разница в росте всегда была ощутимой и сейчас ему пришлось сильно, почти до хруста шейных позвонков, склонить голову и тихо шептать на ухо, не особо пытаясь успокоить, но хотя бы напомнить, для чего все это, - мы вернемся, - отстранившись он стер подушечками больших пальцев слезы с ее щек и поцеловал в лоб. - Идем, - он подтолкнул ее к выходу, желая как можно скорее убраться отсюда, чтобы не навести беду ни на родителей, ни на саму Мэри, да и вообще не желая иметь отношения к войне, которая ему была безразлична.

Hogwarts: Человек не слишком наблюдательный вряд ли бы заметил какие-то перемены в лицах мирно спящих людей. Однако в семье Белл за считанные мгновения произошли глобальные перемены: никто из них больше не знал и не помнил о существовании двадцатилетней Мэри Кесада (Белл), магглорожденной волшебнице и выпускнице Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, а также о ее муже Мартине Кесаде и об их сыне - годовалом Рауле. Мистер и миссис Белл напрочь забыли о том, что когда-то мечтали о втором ребенке, о том, как растили младшую дочь, как радовались ее успехам. Ришель уже не помнила как о причинах ее смещенной переносицы, что было следствием эпичного столкновения со лбом младшей сестры, когда той было 5 лет, так и о том, что все ее отрочество рядом с ней находилась девочка, которая умудрилась не сломать ни одной из игрушек Ришель... Саймон теперь понятия не имел о существовании параллельного мира, в который и так никогда не верил, а странная семья Кесада была надежно вычеркнута из памяти маггла. Никто из присутствующих магглов тем более не знал о том, что где-то на латиноамериканском континенте, куда они вскоре отправятся, живет самый маленький представитель их семьи, который, впрочем, не мог оценить масштабы свершившейся трагедии в отличии от его матери, которая собственными глазами сейчас наблюдала, как из ее родного дома исчезают все следы ее пребывания. Джесси внимательно наблюдала за манипуляциями Мэри и Мартина, и казалось, чем дальше заходили в своем колдовстве волшебники, тем сильнее хмурилась британка. Кошка боролась с двумя порывами, не зная, что сейчас лучше: устроиться на диване под бок спящей Верине и ожидать пробуждения хозяйки или рвануть из дома, пока эти изверги и до нее не добрались? Когда маги перестали махать своими палочками, Джесси спрыгнула с подоконника, посмотрела на Мэри так, будто видела ее впервые, после, проходя мимо Мартина, издала угрожающее "Шшшшш!" и, одарив волшебника презрительным взглядом, убежала на второй этаж. Когда Мэри и Мартин покинут дом Беллов, где-то около соседнего дома промелькнет чья-то тень. Впрочем, волноваться не стоит, это всего лишь маггловский мальчишка подобрал баскетбольный мяч и вскоре убежал к друзьям на площадку.

Мэри Белл: Повернувшись от журнального столика, куда мгновение назад Мэри положила билеты в один конец для родителей и кошки, девушка резко и неожиданно столкнулась носом с грудью Мартина, буквально упав в крепкие объятия своего мужа. Слёзы так и наворачивались на глаза при одном только упоминании себе о сделанном и, хоть миссис Кесада терпеть не могла представать перед супругом в уязвимом состоянии и в растроганных чувствах (предполагая, что у самого проблем и дел в голове невпроворот), поделать в данный момент с собой ничего не могла. В голову так и лезли мысли о том, что если с незнанием родителей о ней ещё можно худо бедно смириться, то, если пришлось бы наложить заклятие забвения и на свою единственную опору, своего мужа, - то девушка бы просто-напросто этого не выдержала. Только бы все остались в живых, только бы война никого не коснулась Выслушав шёпот мужа, Мэри приподняла стеклянный взгляд и честно постаралась улыбнуться, будто бы благодаря за всё сделанное, так как на душе хоть чуть-чуть, но всё же полегчало. Тут же представилась картина того, как оба после этого дня вновь возвращаются домой и сходу забирают к себе на руки своего годовалого сына, как снова слышат этот детский голос и видят этот яркий, полный жизни взгляд, в отличие от взгляда её и, особенно, супруга. И отдыхать тебе сразу, Мартин - нет, от Мэри совсем не ускользнуло то состояние, в котором муж пребывал последние дни, даже месяцы... Хотелось теперь надеяться, что, после этой "миссии по отправке семьи Белл в безопасное место" супруги вернутся в своё убежище и каждодневные переживания за жизнь друг друга, семьи и Рауля не будут больше терзать голову, так как в Британию больше возвращаться не будет нужды, а войну и смену режима в Министерстве переживут на другом континенте. Лишь бы до нас и до родителей дотуда не добрались, но, а пока... нужно скорее возвращаться. Коротко кивнув на призыв Мартина идти, Мэри обиженно посмотрела вслед своей кошке, так демонстративно ушедшая на второй этаж, а ведь на тебя я заклинание не накладывала, в последний раз взглянула на уснувшую семью и поторопилась к выходу, одновременно пряча волшебную палочку во внутренний карман пальто. Жизнь вне помещений совсем не отличалась от той, которую пара видела при прибытии. Однако, как закрылась входная дверь в дом семьи Белл, все люди будто бы превратились в подозрительных личностей, а сама улица - будто бы минное поле. В один момент, когда в кустах неподалёку показалось нечто чёрное, девушка невольно вздрогнула, лишь через несколько секунд узнав в чёрной тени какого-то глупого мальчика, решившего надеть всё тёмное. Но это лишь показало, что страх пред встречей с пожирателями или чёрными мантиями министерстких работников очень глубоко засел. - Мартин, может, нам стоило снять с них усыпляющее? Вдруг к ним зайдут, поймут, что же, что под заклятием, - задней мыслью подумала Мэри и тут же тревожным шёпотом донесла о своей мысли мужу, когда оба отошли на несколько метров от дома. Сама девушка крепко ухватилась за предплечье Мартина, чтобы не дай Мерлин не пришлось разъединиться и, после всего, пропасть из поля зрения друг друга.

Martin Quesada: Мартин проследил обиженный взгляд жены на Джесси и покачал головой. Кошки вообще относились всегда к самым эгоистичным животным, которых больше беспокоит свой собственный комфорт и питание, чем душевное состояние их хозяев, по крайней мере, в этом был убежден аргентинец, и откровенно не ожидал от нее другого действия. Однако Мэри расстроилась еще больше и он поспешил вывести ее на улицу, чтобы хотя бы убрать из ее поля зрения родственников, безмятежно спящих и совершенно не помнящих теперь о существовании их обоих. Улица встретила их шумом: люди продолжали идти куда-то по своим делам, дети играли, периодически с разных сторон улицы были слышны возгласы. Лондон продолжал жить и продолжал жить район Челси, к которому они теперь не имели никакого отношения. Только вот легче почему-то не становилось даже от мысли, что родители супруги теперь в относительной безопасности и можно вернуться в Буэнос-Айрес, где их ждали Хосе с Раулем, по какой-то непонятной причине, слизеринцу казалось, что это еще не все, что вот так просто они не покинут Великобританию. Проследив взглядом за мальчишкой, облаченным в темную одежду, Кесада еще больше удостоверился в мысли, что что-то случится, да тут еще и Мэри с… - Мартин, может, нам стоило снять с них усыпляющее? Вдруг к ним зайдут, поймут, что же, что под заклятием, - она крепко вцепилась в него самого, словно боялась потеряться и задрав голову, посмотрел на него с такой надеждой, что он едва не поддался взгляду темно-зеленых глаз и не пошел обратно. Стоп, куда, он сам себе остановил и перехватив супругу за руку, покачал головой, - Нет, если вернемся, привлечем ненужное внимание и к родителям и к нам, это не вариант, - крепко сжав ее руку, чтобы ее не понесло туда в одиночку, он подтянул ее к себе и обнял за плечи. Прикрыв свои движения женой от любопытных глаз, слизеринец достал из кобуры палочку и заправил ее в рукав плаща, так, чтобы кончик чуть выглядывал из под него, и развернув ее лицом к дому, словно они обычные горожане, присматривающие себе новый дом, взмахнул рукой, как бы показывая в сторону двери с цифрой “15” и шепотом произнес, - Abigerius, - всем видом показывая, что что-то просто шептал на ухо своей спутнице. Маглоотталкивающие чары должны были помочь продержаться до ночи, чтобы никто не зашел в дом семьи Белл и не обнаружил их спящих по непонятным причинам, в неурочное время, еще бы так скрыть дом от Пожирателей и Министерства. - Остальное не в наших силах, - привычным жестом тронув кончик носа жены пальцем, он усмехнулся, потому что и это не сняло беспокойства, все больше захватывающего его разум. Слишком уж все просто получилось, не бывает так гладко, не верил слизеринец в такую удачу и в то, что они сейчас успешно отправятся в Аргентину к сыну, однако поспешил в сторону того переулка, где они появились, чтобы спокойно аппарировать отсюда.

Мэри Белл: На секунду, когда Мартин на какое-то мгновение поддался порыву Мэри вернуться в дом, та с надеждой подумала, что вновь сможет увидеть лица родителей. Почему-то, как только супруги покинули дом и мама с папой перестали быть в зоне видимости, страхи на тему того, что именно в этот момент Пожиратели могли незаметно пробраться в дом с целью выпытать нужную информацию и убить, отуманивали голову. Поэтому, хоть ещё раз увидеть, убедиться в сохранности близких людей было жизненно важно... по крайней мере такой порыв души был у девушки до того, пока её муж не перехватил Мэри за руку и, обняв, не вернул с небес на землю словами, - Нет, если вернемся, привлечем ненужное внимание и к родителям и к нам, это не вариант, - Мартин был прав и миссис Кесада где-то глубоко это понимала. Поддавшись действиям супруга, та, прислонившись к его груди спиной, бездумно принялась рассматривать парадную дверь в дом Белл и слушать шептание мужа. Abigerius... ах, ну да, магглотталкивающее заклятие, правильно Мартин наложил чары на дом и , кажется, это было действительно последним штрихом со стороны волшебников. - Спасибо, - прошептала Мэри, прежде чем получить привычный мягкий щелчок по носу. Девушка и правда была благодарна своему супругу за многое и то, что родителей удалось заколдовать и по-максимуму обезопасить, было во многом благодаря его поддержке и исключительной изворотливости во всех непредвиденных обстоятельствах. Помнится, когда Мэри впервые решила познакомить своего супруга с родителями, будучи на седьмом курсе, девушка немного побаивалась реакции Мартина на них и того, как сложатся отношения родителей к избраннику дочери: всё-таки родители были самыми настоящими магглами, когда мистер Кесада всю жизнь был окружён одной магией. Однако, родители всегда, сколько Мэри помнит, старались быть в курсе всего происходящего с дочерью в мире волшебства, с любопытством и неким интересом посещали с ней Косой Переулок на младших курсах, а когда девушка заинтересовалась Квиддичем - то часами выслушивали восхищения Мэри по поводу игр, команд и чемпионатов и даже старались подключиться к разговору, то и дело расспрашивая и уточняя. И, к счастью, не только родители смогли радушно принять чистокровного волшебника к себе в семью и дать благословение на брак, но и со стороны Мартина Мэри ощущала уважение к тем, кто её всю жизнь растил. Отец - капитан дальнего плаванья и вовсе, в некотором смысле своим рассудительным и серьёзным взглядом всегда чем-то напоминал волшебнице своего супруга и, порой, той казалось, что Мартин с Рори во многом находили общий язык. Тем не менее, пора было отправляться домой. Прощальным взглядом окинув родной дом и про себя пообещав честно вернуться сюда в следующий раз уже с мужем и Раулем, девушка, держась за руку Мартина, поспешила в сторону нужного переулка. Где-то издалека сквозь шум улицы послышался резкий хлопок, больше похожий на звук лопнувшей шины, но, последовавшая недовольная испульсивная ругань местного на кого-то или что-то заставило Мэри не придать особого значения и перевести взгляд с улицы на своего спутника, когда оба дошли до места, - готов?

Martin Quesada: Для Мартина, все произошедшее было действительно странным и не потому, что у них все получилось...а может и от этого, но по сути беспокоило лишь то, что ранее его предчувствия никогда не подводили, а теперь, не смотря на то, что ему бы радоваться, что они сейчас благополучно вернутся домой, он никак не мог отойти от мысли, что что-то тут не так. Было впечатление, будто о них как-то просто забыли, или "сюрприз" ждет дома? Нееет, не может быть...исключено, о Хосе я ни разу не обмолвился даже в школе, мысль о том, что, возможно, их уже ждут в Буэнос-Айресе, как-то ну вот очень неприятно отдалась в голове, от чего он до боли в пальцах сжал правую руку в кулак и ослепительно улыбнулся поднявшей на него взгляд Мэри. - Должна будешь, - не сводя насмешливого взгляда с супруги, он не показал и тени сомнения, что все хорошо закончилось, однако сам для себя отметил, что как только Мэри с Раулем лягут спать, нужно будет вернуться в Лондон и посмотреть, все ли так гладко получилось, как им казалось. Отчасти, он понимал состояние жены, не так то просто было ей решиться на то, что бы лишить себя прошлого, и молчал, даже когда они обсуждали Забвение, что в колдомедицинской практике были прецеденты, когда Забвение слишком глубоко проникало в мозг и не всегда можно было полностью восстановить память. Впрочем, могло случиться и так, что она сама прекрасно понимала риски, на которые им пришлось идти, от того и зашкаливали ее эмоции в родительском доме. Надеюсь, ты сама не знаешь, что может быть...в конце-концов, имеющиеся несколько случаев в практике, не говорят о том, что семья Белл тоже попадет в эту печальную статистику. Свернув в переулок, который был скрыт тенью домов, и куда, казалось, даже не доходили оживленный звуки улицы, Мартин наконец отпустил руку супруги и посмотрел туда, откуда они только что пришли, потому что успел уловить как вздрогнула она, когда в относительной тишине раздался резкий хлопок. Он не знал, что именно в маггловском мире могло вызвать такой звук, но не испытывал даже тени желания узнать это, поэтому обхватив Мэри за плечи и прижав к себе, он кивнул, - надеюсь, ты не забыла там какую-нибудь любимую книгу, из-за которой придется возвращаться, - что поделать, если ему повезло жениться на девушке, которая из-за какой-то очень дорогой ей мелочи могла перевернуть все вверх дном и отправиться за ней на край света, если оно понадобиться. Угроза быть пойманой Пожирателями, уж явно не была бы ей помехой. Где-то мельком пролетела мысль, что он ей сейчас прям причину вернуться подал, но слизеринец тут же отогнал эту мысль, потому что если Мэри что-то все же там забыла, она вспомнила бы это и без его помощи. Прижав ее к себе еще сильнее, Мартин с характерным хлопком аппарировал с ней, покинув мрачный Лондон, только уже перед самим моментом перемещения успев заметить, как к двери с номером "15" направился человек в форме.

Hogwarts: Переход из локации Лондон: http://hdhog.forum24.ru/?1-10-0-00000017-000-0-0-1501005322 Мысленно ругая на чем свет стоит излишнюю женскую чувствительность и слабую волю прекрасной половины человечества, молодой Пожиратель с серьгой в ухе появился на одной из маггловских улиц в Челси. Да, в этот раз ему придется самому выполнять задание: следить, пытать, а может, и того хуже. Все это, разумеется, для восстановления справедливости, чтобы очистить магическое сообщество от лжеволшебников. Бывшая возлюбленная была благополучно отправлена в больницу Святого Мунго, где ей предстояло продолжительное, но не сложное восстановление. "Почему именно сейчас?" - вопрошал Пожиратель про себя, ведь теперь из-за слабой нервной системы Мериды ему предстояло выполнить опасное задание. "Вдруг я не справлюсь? Цена ошибки слишком высока, Темный Лорд дал мне шанс исправиться..." Разные мысли крутились в голове молодого человека, а момент Х был ближе и ближе. - Ничего не поделаешь, придется эту магглу взять на себя, - бубнил себе под нос Пожиратель, показавшийся в конце улицы. Однако сейчас Пожиратель перевоплотился в обычного маггловского полицейского, который проводит профилактический осмотр домов этого района, дабы удостовериться, что система безопасности отвечает необходимым стандартам. Такова была легенда. Спасибо Мериде, которая была способна хотя бы на это: придумать нужный образ и доходчиво объяснить, что должен делать маггловский полицейский и как себя вести, чтобы не вызвать подозрений. Пожиратель решил немного смягчить обращение с мисс Кравд, иначе ее переживания до добра не доведут: она будет неспособна выполнять задания или вообще сдаст его Ордену. Воспаленное сознание женщины способно привести к любой глупости, искренне считал молодой человек, поэтому решил на какое-то время ослабить хватку и порадовать Мериду общением с дочерью. Впрочем, все это сейчас не имело значения, главное - воплотить сегодняшний план и выудить как можно больше информации у родных миссис Кесада о ее теперешнем местонахождении. Что если он застанет псевдоволшебницу дома у родителей? Это будет невероятное везение! Однако, вспоминая ее хмурого чистокровного мужа, Пожиратель каждый раз нервно передергивался, поскольку с ним он ждал встречи меньше всего. Оставалось только надеяться, что Мартин Кесада был настолько одурманен ее чарами, что теперь неспособен действовать в полную силу. Итак, Пожиратель под видом полицейского для отвода глаз постучался в несколько домов на этой улице, кое с кем из хозяев даже удалось поговорить. Молодой человек представлялся инспектором Грином и старательно изображал обеспокоенность по поводу работы сигнализаций и прочих ловушек для маггловских воров. Надо отдать должное актерским способностям волшебника, подозрений у магглов он не вызвал, хотя те и были удивлены внезапной заботой властей. Теперь настал момент истины. Дом номер 15 - его цель. Магглооталкивающие чары, конечно, не подействовали на волшебника и Пожиратель двинулся к дому, нащупывая волшебную палочку за поясом для собственного успокоения.

Martin Quesada: Он уже примерно предполагал, что потом его будет ждать крепкий разнос за содеянное, но, в принципе, сейчас мало придавал этому значение, так как мысли занимало более другое, нежели последующее негодование и тарахтение любимой супруги в ухо. Как только они появились в доме Хосе, и Мэри взяла на руки Рауля, потянувшегося к ней, слизеринец лишь успел обменяться рукопожатием со своим другом и только посмотрев на сына, трансгрессировал обратно. Он подозревал, а скорее даже был уверен, что и Хосе не поблагодарит его за то, что теперь ему придется срочно придумывать объяснение для Мэри, куда собственно без предупреждения рванул ее супруг, учитывая, что и он сам мало предполагал, куда могло потянуть Мартина, впрочем, и это сейчас было не так важно, хотя бы Мэри с Раулем в безопасности. Появившись в том же переулке, с которого они совсем недавно исчезли, Мартин провел ладонью по щеке, успевшей стать ощутимо шершавой, и подошел к углу дома, откуда открывался прекрасный вид на дом Белл. Вот этому ощущению шершавости на ладони он даже как-то удивился только лишь спустя мгновение вспомнив, что брился рано утром, а при его генах, долго ему не приходилось ходить гладко выбритым. Прислонившись плечом к стене дома, он напряженно наблюдал за полицейским, который целенаправленно приближался к двери с цифрой "15". Заклинание не сработало? Да нет, не может быть, колдомедик пока еще сам не знал, правильно ли он сделал, что вернулся, или же это просто была излишняя предосторожность, однако сомнения быстро рассеялись, когда он увидел как от нужной двери дома, словно что-то вспомнив, развернулся кто-то из соседей. - Черт возьми, - сомнений не оставалось и полицейский, который в принципе ничем не привлекал к себе внимание, был волшебником. Идти сейчас? Или ждать когда в дом войдет? Пока еще Мартин не знал, что выбрать, однако потянулся к палочке, пристегнутой к поясной кобуре и снова почувствовал как неудобно натянулась ткань плаща, сковывая движения. Учитывая отсутствие супруги, решение по этой проблемы было принято моментально и аргентинец благополучно избавился от плаща, оставшись в рубашке и тонком джемпере, который по какой-то причине додумался одеть утром, оставив неудобный маггловский плащ лежать на бортике мусорного бака, стоявшего неподалеку. Погода позволяла не сильно бросаться в глаза отсутствием верхней одежды, которая никогда не нравилась ему в магловском исполнении и волшебник привычным жестом одернул рукава, не сводя взгляда с лже-полицейского. Все что ему оставалось - это дождаться, когда непрошенный гость все же пройдет в дом родителей Мэри, если он конечно вообще войдет в него, и пройти в дом следом, что бы не вызывать еще сюда следом и министерских работников, которые тут же примчатся на нарушение Статута, если ему придется применять заклинания. А мне придется, не без должного удовольствия отметил про себя молодой человек и усмехнулся. Пока это был единственный вариант и он остался подпирать собой стену дома, сложив руки на груди так, что бы не было видно в руке палочку, заблаговременно извлеченную из кобуры, и наблюдать за действиями другого волшебника.

Hogwarts: Присутствие дементоров чувствовалось даже здесь, в маггловском квартале. Мужчина уже успел смириться с ощущением гнетущей тоски, которая поселилась в душе уже лет десять назад, но чувство страха, близости смерти, боли от пыток Круцио - все это он переживал снова и снова, оказываясь в особо тусклом и сером районе Лондона. - И здесь кишмя кишат, - дрожащим шепотом проговорил Пожиратель, приближаясь к цели. И тут его словно громом поразило: рядом с домом номер 15 стоял мужчина. Одеяния маггловские, но вид уж слишком сосредоточенный. Просто сосед? Или имеет отношение к этому дому, к семейству Белл? Сейчас бы свериться с фотографиями из внутреннего кармана, но непонятные чувства сковывали молодого человека. Казалось, если бы сейчас его начали атаковать, Пожиратель так и остался бы стоять, неподвижный и жалкий. Может быть оно и к лучшему, пусть все кончится здесь и сейчас... Нет. Нужно взять себя в руки и бороться. Когда-нибудь обязательно он бросит это дело и отправится на какой-нибудь остров в Новой Зеландии. Нужно только немного подождать, еще чуть-чуть. Усилием воли молодой человек заставил себя пойти к дому. Мысли лихорадочно перемешивались в его голове, одна лучше хуже другой. Если бы рядом была Мерида, она бы придумала, что нужно делать в такой ситуации. Да что там, она бы сразу распознала, что за мужчина стоит возле дома. Напустив на себя беспечный вид, лжеполицейский подошел к дому, протянув руку к звонку. Деловито склонив голову, Пожиратель обратился к мужчине: - Сэр. Вы здесь живете? Откашлявшись, молодой человек добавил: - Я инспектор Грин и мне поручено проверять безопасность домов этого района. Что-то в этом мужчине в джемпере было подозрительное. Пожиратель невольно потянулся правой рукой к заднему карману, где лежала волшебная палочка. Молодой человек криво улыбнулся, изо всех сил стараясь следовать своему маггловскому образу.

Martin Quesada: Мартин неотрывно смотрел на молодого полицейского, не поведя и бровью, даже когда рука человека в форме коснулась дверного звонка. Не нравился он ему, слишком лихорадочно блуждающий взгляд, немного неровные и неуверенные движения говорили явно о том, что его что-то очень сильно беспокоит, или скорее пугает, поправил слизеринец сам себя. - Сэр. Вы здесь живете? Вроде бы и придраться особо было не к чему, но вот движение руки к заднему карману как-то еще больше насторожило аргентинца и Мартин прекратил подпирать собой стену, выпрямившись во весь рост. - Нет, - короткий, но вполне честный ответ слетел с языка чуть торопливее чем следовало бы, хотя искренность этого ответа покрывала торопливость, ведь колдомедик и правда никогда не жил здесь, да и был то всего несколько раз, так как никогда не пылал интересом к походам по гостям, даже если речь шла о родственниках. Легилименцией особо не воспользуешься, заметил он, краем глаза отмечая не спадающую оживленность на улице, попасть бы с ним в дом. Но похоже удача исчерпала свой лимит на сегодня и ждать поблажек больше не придется, поэтому аргентинцу не оставалось ничего, кроме как изобразить живой интерес к словам человека в форме и подняться на пару ступенек крыльца. - А что, какие-то проблемы с безопасностью? - интерес в голосе выдался даже не совсем наигранным, так как ему действительно было интересно узнать, что же ему скажет инспектор Грин. Взмахнув рукой, в которой слизеринец держал палочку, словно хотел обратить внимание полицейского на что-то, он наложил на молодого человека невербально Petrificus Totalus, тут же шагнув на встречу, что бы расстояние между ними оказалось минимальным и можно было почти незаметно поймать тело.

Hogwarts: "Точно что-то неладное с этим мужчиной", - подумал Пожиратель, когда тот очень быстро ответил на вопрос, как будто занервничал. Волшебник или маггл? Слишком внимательно рассматривает улицу, как будто что-то выжидает. Слишком подозрительно. Рука молодого человека была в нескольких сантиметрах от кармана, один рывок - и палочка в руке, но что-то останавливало Пожирателя. Возможно дело было в его неуверенности, ведь в последнее время Мерида вполне успешно выполняла большую часть заданий, а он сам отвык от явной опасности, а может быть, дело было только в дементорах. Мужчина готов был поклясться, что один из них прямо сейчас дышал ему в затылок. Если бы можно было взять и прочесть мысли, это бы очень помогло. Но Пожиратель не обладал способностью считывать мысли только с помощью взгляда без палочки и заклинания, он вообще был уверен, что на подобные чудеса был способен только Темный Лорд. Очень не вовремя вспомнился. Пытаясь заглушить в себе панику, Пожиратель старательно отбирал счастливые воспоминания, которых в данный момент кот наплакал. Почему-то вспомнил знакомство с Меридой. Любил ли он ее хоть немного? Сложно сказать, учитывая, что еще до встречи с возлюбленной уже был связан обязательствами с темной стороной. Как только он подался в Пожиратели, все пошло не так, но обратно со службы Темного Лорда был только один путь. - А что, какие-то проблемы с безопасностью? - До сознания Пожирателя вновь долетела фраза стоящего возле дома мужчины. Мысленно досчитав до пяти, молодой человек уже готовил правдоподобный ответ, как вдруг заметил странный жест мужчины, который был ни чем иным, как отвлекающим маневром. Распознав в итоге, что противник берется за палочку, Пожиратель словно проснулся. Его рука была уже в кармане и пальцы сжимали артефакт из терновника, как... Молодой человек почувствовал, как к нему направляется невидимая волна и он ничего не может с этим сделать. Пожиратель ощущал, что его тело больше ему не принадлежало: руки прижались к бокам, причем в правой ладони была по-прежнему стиснута волшебная палочка, а сам молодой человек рисковал рухнуть на ступеньки дома номер 15. Все, что мог Пожиратель, это зажмуриться перед предполагаемым падением.

Martin Quesada: К удивлению Мартина, заклинание сработало и молодой волшебник, стоявший перед ним, начал заваливаться куда-то в сторону ступенек, от чего его "спас" слизеринец, преградив падение своим телом. Он мало представлял, как они сейчас выглядят со стороны и вызывают ли они подозрение у маглов, однако постарался создать видимость того, что просто о чем-то тихо разговаривает с полисменом. Сейчас слизеринец лишь набирал себе ворох проблем, начиная от применения магии в присутствии маглов (оживленная улица Лондона вряд ли могла не заметить странностей) и заканчивая тем, что он собирался сделать с молодым волшебником, которого все еще подпирал плечом. Первым желанием, которое вспыхнуло еще в момент, когда человек в форме подошел к двери, за которой мирно спали родственники Мэри, было сделать что-то очень нехорошее, что потом пришлось бы старательно скрывать от супруги, которая всегда была против радикальных мер во всем. Но теперь пришлось судорожно соображать, что сделать с этим Пожирателем, ну иначе как Пожирателем, этот ложный полицейский быть не мог, потому что даже если их отчасти и скрывали от глаз людей чары, наложенные на дверь под номером "15", с этим кадром необходимо было что-то решать. Ну за очередной Obliviate голову не оторвут, как-то быстро для себя решил аргентинец и посмотрел на испуганный профиль инспектора Грина, который даже при таком ракурсе выдавал то, что этот юноша оказался в весьма неожиданной и неприятной для себя ситуации. Может ты мне еще спасибо потом скажешь, как-то ну очень иронично подумал колдомедик и коснулся виска Пожирателя кончиком своей палочки. Последнее что ты помнишь - свой выпускной из школы Чародейства и Волшебства Хогвартс. Ты никогда и нигде не слышал фамилий Кесада и Белл. Obliviate Да, со стороны, они, пожалуй, представляли более чем странную картину, однако еще в тот момент, когда Мартин приставил палочку к виску полицейского, он вдруг понял, что ему сейчас должно быть совершенно без разницы на то, что увидят магглы, ведь это уже будет проблема Министерства, а он и его семья, будут слишком далеко, что бы задумываться над тем, что могут увидеть люди. В конце-концов, с соседями, даже своими, я никогда не дружил, колдомедик осторожно посадил человека в форме на ступеньку и лишь на секунду замешкался, не сразу решив, стоит ли сделать еще что-то или нет, после чего забрал палочку из одеревеневшей руки Пожирателя и сунув ее себе в карман, выпрямился во весь рост. - Извини, ничего личного, - в голосе прозвучали нотки веселой иронии и какой-то игривости, которые как-то совсем не вязались с образом мрачного, а точнее просто не выспавшегося, слизеринца. Оставалось свалить оттуда, что бы попасть как раз к самому разгару истерики Мэри и витиеватой ругани Хосе, что бы получить причитающееся за содеянное. А,пусть Министерство разбирается с магглами, подумал он, в несвойственной ему беспечной манере и трансгрессировал прямо с крыльца.

Hogwarts: Уже накренившись и чуть не упав, молодой человек понял, что стал жертвой невербального парализующего заклинания. Пожиратель чувствовал, как сердце билось с бешеной скоростью, адреналин подскакивал, все его существо хотело жить, тогда как поведение противника не предвещало ничего хорошего. Что он сделает? Сразу убьет? Попробует пробраться в мою память? К сожалению, Пожиратель владел окклюменцией только на начальном уровне, что было его существенным пробелом, как приспешника Темных сил. Нужно было постараться направить свои мысли не на панику и мрачные картины своего будущего (а уж какое будущее его ждало с проваленным заданием, если он останется в живых, страшно представить), а на то, что можно сделать, чтобы вызволить себя из этой передряги. Магглам хорошо известно, что в экстремальной ситуации, когда есть угроза жизни, человек способен иногда творить что-то уникальное. То же относится и к волшебникам. Молодой человек понимал, что палочка все еще в его руке, хоть и обездвиженной. Еще в школе волшебников учат, что магия находится не внутри волшебной палочки, она заключена в самом человеке, поэтому нужно стремиться осознать свою суть, понять свою силу и т.д. и т.п. Когда-то Пожиратель, еще будучи учеником Хогвартса, не придавал этому значения, считая, что эти философствования не помогут ему развить свои способности. Но сейчас на этой маггловской улице Лондона он, обездвиженный и беспомощный, как никогда верил в волшебство, заключенное в нем с рождения. Молодой человек прикрыл глаза, пытаясь мысленно направить свою энергию к правой ладони, повторяя про себя заклинание: "Finite Incantatem, Finite Incantatem..." Это единственное, что могло его спасти. Finite Incantatem. Заклинание, словно мантра, продолжало крутиться в голове, и, наконец, молодой человек почувствовал в правой ладони тепло, которое передалось и волшебной палочке. Мартин, видимо, был так поглощен размышлениями о том, как поступить с Пожирателем, что не заметил, небольшой красный луч, вышедший из его палочки. Заклинание было снято. Тем не менее, рациональная часть сознания подсказывала юному приспешнику Темного Лорда, что нужно продолжать вести себя так, будто он все еще находится под действием заклинания, до тех пор, пока мужчине не придет в голову воспользоваться новым заклятием. Но что если он применит его невербально? Подавляя новый приступ паники и напрягая каждый мускул, чтобы противник ничего не заподозрил, Пожиратель искал на задворках сознания то заклинание, которое его спасет. И нашел его. Сконцентрировавшись и стараясь незаметно повернуть под углом волшебную палочку, молодой человек мысленно повторял "Averto". Если заклинание противника будет не смертельным, то Averto должно было помочь. Во всяком случае сейчас молодой человек уповал только на него. Заклинание мужчина все же произнес вербально, поэтому уже по первому звуку Пожиратель с ужасом осознал план, который ему казался хуже смерти. "Averto!" - в голове заклинание прозвучало как отчаянный вопль. Повторив на всякий случай заклинание еще три раза, Пожиратель осознал, что по-прежнему помнит все, что с ним происходило до последней минуты. Значит, его отражающие чары сработали. Либо не сработало заклинание другого волшебника. Тем не менее, жизнь и память были спасены, чего нельзя было сказать о волшебной палочке Пожирателя. Скрепя сердцем, но во имя сохранения жизни ею пришлось пожертвовать. Молодой человек успокаивал себя тем, что артефакт можно позаимствовать у Мериды, хотя, конечно, потеря собственной волшебной палочки была для него страшным ударом, как и для любого волшебника. - Извини, ничего личного. Он ничего не подозревает! Оставалось только дождаться, когда мужчина исчезнет. К сожалению, следовать за ним сейчас было слишком опасно. Когда волшебник трансгрессировал, лжеполицейский поднялся, понимая, что действовать нужно быстро и в этот раз правильно. Поблагодарив Мерлина за то, что волшебник не догадался порыться в его пиджаке, Пожиратель поборол желание открыть дверь дома номер 15, что было бы равносильно безумию, и трансгрессировал до появления сотрудников Министерства. Поведение волшебников, естественно, показалось магглам странным, и кто-то решился вызвать полицию. По словам очевидцев, в тот день Челси посетил некий инспектор Грин, проверявший безопасность домов. Позже некоторые заметили что-то вроде стычки, произошедшей между полицейским и каким-то прохожим-мужчиной. Выяснилось, что в полиции не работал подобный инспектор, а по описанию этих мужчин жители Челси не могли припомнить, чтобы видели этих людей раньше. Показания жителей дома 15 и их родственников свидетельствовали о том, что им тоже неизвестно, кто эти двое и что они могли делать на пороге их дома. Лжеполицейский и неизвестный мужчина теперь находились в розыске. Сотрудники Министерства в тот же день получили сигнал о факте волшебства на оживленной маггловской улице Лондона, однако никаких следов нарушителей они не обнаружили, а жители дома номер 15 к тому времени уже очнулись от действия заклинания. Несколько дней спустя, тщательно замаскировавшись, с волшебной палочкой Мериды за поясом, Пожиратель вернулся к дому 15 под видом почтальона. Однако ему никто не открыл, а соседи утверждали, что чета Белл вместе с родственниками отправилась в дальнее путешествие и неизвестно, когда они вернутся. Теперь, изучив досье семей Белл и Кесада получше, Пожиратель знал, что столкнулся в тот день с мужем подозреваемой - Мартином Кесадой, и именно он позаимствовал его волшебную палочку. Обругав помешавшегося на маггловке аргентинца, да и всю семью Белл-Кесада, лжепочтальон покинул Челси и теперь скрывался от своих товарищей-Пожирателей. Ролевая завершена.



полная версия страницы